У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » большой платан


большой платан

Сообщений 21 страница 40 из 56

1

http://sh.uploads.ru/n0lxp.png

большой платан
——————————————————————
Старше всех остальных деревьев в лесу огромный платан возвышается над лесом, густая крона его затеняет значительное пространство вокруг, а изогнутые корни, словно когти громадной хищной птицы, впиваются в землю, намертво удерживая древо на этом месте. У большого платана всегда много дичи, это место пользуется большой популярностью у оруженосцев, которые любят устраивать состязания по самым разным поводам. Старейшее дерево видело множество поколений котов, луну за луной приходящих к нему, и увидит ещё не мало. Платан отождествляет несокрушимость и силу Грозового племени.

0

21

территория двуногих



К тому моменту, как патруль Грозового племени прошёл (пробежал, что будет точнее) половину своих территорий по дороге к лагерю, сердце предводителя перестало колотиться о грудную клетку, выровняв свой ход. Но параноидальная тревога, что двуногие могут последовать за своими соседями, отпускать рыжешкурого так просто не хотела: он по меньшей мере трижды оглядывался за спину, напряжённо вслушиваясь в звуки отходящего от Голых Деревьев леса, однако так и не услышал треска веток, свидетельствовавшего, что за ними всё-таки организовали погоню.

На подходах к большому платану Солнцезвёзд учуял знакомый запах - вероятно, ученицу Куницы послали проведать задержавшийся патруль? - Идите в лагерь, я догоню. - распорядился предводитель, оборачиваясь к патрульным и надеясь, что в лагере без него снова не происходит что-то, по масштабу закрученности сюжета схожее с легендой об образовании четырёх племён. Сам же кот неспешным шагом направился на звук голоса.

— Солнцезвёзд-Солнцезвёзд, выходи. Я подарю тебе вкусную-вкусную мышку. Или не подарю, но ты всё равно выходи, я добрая, я не обижу, не то что какие-то там барсуки, - кот усмехнулся в усы: вероятно, если бы оруженосцев и молодых воителей так же мотивировали вовремя возвращаться в лагерь, то вели бы они себя на порядок лучше. В самом деле, зачем сбегать из лагеря непойми куда, если вместо этого можно перекусить, не прилагая совершенно никаких усилий?

- Только если не обидишь, - отозвался Солнцезвёзд, выходя навстречу Сипухе. Склонив голову набок, он с лёгким любопытством смотрел на ученицу, ожидая, что сейчас хотя бы получит доклад о том, почему она была послана сюда и что творилось в это время в лагере.

+5

22

[indent] Неужели клич действительно сработал? То есть, можно было просто взять, встать посреди леса и промурлыкать что-нибудь призывное, а не пытаться обежать (впрочем, ладно, она и так не пыталась) всю территорию племени? Сипуха остановилась, недоверчиво поведя ушами, покуда из-за деревьев не вышла величественная рыжая фигура. Взгляды встретились. Искра, буря, безумие, и черепаховая забывает, на кой вообще хрен ей нужен был этот Солнцезвёзд, что там ему нужно сообщать и с какой стати, когда просто можно об кого-то обтереться и понежиться. С вислоушкой вообще несправедливо мало общались, каких-нибудь жалких двадцать три часа в сутки, и от этого недостатка взаимодействия и активности компанейская юла кисла и скучала.
[indent] - Нашёлся, родненький! - подпрыгивая на месте, мявкнула ученица, поднимая разлетающиеся во все стороны волны талого снега. Щедро, аки бульдозер, разгребая эту кашу лапами, грозовая бросилась к коту, приникнув лбом к его бедру и на одном дыхании обтеревшись всем телом о левую половину Солнцезвёзда, нырнув под подбородок и остановившись где-то за правым плечом, и то вовсе не потому, что ей как бы достаточно для приветственного жеста, просто в нос наконец-то ударил запах пороха, и в зеленоватых глазах взыграло природное любопытство. «Суб» что? Куда «координация»? Озадаченно потянув носом, Сипуха плюхнулась на пятую точку, без стеснения принявшись лапами раскапывать шерсть предводителя в разные стороны и тыкаясь розовой носопыркой прямо в кожу. Яснее не стало: юница, слава предкам, никогда в своей жизни не сталкивалась с пожарами и никак не могла охарактеризовать и связать для себя хоть с чем-нибудь отдающий кислинкой аромат палённой хвои. - Что это? - облизнувшись, чтобы приглушить желание прочихаться, наконец осведомилась вислоушка, подвинувшись и с любопытством заглянув Солнцезвёзду в глаза. - Это Бабочка что, таких трав набрала? Да они же не только палатку всю, они весь лагерь завоняют! Ой, Предушки, кошмар какой! - порох ей, определённо, не приглянулся.
[indent] Воспоминание о лагере как-то невольно натолкнуло на мысли о Ласточке, подведя к цели вылазки. Суматошно поднявшись, Сипуха непривычно для себя нахмурилась, став чрезвычайно серьёзной и даже прокашлявшись (кажется, это Куница говорила, что нормальные, адекватные ученики сообщают важные новости своим лидерам как-то так, а не прыгая на голове под поросячье повизгивание). - Но, вообще-то, я к тебе по делу. Важному. Только обещай, что сердиться не будешь. А то ты страшный очень, когда злишься, - заходить издалека - это такой политический ход. Наверное. Вряд ли, вообще, если честно. Просто Сипуха - это Сипуха. Она как бы косвенно вас убьёт, но в петлю вы под её шрековские глазки залезете сами, и даже табуретку из-под себя сами выбьете. Она ведь лапочка, лапочек не расстраивают, грешно.  - В общем, патруль Ласточки вернулся с границы с Тенями. И они там подрались, потому что сумрачные опять нахулиганили. А потом побили наш отряд... Вот, - выдохнув, черепаховая нерешительно поджала под себя переднюю лапу, выжидающе уставившись на Солнцезвёзда огромными, наркотически-круглыми глазищами. - Поэтому Ласточка просила тебя вернуться в лагерь поскорее. Она тоже очень злая... И ругается, - кажется, в её голосе даже прозвучала нотка обиды. Ведь соплеменники не должны грызться между собой! В семьях так не принято. Не должно быть принято.

+4

23

с гп
За спиной кота раздавался шум. Детский, писклявый, раздражающий... Всё то, что кот так не любил. Ему трудно пришлось с Волжанкой, но теперь он лучше понимал всю её прелесть: её слов было не разобрать. Мухоморчик, увы, говорил внятно и очень много, а по делу - абсолютно ничего. Правда, думается, он бы раздражал своего наставника и молчанием, и одним фактом своего существования.

Короед привёл малого к платану. Немного пройдясь по лесу, Короед сразу же пожалел, что вообще вывел его из лагеря: не хватало ещё того, чтобы Мухоморчик запомнил тропинки и начал шастать здесь самостоятельно. Поняв это, Короед свернул с хорошо натоптанной дорожки и нырнул вглубь платана, к самым старым и большим деревьям племени. Уже не особо внимая своему ученику, кот лениво запрыгнул на одну из широких и более-менее крепких ветвей корней (они были куда больше ветвями, чем корнями), и, наконец, заговорил сам:

- Сначала ты научишься держать пасть закрытой, пока я не скажу её открыть, - заранее уставше произнёс кот, - От твоей болтовни вся дичь из леса удерёт, а я, может, буду голодный.

Кот тихо ухмыльнулся: он прекрасно понимал, что плавные линии его боков не с каждого ракурса кажутся подтянутыми мышцами, а скорее напоминают добротный жирок. Быть может, он и нажрал его несносными котятами.

- Вот твой первый урок, - продолжил Короед в прежнем тоне, - Если ты будешь меня донимать или раздражать, то на одной из тренировок у тебя случайно хрустнет в шее, и ты окажешься тем самым неуклюжим олухом, который убился в лесу ещё до посвящения.

Короед говорил вроде как и беззлобно, но открыто недовольно. Наверное, с несколькими днями или хотя бы лунами он свыкнется и смирится с тем, что так ловко и внезапно повесили на его шею - с Мухоморчиком. Но сейчас, глядя на это непомерно смелое и маленькое существо, ещё не лишённое подростковой несуразности, Короед не пытался придумать себе повод быть хотя бы чуточку порадостнее.

- Больше трёпа - больше чистки подстилок, - спокойно объяснял полосатый, - Решишь от меня удрать, ослушаться или что-то учудить - будешь дни напролёт вычёсывать Малину. Я понятно объясняю? Твоя маленькая черепушка способна запомнить столько всего за раз?

Полосатый выжидающе уставился на своего оруженосца. Увы, если с первого раза они не достигнут взаимопонимания - придётся повторять урок столько раз, пока оно не возникнет. Не освоив самого важного, Короед не собирался делать и шагу.

+7

24

С непривычки Мухоморчик высоко поднимал лапы, чтобы не запутаться в скользкой осоке. С каждым вдохом его чуткий нос улавливал множество новых запахов. Только теперь он осознал, насколько мир велик и непохож на маленький кошачий лагерь, спрятанный среди деревьев.
Конечно же, ему хотелось скрыть своё сердце, невольно трепещущее от вида покачиваемых ветром крон, плывущих облаков и тихих лесных ручейков. Скрыть за присыпкой едких, самоуверенных фраз, за напускной лихостью походки и верой в то, что он может ходить по этому лесу хоть целый день и не отстать от старшего ни на шаг. Мухоморчик ожидал, что Короед восхитится его выносливостью и выскажется по поводу того, как счастлив был заполучить себе такого замечательного оруженосца. Но тот словно бы и не замечал его. В горле Мухоморчика постепенно сгущался комок обиды и негодования. Он невольно сжал зубы, когда увидел, как Короед запрыгнул на корень высокого дерева. И его ухмыляющаяся морда едва не заставила оруженосца глухо зарычать сквозь сомкнутые челюсти.
Мухоморчика охватило странное чувство, будто не просто так Короед забрался на это дерева, а для того, чтобы взглянуть на него свысока. Чтобы он почувствовал себя маленьким и жалким перед взрослым, достигшим воинского звания котом. Преисполненный горячего несогласия с этим, Мухоморчик распушил шерсть и выпрямил плечи, упрямо глядя на Короеда и понимая, что сам не сможет забраться выше без подготовки и лишь опозорится, сорвавшись вниз.
От слов наставника Мухоморчик едва не поперхнулся гневом. Он считал своё мнение важным, и когда взрослые говорили ему замолчать, всегда чувствовал непримиримую обиду и раздражение к этим самодовольным увальням, не понимающим и не принимающим его. Но услышать такое от наставника было ещё гаже. Не так Мухоморчик представлял себе свою учёбу.
В ошеломлённом молчании он слушал дальнейшие слова Короеда, и складывались они в цепочку, от которой шерсть на его загривке сама собой встала дыбом.
"Он... убьёт меня, если я буду его раздражать?"
Неожиданно и небо показалось Мухоморчику совсем не ясным, и кроны деревьев зашуршали особенно мрачно. Он и подумать о таком не мог ранее. Что соплеменник может убить его. Да ещё и наврать всему племени, что он сам, сам погиб, по своей вине.
Мухоморчик знал, что такое смерть. Он гонялся вместе с остальными котятами за полудохлой мышью, принесённой в лагерь воином. Он ломал хрупкие косточки дичи и снимал с них вкусное, сочное мясо. Он видел остекленевшие глаза Филина, застывшего на земле в такой нелепой, беззащитной позе. Но никогда, никогда Мухоморчик не смел и помыслить о том, чтобы провести параллель между мёртвой мышью и Филином. Не мог представить себе, как кошачьи когти кромсают до смерти тело другого кота. И теперь эти образы нахлынули на него смрадной, удушливой волной, тенью, отброшенной сидящим на дереве Короедом.
"Неужели коты могут убивать своих соплеменников? Просто так, за то, что те сказали что-то, что им не понравилось? Это же... это ненормально, это несправедливо!"
Даже унижая Траволапую или Гусёнка, даже смеясь над ними и отвешивая щедрой оплеухи, он и представить себе не мог, чтобы пожелал им смерти от своей лапы.
Мухоморчик почувствовал волну страха, липкого ужаса, накрывшую его с головой. Впервые он по-настоящему ощутил себя жертвой, а не хищником. И теперь ему придётся смириться с тем, что и эта роль, и другая будут с ним, лапа о лапу.
- А что, если, - Мухоморчик силой сгрёб свою наглость и упрямство в когти. - Что, если всё племя узнает о том, что ты грозишься сломать мне шею? Ведь тогда, даже если я действительно погибну случайно, убийцей всё равно назовут тебя.
"Я больше не смогу чувствовать себя рядом с ним в безопасности", - неожиданно понял Мухоморчик, осознавая, что с каждым мгновением силуэт Короеда кажется ему всё более и более враждебным. "Ни на тренировке, ни в лагере, нигде. Он в любой момент может попытаться прикончить меня. Как мышь. А я ещё слишком мал, чтобы оказать ему достойное сопротивление". 
- Знаешь, а мне нравится эта идея, - неожиданно выпалил Мухоморчик. - Малина прожила долгую жизнь, и знает множество всяких интересных пакостей и редких приёмов. Она действительно может научить меня чему-нибудь. А всё, что сделал для меня ты - сказал заткнуться, пригрозил убить и назвал меня тупым, - его взгляд потемнел от злого отчаяния. - Может, черепушка у меня и поменьше твоей, но ума в ней явно побольше. Я ухожу чистить подстилки старейшинам. А ты мне больше не нужен. Я найду себе другого наставника, получше тебя. 
Мухоморчик почувствовал зарождающуюся дрожь в похолодевших лапах, но заставил себя развернуться. Там, позади, был след, оставленный их лапами, его и Короеда. Его единственная надежда на возвращение домой. По примятой траве, следам и свежим запахам даже он, необученный оруженосец, найдёт дорогу назад.
Мухоморчик заставил себя высоко поднять хвост и потопал в обратную сторону от Короеда и его дерева, внимательно выглядывая след и глубоко дыша носом.
"Если он сейчас набросится сзади, я закричу. Так закричу, что весь лес услышит", - думал котёнок, пытаясь унять заходящееся от страха сердце. "Я дорого отдам свою жизнь. Буду отбиваться. А может, кто-нибудь из наших услышит мой крик, придет и спасёт меня. Проклятый Короед, мышиный хвост ему на нос. Неужели он попытается убить меня в первый же день учёбы? Тогда все точно поймут, что он убийца. А что, если он уже избавлялся от своих прошлых учеников? Во имя всех летучих ежей, зачем я вообще вышел с ним вдвоём из лагеря? Почему я был так наивен?!"

Отредактировано Мухоморчик (07-09-2019 06:34:47)

+6

25

Никуда не торопясь, Короед не без интереса вглядывался в жёлтые глазюки своего подопечного, в то, как они то округлялись, то и вовсе едва не пропадали с морды оруженосца. Теперь он, выслушивая, что при малейших своих оплошностях, при всём том, что он делал изо дня в день и не считал неправильным, он может лишится позвонков, Мухоморчик ни капли не походил на того храброго воина, так смело унижавшего свою сестру перед выходом из лагеря. Короед с уверенностью хотел снять с него шкуру, но, раз незаметно накинуть назад её не получится, да и Мухоморчик, скорее всего, погибнет в процессе, оставалось делать это лишь в переносном значении.

Пока Короед любовался плодами своих угроз, Мухоморчик уже развернулся и засеменил к Малине: теперь вылизывание её хвоста уже не казалось такой плохой идеей. Однако оруженосец забыл об ещё одном правиле - не убегать... Не накосячив у него не получилось ступить и шагу, и полосатый недовольно соскочив с корня, широкими шагами отправился за ним. Добравшись до Мухоморчика, кот чуть замедлился и, прицеливаясь, с раза два не совсем попал, а на третий уже наступил Мухоморчику на хвост, не давая идти дальше.

- Смирно, - прошипел кот, - И рядом. У тебя ещё нет права ходить по лесу самостоятельно.

Мухоморчик начал наскоро выговаривать то одно, то другое - взволновался малый. Того и гляди, запаниковал от угроз наставника. В принципе, грех судить за страх быть убитым, тем более - котёнка, но уж так несуразным теперь казалась Короеду суровая ранее морда Мухоморчика, та прыть и жажда, с которой он давил всех примерных сверстников, лишь бы выглядеть повыше... Полосатый невольно усмехнулся, по-прежнему не выпуская из-под своей лапы хвост, а в мыслях и немного расстроился тому, 

- Предки не дали тебе ни ума, ни смелости, - мрачной тучей двигаясь сзади, добавил кот, - Никудышный зверёк. На памяти племени ни один ученик не пускал под себя лужу так быстро. Пока ты будешь занят, я попрошу Солнцезвёзда дать мне кого-то потолковее из твоих братьев или сестёр.

Хоть всем весом на хвост Короед и не наваливался, кот не стеснялся добавить лапе силы. Продолжая держать хвост, Короед присел - он никуда не торопился. Он занимался обучением своего подопечного, ничто иного в сию минуту от него никто не хотел.

- До того, как я отведу тебя к Малине, мы повторим урок, - спокойно продолжал полосатый, - Повтори, что тебе запрещено делать.

+5

26

Почувствовав лапу, наступившую на его хвост, Мухоморчик дико взвизгнул и задёргался, пытаясь вырваться, но лишь причиняя самому себе боль. В тот момент его захлестнул отчаянный ужас, он почувствовал себя как в раннем детстве, когда точно также на его хвост наступила Сипуха. Тогда она выставила его идиотом перед всем племенем, предлагала его братьям и сёстрам поохотиться на "барсука". Это было так унизительно, что он выл как ненормальный, задыхаясь и давясь собственным воем. Ох, какую же взбучку он устроил после этого котятам, что были послабже его. Поколотил их, чтобы знали: нельзя смеяться над ним. Даже молча, даже про себя.
И теперь, испытывая ту самую боль в позвонках хвоста, он чувствовал настолько въедливую, густую и ядовитую обиду, что забывал дышать и открывал пасть с жуткими полухрипами-полувсхлипами.
Шипение Короеда было заглушено его новым отчаянным воплем. Как и в прошлый раз, когда Мухоморчик был прижат за хвост к земле, он совершенно потерял голову и, вместо сущности самодовольного мерзавца, явил сущность отчаянного зверёныша, пойманного в ловушку.
"Это насилие, он убьёт меня", - думал Мухоморчик, жмурясь от боли в основании хвоста из-за собственных диких рывков. "Или сломает мне хвост. А затем убьёт. Или... он может сделать со мной что угодно. У него хватит сил поиздеваться надо мной в любой манере. Нет. Я не сдамся. Буду защищаться. Отобьюсь и убегу. Я убегу и буду учиться, чтобы вырасти и сломать ему хвост. И побить его. Побить так, чтобы он плакал".
Мухоморчик чувствовал накатывающую ненависть к Короеду, унижающему его. И с каждым мгновением ненавидеть становилось всё проще и проще. Более того, он почти перестал воспринимать своего наставника как соплеменника. Теперь Короед казался ему чем-то вроде ночного кошмара, только наяву.
Пасть Мухоморчика подрагивала безмолвным оскалом, пока он слушал, как Короед снова и снова называет его никудышным. Его рябиновые глаза с каждым оскорблением становились всё шире и злее, и в тот момент в них легко было попасть горстью песка, даже неаккуратным броском. Ему до ужаса хотелось вцепиться в Короеда, как в Гусёнка или Траволапую. Выдать ему такого тумака, чтобы он выл, как выли они. Но Мухоморчик был беспомощен против взрослого воина. И, осознавая свою беспомощность, чуть не плакал от обиды и злобы.
Впрочем, стоило Короеду упомянуть его братьев и сестёр, как он словно переменился. Его перекошенную ужасом и яростью морду взрезала дрожащая, но полная искренней отравы усмешка. Мухоморчик словно бы заново преисполнился сил.
- Что ж, я первым посмеюсь над тобой, когда ты попробуешь научить чему-нибудь одного из этих недомерков, - выплюнул он и мерзко хихикнул, легко выдавая Короеду свою истинную натуру. - Хотя нет, я не позволю тебе покуситься ещё и на их жизни. Пусть и недомерки, но они мои. Они меня с детства слушаются, - не то, чтобы его прихотям потакал кто-то, кроме двух затравленных им котят, но Мухоморчик говорил крайне уверенно, будто у него всегда всё шло по плану. Уверенные слова плохо вязались с видом его дрожащих плеч и отчаянно загнутых к затылку ушей, но он уже не думал о том, как выглядит.
- Отпусти меня! - громко выкрикнул Мухоморчик в ответ на слова Короеда. - Я свободный воитель, мне ничего не запрещено! Я буду слушаться нормального наставника, а не убийцу!
Чёрно-белый котик снова начал извиваться, пытаясь вырваться из хватки старшего кота. Он искренне считал, что справедливость на его стороне. Что откуда-то из-за кустов внезапно появятся взрослые, добрые и справедливые, и накажут Короеда за то, как он обращается с ним.
Но никакие взрослые не появлялись, видимо, Короед нарочно завёл его в глухое местечко, чтобы вдоволь поиздеваться.
"Так грубо, так унизительно", - Мухоморчик часто и тяжело дышал, чувствуя, как загнанное сердце стучит у висков. "Но я... я же боец! Я умею махать лапами. Умею кусаться. Я должен хотя бы попытаться защитить себя".
Изогнувшись, Мухоморчик резко повернулся к Короеду, держащему его за хвост. Блеснули в распахнувшейся пасти зубы. Рванувшись до боли в суставах, он попытался вцепиться зубами в лапу наставника, стоящую на его хвосте. Вряд ли Мухоморчик мог надеяться на что-то, кроме эффекта неожиданности.

+5

27

Тонкий хвостик котёнка извивался под лапой полосатого как тугой, крепкий червь. Червя же было, конечно, немного легче раздавить, а этот брыкался, рыпался, ну, хоть не плевался... С ошалевшими от разочарования в своём наставнике глазами, в то же время переполненными искренней детской злобой, Мухоморчик тяжёло вздымал бока и рыпался, рыпался, рыпался!.. Не терял надежды на то, что Короеда возьмут очень важные и едкие, по его мнению, слова, которые так колко задевают его сверстников. И, однозначно, молодой оруженосец был очень сильно разочарован. Короеда это не печалило - он был тоже разочарован, и теперь делился своей досадой со своим новым подопечным.

- Ты - мышонок-переросток, - слегка усмехнулся полосатый, - А я - не убийца, пока тебя не прибил. Пока. Но слушаться ты будешь меня и сейчас.

Оставив на время слова, Мухоморчик предпринял первый серьёзный и, вероятно, наиболее по-настоящему смелый поступок за всю его жизнь - попытался укусить Короеда за лапу, которая так вероломно вдавливала его хвост в землю. Уворачиваться Короед не торопился, а лишь поспешил встретить второй, свободной лапой затылок котёнка: молодые зубки хоть и оказались остры, воитель не слишком сильно переживал за ранение. Он, Короед, был соткан из той же крови и плоти, что всё живое, а живому было свойственно переживать и царапины, и переломы. И укус Мухоморчика он переживёт. В ответ надавив сильнее на хвост и притянув оруженосца за затылок ещё ближе к земле, Короед недовольно коротко зашипел:

- Милость предков! - раздражённо взвыл кот, - Убери свои губёхи, это не мамочкин сосок...

Раздавливать маленький череп ещё уж точно было рано, но, раз Мухоморчик возжелал разглядеть своего наставника поближе, Короед был согласен позволить ему это, поэтому отодвинуть голову обратно позволять не стал. Всё ещё чувствуя зубки на своей лапе, полосатый уже предвидел звание того самого, кому свой же ученик вцепился в мяско в первый же день занятий, но, пусть и своеобразное, но какое-то достояние кот в этом видел.

- Ещё раз, - недовольно продолжал Короед, - Повтори, что тебе отныне запрещено. Пока не запомнишь наизусть и не выговоришь - не сделаешь и шагу. А там, как доведу тебя до лагеря, как закончишь с Малиной... Может, Ласточка и найдёт тебе немного утешительного молочка. У неё будет, наверное, на это время, пока твои братья с сёстрами уже учатся чему-то нормальному.

+7

28

"Ты стал убийцей в тот момент, когда сказал, что убьёшь меня", - подумал Мухоморчик, но высказать вслух уже не мог, так как обхватил зубами лапу Короеда. Он кусал чувствительно, но не в полную силу. Даже несмотря на угрозу, исходящую от взрослого кота, Мухоморчик пока не мог преодолеть ту грань, когда вцепляешься в сородича как в настоящего врага и пытаешься изгрызть его до крови. Но, очевидно, скоро эта грань будет перейдена, и тогда он пустит в ход и зубы, и когти, и начнёт защищать свою жизнь с отчаянием зверя, чующего близкую смерть. Короед схватил его за загривок, и от неожиданности Мухоморчик разжал зубы и сильно ткнулся оскаленной пастью прямо в землю, расцарапывая дёсны. От боли в челюсти и передавленном, неловко скрученном теле он снова было завизжал, но вскоре выдохся.
Короед не торопился убивать его одним ударом, похоже, он хотел помучить свою жертву, в том числе словесно. И тогда, сквозь боль и жаркое, невыносимое дыхание Короеда, Мухоморчик понял, что ему не нужно обижаться на эти слова. Ни одно из них просто не соответствовало истине и несло в себе смысла не больше, чем дуновение ветерка. Поняв это, он почувствовал себя гораздо сильнее и увереннее, чем раньше. К тому же, с ним оставалось его упрямство, которое за прошедшие шесть лун не было сломлено даже болью.
- Вот вы значит какие, воины, - тяжело дыша, проговорил Мухоморчик. - В сказках вы были как-то поблагороднее.
Из-за пригибаемой к земле головы каждое слово давалось ему с трудом, но он всё равно говорил, потому что знал: эту глотку просто так не заткнёшь. Никто не заткнёт его, не заставит замолчать против воли, пока не выдерет ему язык и не набьёт рот камнями.
- Знаешь, мне было обидно, когда ты первый раз обозвал меня. Второй тоже. Но потом я понял, что тебе просто нечего дельного сказать. Мышонок-переросток? Посмотри на себя, наставник-недоделок, неспособный справиться с учеником, даже побив его, - Мухоморчик хотел посмеяться, но смог только болезненно застонать. Ему правда было плохо. Его тело не привыкло к таким нагрузкам, а пушистый хвост онемел от длительной давки. Но он не сдавался.
- Утешительное молочко? Моя мама всегда ненавидела меня, - Мухоморчик прищурился. - Если ты и тут ошибся, должен ли я верить остальным твоим словам? Ты ничего от меня не добьёшься, унижая и делая мне больно. Меня и в Детской наказывали, и не особо-то это помогло. Думаешь, что поймал меня? Так ты же сам не можешь двинуться с места. Это ты не даёшь мне научиться чему-то нормальному.
Ему хотелось расслабиться и обмякнуть, но его мышцы словно сковало. Был ли то страх или следствие стресса, но Мухоморчик чувствовал, что тело плохо его слушается. Эта слабость терзала его, но он, нетренированный, впервые вышедший в лес, просто не знал, что с ней делать.
- Отпусти меня, - уже менее строптивым тоном сказал Мухоморчик. Сбивчивое дыхание дрожащими толчками приподнимало его грудь. - Я попрошу Солнцезвёзда, чтобы он дал мне другого наставника. Не такого замечательного, как ты. Я даже не буду говорить ему, что ты угрожал меня убить. Только отпусти меня и дай уйти отсюда.
Котёнок чувствовал, что его взгляд затуманивается от слабости. Раньше он никогда такого не испытывал и плохо понимал, что происходит. Ярость в нём сменялась мольбою, а мольба новым приступом злобы. К горлу подкатывала тошнота, и он уже не был уверен в том, что не оставит свой завтрак на лапах Короеда, если тот не отпустит его. Или не упадёт без чувств на землю от боли в перенапряжённых мышцах.

+5

29

Главная поляна

[indent] Память об оставленных множеством собачьих лап бороздах в мягкой земле, о выдранных с корнями пучках трав, об удушающем смраде и мешающем дышать, едком запахе страха все еще клокотала в сердце запертой, встревоженной канарейкой, но, Сипуха, вдоволь предавшись меланхолии и устав сидеть без дела, всё же кое-как отпросилась на охоту, затараторив несчастного дозорного до такой степени, что у него едва не выпали усы. Несмотря на то, что находиться в лесу в одиночестве было некомфортно (что греха таить, после той злополучной ночи Совета впечатлительной юнице до сих пор время от времени снились кошмары, в которых безжалостно сливались собачий лай, рёв огнепалки и запах палённой шерсти, и неизменно на утро начинало ныть задетое металлическим шариком плечо, едва-едва затянувшееся розоватым рубцом), но мысль о том, что она - будущая воительница Грозового племени, обязанная любой ценой защищать свои земли, заставляла решительно и уверенно двигаться вперёд. К тому же, свора больше не давала о себе знать, что несомненно помогало приободриться.
[indent] А уж когда дело спорится и интересно становится, все опасения и невзгоды подавно отходят на второй план. Полёвка, на которую вислоушка положила глаз едва нырнув под полог Высоких сосен, оказалась слишком проворной, и черепаховая сумела лишь хлопнуть лапой по кончику её растворяющегося в темноте крошечной норки хвоста, не имея ни малейшего шанса просунуть лапу и выудить грызуна наружу. Досадливо шмыгнув носом, Сипуха направилась дальше, упорством и настойчивостью заставив фортуну повернуться к себе светлой стороной. В следующий час ученице посчастливилось настигнуть белку до того, как та добралась до слишком тонкого и гибкого кончика, на котором стало бы слишком опасно балансировать, а после удачно спикировать на пригревшегося на сомнительном для наставшей поры солнышке голубя, без лишней возни и исклёванного носа придушив незадачливую птичку. Посему, возвращаясь мимо платана в лагерь с полной пастью добычи, вислоушка чувствовала себя исключительно довольной и счастливой: Куница наверняка будет счастлива перекусить добычей, пойманной её недавней ученицей, а у самой грозовой будет отличный шанс на законных основаниях повозиться с котятами. Как говорится, сделал дело - гуляй смело.
[indent] Доносящееся из-за стволов переплетение голосов заставило остановиться и прислушаться. Вскоре черепаховая сумела разобрать в хмуром скрипении ворчливого Короеда и без труда догадалась, на кого возмущается их милый бука. Ни минуты более не колеблясь, Сипуха бодро направилась к источнику шума, пыхтя на щекочущее нос голубиное перо. - Знания - сила, но сила тяжёлая, да? - бросая добычу под лапы, добродушно окликнула парочку юница, явно довольная тем, что не ослышалась и правильно разгадала всех участников сценки. - Вы очаровательно смотритесь вместе! - мурлыкнула вислоушка, словно не замечая позы котов, немного непрозрачно намекающие на наличие некоторого если не конфликта, то несогласия точно - ей, что называется, как Тосику - пофиг. - Мухоморчик, уже успел нажить новые неприятности на свой хвост, да? - лишь ласково отметила грозовая, с лёгким укором кивая на Короеда, мол, зачем же с первого занятия начинать третировать такого очаровательного мальчика? Отходчивая Сипуха, разумеется, уже совершенно забыла, как этот «паинька» ещё будучи совсем молочным котёнком умудрился довести её до слёз. - Короед, что ты такой мрачный? Сегодня ведь первый день, это такое памятное событие! Куда, кстати, направляетесь? Стандартно, на границу с Тенями? Могу сходить с вами, я всё равно с охотой закончила, а в лагерь возвращаться вроде как и рано, - кивая в сторону белки и голубя, продолжила оживлённо тарахтеть кошка, одновременно склонившись, чтобы потереться лбом о плечо Короеда, и оглаживая лапой макушку Мухоморчика. Ждали ли её тут вообще и хотят ли видеть общительное создание, разумеется, не волновало: нашла - сами виноваты, значит, терпите, ведь обидеть такую прелесть совести не хватит, правда же?

+5

30

Ещё какое-то время Мухоморчику не надоедало пожёвывать лапу полосатого, и Короед, хоть и не испытывал удовольствия от того, как чувствовал, что его лапа вот-вот утонет в слюнях оруженосца, позволял ему продолжать. Ну каким бы он был тогда наставником, если бы не позвоял ребёнку немного позабавиться? В тренировках столь юных учеников должен был непременно присутствовать элемент детской забавы. Но, разочаровавшись в этой игре, Мухоморчик-таки переключился на землю - очевидно, она давалась ему проще, чем широкая мясистая лапа.

- Ну, сказки-то кончились, - невзначай ответил кот, словно не хотел слишком задеть Мухоморчика этой печальной новостью.

К Мухоморчику вернулась его разговорчивость - признаться, именно эта его черта начинала раздражать не многословного кота уже больше, чем его непокорность. Отчуждённо отвернувшись, полосатый постарался отвлечься то ли на небо, неровными кусочками торчащее из-под уже чутка полысевших крон, то ли на те же листья, но не нашёл их достаточно умиротворяющими, в итоге всё-таки придавив хвост ещё раз, с новой силой, но всё ещё помня, что отдирать его с корнем не стоило.

- И я начинаю понимать Ласточку.., устало произнёс кот, - Как думаешь, за чьей тренировкой она сейчас наблюдает? Соволапа? Зайки? Траволапой? - хмыкнул полосатый, глядя в глаза разъярённому котёнку. Cвои слова, вопреки мнению оруженосца, оскорблениями он не считал и капли - пожалуй, лишь верными замечаниями. Таким юным глазам ещё не всегда удавалось различить истину среди всех пёстрых красок открывающегося перед ним мира.

Хоть воитель и уже был порядком раздражён, а голод всё активнее подступал к горлу, тон он сохранял спокойный, такой, словно беседа не доставляла ему никакой неприязни. Да и, помимо лютого непослушания, стоило-таки отметить упёртость котёнка: из такого нрава было можно сколотить хорошего воителя, но вот, беда - вероятно, только если именно колотить. С душой и страстью, так, как дурь и выбивается.

Успел только кот подумать об этом, как наконец почувствовал... Нет, не перелом хвоста, а такой ещё маленький, не сильный надлом колкого и самоуверенного стержня Мухоморчика. Оруженосец от нападок перешёл к прошению, к такому, каким котята просятся погулять по поляне лишний разок. Полосатый слабо улыбнулся результатам своего воспитания, но остался непреклонен, не двигая лапы.

- И всё же, - полосатый поторопился вернуться к делу, - Я никуда не тороплюсь. Ещё раз. Повтори, как тебе запрещено себя вести, и тогда мы отправимся к Малине.

Выжидающе глядя на своего оруженосца, с недовольным фырком кот заметил, что к ним приближается кто-то ещё. Обернулся - увидел её, Сипуху. Добродушную щекастую кошечку, которая, не успев появиться, уже обрушила на уши воителя шквал звонких, лишних звуков.

- Нет, Сипуха, - ответил кот, возвращая взгляд к своему ученику, - Мы заняты. Иди, поиграй в другом месте.

+7

31

- Кончились... - печальным воем согласился Мухоморчик, извиваясь, будто дождевой червь, от которого откусили половинку. Он почти  перестал чувствовать нижнюю часть тела, что лишь сильнее роднило его с вышеуказанным червём. К сожалению, чем больнее Короед давил, тем явственнее он убеждался в правоте своего решения противостоять наставнику. Жалко и унизительно после такого количества выдержанной боли взять и разом скиснуть, сдаться очевидному неприятелю, не питающему никаких тёплых чувств относительно соплеменника.
- Думаю, она сейчас смотрит на своё отражение в луже и представляет себя снова глашатой, - угрюмо проскрипел Мухоморчик, морща нос. Он знал, что Ласточка лишилась высокой должности из-за рождения котят. Слишком громкое было событие, чтобы он не узнал. Однажды услышав о том лишь краем уха, он много соплеменников расспросил, и узнал правду. Его мать могла бы править племенем однажды. Могла, но теперь уже не сможет. И, конечно, Мухоморчик подозревал, что она ненавидит его за упущенную возможность. Он бы себя точно ненавидел.
Короед снова завёл опостылевшую тему про "что тебе запрещено", и Мухоморчик устало вздохнул. Он понятия не имел, что такого мог запретить ему наставник. Не говорить лишних слов? Так он вполне имеет право выражать мнение. Не убегать? Не надо было обижать его, он бы и не стал убегать, всё честно. Будь Короед добр и внимателен к нему, Мухоморчик уж точно не стал бы так упрямо отбиваться. Но если этот кот, доставшийся ему в наставники, хочет быть его врагом, пусть будет. И пусть примет: Мухоморчик не подчиняется врагам. По крайней мере, пока его хвост ещё болтается не оторванный.
Оскалив зубы, он приготовился выдать очередную тираду о том, что ничего ему не запрещено, как вдруг Короед недовольно фыркнул и обратил внимание на что-то постороннее. Мухоморчик почувствовал, что его носа коснулся свежий кошачий запах.
"Мои соплеменники! Мои друзья! Пришли меня спасти!" - он чуть не всхлипнул от нахлынувшего счастья и осознания того, что уже совсем скоро он будет свободен и сможет обнять и пожалеть свой побитый больной хвостик. Счастье охватило его на пару мгновений, ровно до того момента, пока он не увидел округлую мордочку Сипухи. Выпучив глаза, Мухоморчик сорвался на истеричный визг недобитого кабанчика.
- Не лезь к нему, он и тебя убьёт! Посмотри, разве он похож на того, кто оставляет свидетелей?!!
Вместо патруля, полного сильных и добрых воителей, к нему пришла Сипуха, кошмарная Сипуха, которая однажды уже отдавила ему хвост. Но, как бы она ни ужасала его, он не хотел, чтобы Короед убил ещё и её. А этот грузный вояка, определенно, может!
Впрочем, Короед не хотел отпускать свою первую жертву, поэтому Сипуха, пока что, находилась в относительной безопасности. Это немного успокоило Мухоморчика, но он всё равно задёргался, когда бесстрашная ученица подошла и стала тереться о его наставника.
- Какая граница?! - взвыл чёрно-белый котик, ошеломлённый словами Сипухи. - Да я с ним больше никогда вдвоём из лагеря не выйду, никогда! Только бы живым домой вернуться. Ты посмотри, что он со мной сделал, с моим бедным хвостом. Он обижал меня и издевался!
Мухоморчик обмяк, тяжело дыша и собирая боком пыль. Несколько мгновений он чувствовал накатывающее бессилие от осознания того, что ситуация стала только хуже, как вдруг ему в голову пришла шальная мысль. Ну, конечно! Что лучше всего умеет Сипуха? Отдавливать чужие хвосты!
- Сипуха! Прыгай Короеду на хвост со всей силы! - заверещал он с тройной мощью, надеясь, что исступленно-командный тон его голоса быстрее дойдёт до её головы, чем собственный рассудок подскажет ей не связываться с превосходящим по силе воителем. Окрылённый громкостью своего визга, Мухоморчик снова начал сопротивляться, толкаясь всеми лапами и пытаясь вырваться из хватки Короеда.
"Убегу сам, а потом вернусь с подмогой и спасу Сипуху", - подумал он, отчаянно царапая когтями лесную подстилку.

Отредактировано Мухоморчик (09-10-2019 20:27:09)

+7

32

[indent] Упрекнуть Мухоморчика в неискренности или плохой актёрской игре было сложно и, пожалуй, слишком несправедливо, но на Сипуху всё это отчего-то произвело совершенно обратное впечатление: вместо того, чтобы, поняв весь ужас своего положения и непростительную опрометчивость поступка, отпрянуть куда подальше, спасая шкуру, черепаховая лишь улыбнулась шире, переведя взгляд с чёрно-белого на его наставника. На кирпичной морде Короеда разве что красным не мигала красноречивая надпись «Attention! Я бью кошек и котят!», а грозовая между тем выглядела так, словно, будь у неё не лапки, она бы от души ухватилась за полосатые щёчки кота и потискала бы их самым немыслимым образом. Вместо этого вислоушка огладила спину новоиспечённого наставника хвостом, ласково обратившись к сыну Ласточки. - Он похож на большого и хмурого, но ласкового и нежного жука, - из звучавшей в её словах искренности вполне могло захотеться свить верёвку и повеситься. На всякий случай, от греха подальше.
[indent] Кричалки, которые затеял Мухоморчик, несколько не вязались с настроем Короед, но пара, основанная на контрастах - это так трогательно! Как им повезло друг с другом! У них впереди ещё столько интересного! Жаль, что мне уже не вернуть мои шесть лун, это было куда более беззаботное время, и в лесу было гораздо тише... - Я бы с радостью... - решив, очевидно, что мрачный кот таким завуалированным образом приглашает её поучаствовать в их импровизированной сценке, выдохнула грозовая, вновь невольно вспоминая свору и стоящую за ней Макошь: что эта безумная кошка удумает в следующий раз? И когда он наступит? - Но сложно думать об играх, когда в лесу происходит такое, - с грустью вздохнула Сипуха, уныло взмахнув хвостом от избытка охвативших ее противоречивых чувств. - Тебе, Мухоморчик, не повезло стать оруженосцем в такое тернистое время, но в конечном итоге это сделает тебя ещё сильнее, - новая ветвь возмущений чёрно-белого заставила черепаховую осечься и вопросительно навострить ушки-тряпочки подобием домика.
[indent] - Обижал? Короед, вы что, уже успели поссориться? - в глубине медовых глаз залегла мрачная, укоряющая тень: какой бы мягкой большую часть времени ни была юница, она самым жёстким образом не готова была терпеть и принимать как должное конфликты внутри племени: это же просто уму непостижимо, догадаться задевать друг друга, когда не то что перед Грозой, перед всей чётвёркой племён вырастает такая непредсказуемая, ужасная тень! - Тот, кто сеет раздор внутри племени, хуже самого отъявленного предателя. Племя - единый строй, который не должен распадаться на склоки, обиды, борьбу амбиций и прочие игры единоличников. Мухоморчик ещё юн, но ты, Короед! Хоть ты не огорчай меня, - чуть прищурившись, Сипуха склонила голову к плечу, испытывающе буравя обоих котов взглядом, недвусмысленно намекающим на то, что им следует немедленно примириться. - Хорошо, я буду держать хвост Короеда, пока он не отпустит тебя. Но и ты, Мухоморчик, будешь вести себя прилежно, как и подобает истинному оруженосцу Грозового племени, договорились? - без тени опасения водрузив лапу на середину полосатого хвоста, кивнула черепаховая. Очевидно, теперь она точно никуда не уйдёт. - И почему только с вами, котами, так сложно!

+6

33

Светлые лучики дружелюбия и беззаботности Сипухи словно яркие солнечные зайчики спустились в мрачную пещеру усталости и безнадёги Короеда с Мухоморчиком, только вот не залили её светом, а только как-то нелепо и слишком странно поблескивали рядом. Мухоморчик-то увидел в них неподдельный луч надежды на радостное будущее и отмену первого урока, чего Короед, вопреки тому, что и сам не был против сходить на границу, допустить не мог. Их ещё ждали колтуны Малины!..

- Цыц, - ответил кот наперерез очередным мольбам Мухоморчика, - Прекрати ты уже этот визг!

Лапа с хвоста молодого кота так и не двигалась. Впрочем, верно - не шибко-то Короеду и хотелось уже слышать пересказ первого урока из уст этого... Мухоморчика. Ему самому всё это уже основательно надоело, и куда больше хотелось возвратиться в лагерь и забыть об этом как о противном сне, но Предки обременили Короеда такой упрямостью, которая и в жизнь бы не позволила ему отсупиться даже от такой мелочи. Вернув взгляд снова к Сипухе, Короед всё-таки решил ввести вислоухую в курс дела:

- Мухоморчик пытается пройти свой первой урок, - коротко объяснил он, - В теории, он был должен запомнить новые правила - не убегать, слушаться, не трепаться попусту... Как видишь, столь трудное дело даётся ему даже с большим трудом, чем и я мог представить.

В сторону Сипухи Короед ещё был способен выдавить краешек улыбки, поэтому, по-прежнему супя брови, постарался это сделать. Вышло туго, но всё-таки вышло. Сипуха была далеко не самой раздражавшей его кошкой - ничего такой, нормальной. Её круглая морда и большие щёки чем-то напоминали ему то ли сестру, Крону, то ли его самого, оттого и к ней был кот всегда как-то чуть добрее и снисходительнее. Впрочем, вероятно, до того, как Сипуха всё-таки додумалась уставить лапу к его хвосту.

Полосатый насупился, и щёки его были в полной готовности расползтись по разные стороны морды и выпустить на Сипухуу уставший оскал, но вовремя кот выдохнул, тем не менее, отодвигая свой круп от ученицы:

- Не мешай, - строго сказал он, - Иди займись чем-то полезным, нечего лелеять этого раздолбая. И шагу не дам ему сделать, пока не перестанет скулит и не повторит, наконец, что я от него хочу. Когда у тебя будет свой ученик, можешь ему хоть лапы вылизывать. А этот, увы, мой.

Полосатый вновь устало вздохнул - отчего так трудно было с этой мелкотньй? И разве заслужил чем-то он сам вот это вот всё? Казалось, за искреннюю веру и порядочность Предки должны были быть к нему благосклонны, но зачем-то вновь и вновь посылали ему испытания труднее прежнего.

+5

34

главная поляна →

Громко чертыхнувшись, Малина остановилась и судорожно затрясла головой, сбрасывая со своей косматой морды все прицепившиеся колючки. Несмотря на то, что её тело было усыпано многочисленными репейниками, из боков выглядывали крохотный, обломанные веточки, а в спутанной на голове шерсти застряло несколько желтоватых листьев дуба, старейшина выглядела живой и ничуть не уставшей после долгих скитаний по ежевичным кустам. Она регулярно останавливалась, прислушиваясь к звукам леса, ничего не слышала и вела за собой отряд дальше, сквозь раскидистые кустарники, через небольшие овраги, наступая в каждую яму и каждый раз спотыкаясь об толстые корни, длинными змеями извивающиеся по всей земле.
- Вот! Видите это поваленное дерево? Значит мы уже совсем близко, - сказала Малина своим путникам, когда они прошагали мимо старого, отсыревшего бревна, наверняка кишащего термитами и муравьями. Бросить бы в него того умника, который протоптал эти непроходимые тропинки и решил назвать это коротким путем.
Увидев впереди размытый силуэт, угрожающе поскрипывающий, с торчащими отовсюду тоненькими лапками, Малина предупреждающе взмахнула хвостом, чтобы остальные приготовились, и прижалась животом к промерзлой земле. Подняв вокруг себя клубы пыли, она метнулась в кучу хрустящих листьев, скрываясь от глаз незнакомца, и с прищуром уставилась на него, чтобы рассмотреть получше. Но неведомо каким образом страшная фигура превратилась в голое и невысокое деревце, оставляя старейшину в растерянности. - Тьфу ты. Будьте внимательны, дорогие мои. В этом лесу не все чисто. Того и гляди, скоро мёртвые птицы с небес посыплются да деревья лапами обзаведутся, - скрипучим, старческим голосом пробурчала Малина себе за спину, вздыбив загривок.
Она продолжила свой путь, плюнув в сторону нерадивого дерева, надеясь никогда больше с ним не встречаться. Далёкие-далёкие отголоски чьих-то голосов вылетели в серые уши, заставив их обладательницу остановиться и напрячься слухом. - Слышите голоса? Значит мы совсем рядом, - констатировала серо-белая кошка, осматривая местность на наличие знакомых объектов. Совсем недалеко от них, в нескольких десятков лисьих хвостов возвышалось могучее дерево, которое Малина слабо, но помнила. - Видите это большое дерево? Идите от него направо, пока не найдёте квакающий куст. Я всегда, когда мимо него прохожу, слышу эти странные поквакивания. От этого куста сверните налево - так вы выйдите на границу с Речным племенем. Будет там речушка протекать, а на её берегу, прямо у самого краю, должен цветок синий прорастать, - заговорщицки рассказывала старушка, размахивая хвостом из стороны в сторону и внимательно оглядывая каждого, думая про себя, не проболтается ли случайно кто из них. Нельзя ведь допускать, чтобы про это чудо познал кто-то другой и добрался до него раньше всех. Что же случиться тогда может, если этот цветок попадёт не в те лапы! - Он один такой должен быть, поэтому найдёте его быстро. Только осторожнее будьте. Берега там старые, еще рухнуть под лапами могут, и тогда потонете все. Здесь хитростью брать надо и ловкостью, - закончила она, прислушиваясь к другому подозрительному звуку. Теперь такому пронзительному и отчаянному, звонкому и мальчишескому. Прознав по таким родным ноткам, кто источник сея шума, Малина вмиг встрепенулась. "Убивают окаянные!" Промелькнула в голове шальная мысль, так переполошила старейшину, что она немедля кинулась в сторону исходящего вопля, приказав остальным не следовать за ней. Нельзя, чтобы они рассекретили цель своей вылазки, иначе для всех них это обернется худом.
- Вы посмотрите, что творится! - взорвалась Малина, увидев так четко и ясно, как её маленького Мухоморчика мучает плоскомордый Короед. - Ты что удумал, юродивый? Вчерашнего котёнка унижать вздумал? Самолюбие свое потешить решил? Да чтоб у тебя шерсть повылазила! - обратилась она к полосатому, вздыбливая шерсть, становясь похожей на дикую курицу. Ещё один самодовольный болван, возомнивший себя непонятно кем и думающий, что ему тут, видите ли, все дозволено. Серо-белая старейшина терпеть не могла таких зазнающихся глупцов и сразу отвешивала им по морде, если начинали возвышается над остальными. Потому она подскочила к войну и врезала ему по заднице. - Ты кто? Наставник? Вот и учи его делу, а не языком попусту чеши. Вот прознает наш предводитель, не отделаешься потом от проблем. Всё ему доложу, всё, чем ты тут с учениками занимаешься, - она бросила быстрый взгляд на крошку Сипуху и сгребла к себе в охапку, чтобы прохиндей не смел поднимать лапу ещё и на неё.

+6

35

Сипуха не менялась. Только вот, раньше она проповедовала благопристойный образ жизни ему одному, а теперь заодно и Короеду. Слушая её, Мухоморчик всё яснее осознавал, что его незавидное положение останется неизменным. Он уже понял, что с Короедом нет смысла разбираться на словах, это всё равно, что беседовать с деревом и ожидать от него взаимопонимания.
- Уж я-то буду поприлежнее всех здесь собравшихся, - фыркнул котёнок в ответ Сипухе, давая понять, что всё ещё не забыл о том, как несколько лун тому назад она наступила ему на хвост и опозорила перед племенем. Как и ожидалось, Короед не впечатлился. Он посоветовал Сипухе держаться от него подальше, и Мухоморчик счёл этот совет в немалой степени разумным. Вот бы кто ему посоветовал держаться от этого страшилы на расстоянии, и желательно в первой половине дня, когда он ещё мог остаться в безопасном лагере.
Вздох Короеда над головой заставил Мухоморчика злорадно усмехнуться. "Возьму его измором. Хоть не мне одному будет плохо".
К счастью, и для него из-за туч показалось солнце. Раздался жуткий шум трещащих веток. Сначала он подумал, что через кусты ломится барсук. Он, конечно, и барсуку был бы рад, но Малине - гораздо сильнее. Увидев знакомую седоватую шерсть, цепляющуюся за веточки, он весь взвился и радостно замяукал, почувствовав теперь уже настоящее спасение. Да, Мухоморчик переживал, что Короед может убить Сипуху, но покуситься на жизнь Малины у него точно кишка тонка. Она всегда казалась котёнку другой, не похожей на обычных иссохших стариков. Её мех был серебристым воздушным плащом, а не лохмотьями, укрывающими слабое стариковское тело. Она умудрялась издавать звуки барсука, быть страшнее барсука, и при этом сохранять чудаковатое изящество дикой курицы. Её потомки должны были гордиться ей, и Мухоморчик, как один из них, не мог не испытывать трепета, глядя в её огромные очи, напоминающие глаза гигантской ополоумевшей жабы. Его неудержимо тянуло к ней. Возможно, кровь двух эксцентричных чудаков хотела соединиться и вернуться к своему истоку, к бурлящему океану хаоса, который её породил.
- Всё так, Малина! Он меня угнетал и угрожал расправой, - в тон ей взревел Мухоморчик, дыбя мех на загривке и перебирая лапами в попытках вырваться от Короеда и найти приют в шубе Малины. Он понял, что сейчас никому не доверяет так сильно, как ей, единственной неравнодушной к его жизни и судьбе. Его сердце расцветало от мысли, что сейчас начнёт вершиться правосудие, и Короед получит по заслугам за то, что обижал ученика. И Малина не подвела, отвесив воину щедрого стариковского пинка. Когда она отвела от Короеда Сипуху, Мухоморчик почувствовал, что часть груза свалилась с его плеч. Теперь, по крайней мере, ему не нужно волноваться за жизнь этой занозы. Зато за свою всё ещё стоит. Малина отметила, что Короеду стоило бы поучить его чему-нибудь полезному, на что Мухоморчик яростно закивал, но затем вдруг поморщился и крутанул головой отрицательно.
- Он недостоин такого замечательного оруженосца, как я! Малина, забери меня в лагерь, я ему не доверяю и не буду рядом с ним в безопасности. К тому же, ты видишь, что он не собирается ничему меня учить. И у меня очень болит хвостик, мне нужна помощь целителя.
Мухоморчик попытался извернуться так, чтобы показать старейшине свой несчастный отдавленный хвост. Пусть видит, что Короед с ним сделал!

+5

36

-->>с главной поляны
[indent]Они все шли и шли. Малина бодро спотыкаясь о каждую попавшуюся под лапы ветку вела небольшой отряд вперед, надо полагать, по памяти. Крона в который раз поразилась неунывающей старушенции, которая даже в своем преклонном возрасте давала фору молодым котам. Зная, что старейшина не приемлет физической слабости в этом нелегком путешествии, юная грозовая кошка даже не пыталась оградить ту от очередных "спотыкашек". Обижать Малину своим недоверием к ней очень не хотелось, потому Крона шагала следом, изредка с весельем и предвкушением поглядывая на Шептунью, чей силуэт старалась не выпускать из поля зрения ни на миг. Они отошли от лагеря аж на большой платан! Гибкой змеей продираясь через ежевичные кусты без возможности их обхода, дымчато-серебристая даже не старалась запомнить дорогу, старательно избегая колючих веток негостеприимного кустарника, позволяя лишь изредка задевать дорогую сердцу шубку.
[indent] Наконец, бурелом закончился, и они вышли на просторную местность. Воительница сразу же огляделась, затем поднесла к морде переднюю лапу, вытащив из подушечки противную колючку. Казалось, ничто на свете не может испортить ей сегодня настроение! Малина старчески вещала, и судя по тому, что она говорила, идти дальше им предстояло одним. Что же, с готовностью кивнув бабушке, заверив косматую, что все поняла-приняла-усвоила, Крона хотела было уже повернуться в сторону тех самых квакающих кустов, ориентир на которые ей дали, как вдруг знакомый запах, а следом и голос, заставили желтоглазую резко повернуть голову, выискивая взглядом соплеменников, которых, так случилось, они встретили за пределами лагеря.
[indent] - Вот значит, где прохлаждается братец, - усмехнувшись в усы, грозовая наблюдала за тем, как бойкая Малина поспешила освободить свое ненаглядное детятко из страшных лап ее родственника. Кажется, со своим учеником, Короед не ладил. От верещания и причитаний Мухоморчика буквально закладывало уши. Чуть отведя их назад, кошка все же подошла ближе.
[indent] - Интересно, мог бы волшебный цветок излечить хмурость? - философски спросила она себя, глядя в серьезную морду брата.
[indent] - Эй, Короед, хорош мелких обижать! Отдай буяна вон сердобольной старушке, а сам идем с нами. Нам понадобится грубая мужская сила, если что! - не факт, что понадобится, конечно, ну а вдруг! Глядя на родного брата Крона не понимала, как они - такие разные могут быть котятами одних родителей. Вот действительно, необъяснимо, но факт. Она не слишком надеялась на положительны ответ, оттого и не ждала его. Повернула голову в сторону сестры, трагично вздыхая.
[indent] - Спорим, его даже могила не исправит? - встрепенулась, прекратив кривляться. - Ну что, вперед - к квакающему кусту, да границе с рыбоедами! Как бы они первыми не утащили наше сокровище!

Отредактировано Крона (12-11-2019 11:41:25)

+4

37

Полосатый вздохнул так обречённо, как если бы только понял, что это занятие никогда не закончится. По-видимому, ровно вслед за Сипухов на их тренировку поспешили успеть и Малина с Кроной - та самая старушка, которую они с Мухоморчиком недавно вспоминали, и его сестра. Вот только заместо того, чтобы поблагодарить Короеда за то, что тот выудил ей персонального блюстителя чистоты подстилки, Малина как-то не радовалось тому, что видела но и что уж, какой да с чего там спрос.

- Иди докладывай, - буркнул в ответ кот, всё с большим трудом пытаясь замаскировать накатывавшее раздражение, - Постыдилась бы баловать змеёныша...

А вот Мухоморчик-то, завидев старушку, заскулил с новой силой, увидев старушку: казалось, в Малине было должно явиться его спасение и от Короеда, и от всех мирских бед. Это вызвало у воителя неподдельную, широкую ухмылку: серьёзно?

- Цыц, - не отступал от своего кот, - Тебе нужен хороший подзатыльник, и я ещё не услышал "спасибо" за то, что не дал его до сих пор. А это меня начинает расстраивать. И хоть бы чутка постыдился, смотри, сколько кошек на тебя смотрит, а ты ёрзаешь, скулишь... Эх!

Приподнятое настроение Кроны не смогло заразить полосатого. Воитель с надеждой поглядел на сестру и даже немного подождал: а вдруг в нём вот-вот проснётся непреодолимое желание пойти с Кроной куда-то туда, куда она звала?.. Но, к сржалению, ничего подобного не случилось, и кот почти расстроился.

- Ещё раз, - продолжал полосатый требовательным голосом, - Сейчас Мухоморчик повторит первые правила поведения в лесу, потом я его отпущу и провожу в палатку старейшин вычищать подстилки. Пока мы не закончим, вы можете поискать себе другое занятие.

Полосатый окинул недобрым взглядом всех, кто собрался лицезреть сие представление. Быть можем, со стороны оно и впрямь казалось забавным, и Короеду бы самому понравилось наблюдать его со стороны, но... Мда. Казалось, Солнцезвёзд и впрямь имел план, вручая Мухоморчика именно ему. Раз уж Предки подарили ему такого оруженосца, то ни у предводителя, ни у него теперь не было иного выбора.

- Предки послали мне это испытание и для того, чтобы я выбил дурь из этого негодяя. И я не позволю ему и шага ступить до тех пор, пока не нащупаю под этой шкуркой и частичку разума.

Соберись тут вокруг и половина племени, Короед бы всё равно остался непреклонен. К сожалению, ему становилось понемногу стыдно за Мухоморчика: теперь не один Короед знал, какой же он и в самом деле нежный и крикливый, но и столько свидетелей... А ему - хоть бы хны... Интересная зверушка извивалась под его хвостом, но, как ни крути, и те громадные волны терпения, которые Предки посылали воителю все последние минуты, понемножечку начинали заканчиваться.

+5

38

Старческое сердце обливалось кровью от рева измученного Мухоморчика, не позволяя Малине сидеть на месте сложа лапы. Она отникла от Сипухи и подлетела серым вихрем к оруженосцу, который нуждался в ней больше всего. Прижалась к нему пушистой грудью, с презрением во взгляде смотря на полосатого кота, которого и воителем назвать язык не повернется. Ему самое место дышать миазмами у грязной ямы, которая создана для таких же обормотов без чести и достоинства, как он. "Гнать его надо трухлявыми палками из нашего племени и заставить забыть дорогу обратно."
- Если этот комок шерсти позволит себе шо-то непозволительное снова, я заставлю его давится беличьей шерстью, мой хороший, - она прошлась шершавым языком по всей смольной спине Мухоморчика до самой макушки, поставив шерсть торчком. Позаботится кроме Малины о нем даже некому. Родной матери наверняка начхать на своего отпрыска и на то, какие преступления с ним происходят, а горе-наставник и сам рад его унизить. Старейшина изрыгнула под нос проклятия, надеясь, что у этих обоих недотеп рано или поздно шерсть из носа полезет и образумит их недалекие умы.
Издаваемые серебристым неразборчивые бухтения, оные старые уши не могли разобрать, пуще прежнего распалили в старушке огонь возмущения. Она с размаху долбанула лапой по земле, чтоб серо-полосатый дурень прекратил мямлить себе под нос. Возомнил себя умником и решил, что может оскорбления за спиной сыпать? - Ты что там мявкнул, мордастый? Голосок от страха пропал? А ну-ка поди ближе да скажи мне это прямо в глаза, коль не трус, или быть тебе дятлом пустоголовым, - твёрдым голосом заявила Малина, не спуская глаз с безобразной морды.
- Тебе нужен хороший подзатыльник, и я ещё не услышал "спасибо" за то, что не дал его до сих пор. - услышав обрывок фразы, она вскинула на лоб густые брови, испуская раскаленным янтарем глаз искристые молнии. В сторону толстозадого незамедлительно полетел камень поувесистее. - Не дождёшься, Звездоцапово отродье! - злобно скрипнула Малина, скаля перед Короедом затупленные временем клыки.
Мольбы Мухоморчика глубоко запали в душу старой кошки, а его попытки показать свой отдавленный хвост, будто по нему проехалось стадо Чудищ, сподвигли косматую грубо толкнуть Короеда плечом, чтобы он слез с бедолаги. - Потерпи ещё немного, миленький, скоро я отнесу тебя к нашим дорогим целителям, они тебе помогут непременно, - проворковала подобревшим голосом Мухоморчику, охая над его хвостиком, который почти превратился в сплющенную подстилку.
-Ещё раз, - требовательные интонации со свистом влетел в серые уши. Из недр шерсти вырвались глухие звуки, напоминающие хруст тяжёлых сучьев, показывающие Короеду, что его голос уже сидит у кошки в печенках. Окунуть бы его по голову в болото, чтоб вязкая жижа вымыла из его мозгов все опилки. Выпустив когти в землю, Малина рванула находящуюся неподалёку яму, намекая полосатому обалдую, что скоро тот окажется именно там, если не захлопнет свою пасть.
- Предки послали мне это испытание и для того, чтобы я выбил дурь из этого негодяя. И я не позволю ему и шага ступить до тех пор, пока не нащупаю под этой шкуркой и частичку разума. - "Что это он у него под шкурой щупать собрался? Ободрать, никак, вздумал! Да ещё и при всех! Каков парааааазит!" Ее терпение лопнуло. Внутри забурлили воды злости, вот-вот польющиеся наружу, и взметнулся ураганом хвост, воинственно закачавшись в разные стороны. Вскочив с места дикой пчелой, Малина схватила в зубы длинную ветвь-метелку и накинулась с нею на Короеда, норовя отхлестать его морду и протолкнуть маленькие веточки-отростки подальше в эту широкую пасть.

+5

39

Из-за кустов показалось "войско", последовавшее за Малиной, и Мухоморчик почувствовал себя увереннее, несмотря на то, что Короед продолжал разбрасываться грязными словами. Все эти оскорбления, вроде змеёныша, или попытки пристыдить оруженосца за то, что он сам с ним и сотворил, теперь казались последними вдохами утопающего в желчи.
- Вы посмотрите на этого воображалу, - фыркнул он, обращаясь к собравшимся воителям. - При вас-то он строит из себя расчудесного наставника, а знаете, какие "правила поведения в лесу" он мне преподал? Всего одно. Поменьше донимать Короеда, чтобы ему не пришлось лишний раз открывать рот и что-то объяснять. Иначе - прощайся с жизнью!
Отчего-то после этих слов Мухоморчик снова ощутил прилив злости, даже сильнее предыдущих. "Так гадко, так несправедливо", - думал он, а мир темнел в его глазах. "Я жил с мечтой поскорее выбраться из Детской, перестать пахнуть как котёнок. Хотел охотиться и драться, как настоящий воин. Представлял, как мы с моим наставником, самым лучшим наставником, будем сражаться бок о бок и попадать в такие приключения, о которых зашепчется весь лес. И что в итоге? Мне достался какой-то гнусный, занудный Короед, который только и умеет, что обзываться и угрожать".
Мухоморчик замер, наткнувшись на взгляд Малины. Его пробрало от той степени ярости, которую он увидел в её широко распахнутых рыжеватых глазах. И, одновременно с тем, он увидел что-то знакомое, словно смотрел в лужицу на своё отражение. Ему показалось странным и даже неуютным, что он никогда не чувствовал такого родства, такого единения с Ласточкой. Её взгляд виделся ему холодным, даже когда она злилась. Почему-то в этот момент Мухоморчик был уверен, что Ласточка, окажись она на месте Малины, просто оставила бы его с Короедом одного и ушла, безразличная к судьбе сына. Ведь Короед "официальный наставник, приставленный к тебе предводителем", разве нет?
"Нет", - подумал Мухоморчик, вонзая когти в землю. "Я сильный. Я не сдамся Короеду. Добьюсь своего, чего бы мне это ни стоило. Пусть насмехается надо мной, я научился этому противостоять. И нормального наставника себе отвоюю. У меня будет всё, о чём я мечтал, нужно только постараться. К тому же, Малина непременно меня поддержит. Она старше всех в этом проклятом лесу, они просто не смогут не считаться с ней".
С приливом волнующей злобы к нему пришла мысль. Он пытался сражаться с целым Короедом, но это не имело смысла, пока он не мог одолеть воина силой. Но в одной его лапе силы явно поменьше, чем в целом Мухоморчике! Почувствовав, что Малина готова перейти в наступление, он собрался с силами. "Не время себя жалеть. Пожалею потом".
Воспользовавшись моментом и поддержкой старейшины в борьбе против Короеда, он разомкнул пасть и вонзил зубы в собственный хвост. От ярости и ужаса, одновременно охвативших его голову, юный кот почти не почувствовал боли. Он вырвал чёрную, замызганную меховую тряпочку из-под лапы соплеменника и почти кубарем откатился к Малине. Его накрыло волной серого меха, и на несколько мгновений Мухоморчик почувствовал себя так, будто оказался где-то в другом мире или даже Звёздном племени. Повсюду только мягкие волны, серые, тёмно-серые, а иногда и совсем светлые. Будь ему знаком вид белого снега, он сказал бы: это бесконечный заснеженный лес, качающийся на ветру. Он почувствовал, как по спине и загривку прошёлся язык Малины, и вздрогнул от неожиданности. Для него это было непривычно, ведь он рано выучился умываться сам, а лишних нежностей от Ласточки ждать не приходилось. Он, в общем-то, и не напрашивался, но... что-то в нём всё равно отозвалось на прикосновение старейшины. 
Мухоморчик высунулся из-под меха Малины и враждебно посмотрел на Короеда, как на какую-нибудь лисицу, а не соплеменника. На его хвосте набухали тёмно-красные капли, там, где он сам себя укусил. Теперь, чтобы достать его, Короеду потребуется завалить не только Малину, но ещё и Крону, и остальных котов, которых она привела за собой. В этом Мухоморчик был уверен. Да и сам он стал осторожнее, и понимал, что если воин хотя бы посмеет сделать к нему шаг - сразу бросится под защиту нескольких котов, не даст так просто поймать себя.
Конечно, Крона не могла не вызвать у него лёгкого подозрения из-за своих округлых форм, схожих с формами Короеда, но он доверял выбору Малины. Если она привела Крону, значит, эта кошка вполне лояльна. И заслуживает чистой подстилки, без иголок, колючек и мышиных потрошков. "И всё же, буду с Кроной поосторожнее", - подумал он, прижимаясь к тёплому меховому боку Малины. "Я теперь никому не могу доверять по-настоящему. Кроме одной старейшины".
Теперь, когда Мухоморчик смог выдохнуть свободно после пережитых мучений, ему хотелось поскорее вернуться в лагерь. Он потянул было Малину за широкую меховую прядь, но старейшина слишком распалилась, чтобы остановиться так просто. Мухоморчик прекрасно её понимал. Сучковатая ветвь в её пасти казалась когтистой лапой самого Правосудия.
- Даже не смей её трогать! - рявкнул он на Короеда так, будто это не Малина пыталась заколотить его палкой, а наоборот. - Всё, Малина, пошли отсюда, он не стоит того. Пусть твой отряд с ним разберётся. У нас есть дела поважнее.
Мухоморчик упрямо увёл старейшину за спины воителей. По следу такого количества лап даже он сможет дойти до лагеря, а в том, что отряд пришёл из лагеря, котёнок был уверен.
Теперь, когда самое худшее осталось позади, его лапы дрожали от усталости. Грязный, окровавленный хвост словно прилепился к боку. Но нежелание погибать в этом лесу, назло Короеду, вело его вперёд.
- Он правда издевался надо мной до того, как вы пришли, - выдохнул Мухоморчик, боясь хотя бы на шажок отстать от Малины. - А ведь я ничего дурного ему не сделал. Ну назвал его лягушкой разок, так он бы сказал мне в ответ - барсук неуклюжий, и я не в обиде. Так нет же, начал унижать меня, угрожал что убьёт. Разве наставникам можно так обращаться с оруженосцами? - он немного замялся, кинув на старейшину неуверенный взгляд. - Я пока не весь Воинский закон знаю, но... разве можно убивать оруженосцев?
"А что, если и вправду можно?" - он почувствовал холодок, пробежавший по хребту. "Тогда, получается, я сегодня чудом избежал смерти?"

в лагерь

+3

40

--- главная поляна

Едва выбравшись за пределы лагеря, Шептунья с наслаждением вдохнула полной грудью воздух и почувствовала, как сами собой расправляются её плечи. Словно бы она была птицей, что многие многие дни сидела в своей клетке, и теперь, наконец-то, чья-то милостивая ладонь отперла защёлку, выпустив мятежное сердце на волю, на воздух, в полёт свободы. В полёт счастья и ощущения полной безграничности жизни. Прислушиваясь к звукам леса, принюхиваясь к его запахам, медленно разбирая на ниточки плотный клубок ароматов, она словно пела вместе с другими птицами, перебирая лапами, словно хлопая крыльями на ветру. Здесь она забывает о том, что в её жизни всё не так гладко и спокойно, как в судьбах её спутников. Здесь она может быть самой собой, такой вот непонятной, странноватой, никем почти не понимаемой, чудной, несчастной и счастливой, неудачливой и везучей Шептуньей. Даже нет. Чем дальше от лагеря, тем острее она ощущает себя прежней Мехолапкой, веселой, игривой, общительной. Не связанной по лапам суровыми приговорами, не скованной мрачными мыслями, не обремененной едкими чувствами. Их словно все на свете выдувает ветер, что шумит в ушах на бегу, и лапы втаптывают остальное в землю, оставляя им лишь след на траве, что пропадёт после первого прошедшего дождя.

А внутри останутся лишь счастье и свобода. До поры, когда придётся возвращаться.

Малина вела их достаточно странным маршрутом, но Шептунья закрыла на это глаза. Говорят же, что к цели много путей, и порой, чтобы наверняка её достигнуть, лучше выбрать самый удивительный и неожиданный. Ну или самый длинный, чтобы уж наверняка обойти всё, что можно, и исключить возможность обнаружения заветного искомого в каком-нибудь другом месте. Она знала родной лес как пальчики передних лапок, и просто прогуляться по нему в компании забавной старушки и любимой сестры уже было большой радостью. Где-то позади, вроде как, маячила тёмная фигура Лоскута, но серая не была в ней особо уверена - на радостях она убежала вперед, поравнявшись с Кроной и боднув сестру в бочок, всем естеством излучая полное удовольствие от того, что темная пухляшечка отправилась с ними. С ней Шептунье были не страшны ни колючки ежевики, ни ветки низких деревьев, ни даже собаки, если бы им вдруг вздумалось вернуться и снова погоняться за бедными котами.

Большое дерево... это она про платан что ли? - серая не сразу поняла, насколько глубоко в лес забралась их маленькая компания, пока Малина не начала объяснять суть их маршрута. - Не самый короткий путь к реке, конечно... Хотелось бы думать, что она решила поберечь меня и не идти туда сразу, а выбрать кружной путь, чтобы я смогла подготовиться...

Многие думают, что она до сих пор боится реки. Вспоминает волны, заливающуюся в уши воду, леденящую разум, сковывающую лапы. Содрогается от любого мало-мальского шума воды поблизости, боясь снова очутиться среди рокочущей пены и непроглядной, пожирающей тьмы. Отчасти они правы. Она действительно видит порой во снах что-то такое, что могла бы приравнять к воспоминаниям о трагедии... но на самом деле она практически ничего не помнит. Лишь ушедшую из-под лап землю и, возможно, удар тела о поверхность воды, но ни холода, ни резкого рывка, ни крепких лап и шерсти того, кто вытащил её на поверхность. Она мечтала встретиться с тем, кто подарил ей вторую жизнь, кому было не всё равно на маленькую неприметную чужую ученицу. Шептунья ни разу не спрашивала о том, кто это был. Но при этом истово желала сказать ему хоть раз спасибо.

Вскоре их компания остановилась, и серая принялась крутить головой, соображая, куда им необходимо направляться дальше. Старушка внезапно куда-то заторопилась, но Шептунья не спешила следовать за ней, боясь потерять направление, если они свернут с проложенной для них дорожки. Прикрыв глаза, она вспомнила, как еще в бытность ученицей ходила с Тучегоном изучать границы с соседями. Недалеко отсюда пролегала Гремящая тропа, не позволявшая племени Теней сунуть нос на их земли. За ней, кажется, почти рядом был то ли прудик, то ли болото, и в отсутствии ужасных Чудовищ Двуногих они явственно слышали там кваканье. Может, про эти кусты и говорила Малина? Значит, им нужно дойти до малой Гремящей тропы, вдоль неё до ручья... поющий ручей! Возможно, на его берегу и растёт тот цветок! Или там, где он впадает в речку...

Крона!...

Сестра оказалась неподалёку - отправилась за Малиной и нашла Короеда. Едва их маленькая семья оказалась в полном составе, на душе серой потеплело. Она не застала разборки старушки с Короедом, но сразу поняла, что здесь вышла нешуточная перебранка. В пушистой шерсти старейшины Шептунья разглядела Мухоморчика и слегка нахмурилась. Спасибо Звёзды, что он не получил в наставники Ежа... Тихонько коснувшись хвостом бока Кроны, зеленоглазая мотнула головой в сторону кустов, скрывающих проход к Гремящей тропе. Дальше им, похоже, придётся идти без провожатого.

Отредактировано Шептунья (23-11-2019 20:06:22)

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » большой платан