У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.05 Тем временем игра на Последнем пристанище не стоит на месте: очередные персонажи разделили между собой лавровые венцы почестей, как лучшие персонажи месяца! От всей души поздравляем с этим достижением.
Совсем скоро, 7-го мая состоится долгожданный совет, который расставит многие точки в нынешнем сюжете. Не пропустите общий сбор всех четырёх племен!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » совиное дерево


совиное дерево

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s5.uploads.ru/Q1yHa.png

совиное дерево
——————————————————————
Возвышающийся над другими деревьями могучий старый дуб на первый взгляд примечателен лишь своими размерами и величественной густой кроной. Но если приглядеться, можно заметить чернеющее дупло выше середины ствола. Ночью отсюда доносится гулкое, пробирающее до костей уханье. Пара сов живёт на этом дубе и охотится по ночам в местных лесах. С этими опасными хищными птицами связано несколько баек, включая и историю о давнем грозовом предводителе, Совиной Звезде, учившимся охоте у этих пернатых ночных стражей. Оруженосцев учат сохранять бдительность вблизи совиного дерева, ведь даже для взрослого кота сова - серьёзный противник.

0

2

разрыв: песочный овраг →

[indent] Вообще-то Оленехвост был более чем доволен выпавшей возможностью прогуляться перед сном. К тому же, сейчас вечер, а не ночь, как было с Бабочкой, поэтому нарваться на приключения риск был куда ниже, чем в тот раз, когда они собирали можж... ельник? Фенхель? Ай, неважно! В общем, тогда когда они встретили барсука. К тому же, сов у совиного дерева не видели уже достаточно давно, чтобы бояться здесь бродить просто чтобы погулять. Они же ничего не будут трогать, тем более чужого. Он довольно распушил короткий мех на шее, сдерживая в зубах болтающуюся холодным трупом землеройку. А вот от непойманной мыши у Оленехвоста все ещё чувствовался огонёк под подхвостьем. Стыдобище какое: без пяти минут воитель и не может поймать звездоцапову мышь!
[indent] Озорно глянув на Сипуху, Оленехвост покосился в сторону совиного дерева, весьма выразительно выгнув брови, прежде чем положить землеройку под кучку из сухих листьев.
- Сипуха, а, Сипуха, - удовлетворенно просмаковал Оленехвост, - а ты боишься сов?
[indent] Оленехвост в несколько резвых и крутых прыжков оказался на центре ствола, а после выбросил вперёд лапы и вскарабкался на ветку. Оттуда он довольно вгляделся вниз, примечая пеструю шубку Сипухи и широко, обворожительно заулыбался:
[indent] - Залазь давай! Нет тут сов. - вообще-то это его радовало. Очень сильно. Невероятно сильно. Он ещё не знал, как круто может накостылять сова двум оруженосцам. И как сильно после падений может болеть голова. Оленехвост потянул носом, пытаясь найти хоть какой-то источник запаха, однако только громогласно чихнул, из-за того, что ему в нос попал... пух. Пух, Звездоцапово отродье! Ну, как так можно? Он ещё раз зыркнул на Сипуху снизу, после чего с интересом изогнул кончик хвоста крюком, склонив голову вбок.
[indent] - Знаешь! - достаточно громко проорал Оленехвост, присаживаясь, из-за чего его хвост, свисающий с ветки, был похож на змею, - с высоты птичьего полета твоя голова кажется ещё большей, чем голова Малины, когда она хочет кого-то сожрать! - в сравнениях Оленехвост всегда был достаточно красноречив, что в очередной раз подтвердил.

+2

3

Песчаный овраг (разрыв)
Дайсы: №1, №2

[indent] Всю дорогу до лагеря Сипуха воображала, как на поляне её увидит Куница, как узнает о её боевых и охотничьих успехах и расцветёт от гордости, как выслушает в подробностях весь-весь ход боя и расскажет об ошибках, а потом отпустит вислоушку, позволив ей отнести пойманную добычу Ореху и его ученице, оправляющимся после схватки с барсуком Тайфуну и Опалённой, хотя самый лакомый кусочек юница, конечно же, припасёт для любимой наставницы - всё, как она обещала, покидая лагерь под руководством Ласточки. И каково же было разочарование грозовой, когда никого из тех, о ком так хотелось позаботиться, порадовать, в лагере не оказалось: у всех свои дела, какое им дело до какого-то там оруженосца и её глупых мечтаний? Глотая застрявшие в горле осколки разбитых надежд, Сипуха повесила хвост, уставившись под лапы. Все восторг и воодушевление от удачно прошедшей тренировки как ветром сдуло. Автоматически, даже не услышав толком прозвучавшие над ухом слова старшего кота, кивнув Оленехвостку - главное сбежать, сбежать хоть куда-нибудь с этой пустой, встретившей отчуждённым холодом поляны - черепаховая отправилась за ним следом, не устрашившись даже недавнего барсука. - Куда ты меня ведёшь?
[indent] Лишь к середине пути Сипуха приободрилась, немного развеявшись и полноценно включившись в прогулку. - - Нет. Рябина говорила, что я сама как сова. Такая же кричалка и мозгоклюйка, - очевидно, юница всю жизнь воспринимала сие термины исключительно как похвалу, совершенно их не смущаясь. - А ты что, забоялся? - хитро прищурившись, вислоушка подобралась, перепрыгнув через спину Оленехвоста, и рысью побежала вперёд, притормозив у самого ствола, на который уже резво взобрался её спутник. - Ты что, решил выселить сову и поселиться в её дупле?
[indent] Оленехвост дразнился, и грозовой не хотелось от него отставать, пропуская всё веселье. Крутясь меж корней, она заглядывала под каждый камень, старательно выискивая что-то, но найденный было ужик лишь облизнул её раздвоенным языком, проворно, словно маслом обмазанный, скользнув в какую-то щель. Зато с полозом ученице повезло куда больше: полу-оглушив змею, дабы та притихла, не лишившись чувств, Сипуха запрыгнула на дерево, старательно прикрывая добычу своим телом, дабы скрыть от Оленехвоста, и, лишь оказавшись перед ним, ткнула шевелящейся змеиной мордой прямо ему в нос, навесив чешуйчатое тело на светлую шею. - А на кого теперь похож ты? - весело фыркнув, рассмеялась юница, покрепче цепляясь когтями за кору, дабы триумфально не свалиться с дерева. - Ой, смотри! Что это там круглое блестит?

+2

4

[indent] Конкретно так подавившись от заявления Сипухи, Оленехвост нервно засмеялся и закачал кончиком хвоста:
- Мне ты мозги тоже выклюешь, мозгоклюйка? - хохотнув, решил поинтересоваться Оленехвост, чтобы удостовериться, что бояться ему все же надо сов, а не Сипуху. Нет, ну, мало ли, - а то вдруг мне нужно бояться тебя, а не этих большущих, летающих и желающих смерти всех и каждого птиц! Оленехвост всё ещё сидел сверху, слегка вскинув свою гибкую и тонкую бровь, наблюдая за тем, как Сипуха готовится к прыжку.
[indent] - А сейчас под деревом - Сипуха! - включился в комментирование Оленехвост, встав на лапы и расхаживая по ветке широкими шагами, но всё так же смотря вниз, не сводя взгляда с молоденькой ученицы, - ставлю мышь на то, что она навернётся со ствола, только её когти коснутся коры! Ведь всем известно, что совы не лазают по деревьям, а вот летают и пикируют - ещё как! - подначивал младшую ученицу сливочный кот, довольно усмехаясь, однако он никак не ожидал, что кошка в мгновение ока окажет перед ним и накинет ему на шею длиннющего ужа.
[indent] - Фу! - скривился кот, замирая от холодного прикосновения чешуи змеи к теплой коже. Она была сухой и оттого прохладной, выпачканной в земле и с прилипшим на тело листиком. Из мертвой пасти вывалился длинный раздвоенный язык, но коту казалось, что она всё ещё извивается у него на шее, - ладно-ладно, я должен тебе мышь, я понял, но сними это чудо с меня и оставь под деревом! И я возьму свои слова обратно, раз ты такая крутая древолазка! - он профырчал ей прямо в морду, когда уж чуть не свалился с его шеи. Однако Оленехвост, отважно преодолевая все свои страхи, тут же подхватил змеюку за тонкое и гибкое тельце, впиваясь в костлявую шкуру зубами и с интересом заглядывая за плечо Сипухи.
[indent] Он немного по-птичьему, - наверняка заимствованная привычка у Сипухи, ему нужно поменьше времени проводить с этой девчонкой, - склонил голову вбок, вскидывая выразительно брови и потягивая воздух. Пахло птицами. И птичьим помётом. Но больше пухом и птицами. - Похоже на яйца, - вынес вердикт Оленехвост, вешая ужа на тоненькую ветку дерева, заглядывая в дупло так, что туда ушла половина от его головы так точно, - да, это точно яйца!
[indent] Он на мгновение словил взгляд Сипухи, пару раз мигнул голубыми глазами и обронил:
- Неужели ты думаешь о том же, о чем и я? - встретить кладку из яиц осенью было жутким чудом. Птичьи яйца и до этого у котов считались деликатесом, а тут совиные, осенью, да ещё и целая кучка! Племя обалдеет, если она принесут их в лагерь.

+3

5

[indent] - Тебе нет, мне Однохвост говорил, когда я ему подстилку меняла, что у тебя совсем-совсем пустая эта... Черепушка, - с детской непосредственностью, сохранённой Сипухой в полном объёме, бодро поспешила обнадёжить кота черепаховая. Слушая грозное описание, которым щедро наделил сов Оленехвост, она невольно задумывалась, почему же ей дали именно такое имя: она ведь не желает всем подряд смерти, да вообще никому искренне, по-сути, да и летать совсем-совсем не умеет, разве что по веткам прыгать, но разве это одно и то же? А ведь так хотелось! Разбежаться, замахать лапами и, подобно не обязательно даже сове, любой другой птичке, воспарить над землёй. Сколько всего интересного можно было бы узнать и увидеть!
[indent] - Как думаешь, что с нами сделает Малина, если мы отнесём этого полоза ей? - трогая лапой покачивающееся в пасти кота тельце, гадала вислоушка, пытаясь представить, будет ли кто-нибудь в лагере есть подобное. Вообще, змеи были скорее частью рациона их квакающих соседей, но Сипуха точно уж не горела желанием кормить Комету и её подопечных с лапок змеиным мясом. Уж лучше Малину. Или Солнцезвёзда. Малина, зная её характер, может расстроиться, а если принести добычу в палатку рыжему коту и трогательно поулыбаться, куда он денется? Не настолько же слепой крот, чтобы такую прелесть, как черепаховая, обижать, правда же?
[indent] Вытянув шею, дабы получше разглядеть находку, грозовая расстроенно фыркнула, наткнувшись взглядом лишь на кремовый затылок Оленехвоста, засунувшего в лаз половину себя. - Тебя пора посадить на диету. Или ощипать, - обиженно пробурчала кошка, без задней (и какой-либо другой, впрочем, тоже, на ветке то!) мысли вставая передними лапами на спину старшего оруженосца в районе плеч и опираясь на него, дабы просочиться в дупло поверх кота. Подтянувшись, Сипуха охнула, кубарем перекувыркнувшись через грозового и растянувшись внутри дупла прямо рядом с кладкой. - Ой, извини, я, кажется, забыла втянуть когти, - невинно хлопая глазами, пристыдилась вислоушка, проявляя, впрочем, куда больший интерес к яйцам, чем к своему многострадальному товарищу. - Думаешь, сможем дотащить их до лагеря и не разбить? - сглотнув заполнившую пасть слюну, юница облизнулась, старательно игнорируя чувство голода. Ох, как же прекрасен должен был быть на вкус этот деликатес! Но ведь принести такую находку в лагерь будет куда почётнее, чем просто сожрать её. То-то все подивятся и обзавидуются! Почему-то о том, что сделает сова, если настигнет их тут, ученица совершенно не задумывалась. Впрочем, у них ведь есть полоз! Можно будет отбиваться им от злобной птицы, словно кнутом. Вжух-вжух-хлёст!

+1

6

разрыв

Блёклое утро постепенно расцветало к тому времени, как лагерь остался далеко позади, но Тайфун продолжал углубляться в лес, желая оказаться как можно дальше от племени. Где-то вскричала птица, и дальнее эхо от хлопков её крыльев призывно вскользнули инстинкт охотника, заставляя тело напрячься, но сейчас для него словно не существовало окружающих звуков. Не замечал он и резковатых шагов соплеменницы, идущей позади, и тихого, но уже учащённого дыхания за своей спиной. Потянув носом тонкую струйку воздуха, он удовлетворённо расправил плечи и облизнул подмёрзшие усы, все ещё хранящие запах сытого завтрака. В перемешку с другим, едва уловимым, лёгким кошачьим в горящих лёгких. Не Ласточкин ли?

В последнее время события в Грозовом племени прямо пестрили своим разнообразием, но отнюдь не ярким, скорее серым и монотонным, ничуть не увлекая бурого исполина, погруженного в ежедневную рутину. Чего нельзя было сказать о Ласточке, у которой перемены в жизни случались с изрядным постоянством — или тому  виной был острый, непокорный норов кошки — Тайфун не знал, впрочем, ловя себя на том, что все чаще зацикливался на мыслях об этом. Он прекрасно видел, как некогда яркая и вездесущая кошка буквально увядает на глазах, вынужденная коротать свои скучные дни в лагере, и оттого это зрелище было раздражающе до скрипа в зубах.

Перед взором, тем временем, уже возвышался величавый дуб, чьи кроны были густо укрыты снежными шапками, и где-то в переплетениях ветвей мелькнула яркая грудка снегиря. Пригладив вздыбленный от холода загривок, Тайфун резко затормозил, погружая мощные лапы в глубокий снег и коснулся хвостом тонкого плеча своей спутницы, вынуждая ту остановиться.

Рискнёшь? — бросил он, явно намекая на травмированную лапу кошки, и обернулся, недоверчиво щуря  янтарные глаза, затаившие странное предвкушение, — перехватишь, — отказов он категорически не принимал — да и времени не было — потому, подобравшись как можно ближе, взмахнул мощным прыжком по могучему стволу, несколько секунд с опаской балансируя на скользкой коре, когда ветка под его весом угрожающе накренилась, и испуганный снегирь тут же вспорхнул. Размашистый удар увесистой лапы пришёлся на птичье крыло, нанося, пускай не смертельные, но достаточные увечья, чтобы оглушить будущую добычу, предоставляя Ласточке возможность прикончить раненую птицу на земле.

+2

7

разрыв

Наверное, стоило сказать Тайфуну спасибо. Бурый, угрюмый здоровяк почти силком вытащил её из лагеря, лишний раз добавив, что лапа выглядит уже вполне себе нормально, а вот Ласточка... Да уж, от строптивой, резкой, порывистой кошки буквально за несколько дней осталась угрюмая, тоскливая тень, которая жадным взглядом провожала охотничьи патрули да караулила иногда под стенами целительской, слушая дыхание спящих в ней.
Да, несмотря на весь свой стервозный характер, Ласточка была и всегда будет преданным трудоголиком племени, находящая отдушину и даже некий смысл жизни в том, чтобы работать. Патрулировать границы, гонять нарушителей по поводу и без, ловить восхищенные взгляды соплеменников на какую-нибудь особо крупную дичь, красующуюся в пасти охотницы - уж что-что, а успешно дефилировать к общей куче, выгибая спину в гордой осанке победительницы, Ласточка умела.
А вот лежать мешком, дожидаясь, пока треклятая лапа перестанет ныть, а припухлость спадет - нет уж, такому не учили. Бывало, в ученическую пору она то коготь оставит в коре осины, то подушечку до крови исцарапает, и ничего - Филин не давал ей поблажек, и Ластушка выходила на свои занятия в любом состоянии, настроении и желании работать. А потому неудивительно, что из неё вырос совершенный, непробиваемый трудоголик.
Удивительно, конечно, что Тайфун взялся её вытаскивать из серой тоски. Шагая за бурым, кошечка то и дело сверлила его затылок прищуренным  взглядом: ей хотелось бы думать, что она его раскусила, даже если и... нет. И все же, черно-белая не могла не ухмыляться в довольной кривой улыбочке: он позвал на охоту не Опаленную.
— Рискнёшь? — бурый затормозил, и Ласточка в своем злорадстве поздновато затормозила, с тихим шипением больно присев на заднюю лапу. Тайфуну достался непонимающий взгляд, и прежде, чем кошка среагировала, старший дал команду, — перехватишь, - и был таков, взлетая на дерево. Задняя лапа тоскливо заныла, и кошка сощурила злые, холодные глаза, всматриваясь в бурую фигуру и безуспешно стараясь не желать ему грохнуться. Правда, прежде, чем Ласточка додумала рухнувшее в снег тело, на глаза ей попалось яркое красное пятнышко, и зрачки сузились: инстинкт охотницы не подводил, и воительница уже забыть успела обо всяких там вояках, присев поплотнее в снег и замерев так, чтобы дышать едва-едва. Тайфун - звездоцап, да дерни ты его уже, что ты телишься? - подбирался к алогрудому как-то слишком медленно, на взгляд Ласточки, и едва черные крылышки встрепенулись в воздухе, черно-белая прижалась, дождалась пернатого поближе и, позабыв про лапу, пружиной поднялась в сильный вертикальный прыжок, хватая добычу когтистыми лапами. Пришпорив того к земле, Ласточка никак не могла подумать, что и сама вот-вот окажется на месте снегирька...
Она вскинула голову в торжествующем движении и на одно кратчайшее мгновение встретилась взглядом с янтарем, летящим на неё с ветки.

+3

8

Ветка протестующе заскрипела, выдавая намерение кота, и прежде чем их взгляды встретились, Тайфун молниеносно обрушился на кошку  сверху, смягчая столкновение лапами и крепко упершись ими в землю.

Потеря бдительности, — глухо  выдохнул он в затылок, показательно клацнув челюстями подле чёрного ушка и желая было прикусить нежную кожу, но меткий удар под дых заставил его  пошатнуться и на мгновение ослабить хват, — большая осечка для воина, — хрипло рыкнул уже сквозь зубы, во время увернувшись от летящего в ответ удара. Разумеется, Ласточка не осталась бы в долгу, оттого так уверено и яростно готова была броситься ему прямо в морду — словно, не будь они соплеменниками, раскромсала бы ему физиономию здесь и сейчас — в очередной раз ловко избегая ловушки мощных челюстной кота. Он давно ждал этого момента: хорошенько встряхнуть строптивую кошку, приструнить и остудить этот невыносимый норов, бороться с которым не пыталась даже сама кошка. Широко разводя массивные плечи, Тайфун  покачивал хвостом, с плещущим в горящем янтаре азартом ожидая следующего марш-броска, но чужие когти оставили только лёгкое покалывание на шкуре, и кошка тут же была скинута одним толчком плеча, подобно назойливой мухе.

Не достаточно, Ласточка, — бросил он, невозмутимо поигрывая желваками, во время успевая перехватить пронзительный взгляд насыщенной синевы, словно впитывавший в себя каждый оттенок студёного воздуха.
Миг заминки сыграл против него — Ласточка  заметила, что он поддавался, и чужие зубы сомкнулись на лохматом ухе, нещадно и мстительно оттягивая его до потрескивающих хрящей, искривив губы в болезненной гримасе.
И это все, на что ты способна?

Из глотки послышались хрипловатые вибрации утробного рыка, так что шкура на спине воина заходила ходуном, а лапы вдруг налились силой. А затем эти же лапы крепко схватили самку и пригвоздили её к земле, буквально вминая кошачье тело в снег и погружая обоих на добрых пол хвоста глубины. Он сделал это неосознанно, но, поймав себя на этом желании, не стал жалеть.

Что теперь? — вполне серьёзно осведомился кот, крепко удерживая брыкающуюся соплеменницу и склонился над ней, с довольством ощущая, как надсадно задрожали мышцы прижатой к земле кошки. Ему и вправду было интересно, как Ласточка себя поведёт. Находясь буквально в шаге от того, чего она от него желала получить однажды. Изменилось ли что-то теперь?

Отредактировано Тайфун (15-01-2019 19:29:31)

+2

9

Бдительность? Как бурый мог вообще срываться на разговоры, когда так беспардонно, нахально застал кошку врасплох?
"Почти застал", - язвительно раздалось внутри, и воительница, прижимая уши к голове плотно-плотно, за каждое лишнее слово соплеменника пыталась отхлестать его как сидорову козу. Удивительно, но даже задняя лапа, ноющая каждый раз, как вес необдуманно перемещался на неё, почти не была помехой: рассвирепев, черно-белая строптивица старалась, как могла, повалить Тайфуна, заставлять его наесться снега, захлебнуться им и своей звездоцаповой гордостью.
И презрением. Тем самым, с которым отверг Ласточку тогда.
— Не достаточно, Ласточка, - застав себя за закусыванием уха Тайфуна, черно-белая на мгновение замерла, осознала, рассвирепела еще больше и бросилась в ответную, стараясь завалить куда более старшего воителя если не опытом, то напором и настойчивостью: какого, мать его, лешего этот бурый о себе возомнил?
"Да мне от тебя одно и нужно было!" - рычалось внутри, когда Ласточка, сама себя раззадоривая, наступала на бурого соплеменника, стараясь наконец уже взять да завалить его, чтобы знал и не смел больше, никогда и ничего, и ни за что...
Да куда уж ей?
Рухнув лопатками в снег, замерев под нависающим над ней Тайфуном, Ласточка поджала передние лапы и уши, уставившись на бурого злобным, диким взглядом. Сопя, черно-белая выдохнула раз, два, а после...
- Да. Ты. Поддавался.
Выдала сухим, почти бесцветным голосом, срываясь в конце на клокочущую ярость.
- Ты можешь меня отвергать, кормить снегом и валять в нем сколько душе угодно, но унижать своими поддавками, - она рявкнула, приблизив морду нос-к-носу к широкой морде самца, не умудрившись сдержать скалящиеся из-за приподнятых в ярости губ, - не смей.

+2

10

Он выдержал пронизанный слепящей яростью взгляд, не дрогнув ни одним мускулом, лишь чувствуя, как на очередную порцию пуленепробиваемого упрямства кошки в его груди закипает раздражение.

Унижать? — дёрнул ухом в недоумевающем жесте, угрюмо опустив брови, — да сдалась ты мне. Неужели я в твоих глазах настолько ничтожен, что стал бы самоутверждаться за счёт пострадавших?

Забавно, что Ласточка сама напомнала о том моменте в высоких соснах. Впрочем, если там и были всего лишь мимолётный трепет и инстинктивная вспышка, сейчас — нечто более животрепещущее и горячее, обжигающее иррациональным волнением. Но отчего-то те жалкие  попытки, которые кошка предприняла, чтобы его оттолкнуть, показались ему недостаточно убедительными, а испепеляющие синие радужки только подогревали это ощущение.

Так сильно задело, а? — с намёком усмехнулся он, испытывая уже какое-то мрачное удовлетворение от всего происходящего. Столь пьянящая власть затмевала разум, заставляя нутро клокотать и шкуру напряжённо перекатываться. Бурый воин склонился ниже, глубоко вонзая когти в землю, будто сдерживая себя последним усилием воли. — Невозможно получить все и сразу, Ласточка, — янтарные глаза вспыхнули на мгновение, достаточное для того, чтобы Ласточка успела заметить в них отсветы влечения.

Но не сейчас, — глухо рыкнул Тайфун, а затем уверено сгрёб кошку, подминая под разгоряченное тело и перехватывая за загривок, так что брюхом ощутил растрёпанную шерсть на её спине. Грудь сотряс мощный рык, и пасть густо наполнилась слюной, когда он стиснул зубы сильнее и подался вперёд, проникаясь заветной близостью и заполучая желаемое.

+3

11

- Да, настолько, - максимально сухо выдала кошка, пряча хитрецу и бесенят в холодных, алчных глазах. Догадалась ли Ласточка, почему бурый здоровяк уже которую минуту держит её, прижимая брюхом в снег?
Конечно.
Хотела ли Ласточка теперь с его инициативы получить желаемое? Что ж, и да, и нет.
В конце-концов, разве она настолько легкодоступна, что готова прогнуть спинку под первое желание самца, пусть даже такого видного и притягательного, как Тайфун? Другое дело - её собственное желание.
И червячок совести, так быстро загнанный в угол: как же так, с Опаленной-то?
Встречая медовый, совсем уж горячий проблеск в глазах напротив, Ласточка медленно, томно улыбнулась, запрокидывая голову и якобы потягиваясь - вовсе не демонстрируя тонкую шейку, нет.
- Меня? Меня-то... задело? - намекая на нынешнюю ситуацию, в которой бурый абсолютно уверенно взял главенство и все еще, до сих пор вот так удерживает под собой самку - одна мысль уже настолько непотребная, что становится жарко, - Ласточка ухмыльнулась, глухим проблеском в глазах отвечая на затаенную обиду.
И все же, как быстро она растворялась! В силу её своеобразных чар и пылкостью, буйностью Тайфуна, которую все больше тянуло испытать на себе, Ласточка ощущала себя хоть на краткий миг - желанной, хоть на одно короткое мгновение всё внимание было уделено ей и только ей.
И Тайфун сейчас смотрел на неё, и держал её, и...
— Невозможно получить все и сразу, Ласточка, - с намеком на продолжение выдал старший воитель, и кошка чуть приоткрыла рот, вдыхая окружающий их электрический воздух. Она почти задержала дыхание, ощутив краткую, порывистую дрожь в сильных лапах по бокам от себя, и позорно вздрогнула, как первогодка.
— Но не сейчас.
Почти касание превратилось в захват, и Ласточка охнула, рыкнула, когда воитель сгреб её под себя. Ретиво взбрыкнув, она вскрикнула - конечно, не от боли в загривке, - ощутив себя во власти Тайфуна, и после первых порывов забылась, закрыла глаза, ощущая свою победу.
Забытое чувство, желанное и далекое, всколыхнуло старые воспоминания, и Ласточка, отдаваясь желанию, забылась, тихо, едва слышно выдохнув:
- Да...
... Филин.

+5

12

Не увидев сопротивления, кровь горящей лавой заполнила лёгкие, обожгла адреналином и поскакала неудержимым потоком в венах. Застывшее чувство вины вспышкой пронеслось где-то на подкорке, между просветами осознания напомнила о себе совесть, но было уже поздно, когда он поддался этому исступлённому порыву: обхватил исхудалое тело крепкими лапами, утопая когтями в растопленном снегу и дрожа от перенапряжения. К черту мораль. Они были друг другу никем, не принадлежали друг другу по праву, но Тайфун был уверен — это объединенное желание каждого.

Дыхание стало глубже и резче, зубы стиснулись на влажном загривке, с тихим скрежетом царапая нежную кожу. А затем внутри вдруг что-то щёлкнуло, рванувшись наружу вместе с тихой, оборвавшейся в воздух фразой: именно так чужие когти царапнули с точностью по уязвлённому самолюбию полосатого воителя, которого в этот момент словно окатило волной холодного пота, заставляя прозреть.

Чертова подстилка, — рыкнул кот и отстранился, чувствуя, как злость кипящей смолой заливает нутро, — подумай, чем ты лучше меня, — прохрипел он с презрением, после чего выпрямился, вновь облачаясь в холодно-непроницаемое состояние, свысока оглядывая ту, что была так желанна мгновением ранее. А как близко, казалось бы, ему удалось подобраться. — Может быть, поймёшь, почему я выбрал ее, а не тебя, — ветер агрессивно вздыбил загривок, но Тайфун уже отвернулся, оставляя на двуцветной мордашке отпечаток потухшего взгляда. Ни малейшего проблеска сожаления, ни даже разочарования. Лишь глухая досада за потраченное впустую время отразилась на морде мрачной гримасой.
Под грузным шагом протяжно скрипнул снег, когда он медленно двинулся в сторону лагеря, ни разу не обернувшись.

+3

13

Тайфун замер, и это не было пиком наслаждения. Когда зубы на ее загривке разомкнулись, а напряжение в воздухе достигло своего пика, имя, застывшее на губах Ласточки, всплыло в памяти, и кошка медленно закрыла глаза.
Ну вот что ты наделала?
— Чертова подстилка, — рыкнул кот и отстранился, и где-то внутри у Ласточки разлилась жгучая, ядовитая смола. Самец рывком отошел от неё, и черно-белая, вполне осознавая и принимая свою оплошность, медленно повернулась на бок, чувствуя, как уплывающее желание покидает её тело, оставляя горечь и глупую опустошенность.
Тайфун распалялся, наверное, даже имел на это полное право - еще бы, во время самого интимного момента кошка назвала его другим именем, и да простят предки, но эта мысль все еще вызывала усмешку на губах допустившей оплошность воительницы. Реагировать, ругаться, шипеть ему в ответ Ласточка не хотела, да и что она могла ответить?
Прости, это мое дежавю?
Прости, но я правда хотела тебя, а не Филина?
Прости, что все еще помню его?

Впрочем, последний факт немного беспокоил строптивицу на подкорках сознания, и она сжала зубы, прощая Тайфуну оскорбления.
- Подумай, чем ты лучше меня, — с презрением выдал кот, на что Ласточка непонимающе подняла бровь.
- Причем здесь это? - на удивление спокойно поинтересовалась воительница, проходя языком вдоль лапы.
— Может быть, поймёшь, почему я выбрал ее, а не тебя, - попытался уколоть её самец, и на мгновение Ласточка замерла.
- Мы хотели друг от друга одну-единственную вещь, Тайфун. Семья и котята - не для меня, по-моему, это было очевидно, и если ты ждал от меня влюбленных соплей - то да, спасибо, что выбрал не меня, - пожав плечами, почти равнодушно мяукнула Ласточка вслед бурому коту, провожая его задумчивым, погрустневшим взглядом. Чертов Филин даже после своей смерти умудрялся все портить, и сейчас, в данный момент, Ласточка ощутила нахлынувшую снова тоску.
Одиночество.
У них с Тайфуном были разные демоны, и они почти умудрились их хоть как-то усмирить, а теперь она осталась одна, у разбитого корыта, гложемая хорошо припрятанным чувством вины и одиночества.

+2

14

Тайфун кипел, кипел от раздражения, от медленно накатывающего волнами негодования, перекрывающего горло утробным рыком, исходившим из самого нутра, понимая, как жестоко он облажался по собственной инициативе. Ее тон острее вражеских когтей полоснул по опасно натянутой тетиве нервов бурого воителя, вызывая лишь желание принудительно заткнуть ей пасть. Просто, заткнись, черт возьми.

Звездоцап тебя дери, Ласточка, — содрогнув воздух ледяным рокотом, он встретил взгляд кошки, но был слишком раздражён, чтобы увидеть в них отражение истинных эмоций. Дерзостью в этих глазах можно было подавиться, и Тайфун без труда душил это клокочущее в глотке разочарование. — Ты даже в такой момент не можешь держать свой гребанный язык за зубами, умудрившись все испортить, о каких влюблённых соплях может идти речь вообще? — устало усмехнулся он, меряя широкими шагами несчастный клочок земли, вытоптанный едва ли не до самого торфа.

Мне плевать, — кончик хвоста нервно дёрнулся, опровергая сказанное, но Тайфун продолжал гнуть своё, — плевать, что творится в твоём жалком мирке. Если ты не в состоянии разобраться в себе, в своём прошлом, — когти с досадой царапнули по снежному насту, — зачем ты здесь? — зрачки сузились, оставляя лишь сгорающие в испепеляющем янтаре радужку.

Желая с тобой близости, — резко выступая вперёд, он приблизил морду к чужой и застыл в напряжении, шевеля лопатками, — последнее, что я хотел от тебя услышать — бредни о твоих забытых привязанностях, — завершая разговор раздраженным взмахом хвоста, Тайфун пожалел, что вообще ввязался в этот разговор и едва удержался от порыва, чтобы развернуться и уйти, оставив соплеменницу наедине со своими грезами.

+2

15

Кошка поджала под себя передние лапы, согревая конечности в том снежном месиве, которое осталось после их с Тайфуном битвы. Предки, неужели где-то лежит еще павший в охоте снегирь? Припомнив про добычу, так некрасиво забытую в столь голодный сезон, Ласточка подняла уши и принюхалась, не сразу находя припорошенную снегом красную грудку-маячок.
Как же хотелось абстрагироваться от всего. Обычной манерой поведения в конфликтных ситуациях для черно-белой кошки была и остается старая-добрая агрессия, а тут вот хотелось просто... по-слабому сделать вид, что ничего и не было.
Хотя это, конечно, бесполезно.
— Ты даже в такой момент не можешь держать свой гребанный язык за зубами, умудрившись все испортить, о каких влюблённых соплях может идти речь вообще? - распалялся старший воитель, заставляя Ласточку все глубже прятаться в свой внутренний кокон под видом абсолютной невозмутимости. Грузно поднявшись с земли, облепленная снегом, чуть взлохмаченная кошка с необычно потухшим взглядом равнодушно прошла к добытой птице и вытащила ту за крыло из снега, возвращаясь на насиженное место.
- Я молчу. Счастлив? - донеслось до Тайфуна, и в голосе почти не было стали и иронии. Плюхнув птицу себе под лапы, голодная, исхудавшая под длинной шерстью воительница остервенело рванула крыло на себя, нещадно кромсая почти тощего снегиря на мелкие кусочки. Один из таких - крыло с доброй частью своеобразного птичьего "предплечья" рухнуло под лапы бурого воителя.
- И мне плевать, - вторя Тайфуну необычно ровным голосом, устало признала Ласточка, вгрызаясь в тушку птицы и пачкая черно-белую мордашку в красный.
— Желая с тобой близости, — навстречу бурой морде почти вплотную поднялась черно-белая, окровавленная морда с уставшими, но еще не погасшими глазами-льдинками. Произнесенная, сформированная вслух мысль о том, что Тайфун все же желал её, всколыхнула что-то внутри, но быстро погасла, — последнее, что я хотел от тебя услышать — бредни о твоих забытых привязанностях, - скривился старший кот, и Ласточка добротно скривилась в ответ.
- Это давно забытое прошлое, зарытое в десятки могил, - противореча прошёптанному ранее, фыркнула черно-белая, поймав привычный настрой, - ты удивишься, но кроме... него у меня не было никого, Тайфун. Так что с подстилкой, - напоминая ярко выраженной интонацией, добавила Ласточка, - ты явно не по адресу.

+3

16

Молчание напрягало, когда все слова наглухо ударились о насмешливо-холодную стену натянутого равнодушия: все же импульсивная сторона соплеменницы показалась бы ему как-то привычней. По правде говоря, получи он сейчас по морде — это могло быть достойной кульминацией его эгоистичным действиям. Но должна ли она была перед ним объясняться? Тайфун молчаливо нахмурился, отметая остатки непростого разговора, как вчерашнюю пыль. Лишь где-то на подкорках проскользнула мысль: он, ни сколько не разбираясь в тонкостях натур даже таких строптивых кошек, как Ласточка, казалось, затронул те струны души, которые прежде ему были недоступны. И теперь чувствовал себя лишним в чужой, судя по всему, незаконченной истории.

Как скажешь, — в голос прокрались привычно стальные ноты, и Тайфун, мгновением ранее переживаемый вспышку злости и пристально смотревший на поникшую соплеменницу, сдал позиции, когда отступил назад, игнорируя упавшее под лапы крыло. Мысли пронеслись в голове разрушительным смерчем, оставляя после себя обрывки недосказанности, нарочно умаляя значение того чувства, что ненасытным червём грызло его изнутри. Совесть наступила на глотку звериной лапой, сдавливая тисками. Он презирал себя за проявленную слабость, своим поступком неосознанно обострив противоречия в отношениях с одной кошкой, тогда как вторая и вовсе не беспокоилась, каков может быть исход.

Постепенно небрежно взъерошенная, влажная шерсть приглаживалась, но это не умаляло испортившегося настроения бурого воителя, и он, усилием вернув себе хладнокровный вид, решительно распрямился. Сжал челюсти до проступивших желваков, после чего сделал несколько твёрдых шагов, довольствуясь ставшей уже привычной ему пустотой в груди;  чувствуя, как подмороженная шкура немеет и успокаивает разгоряченную в былой потасовке кожу.

лагерь

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » совиное дерево