У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.05 Тем временем игра на Последнем пристанище не стоит на месте: очередные персонажи разделили между собой лавровые венцы почестей, как лучшие персонажи месяца! От всей души поздравляем с этим достижением.
Совсем скоро, 7-го мая состоится долгожданный совет, который расставит многие точки в нынешнем сюжете. Не пропустите общий сбор всех четырёх племен!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 241 страница 260 из 293

1

http://s8.uploads.ru/j2BJi.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font> <br>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">В</size></b><font size="2"> неглубокой песчаной ложбине, куда не может просочиться прохладный ветер, расположился лагерь племени Ветра. Тщательно скрытый зарослями густого утесника, его очень трудно заметить. Несмотря на хорошую внешнюю маскировку, внутри лагеря есть, разве что, кусты да пара ложбинок, служащих палатками. Любое другое племя наверняка не смогло бы смириться со столь открытой местностью. Сами же коты племени Ветра считают иначе. <i>"Мы благодарны предкам за возможность быть чуть ближе к Звездам. И разве может быть что-то прекраснее бесконечного звездного неба над головой?"</i>
Утоптанная временем главная поляна является центром всего лагеря. Неподалеку от входа располагается палатка воителей. В противоположной части поляны виднеется каменистая Скала, у подножия которой, в укромной ложбинке находится палатка предводителя. С этой Скалы предводитель созывает соплеменников на собрание и сообщает о важных событиях. Детская, палатка оруженосцев и палатка старейшин расположены в глубине лагеря, так, что бы никакая опасность их не коснулась. Палатка целителя находится вдали от остальных убежищ, так как пряный и яркий аромат разнотравий способны выдерживать долгое время лишь сам целитель и его ученик.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

241

Суховей не верил словам Гончей, не хотел. Создание новой семьи заместо разрушенной было куда более резким отцовским жестом, чем просто шрамирование своего сына, тем более - создание чего-либо с ней, с той, с которой когда-то Суховей был готов поклясться на кроличьей крови о чем-то важном. Абсурдно в первую очередь, обидно уже в десятую. И только когда Воробейница отвечает на все его слова, замкнуто и пугливо, эмоциями-жестами, до Суховея доходит, но он все еще отвергает, не понимает, неужели правда?

Качает головой из стороны в сторону, опрокидывает голову к небу, смеется, - великие Мертвые предки. Дерьмо все еще продолжает случаться. От одной мысли о том, что с его отцом лежала она, что в ее брюхе сейчас и его кровь тоже сводило челюсти, а хвост выворачивался, взбивая землю-матушку, как никогда прежде. Суховей должен был исправить эту родовую ошибку, ошибку отца, но пока не имел для этого достаточного раздолья.

- Что же, - игнорируя ее просьбу о молчании, - и как ты теперь будешь с этим справляться? - ему правда было интересно, убьет она выродок после рождения, поняв свою ошибку, или признается в том, что дети от Звездопада перед всем племенем. Поэтому и говорил он серьезно, чуть ли не заботливо, приобняв такую опечаленную Воробейницу хвостом и буквально давясь сладкими мечтами о том, как в ночи будет вскрывать ей брюхо, а затем и глотку.

- В любом случае, ты же помнишь, - наклоняется к уху, - что с той ночи не отвернемся друг от друга.

Пообещали. Пусть верит ему, доверяет, пусть расскажет о том, какой Звездопад плохой, а если не расскажет - будет рядом, ближе, чем кто либо, чтобы Звездопад видел, как он заботится о ней, о его сокровище, мать его. И плевать, что это "сокровище" предала его уже, оно и лучше - путь мучается этим, если ее совесть такая весомая, пусть чувствует вину, чувствует себя обязанной. Суховей примет все, лишь бы не отходила, лишь бы держалась от отца подальше.

Мимо них пробежали сначала Соболь с Овсянкой, за ними Колючка, уже после, одна, совершенно беззащитная, не подошедшая к старшим, как ей велели. Глупая. Суховей готов был с места дернуться, догнать и за шкирку утащить, но был слишком рад их с Воробейницей уединению, чтобы вообще куда-либо идти. Да и вопрос с мертвыми мышатами все еще не давал покоя.

- Как думаешь, кто-то из котов мог подкинуть эти трупы? - снова напрямую, после слов Соболя - с большим подозрением. Ушла первая, убежала - зачем, в чем резон? Что-то знала, от чего-то спасалась? Убежала, пока другие не заметили ее причастность?

- И почему ты сбежала от патруля?
Пусть теперь оправдывается, как хочет.

Отредактировано Суховей (07-04-2019 01:30:12)

+10

242

Вересколап счастливо зажмурился, когда хвост наставника мягко притянул его к серебристому боку. Затем приоткрыл один зелёный глаз и повёл по кругу лап, стоящих на земле, изучая собравшихся. Он практически не вслушивался в слова старших воителей, лишь мельком заметил, как Овсянка – милая-милая Овсяночка – всего лишь хвостом махнула, прощая его, и испытал прилив небывалой благодарности к нежной кошке, смешливо топорща усы в ответ.
Близко шерстью касаясь наставника, Вересколап вибрацию раскатистого идеального голоса чувствовал. Насторожив ушки и подняв глаза до уровня розовеющего нёба, видневшегося практически с каждым словом, серошкурый ученик искренне наслаждался силой и властностью, рьяно просачивающимися сквозь шкуру Суховея. И его самого подхватила эта волна, подтаскивая ближе к непонятному ему водовороту, - он чуть не подскочил, когда услышал, что надо поговорить с Полуночником.
Ему?
Вересколап не заметил, мазнул ли по нему взгляд наставника при этом, но, посидев-переждав ещё немного, отходя от услышанного («предки-воители, как с целителем-то говорить!»), решил, что всё-таки это не к нему было обращено. Успокоился и снова пригрелся под бочком Суховея, блаженно кемаря. Вокруг мог бушевать хоть самый настоящий ураган, а Вересколапу всё было нипочём – он был уверен, что наставник его убережёт.
Он даже, кажется, сладенько причмокивал во сне, пока не задрожал от холода. Испуганно распахнув глаза, Вересколап вскочил на лапы и завертел головой, пока не заприметил Суховея в компании Соболя и Воробейницы. Ой, они уже вернулись?
А-а, погодите, а ему что делать?
Вересколап озадаченно присел обратно и огляделся в поисках сестры. Ещё раз уставился на Суховея. Перевёл взгляд на пушистый кончик хвоста Гончей. На свой нос в полном (нет) раздумии, как это он докатился до жизни несчастной такой.

Отредактировано Вересколап (09-04-2019 09:47:30)

+6

243

--> ферма

Довольно пыхтя, Панцирь зашёл в лагерь. Он только теперь вспомнил, что сегодня вернулся с добычей и может погордиться собой хотя бы немножечко, хотя бы самую малость. Благодаря съеденной мыши, оруженосец не чувствовал голода, а потому пошёл к куче с добычей, приподняв кролика над собой, чтобы все увидели, какой он большой, красивый и пушистый.
Толстые лапки Панциря подкосились, когда он понял, что Овсянка тоже в лагере, а не в каком-нибудь патруле. Каким-то чудом котик устоял и не грохнулся на землю, проходя мимо неё. "Она увидела? Увидела кролика?" - единственная мысль лихорадочно металась по его голове. Панцирь дошёл до кучи и положил своего кроля на самую верхушку.
"Было бы здорово попробовать кусочек, но не сегодня. Завтра я принесу в лагерь двух таких замечательных кроликов. Смогу накормить и племя, и себя самого, как подобает воителю".
Взгляд Панциря наткнулся на Суховея, и оруженосец улыбнулся ему. Суховей был дерзкий, и такие дерзости, которые сегодня позволил себе Панцирь, наверняка были у него в порядке вещей. Если он станет похожим на Суховея, Соболь точно будет им гордиться!
"Но Суховей в жизни не заметит меня, пока я не стану таким, как Шершень или Утёсник", - вздохнул Панцирь, понимая, что в компании молодых воинов над ним просто посмеются, а затем прогонят прочь.
Он попытался найти взглядом Соболя. Рядом с наставником любые проблемы становились сущей мелочью. Ведь он самый настоящий глашатай и просто очень сильный кот. Вот уж кто принёс племени только хорошее. Он заметил рыжего кота рядом с Овсянкой и радостно побежал к ним, остановившись в нескольких шагах позади. От этих двоих исходила похожая энергия. Для Панциря Соболь с Овсянкой были как наступивший сезон Зелёных Листьев, яркий, солнечный, рыжий сезон. Он нерешительно стоял, пытаясь понять, нужно ли им его присутствие.
"Я сегодня дерзкий. Нельзя просто так взять и обратно стать собой, раз уж начал дерзить. Хотя бы один денёчек я побуду смелым, прежде чем снова стану послушным. Я смогу. Смогу подойти к Овсянке и сказать ей что-то. Все могут, чем я хуже? Она всегда была добра ко мне, почему я боюсь?"
Панцирь неуверенно потоптался на месте, но потом всё-таки сделал шаг вперёд.
- Овсянка, - да что же это такое, он хотел, чтобы его голос звучал твёрдо, как у Суховея. - Можно я тоже пойду? С тобой? И с Соболем? - он перевёл взгляд на наставника, надеясь, что не увидит в его глазах стыд за подопечного.

+4

244

— Все в порядке? - нет, не в порядке. По правде говоря, никогда и ничего в её жизни не было в порядке. Она, кажется, принадлежала к той породе, что оказывалась для окружающих массовкой или той-самой-стервой-что-помогла-стать-личностью, но никак не больше. Оставленная в опостылевшем племени дочь, одна из многих учениц, бывшая наставница, малозначимый друг. Скольким ей нужно помочь ценой своих костей и шкуры? Помочь, хоть и извилистой, болезненной тропой. Никто не жаловался. - Будешь?

- Буду, - помедлив мгновение, ответила Гончая, приглаживая мраморно-серебристую шерсть на загривке. Запах дичи щекотал раздувающиеся от глухой ярости после разговора ноздри, да и... кажется, никакие морально-этические нормы не запрещали общение с соплеменником. Следуя за ним к краю поляны, она бросила взгляд на Воробейницу и Суховея и почти тут же отвела его - сыну предводителя было уже не шесть лун, чтобы она беспрекословно его наставляла. Хочет совать лапу в пчелиный улей - сам же будет потом вынимать из подушечек жало. - Что-то случилось в патруле? - подняла горящие глаза на соплеменника воительница, слегка склоняя голову в вопросе.

+4

245

Шип положил тушку перед Гончей, приглашая приступить к трапезе первой. Он лег, поджав под себя лапы, подставляя морду теплым порывам ветра. Небо было ясное, а это значило то, что ночью засыпать он будет глядя на звезды, ища среди них тех, кого он знал. Судьба порой жестока и несправедлива забирая лучших. Когда звезд не видно, Шип повинуясь какой-то котеночьей наивности вглядывается в эту пустоту представляя, что где-то там обитатели темного леса, скитаются в вечном мраке и одиночестве так и не обретя покой. Неплохая такая мотивация жить по совести и воинскому закону, дабы после смерти занять место рядом с предками и наблюдать за живыми.
Серобокий повернул голову в сторону соплеменницы.
- На ферме целая гора мышиных трупов, - ответил кот, вспоминая отнюдь не нагоняющую аппетит картину скрюченных грызунов, - Но вряд ли это одиночки или кто из наших устроил такое. Следов от когтей или зубов нет. Скорее всего опять у Двуногих блоха под хвостом укусила, вот и чудят. В любом случае, - он вздохнул, - Надо пообщаться с Полуночником, может ему удастся установить наиболее точную причину их смерти.
Воин откусил кусок и, медленно пережевывая еще теплое мясо, оглядел поляну. Сейчас он чуть переведет дух и пойдет в палатку целителя, но что-то его напрягало. Атмосфера на главной поляне была какая-то... напряженная. Быть может он накручивал себе, но ощущение было что каждая шерстинка наэлектризовалась. Дернув плечом, отбрасывая какие-то домыслы о происходящем, воин решил-таки узнать все из первых уст.
- А здесь что произошло? Какое-то подозрительное собрание.

+5

246

- Они могут быть отравлены. - несмотря на то, что предложение звучало утвердительно, воительница склонила голову, словно дожидаясь ответа. С одной стороны именно отрава представлялась ей единственным объяснимым способом умерщвления стольких мышей сразу, с другой - привычное воспитание и выдержка брали верх после кратковременной вспышки холодной ярости, будучи тем маяком и крепежом, который связывал её с прочим миром. И, конечно же, святая убеждённость детства в том, что старший обязательно мудрее. Вспоминая последние события - дерьмо лисье, а не чистейшая истина. Однако ни Шип, ни Полуночник не сделали ей ничего дурного и, пожалуй, никто не мог осудить её в том, что она испытывала лёгкое беспокойство.

— А здесь что произошло? Какое-то подозрительное собрание. - склоняясь над своим куском дичи, кошка не повела и ухом. Сердце, однако, пропустило удар: ей импонировали планы Суховея, однако, если он и дальше планировал держать подле себя Воробейницу, которая радостно бежала бы щебетать об этом своему второму кавалеру... Возможно, она недостаточно хорошо подняла этот аспект во время обучения. Или же все коты без исключения становились подслеповатыми, как только перед ними начинал вилять подходящий зад.

- Очередная личная драма с муками выбора, - фыркнула серебристая кошка, прикрыв глаза. В конце концов, не так и далеко она ушла в своём ответе от истины. - а поскольку происходит она в нашей маленькой милой компании, то заинтересованы в её скорейшем прекращении мы все.

+6

247

Шип широко зевнул. Весьма насыщенный денек выдался сегодня. Солнце медленно, но верно скрылось за горизонтом, оставляя котов в приятной тьме. Зрачки расширились, выдавая отсутствие напряжения для зрения, на темно-синем покрывале зажглись сотни-тысяч звезд, что так напоминали светлячков, а главенствовал над ними товарищ полумесяц.
Серогривый скосил взгляд на Гончую отмечая, как красива ее шерсть при лунном свете. Воин всегда отмечал миловидность соплеменницы, но тут будто посмотрел на нее по-новому. Дернув ушами, кот кивнул, так и не выдав своей мимолетной заинтересованности.
- Скорее всего. В любом случае пока что туда лучше не соваться, мало ли что.
Шип перевел взгляд на Воробейницу и Суховея, подавляя тяжелый вздох. Муки выбора. Что же, бывает. Воин всегда был далек от любовных дел. Один раз он попытался построить семью и судьба ясно дала ему понять, что не стоит ему влезать в это дерьмо. А то, что о своих возможных детях он узнал буквально сегодня, показывает что ему вообще не стоит заглядывать противоположному полу под хвост, полная фигня у него выходит. Однако, внезапное внимание к Гончей несколько напрягло и вряд ли предвещало что-то хорошее.
Воительница всегда славилась весьма своенравным характером, что безусловно нравилось коту. «Нужно выкинуть эти глупости из головы».
Шип поднял голову к нему, шумно втягивая ночной воздух. Вдалеке слышалось стрекотание сверчков. Осталось только разогнать всех соплеменников по палаткам, чтобы насладиться этой атмосферой сполна.
- Раньше я не замечал этой красоты, - «почему так двусмысленно?», - В середине сезона Зеленых Деревьев ночью у источника зажигается целая куча светлячков. Если придти туда в ясную погоду, то ощущение, будто находишься в Звездных угодьях, - кот слегка тряхнул головой осознавая, что выглядит глупо и вновь закрылся, меняя тему, - Тепло. Наконец-то можно спать на свежем воздухе, а не в душной палатке.

+6

248

>староречье
Это был самый продолжительный, самый трудный путь для Звездопада за всю его жизнь. Солнце уже давно закатилось за горизонт и его место заняла яркая молочно-серая луна. Стуча зубами и дыша лишь поверхностно, чтобы сохранить драгоценное тепло, Звездопад проходил мимо родных пустошей. Перед ним стояла лишь одна цель - добраться до лагеря. И если в начале пути предводитель действительно задумывался о том, как он расскажет о Макоши, строил предположения насчет Суховея. Рассказал ли он всем? Успел ли настроить добрую половину племени на нужные для него частоты? То к середине дороги терзал себя лишь одной мыслью - когда уже наконец появятся знакомые кустарники, служащие входов в лагерь.
Отсыревшие и холодные бока принимали на себя порывы ветра, заставляя покрываться кожу мелкими мурашками. Тяжелая трусца сменялась одубевшим шагом, но голубоглазый продолжал свой путь. Остановка могла значить лишь одно - он замерзнет намертво, потеряв еще одну жизнь. А допускать этого было нельзя. Потеряв свою первую жизнь, Звездопад в действительности осознал важность жизни, ее драгоценность. И то, как легко ее потерять. И если бы не дар... это была бы очень глупая смерть.
Макошь оказалась не той, какой ее видел предводитель пустошей. Предательница, двуличная тварь, заслуживающая лишь смерти. И если тогда, держа ее зубами за глотку Звездопад сомневался, то оказавшись внизу обрыва все сомнения рассеялись и растворились вместе с кровью в воде. Небольшие раны на боку уже запеклись и, в отличие от сильных ушибов плеча и бедра, не мешали передвижению.

Winter - Retro Family
Наконец, уставшие глаза уловили знакомые пейзажи. Он был близко. Нос уловил племенные запахи, свежие метки и приторный запах целительских трав. Сделав завершающий рывок, Звездопад, изрядно припадая на больные конечности, потрусил к лагерю. Пар изо рта затуманивал картинку перед глазами, но это был он - дом. Но дом ли? Поверженный и разбитый, Звездопад хотел бы почувствовать тепло своих соплеменников, поддержку и крепкую опору, но в горле пересыхало от переполнявших его чувств. Это его прибежище, место, где можно перевести дух. Он уже ощущал эти острые колкие взгляды, чувствовал, с каким презрением на него смотрят соплеменники. Взмахнув ввысь, добившись статуса, уважения, он резко спикировал подстреленной птицей и вернулся к своим двадцати лунам. Осталось лишь дождаться, когда кто-нибудь из-за спины ударит и приставит когти к горлу.
Голубоглазый предводитель ввалился на главную поляну. Хрипло дыша, он дрожал всем телом, чувствуя, как сырая шкура превращается в задубелый мех. В глаза тут же бросился силуэт сына. Судорожный взгляд обвел всю поляну в поисках Воробейницы.
"Только будь жива и здорова. Будь жива и здорова."
Ее рыжий хвост показался из-за спины Суховея. Предводитель шумно выдохнул и остановился стоило лишь его задней лапе пересечь порог лагеря. Шип, Гончая, Панцирь, Соболь, Белоснежка... тут кажется были все. Поляна, несмотря на поздний час, полнилась мордами.
Но несмотря на то, что Звездопад был в лагере, все тело было в напряжении, глаза внимательно останавливались на каждом соплеменнике, ища в их взглядах подвох. То, что он уходил из лагеря предводителем, а пришел обычным Звездопадом, сохранившим от должности лишь звездный корень - было фактом.
- Полуночник, - слабым голосом, устремившись мордой к палатке целителя, протарахтел Звездопад.
Слабо держась на лапах, он все же не посмел подать ни единого намека на свое скверное состояние. Сохраняя ледяной норов внешне, его разрывало изнутри. И, кажется, начинало лихорадить.

Отредактировано Звездопад (16-04-2019 23:52:32)

+12

249

Воробейница чувствовала, что обстановка накаляется, и недавнее присутствее Гончей довело рыжую почти до бешенства.
Нет, а какого Звездоцапа?..
— Что же, — этот странный, сухой, стальной голос сына предводителя заставил воительницу резковато, почти с вызовом на него обернуться. И ведь пыталась же играть овечку, пыталась...— и как ты теперь будешь с этим справляться?
- Справляться с чем? - не сдержавшись, с нажимом рявкнула кошка, чувствуя, как приподнимается верхняя губа от одного только взгляда на показавшуюся издали шубку наставницы Суховея.
- Если ты хочешь верить ей - право твое. Уж если меня обвиняют непонятно в чем с наставником - кто знает, насколько чиста она? Чужие ошибки по себе судят, милая, - громко и с явным обращением к некоей особе заявила Воробейница, возвращаясь почти свирепым взглядом к Суховею.
Ситуация накалилась слишком, и волнение вкупе с раздражением порождали буйное нечто внутри юной воительницы.
— В любом случае, ты же помнишь, — наклоняется к уху, — что с той ночи не отвернемся друг от друга.
- Вот именно! - соврала сквозь зубы Воробейница глухим рыком, глядя на Суховея с неподдельным почти разочарованием.
- И никаких котят я не жду, - хлопком хвоста по земле завершая этот якобы унизительный разговор, Воробейница повернула мордашку к лагерю, куда патруль вернулся в полном составе. Раздражение, волнение, непредсказуемость ситуации - все это раздражало неимоверно.
Но сучка-Гончая - больше всех.
— Как думаешь, кто-то из котов мог подкинуть эти трупы?
- Нет, - короткий, уверенный и правдивый ответ.
— И почему ты сбежала от патруля?
- Я не сбежала, я вернулась в лагерь доложить. Не хватало еще найти в куче с добычей такую радость и перетравить половину племени, - все так же скупо, чтобы Суховей понимал её обиду и возмущение, отзывалась рыжая, тем не менее оставаясь сидеть рядом. Сердце щемило от мысли, что куда-то там одна побежала малышка-Колючка, но шевелиться было нельзя.
Даже когда на поляне появился он.
Раненый.

+8

250

→ палатка целителя (разрыв, потом будет доиграно в эпизоде)

— Полуночник, — воображение разыгралось, сон в летнюю ночь сморил, философские беседы с милыми созданиями увели неизведанными тропами — всё, что угодно, но не тихий, странно, абсолютно неуместно и неуёмно надломленный голос предводителя. К такому жизнь Полуночника определённо не готовила. Потому его любопытная длинная морда тотчас показалась из палатки. И столь же скоропостижно исчезла обратно. На сей раз, правда, не из-за испуга — это обычно Звездопад выглядел грозовой тучей, бескомпромиссно сотрясающей громами своих требовательных речей поджилки окружающих. Скорее из-за грусти. Ветряной лидер сейчас был грустным. И безмерно уставшим, будто убывающая луна или уходящий год.

Целитель вернулся к печальному коту с парой ягод можжевельника — дышал явно будущий пациент слегка странно, да парой неведомых, намедни подобранных ярких плодов. Те были не ядовиты — Полуночник уже успел проверить, однако в силу своего относительного здоровья никакого лекарственного эффекта опознать не смог, а опознать хотелось.

— Вот. В целях профилактики, — расспрашивать предводителя о состоянии стояния или не очень при всех, пусть даже шёпотом, врачеватель не собирался. Вряд ли вообще существуют на свете белом любители распространяться о своих недугах всей округе, а уж такие извечно суровые, намеренно нахмуренные и к целителям-то неохотно захаживают.

Полуночник легонько коснулся лапы Звездопада своей, чтобы понять, не начинает ли пробирать предводителя дрожь лихорадки, однако ничего почувствовать толком не смог. Лидер перед глазами растворился, будто истаяла каждая шерстинка до сверкающей пыли, а пыль та вместе с лепестками странных призрачных цветов унеслась вверх. Мир разом болтнулся наоборот и вот уже ветряк узнал, каково стоять на этом «вверх», каковы наощупь те призрачные цветы. Из них поднялись три силуэта. Побольше, средний, поменьше. Все светлые-светлые, но лишь один виднелся отчётливо, будто тут, в таинственном «вверх» ему самое место.

Ничего не успел разглядеть трёхцветный, кроме глаз. Трёх пар ярких, сверкающих васильковыми морями голубых глаз. Знакомых и незнакомых одновременно. Ничего не успел услышать кот, кроме расколовшего воздушную сказку на сотню болезненно впившихся в сознание частей «одной крови, но не одной боли».

И мир болтнулся обратно, а Полуночник, непривычный к подобным метаморфозам, едва не сел там, где весьма нетвёрдо стоял. Ошалелый светло-медовый взгляд нашёл в ночной темноте уставший, потемневший до оттенка неба перед бурей. Одной крови.

Одной. Крови.

Яркая хвостатая комета-воспоминание. Беспомощные котята, рыбный запах. Требовательный, заставляющий воздух трескаться, заранее иссушающий волю что-либо ему противопоставлять голос. Твёрдый взор. Тоже уставший, что забавно.

Немо глядя то на Звездопада, то на его сына, ветряк истуканом высился несколько мгновений, а после резко ожил, неловко попытавшись махнуть хвостом. Боль от полученного когда-то перелома отрезвила.

— Что случилось? Нет, не так. За мной, идём. Осторожнее, — Полуночник кивнул на свою обитель, пропуская вперёд предводителя.

→ палатка целителя

+10

251

Насколько сильно Суховей хотел верить Гончей, настолько же сильно он не хотел верить в котят под брюхом Воробейницы. Скупые возможности, расчеты, вся грязь внутренних взаимоотношений лилась через край в словах рыжей воительницы. Ее громкие оправдания ему слушать надоело почти сразу же, копаться в дерьме любовных дел ему хотелось меньше всего. Если Воробейница не была беременна - оно и к лучшему. Если хочет манипулировать им так же, как и он ей - пожалуйста. В этом всем махании словами единственно важным было вовремя развернуться и ударить в морду.

- Это не обвинение, - Суховей замотал головой, щурясь на спутницу, - это слова Звездопада. Какой-то совсем ненадежный партнер из него вышел.

Воробейница говорит про свою непричастность к крысам, уверенно, как говорил бы прекрасный лжец. Суховей думает, что доверять ей слишком опрометчиво.

- Почему же нет? Отмыть пасть и запах, не получив заразу легко, особенно для того, кто с водой почти на "ты", - совершенно вовремя в лагере появился пропитанный рекой отец, - и искупаться ради такого не побоится, - намек не на Воробейницу, но на отца. Картина медленно начинала складываться.

Звездопад прошел мимо, вошел тихо, взывая лишь к Полуночнику. Истрепанный, слабый, больше похожий на отшельника, потерянного одиночку. Ему эта роль шла куда больше предводительской. Суховей подавил в себе смешок - неужто отец самоубиваться побежал от его слов? А если серьезно - вариации получения этих ран было безграничным. Но Суховею было уже плевать, пока где-то там, в глубоких лесах Овсянка делает все для того, чтобы племени отныне было хорошо.

- Вот так запашок рыбный, - фраза, предназначенная Воробейнице, нарочно была сказана чуть громче обычного, чтобы эхом расползтись по поляне и чужим мыслям. Запах реки был достаточно сильный, такой на границах надо еще постараться получить. Звездопад явно зашел слишком далеко во всех смыслах.

Сколько лун было прожито, а у этого старичка еще оставались силы продолжать жить и удивлять.

Он видел, что Воробейница не знала о происходящем, не могла знать. Ущемленная Звездопадом, а теперь еще и Гончей, рыжая крошка почти не шевелилась, даже не побежала за ним. Суховей смотрит на наставницу в компании Шипа, ловит ее взгляд на себе, чувствует себя на шесть лун младше. Думает, что засиделся. Лапы так и тянут его переместиться ближе к целительской, да подслушать разговор.

В конце-концов, Воробейница щетинилась и была слишком шумной, что дико раздражало и подавляло интерес продолжать какой-либо диалог.

- Как же сильно должно быть он тебя обидел, раз ты не идешь его навещать. Воитель медленно поднимается, прилизывается, оглядывает котов на поляне. От Воробейницы он уже получил нужное, а значит, может спокойно отпустить.

- А я пожалуй взгляну на всю тяжесть ситуации.

> следом

Отредактировано Суховей (23-04-2019 10:28:35)

+9

252

И пока он дожидался Полуночника, который, судя по еле слышному хрусту веток у палатки целителя, направлялся прямиком к Звездопаду, лапы подрагивали от накатившего холода, а дыхание перехватывало. Воробейница стояла подле Суховея, что навевало странные, отторгающие мысли. Неужели, его сын залил в уши рыжей воительнице свои болезные домыслы? Неужели, она прогнулась? Она даже не посмотрела в его сторону...
И будь бы Звездопад хоть на каплю бодрее и здоровее, он непременно бы направился к Воробейнице, оторвал бы ее внимание от предателя-Суховея и оградил бы от всех бед, свалившихся на ее хрупкие плечики. Но все что он сейчас мог сделать - безнадежно-ошарашенно взглянуть на Воробейницу своим уставшим взглядом. И стоило его зрачкам коснуться глаз рыжей кошки, как Звездопад погрустнел, весь ссутулился, словно постарел лун на двадцать. Внутри него уже давно плясали пламенные языки огня, жадно облизывая ребра, оставляя на сердце сажу и толстый слой копоти. Звездопад выгорал, подобно торфяным болотам - незримо, но сжигая себя изнутри. Все события, упавшие ему валунами на голову, заставляли мысленно кричать и разрываться на части. Но нужно было держаться. Вопреки всему, нужно было доказывать каждому, что ты еще жив, что сдашься лишь через собственный труп.
"Только ты все равно уже сдался."
Звездопад долго смотрел на Воробейницу, которая, кажется, всеми силами старалась показать свою непричастность, невозмутимость. Почему? Что за игру она ведет? И игра ли вообще? С болью в груди, но он-таки отвел взгляд от возлюбленной, когда возле него оказался Полуночник. Тут же выдал какие-то плоды, который Звездопад без раздумий и лишних вопросов схватил языком и быстро проглотил. Горьковатый привкус на языке оставил после себя вяжущий эффект прохлады. Предводитель практически не смотрел на Полуночника, желая спрятать свою боль. В глаза бросился Суховей, жарко высказывающийся, совершенно не стесненный обстановкой.
— Вот так запашок рыбный, - кремово-палевый едва заметно приподнял верхнюю губу, обнажая клыки, но затем прижал подбородок к груди и уголки губ заметно поднялись, выражая не то истеричную улыбку, не то сумашелую ухмылку. Что ж, очередной повод.
"Не наигрался в великого разоблачителя?"
Еще бы пару мгновений и Звездопад нашел бы в себе силы встать и подойти к Суховею. Полуночник вовремя остановил.
— Что случилось? Нет, не так. За мной, идём. Осторожнее, - выглядел врачеватель, мягко говоря, не очень. Не то недосып сказывался или...
"Ты что-то видел?"
Предводитель устало кивнул и поднялся на лапы. Хотелось поскорее смыть с себя этот поток грязи, вылившийся на него еще в тот момент, когда Суховей посмел зародиться такой глупой мысли в своей башке и высказаться собственному отцу.
- Угу, - сухо отозвался предводитель и тяжелой походкой направился в целительскую. Место, которое еще недавно казалось ему невыносимо неприятным, а сейчас выглядело единственным островком, не очерненным предательствами и грязными словами.

>палатка целителя

+10

253

— Раньше я не замечал этой красоты, - прослеживая за взглядом Шипа, серебристая кошка оглядела окрестности, подёрнутые мутноватым сумраком. Смолчала, ограничившись задумчивым кивком: сама она редко находила что-то, что могло подойти под определение красиво. Эстетично - возможно, но не более. Опускающаяся же на пустошь ночь лишь изредка даровала чувство неопределённого спокойствия, вынуждая живых существ отходить ко сну и сменять назойливо громкие голоса на еле слышные редкие фразы, перекрываемые стрекотом сверчков. - В середине сезона Зеленых Деревьев ночью у источника зажигается целая куча светлячков. Если придти туда в ясную погоду, то ощущение, будто находишься в Звездных угодьях.

- Звучит интересно, - медленно отозвалась Гончая, обвивая лапы пушистым хвостом. Ей и в самом деле импонировала такая встреча? Кажется, да. Затем, нарушая привычный ход мыслей, до ушей долетел писк Воробейницы. - Кажется, кто-то так и не научился ни прикрывать рот, когда старшие разговаривают, ни хотя бы обидно острить. - флегматично и даже несколько лениво сделала попытку парирования воительница. И словно в оправдание перед собеседником пожала плечами: женские склоки, совершенно обыкновенное явление.

Забавное явление - со временем учишься определять приход предводителя до того момента, как обернёшься и уловишь знакомый запах. Достаточно прислушаться к стихающим разговорам, а в данном случае и уловить незримое напряжение окружающих, которое можно пощупать лапой. Поворачивая голову, Гончая мимолётно скользнула взглядом по Суховею, а затем обратила холодный взгляд на Звездопада. Задержалась, выискивая в силуэте бывшего наставника какие-то знакомые черты, которые могли бы сказать об их родстве. Но видела она лишь возможную версию собственного будущего, столь красноречивую, как и потухший взгляд вошедшего. Вздрогнула, едва заметно, но нашла в себе силы сохранить ровный тон. - Сильно его потрепали. Кто бы осмелился?

+6

254

целительская >

- Все выяснится завтра на скале собраний. В противном случае его отсутствие все скажет за него, - Суховей приземлился рядом с наставницей. Как бы то ни было, поделиться об этом Суховею было нужно, а услышать мнение единственно уважаемой персоны во всем лесу по крайней мере было интересно. Суховей был горд своим наступлением и агрессивностью, и надеялся, что Гончая тоже это оценит. Слова Полуночника его не задевали совершенно, это было даже в каком-то смысле комплиментом за его старания. Целитель просто еще не знает, что оправдываться тут предстоит лишь одному коту, и наверняка потом пожалеет, когда поймет, чьи раны так старательно зализывал.

Рядом сидел Шип, простой и спокойный Шип, который казался незаметным среди таких же простых и спокойных валунов, разбросанных по всему лагерю. Суховей ненадолго остановил взгляд на нем, слегка клоня в вопросе голову набок, словно спрашивая у Гончей одним движением - знает? Впрочем, не так важно уже. Все ходы сделаны, и если сейчас что-то и зависело, то только от Соболя, мысли о котором вызывали зуд в подушечках лап и огромное желание по запаху нестись сквозь лес, да в разговор вмешаться. Они с Шипом были чем-то похожи по своему нутру, мировосприятию. Возможно, что все старшее поколение несло в себе схожий характер. Благо, количество бойких и резвых в племени превалировало. Тех, кому нужны перемены - тем более. А они действительно были просто необходимы этому месту.

Отредактировано Суховей (28-04-2019 21:03:01)

+5

255

Все шло наперекосяк, и постепенно ситуация больше раздражала, нежели беспокоила. Выделяющиеся на палево-рыжей шерсти ржавые "бровки" сошлись, нахмурились до складочки на аккуратной треугольной мордашке, и воительница, растерянная и разозленная, с неприкрытым раздражением во взгляде переглядывала с воителя на воителя, то и дело возвращаясь к Суховею.
— Как же сильно должно быть он тебя обидел, раз ты не идешь его навещать.
- Как же ты во всем ищешь подтекст, Суховей, - с удивительным спокойствием, почти удивлением в голосе сокрушенно помотала головой рыжеватая, медленно и лениво отходя от сына, решившего навестить отца. Сердце кошечки рвалось туда, прочь от неясных, пугающих взглядов соплеменников, прочь от шепотков и пересудов, суть которых так и не была ясна, но отзывалась морозцем по подшерстку.
И даже Гончая, мерзкая и язвительная, оставалась где-то белым шумом.
Да-да, не научили.
Да-да, у нас был один наставник.
Отмахнувшись от неё и скривившись, словно взору предстала не хорошенькая воительница, а изъеденная червями сорока, Воробейница повела лопатками и тяжелой, львиной походкой и с усилием воли отошла подальше от палатки, где - как бы ни вслушивалась - не могла уловить ни звука.
Ни-че-го.
И безуспешные попытки прислушаться к голосам на поляне не давали ничего: слишком много группировок по двое, по трое, слишком много хочется уловить - и ничего не понятно юному, воспаленному сознанию.
Разве что Суховей, преданно льнувший к бывшей наставнице - предки, как же тяжело было отвернуться. Остаться наедине, вытащить из кучи безвкусную полевку и "насладиться" ею в одиночестве.
И подумать хоть немного.

+6

256

[indent] Шип дернул ушами, отводя взгляд куда-то в сторону. Он не любил женские разборки, еще больше любил в них участвовать, поэтому максимально постарался сделать вид, что его тут нет. Но где-то внутри неприятно кольнуло. Воробейница была его дочерью и пусть узнал он об этом не так давно, какая-то отеческая любовь и потребность ее защитить совершенно внезапно проснулась в воителе. Ему от всей души хотелось бы, чтобы Гончая, к которой он испытывал симпатию и его дочь ладили. Но если нет, то не ему мирить. Кошки - страшное дело. Себе дороже лезть к ним в голову и пытаться там что-то поменять. Агрессивнее рожающих лисиц, ей богу.
[indent] В лагерь вошел Звездопад. Потрепанный, со свалявшейся шерстью и мерзким запахом воды и песка. Полное ощущение что тот купался. Да еще и израненный. Воин проводил его глазами в пещеру целителя, нахмурившись. Вся эта ситуация дурно пахла, особенно учитывая последние события. Наверняка вожак не станет скрывать от племени причину своего такого внешнего вида и как только придет в себя, обязательно объявит обо всем на скале собраний. Еще и к Полуночнику идти докладывать.
[indent] - Думаю, вряд ли нам придется долго гадать, - он дернул плечом, - Скоро сам расскажет.
[indent] Подрываться и бежать в палатку целителей Шип не счел необходимым. Когда Полуночник закончит свою работу и Звездопад будет в состоянии его выслушать, тогда они и поговорят. А пока к ним подошел Суховей, с максимально странной фразой. Внешне, Шип никак не отреагировал на услышанное, но внутренне напрягся. Взгляд упал на Воробейницу, одиноко уходящую в тень. Да и вряд ли он был к месту в этой беседе Гончей и Суховея. Воитель поднялся на лапы и, кивнув обоим, направился в сторону дочери.
[indent] - Ты как? - он опустился рядом с рыженькой, чувствуя себя максимально растерянно, но искренне желая только добра Воробейнице, - Он обидел тебя? Если хочешь я ему хвост откушу.

+6

257

Ёлочке показалось, что будто бы сам воздух стал тяжелее - такое напряжение повисло на поляне, когда Звездопад, тяжело ступая, вошёл в лагерь. На несколько тягучих мгновений разговоры прекратились, и взгляды собравшихся оказались прикованы прямиком к предводителю. Даже Ёлочка забыла о своём притворстве, целью которого было не привлекать чье-либо внимание, и мигом вскочила со своего налёжанного места, топорща взъерошенный от возбуждения хвостик. Теперь вести о смутных временах распространялись не только через разговоры соплеменников. Вместе с появлением Звездопада что-то переменилось в Ёлочке, когда она увидела своими глазами... когда едва ли не нос к носу столкнулась со всей тяжестью бытия лесных котов. И эти самые времена, выпавшие на канун её посвящения в оруженосцы, словно лишний раз подталкивали кошечку распрощаться с детством.

- Сильно его потрепали. Кто бы осмелился? - Как только предводитель скрылся вместе с Полуночником, Гончая выразила вопрос, трепетавший на языках соплеменников. Но воители повели себя на удивление сдержанно, словно подобная картина не была для них чем-то особенным. Словно боль - чья-то боль - не была для них в новинку. Но разве предводитель не самый сильный кот в племени? Если он так пострадал, что же может случиться со мной? Ёлочка ужаснулась. Ей захотелось скорее вернуться под безопасный валун, укрывающий детскую, чтобы зарыться в мамину шёрстку и больше никогда не видеть, не касаться подобных последствий взрослой жизни.

И Ёлочка уже хотела было пятиться назад - к теплу, безопасности, запаху мха и молока, но...

- Думаю, вряд ли нам придется долго гадать. Скоро сам расскажет.

...слова Шипа - или, скорее, его мерный, преисполненный выдержки голос - достигли цели, к которой вовсе не стремились: Ёлочка замерла, уставившись на воителя. Разгадывая морду исполина, в ней нельзя было заметить ни испуга, ни даже трепета - ничто, казалось, не могло всколыхнуть его незыблемость. И лиловой кошечке, пребывающей под впечатлением, хватило этих нескольких мгновений, чтобы ощутить эмоции, о которых она раньше не подозревала. Она вдруг захотела... стать похожей на Шипа? Это правильно - хотеть быть похожей на кого-то?

Ведь я скоро стану... - Ёлочка запнулась, словно боялась произнести это даже в своей голове, - стану ученицей... И что бы сделал на моём месте Шип... или Гончая, или Суховей? Наверное, они не побежали бы в детскую... - с неким разочарованием закончила Ёлочка, видевшая себя в безопасности только лишь там. Обернувшись на валун в последний раз, она надеялась увидеть там маму, ласково подзывающую дочь хвостом... Но всё, что ей было суждено увидеть, так это лёгкое колыхание травы, развевающей по ветру тепло подстилок. И первый раз за всю жизнь Ёлочка решила обратиться к кому-то из старших первой.

- З-здравствуйте? - словно спрашивая разрешения на беседу, пролепетала кошечка. Она не обращалась к кому-то конкретному, и заглядывала в глаза всем воителям поочерёдно. А вдруг меня прогонят? Вдруг подумают, что мне здесь не место? Она изо всех сил старалась не складывать ушки, не прижиматься к земле слишком низко от волнения - ведь она так хотела произвести хорошее впечатление! Но... против привычек не попрёшь, и через несколько секунд Ёлочка выглядела уже не то обиженным, не то испуганным плюшевым комочком, - я хотела... то есть... а Полуночник ведь вылечит Звездопада, да?

Пожалуйста! Просто скажите, что всё будет хорошо!

+8

258

Какая же сухая, отвратительная мышь. Остервенело терзая тушку ни в чем не повинного, но уже мертвого зверька, воительница исподлобья приметила подходящего к ней Шипа, оставляющего за спиной прелестно воркующих Гончую и Суховея.
Эта редкостная стерва плохо на тебя влияет, дружок.
Но, конечно, Воробейница промолчала, стараясь лишний раз не смотреть в сторону целительской. Совершенно непонятно о чем все-таки так загадочно толкует Суховей, но отчетливо рыженькая стала понимать: кажется, она начинает побаиваться сына предводителя.
— Ты как? — еще с детства кошечка отмечала, какой у серого кота теплый голос. Массивная фигура неожиданно приобретенного отца опустилась рядом, и Воробейница удивилась нахлынувшему на нее спокойствию. Уж с таким-то, как Шип, бояться нечего, — Он обидел тебя? Если хочешь я ему хвост откушу.
Кошечка не удержалась от ухмылки, хотя глаза беспокойно стрельнули в сторону Суховея: не слышал ли? Да нет, не мог, слава предкам, сидит поодаль и очень увлечен своей дамой.
- Оставь хвосты, все в порядке, - взяв себя в лапы, воительница бойко ухмыльнулась, возвращая себе прежний настрой.
- Я и сама могу за себя постоять, - обращая все в шутку, Воробейница выгнула спинку и потянулась, демонстрируя отличное, поджарое телосложение.
- А вообще, дела творятся странные, - притворно и якобы скучающе зевая, кошечка присела рядом с отцом и осторожно заглянула ему в глаза. Если какая-то ментальная связь между родичами существует, Шип должен был уловить блики беспокойства в желто-зеленых глазах дочери:
- Не знаешь, в чем дело?

+4

259

— Все выяснится завтра на скале собраний. В противном случае его отсутствие все скажет за него, - вернулся к ней Суховей. Перехватив краткий взгляд - право, некоторые вещи заучиваешь до рефлекса, - серебристая воительница отрицательно качнула головой, выражая немое предупреждение. О том, какую сторону в складывающемся конфликте поддерживал Шип, ей было решительно неизвестно, да и задавать этот вопрос в свете складывающихся событий было слишком рано. Искра сомнений разгоралась в племени Ветра, будто тлеющий уголёк в засуху, и вскоре грозила захватить пожаром умы не всех, но многих. Не следовало торопить события без веской на то причины.

- Племя Ветра очень невовремя застряло в неопределённости. - заметила Гончая, однако не стала прибегать к дальнейшей конкретике. Между тем, их компанию оставил Шип, и, прикинув траекторию его движения, кошка как-то запоздало вспомнила о том, кто приходился отцом одной из излюбленных её мишеней. - Неловко получилось. - с частично наигранным сожалением вздохнула воительница, отводя взгляд и оборачиваясь к Суховею. Янтарные глаза испытующе и с любопытством осмотрели бывшего ученика. - Есть новости?

+5

260

[indent] Шип ухмыльнулся, обвивая лапы пушистым хвостом. Конечно, она могла за себя постоять, как же иначе. А он останется ее безмолвным защитником, что будет перегрызать глотки обидчикам, пока она цветет и радуется жизни. Шип не любил нежности, не любил признаваться в светлых чувствах или клясться в преданности. Нет. Он всегда брал и делал. Молча. Если кому-то и удается завоевать доверие и расположение воина, то он обретает самого верного друга и защитника. А это его дети. За них он готов рвать.
[indent] - Кто бы сомневался, - мяукнул воин, - Но если что, я никогда не прочь побаловать себя свежим мяском. - он ухмыльнулся, ненавязчиво кивая на Суховея.
[indent] Он обвел взглядом поляну, натыкаясь на маленькую Ёлочку. Он не особо жаловал котят и всячески пытался обходить их стороной. Не сказать, что ей не следовало бы видеть раненого Звездопада, пусть привыкает, в ее жизни будет много ранений и по-хорошему, ей требовались бы, как и любому другому воину, самые базовые знания о врачевании, чтобы элементарно выжить и помочь выжить другим, пока целитель занят или пока ты не дошел до лагеря. Она выглядела растерянной, а то, что лагерь и племя, кажется разбивалось на отдельные группы, ей знать не следовало. Не стоит втягивать молодое поколение в разборки взрослых.
[indent] - Пока нет, но чую не все довольны правлением Звездопада, - максимально тихо, чтобы его услышала только Воробейница сказал кот, - Слышал что Суховей собрался с ним что-то выяснять завтра. В племени всегда были, есть и будут недовольные, главное, чтобы они не объединились. Воевать со своими, - он цокнул языком, - Не хотелось бы. - морда выражала абсолютное спокойствие, - В любом случае, не думаю что дойдет до этого.
[indent] Он отвел взгляд от Воробейницы. Серогривый не принимал чью-либо сторону, его доверие Звездопад пока еще не успел потерять и пока ему не представят неопровержимые доказательства, он не поменяет позицию. Но и безоговорочно верить в непричастность вожака ко всему, что происходит он не мог. Все в этой жизни нужно подвергать сомнению. Если случиться битва, он встанет горой за племя. За мирную жизнь. Испуганный голос Ёлочки заставил кота дернуть ушами.
[indent] -Вылечит, - он кивнул, - Полуночник у нас кого угодно вылечит.

+5


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна