У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!

6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 321 страница 340 из 381

1

http://s8.uploads.ru/j2BJi.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font> <br>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">В</size></b><font size="2"> неглубокой песчаной ложбине, куда не может просочиться прохладный ветер, расположился лагерь племени Ветра. Тщательно скрытый зарослями густого утесника, его очень трудно заметить. Несмотря на хорошую внешнюю маскировку, внутри лагеря есть, разве что, кусты да пара ложбинок, служащих палатками. Любое другое племя наверняка не смогло бы смириться со столь открытой местностью. Сами же коты племени Ветра считают иначе. <i>"Мы благодарны предкам за возможность быть чуть ближе к Звездам. И разве может быть что-то прекраснее бесконечного звездного неба над головой?"</i>
Утоптанная временем главная поляна является центром всего лагеря. Неподалеку от входа располагается палатка воителей. В противоположной части поляны виднеется каменистая Скала, у подножия которой, в укромной ложбинке находится палатка предводителя. С этой Скалы предводитель созывает соплеменников на собрание и сообщает о важных событиях. Детская, палатка оруженосцев и палатка старейшин расположены в глубине лагеря, так, что бы никакая опасность их не коснулась. Палатка целителя находится вдали от остальных убежищ, так как пряный и яркий аромат разнотравий способны выдерживать долгое время лишь сам целитель и его ученик.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

321

Участливо коснувшись носом плеча Шипа, Воробейница подсела к нему чуть ближе, оказываясь аккурат между отцом и Крутобокой. Состояние сестры беспокоило больше обычного из-за ситуации с Панцирем, и она испытала заметное облегчение, увидев среди присутствующих их талантливого целителя. Коснувшись хвостом плеча сестры и качнув носом на Полуночника, рыжая ободряюще улыбнулась: ну все, врачеватель на месте, все будет хорошо.
— Думаешь, они хорошие союзники? - возвращаясь к теме прошедшего совета, шепнула ей полосатая, и Воробейница, серьезно поджав уши, с сомнением покачала головой.
- Вспомни с какой претензией они к нам обращались. Да и к тому же мы в неплохих отношениях с Грозовым племенем. Понимаешь к чему я веду?
- Конечно, - с жаром поддержала рыженькая, неотрывно глядя на предводителя. Речные - уж точно не союз для них.
— Эм, я могу предположить... — неожиданно громко подала голос Крутобока: ее сестра аж подскочила, не ожидая от полосачки заявления на всю поляну. Однако чем дальше говорила воительница, тем больше правды слышалось в ее словах. Переглядывая через макушку Крутобоки на Шипа, Воробейница почувствовала, как в горле сохло: а ведь тогда она сбежала, чтобы как раз предупредить об этих мышах.
А вдруг она бы...
— Крутобока, ты нужна мне. Прямо сейчас, - глаза Воробейницы, казалось, не могли сделаться больше, но сделались при виде очаровательной картины, как их глашатай всем боком жмется к ее сестре, утыкается носом в макушку и ищет утешения.
Не успев бросить на Крутобоку НУ ВОТ ТАКОЙ взгляд, рыжая додумалась попятиться чуть назад, ощущая себя не по себе при виде неожиданно интимной сцены ЕЕ СЕСТРЫ И ГЛАШАТАЯ, позабыв совсем, что так и не успела рассказать полосатой о чувствах между ней и Звездопадом. Неловко переглянувшись с Шипом и неудобно ему улыбнувшись, она дернула ухом на лидера: тот провозглашал, что Панцирь умер воителем.
- Панцирник! - прочистив горлышко, с хрипом мяукнула рыжая, понадеявшись, что юный воитель услышал их громкий глас там, среди звезд. Бросив последний, полный сожаления, взгляд на небо, она осеклась, услышав свое имя из уст Звездопада.
Воробейница.
Что Воробейница?

И глаза белесого ученика, глядящие на нее с ожиданием.
Усилием воли не прижав уши, рыженькая сделала шаг, другой, ощутила мышцы на лопатках и повела ими, придавая своей походке элегантную хищность. Поприветствовав неожиданного, еще не переваренного (в мыслях, конечно) подопечного, она традиционно потерлась с ним носом, поднимая сияющие, восторженные глаза на лидера.
— Я уверен, что она научит тебя всему, что знает сама. Воробейница, ты готова взять своего первого оруженосца. С честью неси свое новое звание и дай этому оруженосцу все необходимые для воителя навыки, - напутствовал ее предводитель, и она с вышеупомянутой честью кивнула, лопатками ощущая, что за спиной пройдет шепоток: хоть они со Звездопадом еще никак не афишировали свои отношения, она знала, что Гончая с Ветролапом не дадут этому дню превратиться в праздник, и пустят в племени свои ядовитые сплетни.
А плевать. Плевать было потому, что Воробейница не сомневалась в своих силах, и объективно была достаточно своенравна и напориста, чтобы обучить ученика с честью.
- У нас все получится, - совсем не по-юному мяукнула Вьюжке новоиспеченная наставница, награждая юнца ободряющей улыбкой. Она правда была на удивление по-спокойному уверенна, что все получится.
А после собрание окончилось. Рыжая неприкрыто рассматривала подаренное ей чудо, и лишь усталый взгляд предводителя отвлек ее от нового предмета интереса.
- Завтра на рассвете мы с тобой пойдем по пустоши. Хочу сразу показать тебе побольше наших земель. Не проспи, малец, - постепенно ощущая на плечах приятный груз наставничества, рыжая с высоко поднятой головой пошла в палатку к Звездопаду.
Пусть завидуют.
Нам так нужно.

---> в палатку

+3

322

Видимо, отвечать мелкому котёнку на его глупые вопросы находившиеся рядом соплеменники посчитали ненужным. Оскорбившись до глубины души, белый собирался уже возвращаться в детскую и лечь поспать или заняться чем-то ещё, раз остальным на него было все равно. Вот и ему все равно будет — так решил.
Звездопад продолжил свою речь над племенем, негромко и устало. Вьюженька замер и обернулся в толпе, прослушав, как получает новое имя погибший Панцирь. Чуть скривив губы, он прищурился и попытался ухватить какую-нибудь свою мысль да понять, зачем такая церемония вообще была нужна. Он же просто был учеником и умер непонятно отчего, причём тут воинское имя? Не всех же учеников, умерших учениками, так награждают? А Панциря каким-то особенным разноглазый не считал. Но на этом предводитель не закончил. Уже на полуфразе котёнок понял, что сейчас речь пойдёт о нем и прежде, чем его старое имя прозвучало, он уже дернулся к чуть более свободному центру поляны, готовый наконец вырваться из материнских лап, из пропавшей молоком детской и стать достойным учеником. Ну или просто учеником.
Вьюжка? Звучит классно, мне нравится. Да, это хорошее имя для меня, не такое котяческое. Согласен, — он довольно кивнул головой, словно его мнение действительно здесь что-то значило, но произнести мысли вслух не осмелился — мать вдолбила ему, что церемонии все же нарушать не стоит, а происходящее было его первой церемонией.
Распушившийся от гордости за самого себя, он глазел то на предводителя, то на остальных котов ветра в ожидании имени наставника. Он был уверен,что это станет сильный и смелый кот, кто-то, с кем не стыдно будет ходить на тренировки и кто поможет Вьюжке стать лучшим воином.
— Твоим наставником станет Воробейница, — на этом имени он округлил глаза и как-то сдулся, в неверии глядя на Звездопада.
Серьезно?! — успел раздраженно взвизгнуть он, прежде чем Рыжая подошла к нему с довольным видом, вся такая яркая и с блестящими глазами. Она потерлась носом о его нос, и Вьюжка едва вытерпел это прикосновение, глядя на наставницу со смесью неверия и презрения.
Ага, — процедил он сквозь зубы на все ее слова и в особенности на «малец». Да какой он ей малец, а? Где нормальный наставник. Белый шумно и быстро дышал, глядя, как его довольная наставница сваливает в предводительскую палатку... Ну конечно! Что там говорили королевы в детской, у них любовь — видать, потому и решил ее порадовать Звездопад и подарил ученика.
Она сама ещё ученицей недавно была,  — злобно рыхля когтями сухую землю, Вьюжка смотрел на ученическую палатку и сам не радовался тому, что теперь может в ней спать. — Звездопад из ума что ли выжил, раз дал мне такую наставницу!, — скривившись, он сплюнул и медленно, словно придавленный к земле, прошёл в ученическую и рухнул на свободную подстилку. Не так, ой не так он представлял себе своё начало новой жизни. Далеко не так паршиво.
У нас все получится, то же мне, — мысленно передразнивал он Воробейницу и все больше бесился, хотя стоило поспать перед ранней тренировкой. В таких мыслях он и уснул как-то резко, рвано, чтобы проста б до самого рассвета и быть разбуженным кем угодно.

>номинально в ученической спит

+3

323

старая барсучья нора »>

- Полуночник!!! - с хрипотцой позвал Лисохвост на последнем издыхании, вваливаясь в лагерь и падая на песок, предварительно уложив туда своего спасителя. Одиночка выглядел не слишком-то обнадёживающе, но мысли воителя ещё на середине пути перестали концентрироваться лишь на одном бродяге. Разодранный загривок не переставал кровоточить, а лапа болела всё сильнее от нагрузки. У самого лагеря рыжехвостый совсем уж отчаялся добраться до дома, но несколько секунд передышки помогли ему собраться. Воспоминания о пережитом придали немного сил.
- Полуночник, лиса... - Лисохвост поморщился от пульсирующей боли в натруженном плече. Ещё и запах своей и не совсем своей крови бил в нос, мешая сосредоточиться. - Лиса напал на нас... на меня. Он помог... Помоги ему, - всё ещ пытаясь отдышаться, Лисохвост откинул голову назад, чувствуя, как от изнеможения глаза сами собой закрываются, а разум проваливается в небытие. Долгая дорога с кровотечением и нагрузкой в виде бездыханного тела вкупе с недавним изматывающем боем не оставляла Лисохвосту шансов сохранить рассудок. Он вовсе не думал о том, правильно ли поступил, приволоча одиночку в лагерь, не вспоминал о Белоснежке, которой что-то обещал. Он лишь ужасно хотел пить и хотел, чтобы Полуночник намазал его своими отвратительно пахнущими травами, которые так ладно избавляли от боли в воспалённых тканях и от которых так быстро заживали раны. Я готов съесть что угодно, лишь бы перестало так болеть.

+3

324

— Как-то странно это получается: коты, которые управляют псами. Ладно бы одной, но собрать свору без Двуногих — это уже сказка какая-то. - Гончая машинально собралась резко ответить пришедшему, чтобы он собрал своё мнение и унёс в более жизнерадостную компанию - к щебетавшим неподалёку, например, - но через долю секунды узнала голос Ветролапа и замолчала. Возможно, ей и не удалось бы пожелать компании лучшей, чем эта: разговоры с бывшим учеником Гончая любила в том числе потому, что они извечно находились выше нравственности и Воинского закона, рассматривали ситуацию так, чтобы не сковываться моралью. — Еще эти трупы, раскиданные по всей территории. То ли все племена разом про патрули забыли, то ли собственных падальщиков подсылают.

- Нам повезёт, если остальные племена проглотят свою трусость и не растеряют то, что принято называть последними мозгами. - пожала плечами серебристая кошка. - Псами управляют не коты, а голод. И если у стоявшего за их спинами получилось направить этот голод в нужное ему русло, кто знает, чего ещё ожидать. Уже началось твоё обучение? - без подготовки прыгнула на другую тему Гончая, оборачиваясь к бывшему ученику и испытующе оглядывая его горящими янтарными глазами. В её взгляде нет жалости - не впору жалеть того, кто не смог дождаться лучшего момента, - но светится еле заметными тлеющими углями понимание. Понимание не столько воинское, сколько нравственное. Она тоже знает, каково это, когда тебя отвергает родитель.

- Мне хочется верить, что случившееся тебя чему-то научило. И что если я попрошу тебя держаться подальше от сестрёнки Звездопада, ты это сделаешь. Не станешь вступать с ней в бой в попытках подняться в его глазах или, напротив, заключать с ней сделки, - ровным голосом продолжила старшая воительница, отворачиваясь и глядя помутнившимся от одолевавших её мыслей глазами вдаль, на темневшие пустоши. Конечно, она могла бы сказать Звездопаду обо всём, помочь в поимке. Но рядом с зажившей раной, её собственной, зияла рана Ветролапа. И если простить первую она предводителю могла, то вторая окончательно отвернула преданность от нынешнего лидера. Верность племени не всегда означала верность предводителю - так она себя утешала.

+3

325

Будто темная, грозовая туча, Гром сидел на краю поляны, подобрав под себя лапы и вперив взгляд в сухую землю. Пришедшие с Совета не принесли хороших вестей, как ожидалось, рассказали о голодной своре собак, от которой они чуть все не умерли. Макошь, падаль, многочисленные заговоры, от которых серый воин очень устал и таил где-то внутри себя маленький огонек надежды, что совсем скоро тучи несчастья, повисшие над всем лесом, разойдутся. В мыслях Гром корил себя за то, что не порадовался за Вьюжку и Воробейницу, упиваясь собственным несчастьем, как законченный эгоист, а ведь надо было бы. И он был рад за них, но внутри всё так перемешалось, что словами выразить это воин не мог.

От большого горя, свалившегося на его голову, он был не в силах по старинке скрывать плохое настроение за легкой улыбкой, сияющей, словно рассветное солнце. Он до сих пор не мог смириться со смертью Панциря. Точнее Панцирника, но в глубине большой души Грома он навсегда останется добрым и неуклюжим Панцирем, похожим на собственного отца. Здоровяк не винил никого в его смерти потому, что сам был в этом отчасти виноват. Он не уследил за ним во время, как подобает ответственному родителю, и поплатился за это. "Я  ужасный отец". Вытянув лапы вперед, он уткнулся в них носом и тяжело вздохнул, чувствуя пульсирующую дыру прямо в сердце. Толстый живот характерно заурчал, ведь воин давно уже ничего не ел. Но ему было невмоготу съесть даже тощую мышку - это казалось ему чем-то неправильным, ужасным, что так он только опорочит гибель сына. Хотя, может Панцирник и не хотел бы, что его собственный отец так себя изводил.

Услышав отчаянные крики прямо у входа в лагерь, Гром отвлекся от внутренних терзаний и приподнял голову. Он неуклюже подскочил на лапы, заметив раненого Лисохвоста с одиночкой, и в развал подбежал к ним, смотря на обоих с нескрываемой тревогой. - Тебе удалось прогнать лису, Лисохвост? - осторожно спросил здоровяк, отступая в сторону от рыжего, чтобы не мешать Полуночнику. - Она может все еще бродить по нашим территориям, - высказал он мысли вслух и негромко хмыкнул в подтверждение себе. Еще одна напасть свалилась на племя, будто кто-то и впрямь хочет свести свои счеты с ветровыми котами. Гром нервно повел ухом, думая, что обо всем этом следует доложить в скором времени Звездопаду, чтобы он послал отряд воинов на разведку, пока не погиб кто-то еще. Может быть, совсем скоро все закончится, и спокойные времена к ним опять вернутся.

Отредактировано Гром (06-08-2019 18:14:02)

+2

326

► номинально из ученической, пробуждение

Первая ночь, проведенная в ученической палатке посреди старших соплеменников была наполнена непривычными шумами и шорохами, отчего утренние отрывки сна Вьюжки не принесли ему желаемого отдыха. Кто-то мяукал во сне, кто-то в ночи решил выйти в отхожее место и наступил ему на хвост, получив недовольный спроснья рявк в ответ... В детской было спокойнее, но котик знал: по ней он скучать не будет, а тут быстро обживется и, если надо, выбьет себе право на покой.
Как только начало светать, он выбрался наружу, не дожидаясь наставницы, и неторопливо принялся приводить шерсть в порядок. Судя по небу и воздуху, день обещал быть солнечным и теплым, что только радовало. Здорово бы сегодня поохотиться впервые. Наверняка добыча так и запросится в лапы в такой-то день, — ухмыльнулся он своим мыслям и пригладил топорщащийся клок на грудке. Сонные соплеменники уже начали выползать из своих палаток, но Воробейницы он пока не примечал. В поисках нее даже не смотрел на воинскую пещерку — уставился на обитель Звездопада и недовольно морщился, когда время текло уж слишком медленно.
Почему она вообще там ночевала? Вьюжка слышал из пересудов королев, что у них любовь. Слово-то какое, а? Сам он мог утверждать, что любит себя (это само собой) и отчасти маму (все же она была неплохой и считала его талантливым котенком, пусть и ругала часто). К братьям-сестрам Вьюжка был снисходительно-дружелюбен или равнодушен. Остальные его либо бесили, либо интересовали, либо ему было совершенно все равно. Так вот с чего бы Воробейнице любить Звездопада, да еще и ночевать в его палатке? Своей что ли мало?
Разноглазый поморщился и фыркнул, словно ему перышко в нос попало. Чего он не понимал, того не понимал.
— Ну и долго мне еще ждать? Так весь день пролетит, — косясь на полупустую кучу с дичью, недовольно протянул он. Есть хотелось невыносимо, но облажаться в первый день и съесть что-то в обход закона "сначала принеси, потом ешь сам" - такое себе начало ученичества.
Не то что бы он настолько уважал правила, но понимал их необходимость отчасти. Куда больше Вьюжка понимал то, что спалить его на поедании незаслуженной дичи посреди лагеря проще простого, чем например на пустошах, если он станет охотиться сам. Для этого осталось совсем немного - просто научиться охотиться, — подытожил он и нетерпеливо забил хвостом по пыльной земле.
— У-фф, ну где-е-е?

+2

327

наутро из палатки предводителя --->

Короткий, крошечный выдох - ну, для храбрости - и гордая, по-тигриному рыжая спинка подставилась теплым солнечным лучам, выдавая обладательницу яркой шерсти. Она знала, что белесый оруженосец уже будет ждать ее: от Воробейницы, впрочем, не укрылось, как разочарован оказался малец, и где-то в глубине своей гордой души чу-у-у-у-уть-чуть его понимала.
Все-таки, она была счастлива узнать, что ее будет учить сам предводитель.
А тут - рьяная, но все же молоденькая воительница. Никто еще не знает о ее подвигах, лес не слагает легенды про юную бравую Воробейницу, да и в племени еще не сложился опыт и уважение. Ну, в силу возраста, хотелось полагать.
— У-фф, ну где-е-е? - недовольно бил хвостом белошерстный Вьюжка, вызывая снисходительную улыбку у новоиспеченной...
"Наставницы", - посмаковала у себя в мыслях Воробейница, подходя к малышу.
- Здесь. Я была такой же нетерпеливой в первый день, но придется чу-у-уть-чуть умерить пыл, Вьюжка, - кивком давая знак следовать за собой, рыжая подняла голову и потянула носом.
- В первый день мне дико хотелось переловить всех кроликов в пустоши и поймать всех нарушителей на границах. С чего хочешь начать? - залихвацки улыбнувшись, кошечка довольно сощурилась. Она была живой, снисходительной, равной - и может быть самую малость зазнайкой, но разве может быть иначе, когда за тобой семенит твой первый ученик?
- Есть вопросы, малец?

----> источник (можешь сразу там писать)

+2

328

палатка целителя


Дроковничек, недовольно выдохнув, выбрался из палатки целителя и вышел на поляну, не забыв, разумеется, раздарить упреждающие взгляды всем ровесникам и младшим соплеменникам: если кто-то захотел бы над ним смеяться, он, пожалуй, размялся бы и посостязался в умении генерировать нелицеприятные остроты. Однако, к счастью оных, никто не захотел осведомиться у уже существенно выросшего котёнка, когда его выпустят и почему он до сих пор ходит без наставника; да и при всём желании, ответить на вопрос, почему целители оставляют пациентов ещё ненадолго, даже когда они выздоровели, он не мог.

- Тебе удалось прогнать лису, Лисохвост? - уши Дроковничка заинтересованно шевельнулись, пытаясь уловить источник звука. Оборачиваясь по сторонам, он слегка затерялся среди взрослых котов и их длиннющих лап. - Она может все еще бродить по нашим территориям, - добавил голос, и в этот раз котёнок всё же сумел найти владельца.

- А лиса в лагерь не зайдёт? - подозрительно и серьёзно осведомился котёнок, глядя на воителей. В глубине души шевельнулась змейка зависти - а ведь он тоже хотел быть таким здоровым и крупным, как эти коты. Мало того, что из лагеря выпускали по любой причине, не вдаваясь в подробности, так ещё и бухтеть с недовольной мордой на окружающих было бы куда проще.

+1

329

Нервно барабаня хвостом по земле, Гром удрученно выдохнул и переминулся с лапы на лапу, чувствуя, как они начинают каменеть от слишком долгого просиживания на одном месте. Заслышав знакомый голос Дроковничка, он повернулся в его сторону, мысленно радуясь про себя, что наконец появилась возможность отвлечься от тягостных переживаний. - Лиса сюда не сунется, не волнуйся. Она слишком труслива, чтобы нападать на лагерь, полный котов... Но с тем же достаточно храбра, чтобы атаковать целый отряд, - пробасил серый вояка, придвигаясь ближе к котенку, и легонько опустил лапу на его маленькие плечи. Где-то глубоко внутри, под толстым слоем кожи и жира, Грому стал спокойнее. Он тепло взглянул на каштановую макушку мальца и впервые за день позволил себе улыбнуться. Все таки, здоровяк ему немного завидовал. Дроковничек наверняка не обременен всей той тяжестью, которая сейчас обременяет лобастую голову Грома, еще не столкнулся с горькой печалью утраты и не забил свой разум беспокойной нелепицей, оттого воину не хотелось напрягать его своим несчастливым настроем.

- А ты знаешь, я уже однажды встречался с лисой. Да и более того, я ее выслеживал! - торжественно заявил кот, распрямляясь в спине и горделиво топорща усы. - Я обнаружил ее совершенно случайно, на ферме двуногих. Мне повезло оказаться с подветренной стороны, и она по-началу меня не учуяла. Точно не припомню, что она там делала, это было достаточно давно, но по-моему выслеживала какого-то одиночку, который выслеживал кролика. Я подкрался к ней так близко, что мог услышать, как она дышит. До сих пор помню ее запах, какой он был невыносимый! Если бы не Двуногий, усами своими клянусь, я бы смог на нее напасть, - сокрушенно пробормотал Гром и артистично взмахнул лапой, показывая огорчение больше для Дроковничка, чем для себя. Он не считал себя великим рассказчиком, потому хотел немного подогреть интерес к своей истории. - Слышал бы ты крики этого Двуногого. Я от неожиданности ненароком прыгнул лисе на хвост, уж она то испугалась всяко больше меня, клык даю. Конечно, тот одиночка и кролик  сразу же унесли лапы, а Двуногий гнался за нами чуть ли не до самой границы. Но лису я все таки прогнал, - с важностью выпячивая грудь, закончил воин и по свойски хлопнул котенка по спине.

Возможно, некоторые моменты ему пришлось приукрасить, что-то добавить от себя, чтобы звучало более захватывающе, но в целом Гром не врал, и лису он правда встречал. Был он только тогда не воином, а юным оруженосцем, и от ее вида так испугался, что со всех лап помчался куда глаза глядят и застрял в кроличьей норе. - Но если вдруг какая-та хитрая лиса посмеет сунуться в наш дом, мы ее прогоним, обещаю тебе. Я даже думаю, что и ты сможешь ее прогнать, Дроковничек. Может быть, тебе даже не потребуется быть воином, чтобы сделать это, - Гром напустил на себя грозный вид и напряг свои сильные лапы, чтобы проступили горы мышц, а потом быстро размяк и боднул мальца в плечо. Он видел Дроковничка серьезным слишком часто и уже давно подумывал, что его нужно слегка развеселить.

+1

330

Раны жгло огнём. Острые зубы лисы были опасны не только своей длиной, но ещё и тем, что пасть хищницы была рассадником заразы. Лисохвост старался не шевелиться, но кровотечение, хоть немного и поутихло, всё ещё продолжалось. Рыжее плечо перекрасилось в кроваво-красный, а опухшую лапу кот неестественно отставил в сторону, тем самым немного облегчая боль. И всё же ему приходилось прикладывать усилия, чтобы не застонать. Нужно быть сильным. Кто будет меня жалеть? И правда, Лисохвост не мог найти замутнённым взглядом ни одной родной морды.
— Тебе удалось прогнать лису, Лисохвост?
Он даже не сразу понял вопрос, уставившись на подошедшего Грома. Где же Полуночник? Метнув взволнованный взгляд на старого одиночку, благодаря которому воин был ещё жив, Лисохвост начал собирать мысли в кучу, игнорируя жжение в загривке.
- Она ушла. Убежала в сторону границ. Лагерю ничего не угрожает, - негромко сквозь зубы проговорил рыжехвостый.
Рядом возник котёнок, что не слишком-то обрадовало побитого бойца. Стоит ли так шокировать Дроковничка? Словно стесняясь своего удручающего состояния, Лисохвост подтянул к себе прокушенную лапу и подвернул её к груди. Стараясь стереть с лица болезненную гримасу, воин слабо улыбнулся.
- Не зайдёт, уж я и вот этот храбрый кот об этом позаботились, - Лисохвост кивнул в сторону Василька, который всё ещё не приходил в себя. Кончик рыжего хвоста нервно дёргался. Что если бродяга не очнётся? Вдруг даже целитель племени Ветра ему не поможет?

+1

331

>палатка предводителя

Спал предводитель так долго, что его возлюбленная уже давно успела приступить к своим новым обязанностям, покинув палатку предводителя. Их палатке. Впервые в жизни он спал бок о бок с Воробейницей, и было в этой ситуации что-то невероятно личное, интимное. Сколько сладких эмоций может подарить простая ночь возле друг дружки.
Преисполненный сил, Звездопад вышел из собственной палатки, сонно оглядываясь по сторонам. Крепко потянувшись, он тут же тряхнул лобастой мордой, прогоняя остатки сна. А поляна уже кишела новыми событиями, стоило Звездопаду лишь отоспаться хорошенько. Но, к счастью, грудина уже ныла не так интенсивно, а хромота на левой лапе практически не давала о себе знать. Однако зайти к Полуночнику уже казалось необходимостью. Луны никого не берегут. Ни воителей, ни предводителей.
Вон там, совсем неподалеку от кучи с дичью, собрались в толпу соплеменники, что-то явно яро обсуждающие. И Звездопад не смог обойти стороной странную компанию. Как оказалось - не зря. Явно побитый Лисохвост, какие-то фразы о лисе и...
- Это еще кто такой?! - раздался басом за спинами Грома и Дроковничка предводитель. Прямо возле Лисохвоста лежал кто-то явно не принадлежащий племени, - То есть ситуация с Макошью никак не может научить вас одной единственной истине - чужакам не доверяют? Кто его сюда притащил? - в этом кроваво-меховом мессиве сложно было узнать хоть кого-то, может отдаленно похожего на лесного воители. Да и пахло, к слову, от незнакомца совершенно не племенами, что уже заставляло поджилки Звездопада поигрывать от нахлынувшей злости и обеспокоенности за племя.
- Приведите сюда Полуночника, пусть подлатает Лисохвоста, - попросил предводитель, сам то и дело косясь на рыжего воителя.
"Ага, так я тебя и отпустил в палатку к целителям."
- Гром, никаких вестей о псах не было? Все тихо? - переключился на не менее важные вещи Звездопад, глядя на воителя, - Если есть желание - собери отряд, Полуночник должен был где-то отложить свои травы, что помогут отбить запахи нашего лагеря. Нужно разбросать их вокруг прилагерной территории, - голубоглазый невольно заозирался по сторонам, вспоминая вчерашнюю свору и их громкий лай.
"И вот лисы для полного комплекта только и не хватало!"
- Чего там про лису? М, Лисохвост? - видел в нем виновного Звездопад, а оттого не проникался ни каплей сожаления или сочувствия.
"Притащить в центр лагеря невесть знает кого. Оно вообще живое еще?" - а бока еле заметно вздымались. Видимо, живой.
Ничего, кроме напряжения и недоверия Звездопад сейчас не чувствовал. Макошь оставила слишком глубокие раны в груди. Уж теперь с одиночками Звездопад церемониться не собирался.

+4

332

офф: товарищи соигроки и непонимающие - Дроколап недавно (буквально прошлой ночью) стал учеником целителя, о чём Полуночник пока не успел сообщить племени

Стараясь глядеть в глаза лишь воителям, Дроколап сжал зубы: с остальным пускай разбирается Полуночник. Сам он не горел желанием бросаться во врачебный омут, когда сам нисколько не разбирался в чём-то дальше простого несварения живота и вывернутых когтей. Да что там, даже эта информация была ему известна исключительно благодаря излишне долгому пребыванию в целительской. Где он? - промелькнула в сознании лихорадочная мысль, ясная в своём ужасе.

- ...Но если вдруг какая-та хитрая лиса посмеет сунуться в наш дом, мы ее прогоним, обещаю тебе. Я даже думаю, что и ты сможешь ее прогнать, Дроковничек. Может быть, тебе даже не потребуется быть воином, чтобы сделать это, - вывел его из парализующего страха добрый голос Грома. Шумно вздохнув, ученик целителя кисло улыбнулся. Племя ещё не успело узнать о назначении его преемником Полуночника, и, вероятно, Гром даже не представлял, насколько он оказался близок к истине. Пусть и не в том смысле, который вкладывал в свои слова.
— ... Приведите сюда Полуночника, пусть подлатает Лисохвоста, - властно раздавал указания Звездопад, нисколько не обрадованный - что было логично, - появлению чужака в лагере. Ученик целителя с холодным интересом оглядел одиночку: этот здоровяк не вчера вышел из детской, хотя, принимая в расчёт их с Лисохвостом раны, вполне мог там оказаться. Стоило всего лишь умереть здесь и родиться заново.

- Полуночника нет, - голос его был сухим и надтреснутым, будто ветка мёртвого дерева. Откашлявшись и, ничего более не объясняя, Дроколап быстрым шагом двинулся к зарослям за палатками, вдыхая в себя запахи с такой силой, что у него заболели, как ни странно, уши. В голове память то и дело вынимала на свет воспоминания о действиях и словах Полуночника. Думай, - приказал бесстрастный голос подсознания. Собираясь с мыслями, он моргнул. Необходимо было выстроить план действий. Их покусала лиса, и одним предкам известно, что она жрала до этого. Значит, помимо остановки кровотечения нужно обеззаразить. Если их и тревожит что-то ещё, издохнут от заражения или крови они раньше, чем это что-то развернётся в полном масштабе. Кинувшись к зарослям с жёлтыми мелкими цветами, он принялся срывать их; несмотря на панику, педантичность, свойственная ему от рождения, оттесняла импульсивную часть сознания. Движения его были аккуратными, хотя тело периодически пробивала дрожь. С паутиной дела обстояли легче, и котёнок невольно поблагодарил соплеменников за то, что те не возражали против соседства с пауками - не приходилось далеко бегать.

- Если они отправятся к предкам, то уже точно не ответят на вопросы, - оборвал разговоры над ранеными юнец. На какой-то момент ему показалось, будто реальность плывёт под лапами: из его поля зрения вымывались все, кроме двух, от кого остро пахло кровью, суховатой землёй пустошей и лисьим смрадом. - не шевелитесь, - так же требовательно, но с отчётливой дрожью в голосе обратился к Лисохвосту ученик целителя, пережёвывая пижму в смесь и закладывая её тонкой сухой лапой в злобно распростёртые раны. Рваные края кожи будто скалились на него, рычали. Дроколап подавил нервный смешок - происходящее казалось ему пародией на действительность, столь непохожей на то, как это выглядело со стороны, когда делом занимался умелый Полуночник.

С Лисохвостом справиться было проще - в конце концов, он знал его, он слышал его голос, и в ученике целителя ещё сохранялся тот боевой настрой, который велел кидаться в бой с ранами. Однако к тому моменту, когда он приблизился к чужаку, его собственная бело-коричневая шерсть отяжелела, пропитываясь чужой кровью. Железистый запах бил в ноздри, проникая не только в лёгкие, но и в голову. - Я... Я не могу больше ничего сделать. Я не умею, - в хриплом голосе отчётливо проступал ужас, когда Дроколап беспомощно воззрился широко раскрытыми глазами на старших, столь странно контрастируя с бойкой версией себя, имевшей место быть на поляне несколькими минутами ранее. Он боялся, и боялся по-настоящему. Будто видел над пятнистым телом слепое злобное чудовище или смерть в одной из её ипостасей.



Увечье Лисохвоста перешло в стадию лёгкого. Увечье Василька остаётся по-прежнему тяжёлым, попытка лечения провалена.

+5

333

День был бы совершенно пустым и бесполезным по меркам племени Ветра, если бы на его поляне не приключилась какая-то дурь. Жара с неподдельным интересом каждый рассвет ждала новую, и, признаться, соплеменники всегда умели её удивить, но впечатлить - не всегда. Особенно любо стало родичам истекать тут посреди кровью или таскать поближе к куче с дичью всех блохастых и обиженных, по их мнению, жизнью - это стало почти племенной традицией и, в то же время, поводом для постоянного гнева Звездопада. Ну, явись родная сестра Жары главой вражеской кучки - наверное, ей бы тоже не понравилось. В жёлтых глазах нашей героини Звездопад как никогда был и мучеником, и жертвой, и героем.

Докапываться до разгневанного лидера было не хорошо - это она уже знала, поэтому от самого раннего утра Жара сыто и блаженно возлежала недалеко от угла, куда чуть позже уже подоспел и подбитый Лисохвост, и Гром со своими весёлыми историям, и Дроколап с ушами, донельзя от этих самых историй растянутыми. Жара наблюдала без особого удивления, покуда буро-белый ученик не проявил чудеса и навыки, не свойственные обычным оруженосцам. От намёка на перемены в племени Жара приподнялась и подошла поближе:

- Экий зайчонок, а, Гром? - раздался голос рыжей сбоку от старшего воителя, - Пока ты ему тут басни шепчешь, малыш уже рвётся вправлять кости.

Кошка выдержала небольшую паузу, всматриваясь в напряжённое и задумчивое выражение морды Дроколапа.

- А я помню, как ты и мне на уши садился когда-то, - продолжала кошка, не имея уверенности, что кот её вообще слушает, - Только мне ты, видимо, какие-то другие истории рассказывал, не такие полезные.

Полосатая еле слышно усмехнулась. Не понятно, для чего и почему, но иногда ей нравилось напоминать соплеменникам, как неумело они её вырастили. Своего отца, естественно, тут она винила в самую последнюю очередь - уж больно тёплые воспоминания связывали её с Аконитом. А уж ждать того, что не вышло у её тётушки-наставницы, от остальных - это было даже как-то глупо. Но в племени же принято кичиться, какая у них бравая, примерная молодёжь? И Жара не давала забывать в этих рядах и о себе, хоть потяжелевшие скулы и разросшаяся грудь уже не позволяли считать её особо юной.

- Или ж в мои первые луны в детской шалило Темнолесье, раз мы все такие оказались, - столь же спокойным, непринуждённым тоном хмыкнула полосатая.

Не она одна была звездой своего поколения: среди них был тот же сын Звездопада, Воробейница... Ну, подруга-то хоть с мозгами. Уж больно часто шерсть её пахла предводительской палаткой, но это Жара находила лишь забавным явлением, а не поводом разинуть пасть и завизжать о преступлении. Хотя бы потому, что Воробейница была ей далеко не последней мордой. И всё-таки и старшие, и младшие выглядели и вели себя как-то поздоровее... Это они, вон, могли и предводителя облить грязью посреди поляны, и очередных чужаков натаскать в лагерь. Особенные. Между собой, своими поколениями и остальным миром Жара чувствовала какую-то пропасть, и, даже если она сама её выдумала, то скорее умилялась ей, а не грызлазь.

В один голос с её тихими словами и мыслями над поляной громом витал голос Звездопада, указавший собрать отряд по травы. Указавший как раз-таки Грому. Раз уж полосатой довелось захотеть докопаться до старшего воителя минутой ранее, то это ли не был отличный повод продолжить? Травки-то Жара любила. А некоторые-то особенно.

- Что скажешь, серый? - уже более громко обратила на себя внимание Жара, - Пойдём корчевать сорняки?

+2

334

Заметив кислую улыбку Дроковничка, Гром еле слышно хмыкнул и опустил взгляд к земле, чуть сгорбливая плечи. "Наверное, не понравилось". Серый вояка сдавленно выдохнул от разочарования в себе, дав нехорошим мыслям заполнить почти весь разум. Видимо, рассказчик из него уже не такой хороший как раньше и заинтересовать кого-нибудь своими историями у него больше не выйдет. Теряет былую хватку, как стареющий кот. Хотя, может так оно и есть, и преклонный возраст достигнет его раньше всех остальных, намного раньше, и шерсть поседеет через пару десятков лун. Вот будет потеха-то.

Голос Звездопада, будто хлесткий удар, заставил воина встрепенуться и вернуться мыслями обратно в лагерь. - Гром, никаких вестей о псах не было? Все тихо? - задумчиво закусив губу, серый здоровяк отрицательно мотнул головой, в глубине себя радуясь, что хотя бы эта напасть наконец улеглась. Появление своры тревожило его не меньше прочего и поселило в самых закромах сердца частицу страха, тлеющую, словно маленький огонек. - Ни, запаха, ни воя - ничего не слышно, слава Предкам, - ответил Гром, качнув кончиком хвоста в подтверждение своих слов. Меньше всего сейчас нужны были проблемы с собаками. Если они, к большому несчастью, объявятся на родной территории, то несдобровать племени. Потому, выслушав просьбу палевого предводителя, Гром наполнился решимостью и со всей серьезностью принял непростую ношу на свои могучие плечи - Можешь на меня положиться, Звездопад, - медовые глаза впервые за долгое время заблестели надеждой. Ему наконец выпадает возможность целиком и полностью забыться в работе. В любой другой раз Гром не был бы так счастлив получить важное поручение и точно бы переложил обязанности на кого-нибудь помладше да неопытнее.   

Приветственно мурлыкнув подошедшей Жаре, серый здоровяк солидарно хмыкнул, тоже приметив необычайно хорошие познания Дроковничка в траволечении. - А ведь он очень неплохо справляется,- ответил Гром, наблюдая за тем, как ловко бурый котик расправился с ранами Лисохвоста. Но весь его прыткий настрой как по взмаху улетучился, будто сам воин своими словами спугнул всю удачу, отчего чувствовал себя до глубины души виноватым. - Ты все правильно сделал, но теперь стоит дождаться возвращения Полуночника. Уверен, он скоро придет, - выразил искреннюю поддержку Гром, чувствуя, что мальцу она нужна как никогда . Может быть, хоть сейчас его слова возымеют какой-то эффект.

- А я помню, как ты и мне на уши садился когда-то, - заинтересованно дернув ушами, бугай вновь обратил свое внимание в сторону Жары, и негромко усмехнулся. - Ох, да брось, тебе ведь наверняка тогда было интересно, - в мыслях всплывали самые старые и беззаботные воспоминания, от которых на сердце становилось теплее. Много баек Гром потравил за свою жизнь, так много, что вполне мог бы стоять на одном месте с каким-нибудь старым-престарым котом, повидавшим великое множество событий на своем веку. - Но если я тебя чем-то раздражал, честное слово, делал это с самыми благими намерениями, - попытался отпустить он шутку, с теплотой во взгляде смотря на свою собеседницу. Гром уверен, она на него не сердиться за это. - В чьей детской оно только не шалило. Знала бы ты, что́ я вытворял в своей юности. Не такие смелые поступки, как Ветролап, конечно, но не менее щекотливые, - мурлыкнул здоровяк, обращая свой взор к целительской палатке. Одному разбрасывать все травы будет довольно трудно, а помощник в лице Жары, пускай и единственный, никогда не будет лишним.

Без спроса копошиться в чужих травах Гром никогда не смел, но дожидаться возвращения Полуночника и беспокоить своими хлопотами, когда трехцветному предстоит вылечить тяжело раненого одиночку, тоже было не подходящим решением. Потому ухватив отделенный из всех трав сверток с самыми резкими запахами, серый вышел из целительской и махнул хвостом Жаре, чтобы она следовала за ним.

→ дозорная скала

офф: предполагаемый путь: дозорная скала - степь - кроличий городок - полянка люпинов(если осилим)

+2

335

- Да, - утвердительно кивнула полосатая, - Будет обидно, если у такого талантливого малыша разорвётся сердце от волнения.

Жара негромко усмехнулась. С высоты своих аж целых восемнадцати лун все эти котята и ученики казались очаровательно неумелыми и совсем ещё не самостоятельными. Жара-то и в их лунах была уже не особо мягким цветочком, и хорошо помнила, какими тупоголовыми и шумными казались ей шумные, жизнерадостные сверстники. Но им было этого не понять: своё горе полосатая всегда считала тяжелее, чем чью-либо ещё. Да и сравнивала она редко, как-никак понимая, что ни один кот во всём мире не мог даже предположить, как они с братом были важны друг другу.

Во все такие думы Жара углублялась реже и реже, и теперь они проскакивали в её голове лишь мимолётными, тупыми коготками. Пока как раз парочка таких прошлась по кошке изнутри, Гром похвалил Дроколапа и вновь обратился к ней.

- Мне всегда было интересно, когда же это закончится, - насколько было в её духе, дружелюбно ответила полосатая и в очередной раз слегка усмехнулась.

Гром не был из тех, кто извечно тыкал её носом в сарказм и колкости: хочется верить, что серый здоровяк то ли смирился с этим, то ли не обращал на это внимание. Если бы Жара смогла найти в себе больше уважение к тому, что соплеменники делают для того, чтобы терпеть её и не изгнать в Темнолесье, то была бы очень благодарна Грому, но, увы, такие думы её не посещали. Чьё-то смирение и дружелюбие Жара благосклонно принимала как данность, хоть и не могла отрицать, что на этих редких терпеливых храбрецов смотрела далеко не как на мышиный помёт.

Своими манерами Жара не умела не расстраивать тех, кто хоть капельку протягивал ус в её сторону. Уже почти позабыв, что в лагере находился раненый, и общий гомон ещё не утих, Жара на ходу боднула большой рыжий бок и зашагала вперёд, в сторону земель племени.

- Я знаю, что ты старался, - коротко ответила кошка, пропуская мимо ушей то, что Гром добавил про детские шалости.

О, если бы серошкурый знал, что творили они, пока взрослые не видели... Он бы так не говорил. Страсти, проклятья, обманы, побеги, издёвки... Жара извечно считала себя лучше других, а с этим вместе - измученнее. Она сама передавила не мало детских светлых дней, чужих и своих, но и никогда не забывала о том, как её ставили не месте. Нет, не взрослые - свои, мелкие. Уже теперь, глядя на того же Дроколапа, так искренне и беспокойно шустрившего на поляне, полосатой с трудом верилось, что с них, крохотным, могло бы по ночам происходить нечто подобное. Однако замечтаться об этом времени не было: Жара отправлялась вслед за Громом.
дальше про маршруту Грома

Отредактировано Жара (29-08-2019 12:00:45)

+2

336

→ граница теней и ветра

Трёхцветный травник давно успел свыкнуться с провалами собственной памяти, которые неизменно приводили его в куда более реальные, опасные и тёмные провалы вместо привычных очертаний — вроде родного лагеря или четверика. Впрочем, ныне появился на главной поляне кот почти вовремя, ибо даже приятный, привычный лёгкой горчинкой запах собранных трав не смог перебить стойкий аромат крови. Лучшее начало лекарского пути Дроколапа, сразу в пла…

— Дроколап! — Полуночник практически вывалился из густых зарослей утёсника, приветливо обняв сломанным пушистым хвостом все колючие ветки и едва не выронив свёртки с лекарственными растениями… только чтобы выронить их мгновением позже. Его ученик растерянно стоял над грудой окровавленного меха, в которой не менее растерянно, хотя скорее раздражённо пытался, вестимо, опознать очертания живого существа предводитель племени, а рядом светил уже залеченными ранениями рыжий Лисохвост. Вспомнив себя, впервые осознавшего под чутким руководством наставника, что чуть ли не главный закон подлости этого мира заключается в свойстве крови вытекать из тел, Полуночник еле удержал повторный крик и дрожь, наполненную искренним сочувствием. Сочувствие потом.

— Разойдитесь, пожалуйста, помолчите и лучше даже не думайте, — дойдя до подопечного и бросив у истекающего кровью свёртки с травами, трёхцветный, раскрыв основательно потрёпанному коту пасть, сунул меж клыков корешок мяун-травы, источающий усыпляющий и притупляющий боль запах. Раны, меж тем, на повторный внимательный взгляд оказались не столь глубоки, однако многочисленны, отчего общая картина усиленно внушала безрадостность. Быстро пережевав хвощ в кашицу, Полуночник осторожно заполнил ею повреждения.

— Сейчас очень важный момент, — пушистый обернулся на ученика и наклонился, легонько ткнув того носом в плечо, — кашица практически из всех растений даёт сок. Сок вместе с обильным кровотечением даёт ещё более обильное кровотечение, потому что жидкость, а даже тем лекарствам, которые помогают крови останавливаться, нужно время, чтобы подействовать. И этого времени может не быть, его всегда не бывает. Наложишь паутину — она впитает в себя какое-то количество крови, обычно это работает, однако не когда крови так много. Я сказал все лекарства? — Полуночник слабо улыбнулся, — я приврал. Хотя подмаренник полноценном лекарством и не назовёшь, ведь его единственное свойство заключается в сушке ран. Запомни это, — целитель взял солнечную веточку и аккуратно потряс ею над повреждениями, ссыпая в них жёлтую пыльцу, коя быстро принялась за дело. Заметив небольшие красные пятна, проступающие сквозь повязку Лисохвоста, трёхцветный подошёл к соплеменнику, чуть отодвинул край паутины лапой и также засыпал подмаренник, после восстановив целостность припарки.

Вдох-выдох.

— Отмечу, что, несмотря на все странности, я не имею привычки отвлекаться на бессмысленные описания своих действий, а потому уже можно приходить к логичному выводу — смыслом этих описаний и многих последующих бессонных ночей за совместным перечислением свойств всех известных миру трав недавно стал Дроковничек. Ныне Дроколап и, по совместительству, будущий лучший спасатель ваших жизней, — на сей раз Полуночник улыбнулся искренне, широко, подмигнув своему ученику и Звездопаду, — который определённо идёт отмываться, если не хочет заразиться чем-нибудь от крови.

+4

337

— Это еще кто такой?!
В этот момент Лисохвост пожалел обо всём, что вообще совершил в жизни и, признаться, сейчас не против был бы, если бы покойная матушка вовсе не рождала его на свет. Он понимал, что совсем скоро, буквально через пару мгновений, Звездопад растолкает воителей и задаст этот вопрос уже самому рыжехвостому. От страха боль на пару минут притупилась, но лучше бы воитель потерял сознание и отошёл к Предкам без лишнего стресса.
- Я-я притащил, - виновато прижатые уши Лисохвоста как будто приклеились к голове, а взгляд вперился прямо в обозлённого предводителя в каком-то странном желании, чтобы Звездопад поскорее наказал его и этот позор закончился. "Только не в оруженосцы. Что угодно, только не разжалование". - О-он мне помог... спас... от лисы. Я не мог б-бросить его умирать. Он помог...
Звездопад отвлёкся от невнятного лепета молодого воина и переключился на какие-то более важные разговоры, и Лисохвост наконец смог вдохнуть и отвести взгляд. "Всё в порядке, я же ранен, Звездопад не будет слишком строг... пока я при смерти". Кот напряжённо следил за тем, как Полуночник с его новым учеником латают раны его и Василька, и надежда медленно таяла.
— Чего там про лису? М, Лисохвост?
- С-спасибо, - выдохнул рыжик, когда целители закончили, и был вынужден перевести взгляд обратно на предводителя. - Я охотился недалеко от старой норы, а лиса... застала меня врасплох. Этот одиночка мог пройти мимо, н-но помог. И подставился под удар. П-прости, Звездопад, что... притащил его сюда.
Травы действовали на рваные раны успокаивающе и довольно быстро, но Лисохвост всё равно в изнеможении прикрыл глаза. "Глупо, невероятно глупо".

+3

338

из криосна

"Какой нынче сезон, и где моя но..." - шерсть Штормогрива вздыбилась сама собой, он резко лишился остатков сна. "...га".
Злополучная конечность, надежно перевязанная, покоилась рядом с ним, прямая и недвижимая, как палка. "Мне становится лучше", - с облегченным вздохом подумал он. "Оказывается, не так-то просто оторвать от меня мою ногу, пусть ты даже и чудище. Видно, то моё наследство от предков, которые крепко стояли на этой земле".
Штормогрив старался гнать прочь мысли о своём отце, попавшем в сходную ситуацию и оставившем воинскую карьеру раз и навсегда. Сыновья должны быть сильнее отцов, они должны отражать те идеалы, к которым их отцы стремились. А значит, его долг - выздороветь и снова бегать по пустошам наперегонки с ветром и птицами.
Из страха остаться калекой на всю жизнь, Штормогрив нянчился со своей лапой как с котёнком, не смея ударяться ею о землю и стены палатки и даже не опираясь на неё лишний раз. Однако тело его, тело воителя, просило воли и воздуха, и потому он вставал, как встал и теперь, и потихоньку ковылял из палатки на поляну. Там он изредка слушал какие-нибудь новости, но чаще проводил время в одиночестве, не желая поднимать тему своего болезненного состояния. Штормогрив ходил ещё и потому, что не хотел, чтобы оставшиеся его три здоровые лапы стали вялыми и немощными.
Нынче в лагере пахло кровью и чужаками, и мех на загривке Штормогрива было поднялся, но он заставил себя остаться в стороне. Ему ли сейчас вмешиваться, хромому? Только трудностей прибавит соплеменникам. Но бдительности рыжий воин не ослабил, готовый в любой момент оказать помощь, если она кому-то понадобится.
"Интересно, она сейчас видит такое же небо?" - нечаянная мысль шнырнула в его голову, словно мышка в норку. "Или ушла в такие далёкие края, что там и небо другое, и всё совсем не так, как здесь?"
Штормогрив опустил взгляд к лапам. Как бы он ни старался забыть Льняноглазку, его мысли неизменно возвращались к ней. День за днём, от ночи к ночи. Словно мало было ей изорвать его когтями и толкнуть под ревущее чудище, она осталась рубцом ещё и в его голове.
"Я так давно упустил её. Дал столько дней форы. Теперь мне точно не догнать её, хромому и искалеченному".
Но, несмотря на мрачноватые мысли, какой-то внутренний огонёк твердил ему, что не всё потеряно, что надо идти вперёд и продолжать искать. Пусть хромым, пусть он потратит на это сотню лун и падёт к её ногам кучей иссохших костей, облепленных шкурой. Но он непременно найдёт и непременно достанет, куда бы она ни пошла. Где бы ни спряталась от него, от своего самого преданного преследователя.
Штормогрив доковылял до дождевой лужицы и устроился около неё. Наклонив морду, он с удовольствием полакал прохладной воды. Однако, подняв взгляд, он обнаружил прямо перед собой небольшого рыже-белого котёнка. Пару мгновений он удивлённо глазел на яркий меховой комочек, ощущая, что за то время, которое пролежал в целительской палатке, как-то отвык от вида котят.
- Ты же Уточка, - выпалил Штормогрив первое, что пришло в голову. - Тогда почему ты здесь, а не тут? - он указал когтем на землю, затем на лужицу. Почему-то в тот момент ему казалось естественным, что этот маленький круглый рыже-белый утёнок должен поджать лапки к брюшку и легко, без малейших усилий поплыть по воде, словно брошенный прутик.
- Что-то я... задумался, - пробурчал он, приходя в себя и ненароком поглядывая на Уточку через отражение в воде. К сожалению, Штормогрив потерял налаженный было контакт с котятами своего брата, а своих детей у него не было. И оттого рядом с ними он порой сам себе казался развесившим уши дурнем, хотя обычно был, всё же, посерьёзнее.
- У тебя всё в порядке, да? - спросил Штормогрив, не понимая, зачем вообще спрашивает это и почему просто не отойдёт от котёнка.
"Мне нужно поговорить с кем-нибудь", - подумал он, чувствуя заклубившееся в груди отчаяние. "Пусть это уж лучше будет котёнок, чем кто-нибудь, кому я могу нечаянно проговориться о каких-нибудь своих тайнах".

+3

339

[indent] У Уточки — прежде всего — были принципы, и она любила об этом крякать, трещать и чего только ещё не говорить — лишь бы щегольнуть взрослым словцом, которое только-только было вынесено из палатки старейшин. Она любила любить особенное, казаться такой — ой.

pause? действительно pause.

[indent] На самом деле, в этот момент она бы задумалась, отставила перо и отложила желтушные страницы своего дневника. Отошла, чтобы взглянуть издалека и только потом начеркать загнутым когтем чистого молока одно бесцветное словечко, которое содержало в себе все восхищённые вздохи, все-все её самые крышеехательные идеи и детские шкурки: ей бы хотелось быть такой вау...
[indent] У неё большая голова, потому что мысли в ней слишком широкие — сравнится только с ровным обхватом старческого живота. К слову, она только-только вышла из палатки старейшин: её там слегка просквозило, и она чихала, кивала головой, шипела в усы что, мол, старые, поросшие мхом вонючки как-то на неё особенно воздействуют. Уточка не была в ярости, — на самом-то деле она обожала истории благородного поколения старцев и мудрецов — но она кряхтела, водила ушами и обмахивалась пушистым хвостом, который ещё пока чем-то напоминал коротенькое пуховое полено.
[indent] А потом встретила Штормогрива. Нет, даже не так: она вкатилась в его обитель, которая напоминала натянутый на что-то туманный дым со специфическим запахом. Воитель был чем-то удручён, погладывал на свою ногу и был совершенно не заинтересован в нарушительнице ватного покоя — даже Уточка-криволапка могла запросто поддеть прозрачные пуховые нити когтями, потянуть на себя.
[indent] Он неотвратимо притягивал взгляд двух нефритовых туманностей с не то привкусом, не то оттенком мятного молока. Оттого к нему приближалась если не судьба, то очевидная буря — ёмкая, облачённая в солнце и пух.
[indent] И показалось ей тогда, что в нём сидело что-то грустное, почти поэтическое, лихо сдвинувшее французский беретик с запахом сигаретных пряностей. Она совсем не знала большого кота: его душа — сплошные мягкие потёмки чем-то напоминающие апельсиновый пудинг, в котором случайно оказался нежный треугольник её носа.
[indent] Душа же поместилась в скорлупки грецкого ореха, пустоты её тела затянула неловкость и вина, в свою время являющиеся признаком взросления. Уточка думала чаще прежнего и, наверное, гордилась этим; сердце раздавалось в стороны подобно сознанию, росло и увеличивалось, принимая в себя новые эмоции и настроения, которые Уточка пробовала порционно, с осторожностью.
[indent] А потому и подле задумчивого война она решилась сесть далеко не сразу и, деловито пошевелив усами, посмотрела на странную палкообразную конечность — тут же отвела взгляд, посмотрела в небо, сузив глаза и озадаченно сдвинув брови. Она никогда не видала подобных причуд, но коты из целительской по поверьям старшего поколения правда порой выходили самые разные: перемотанные, искорёженные, пропахшие всей этой, так сказать, сушёной икебаной.
[indent] Внезапно воин обратился к ней: его голос шевельнулся в широком горле мокрыми валунами, заскрежетал по стенам и вырвался наружу:
[indent] — Ты же Уточка, — она подняла голову. — Тогда почему ты здесь, а не тут?
[indent] Она, не будь мышеголовой, ступила в лужу. Вода не доставляла дискомфорта, в ней ещё не выросло то — злополучное и брезгливое, вынуждающее умывать себя между ушами и скрупулёзно следить за порядком во внешности, на спальном месте. Она ступила туда только передними лапами:
[indent] — Я ещё и наполовину кошка, — Уточка подняла голову, взглядом погладила голубое небо, чувствуя как пушится жиденький загривок от вязкого чувства со сладким привкусом лекарственной ромашки. — И у меня всё в порядке, раз ты спрашиваешь.
[indent] Тут же она спросила то, что беспокоило её больше всего, недоверчиво подгибая неловкие лапы и щурясь на старческий момент, будто бы она собирается как-то по-доброму пошутить и тут же посмеяться:
[indent] — А как эти утки выглядят? Ты видел их близко?

Отредактировано Уточка (12-09-2019 20:47:04)

+3

340

Стоило Грому утвердительно ответить, как у Звездопада внутри все упало. Напряжение словно хвостом смахнуло и предводитель почувствовал, впервые за долгое время, какое-то облегчение и уверенность в своих соплеменниках. Гром был одним из тех, на кого можно было не просто положиться в любой трудный момент, но и с кем разделить радости и горе. Сам Звездопад хоть и не отличался эмоциональной натурой, но в других проявление чувств уважал. Тем более, что Гром не было пустословом и лежебокой. Палево-полосатый полностью разделял навалившееся на Грома горе в виде потери сына, а потому отвлекать воина лишними расспросами не стал, оставив его наедине.
Поляна полнилась голосами. Дроковничек усердно залечивал Лисохвоста, а сам Звездопад уже начал выражать настоящее беспокойство насчет здоровья рыжего воителя. Нет, до ран ему абсолютно не было дела - заживет, куда денется. Но вот Дроковничек.
"Чего это он удумал?"
И только нахмурив брови и собираясь отчитать юнца за излишнюю инициативу, Звездопад услышал знакомый умиротворяющий голос Полуночника и не без претензии взглянул на целителя. Но тот, судя по всему, был нисколько не ошарашен тем фактом, что Дроковничек шарил в его палатке, латал раны воину и этому доходяге без сознания... И тут карты сложились.
- ...Ныне Дроколап и, по совместительству, будущий лучший спасатель ваших жизней, - голубоглазый поначалу скептически отнесся к данной новости, примечая, что теперь лагерь уж точно порвет от бесконечных веселых поскакух этих двоих. Мало того, что Полуночник был горазд на эксперименты и вечные любования-обожествления своих травок, так теперь и Дроко...лап, который с самого детства был уж чересчур болтлив и неугомонен в вопросах. Что ж, такова воля Предков. Никуда не деться из этого замкнутого круга.
Коротко поведя плечами, Звездопад заметно расслабился, понимая, что вся ответственность ляжет на лапы Полуночника, и басовито произнес:
- Занятное дело. Что же, раз так велели Предки, так тому и быть. Не заспасайте до смерти нас всех только, - уже более добро и приветливо отшутился голубоглазый и даже позволил себе такой короткий жест, как легкое трепание макушки Полуночника своей увесистой лапой. Целитель и предводитель за последние луны действительно смогли найти общий язык и поладить. Даже несмотря на такие разные характеры, - С этим бездыханным доходягой нужно что-то делать, - кот указал на одиночку хвостом, - Если уж он очутился здесь, значит, верно, не просто потому что кому-то так вздумалось, а? - льдистый взгляд упал на Лисохвоста.
— О-он мне помог... спас... от лисы. Я не мог б-бросить его умирать. Он помог...
Предводитель пустошей заметно прищурился, словно бы не веря ни единому слову рыжего воителя. Одиночка и помог. Вещи абсолютно нелогичные.
"Ему что-то нужно от нас."
Глядя на полуживого Лисохвоста, лидер племени то и дело хмурился, затем закусывал губу, снова хмурился. Что-то тут явно было нечисто.
— Я охотился недалеко от старой норы, а лиса... застала меня врасплох. Этот одиночка мог пройти мимо, н-но помог. И подставился под удар.
- Ты уверен, что в действиях одиночки не было никакого подвоха? Пока он тут лежит без признаков сознания, отвечать за него придется тебе, Лисохвост, - серьезно высказался Звездопад, а сам уже мысленно ждал того момента, как одиночка очнется и его можно будет самолично допросить.
По поводу рыжего воина Звездопад испытывал двоякие эмоции. Ведь с одной стороны он подставил все племя, разоблачив местоположение лагеря для какого-то бродяги. А с другой... Часто будто лисы треплют воинов. Из-под ребер давила жалость.
— П-прости, Звездопад, что... притащил его сюда, - палево-полосатый на мгновение отвел взгляд, переводя дух, а затем позвал пару воинов, что сторожили лагерь.
- Помогите Лисохвосту добраться до палатки Полуночника и обеспечьте сытым обедом, - предводитель повернулся к Лисохвосту, заключая, - Племя превыше всего. Никакой подвиг одиночки не стоит жизней твоих соплеменников. В этих бродягах честности меньше, чем у самого Звездоцапа. Запомни это, - Звездопад заметно смягчился, но все же строгости не растерял, - И выздоравливай.
Каждый соплеменник был на счету в такое тяжелое время. И всех Звездопад по-своему если уж не любил, то уважал или ценил уж точно.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна