У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!

6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 361 страница 380 из 390

1

http://s8.uploads.ru/j2BJi.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font> <br>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">В</size></b><font size="2"> неглубокой песчаной ложбине, куда не может просочиться прохладный ветер, расположился лагерь племени Ветра. Тщательно скрытый зарослями густого утесника, его очень трудно заметить. Несмотря на хорошую внешнюю маскировку, внутри лагеря есть, разве что, кусты да пара ложбинок, служащих палатками. Любое другое племя наверняка не смогло бы смириться со столь открытой местностью. Сами же коты племени Ветра считают иначе. <i>"Мы благодарны предкам за возможность быть чуть ближе к Звездам. И разве может быть что-то прекраснее бесконечного звездного неба над головой?"</i>
Утоптанная временем главная поляна является центром всего лагеря. Неподалеку от входа располагается палатка воителей. В противоположной части поляны виднеется каменистая Скала, у подножия которой, в укромной ложбинке находится палатка предводителя. С этой Скалы предводитель созывает соплеменников на собрание и сообщает о важных событиях. Детская, палатка оруженосцев и палатка старейшин расположены в глубине лагеря, так, что бы никакая опасность их не коснулась. Палатка целителя находится вдали от остальных убежищ, так как пряный и яркий аромат разнотравий способны выдерживать долгое время лишь сам целитель и его ученик.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

361

/ / / / / / начало игры

[indent]Вьюночек злился. Он просто был вне себя от бешенства. Казалось бы, в таком маленьком комочке, а столько эмоций. Если бы хоть одна живая душа могла разглядеть весь тот гнев, который скопился у него внутри, тяжелым грузом осевшим на сердце, туго обвившимся змеем поселившимся, наблюдатель, скорее всего, всерьез обеспокоился за жизнь и здоровье котенка, рисковавшего сгореть заживо от неудержимой ярости.

[indent]Вьюночек не мог смотреть на, не мог дышать запахом, не мог слышать звук имени Вьюжки, который так ловко все обыграл, оставив родного брата еще на одну луну отдуваться в детской. И каждый взгляд желтого и голубого глаз, каждая полуулыбка, каждый выдох воздуха, выпущенный с таким торжеством, превосходством и заносчивостью едва ли не подталкивали Вьюночка совершить ту же самую ошибку: броситься, опрокинуть, плюнуть в этот противный желтый глаз. В эту минуту весь Вьюночек, все его дыхание и биение сердца были одной сплошной ненавистью, которую он пытался спрятать, скрыть, чтобы не дай Звездные предки взрослые снова полезли со своими нотациями о том, что надо делать и как себя чувствовать.

[indent]Вьюжка был подле своей наставницы, Воробейницы, которой, кажется, повезло. Вьюночек скривился от презрения и отвернулся, настолько сильно крутанув шеей, что та тихонько хрустнула и котенок охнул от неожиданности. Подскочив к куче с добычей, Вьюночек принялся агрессивно собирать перья. По-видимому, они остались после обеда какого-то воителя. Здесь были перья и сороки, и жаворонка, и птиц, которых Вьюночек еще не знал. Насупившись, котенок очень низко наклонил голову и повернулся спиной к родственнику, хотя уже находился на приличном расстоянии от Вьюжки, — словом, делал все возможное, чтобы отгородиться от брата.

[indent]И тут пожаловали. Сначала запах. Новый, непонятный, противный, как будто Вьюночка снова окунули головой в лужу, такую грязную и мерзкую с кучей грязи и мешаниной из не пойми чего.

[indent]— Бе, — брезгливо буркнул котенок и тут же громко чихнул, а потом второй и третий раз. Вьюночек поспешно оглянулся в поисках целителя — не надо было Полуночнику слушать его чихи. Не найдя знакомых длинных кисточек на ушах и белого бока, Вьюночек все же поспешил спрятаться за спиной у Озера, которую только-только посвятили в воительницы. Котенок еще не до конца отошел от обиды после прошлого посвящения, где Звездопад объявил ему, что он еще не готов стать оруженосцем. Однако, все его негативные мысли занимал гадкий Вьюжка, этот скользкий белый ужик.

[indent]— О-о-озеро, — шепотом протянул Вьюночек за спиной у полосатой кошки. У нее был такой интересный окрас, как будто на небе нитями блестела паутина. Вьюночек еще не умел охотиться самостоятельно, поэтому не был уверен, что ему тоже можно кричать новые имена.

[indent]— Озеро-Озеро, а когда ты пойдешь на бдение? Это же надо молчать всю ночь? А ты сможешь? А если ты чихнешь, то будешь неполноценной воительницей, потому что Звездное племя тебя осудить за несоблюдение молчания? Тогда тебя отправят к старейшинам, да-да? — затараторил Вьюночек, засыпав Озеро вопросами, продолжая вертеть у себя в коготках перышки.

[indent]Но наконец Вьюночек увидел ту, от которой так сильно пахло. Черная, косматая, она была почти Полуночником, но у этой кошки не было таких классных кисточек на ушах.

[indent]˝К о м е т а,˝ — протянул про себя Вьюночек, пробуя на языке новое слово.

[indent]— Озеро, она из этих, которые жаб едят?     — шепнул котенок прямо в самое ухо кошке, обдавая горячим дыханием, выглядывая из-за плеча воительницы. — А когда они едят жаб, они прыгают у них во рту?

[indent]Тут Белоснежка обнаглела, Звездопад ее проучил, К о м е т а внимательно смотрела за происходящим и, честно-честно, Вьюночек увидел, как она облизывается! Опять о своих жабах думает. Все это было Вьюночку откровенно неинтересно и непонятно, а потому ему нужно было срочно найти кого-то, кого можно хорошенько достать странными вопросами.

+10

362

*разрыв*

Тяжелой, неуклюжей поступью, вышагивая огромными шагами, Гром возвращался в лагерь, прислушиваясь и принюхиваясь к разным звукам и запахам. Ещё у входа сквозь стоявшее благовоние трав в носу он смог уловить резкий аромат хвои и болотной сырости, какой только был присущ их сумрачным соседям. Чувствуя, как закололо любопытство под шкурой, подогреваемое слышимым гомоном с поляны, здоровяк рысцой спустился в ложбину, нашел взглядом Звездопада с Кометой и разместился недалеко от них, с горячим интересом наблюдая за происходящим.
Наверняка не он один жаждал узнать причины визита чёрной предводительницы, и перешептывания рядом сидящих соплеменников только подогревали внимание серого. Но на брошенное откуда-то из-за спины предложение подсесть невзначай ближе и попытаться подслушать их разговор Гром отрицательно покачал головой, указывая лапой на поваленную палевым лидером Белоснежку. Её поведение не было примером, которому нужно следовать, и не вызывало уважения со стороны. Грому скорее хотелось провалиться на месте от того, в каком свете выставляет саму себя и все племя белоснежная воительница в глазах Кометы. 
- Снова в наших рядах появляются нежелающие следовать Закону, - невзначай мяукнул Гром, приблизившись к компании Воробейницы и Шипа. Его не отпускала мысль, что бунт Ветролапа стал той отправной точкой, которая, как Белый Кашель, разнеслась по всему племени и наверняка отравила жизнь другую, посеяв в ней то самое семя сомнения, после которого уже нельзя будет вернуться назад. И ведь зараженным теперь мог оказаться кто угодно. - Как бы таких отчаянных, как Ветролап и Белоснежка, не стало только больше. Иначе ни к чему хорошему мы не придем, - заключил Гром свою мысль, смотря на двух соплеменников с еле заметным беспокойством, пытаясь понять, волнуются ли они об этом, тревожатся ли об остальных сородичах. Ведь наверняка есть еще те, кто не желает подчиняться слову Звездопада и готовит очередную интригу, чтобы племя окончательно погрязло в этой бездне недоверия и бунта.
Он оставил компанию Шипа и Воробейницы, побрел куда-то вглубь толпы, стараясь не задеть кого-то пышными боками, и чуть не наткнулся лбом на Озеро, успев в последний момент накрениться всем телом в сторону. - Озеро, милая, я же совсем забыл поздравить тебя с посвящением! - басовито мурлыкнул светло-серый здоровяк, одаривая молодую кошку теплой улыбкой. Он чувствовал себя несколько виноватым, что не смог присутствовать на церемонии, и если бы не шумные разговоры соплеменников, Гром бы и вовсе прознал обо всем в самую последнюю очередь. - Надеюсь ты не в обиде на меня за это, - мягко пробурчал воин и гулко хохотнул, осторожно касаясь хрупкого белоснежного плечика хвостом. Он мог сказать наверняка, что она не держала на него зла. Легкая, невесомая Озеро всегда напоминала Грому маленькую и пушистую снежинку, неспособную на зло, приносящую всегда что-то доброе и замечательное, отчего у других на душе становилось теплее и спокойнее. А взамен ей надо дарить свою заботу и поддержку, чтобы она растаяла. И Гром готов дать свой хвост на отсечение, что Озеро точно не будет таить на него обиды. Не в ее это духе.
- Уже нет отбоя от заинтересованных морд? - усмехнувшись в усы, Гром кивнул лобастой головой на маленького Вьюночка, спрятавшегося за тельцем белоснежной кошечки. Этот сорванец был тем еще разбойником, прилипающим, как репейник к хвосту, и серый здоровяк готов был принять на себя все его нападки, если Озеро не желала с ним мириться. - Чего ты так выглядываешь, Вьюночек? Впервые видишь саму предводительницу Сумрачного племени так близко? - нарочито важным тоном поинтересовался он, с хитрецой во взгляде смотря на белоснежного.

+5

363

Вьюжка внимательно слушал короткий ответ Воробейницы — да-да, те самые выдуманные племена, о которых ему рассказывали в детской сказки. Мол, были здоровые и страшные львы и тигры, большие такие коты, и у них была не менее огромная и страшная война с кем-то, кем — он уже не помнил... В эту сказку котик не верил, потому что окружающие его коты не были огромными, а их рассказы о страшных собаках, во много раз больше по размерам, только наталкивали на мысль, что времена тигров и львов никогда не существовали, иначе они победили бы всех собак.
— Лучше бы ей уйти побыстрее, — недовольно дернул плечом белый, косясь на чужую предводительницу. Вот появился Звездопад и отвлёк ее на себя для обсуждения секретных важных дел. Если бы на поляне не было столько котов, он бы попытался подслушать их разговор и потом посплетничатью, но увы. Воробейница не дала бы ученику так поступить.
Его наставница тем временем похвалилась учеником перед Шипом, и мелкий немедленно расправил плечи и засверкал довольным оскалом. Мол, вот он я, да, не испугался Гремящей тропы, а ещё привёл сюда Комету, поохотился на мышку (прервался, конечно, из-за важных дел) — и все это в свою первую тренировку.
— Первый день просто супер, — воскликнул он, стараясь выглядеть одновременно очень довольным и при этом небрежно-крутым, словно много варианта первого дня для него и не было. — Мы столько всего успели, вот только охоту не заакончили — но это ж из-за Кометы, так что, думаю, это можно простить, — самодовольно кивнув, со своими словами и согласился, глядя то на Шипа, то на его дочку.
Подошедший Лисохвосттоже отметил похвальбу им, Вьюжкой, и котик обвил хвостом лапы и снова улыбнулся. Ненамеренно скопировав жест наставницы, он будто пытался ей подражать, потихоньку проникаясь уважением. А что, она ведь его оценила (пусть и дала по ушам за ругательство). Разноглазый поднял взгляд, чтобы снова заговорить с рыжей, но заметил, как та наблюдает за двумя предводителями и... почему-то Белоснежкой. А она подслушивала, как сам белый и хотел сделать. О чем-то заговорила, но недовольный тон Звездопада был яснее всех слов, которых котик не расслышал.
Глупая воительница. Надо было быть незаметнее, — как именно, он пока не придумал, но то было неважно. Уж у него-то обязательно получилось бы. Просто он не захотел.
— Если когда-нибудь будешь вести себя так же — воителем не станешь, я просто не позволю. Только опозоришь меня, — сообщила ему наставница, и ученик состроил недовольную мордочку, мол, неужели ты меня в таком можешь подозревать. Увы, разочарование все же промедькнуло на его лице, скрывать чувства он не умел.
— Да уж, — протянул он, провожая Белоснежку взглядом. А дальше что произошло — Звездопад вышел из себя и напрыгнул на воительницу, своей суровой речью вмиг понизив ее до статуса...Да ужасно, ниже ученицы, словно она была прислужкой для всех. Вьюжка ошарашено глядел на происходящее и мысленно делал себе пометки в памяти: косячить незаметно, не подставлять предводителя в подобных ситуациях, быть осторожнее. Впрочем, учитывая его нрав, он вряд ли смог бы молча все сносить.
Наконец его ушей коснулось знакомое блеяние — гляньте-ка, младший братец! Тощий белый и все ещё — котенок. Разноглазый распушил грудку, надменно глядя на родственника. То, что он ещё не посвящён, было его единственной удачной ложью, в которую поверили — быть может, из-за обстоятельств. Вьюжка все ещё не верил, что Вьюночек и правда оказался наказан, но был этому безмерно рад.
— Вьюночек, тебе стра-ашно? — наигранно протянул ученик в сторону братца. — Боишься, что тебя съест Комета? Так вот не бойся — такой мелочью она не наестся даже, так что тебе ничего не грозит. А в случае чего ты всегда можешь спрятаться в детской.
Он специально выделил последнее слово голосом, полным отвращения. Для него детская больше не была домом.

Отредактировано Вьюжка (05-10-2019 11:54:59)

+6

364

Слова Шипа немного приободрили Лисохвоста. Пускай он всё ещё был уверен, что Звездопаду понадобится не одна луна, чтобы доверить рыжему прохвосту воспитание котёнка, но то, что в племени не все (может, вовсе никто?) считали его поступок недостойным звания воина, давало надежду. "Звездопад волнуется за безопасность племени. Но Василёк... выглядел не слишком-то угрожающим. Он пытался защитить меня... Может, захочет защищать и племя?". Так легко придя к мысли о том, что спасённый одиночка захочет остаться в племени Ветра, Лисохвост перестал хмуриться. Что ни случается, всё к лучшему?
— Ну что ты так вздыхаешь, все у тебя будет. Вон, может, Крутобока скоро созреет на котят...
Лисохвост успел только удивлённо раскрыть глаза, но Воробейница тут же сменила тему, будто о чём-то проговорилась. "Так-так. Я пропустил какую-то важную новость? Почему я всегда последний обо всём узнаю?". Рефлекторно кот поискал глазами серую сестру Воробейницы, но был вынужден лишь разочарованно сжать губы. Загоревшийся в груди интерес требовал подробностей, но выражение мордашки подруги явно давало понять - она молчком.
Одновременно с объяснениями Воробейницы насчёт прибытия сумрачной предводительницы на главной поляне разворачивалось действо посерьёзнее и поэмоциональнее. Когда Лисохвост понял, кому адресованы резкие недовольные слова Звездопада, то чуть не потерял власть над собственными лапами. Белоснежка препиралась с предводителем и делала это так вальяжно сначала, а потом уверенно и даже нагло, что рыжий предпочёл бы подумать, что это вовсе не его нежная и деликатная Белоснежка. "Зачем же ты..."
Звездопад без особых усилий повалил кошку на землю, на всю поляну озвучив её позорный приговор. Лисохвост почувствовал, как шерсть на загривке поднимается - то ли от возмущения, то ли от страха за кошку.
— Какая наглость.
— Снова в наших рядах появляются нежелающие следовать Закону.
Звездопад поднялся и гордо удалился вместе с Кометой, а вот Лисохвосту не было так просто взять себя в лапы и хоть немного пошевелиться. Чувство вины перед самим собой за трусость, неумение вступиться за кошку, которую ещё недавно считал своей избранницей, боролось в душе с преданностью лидеру. Звездопад не был злобным или жестоким. "Он же желает нам только покоя... иначе могли бы все на этой поляне смотреть на Белоснежку с таким осуждением?". Кот не видел среди соплеменников ни одного, в чьих глазах отражались бы смятение и ошеломление Лисохвоста. "Получается, это правильно?"
— Где-то нынче за драку раздают в подарок одиночек?
Рыжий медленно обернулся к Гончей и с десяток секунд просто смотрел на неё, не понимая, к чему это было сказано.
- Драку? Если мои попытки отбиться от взрослой лисицы можно считать за хорошую драку, пожалуй, - взгляд Лисохвоста непривычно бегал, останавливаясь то на одном соплеменнике, то на другом, упрямо избегая только одной белой фигурки. - Василёк спас мою шкуру от бесславной судьбы лисьего обеда, - он уже готов был к куче каламбуров с его именем, но, быть может, именно этот случай впишет его в историю племени Ветра навсегда? - а я спас его, доставив к Полуночнику. Если он жив, наверное, это стоило той выволочки от Звездопада.
Лисохвост попытался усмехнуться, но настроение было неподходящее. Прямо скажем, он бы с радостью пожелал сейчас провалиться сквозь землю и продолжить своё существование в качестве крота.

Отредактировано Лисохвост (05-10-2019 13:31:57)

+8

365

и как сейчас тебе живется,
тот Человек, Который Предал?

[indent] Говорят, есть разные стадии восприятия, преодолеваемые ступенька за ступенькой. Отрицание, гнев, торг... Принятие. При... Что? Никогда! Столь девиантный поступок Звездопада застал кошку врасплох: не сказать, что она когда-нибудь доверяла палевому или ждала от него хоть чего-нибудь хорошего, но нападение со спины от того, кто пытается читать ей морали относительно неподобающего поведения? Серьёзно? Пожалуй, не бурли в её крови гнев таким неукротимым, ядовитым потоком, Белоснежка громко, истерично расхохоталась бы в самодовольную предводительскую морду, едва последние крохи выбитого в удивлённом вздохе воздуха покинули её лёгкие. Давление на лопатки и запах окружили её так резко, что воительница даже не успела воспротивиться, как оказалась на спине, лишь медово-приторный взгляд полыхнул леденящим, непримиримым нетерпением.
[indent] - Не дождёшься, - сквозь до дёсен вздёрнутые зубы прошипела белобокая коту в морду, нарочито не столько упираясь в его грудь лапами в попытках сбросить (и так ясно, что бессмысленно, а придавать этой грёбанной ситуации ещё большую комичность - последнее, чего хотела взбешённая самка) с себя вес, сколько едва касаясь шерсти, чтобы довести, отомстить за грубость, беспричинное хамство, уязвлённое самолюбие, прекрасно зная, что Звездопаду её сомнительные ласки будут неприятны. Ей до дрожи, до перехватывающего дыхания и разводов пенящейся на подбородке слюны хотелось вывернуть ему душу, измять, растоптать и абы как, навыворот, засунуть обратно в глотку, как когда-то поступили с ней. И знать, что Он страдает. Страдает так, как не страдал никогда. Тогда всё можно будет простить, всё, даже Это.
[indent] Свою Воробейницу ты также мнёшь? Не заревнует подружайка? - дешёвые приёмчики из серии «подоминируем» не произвели на ветровую и трети того впечатления, которое, очевидно, намеревался произвести Звездопад. Горьковатый комок страха, скрутивший живот при словах об уходе из племени, растаял, словно снежинка на языке, едва вспомнился Ветролап - оставив дражайшего сыночка частью ветровой общины, кот раз и навсегда подорвал свой авторитет... А впрочем, было ли к тому моменту уже что подрывать? Белоснежка не терпела его, как не переносила большую часть соплеменников, но комфорт всегда был для неё превыше, жизнь же одиночки оным не славилась. И она терпела, давилась собственным ядом, но терпела, выжидая, когда же представится шанс занять ещё более тёплое местечко. Оттого так противна была вся эта вышедшая из-под её контроля ситуация с глупым валянием на земле. Ей нужно было совсем не это, не для того кошка столько лун день ото дня строила свой имидж, чтобы сейчас кто-то пытался втоптать его в пыль. Н  е  н  а  в  и  ж  у.
[indent] Напор на грудь увеличивалось, и грубый песок начал забиваться под шерсть, болезненно впиваясь в кожу. Моргая, воительница словно в живую видела на внутренней стороне век, как замахивается, и когтями раздирает коту морду от уха до самой шеи, заставляя извиняться, признавать свою неправоту, просить прощения. При всех, перед поляной Четырёх Деревьев. Это Он должен быть унижен, он, а не она! Но нельзя, сегодня на этих руинах ей гораздо выгоднее играть незаслуженно побитую жертву, чем насильницу и смутьянку, и златоглазка до скрипа суставов сжала путающиеся в шерсти Звездопада пальцы, не позволяя когтям высунуться ни на один жалкий миллиметр. - Я с радостью отдохну в компании Полуночника, - звонко, незапятнанно-гордо чеканит Белоснежка, готовая скорее умереть, чем позволить кому-то понять, насколько она задета и унижена. - Я была лучшей на своём испытании и стану ей ещё сколько угодно раз, - также неприступно холодно, досягаемо до каждого уголка поляны, чтобы никто не посмел усомниться в этом, мурлыкнула кошка, улыбаясь сквозь обиду и боль. Улыбаясь прямо в наглую, хамскую морду Звездопада. Ему на зло, всем на зло. Им её не сломить. Пусть знают, пусть чувствуют. - А сдашь ли его вместе со мной ты, Кот, поднявший лапу на соплеменника? - гораздо более тихим, навязчиво-липким шёпотом цедит она вместо той вожделенной пощёчины. Это он, он ведёт себя неподобающе. Пусть знает! Пусть помнит!
[indent] Давление на грудь резко ослабло, палевый отступил, но воительница и не подумала вставать, нарочито-медленно перекатываясь на бок и выгибаясь дугой в томном потягивании абсолютно глухая к любому шёпоту на поляне - что взять с клубка змей? Ничего. Она и из этого извлечёт пользу. Обыграет так, чтобы её репутация не пошатнулась, и неважно, сколько для этого потребуется времени. Не впервой: её семья была последним сбродом, посмевшим не принять её, не разделить её величие и триумф. Лопатки горели от давления и трения о землю, сердце бешено колотилось от неожиданности и раздражения, но она не даст Им лишний повод судачить. Пусть знают, что сильная. Лучшая. Пусть помнят, что ей всё нипочём. Вальяжно обмахнувшись хвостом, Белоснежка несколько раз лизнула лапу, проходясь ей по макушке. Когда-нибудь всё изменится, и тогда Она будет катать Звездопада в грязи, срывая на нём свои обиды, неудовлетворённости и комплексы. Земля, увы, круглая, и закон бумеранга необратим. Вдох, выдох - и растворится, забудется. А пока пусть все уяснят, что н и ч е г о не произошло.

что может быть страшнее, люди,
чем голод, боль, мороз и жажда? -
лишь то, когда тебя не любят.

+5

366

[indent] В их компанию ненавязчиво влилась Гончая и Шип скосил взгляд на дочь, хоть внутри что-то приятно колыхнулось. Ему не нравилось, что эти двое в контрах, пусть и не понимал причину их разногласий. Он кивнул соплеменнице, как внимание его привлекла Белоснежка. Вернее их стычка со Звездопадом. Серогривый лишь неодобрительно цокнул языком, не отрывая взгляда от парочки.
[indent] Он никогда не осуждал недовольство властью, ведь считал что свое мнение может быть у каждого, но что за мышь кусает Ветряных котов под хвосты, что они позволяют себе подрывать не только авторитет их лидера, но и авторитет всего племени в глазах соседей. Свой характер можно показать наедине или в кругу своих соплеменников, но подобные сцены уж точно не для чужих глаз.
[indent] Не сказать, что Шип одобрял маневр Звездопада, но порой, применение силы - единственный выход. Соплеменница выглядела ни чуть не расстроенной и словно никаких уроков из произошедшего не извлекла, в связи с чем старший воитель убеждался в ее глупости все больше и больше. Тяжелый вздох и он отводит взгляд и отворачивается вовсе. Не хорошо. Все это не хорошо. Второй неудавшийся бунтарь за столь короткое время. Неужели политику Звездопада не поддерживает никто? Но кажется, лидер не сделал решительно ничего, чтобы упасть в глазах своих соплеменников. Которую луну он правит, племя сытое, границы защищены и самодурством не занимается. Быть может, имеют место быть личные счеты?
[indent] - Свое мнение нужно иметь и уметь отстаивать его, - Шип посмотрел на Вьюжку, - Но делать это в подходящее время и в подходящем месте. Племенные вопросы нужно решать без чужих ушей.
[indent] Судачить о произошедшем не имело ни малейшего смысла, поэтому тему, желтоглазый, предпочел закрыть. Белоснежка уже столкнулась с последствиями. Самец вернулся взглядом к Лисохвосту.
[indent] - Он может знать что-то о Макоши. Мертвый, он был бы бесполезен, - Ветряк повел усами, - Да и жизнь Лисохвоста стоит явно дороже тех трав и еды, что потратится на одиночку.

+9

367

Начало игры

[indent] Сегодняшний день оказался благоприятным для прогулки, и ноющая поутру спина теперь отблагодарила Корицу плавностью движений. Правда, плавность эта была всё же в определённых пределах - всё-таки сложно быть грациозной, когда твой живот увеличивался чуть ли не на глазах. По ощущениям до родов оставалось еще около луны, и, с одной стороны, Корице сложно было представить себя более надутой, медлительной и неповоротливой, чем сейчас, но с другой - мысль "вчера, кажется, было полегче" проскакивала каждый день с того момента, когда кошка переселилась в детскую.

[indent] И всё же, несмотря на некоторые особенности теперешней повседневности, связанные с ожиданием котят, новоиспечённая королева не торопила события. Если поначалу она и отнеслась к беременности как к проходящей трудности, то время это вылечило. Теперь Корице даже не приходило в голову как-то уговаривать себя, чтобы находить удовольствие в томительном ожидании - тихая покорность, что находилась где-то на границе между ясностью мысли и пеленой, затмевающей прошлое, заполнила всю суть кошки.

[indent] Прошелестев сухой травой и оказавшись на вытоптанной кошачьими лапами поляне, Корица интуитивно почувствовала некое напряжение, что царило в воздухе. Пробежавшись глазами по натянутым мордам, говорящим красноречивей всяких слов, королева убедилась в правдивости своего предчувствия.

[indent] - Вот так всегда - решишь выбраться раз в луну поразмять лапы, как обязательно пропустишь всё самое интересное, - игриво проворчала Корица вместо приветствия и осторожно уселась рядом с соплеменниками. Указав на свою заинтересованность, приставать с расспросами королева, однако, не стала, тактично предоставляя собеседникам возможность легко избежать неприятной темы.

Отредактировано Корица (09-10-2019 18:56:11)

+11

368

[indent]Гром был хорошим. Однажды Вьюночек выдал фразу: ˝Тополиный пух — это как летний снег˝, когда только впервые увидел летящие белые комки, такие же, как его шубка. Котенок тогда с интересом наблюдал, как пух тает в лужах, и не мог понять, почему это происходит. Вот и Гром был таким же мягким, как тот пух, разве что не таял. Вьюночек не всегда понимал, почему этот воин так мягок по отношению практически ко всем соплеменникам и тем более не мог понять такого ласкового отношения к нему самому. Поначалу Вьюночек не доверял Грому, но спустя луны принял воина таким, каким он и был в действительности. Интересно, с другими племенами он так же любезничает?

[indent]Вьюночек встрепенулся, точно воробушек, когда прозвучало его имя.

[indent]— Я? Выглядываю? Это тебе показа-алось, — протянул котенок, нарочито расправляя маленькие плечи и выпячивая грудку — вот он какой, отважный и красивый. — Обижаешь, Гром! Конечно, не первый. Однажды мы с Озеро выбрались из лагеря, я ей рассказал сказку про огромного комара, на которого уже сто лун охотится самая большая жаба. Так вот, оказывается, это совсем не сказка. В глубине Сумрачного племени живут комар и жаба, и не могут поделить болото. Вот мышеголовые, правда? Ну, в общем, мы с Озеро выбрались, и я почти поймал того комара, как вдруг выпрыгивает — честно, выпрыгивает! — К о м е т а. Комар улетел, и я так страшно на нее обиделся, что уже почти откусил ей хвост, — вон он у нее какой надкушенный, поэтому так волочится! — но Озеро мне не разрешила и велела вернуться сюда.

[indent]Вьюночек активно закивал, будто подверждая собственные слова. Правду говорит, правду. Звездопад ушел вместе с предводительницей племени Теней, оставив Белоснежку на земле. На месте воительницы Вьюночек бы страшно оскорбился, ведь это сколько времени теперь нужно, чтобы привести белую шубку в порядок! Но Белоснежка сама напросилась, глупая кошка. Казалось, Гром был чем-то обеспокоен, и Вьюночек уже хотел спросить почему то, что творится в племени Ветра, так плохо, как раздался мерзкий и писклявый голос, от которого что-то внутри разрывалось когтями.

[indent]— Ты что-то вякнул, В ь ю ж к а? — издевательски протягивая новое имя братца, процедил сквозь зубы котенок. — Я, может, и остался котенком, зато тобой Комета подавится. Мышиной желчью от тебя пахнет, понял? Ты сам как мышиная желчь. Противный и скользкий! Думаешь, раз ты привел Комету в племя, так ты теперь самый важный? Ну, посмотрели мы на твою лягушку, и что дальше?

[indent]Еле сдерживаясь, чтобы вновь не пустить когти, Вьюночек приблизился к Вьюжке максимально близко. Обдавая брата горячим дыханием, котенок угрожающе прошелестел:

[indent]— Я тебя ненавижу. Ты только на словах такой классный, а зато я за себя постоял! Никогда тебе этого не прощу, никогда!

[indent]И убежал. Не потому, что он так боялся Вьюжку, а потому, что боялся снова не сдержаться и ударить его, располосовать ему морду и затолкать поглубже в рот его обидные слова. Вьюночек отбежал так далеко, как только мог, прячась за спинами соплеменников. Он хотел спрятаться от Вьюжки. Не хотел, чтобы тот на него смотрел.

[indent]˝И почему я такой же белый, как он?˝

[indent]Злые слезы норовили вот-вот сорваться и покатиться по белоснежным щекам, но котенок протестующе замотал головой. Нет, он не заплачет на глазаз у всего племени Ветра! Не заплачет на глазах у Вьюжки!

[indent]Где-то совсем рядом мяукнула Корица. Она напоминала ему маму. С ней было так же тепло и приятно. Наверное, это было единственное достоинство остаться в детской еще на одну луну. Пускай у Корицы еще не появились котята, Вьюночку было приятно находится с ней рядом и греться у ее теплого живота. Громко шмыгнув носом, Вьюночек подобрался к королеве.

[indent]— А они пинаются? — шепнул котенок. — Мама мне говорила, что я пинался больше всех!

[indent]Пусть мама и не могла знать, кто это был на самом деле. Но Вьюночек искренне считал, что это может быть только он. И пока котенок говорил с Корицей, в голове роились уж очень нехорошие мысли. Зато сам Вьюночек считал их отличными идеями.

[indent]— Корица! Помнишь, ты мне рассказывала про шишки? А где они живут?

+5

369

[indent] Сознание Корицы разбередил топот маленьких лапок. Сбросив с себя вязкую сонливость, которая всё чаще настигала королеву в покое, кошка плавно - сначала ухом, потом мордочкой, а затем и всем корпусом - обернулась к источнику звука. Перед ней стоял маленький белоснежный комочек, что со всей присущей ему гордостью именовал себя Вьюночком.

[indent] - Ещё как пинаются, - отозвалась Корица сквозь грудное урчание, - видимо, берут пример со своего соплеменника, - намекая на Вьюночка, королева ласково потрепала его лапой между ушек.

[indent] Взгляд кошки потеплел, как с некоторых пор теплел всякий раз, когда на горизонте маячил котёнок. Корица пустила кольца по озеру прошлого и на миг растерялась: неужели еще несколько лун назад она была столь бесстрастна? Как можно вообще быть равнодушной к торжеству жизни? Корица с нежностью опустила взгляд на свой живот, силой отгоняя от себя навязчивые мысли: теперь всё иначе, и это главное.

[indent] - Помню, отчего же не помнить? - Корица призадумалась, подбирая слова для того, кто большую часть своей жизни не показывал носа дальше детской. Вьюночек, наверное, и представить себе не мог, как огромен мир! - Шишки, пока не упадут, ютятся высоко-высоко - меж колких веточек вечнозелёной ели или лиственницы. Но на нашей территории этих деревьев практически не встретить, зато земли племени Теней сплошь покрыты ими! Лес там такой густой, что даже солнечный свет едва проникает туда... - Корица вдруг наклонилась к котёнку и таинственно зашептала, - Знаешь, я слышала, что это потому у Сумрачных котов тёмные шубки, что солнце не касается их своими лучами. Зато коты племени Ветра всегда любили подставить бок солнцепёку, и - гляди! - какие мы разношёрстные! - Корица подмигнула Вьюночку и выпрямилась, вновь возвращаясь к теме: - Однажды наставник покажет тебе границу с племенем Теней и, честное слово, там ты обязательно увидишь землю-что-устлана-шишками!

[indent] Корица склонила голову набок. "Надеюсь, я не подтолкнула Вьюночка к очередной шалости?"

[indent] - А почему они вдруг так тебя заинтересовали?

Отредактировано Корица (10-10-2019 20:45:22)

+10

370

Не сдерживая добродушной усмешки, Гром от души потрепал юнца по голове своей тяжелой лапой, взъерошивая его белую шерстку, отчего котенок становился все более похожим на маленького разбойника. Здоровяк поудобнее уселся, окольцевав лапы хвостом, и удивлённо вскинул брови, когда Вьюночек заявил о своей встрече с сумрачной королевой. Он слушал его внимательно, иногда понимающе качая головой и посмеиваясь сквозь густые усы, дивясь в мыслях столь живому уму белоснежного и невольно вспоминая себя в юности. Громик был прекрасным вруном, чуть ли не самым искусным в племени, и выдумать историю другую, приправить её захватывающей дракой или погоней ему не составляло труда. Когда-то ему почти удалось убедить всех учеников племени, что все кошки несут яйца и из них вылупляются котята, прямо как птенчики. Шалость практически удалась, но в это время как назло в палатку пожаловал старший воин, разогнал всех и в наказание заставил маленького Громика вычищать у старейшин блох.
- Какой ты храбрый, Вьюночек, - улыбнулся ему в ответ Гром, склоняя голову чуть на бок, лукаво смотря в бледно-голубые глазенки. Всего на мгновение он украдкой глянул на Озеро, желая узнать, что думает по этому поводу и подыграет ли белоснежному шалопаю.  - Это очень смелый поступок. Даже я в твоём возрасте не был таким отважным, - мягко пробасил серый, давая мальцу возможность еще больше собой гордиться.
Ему нравился бойкий норов Вьюночка. Его горящие огнем глаза, завидная прыть и подвижность, каких подавно не было ни у маленького Громика, ни у матерого Грома. Может быть, многие видели в белоснежном ходячее недоразумение, липкую колючку с острыми иголками, к которой лучше не приближаться, но, видимо, они просто не стремились разглядеть что-то хорошее. А Гром стремился. Он остался в стороне, оценивающе глядя на ссору двух братьев, понимая, что не должен вмешиваться, но потом сразу же поднялся с насиженного места и засеменил к Корице, стоило ей подать голос.
- Доброго тебе дня, Корица, - приветственно мурлыкнул серый, почти невесомо дотронувшись плечом до чужого. - Ты пропустила немногое, да и мы знаем не намного больше тебя. Комета, к сожалению, не решила придавать огласке проблему, которая её привела, - он вскинул голову к землистым верхушкам ложбины, строя в голове одну за другой причину визита предводительницы. "Видимо, это что-то очень личное, раз она не хочет делиться этим со всеми нами". - Как твое самочувствие? Смотрю, наша детская уже совсем скоро наполнится новыми жизнями, -  Гром бросил мимолетный взгляд на заметно округлившийся живот будущей королевы, будто бы внутри он был набит орехами. Когда Первоцветик тоже ожидала котят, серый вояка был весь как на иголках и от волнения справлялся о ее делах порой три раза на дню, чем наверняка успел ей жутко надоесть.
Он позволил себе расплыться в глупой улыбке от нахлынувших воспоминаний, от которых по всему телу горячим медом растекалось тепло. Голос Корицы вывел его из сладкой дымки, отчего он активно замотал головой и попытался вслушаться в рассказ о шишках. - Мне кажется, Вьюночку будет интересно услышать еще и про ящериц, и про их удивительную способность отбрасывать свой хвост, - обратился Гром к голубоглазке по завершению, игриво пошевелив усами. - Или ты тоже их уже видел? - теперь уже наклонил шею чуть ниже, чтобы смотреть прямо на белоснежную морду котенка. Мысленно Гром уже приготовился выслушать очередную историю о невероятной охоте Вьюночка на этих чешуйчатых созданий, хотя в глубине души все же надеялся, что малец о них еще не слышал.

+5

371

Воробейница ощущала, как неприятно шевелится шерсть на загривке при одном только взгляде на Белоснежку. Самонадеянная, довольная, без капли осознания Воинского Закона в глазах она казалась до страшного... обузой.
- Запомни, Вьюжка, - еще до его перепалки с братом сказала юная наставница, сумевшая до удивления больше впитать в себя племенных устоев, нежели эта красивая, но глупая кошка, - Нельзя выжить племенем, когда среди нас живет одиночка, - мяукнула она, слегка щуря глаза на белоснежной красавице.
- Не перед Голыми Деревьями, когда каждый должен когти сбивать, чтобы принести своим лишнего кролика, - продолжала она, не крича, но уверенно, и ей было плевать, дойдет ли до виновницы "торжества" смысл ее проповеди. Рыженькая обращалась ко всем и каждому, у кого могла закрасться хоть маленькая мысль, хоть её подобие о том, чтобы возвыситься над своими же соплеменниками. Слишком много племя Ветра натерпелось от таких проходимцев, обывателей - Воробейница не знала, как их правильно назвать, но уж точно не соплеменниками.
- И прекрати препираться с братом, - нахмурившись, подметила кошка, переглядывая с одного на другого.
- Даже если вас связывает кровь, между вами есть более прочные узы - племенные. Научитесь их уважать, чтобы не позориться вот так, - кивнув носом на Белоснежку, как обычно прихорашившуюся, будто ничего и не случилось, - как это сделала Белоснежка. Перед Кометой и всем племенем, - не стесняясь в словах, добавила она, с легкой ухмылочкой после приметив повторяющий жест Вьюжки. Приметив приближающуюся Гончую, кошка, следуя своему же совету юнцам, сдержала в себе поднимающееся чувство барьера - каждый раз, когда приближалась бывшая ученица Звездопада, Воробейница ожидала нападки и готовилась к ней, но... видимо, не в этот раз.
Хотя напряжение Шипа она почувствовала сразу. Как и остальных, приближающихся к их компании и немо (или не очень) осуждающих Белоснежку.
- Ну вот, Лисохвост. Может, твой будущий ученик? - кивнув на Вьюночка, пожала плечами рыженькая, не мешая общаться Гончей и Шипу. Куда приятнее было бы поболтать с рыжим другом, или Громом и Корицей, которая ждала котят.
Вежливо улыбаясь соплеменникам, она все ждала момента, когда вернется Звездопад.

+6

372

Когда Шип что-то говорил Вьюжке, когда говорила Воробейница что-то об общности племени и нежелании терпеть одиночек, внимание белого уже было полностью переключено на несносного братца. Тот, услышав сказанное в его адрес оскорбление, ожидаемо спровоцировался и бросился вперед белым комком, практически полным отражением самого Вьюжки. Только глаза выдавали, кто есть кто.
— Я, может, и остался котенком, зато тобой Комета подавится. Мышиной желчью от тебя пахнет, понял? Ты сам как мышиная желчь. Противный и скользкий! Думаешь, раз ты привел Комету в племя, так ты теперь самый важный? Ну, посмотрели мы на твою лягушку, и что дальше? — его аж трясло от возмущения и злости, и внутри разноглазого обида брата отдалась приятным эхом.
Задело за живое, значит. Этого он и добивался, так что тонкие губы искривились в ухмылке. За обзывательство хотелось лапой по морде пройтись, но не в присутствии Воробейницы и кучи взрослых. Это пока сдерживало, как и мелькнувшая мысль о том, что его легко разжалуют обратно в ученики, начни он драку первым.
— Ты так произносишь мое имя, словно наслаждаешься им,Давай, только бросься на меня, сопляк, — издевательски прищурившись, он смотрел, как братец подходит ближе. Ну же, давай, сорвись первым, и отвечать ни за что не придется.
— Я тебя ненавижу. Ты только на словах такой классный, а зато я за себя постоял! Никогда тебе этого не прощу, никогда!
Слова о ненависти не были чем-то новым. Это Вьюжка слышал уже не раз с тех самых пор, как посвящение брата - интересно, теперь можно звать его младшим? - отложили в качестве наказания.
— Взаимно, жалкий трус! — вцепившись когтями в землю, он чувствовал, как его начинает распирать изнутри желание надрать младшему зад и плюнуть на последствия. Оскорбления терпеть он не собирался, и вроде как брат пока и не сказал ничего смертельно обидного, но общий посыл... Вздыбив шерсть, Вьюжка смотрел, как поспешно улепетывает братец. Он словно пытался выжечь его взглядом из картины мира. — Беги и прячься, пока можешь! — с насмешкой в голосе крикнул он вдогонку Вьюночку.
Позорище. И это часть моей семьи? Он дернулся с места, чтобы немного потрепать нервы младшему и снова спровоцировать его, может и на драку, но был остановлен голосом Воробейницы.
— И прекрати препираться с братом, — ответом ей был выразительный взгляд снизу вверх. Во взгляде явно читалось "ага, щас".
Наставница продолжила заливать что-то про племенные узы, про кровь и позор... Вот на этом слове котик встрепенулся и снова взглянул на нее.
— Вьюночек и есть позорище. Его лучше не выпускать из детской, иначе весь лес перестанет считать племя Ветра достойным, — он усмехнулся и отошел чуть в сторону от собравшейся компании. Пусть поговорят о своем - Вьюжке нужно было остыть, иначе он и правда мог сорваться на жалкую драку прямо на глазах у наставницы. Уважение, что он начал испытывать к ней, не позволяло так себя повести, хотя раньше ученик даже не задумался бы о таком.
Ну, Вьюночек, только попадись мне, когда никого не будет рядом. Я буду следить за тобой, слабак. — вперившись в болтавшего с Корицей брата взглядом, мысленно пообещал он.

+6

373

палатка предводителя



— Уверена, твои когти достигли цели, - Гончая проигнорировала слова Воробейницы, даже не шевельнув ухом в сторону источника незначительного шума. Твоя шерсть в когтях вместо шерсти Крестовника принесла бы мне ничуть не меньшее удовлетворение, - пронеслась мысль в подсознании, но она привычным усилием подавила её: не хотела уподобляться Суховею или Белоснежке и начинать войну, выиграть которую была бы не в силах. Источник шума, между тем, спешил к предводителю, и новая волна раздражения поднялась к глотке: молокососка, которая в глаза не видела ужасов предательства близких или умирающих в чужих когтях от страшных ран соплеменников, не успевшая сослужить племени хоть какую-то ощутимую службу, даже среди тлетворного запаха крови бежит урвать свой кусок внимания у предводителя.

Голос внутри, между тем, утихал не столь охотно, как прежде. Вероятно, причиной тому было моральное истощение, которое оказалось логичным следствием произошедшего. Смоляной чёрный яд растекался по пульсирующим венам, а Гончая, вернувшаяся на поляну, села и откинула голову назад, позволяя себе утонуть в этой зловонной ядовитой жиже. Мир вокруг превратился в расплывчатую панораму, а голоса соплеменников доносились как сквозь толщу воду.

- Крестовник пересёк границу и напал на меня. Утёсник бросился на помощь, но его перехватила Черника, пока остальное Речное племя бездействовало, - отрывисто пояснила всем любопытным сокращённую версию старшая воительница, понимая, что её сумбурное состояние вполне может сойти за последствия выброса адреналина после пограничной драки и потому не особо утруждая себя лишними любезностями. Сделав несколько глубоких вздохов, Гончая принялась приводить себя в порядок, стирая языком с шерсти подсохшие кровавые разводы.

Отредактировано Гончая (13-10-2019 21:14:08)

+6

374

[indent]— А они очень огромные? Что будет, если воинам Теней упадет одна такая на голову? — склонив голову набок и коротко мурлыкнув, продолжал допытываться Вьюночек. Он услышал последние слова Вьюжки, брошенные ему во след, и котенка настолько сильно злился, что сам слышал, как кровь шуршит у него по жилам, но еще не зная, что это за звук. Вьюночек только знал, что он появился, когда много бегал, или прыгал, или слишком много злился. Дернув ухом, в знак того, что Вьюночек все-все слышал, а в его случае еще и в знак того, что он еще припомнит все брату, котенок специально делал вид, будто никакого Вьюжки нет и незачем поворачиваться к нему.

[indent]От юнца не укрылось с каким любопытством на него смотрит Корица. Действительно, зачем ему шишки. Вьюночек тут же напустил на себя самый невинный вид и заговорил таким сладким голосом, что будь сейчас Сезон Зеленых Листьев, к нему непременно прилетели бы все пчелы. А сейчас им просто лень лететь.

[indent]— Ой, просто мне стало та-ак скучно играть с мхом. Может, кто-нибудь согласился бы принести мне шишку? Я бы на нее посмотрел и стал узнавать новое со всеми другими учениками! А потом Звездопад меня посвятит, а я уже буду знать, что такое шишки! Да и взрослый я уже для игр с мхом... Можно мне, можно? — заклянчил Вьюночек, посмотрев на королеву большими голубыми глазами.

[indent]Гром тоже оказался рядом, и это Вьюночка несколько удивило. Он просто решил присоединиться к Корице или же шел за котенком почитателем? Вон как хвалил!

[indent]˝Нужно будет потом проверить,˝ — промелькнула шальная мысль. Но не сейчас. Сейчас можно было подовольствоваться вниманием, которое ему оказывали старший воитель племени и королева.

[indent]— Про ящериц я никогда не слышал, — протянул Вьюночек и через секунду воскликнул, сорвавшись на писк. — Что-о? Сбрасывают хвост?! Но это же так больно! Нет, я вот никогда со своим хвостом не расстанусь, он у меня самый лучший хвост, самый замечательный. Смотрите!

[indent]И Вьюночек закрутился на месте, чтобы поймать и показать свой хвост, но тот постоянно убегал от него, и у котенка получалось потрогать носом только белый кончик. В конце концов котенок извернулся, но тут же споткнулся о свой длинный, длиннее, чем у многих сверстников, хвост.

[indent]— Ай, — мяукнул Вьюночек, но тут же вскончил и расправил хвост трубой.

[indent]— Вот-вот, смотрите-смотрите! Такой дли-инный. Мне одна воительница сказала, что он такой же длинный, как мой язык, но это неправда! Она просто завидует. — заговорчески шепнул котенок, скосив глаза на Грома и Корицу, наблюдая за их реакцией.

[indent]— Он иногда неудобный. Хвост, — продолжал он. — Но мне нравится. Красивый.

[indent]Вернулись Утесник и Гончая. Вид у них был помятый. Переключив полностью свое внимание на прибывших, Вьюночек с ужасом увидел следы крови на шерсти соплеменников. И этот запах... Он был вязким и соленым. Кажется, Утесник был практически не в состоянии идти самостоятельно — ему все время помогала сизая воительница. Был и другой запах. Странный.

[indent]— Что это за запах? — тихонько мякнул Вьюночек Грому и Корице. — Как будто мышь сгнила, только хуже! Я видел такую мышь, правда-правда. От нее ужа-асно пахло!

[indent]А затем послышался басовитый крик, срывающийся на хрип, и Вьюночек подскочил на месте, вздыбив шерсть. Творилось что-то очень нехорошее.

[indent]— Звездопаду больно? Мы должны помочь? — спрашивал котенок, видя, что ни один не шевельнулся. Кроме Воробейницы, которая зачем-то оставила своего ученика.

Отредактировано Вьюночек (14-10-2019 11:11:48)

+7

375

[indent] - И тебе добра, Гром, - отозвалась на приветствие Корица, почувствовав плечом деликатное касание своего бывшего наставника, - хм, будем надеяться, что визит Кометы не предвещает ничего серьёзного. Сейчас мне бы меньше всего хотелось проблем для племени, - "...для моих будущих детей" было бы сказать точнее, но у Корицы просто не повернулся язык. И всё же, полагать, что соплеменники не проникнутся ходом мысли молодой королевы, было весьма наивно. Корица на миг зажмурилась и сконфуженно прочистила горло, - Я имею в виду, спокойные времена - всегда большая ценность. Для всех.

[indent] Корица перехватила и взгляд Грома, скользнувший по её животу, и его светлую улыбку. Синеглазая только сейчас подумала о том, что кто-то может понимать её чувства - в конце концов, племя на своём веку повидало множество королев. Возможно, Гром как раз сейчас вспоминает появление на свет собственного потомства?

[indent] - С каждым днём они всё беспокойней, но Полуночник заверил, что это нормально. Видят предки, мне не на что жаловаться, - если бы она и стала сетовать на свое нынешнее состояние, то в её устах это не могло бы быть чем-то большим, чем шуткой. Кротость, которая взрастала в Корице в течение последних лун, явно не могла дрогнуть лишь от физических неудобств.

[indent] Зато новость, которую принесли на своих окровавленных шкурах Гончая и Утёсник, заметно пошатнула благодушие королевы: она вскочила на лапы прежде, чем успела что-либо осознать.

[indent] Известен день, после которого Корица всячески избегала мыслей о возможном сражении. С того момента даже патрули, которые могли повлечь за собой стычку на границе, были ей в тягость. Но сейчас воспоминания о боевой подготовке вмиг затмили все терзания из-за бесславной битвы, что прежде долго изматывали синеглазую. Позабытая временем и стараниями самой Корицы ярость налила мышцы кровью, а загривок угрожающе вздыбился вверх. Казалось, даже тяжёлый живот не сможет помешать ей броситься на воображаемого врага.

[indent] Как только королева поймала себя на столь необычной реакции, она недоумённо застыла. Крутясь вокруг собственных чувств, словно котёнок вокруг насекомого, она принялась напряжённо рассматривать их. Сила преданности племени вмиг показалась лишь каплей в сравнении с рекой эмоций, что обуревала её теперь, но понять, где переживания берут начало, она всё ещё не могла. Взгляд Корицы инстинктивно метнулся к двум контрастным белым комочкам - к Вьюночку и Вьюжке, - будто враги намеревались атаковать лагерь с минуты на минуту. Перед глазами тут же всплыли картины сражения, которые Корица так старательно пыталась забыть. "Неужели и им суждено так же корчиться от боли, истекая кровью от вражеских лап? Плакать, звать маму и предков, вспоминая ту недолгую жизнь, которой они едва успели насладиться?" По коже прошла дрожь от холодной свирепости внутреннего голоса. "Пусть только явятся - я убью их. Убью! Они не тронут ни в чем не повинных детей. Моих детей. Наших детей."

[indent] Целители, как назло, покинули лагерь - как раз тогда, когда так нужна была помощь. Корица оглядела Гончую, которая по своему обыкновению выглядела невозмутимой, хотя запёкшаяся кровь красноречиво говорила о нешуточной драке. Королева едва сдерживала себя, чтобы не начать помогать вылизывать серую шубку воительницы, но опасалась, что та может принять это в штыки. Поэтому она просто спросила:

[indent] - Гончая, как ты?

[indent] Тем временем Вьюночек щебетал, прыгая с темы на тему, как и всякий непоседа его возраста. Терзаемая мыслями, Корица частично потеряла нить повествования котёнка.

[indent] - Вьюночек, - вновь вернувшись к малышу, серьёзно начала Корица, - ты уже взрослый, поэтому юлить у меня нет причин: Речное племя преступило границу и совершило нападение. Сейчас Гончая и Утёсник храбро отстояли честь племени, но отныне мы все должны быть начеку. Сейчас нам лучше остаться в лагере и защищать тех, кто не в силах постоять за себя. Ты ведь будешь рядом со мной, Вьюночек, ты будешь защищать меня? Смотри, какой у меня большой живот. Если что-то случится - одна я не справлюсь.

[indent] Корица не была уверена, что стоило говорить котёнку о произошедшем так прямо: у синеглазки, в силу возраста, не было большого опыта в общении с котятами. И всё-таки она хотела, чтобы Вьюночек, ведомый чувством совести, ответственности или чем иным, сам не стремился надолго пропадать из поля зрения. Может, если она отнесётся к белышу как ко взрослому, он тоже проявит недетские качества?

+10

376

Начало игры
Скука коварно подкралась вчера, поздним вечером. Всего несколько дней без регулярных тренировок понадобилось, чтобы отвыкнуть от напряжённой и увлекательной жизни оруженосца. Тонколапка словно вернулась на пару лун назад, когда она была котёнком, ждущим посвящения больше всего на свете. После вечернего умывания, серо-белая кошечка решила прилечь у зарослей утёсника и за разглядыванием неба через ветви кустарника сама не заметила, как заснула.
________________________________________
Сквозь сон она слышала подозрительно громкое шуршание и разговоры соплеменников, доносящиеся с главной поляны, но даже это не сразу заставило открыть глаза. Она потянулась и резко повернулась на другой бок, глубоко вдыхая холодный воздух. Почувствовав вместе с привычным запахом племени Ветра, непонятный, незнакомый, едва уловимый, ученица окончательно проснулась.
Не было ни облачка, и утреннее солнце уже вовсю светило.
«Звёздное племя! Я проспала что-то интересное», - с досадой подумала Тонколапка, не представляя, что пропустила.
Наспех умывшись, малышка вышла из зарослей и застыла не в силах сделать и шагу. Шёрстка на загривке встала дыбом, она непроизвольно выпустила когти в землю. Шерсть её соплеменницы, сидевшей в центре поляны, Гончей была покрыта тёмно-красной корочкой. «Кровь!» - от одной мысли у Тонколапки закружилась голова и тот запах стал тошнотворным. Она лихорадочно вглядывалась в присутствующих, и её взгляд зацепился за Корицу. Увидев кремовую королеву, Тонколапка успокоилась. Присутствие Корицы придало ей уверенности.
Собравшись, девочка быстро подошла к бывшей наставницей, беседующей с Вьюночком.
- Что произошло? – смотря то на котёнка, то на королеву, взволнованно спросила Тонколапка, забыв ненужные формальности.

+5

377

Гром молча согласился с Корицей, кивнув ей в ответ, нервно заерзал по насиженному месту, будто термиты ухитрились заползти под тяжёлую серую тушу. - Я надеюсь, что когда-нибудь мир придёт и на наши степи, - глубоко вздохнул он. Едва заметное волнение мелькнуло на его спокойной мордашке, но Гром поспешно отвернулся, устремляя взгляд куда-то в пестрые шкуры соплеменников, не желая выдавать своего беспокойства. "Никто не скажет мне спасибо, если я испорчу всем настроение своей тревогой."
Он отогнал ворох негативных мыслей в сторону, вновь повернулся к Корице и прижался сильнее к ней своим тёплым боком, прямо как тогда, в давний-давний сезон Голых Деревьев, от которого приятно защемило сердце. Она ещё была его ученицей, на одной из их тренировок вся промерзла до костей от морозного ветра, а Гром, как ответственный наставник, согрел её своим густым мехом. - Ты со всем справишься, я верю в тебя, - осторожно наклонился к ней и лизнул между ушей в знак поддержки. Гром совсем недавно смог свыкнуться с мыслью, что маленькая Коричка уже давно превратилась в сильную сердцем кошку, выпорхнула из-под его опеки и теперь не нуждается так сильно в его внимании. Порой здоровяк по привычке заглядывал в ученическую палатку, машинально отыскивая кремовую шубку, и каждый раз одергивал себя, вспоминая, что она давно уже не ученица.   
Он плавно переключил свое внимание на Вьюночка, во всю хвастающегося своим невероятным хвостом, и еле сдержал рвущийся наружу смешок. - Если хочешь, можем сходить как-нибудь к границе с племенем Теней. Ты увидишь там и шишки, и настоящих ящериц, и, может быть, даже познакомишься с другими оруженосцами, - хитровато щуря медовые глаза, ответил воин, то и дело поглядывая на палатку предводителя пустошей. Главное - чтобы Звездопад не прознал об их вылазке, иначе добром это не закончится. - У тебя самый лучший хвост, какой я когда-либо видел. Гордись им и не слушай других, - таким же шепотом ответил Гром, бодро подмигнув котенку, полностью поддерживая его неунывающий настрой. "Молодцом растет, ведь. Даже после ссоры с братом не хандрит."
С появлением Гончей и Утесника улыбка с серой морды вмиг сошла на нет. И воздух будто бы накалился до предела, сжав с силой легкие в груди. Гром шкурой чувствовал, как ощетинились соплеменники в лагере, как в один миг холодный воздух Листопада внезапно пробрался под шерсть, заставляя сгорбить плечи и сжаться в один тугой комок. Настало то, чего он так боялся. Чего ждал и опасался больше всего. "Предки милостивые."
Сердце в груди бешено забилось, отдаваясь эхом прямо в горле, грозясь вот-вот выпрыгнуть. Гром смотрел в растерянности на Гончую, вглядывался в ее кроваво-грязную шкуру, тщетно пытался усомниться в действительности происходящего, ведь всё это было слишком очевидным, слишком ожидаемым, чтобы в это не верить. Еще с гибели Львинозвезда Гром понял, к чему это придет. Где-то на подкорке мозга он осознал, что Речные не простят племени Ветра ничего, не остынут даже после раскрытия правды о Макоши - слишком натянулась струна озлобленности и недоверия, чтобы соседи так просто оставили их в покое. Но этого Гром боялся больше всего. Боялся, что окажется прав.
Будто вынырнув со дна озера, Гром встрепенулся, глубоко вдохнул полной грудью, рассеянно моргая и смотря куда-то сквозь всего, пытаясь отогнать недобрые наваждения.
- Наступила война, - серьезным тоном, с едва слышимой толикой отчаяния ответил Гром маленькому Вьюночку, обращаясь вместе с тем к подошедшей Тонколапке. Он сделал небольшую паузу, вновь вобрал в себя побольше воздуха, чувствуя, как нелегко собрать все мысли в кучу. - Если честно, я никогда не понимал смысл войн. Они несут только смерть и боль. Много боли. Ни одна сторона по-настоящему никогда не выигрывает, потому что каждая несет свои потери. Кто-то отделывается лёгкими ранами, кто-то с тяжёлыми травмами борется со смертью, а кто-то больше не может бороться, - подушечки неприятно зудели, как если бы Гром обжег их крапивой. Ему казалось, что зря он все это рассказывает. Зря выливает на них свой бурлящий поток мыслей. На душе становится только тяжелее. - Во многом война не оправдывает тех целей, которые преследуют её зачинатели. Нам даны языки и два уха, чтобы мы могли слушать других и говорить самим. Но многие, порой, отказываются пользоваться своими данными, предпочитая решать все количеством пролитой крови.
"Настанет ли то время, когда наши когти затупятся от вечных сражений, горячие головы остынут, и придёт понимание, что все можно решить по-другому?" - Может быть, когда-нибудь, каждый из нас поймет это, да только вот ждать, видимо, придется слишком долго. Так долго, что даже потомки наших потомков вряд ли доживут до этого момента, - отвечая своим мыслям, произносит Гром, смотря сверху вниз на мордашку Вьюночка, ища хотя бы маленький отголосок понимания или желания понять. - А до того момента наш долг - защищать родное племя несмотря ни на что.
Он поднялся с места, встряхивая поочередно каждую затекшую лапу, сложил на плечи Корицы серый хвост, пытаясь немного ее успокоить. Он принюхался после замечания белоснежного, улавливая в воздухе едкий аромат крови и сырой рыбы, оседавший на языке гадким привкусом. - Так пахнут речные, Вьюночек. У всех наших соседей диковинные запахи, потому что мы к ним не привыкли. Наш запах им тоже чужд и не очень приятен, - более мягко заметил серый, поворачиваясь в сторону королевы. - Я уверен, что Вьюночек сможет защитить тебя, Корица. Он сильный и смелый, почти что оруженосец, а значит сможет дать отпор любому, - Серые уши инстинктивно дернулись в сторону предводительской палатки, откуда донеслось пропитанное гневом рычание. Воин нервно сглотнул, понимая, что сейчас палевого лучше не беспокоить и не попадаться ему под горячую лапу. - Не стоит волноваться. Если со Звездопадом случится что-то страшное, Воробейница нам об этом немедленно сообщит, - заверил он Вьюночка, тревожно глядя на вход в палатку. В животе засвербило от осознания невозможности уже поправить сложившуюся ситуацию. "Если война началась однажды, она не закончится никогда."

+6

378

Чувствуя взгляды, бросаемые на неё котятами, внезапно старшая воительница ощутила... беспокойство? Или, во всяком случае, мутную тревогу: она не испытывала ни малейшего сострадания к Чернике или Крестовнику, хотя те сравнительно недавно стали воителями. Так что, пожалуй, с юными оруженосцами дела обстояли иначе - их никто не научил толком сражаться, а перед их взорами поднимает свою отвратительную голову война. Война, где тебя не спрашивают, готов ли ты отработать приём; просто ждут момента, чтобы вцепиться тебе в морду или шею. И, пусть убийство и считается нежелательным исходом, оно всё же может произойти. Так повелось.

Может, ты предпочтёшь смотреть, как молодняк вырастает в унижении и агрессии Речного племени? - спросило подсознание. Серебристая кошка отрицательно качнула головой, прижимая уши к затылку и чувствуя, как ко лбу снова приливает кровь, стоит ей только попытаться упорядочить события былой битвы. Они, как ни странно, стирались из памяти, в то время как каждое чужое слово до и после приобретало кристальную ясность.

— Гончая, как ты? - янтарные глаза, подёрнутые плёнкой задумчивости, моргнули, когда старшая воительница сфокусировала взгляд на Корице. Вот уж кто точно хлебнёт тревог за молодняк, если в ближайшее время племя Ветра не решит назревшую проблему.

- Лучше, чем могло быть. По крайней мере, Крестовник ещё нескоро меня забудет, - пожала плечами Гончая, понадеявшись, что её слова не разойдутся с действительностью: авось, когда раны будут мазать вонючими мазями, этот гордец задумается над тем, что бросаться на более опытного соперника - плохая затея. Взгляд сместился на палатку целителя, но идти туда ей не хотелось. - Не наводите панику раньше времени, - громче сказала кошка, дёрнув хвостом. - Звездопад сам выйдет и объявит о своём решении и о том, что нам следует делать дальше.

+7

379

[indent]Вьюночек расстеряно наблюдал за тем, как стремительно менялись настроения в племени Ветра. Пошли шепот и гомон, все коты были взволнованны известиями. До ушей котенка то и дело доносились злобные выкрики и дрожащие от страха голоса. Вместе со свежестью Листопадных ветров по поляне распространялись новые и неприятные запахи, но неприятными они были только потому, что поселяли тревогу во множественные сердца Ветряных. Вьюночек, во все глаза наблюдая за изменениями, с удивлением обнаружил, что тоже боится. И Гром, и Корица, и даже Гончая, которая задержалась всего на несколько минут возле них, даже она боялась, хоть и пыталась скрыть свой страх за маской негодования.

[indent]Вьюночек перевел взгляд на Грома и Корицу. Война, — вот как это называлось. Котенок подумал, что раз война заставляет всех сходить с ума от страха, неприятно пахнет и делает так, что некоторые коты уже не в состоянии бороться, то она отвратительна. Котенок распушился от переживаний и постарался визуально казаться больше, чем есть на самом деле. Пусть даже большие боятся, все-таки лучше быть большим и смотритеть на все сверху вниз, чем наоборот. Но как бы Вьюночек старательно не тянулся, срочно вырасти у него не получалось.

[indent]— А? — вопросительно мяукнул котенок, когда к нему обратилась Корица.

[indent]˝Ты меня защитишь?˝ — ее слова эхом раздавались у Вьюночка в голове, и котенок по-настоящему испугался груза ответственности, который ему только что передали.

[indent]— Я постараюсь, — тихонько ответил голубоглазый, только заметив как сильно у него дрожат лапы. Чтобы скрыть это, Вьюночек стал беспокойно переминаться с лапы на лапу. — Но я не знаю ни одного приема! Как же мне...

[indent]Вьюночек не договорил, в задумчивости выпятив губу. Он, конечно, может вцепиться в любого злого Речного кота. Пусть его когти и маленькие, зато очень тонкие и острые. Уж врагу не удастся уйти с целыми глазами. Но в то же время, котенок понимал, что опытный воин и даже оруженосец легко справится с ним. С завистью Вьюночек снова подумал о Вьюжке, но перед его братом тоже представали непростые испытания, ведь тот был только на одной тренировке и наверняка еще не успел узнать все, что нужно для того, чтобы биться с вражескими котами. Так что, здесь братья были равны. Вьюночек, может быть, и подбодрил бы Вьюжку, если бы они не поссорились всего несколько минут назад. Поэтому голубоглазый старательно не замечал ученика.

[indent]— Если война такая плохая и бесполезна, то почему Речные просто не скажут, что им не нравится? Зачем так подло и гадко поступать? — спрашивал Вьюночек, и в голосе его отчетливо слышалось детское негодование.

[indent]˝Может, они как Вьюжка? Или слишком много хотят?˝

[indent]Все это было сложно для того, чтобы все понять в одну секунду. Вьюночек все еще делил мир на черное и белое, на плохое и хорошее, но беседы со взрослыми подрывали его картину мира, и котенок терялся, совершенно не зная, как ему быть.

[indent]— Гром, ты же будешь бороться? — шепнул Вьюночек в серое ухо воителя, но тут же спохватился и затараторил. — Ты не подумай! Я очень храбрый и защитю... защищу... буду защищать Корицу и всех-всех-всех! Но я боюсь один. Ты мне покажешь как надо, да? И Звездное племя тебя не заберет? А то кто мне тогда покажет шишки и ящериц?

[indent]Он все говорил и говорил. Возможно, в словах его была наивность, свойственная котятам, но в голубых глазах сверкала настоящая серьезность и намерение ни за что не отдавать то, что дорого.

+7

380

[indent] Гром - большое сердце - парой лёгких жестов да бархатистым голосом пригладил шёрстку вдоль хребта кошки. И луны назад, и в эту секунду - каждый раз, когда синеокой так нужна была поддержка, серый здоровяк оказывался рядом. Верил в лучшее, верил в каждого и, конечно, не обошёл своей верой Корицу. "Ты со всем справишься..." Мордочку Корицы окрасила легкая улыбка, одними губами выпорхнуло беззвучное: "спасибо". Гром мог бы даже не говорить этого - она и так знала, что он всегда поддержит её. Потому что сама бы сделала для него то же самое. Не стоит давать обманывать себя поверхностному взгляду — на поверку старший воитель и королева имели достаточно общего, чтобы понимать друг друга без долгих объяснений. В конце концов, у них было целых шесть лун, чтобы обнаружить точки соприкосновения. И пускай корни их миролюбия уходили в разную почву, проникаться зловещими словами о наступлении войны обоим было особенно тяжело.

[indent] Именно в этот момент к собравшимся прильнула Тонколапка, которая выглядела совершенно сообразно своему имени. На своих лапках-веточках едва ли она крепко стояла на земле, хотя Корицу всегда беспокоила исключительно твёрдость духа ученицы. Не кольнёт ли в малышке - возможно, так неуловимо, что та и сама не поймёт - неуместный азарт в связи с такой новостью? Корице была слишком знакома история, когда невинные сказки о бравых воинах играли с неокрепшим умом злую шутку, давая волю честолюбию. Мечтательность, конечно, - не порок, тем более, если речь идёт о котёнке; но порой желание проявить себя заходит так далеко, что опускает веки и не позволяет увидеть объективную реальность.

[indent] Корица в очередной раз возблагодарила Звёздных предков за то, что те дали возможность опереться на Грома и в этот раз. Пока она пыталась объять необъятное - рыскала глазами по копнам травы, выискивая врага, волновалась о безопасности котят, здоровье раненых и будущем Тонколапки, - воитель уверенно подбирал слова для молодняка. И, заворожённо наблюдая за тем, как Гром обращается с юным поколением, королева постепенно вытеснила тревогу, позволяя лишь мрачной решимости клубиться где-то в области груди.

[indent] — Лучше, чем могло быть. По крайней мере, Крестовник ещё нескоро меня забудет, - мяукнула Гончая, ненадолго прекратив зализывать раны.

[indent] - Я и не удивлена, - хмыкнула Корица, бросая взгляд на крепкое, сухое тело Гончей. Это королева становилась более мягкой ближе к родам, остальные же позволить себе такую роскошь не могли. Гончая - не исключение. Кому-кому, а уж ей не приходилось напоминать о том, что стоит держать себя в форме, - шрамов у Крестовника теперь точно прибавится... А кто еще из речных был там, на границе? - Корица только сейчас задумалась о словах Гончей: "...пока остальное Речное племя бездействовало".

[indent] — Я постараюсь. Но я не знаю ни одного приема! Как же мне... - Вьюночек так трогательно лепетал и переминался с лапки на лапку, что только самый чёрствый кот на свете не оттаял бы, став свидетелем такого зрелища. К тому же, Корица с удивлением отметила, что белыш умеет подходить к делу со всей возможной серьёзностью. Сейчас, когда запаса внимания для задир с братом у Вьюночка просто не осталось, синеглазая увидела котёнка совсем с другой стороны.

[indent] - Знаешь, Вьюночек, мне кажется, Гром сможет показать тебе пару приёмов. Да и Тонколапка уже кое-что умеет, - Корица подмигнула бывшей ученице, - так что, в случае чего, из вас могла бы получиться неплохая команда по защите детской.

[indent] — Если война такая плохая и бесполезна, то почему Речные просто не скажут, что им не нравится? Зачем так подло и гадко поступать?

[indent] Если бы только Корица знала ответ на вопрос малыша! С некоторых пор она и сама недоумевала, почему целые племена должны пожинать плоды горячности нескольких котов.

[indent] - Это как ваши отношения с Вьюжкой: сначала вы просто не можете подобрать нужных слов, а потом ссора заходит так далеко, что вы уже не можете остановиться. Никому от этого не легче, однако шаг к примирению ни один из вас делать не хочет, - Корица вздохнула.

[indent] "Впрочем, это не так уж далеко от правды".

Отредактировано Корица (16-10-2019 12:19:14)

+7


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна