У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
17.06 поиск последовательницы верховной матери - [подача заявок]
01.06 почетный персонаж [май] - результаты
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 421 страница 440 из 689

1

http://s8.uploads.ru/j2BJi.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font> <br>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">В</size></b><font size="2"> неглубокой песчаной ложбине, куда не может просочиться прохладный ветер, расположился лагерь племени Ветра. Тщательно скрытый зарослями густого утесника, его очень трудно заметить. Несмотря на хорошую внешнюю маскировку, внутри лагеря есть, разве что, кусты да пара ложбинок, служащих палатками. Любое другое племя наверняка не смогло бы смириться со столь открытой местностью. Сами же коты племени Ветра считают иначе. <i>"Мы благодарны предкам за возможность быть чуть ближе к Звездам. И разве может быть что-то прекраснее бесконечного звездного неба над головой?"</i>
Утоптанная временем главная поляна является центром всего лагеря. Неподалеку от входа располагается палатка воителей. В противоположной части поляны виднеется каменистая Скала, у подножия которой, в укромной ложбинке находится палатка предводителя. С этой Скалы предводитель созывает соплеменников на собрание и сообщает о важных событиях. Детская, палатка оруженосцев и палатка старейшин расположены в глубине лагеря, так, что бы никакая опасность их не коснулась. Палатка целителя находится вдали от остальных убежищ, так как пряный и яркий аромат разнотравий способны выдерживать долгое время лишь сам целитель и его ученик.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

421

разрыв с Дозорной Скалой
Ночная тренировка отняла у Тонколапки все силы. У кошечки оставалось только одно желание — поскорее лечь. Лапы неприятно гудели, каждое движение давалось с трудом. Кажется, теперь она понимала чувства старейшин. Если так было бы каждый день, она бы тоже стала ворчливой и недовольной жизнью.
Ученица лишь с помощью Звёздного племени дошла до входа в палатку оруженосцев и, рухнув на землю, тут же заснула под голым кустарником. Никакие мысли не терзали её, она уже не думала о том, что у неё новый наставник и ничего не будет как раньше, и обучение она закончит вместе с Шипом. А она уже успела привязаться к Корице! Кремовая кошка была такой доброй и мягкой, в отличие от серого воителя, иногда пугающего малышку своей суровостью.

Проснулась Тонколапка от неприятного чувства холода. Всё тело будто заледенело за ночь. "Уже утро?!" — серо-белая успела пожалеть о своём решении спать на Главной поляне. Она медленно встала и потянулась, выгнула спину до дрожи в позвоночнике.
Кровь прилила к ещё болевшим  лапам, чувство скованности постепенно покидало малышку. Она поёжилась, вдыхая через рот морозный воздух. Её нос заложен. Дотронувшись до носа, Тонколапка поняла, что он  был на удивление влажным.
"Может мне сходить к Полуночнику? — думала ученица. — кажется, я начинаю заболевать".
Привычная энергичность и активность оставили девочку. Она, потоптавшись на месте, села и осмотрела показавшуюся непривычно пустой Главную поляну. Силы снова закончились, и серо-белая уже не хотела вставать и идти к палатке целителя.

+4

422

четыре дерева ---->

Как хромая, рыженькая освободилась от ноши в виде косули, довольно шагая в лагерь бок-о-бок со Звездопадом. Путь показался непривычно долгим, но Воробейница скорее растягивала удовольствие общения с другом, и только уже потом медлила из-за ушибленной лапы. Переговариваясь, посмеиваясь со Звездопадом, кошечка ощущала себя невероятно счастливой.
- Я еще думала про имена! - поделилась она с палевым уже на подходе к лагерю, останавливаясь и давая передней лапе отдых.
- Листочек, - довольно зажмурившись, промурлыкала она, приподнимая на предводителя брови: мол, пора и тебе немного призадуматься. Время, конечно, у них еще было, а бока кошечки только-только начали округляться, выдавая за привычной стройностью (почти болезненной худобой) будущую королеву - правда, едва-едва.
В лагере уже шел шумок. Племя Ветра чествовало пришедших, обнюхивали принесенную добычу, которой коты будут кормиться еще долгое время, и Воробейница чувствовала, как её распирает от счастья.
Правда, среди прочего рыженькая услышала еще кое-что.
- Что? - она потрясенно вытянулась в мордашке, переглядываясь с другом.
- Крутобока рожает! - и медленно золотистые глаза прояснились, загорелись, и Воробейница от изумления больно ойкнула, ступив на больную лапу.
- Ой, - боль от лапы пронзила плечо, и рыженькая передернулась.
- Я должна там быть! - горячо шепнула Воробейница, боднув Звездопада в подбородок и словно отпрашиваясь.

Задние лапы передернуло, и кошка вскинула голову, замерев.

Зрачки превратились в две узкие щелочки, и она, глотнув воздух, поспешила в палатку, где сейчас рожала сестра.

------> детская

+4

423

>четыре дерева

Звездопад с Воробейницей вошли в лагерь, когда солнце уже озаряло своими зимними лучами всю главную поляну. Племя жило. Соплеменники просыпались, отправлялись в патрули, трапезничали. В этой привычной суматохе Звездопад даже и забыл, что такое - отвлечься. Каждый день был наполнен обязательствами предводителя, делами племенными, охотой и патрулями. И не было в этих днях в достаточной мере Воробейницы, которая заряжала Звездопада своей энергией, заставляла его открыть глаза и взглянуть на этот мир с совершенно другой, более красочной стороны.
И вот, ступая тяжелыми лапами на главную поляну, Звездопад наконец-таки видел. Чувствовал каждой шерстинкой, как сильно он хочет жить, как сильно желает вести свое племя к пути процветания и бесхлопотной жизни.
- Ну, ты чего, - голубоглазый взглянул на Воробейницу, - Рано еще давать им имена. Мы их сначала увидеть должны, - мягко пробасил Звездопад, касаясь холодным носом до горячей щеки Воробейницы. А затем выдержал небольшую паузу. Добавил, - Синичка.
Да, пожалуй было бы очень здорово, если бы у Воробейницы родилась Синичка. Но то же мечты, мечты... А кто знает, как повернется реальность. Может быть, им суждено растить одних только сыновей. Как Предки скажут, чего уж там. Отвлек от их чувственной беседы окрик Крутобоки. Кажется, из детской. Палево-полосатый удрученно взглянул на Воробейницу, переполошившуюся от услышанного.
— Крутобока рожает!
- Рожает, - будничным голосом подтвердил Звездопад, останавливаясь.
— Я должна там быть! - предводитель опешил, удивленно приподнимая брови. Это же насколько сильна и прочна была их сестринская связь. И никогда он прежде не встречал такой безоговорочной поддержки между двумя сестрами, что не успел вовремя отреагировать и остановить Воробейницу.
Прихрамывая, та все-таки поскакала в детскую, видимо, не оставляя попыток успеть к началу родов.
Сам же голубоглазый лидер остался посреди главной поляны, не желая вмешиваться в сугубо личные кошачьи дела. Расположившись чуть ближе к детской, Звездопад улегся, мирно ожидая свою возлюбленную. Ничего, совсем скоро она вернется, обрадует Звездопада крепким пополнением, убедится на практике, что роды - это не страшно и они мирно пойдут в предводительскую палатку, отсыпаться после великой охоты. Да, пусть это будет называть именно так.
"Великая Охота."
* * *
Только Воробейница не торопилась к Звездопаду, пока он медленно покачивал своей сонной головой, пытаясь не уснуть. И потом вдруг до ушей донесся выкрик Воробейницы и предводитель резко подскочил на месте.
- Воробейница? - палево-полосатый бурей залетел в детскую.
>детская

+6

424

четыре дерева →

Гром шел медленно, стараясь плечи держать ровно и не покачиваться из стороны в сторону, как он обычно любит, чтобы не доставлять Озеро лишнего неудобства. Он поглядывал периодически на юную воительницу, сбавляя темп, если вдруг невольно ускорялся, приподнимая плечи, если непроизвольно их опускал. Мы уже совсем близко, Озеро, потерпи еще немного. Из-за ноши в пасти он не мог сказать ей это вслух, лелея надежду в сердце, что у нее хватит сил дойти до лагеря. И ему от этой мысли становилось спокойнее.
Весь оставшийся путь его не покидало беспокойство о Соболе, который вдруг решил оставить их всех и уйти в лагерь совершенно один. Гром всегда считал их вислоухого глашатая если не непробиваемой скалой, то крепким соплеменником, который не так болезненно переживет столкновение со стадом косуль, нежели Воробейница или Озеро. Но ведь, будь травмы у него действительно серьезные, светло-рыжего бы сейчас несли домой не его родные лапы, а спины соплеменников. Гром сокрушенно выдохнул, оставив надежды по возможное понимание ситуации, и тряхнул головой, выпроваживая все мысли и сосредотачиваясь на дороге, чтобы ненароком не угодить в кроличью яму.
По мере приближения к лагерю, исполин все явственнее чувствовал запахи соплеменников и оттого быстрее становилась его ходьба. Ступив на главную поляну, он нашел глазами светло-каштанового котика и немедля двинулся к нему. - Дроколап, нужна твоя помощь, - басовито обратился он к ученику целителя, опустив шишку к лапам. Сгорбив спину и плечи, он позволил Озеро опуститься на землю, и коснулся носом ее уха, горячо прошептав: - Всё будет хорошо, обещаю, - лизнув ее в макушку, с теплотой во взгляде посмотрев на ее побитое тело, Гром улыбнулся уголками губ, глядя прямо в небесно-голубые глаза. Чем-то они напоминали ему глаза Корицы. Он ведь так давно её не навещал. Она, наверное, дуется на меня за это. Я бы тоже на себя за это дулся. Кремовая уже давно не нуждалась в его опеке, но серый воин все равно не мог перестать присматривать за ней, как в былые времена. Иногда она казалось ему той самой маленькой Коричкой, которая ещё не умела охотиться на кроликов, вечно путалась в своих же лапах и нуждалась в зорком глаз и сильной лапе, что отгородят её ото всех напастей.
Отойдя от Озеро, чтобы не мешать Дроколапу, здоровяк нашел пару крепких воинов и отослал их к ущелью, как и приказывал Звездопад, и затем обнаружил то самое белоснежное тело, которое ему было нужно. - Эй, Вьюночек! Смотри, что я тебе принес, - он пнул могучей лапой шишку прямо к юному разбойнику, не без интереса наблюдая за реакцией мальца. Но оставаться на поляне исполин более не мог - на сердце было неспокойно от мыслей, что он, как легкомысленный балбес, так и не проведал свою бывшую ученицу и её котят. Выбрав из кучи с дичью небольшую птичку, которая, может быть, загладит его вину, Гром засеменил к детской, на входе которой уже были слышны котячьи писки

→ детская

+6

425

детская >>>

С необычайной жадностью глотая свежий воздух поляны после душной детской, в которую набилось явно больше котов, чем она вмещала, Лисохвост сделал ещё несколько шагов прочь от обители обычно покоя, но в настоящий момент - абсолютного хаоса. Воитель плюхнулся на землю, придавив метающийся хвост, но от этого пыль не продолжила разлетаться от него во все стороны, как от метелки.
- Какой ужас, - рыжий обернулся к покинувшей ясли следом за ним Веснянке. - Как вы вообще на это решаетесь?
Кот прикусил язык. Если он снова заговорит о родах с кошкой, случайно может повториться та долгая беседа у кроличьего городка, воспоминания о которой были свежи. "Ну, нет, выслушиваний о том, как прекрасно перекатываться по лагерю словно шарик, мне хватило. Или, может, не все кошки так... влюблены в потенциальное потомство?". Лисохвост задержал слишком настойчивый взгляд на Веснянке. Нет, ну эта точно уже обзавелась кавалером. "Хорошо, что предводители и глашатаи в племени уже закончились".
- Ну раз нам не дали доделать работу, - воитель с напускным укором качнул головой, будто собирался латать дыры в детской чуть ли не всю зиму, - предлагаю перекусить, пока ждём новостей.
Они уселись поблизости от яслей, но так, чтобы звуки оттуда не тревожили нежнейшую душевную организацию и ранимую психику Лисохвоста. Да уж, он слыхал истории о том, как ругаются кошки во время родов (неважно, от кого и при каких обстоятельствах он это слышал). Кот метнулся до кучи с дичью и вынул оттуда кролика поменьше, на двоих. "Теперь-то ничто не помешает мне отобедать?".

+6

426

--> детская
[indent] Движение в яслях началось совершенно внезапно. Сначала Крутобока, что начала рожать, следом за ней и Воробейница. Веснянка ни то восхищенно, ни то удивленно округлила глаза и тут же попыталась вытолкать Лисохвоста, которому совершенно не стоило на это смотреть. Тут же нарисовались и Звездопад с Соболем, и двое воинов покинули обитель котят. Кошечка сделала несколько глубоких вдохов и выдохов и рассмеялась. Котята - это хорошо. Просто замечательно.
[indent] - Когда очень сильно любишь, готов на самые безумные поступки, - она лукаво улыбнулась, - Даже на то, чтобы из тебя вылезло несколько новых членов племени.
[indent] Веснянка бодро кивнула на предложение позавтракать и устроилась в уютных зарослях утесника, она проводила взглядом рыжего соплеменника, что метнулся до кучи с добычей и вытащил оттуда кролика. Облизнувшись, кошечка взмахнула хвостом и пододвинулась, уступая место Лисохвосту. Не сказать, что бело-серая была сильно голодной, но чего бы не составить компанию, тем более такому хорошему, веселому коту. Она уступила право первому откусить дичь коту.
[indent] - Не хочешь на охо-оту там сходить или в патруль како-ой? - она заигрывающе улыбалась, вполне в своей привычной манере когда общалась с симпатичным соплеменником, - Или просто прогуляться?

+4

427

→ четыре дерева

[indent]  Озеро опускается на землю медлительно и аккуратно, боясь поломать еще больше этот болезненный механизм, названый телом; по дороге домой кошке наконец-то удалось полностью прочувствовать грандиозность их общего забега, насладится этим моментом полностью — болела, кажется, каждая её клеточка, начиная от кончиков пальцев и до самых ушей. Пусть и натренированная обгонять ветер, такие пробежки подкосили даже её самочувствие — страшно представить, как выли сейчас сумеречные. Белокурая обвивает лапы хвостом, с ужасом замечая, насколько он растрепан — требуется где-то секунда чтобы осознать, что она такая вся.

[indent] ' предки. '

[indent] Кошка слышит удивленные возгласы и охи о том, что в детской что-то происходит, да только улыбаться белокурой совсем не хочется. В голове у нее пляшут вокруг костров совсем другие мысли, и хорошим, добрым новостям там, почему-то, места не осталось совсем — только необъятному стыду перед всеми этими котами и кошками. Она с досадой глядит куда-то в сторону палаты, где, видимо, появляются на свет новые жизни — жизни, которым эти травы и внимание целителей должны быть куда важнее, чем ей, которые должны были достаться им полностью.

[indent] — Всё будет хорошо, обещаю, — воркует ей на ушко Гром, который всю дорогу поддерживал прямом и переносном смысле, пытается убедить в том, что она все свое существование хотела внушить другим — что всё будет  х о р о ш о. Озеро слабо давит из себя улыбку и даже немного приободряется, когда чувствует нежное прикосновение к своей макушке. Одна из самых светлых и теплых душ этого племени не отвернулась от неё в этот раз, а значит, не все еще потеряно? Белокурая проводит дымчатого воина взглядом, пропитанным только самым лучшим — вот тот, кто этого хорошего заслуживает больше всех.

[indent] И с настоящим страхом-стыдом переводит взгляд на Дроколапа, которого серый кот так заботливо подозвал, думая о том, каковы её шансы прямо здесь и сейчас провалиться сквозь землю, чтобы подмастерье целителя её побитого тела не видел.

+4

428

— Когда очень сильно любишь, готов на самые безумные поступки.
Брови Лисохвоста поползли вверх. Нет, ну откуда у кошках в головах столько романтичной чепухи? Хотя, чего уж лукавить, как только сердце рыжегривого воителя начинало биться сильнее при виде симпатичной кошечки, его голову тоже наполняли самые разнообразные, в том числе, и довольно милые и трогательные мысли. Но сейчас он пытался показаться суровым, совсем не заинтересованным во всей этой лабуде воителем.
- Очень уверенно говоришь, как будто знаешь не понаслышке, - Лисохвост лукаво улыбнулся, обмахнувшись пушистым хвостом. Он опустил голову, вонзив зубы в свежее мясо, но испытующего взгляда от Веснянки не отвёл, так и глядя на неё снизу вверх несколько секунд.
— Не хочешь на охо-оту там сходить или в патруль како-ой?
- А ты приглашаешь? - кот с наслаждением жевал. В процессе приёма пищи сложно было играть в переглядки с кошкой, но периодически он всё равно бросал взгляды на её фигуру, лапки, ушки... И глаза, конечно же. - Знаешь, боюсь, если я опять выйду из лагеря, то непременно притащу сюда раненого одиночку...
К чему он вспомнил Василька? Неужто, чтобы похвалиться перед Веснянкой геройством? А почему, собственно, нет? Многие воители в племени совсем не осуждали Лисохвоста и даже говорили, что он поступил благородно (да, большие уши рыжегривому не просто так), почему бы тогда не покрасоваться перед кошечкой?
- ...или кто-то обязательно родит, - неловкая пауза. А затем Лисохвост прыснул со смеху. - Кхм. Прости, конечно, я имел в виду не... ну, знаешь. Я тут ни при чем, - слегка засмущавшись, кот кивнул в сторону детской, где обе его подруги всё ещё познавали тяжесть дарения новой жизни. "Да уж, хватило мне за сегодня этих намёков и шуток".

+6

429

[indent] Веснянка пристально смотрела в зеленые глаза Лисохвоста. Он тоже старался не прерывать зрительный контакт и, быть может романтичная натура кошечки сыграла свою роль или это было действительно так, но она почувствовала... искру? Сердце забилось быстрее и серебристо-белая кокетливо наклонила голову, но прижиматься там или всем видом показывать "все, я твоя" не собиралась. Она же приличная кошка, ведь так?
[indent] - Пока не довелось испытать этого чувства, но мне о нем рассказывали, - она попыталась уровнять внезапно сбившееся дыхание, - А ты? Уже отдал свое сердце в лапы какой-нибудь симпатичной соплеменнице?
[indent] Веснянка никогда не слыла стеснительной. Напротив, она быстро и легко заводила знакомства, разговоры. Но сейчас, она пристально смотрела на рыжего воителя и внутри все приятно теплело. Девичьи влюбленности, это так прекрасно. Наивно. И немного глупо. Только бы не обернулось разбитым сердцем. Она кивнула Лисохвосту. Конечно приглашала. Но, кажется, он не спешил соглашаться. Набивал себе цену? Зелено-голубые глаза превратились в две узкие щелки, а потом расширились и Ветрячка яро закивала.
[indent] - Да-да, я слышала об этом, - восхищенно мурлыкнула воительница. Кто ж не слышал? - Это было так храбро и благородно с твоей стороны! Не каждый сможет победить лису, спасти одиночку и не бросить его погибать! Ты такой молодец!
[indent] Конечно, она слышала, что спас не Лисохвост, а Лисохвоста, но это не умоляло подвига кота! Не побоявшись гнева Звездопада, он помог нуждающемуся, ни это ли главное качество, что делает кота воителем? Да и лишний раз потешить самолюбие самца не лишнее. Они ведь это любят, да? Пусть почувствует себя героем. И восхищение в больших глазах Веснянки было вполне себе искренним и настоящим.
[indent] — ...или кто-то обязательно родит...
[indent] Неловкое молчание и Веснянка заливисто рассмеялась. Да уж, воитель окружил себя беременными кошками, не знак ли это? И точно ли он не причастен к такому количеству котят в племени Ветра? "Надеюсь, что нет". Продолжая улыбаться, она не сводила взгляда с соплеменника. Массивная морда, длинные лапы, огненно рыжая шерсть. Да, он определенно хорош. Уж точно в ее вкусе. Кошечка, будто бы невзначай коснулась своим хвостом его.
[indent] - Не переживай, раз возлюбленным я пока не обзавелась, так и извергать котят я не начну, - многозначительный взгляд, - Хотя, может и действительно не так уж безопасно ходить с тобой.

+4

430

[indent] → детская

[indent] Полуночник понимал своего ученика, абсолютно не со зла обвинившего потерявшую котят воительницу в неосмотрительном, опасном для здоровья побеге. Для буро-белого не по лунам серьёзного ветряка разум всегда был превыше чувств, ибо чувства — штука куда более сложная и тонкая, нежели даже нужные пропорции трав для лекарственных смесей. Там хоть будет понятно, где ошибку допустил да как исправить, чего добавить, чего убавить… Здесь одно маленькое «убавить» могло бы стоить отчаявшейся душе последних крох надежды. Дроколап, впрочем, исправился сам и сам решительно отправился следом за Воробейницей, несмотря на отсутствие защиты перед обнажённой, резкой, горькой печалью. Саркастичность не в счёт, броня совершенно непрочная и вредящая пытающемуся ею воспользоваться. Маленький, храбрый ученик. Полуночник гордился искренне.

[indent] Окинув детскую светло-медовым взглядом, целитель вздохнул и ступил на главную поляну. Палевый лидер, тоже извечно прикрывающийся отстранённой хмуростью, нуждался в помощи. Впрочем, как оказалось, не он один. Опираясь на Грома, стараясь изо всех сил скрыть боль, едва ли не в комочек сжималась растрёпанная юная воительница.

[indent] — Гром, Озеро, светлого неба вам, — врачеватель поприветствовал соплеменников мягким кивком и улыбкой, — Озеро, милая, всё хорошо. Вы уже вернулись и главное, что вернулись живыми. Вы наши герои. Всё-таки косули — тяжёлый противник. Во всех смыслах, — трёхцветный едва заметно усмехнулся, отвлекая ветрячку от мимолётного осмотра на предмет повреждений. Несколько ушибов, мелкие ссадины, но ничего непоправимого. Полуночник облегчённо выдохнул, — посидите здесь, я принесу травы, — и только пушистый хвост прошуршал. Трёхцветный бодрым шагом пробрался к своей палатке, выуживая из отверстий в песчаных стенах нужные травы: немного пустырника, небольшой моточек паутины, щедрая горсть ноготков календулы, смоченный водой мох. Вернувшись, лекарь положил у лап воительницы пустырник с большей частью мха и тут же принялся пережёвывать календулу, готовя целебную кашицу. Разделив оную на две части, одну кот намазал на смоченный мягкий кусочек мха, а другую распределил по будущей паутинной повязке.

[indent] — Та-ак, сейчас может немного щипать. Хорошо, что твоя шерсть сейчас больше похожа на пушистое облако. В ином случае было бы сложнее находить ранки. Они не серьёзные, не волнуйся, — Полуночник тепло улыбнулся Озеро, осторожно промывая ссадины и одновременно нанося заживляющую смесь. Когда с лёгким было покончено, ветряк кивком попросил кошку приподняться и обернул вкруг хрупкого тела повязку, концы её опустив к задним лапам.

[indent] — Боль от ушибов должна пройти… А, чуть не забыл, — если бы мог, трёхцветный стукнул бы себя по рассеянному лбу, — это пустырник, — но вместо бессмысленного по сути своей действа указал соплеменнице на принесённой с мхом лекарство, — съешь его, он очень хорошо успокаивает. Хотя, как и почти все мои травы, сухой. Так что вот ещё мох с водой, — да уж, царапающие горло мелкие листочки без мёда или воды явно не идеальное лечение для явно наглотавшейся пыли в погоне за косулями воительницы. Напоследок подмигнув последней и кивнув добряку-Грому, Полуночник отошёл ко входу в лагерь. Кот обязательно выловит Звездопада и поможет, даже если лидер будет хмуро басить, мол, он тут последний, кто в помощи нуждается. Не сегодня.

+7

431

>детская

В зубах у Звездопада безжизненно висели Лучик, Дроздёнок и Совушка. Три маленьких котенка, мокрые тельца которых больше не издавали никакого звука и были холодны, как валуны в пустошах. Шаги голубоглазого были тяжелы, лапы заплетались, а хвост волочился по снежному покрову, оставляя за собой следы. Звездопад не верил, что все могло произойти так быстро, что предки вновь заставят его чувствовать железный привкус смерти на языке от потери своей семьи. Сейчас, за один лишь рассвет он умудрился потерять и котят и Воробейницу. И если последняя была физически жива (а морально о ней так уже бы и не скажешь), то два сына и дочь отныне не принадлежали этому миру.
Звездопад чувствовал, как сильно пульсируют его виски, как он не может вдохнуть полной грудью и видеть главную поляну ясным взглядом. Изнутри его съедало горе. И если для него привычным делом было прикрываться своей хмуростью и тучностью, то именно сейчас, среди соплеменников, он выглядел настоящим, живым. Голубые глаза растерянно смотрели вниз, брови были приподняты от полнейшего непонимания всего происходящего. Звездопад сейчас представлял совершенно другого для племени кота. Не предводителя. Он был обычным палево-полосатым котом, который только что потерял самое дорогое в своей жизни. И он не хотел думать о власти, не хотел сейчас связывать свои мысли с грядущими войнами, славными охотами. Его съедала одна лишь мысль:
"Почему Предки так обошлись с нами?"
И даже несмотря на выходку Воробейницы, Звездопад понимал ее. Понимал и любил всем сердцем. Но какое-то незнакомое для Звездопада чувство останавливало его, распыляя в сторону рыжей возлюбленной недобрые искры.
Кот молча нес в зубах тела котят, намереваясь похоронить их где-нибудь недалеко от лагеря. Среди бескрайних пустошей, чтобы Дроздёнок, Совушка и Лучик чувствовали, какому племени принадлежат, чтобы навещали своих родителей на этих землях. Голубоглазый предводитель остановился около выхода из лагеря. Его остановила мысль о том, что совершенно неправильно будет то, что он похоронит их с Воробейницей котят один. И как бы кошке ни было больно, эти же чувства испытывал и сам палевый. И ему было горестно понимать, что разделить свои печали они сейчас не могут. Лидер пустошей не мог связать резкий уход Воробейницы и столь явную обиду и их семейную драму. А Звездопаду хотелось быть рядом. Хотелось чувствовать ее теплое дыхание рядом, ощущать, что несмотря ни на что - они одно целое. И вместе пройдут этот путь. Но Воробейница была такова. Звездопад даже не понял, куда занесло ее возлюбленную. Мог лишь догадываться, что ушла она либо вон из лагеря, либо лежит в палатке воителей. Кот разрывался между четырьмя самыми дорогими ему соплеменниками - между Воробейницей и тремя котятами, которых нужно было подобающе провести в последний путь.
Усевшись прямо возле выхода, Звездопад обернулся и туманным взглядом оглядел главную поляну. Вдруг Воробейница все же одумалась?
Нет.
К нему направлялся Полуночник. Медленно положив безжизненные тельца около своих лап, предварительно расчистив землю от снега, кот растерянно обратился к целителю:
- Мне, кажется, нужна твоя помощь, - а сердце рвалось из грудины, задыхалось, бешеным ритмом отчеканивая о ребра. Звездопад слабел на глазах, но давал себе совершенно точную установку - пока котята не будут похоронены - ничего не важно.
А потому держался.
Через "не могу".

+10

432

[indent] Долго ловить, впрочем, не пришлось. Поначалу целитель вересковых полей даже удивился столь быстрому возвращению предводителя, однако причину увидел сразу. Три причины. Бездыханные, маленькие тельца. В едва-едва пробившемся пушке, раскрашенном рыже-кремовой искренней любовью, будто запутались маленькие белые искорки звёзд. Полуночник моргнул — видение пропало. Или нет. Искорки резво скользнули к лапам Звездопада, на мгновение прижались, успокоились, но после вновь начали свой весёлый бег. Живые, яркие, весёлые котята, которым уже никогда не заплутать вот так, по-настоящему меж отцовских лап.

[indent] Звездопад выглядел растерянным до болезненных ежиных иголок, колющих сердце трёхцветного. Звездопад просил помощи. Недоумение сменилось пониманием — возможно ученик и догнал Воробейницу, а вернуть пока не вернул. Горюющая юная воительница унесла свою боль. Конечно, едва ли можно услышать шум печальной реки, чьи холодящие смертью воды стремительно поглощают чью-то безутешную душу, когда вокруг тебя уже гигантские глубокие озёра этой горькой печали разлились да покрываются толстой коркой льда, надёжно скрывая от злой реальности. Полуночник сознавал, что ломать тот лёд и смотреть вместе с палевым лидером на его личное догорающее небо, полное несбывшихся надежд и искренних чаяний, от края до края не способен. Не способен заменить собою потерянную семью.

[indent] Способен отдать тепло.

[indent] Тепло.

[indent] Пусть оно не пробьёт лёд, пусть даже заставит растаять лишь маленькую ледяную крошку. Капля, упавшая на нос — тёплая капля средь чёрной  ледяной воды отчаяния, лучше, чем одиночество.
Уверенным, мягким шагом Полуночник походит к Звездопаду и прижимается боком, подставляет своё худосочное плечо. «Я рядом».

[indent] — Я помогу, — не обращая особого внимания на холод сырой, уже успевшей подмёрзнуть земли, лекарь вместе с предводителем разрывал последнее пристанище для трёх совсем маленьких душ. Широкими движениями отбрасывал грязь. Кажется, сломал коготь — мелочь.

[indent] — Готово, — ветряк чуть отошёл, давая другу опустить котят в могилу и попрощаться, бросив первые коричнево-чёрные комья. Вместе с землёй упали на тела светлые белые искорки, рассыпались и, когда всё было кончено, взвились лёгким облаком, коснувшимся ушей и лба лидера, к небу. Полуночник проводил их повлажневшим светло-медовым взглядом, на мгновение прикрыв глаза да пожелав лёгкого пути до Серебряного Пояса. Всё, что он мог сделать для этих малышей.

[indent] — Они очень… шустрые, — голос дрогнул, горло будто сжало, а грустная, ласковая улыбка вышла совсем уж болезненной, — точно тебя найдут.

+9

433

— А ты? Уже отдал свое сердце в лапы какой-нибудь симпатичной соплеменнице?
- Ещё чего! - Лисохвост фыркнул и облизнулся, закончив трапезу. - Всё своё ношу с собой. Хотя, может быть, ты собираешь коллекцию?
Кот многозначительно улыбнулся, не отрывая взгляда от милой мордашки соплеменницы. В зелёных глазах не было ни насмешки, ни неприличных мыслей. Он и правда находил Веснянку довольно красивой, однако, конечно же, не считал, что между ними может быть что-то серьёзное (какому коту может прийти в голову такая мысль?). И похвала кошечки сделала своё дело: по морде Лисохвоста расплылась такая довольная улыбка, будто он только что в одиночку уничтожил всю кучу с добычей. "Ну а как она могла не заметить? Всё-таки не каждый воитель славится такими благородными поступками". Слышала бы эти мысли Лисохвоста его покойная матушка, непременно надавала бы ему по ушам за бахвальство.
- О, как раз наоборот, - Лисохвост с тем же прищуренным взглядом наклонился поближе к Веснянке, обдавая её прелестную белоснежную щёчку своим дыханием. - Со мной безопаснее всего. Ну, если, конечно, дело не касается похода в палатку Звездопада.
Кот задорно рассмеялся и снова увеличил дистанцию, довольно распушившись. Занятый флиртом с Веснянкой, он и не заметил, как Воробейница стремительно покинула детскую и скрылась в палатке старейшин. А вот выходящего из яслей Звездопада углядел.
- Смотри-ка, кажется... - а потом рассмотрел и ношу предводителя. - О, нет...
Звездопад прошёл мимо, скрывшись за оградой лагеря вместе с целителем, но Лисохвост ещё какое-то время оставался молчалив и недвижим. Он понял, что произошло, но принять этого не мог. Он даже не мог заставить себя отправиться на поиски Воробейницы по лагерю. Да и что бы он сказал? Лисохвост приоткрыл пасть, словно ему не хватало воздуха для дыхания. Плечи его опустились, и кот прикрыл глаза. "Так... не может быть. Не должно".

+6

434

утро следующего дня



Гончая проснулась одной из первых - впрочем, как и было практически всегда. Сны её редко бывали осмысленными и приятными, в большинстве случаев утягивая в пьянящую чёрную бездну, где за тобой неизменно кто-то идёт по пятам и норовит сожрать, а пробуждение не дарит никакого успокоения и чувства защиты: о, она отлично знала, что её чудовища не растворятся после наступления рассвета.

Заканчивая быструю трапезу, старшая воительница позволила себе прокручивать время назад, возвращаясь к событиям минувшего дня. Её удивляло как минимум то, что они с Крестовником не расцарапали друг другу морды и не устроили кровопролитную драку, похожую на ту, что случилась на границах. Чувства, испытываемые к Чернике, были просты и ясны, как ловля разжиревшей полёвки в амбаре - черношкурая не стоила и когтя, а единственное возможное и продолжительное времяпровождение их двоих было возможно только в случае, если Гончей представится возможность выпустить когти и не развязать тем самым войну.

Когда предводитель показался и повёл патруль прочь из лагеря, Гончая, также в нём числившаяся, ускорила шаг, чтобы поравняться с лидером племени Ветра. - Соболезную твоей потере, Звездопад, - прервала гнетущую тишину негромкими словами старшая воительница. Кошка так и не могла сказать, что на самом деле испытывает: вернувшись под вечер в лагерь и услышав печальную новость, она не стала обсасывать эту новость для собственного самоутверждения, но и не нашла в душе никакой ощутимой жалости по отношению к Звездопаду и - уж тем более, - Воробейнице. Попыталась воскресить в себе стыд за такое отношение к горю соплеменников, но её хватило лишь на лёгкое отвращение к себе. Слишком много смертей она видела, чтобы скорбеть о тех, кто ушёл в Звёздное племя так быстро и без боли; многие делали это, истекая кровью из множества зияющих рваных ран или же разрывая поражённые Зелёным кашлем лёгкие в отчаянной попытке дышать.

- Прости меня, если я говорю об этом в неподходящий момент, но вчера я охотилась в Староречье, - заметно понизила голос Гончая, отсекая излишне острые уши. - и дичи там было достаточно. Мы вполне можем пересекать вброд мелкие участки воды, а земли прилегают к нашим границам. Мне кажется, что никакая территория сейчас, перед лицом Голых Деревьев, не будет для племени Ветра лишней. Особенно та, что никому не принадлежит.



из лагеря

Отредактировано Гончая (27-12-2019 00:21:25)

+5

435

вечер

[indent]Вьюночек заметил, как переменилось настроение Гончей. Казалось, что она совсем не рада тому, какую тему поднял котенок. Уши белого активно задвигались то назад, то вперед, как большие локаторы. Вьюночек хотел придумать что-нибудь смешное, чтобы развеселить воительницу, но в голову так ничего и не шло. Конечно, были мысли, но котенок не был уверен, что пришедшие первыми идеи вызовут у Гончей хотя бы легкую полуулыбку, а Вьюночку было жизненно необходимо услышать ее смех.

[indent]Он вытянулся в струнку как можно более параллельно земле. Хвост во всю длину развевался за ним, но не стелился по земле и не поднимался слишком высоко. Вьюночек воинственно уставился на помятый, уже побуревший, лист. Котенок несколько раз смешно качнул бедрами, приготовившись к прыжку, а затем с тонким мявом кинулся вперед.

[indent]– Мря-я! – воскликнул Вьюночек и через мгновение уже держал в зубах листик. Белек оглянулся на Гончую, словно пытаясь увидеть в ее глазах одобрение. Ну, она же оценила, правда? Он же молодец?

[indent]– Слу-ушай, а ты боишься щекотки? – как бы невзначай спросил котенок. В голубизне глаз плескалось озорство. И в этот самый момент к нему подошел Гром. Вьюночек спиной почувствовал прикосновение его большого и грузного тела. Подняв глаза вверх и извернувшись назад, котенок встретился с теплым взглядом воителя. Подскочив на месте от радости, Вьюночек резко развернулся и заплясал на месте.

[indent]– Ва-а, ты ее принес-принес-принес! – завопил белек, а затем старательно начал изображать любопытство. – Ого, я не знал, что у шишек столько чешуек! А они их меняют, как змейки? Правда, я змеек тоже еще не видел, но мне мама рассказывала. Спасибо тебе огро-о-омное! – протянул Вьюночек и громко замурлыкал, но не успел котенок благодарно замурлыкать, как Гром скрылся в детской. Белый обидно наморщил носик, но не стал идти следом. Однако пообещал себе выяснить, кто так нагло украл у него серого воина.

[indent]˝Взял, забрал и вообще, даже не спросил!˝ – мысленно возмутился Вьюночек такой наглости.

[indent]До этого из детской доносились такие страшные крики, что у котенка что-то переворачивалось в животе. Проверять кто это был совсем не хотелось. Поэтому и поиски вора, укравшего внимание Грома, временно откладывались на потом. Позже оттуда вышел Звездопад, но предводитель был словно пришиблен чем-то тяжелым. Вокруг него носился Полуночник, и Вьюночек с нелегким сердцем принял, что их лидер все-таки заболел.

[indent]˝Но что это за болезнь такая странная? Да и не кашляет он вроде.˝

[indent]Сам не замечая, Вьюночек загрустил, будто чувствуя исходящее от соплеменников горе. Шишка печально валялась у котенка возле лап.

[indent]
[indent]утро

[indent]Вьюночек совсем не выспался. В детской было ужасно тесно и пахло сладким молоком. Возможно, когда-то этот запах нравился котенку и моментально заставлял рот наполниться слюной, но сейчас Вьюночек только морщился и тщетно пытался защитить свой нос лапами. Было душно, жарко, а еще очень шумно. Все время доносилось то попискивание младших, то сочное причмокивание. Вьюночек спал прерывисто, просыпаясь через раз. Заметив первые лучи рассвета, котенок недовольно заворчал и выбрался на поляну, проталкиваясь через тела королев к выходу. Обернувшись, белый с обидой заметил, что его подстилка вся растрепалась и от спального места осталось только название.

[indent]Выбравшись на поляну, Вьюночек с облегчением вдохнул свежий, немного прохладный, воздух, но тут же котенок обеспокоенно завращал глазами. Сколько же еще ему так спать? Это же никуда не годится! Вьюночек обернулся в ту сторону, где тихо беседовали Звездопад и Гончая. Белый не стал вмешиваться в беседу, но все равно грустно смотрел на полосатого предводителя. Проблема Вьюночка казалась ему самому очень большой. Он же совсем перестанет высыпаться! От этих мыслей котенок совсем пригорюнился. Выудив себе тощую землеройку из кучи с дичью, Вьюночек стал ее медленно есть, но без особого аппетита откусывая кусочки мяса.

+5

436

из небытия ---->

Воробейница вышла из убежища воителей, где коротала последние ночи. Она не могла до точности сказать, сколько ночей, дней, тяжких сумеречных часов прошло с тех пор, как она...
С тех пор.
Рыжая кошка исхудала, и кто-то мог бы поклясться, что где-то в шерсти молодой кошки проступили пара седых волосинок. Ну, смогли бы поклясться, если бы Воробейница подпустила кого-то к себе достаточно близко, чтобы эти одинокие шерстинки могли разглядеть. Она не участвовала в общем вечернем мурлыканьи, не делила пищу, не согревалась боком во сне в палатке воителей.
Шерсть слегка потускнела, хоть кошка и заставляла себя за ней ухаживать, более-менее. Ей приходилось занимать себя хоть чем-то, чтобы терять любую ниточку витиеватых мыслей, ведущих к тому кошмару.

Иногда она даже могла убедить себя, что все ей привиделось.

Но иллюзия разбивалась вдребезги, когда Воробейница слышала писк котят Крутобоки из детской. Или видела подросших малышей Корицы и, как оказалось, Грома. Признание соплеменника произошло там же, где рыжая произвела на свет трех мертвых малышей, но по-настоящему ветряная воительница услышала эти новости спустя несколько дней, когда смогла различать хоть что-то. Этот факт заставил её удивиться на одно короткое мгновение, а потом снова впасть в свое равнодушие.
Что угодно, только не котята.

И, как ни прискорбно, не Звездопад.

Палевого лидера рыжая всячески избегала, хоть это было и не трудно. Несколько тяжелых взглядов, одно шипение и - предки - готовность выпустить когти - и Воробейница ясно дала понять, что ей не нужна никакая компания, даже его. Она нашла свое шаткое умиротворение в себе, выпускала пар и накопившуюся боль в усердных, даже слишком усердных, тренировках Вьюжки и больше ни-че-го.
Ни разговоров.
Ни боли.
Только один раз она попросила маковое семечко: когда ей приснились три мертвых бездыханных тельца, одно из которых вдруг открыло почти прозрачные, те самые голубые глаза. Воробейница проснулась в ужасе, задыхалась от паники: а вдруг, вдруг кто-то был еще жив?
Вдруг она бросила?..
Вдруг дышал?..

А после снова забывалась. Целители говорили: не бросила, не дышали. Никто.

...

- Вьюжка? - бесцветно позвала тощая воительница, озираясь в поисках оруженосца. Снега было не так много, а погода стояла удивительно ясная, и Вьюжке следовало поучиться охоте более усердно.

+4

437

[indent] Солью поперек гола затеряло странное что-то, когда юный помощник целителя меняет траекторию в другую сторону и заместо него из темени детской палаты трехцветным облаком выныривает Полуночник, оказавшись подле сливочной кошки буквально за секунду-другую. Она смотрит на него немигающим взглядом, позволяет слуху зарыться в ласку убаюкивающих слов и всем своим существом застывает неподвижно, словно страшась спугнуть эту целебную магию. На сердце становится весомо легче, когда опасения быть обруганной и обвиненной разлетаются серой пылью, но волнение верным спутником уходить не спешит вовсе — Озеро внимательно следит за каждым шагом целителя, за каждым его движением и взглядом, пытаясь что-то размытое выловить, да только что именно — сама не знает.

[indent] Из пасти рвется тихое шипение, когда предупреждение целителя переходит в обещанное ощущение, но "предупрежден — значит вооружен", и юная воительница продолжает сохранять шаткую статику, не имея власти лишь над кончиком собственного хвоста. И пока кот промывает ссадины и порезы, кошка наконец-то обнаруживает странную атмосферу, электрическим током повисшую в лагере. Непонимающе озираясь по сторонам, Озеро взволнованно думает о том, тоже могло случится за столь короткий промежуток времени, как они вернулись с охоты. Синева бледных глаз как-то сама проследила за чужими взорами, прикованным только к детской, в животе закопошилось какое-то неприятное чувство.

[indent] — А, чуть не забыл, это пустырник — съешь его, он очень хорошо успокаивает. Хотя, как и почти все мои травы, сухой. Так что вот ещё мох с водой, — медовым голосом вырывает из забытья, пододвинув сухие травы.

[indent] — Хорошо, сейчас, — поспешно согласившись, белокурая оценивающим взором глядит на листики у лап, внимательно вглядывается сначала в их прожилки, после мельком в глаза целителя — а точно нужно? Предки, она ничего кроме маковых зёрен и не видела-то в своей жизни, и странное подозрение к незнакомым травам было оправданным. Осторожно подбирает, пытается пережевать, запивает водой со мха. Те противно липнут к нёбу и горлу, режут язык горечью, — Уф, — кошка морщится и прокашливается, дабы проглотить эту гремучую смесь, натянуто молвит: — Спасибо тебе большое.

[indent] Полуночник подмигнет ей напоследок, да будет таков, умчавшись куда-то прочь. Озеро проводит его слезящимся от горечи во рту взглядом, хило улыбнется, в очередной раз прочувствовав пережитый вкус целебных зелий, да сама поспешит куда-то подальше от суетливых соплеменников. О произошедшим она обязательно разузнает попозже, а сейчас, чувствуя, как сердце наконец-то успокоило ритм, позволит себе насладится минутами покоя, в своем незнании и сон встретив спокойнее, и кошмарам не подвергшись.

→ восстанавливать силы.

Отредактировано Озеро (03-01-2020 19:54:21)

+3

438

---> из мини-лоу

Проснувшийся от чьего-то гомона, Вьюжка начал день не в самом лучшем настроении. Он уже успел, вылезая из ученической, с кем-то поцапаться, и теперь пребывал в состоянии раздраженной агрессии, да еще и не выспался толком. Мышцы ныли - недавняя тренировка пошла на прок его навыкам, но была уж очень тяжкой. Хотя все его тренировки в последнюю луну были на грани. Соответствовали состоянию его наставницы. Разноглазому было ее жаль, ведь она потеряла всех котят разом - говорили, что они даже не пискнули, а сразу мертвыми родились. Это было жутко, но еще жутче было смотреть на то, как превращалась в закрытую и даже слишком отстраненную кошку его Воробейница, лучшая воительница племени Ветра. Сейчас она была больше похожа на тень прошлой себя, размытую и молчаливую тень.
Вьюжку это злило. Он совершенно ничем не мог помочь кошке, ни даже выдавить из себя полслова, потому как разговоры о произошедшем пресекались. Пытаться ученик перестал и стал просто выкладываться на тренировках, где его гоняли нещадно. Ему не хватало разговоров обо всем и шуток, и котик всю свою потребность в нормальном - нормальном! - общении с наставницей пытался реализовать через усердные занятия. Все равно его энергия - не только для действий, но и для общения - требовала иного выхода.
С утра он слонялся по поляне, ожидая, пока Воробейница появится и хоть как-то раскрасит его день. Разноглазый был даже не в духе особо сильно цепляться к брату, и потому его проводил лишь раздраженным взглядом и гримасой отвращения на перекошенных губах. Тот направился к куче с дичью и выудил оттуда кого-то столь же жалкого и тощего, как он сам.
- Не подавись, — презрительно прошипел Вьюжка, проходя рядом с Вьюночком. Быть может, остался бы поблизости и еще немного поязвил, но нет.
Откуда-то сзади раздался бесцветный, почти бестелесный голос его наставницы. Котик поморщился и поспешил к ней. Как и в предыдущие дни, выглядела она неважно. Все племя это знало и видело, и Вьюжке было с одной стороны жалко и больно за наставницу, а с другой... Стыдно? Что она оказалась недостаточно сильной, чтобы пережить свое горе как настоящая лесная воительница. Себе он слабо представлял, как может болеть такая потеря, и потому считал себя отчасти правым в подобном мнении.
- Наконец-то..., - тихо прошептал себе под нос и подарил Воробейнице кривоватую улыбку. — Доброе утро. Так снежно, пойдем куда-нибудь на пустоши скорее? Я жуть как проголодался и хочу уже накормиться. Ну, после племени, конечно.
Он бросил очередной взгляд на брата - все еще котенка, имеющего право есть в любое время. Позорище белое.
- Ну, куда отправимся? - все же с интересом спросил он, разноцветным взглядом вперившись в мордочку наставницы. Ему и правда поскорее хотелось чему-то научиться новому, но еще больше - увидеть немного жизни в ее глазах.

+2

439

Беленького ученика становилось все труднее приметить: для котов с таким окрасом, как у Вьюжки, в Голые Деревья начиналась не жизнь, а малина. Идеальный камуфляж был неудобен в зелень, но сейчас Вьюжка мог - и должен был - показать недюжинные успехи.
Кривовато улыбаясь, оруженосец послушно посеменил к наставнице, и она бегло оценила его взглядом. Жив-здоров.
— Доброе утро. Так снежно, пойдем куда-нибудь на пустоши скорее? Я жуть как проголодался и хочу уже накормиться.
Кошка сурово нахмурила брови.
- Ну, после племени, конечно.
Рыжая воительница перетряхнула плечами, косо поглядывая на удивительно безоблачное небо. Условия для охоты хорошие, должно получиться, если Вьюжка постарается.
- Я планировала поднатаскать тебя на кроликов, - скупо объявила наставница, медленно шагая дальше от лагеря.
- Вспоминай те стойки, которым я тебя учила. Показывала на кроликов, помнишь? - Воробейница глянула вниз, на Вьюжку, словно пытаясь в этом убедиться.
- Кролики не зря с такими большими ушами. Слышат превосходно, так что кончай болтать попусту, - все так же бесцветно и безэмоционально мяукала воительница, оставляя позади притаившийся в снегах лагерь. Глаза щипало от блестящего на солнце снега, и кошка жмурилась все сильнее.
- Если кролик тебя увидел, шансов догнать его почти нет. Нужно подбираться к нему максимально близко, на расстояние длинного прыжка, чтобы застать его врасплох. Иначе всё, считай пропал, - продолжала кошка по пути в степи.

---> степь

+3

440

Его наставница смерила задумчивым взглядом небо, после коротко глянула на Вьюжку. Весь вид ученика выражал нетерпение.
— Я планировала поднатаскать тебя на кроликов, — бросила наконец она, и котик довольно закивал, все еще не спуская с мордочки кислого выражения. Охота - именно то, что он хотел. Но как-то паршиво на душе становилось от того, в каком состоянии все это происходит. Раздражала неправильность происходящего.
— Вспоминай те стойки, которым я тебя учила. Показывала на кроликов, помнишь? - стоило наставнице только взглянуть на белого, как он мигом принял одну из стоек, ту, что получалась у него лучше всего - по его нескромному мнению. Вышло славно - по все тому же мнению. Вьюжка остался собой доволен, тело легко перетекало из положения в положения, хотя раньше, в самом начале тренировок, это казалось куда как сложнее к выполнению.
— Я все-все помню. У меня вообще-то прекрасная память, - с легкой ухмылкой фыркнул он. Воробейница же принялась разъяснять особенности той дичи, на которую предстояла тренировочная охота. И хотя про кроликов Вьюжка слышал уже не раз, он все же внимательно слушал. С котячества всем твердят про то, как ловить длинноухих, но поди ж ты с одних рассказов этому научись и все знания примени на деле.
— Кролики не зря с такими большими ушами. Слышат превосходно, так что кончай болтать попусту, - на этой фразе он аж подавился словами и возмущенно взглянул на Воробейницу. Той, похоже, вообще до его чувств дела не было. Кошка что каменная скала, разве что в пространстве перемещалась.
— Я все понял вообще-то, — следуя за наставницей, оскорбленно проворчал он. — И ни разу не болтал во время охоты. Вообще-то.

---> степь

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна