У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна


главная поляна

Сообщений 101 страница 120 из 120

1

http://s8.uploads.ru/j2BJi.png

главная поляна
——————————————————————
В неглубокой песчаной ложбине, куда не может просочиться прохладный ветер, расположился лагерь племени Ветра. Тщательно скрытый зарослями густого утесника, его очень трудно заметить. Несмотря на хорошую внешнюю маскировку, внутри лагеря есть, разве что, кусты да пара ложбинок, служащих палатками. Любое другое племя наверняка не смогло бы смириться со столь открытой местностью. Сами же коты племени Ветра считают иначе. "Мы благодарны предкам за возможность быть чуть ближе к Звездам. И разве может быть что-то прекраснее бесконечного звездного неба над головой?"
Утоптанная временем главная поляна является центром всего лагеря. Неподалеку от входа располагается палатка воителей. В противоположной части поляны виднеется каменистая Скала, у подножия которой, в укромной ложбинке находится палатка предводителя. С этой Скалы предводитель созывает соплеменников на собрание и сообщает о важных событиях. Детская, палатка оруженосцев и палатка старейшин расположены в глубине лагеря, так, что бы никакая опасность их не коснулась. Палатка целителя находится вдали от остальных убежищ, так как пряный и яркий аромат разнотравий способны выдерживать долгое время лишь сам целитель и его ученик.

0

101

палатка предводителя >>

Отец конечно интересно устроился, отправив отряд в племя Теней, и удрав в лагерь Грозовых. Суховей сидел неподалеку от предводительской палатки, молча выслушивая весь этот бред и наблюдая за всей несуразицей, происходящей в лагере. Солнце садилось, поливая поляну розоватым светом и нагоняя тревожности на всех случайно собравшихся в этом окаянном месте (которое становилось только хуже с каждым отцовским словом). Было обидно, что не взяли в отряд к сумрачным. По-детски так. Вряд ли когда-нибудь еще представится шанс помяукать с Кометой в глазу на глаз или даже на десять глаз. Хоть как кошка она Суховею и не нравилась, но сама возможность влиять на события под таким углом пьянило разум и заставляло сердечко биться чаще. Только Гончая сможет сказать за Суховея все, что он думает. В нее то он верил, вкладывал всю свою надежду и наилучшие пожелания. Только плохих слов сказать не дадут скорее всего. Суховею даже интересно было, кто больше всего сердит из-за этого приказа - он или бедные рядовые? Соболь выглядел так, словно понимал мотивы Звездопада, но Суховей то знал, что тот просто мастерски строил из себя уверенного подчиненного и что никто никогда не разберет, что за кролики сидят в голове у старика и как можно целый отряд на смерть отправить.
Ну да ладно,
- В добрый путь,
- как говорится. Жалко конечно, если Гончую подерут, хорошая воительница.

Сам он в лагере оставаться был не намерен, слишком велик накал страстей вокруг, чтобы отлеживаться. Тут моргнешь дольше трех секунд и жизнь пролетит, а спать в такие времена ну вообще страшно быть должно. И раз уж милый папочка не посчитал его достаточно взрослым и рассудительным для встречи с болотными, он хотя бы границу проверить поможет. Вдруг и правда что-то найдут, желудок там, или сердце. Кому в этой жизни второе не пригодится?

- Я с вами, - рыкнул воитель, нагоняя патруль у выхода. Конечно, никто не будет против.

>> старая барсучья нора

Отредактировано Суховей (21-11-2018 22:26:04)

+4

102

→ разрыв

Овсянка отпустила спутницу чуть вперед, криво аргументировав свою задержку некими "делами", а потому вернулась вне ее компании. Её настроение после такой прогулки, приподнятое и в то же время взволнованное, наверное, ничего не могло бы сейчас испортить. В голове было по-приятному пусто, словно та была безветренной степью в летний день, а потому полосатая неспешной трусцой вернулась в лагерь. На округлой мордочке красовалась легкая улыбка, возникшая словно бы сама собой, без разрешения, а лапы чуть ли сами не подпрыгивали, пока Овсянка взглядом не наткнулась на отряд соплеменников. И если до этого её настроение да и все вокруг казалось ярко-солнечным, несмотря на облачное небо, то сейчас её словно обдало серой волной напряженности. Замерев на месте и распахнув глаза, она сначала провела взглядом Звездопада, потом и Шершня с Шипом.
Шершень? — тот, правда, уже её не услышал. Переведя взгляд, воительница уперлась глазами в морду глашатая. Тот выглядел настолько серьезно, что кошка приросла к своему месту и не шелохнулась, пока и палевый кот не прошел мимо. — А куда все?..
...идут?
Сведя брови на переносице, коротколапая звучно фыркнула и, нахохлившись от недовольства, твердой походкой двинулась к главной поляне, остановившись только перед дозорными. Ага.
Что-то случилось? Почему все ух... — она оборвалась на половине, узнав в одной из дозорных Воробейницу. Удивленно приоткрыв рот, Овсянка тихо охнула. И перешла на шепот. — Точно-точно, извините. Спрошу у кого-нибудь еще.
Поспешно подмигнув новоиспеченным воителям, Овсянка чуть ли не бегом миновала их. Какой позор. Одни не услышали, второй прошел мимо, еще и нарушила чужое бдение. Уткнувшись носом в шерсть на грудке, воительница даже не улыбнулась по-привычному соплеменникам на поляне, не сунула своего носа в чей-то разговор и не вставила свою неуместную шутку во время разговора с отцом. А как же. Он ведь ушёл.
С шумным вздохом кошка все же подняла голову и огляделась. И у кого же спросить? Ушко дернулось, стоило рядом раздаться кашлю. Овсянка захлопала ресницами на целителя, словно бы решая, стоит ей приставать к нему или нет — ответ, правда, был ей и так известен. Аккуратными шажками она приблизилась к коту и уселась в лисьем хвосте от его морды. Кончик хвоста в нетерпении чуть изогнулся.
Как там дела у предков?
А как же. Они ведь туда ходят, чтобы разузнать, сколько кроликов поймали Звёздные за последнюю луну, всего ли в достатке, как их настроение, да и вообще...
Поджав губы, Овсянка подумала о Меди. Это она бы и спросила.
Куда-то все разбежались, – воительница бегло оглянула поляну еще раз. – Да и Звездопад тоже. Вы с ним ведь уже поговорили?
Неужели ему даже не интересно, что сказали предки? Что же такое важное случилось?

+6

103

[indent] Многозначительно приподняв одну бровь, ветряк бесцеремонно уставился на кошку и издал тихий смешок. Она что, пытается раздразнить его? Несмотря на то, что кот ни разу не был удивлен этим ответом и, откровенно говоря, вполне ожидал услышать нечто подобное, так и не смог сохранить спокойствие и невозмутимость. Знаете, а ведь Медовник всегда видел себя этаким крутым парнем, которому с еловой ветки плевать на все, что ему там говорят. Но эта история — точно не про желтоглазую соплеменницу. Подобно лесному хворосту, краснобокий мог вспыхнуть пламенем от одной искорки. Воробейница же стала той, кто поднес спичку.

[indent] — Ко-о-ошка, да что ты понимаешь, — оттачивая каждый слог, кот медленно проскрипел над самым ухом Воробейницы, уверенно выставив лапу вперед и в один миг сократив расстояние между ними до той степени, что буквально мог чувствовать тепло чужого тела. Испытывал ли этот подлец смущение? Да ни в жизнь. Не той породы он был, чтобы заботиться о правилах приличия, да и ситуация такой роскоши не позволяла, — Я своё слово всегда держу, — пауза, возмущенный взгляд меняется на хитрый прищур, — Или ты сомневаешься во мне?

[indent] О, а вот и Шершень подошел. Резко отстранившись от подруги, кот тихо шикнул. Досадно. Отодвинувшись и расправив плечи, желтоглазый благодарно кивнул воину. И вся поляна стала наполняться новыми тенями.

[indent] — Привет, Воробейница! Какое прекрасное имя, поздравляю тебя. И тебя, Медовник, — завел разговор глашатай, — Вы уже прямо ну вот о-о-очень большие. Есть какие-нибудь планы на воительскую жизнь, м?

[indent] Ответ соплеменницы на вопрос он ждал нетерпеливо, вслушиваясь внимательно, почти жадно, словно познавал величайшую тайну. Куцехвостый слегка наклонил голову набок. От чего-то ему было необходимо знать ее точку зрения на этот счет. Возможно, он просто воспринимал все слишком близко к сердцу. Возможно, придавал этой простодушной беседе слишком большое значение. Но факт оставался фактом — этот вопрос вызвал в нем сильные волнения. Действительно, Воробейница, какие у тебя планы?

[indent] — Конечно! Закормить Первоцветик кроликами до смерти, посмотри каких бравых вояк она воспитала! А потом гонять по границам всяких нарушителей. Прославить свое красивое имя, в общем-то, — говорила она.

[indent] Воин на какое-то время задержал на ней взгляд, а после, хмыкнув под нос, отвернулся. Внутри осело какое-то странное чувство недосказанности. Словно в речах этих сладких пробел, словно не хватало чего-то. или кого-то? И на какой ответ он вообще рассчитывал? Утаивая огорчение за притворной усмешкой, кот покрепче вцепился когтями в землю, сгребая под лапы пыль. Этого было мало. Он желал услышать больше.

[indent] — И это всё?

[indent] Прославить имя — это меньшее из того, что мы заслуживаем.
             Чего же хотел от этой жизни сам Медовник? Ох, он хотел куда больше, чем мог себе позволить.

[indent] — Я бы хотел что-нибудь изменить в этом жизни, — аккурат молвил он, стараясь подобрать правильные слова. Нет, я он обязан что-то изменить, — Ну, знаешь, сделать что-нибудь значимое. Гонять нарушителей это, конечно, о-о-очень здорово, но... — короткая пауза, — Многие из нас способны на большее.

[indent] Вот Соболь, например. Всем глашатаям глашатай, и душой и телом хорош, а на деле — сколько таких там было? Кто теперь вспомнит? Нет, ему нужно что-то покруче. Что-то, что докажет всем, чего он на самом деле стоит. Мимолетный взгляд на рыжую соплеменницу. Короткий вздох. И тех, кто будет рядом, он обогреет.

[indent] — Соболь, а ты помнишь свое посвящение? О чем тогда думал? Готов поспорить, ты и представить не мог, что станешь глаша… — вздернув подбородок и резво навострив ушки, юный воитель довольно быстро ушел от темы, — Теневые? — переходя на раздраженное шипение, — Мерзкие жабоеды решили нас подставить? Эй, Воробе!..

[indent] Ой, а что, бдение уже началось? Жаль. А ведь он только разговорился. Устало вздохнув, долговязый неторопливо направился к одному из камней. Солнце скатывалось к горизонту. Осталось потерпеть ещё чуть-чуть. Завтра он станет полноценным воителем своего племени. Завтра все станет иначе.

Отредактировано Медовник (27-11-2018 03:39:37)

+4

104

~Утро~

Воробейница никогда не замечала, насколько поздним бывает утро, когда на носу Сезон Голых Деревьев. Студеный ветерок, усилившийся под утро, морозил шубку и покрывал кожу под ней гусиными пупырышками. Не очень длинная, но изрядно погустевшая к холодам шерстка новоиспеченной воительницы как могла укрывала свою обладательницу, переливаясь в слабых лунных лучах, но ближе к рассвету холода стали невероятными, морозили каждую шерстинку и каждый усик.
Кошечка чувствовала, что зуб на зуб не попадает, лапы немеют, а глаза устало прикрываются, всматриваясь в темную, однородную даль. Патрули не возвращались, а ночь казалась бесконечной, и Воробейница развлекала себя тем, что с силой щурила глаза и всматривалась в силуэты соплеменников, которые вместе с ней несли тяжкое бремя дозорных этой ночью да свыкались с новыми именами. Воительница даже разок пнула задней лапой Паука, заподозрив, что тот прикорнул, но тут же тихонько поджала уши, как бы извиняясь: а не, спит.
Конечно, с особым рвением Воробейница, как и обещала, следила за Медовником. Уж этот - хе-хе - прохвост мог задремать под шумок, но рыжая на то и рыжая, чтобы следить за всеми да и самой не уснуть от морозца.
Ну а каким желанным был рассвет! Всматриваясь в едва светлеющий горизонт, кошечка нарочно пошуршала хвостом по земле, привлекая внимание ровесников и вытягиваясь всем телом - так, что даже оторвала от земли передние лапки, опираясь на задние и хвост. Небо светлело мучительно медленно, желтело и розовело, и казалось, что воспитанница предводителя почти не дышала, встречая свой самый первый, самый важный рассвет воительницы.
Неужели ей хотелось спать?
Сердце тревожно, глухо забилось: еще немного, и наступит день. Появятся обязанности, праздничное настроение развеется, и кошечка жадно ловила каждый блик, запоминала каждый причудливый цвет, которым природа встречала новоиспеченных воителей племени Ветра.
А еще ей придется снова, день за днем видеть Звездопада и помнить, душиться самым унизительным воспоминанием своей жизни.
- Всё, - выдохнула воительница племени Ветра, с тихим шелестом пересаживаясь на другой камень и спихивая с него Медовника.
- Всё, братцы! - громче мяукнула рыжая, торжествующим взглядом осматривая своих: Крутобока, Паук, Кукуруза и Медовник.
Почти как те воители, что славили Грозовое племя в легендах. Вон, Крутобока названа в честь друга Огнезвёзда, а Воробейница и сама рыжая, ну чем не Огнезвезд? Или... да, ей куда больше пошло бы быть как Песчаная Буря. Паук тихий, как Горелый, а Медовник язвительный, как Дым.   А Кукуруза... ну, это Кукуруза, тут даже аналогов не придумаешь.
- А мы теперь можем сами куда хотим ходить. Предлагаю это отпраздновать славной охотой, только... - она сладко зевнула, выбрасывая вперед лапы, - ... вы-ы-ыспаться хочу.

+5

105

--> старая барсучья нора
Шип старался идти быстрее. Быстрее добраться до дома. Быстрее избавиться от малоприятной, болтающейся в зубах ноши. Веселенькое дело, отправили искать кишки, а они притащили котят. Звездопаду впору пить успокаивающие травки. Было ли это попыткой развязать войну, либо случайное стечение обстоятельств. Кто знает. Возможно, есть резон допросить мелких. Вряд ли они смогут сильно прояснить ситуацию, но любая информация ценная. Что ни говори, проходной двор, а не территория.
Быстро скользнув на главную поляну, Шип огляделся. Взгляд зорких желтых глаз быстро нашел Полуночника, сидевшего рядом со своей палаткой. Да, стоит отдать котят ему. Пусть осмотрит. Живые лучше, чем мертвые. Тем более та, что нес Шершень, вообще как дохлая болтается. Махнув хвостом, призывая остальных следовать за ним, воин приблизился к целителю.
- Лови подарочек, - хмыкнул он, опуская борзого котенка на землю, пытаясь не совершать резких движений, дабы рана причиняла меньше дискомфорта, - Целых три. На любой вкус и цвет, - он опустил взгляд на котят, - Советую быть умницами.
Звездопада на поляне серый не увидел. Ровно, как и Соболя. Здорово, у них такая находка, а они ошиваются не пойми где. Это и компромат на соседей, и средство шантажа. Их даже можно использовать как жест доброй воли, с последующей выгодой. Мол, смотрите, мы жертвуем своими воинами, спасаем ваших котят и все это совершенно бесплатно! А в случае войны, Река не сможет не встать на сторону Ветра. Как ни крути, коты должны помнить добро.
Внезапно, в голове мелькнула версия Шершня о том, что те кишки на границе - вполне себе могли быть их мамашей. Решила сбежать с выводком? Вряд ли. Уж точно не пошла бы через территории соседей. Или же она сумасшедшая. Тогда и хорошо, что ее так расквасило. Шип поднял глаза на Полуночника.
- Если нужна помощь, то говори, - мяукнул он, оборачиваясь к новоиспеченным воителям, - Воробейница, - окликнул он дочь Аспид, - Звездопад давно ушел?

+3

106

Старая барсучья нора

[indent] Котёнок едва ли весил больше крольчонка, и Белоснежке не составляло никакого труда тащить его, тем более, что доставшаяся ей тушка вела себя ненамного активнее своей полудохлой сестры: вот что значит серьёзное внушение, один раз рыкнешь - и никаких проблем. Так с этой мелюзгой и надо, а не по шёрстке гладить. Её вот в детстве родители никогда не ласкали, значит, и она не будет. Как только Шип это всё терпит? От выкрутасов Берёзки у неё у самой, казалось, вот-вот уши в трубочку свернутся, точно как у их глашатая, чью голову украшали какие-то завядшие лопухи вместо красивых, благородно стоящих ушей.
[indent] Когда ветровая в третий раз поймала себя на мысли, что хочет остановится, вырвать Берёзку из пасти серого и выдрать до потери пульса, впереди замаячили до боли знакомые очертания лагеря, и кошка, закатив глаза, прибавила шаг, желая как можно скорее абстрагироваться от всего происходящего. Определённо, королевой она стать мягко говоря не готова. - Полуночник, иди сюда. У нас тут это сломалось, - выбегая на поляну сразу же после Шипа и без обиняков откидывая Пчёлку в сторону скалы словно ком использованного мха, наперебой с серым деловито выкрикнула воительница, указывая пушистым хвостом на большой золотистый кулёк в пасти Шершня. Нести на месте котёнка крольчонка было бы куда приятнее: им можно было сразу набить брюхо, вот вам и польза, а покуда рыжий растрепан достигнет возраста и состояния, когда сможет сделать что-нибудь пригодное, пройдёт столько времени, что он сам успеет выжрать целое кроличье семейство. Выхлоп куда ниже.
[indent] - Да, мы нашли пса и подарочек для Первоцветик, - морщась от запаха рыбы, которым от котёнка провоняла её грудка, коротко пояснила Белоснежка, не без гордости и удовольствия ловя устремлённые на их патруль взгляды: на положительное внимание она всегда была падка, это приятно льстило и позволяло держать себя в тонусе. Как никак, репутация бравого воителя строится в том числе и на таких мелочах: если ты в гуще событий, ты на высоте. Элегантно усаживаясь, Белоснежка несколько раз лизнула шерсть на шее и грудке, вытягивая языком длинные прядки. - М-м-м-м, так Звездопад ещё не вернулся? - как бы между прочим - в конце концов, нужно же будет ему обо всём этом узнать, да и выяснить, осталось ли от его сыночка хоть что-то, что можно опознать и не очень торжественно придать червякам - поинтересовалась златоглазка, искусно пряча недовольство и досаду. Она бы, разумеется, не отказалась сопроводить их дражайшего предводителя на встречу с Солнцезвёздом и напрямую узнать всю последнюю информацию, которую со скалы им наверняка поведают в весьма урезанной форме, но эта палевая сволочь решила поиграть в крутого самостоятельного мальчика. А Белоснежка терпеть не могла не знать хоть что-то из последних сплетен и новостей. Напроситься, что ли, завтра в патруль, подкараулить Боровика... Уж передо мной то он не устоит, - оправив лапой пышные усы, заметно приободрилась ветровая от пришедшей ей в голову идеи. Тогда выйдет совсем неплохо: и на собачку посмотрела, и котят речных выловила, и секретики местного клуба «хочу-быть-элиткой» раздобудет. Красота, краше только она сама.

Отредактировано Белоснежка (28-11-2018 01:44:18)

+3

107

Напутственные верещания одного из речных головастиков, что быстрее остальных спохватился о происходящем и оказался самым смелым из найденной троицы, отозвались новой волной раздражения по телу, однако позволили своевременно проявить чуткость и обратить внимание на свою ношу: для своего возраста та была на редкость смирна и податлива. Шершень даже было подумал, что мелкая концы откинула от страха, и слегка тряханул ее на ходу, едва не выронив. Желания брать на себя ответственность за смерть невинной души у него решительно не было, поэтому, списав подобный эффект на шок, лишь крепче сомкнул зубы на загривке и ускорился, намереваясь как можно быстрее скинуть эту самую ответственность на кого-нибудь другого.

Знакомый запах коснулся усов и принёс мимолётное облегчение: никогда ещё он не рвался так в лагерь. Любой соплеменник сейчас мог вполне закономерно удивиться, увидев его при параде с полуживым котёнком в пасти — и даже резонно было предположить, что у него окончательно шарики за ролики поехали. Часто ли патрули вместо кроликов котят в лагерь приносят? Признаться, сделаться первооткрывателем в столь грязных делишках было хоть и заманчиво, но явно не стоило онемевших челюстей и обилия накопленной слюны в пасти, что он старательно держал при себе. Для полноты ощущений не хватало ещё нажраться кошачьей шерсти с привкусом рыбки.

Соплеменники уже сообщили о ценной  находке, поочерёдно складывая свои трофеи в импровизированную кучку, и Шершень, с небольшим отрывом приближаясь, тоже последовал их примеру. Мохнатая копна золотистой шкурки безвольно распласталась под янтарным взором — и смятение как-то само собой нарисовалось на морде кота, чья шкура буквально бугрилась от перенапряжения.

Надежда на тебя, дружище, — скомкано пробасил он, заглядывая в глаза целителя. — я не готов брать грех на душу, — во всяком случае, не такой. Но даже не разбираясь в причудах целительства, мог слышать стук сердца, ритмом которого был ведом последние минуты сознания — правда, сейчас уже оказался не уверен: своего или чужого. Редко его могла искренне озаботить чья-то жизнь, однако былое приподнятое настроение вмиг рассеялось, уступая место ленивой апатии во благо грядущего отдыха. И, к счастью рыжешкурого, рядом оказалась подруга, разбавив этот неприятный осадок.

—  Ну и мерзкая же срань нам попалась, — бросил он и бесцеремонно привалился к боку Овсянки. — слушай, не посмотришь, что у меня там сзади? Эта шавка, кажется, успела цапнуть меня за хвост, — уже тише выдохнул в палевое ухо, готовый вверить себя всего в заботливые лапы кошки, но только не разбираться в проблемах настоящего.

Отредактировано Шершень (28-11-2018 04:02:05)

+6

108

Далёкие сизо-кремовые очертания горизонта пересёк гораздо более близкий и яркий силуэт, будто вешний предвестник тёплой зари спустился с кучерявых облаков — пришла Овсянка. Целитель мягко улыбнулся соплеменнице, приветливо взмахнув пушистым хвостом. Та, конечно, поинтересовалась про дела эфемерные, дела недоступные понимаю воителя, а оттого обыкновенно им интересные. Бесспорно, бывали исключения: утерявшие по разным причинам веру, скептики, предпочитающие не задумываться. «Исправлять» таких или, чего доброго, воспитывать Полуночник определённо не собирался — каждый волен жить сообразно своим воле и сознанию, пока не вредит другому. Однако живое любопытство к занятиям лекарей или хоть части оных занятий всегда приятно.

— Заботятся о своих потомках, приоткрывая завесу будущего, — трёхцветный хитро прищурил тёмно-янтарные глаза, — увы или по счастью, только приоткрывая. Знаешь, я склоняюсь ко второму варианту. В чём мы, всезнающие, всемогущие, находили бы смысл жизни? О, и да, возвращаясь к реальности, — выразительная пауза, чуть более низкий тон, — если ты хочешь спросить про какого-то конкретного предка, обращайся. Поговорить смогу навряд ли, ибо не мы выбираем, с кем общаться, однако убедиться в добром звёздном здравии — почему нет, — Полуночник не знал наверняка, нужно ли милой солнечной соплеменнице знать о судьбе своих ушедших родных, однако отказаться от предложения можно всегда. Тем временем, Овсянка справедливо отметила завывающую пустоту главной поляны и невольно напомнила ветряку про обещание не откладывать в дальнюю запруду беседу с предводителем. Предводителя, впрочем, пока тоже не наблюдалось (а уж не заметить хмурую тучу, коя шагает всегда так, будто предвещает конец света, было бы крайне сложно).

— А вот это точно увы — не поговорили. Нашего чудного, — ударение на ваш вкус, ага, — лидера я даже перед уходом не застал, — завывающая пустота поляны, говорите? Лучше бы и дальше завывала она, а не… Пищал котёнок? Полуночник буквально остолбенел, резко выхватив откровенно потерявшимся взглядом Шипа. К настойчивым звукам, кои издавал мелкий комок шерсти в зубах воителя, прибавился запах крови. И это вернуло лекаря из состояния большой пушистой капли.

— Помощь нужна не мне, а тебе. Или разодранный загривок у нас теперь норма? Быстро ко мне, сядь ближе к входу, — бескомпромиссно махнув хвостом на свою палатку, ветряной остался дожидаться ещё двух из трёх обещанных «подарочков».

— Белоснежка! Осторожнее. Это живое существо, как ты или я, а не тушка добычи, — аккуратно придвинув рыженького брошенку лапой к оставленному Шипом котёнку, Полуночник внимательно осмотрел белую красавицу. И повреждений, благо, не обнаружил. Зато лёгкий солоноватый аромат исходил от пришедшего последним Шершня.
— И не возьмёшь. Эти котята под моей опекой, — твёрдо кивнув пламенному соплеменнику, кот поспешил добавить, — я разбужу Пустырника, он тебя осмотрит.

Теперь мелкая троица. Двое в сознании, одна нет. Возможно переохлаждение, возможно усталость и стресс. Скорее всё вместе. Подальше от резкого света, поближе к теплу, искоренить даже самые незначительные ростки возможного Кашля. Пробурчав под нос тихое «угу», ветряк поочерёдно занёс котят внутрь уютной, хоть и хранящей следы хаотичного характера хозяина, обители разнотравья и уложил в самый дальний угол, на свою подстилку.

→ целительская

+3

109

Улыбка Полуночника словно вернула все на свои места: тревога утихла, пускай Овсянка все еще помнила о ней, но теперь мысли об опасностях отзывались словно издалека; Овсянку вообще привлекали целители — была у них особая аура, при по падании в которую усмирялся даже самый пылкий нрав, и зачастую кошка завидовала лекарям, но лишь белой, незлой завистью. Хотела бы и она уметь всех так примирять. Да и что за жизнь: знаешь все о каждой травке в лесу, каждую ягодку, ходишь всех и миришь, дружишь с другими племенами и их целителями, не злишься на убежавшую полевку... Полосатая несколько мечтательно прикрыла глаза, разглядывая соплеменника, и шумные мысли заглушили даже несколько его первых слов, к счастью, Овсянка вовремя опомнилась и выдала себя только виновато вздрогнувшими ушами. Полуночник напомнил ей об еще одном аспекте жизни целителей, о котором кошка постоянно забывала лишь из-за необъяснимого страха, словно нарочно не упоминала его в своих мыслях — общение с предками. Да, она верила в Звёздных и уважала их, даже вопросов никогда у нее не возникало, однако именно из-за этого в ее сердце появлялся необъяснимый ужас — страх непостижимости. Можно было часами рассуждать о умерших, о их жизни, о их запутанной речи в пророчествах, о коих гласили легенды, однако все сводилось к одному: она простая воительница, и добрая половина тайн для нее так и останется в тени, без ответа. Как вообще не ужасаться мысли о том, что кто-то наверху, о ком ты знаешь тысячную песчинку из огромного количества, следит за тобой зорким глазом и, более того, умудряется влиять на твою жизнь? Это же вообще кошмар какой-то! В голове не укладывалось. Где-то на этой ноте рассуждений Овсянка переставала завидовать избравшим целительский путь котам и спокойно радовалась, что она простая воительница. Подняв глаза на небо, раздумывая насчет предложения целителя после всех своих рассуждений, Овсянка поджала губы.

Знаешь, — начала она очень осторожно, боясь показаться грубой из-за своей той самой непостижимости,когда-нибудь я узнаю все сама. А пока не время. Если будет что-то очень важное, наверное, предки сами решат мне это сказать. А пока...
Кошка опустила глаза вниз. Жуть интересно было как! Но всему свое время. Ей казалось, что она делает все правильно, но любопытная часть ее сознания сейчас осуждала кошку всеми возможными и невозможными способами.
Спасибо. Мне приятно, что ты спросил.

Недолгая тишина показалась ей неловкой. К счастью, как сперва показалось Овсянке, раздался какой-то гомон. Зеленые глазенки метнулись к другой стороне поляны, и, увидев соплеменников, полосатая нетерпеливо притоптала траву лапами. Сначала она обратилась взглядом к знакомой рыжей шерсти, и, о предки, как же полегчало на ее душе. Потому что в воздухе стоял железный запах, и раз Шершень на лапах, а на его морде привычное выражение — все в порядке. Относительно. Улыбкой, пускай и взволнованной, Овсянка молча поприветствовала воителей, а потом в нос ударил еще один неожиданный запах — речные.
Лови подарочек.

Откуда они их стащили? Котят Первоцветик им мало?
Оглядев котят широко распахнутыми глазами, Овсянка даже слова вымолвить не успела, как комочки исчезли в целительской палатке. Слишком много запахов, слишком непонятно. Сколько же она пропустила за простую прогулку? Теперь из лагеря страшно было выходить — что дальше-то? Коротколапка растерянно забегала взглядом от соплеменника к соплеменнику, пока до ушей не донеслась разгадка: собака. К боку вовремя прилег Шершень, и, кинув взгляд на то, что было у него сзади, воительница распушила загривок.

Да я ей.. усы поотрываю, — тихо рыкнула она, как-то слишком театрально, ибо даже при всей внутренней злости этот рык злым не звучал, и, шумно выдохнув, расправила плечи. Шершень оказался чуть тяжелее, чем она рассчитывала, но ей было все-равно — хорошо, что он хотя бы сидит рядом. И все-таки она опять обратилась глазами к ране, чтобы действительно рассмотреть, что же там было.
Твой хвост, — тихо протянула она, отчасти болезненно, ибо от вида раны у нее у самой прищемило что-то под шерстью. Рана кровоточила, однако не выглядела безнадежно, а оттого на душе стало спокойнее — Полуночник с Пустырником все быстро подлатают. Однако кто знает эту собаку? Какой сюрприз вообще можно ожидать от ее клыков? — Но выглядит не так плохо. Тебя быстро подлечат.
Откуда у него такое везение? Легко отделался. Обеспокоено глянув на друга, Овсянка слабо улыбнулась. Коснувшись щеки Шершня носом, подбадривающе, она проводила взглядом Шипа.
Колись, какими секретными приемами ты там уворачивался, что пес тебя на комочки шерсти не разорвал? — усы вздрогнули от тихого смешка. — И что за котята?

+4

110

Пустяки, — беспечно отмахнулся кот от слов целителя. В стрессовых условиях рассудок мог выкинуть всякое, а у Шершня и вовсе болевой порог был снижен, отчего все ощущения в излишне взвинченном состоянии притуплялись, оставляя тело во власть инстинктов и адреналиновой зависимости. Впору было задуматься о том, чтобы устраивать подобные вылазки почаще, для полной растряски нервов и получения незабываемых впечатлений на год вперед.

Я уже подумал, что придётся брать уроки бесхвостого выживания у Сабельника, — натянуто усмехнулся, совершенно точно не желая разделить участь куцехвостого  жабоеда. Впрочем, проблемы телесных повреждений быстро отступили на второй план, стоило Полуночнику удалиться в палатку, унося с собой котят.  Вновь задержав затуманенный взгляд на бессознательной тушке, Шершень угрюмо опустил брови, стараясь не пускать в привычное надменное выражение даже малейший признак тревоги — столь смешанные эмоции оказались ему будто в новинку. Необходимость постоянной, пусть и тщательно маскируемой, опеки за сестру прочно укоренилась в нем, однако в этой ситуации он не был вообще уверен, как следует поступить, да и по своей закономерности не брался возводить в ранг первостепенной важности заботы о племени, тем более, о чужом.

Мокрое прикосновение чужого носа отозвалось сродни успокоительному средству, и Шершень, вполуха уловив обрывки слов Овсянки, устало откинулся к земле  — так, чтобы была возможность рассмотреть события вокруг и не потерять из виду собеседницу.

Хочешь жить-умей вертеться, называется, — такой подход он считал наиболее эффективным как по жизни в целом, так и в непосредственном бою, заучив его похлеще всякой воинской мантры. — ну и влияние бешеного потенциала, — без этого, разумеется, вообще обходиться в статусе воина невозможно  — как-нибудь я обязательно тебе покажу свои секретные приёмы, — понизив голос до вкрадчивого тембра, добавил не без тени ухмылки на лице. Шершень бы и дальше продолжал распинаться, сосредотачивая внимание на себе любимом в попытках отвлечься от нестабильной реальности, если бы не вопрос, напомнивший об обратном.

Речной выводок. Нашли в барсучьей норе, когда псина пыталась сделать их своей  закуской,  — проговорил он, переводя янтарный взгляд с одной фигуры на другую, затем вновь посмотрел в зеленые глаза подруги, — больше мы ничего не знаем. И о том, как они появились на наших территориях, —  безопасность котят всегда регулировалась Законом, и было предельно ясно, что молодняк не обязан расплачиваться за ошибки взрослых, чье скудоумие позволило им поставить под угрозу столь хрупкие жизни, только ступившие на тропу сурового выживания. — какой бы ублюдок не вообразил себя всевластителем нашего Леса, мозгами он точно не обделён, — мелькнули клыки, и покачивающая линия спины сполна выдала его настрой,  — чего не скажешь об инстинкте самосохранения, — янтарная пучина угрожающе полыхнула.

+4

111

Овсянка успела застать их отряд перед самым уходом, но лишь мельком, а потому, осмотрев всех еще раз, смутилась: что-то не так. Не так, как она запомнила. Задумчиво прижав уши к затылку, кошка вздрогнула от голоса Шершня рядом.
Я уже подумал, что придётся брать уроки бесхвостого выживания у Сабельника.
Воительница прыснула в усы и неловко засмеялась: над чужими несчастьями смеяться было плохо, но они с сумеречным даже не друзья. Более того, — Овсянка нахмурилась, — его шуточки с Совета я не забыла. Так что смеяться было можно.
Потерять хвост в зубах собаки будет поблагороднее, чем лишиться хвоста из-за огромной болотной жабы, — кошка сделала серьезный вид: история-то правдивая. — А ты думал, чего он такой странный?

Интересно, хвост вообще можно прирастить обратно? И все-таки хорошо, что Овсянке не нужно было думать об этом всерьез, лишь в шутку. Искренне порадовавшись за себя, а в том числе и за Шершня, которому свезло, кошка обвила хвостом лапы, скосив на длинный кончик довольные глаза. Шутка друга расслабила её, однако в голове продолжала настойчиво роиться беспокойная мысль. Чтобы отвлечься или, может быть, найти ответ, полосатая перевела взгляд на кота, который растянулся рядом.
Хочешь жить-умей вертеться, называется, — в голову ударила разгадка, и Овсянка слабо вздрогнула, больше ничем виду не подав. Она заинтригованно наклонила морду вперед и изогнула кончик хвоста в ответ на предложение Шершня; кошка загадочно улыбнулась и кивнула. Как не согласиться-то? Вдруг собака вернется обратно? Или придется уворачиваться еще от кого-нибудь?
Тогда я жду твоего приглашения.

Речной выводок.
Как котята могли добрести так далеко? Не принесла же их псина к границе, чтобы потом повеселиться у норы? И уж точно не сами речные услужливо положили малышей на границу. Кто же тогда? Во взгляде Овсянки появились измученные от любопытства искры, но по ответу Шершня она поняла, что тому известно чуть ли не еще меньше. Кошка поджала губы, скосив глаза на палатку Полуночника.
Сейчас они в безопасности. А если что, то Звездопад сможет использовать их в каких-то своих целях, если ему понадобится помощь Львинозвёзда.
Последняя мысль была Овсянке крайне неприятна, однако в сложившейся после Совета обстановке ценно было все, даже самые, казалось бы, грязные маневры. Но котята? Они ведь такие маленькие. Скучают, переживают... А у нас еще и рыбы нет. Будет ли им хорошо здесь? Конечно, ветряки не были обязаны ему еду в рот класть, вылизывать и выхаживать, но они все-таки малыши.
<...> Чего не скажешь об инстинкте самосохранения.
Овсянка перементнулась взглядом к Шершню.
Кстати о нем, — она наклонилась чуть ниже, как-то испуганно. — Где Суховей?

+3

112

Шершень дёрнул усами на слова подруги о несущей их удачной находкой выгоде, что, признаться, его несколько удивило: кажется, милая Овсянка была не такой уж и наивной фиалкой, не без доли присущей корысти. В тихом омуте черти водятся, и как бы занимательно не было познакомиться с каждым из них, разговор склонялся к более приземлённым, насущным проблемам, одной из которых было отсутсвие самоотверженного соплеменника.

Думаю, он позаботился о благополучной доставке нашего подарка соседями, — ухмылка продержалась на губах кота недолго; хотелось надеяться, что молодой воин все же не вляпается в парашу, именуемую смертью, что, как минимум,  будет досадно: пожертвовать своей шкурой во благо речных и сдохнуть в ближайшей к болотникам канаве. — Суховей увёл псину к тропе и дал нам время на спасение этой мелюзги. И, судя по тому, что Соболь со своим патрулём не вернулся, на границе его встретят с почестями, — однако в этом ветряк не был до конца уверен, и, словно в подтверждение своим сомнениям, дёрнул хвостом, подбирая под себя, дабы тот ненароком не стал чьим-нибудь пьедесталом для ходьбы или очередным предметом жестокого обращения.   

И все же, что-то до отвратительного кольнуло в груди, будто то была внезапно проснувшаяся совесть и чувство вины перед сородичем, который, так или иначе, все же принял удар врага на себя и вроде бы заслуживал большего внимания от жертв своего чудо-спасения.

А, впрочем, знаешь, давай убедимся в этом самостоятельно, — произнёс он над ухом кошки, — пока мне не скормили все запасы трав,   — и, не дожидаясь многообещающего появления целителя у порога палатки, стремительной тенью метнулся к выходу. Плечи и спина все ещё подрагивали от перенапряжения, но в лёгких будто открылось второе дыхание.

→ граница с сумраком

Отредактировано Шершень (01-12-2018 03:59:42)

+3

113

[indent] - Ну и что? - равнодушно пожала плечами кошка на все попытки Полуночника возвать к её сочувствию и состраданию по отношению к подкидышам: она и так сделала для них больше, чем должна была. Пусть эта рыжая мелюзга ещё спасибо скажет, что её на горбу доставили, а не заставили на своих четверых топать. Чай, не новорождённый уже, чтоб кататься. Так что, одолжений и церемоний с неё достаточно, не хватало ещё пылинки начать сдувать, тьфу. - Да уж, им сыт не будешь, - без малейшего стеснения красуясь перед осматривающим её целителем то одним, то другим боком - такую прелесть и продемонстрировать не грех, - огорчённо поморщилась Белоснежка, вспоминая о властвующем над желудком голоде.
[indent] Проводив взглядом замкнувшего процессию в сторону целительской Шипа, черепаховая переключалась на Шершня, уже во всю куковавшего с Овсянкой. Что ж, её доблестный рыцарь определённо сломался. Вернее, оказался очередным балаболом. - А кто-то обещал меня покормить да обогреть, - скривив губы в обиженной гримасе, куда-то в воздух, будто бы и не обращаясь ни к кому, достаточно громко протянула ветровая. Устроившись поудобнее, кошка грациозно вытянула задние лапы, подставив белоснежный живот порывам холодного ветра, но разве ей, истинной уроженке своего племени, могло это доставить хоть какой-нибудь дискомфорт?
[indent] Слизывая с шерсти песок и налипший похуже самого цепкого репейника речной запах, Белоснежка со смесью горящих внутри раздражения и возмущения отметила удаляющегося в компании своей подружки Шершня, однако для собравшейся общественности изобразила на морде растроганно-нежную улыбку. - Они так мило смотрятся вместе, - чуть прищурившись, сладостно протянула воительница, перекатываясь на спину и легко подкидывая в воздух все четыре конечности, будто бы ловя какую-то невидимую мошку. Перевалившись на другой бок и поднявшись, златоглазка энергично отряхнулась, невзначай обмахиваясь пушистым хвостом. - Эх, есть всё ещё так хочется, - сегодня кошка намеревалась заставить кого-нибудь покормить себя, и отступаться от своей идеи не собиралась в любом случае. А Звездопада так и нет, барсук его дери. Что же они там такое обсуждают? - нетерпеливо выпуская когти, недовольно размышляла ветровая, сгорая от любопытства. Видимо, сблизиться с ним будет выгоднее, чем с Соболем.

+3

114

> граница племени теней и племени ветра
Опять же в голове велся диалог с самим собой, это происходило неосознанно или даже автоматически, поэтому Соболь уже давно перестал останавливать себя, а старался вынести из этого пользу. Куча вопросов, куча не состыковок, чувство агрессии и обиды - все это последствия переговоров с племенем Теней, а именно с Кометой. Сабельник и Вяхирь хоть и пытались строить из себя важных шишек, но все равно по-большей части молчали, а языком трепала лишь их предводительница-фурия, видимо, ничего больше не умеющая. "Действительно, откуда взялся чеснок? И какова истинная причина этих останков? Разговоры про собаку и ее двуногого - лишь предположения. Что-то неладное, что-то плохое надвигается. И на племя Теней, кстати, тоже. Надеюсь, Крушина будет гораздо умнее, чтобы вовремя распознать настоящую опасность и вразумить Комету..."
Из сознания Соболя вытащил вопрос от Овсянки, которая вдруг стала серьезной. До этого глашатай видел нотки пугливости в глазах дочери, но сейчас, наверное потому что сейчас нет никаких сумеречных поблизости, воительница определенно успокоилась.
Под лапами скрипел снег, а на спину падали белые хлопья, моментально тая от тепла тела - из-за этого шерсть мокла, а ледяной ветер моментально подмораживал влагу. Погода очень ужасная, внутри сидит тревога, да и раненные Суховей и Шершень - Соболь буквально выходил из себя, но не подавал виду: его лицо было хмурым, а походка уверенная; хвост болтался из стороны в сторону.
- Не нравится мне исход нашего "дипломатического" разговора. Комета, Звездоцап ее дери, так и не смогла ничего путного сказать, кроме обвинений в нашу сторону. Даже никаких предположений, абсолютно ни-че-го. Одно и тоже балаболит: останки — дело лап племенного кота или кошки, обладающего воинскими навыками, - Соболь буквально процитировал предводительницу сумеречного племени. - Все это надо обговорить со Звездопадом, надеюсь, он уже вернулся в лагерь. Тем более, скоро должны вернуться Гончая и Свиристель - их доклад про границы будет очень-очень полезным.  - глашатай слегка ускорился, но так, чтобы Суховей поспевал. - Ты, кстати, - полосато-бежевый  обратился напрямик к серому воителю. - Поступил очень храбро, и твой поступок можно назвать смелым, ты можешь гордиться собой. Однако! - нахмурился. - Всегда нужно четко обдумывать то, что ты планируешь делать, Суховей. Твой план должен быть стопроцентно четким, иначе в этом нет смысла. В этот раз тебе повезло - собаку сбило чудище двуногих, но ведь на месте пса мог бы быть и ты, понимаешь? Ты ответственный за себя и свою жизнь, просто потому что это больше никому не нужно, кроме тебя.
Когда отряд вошел в лагерь, Соболь в панике и бегло начал осматривать главную поляну, выискивая предводителя. "Он еще не вернулся? О, Звездные Предки, направьте его обратно, да поскорее." В безопасности Звездопада не сомневался - Солнцезвезд, да и все Грозовое племя в целом, были настроены положительно к племени Ветра.
- Овсянка, отведи Шершня и Суховея к Полуночнику, ладно? - он слегка улыбнулся, вглядываясь в зеленые глаза молодой кошки. - Я рассчитываю на тебя. Встретимся позже.
Кот отошел чуть дальше от тех, с кем он только что прибыл на главную поляну, и остановился, выдыхая воздух и смотря на пар. Вечерело, а потому погода ухудшалась - хотя если подумать, то куда уж сильнее? "Ночевать сегодня будет холодно. А как же посвященные воители?! Им нужно будет сидеть всю ночь в такую погоду? Вот это ужас". И действительно, это было ужасно. Когда Соболь становился воителем, то в его бессонную ночь было тепло, да и сумрак наступил не так рано, как сейчас.
И вот, бродя по лагерю, Соболь наткнулся на Круглоли... Крутобоку. Ее он узнал сразу же, а внутри живота проснулось чувство неописуемой радости - долгожданная встреча произошла, ведь еще ранним утром глашатай хотел поговорить с его объектом воздыхания. Переминаясь с лапы на лапу, янтароглазый все никак не решался подойти и заговорить, однако, после долгих сомнений, лапы сами понесли вислоухого вперед.
- Привет, Крутобока, не замерзла? - Соболь стоял и глупо улыбался, рассматривая каждую полоску на шерсти новоиспеченной воительницы. - Я хотел поговорить с тобой еще утром, однако не успел - дела нахлынули одной волной, поэтому пришлось идти на переговоры с племенем Теней, представляешь? Изначально Звездопад сказал мне идти к ним в "логово", однако, когда мы с отрядом уже решили перейти границу, сама Комета и пару ее воителей пришли. Вот это совпадение! - это все был пустой треп, однако Соболь как котенок надеялся, что Круглолика его слушала. - Мы не смогли прийти к общему мнению, поэтому она лишь облила грязью племя Ветра, меня... и мои...  - сейчас глашатаю стало реально обидно, да и его морда расплылась в унылой или даже грустной гримасе. - Мои уши. Они действительно такие ужасные? - он спросил это с самой настоящей искренностью. - А потом Суховей привел на границу пса, которого задавило чудище. Сегодня был сложный день, я очень сильно перенервничал, однако мне нельзя спать - сначала я должен дождаться пограничный патруль, а затем и Звездопада, чтобы переговорить с ним. Я очень, - садится на землю, "случайно" прижимаясь к пушистому и теплому боку своей подруги. - Устал. Я думаю, что я не справился сегодня.
Кот вытянул передние лапы и положил на них голову. Было и холодно, и жарко одновременно. Соболя грели те теплые чувства, сидящие глубоко в душе, постепенно перебираясь в сердце. Это что, любовь?

+3

115

граница ветра и теней >>

Воин немного смутился от желания крохотной воительницы ему помочь и старался приложить максимум усилий к тому, чтобы дойти до лагеря целым и невредимым, но все равно время от времени он останавливался, отпуская больной лапе пару минут отдыха. С каждым шагом идти было тяжелее, нос тревожил оставшийся на территории запах псины, заставляя воина оглядываться по сторонам в поисках опасности.

- Да Двуногие смогли бы это легко провернуть, мы все помним об охотничьих ловушках, которые они расставляют. Ставлю пять полевок на то, что это она из подобных уловок, - Вей все еще топил за свою теорию, даже радуясь тому, что сумрачная предводительница не приняла его слова близко к сердцу - минус соседи, плюс территория. Ветру же лучше.

- Сами кишки - слишком провокационная выходка, такое проворачивать только веселья ради. Еще и воровать чеснок у Двуногих для такого, елы-палы, просто дело века. Нужно быть крайне удачливым воителем, чтобы после такого остаться незамеченным.

Если конечно ты не работаешь под очень надежным прикрытием.

Суховей нахмурил брови, перефасовывая в голове факты. Было что-то еще, о чем было сложно догадаться тому, кто ни разу не бился головой об асфальт. Суховей ощутил резкий прилив сил, заковыляв немного быстрее, ведомый надеждой на возвращение отца в лагерь. Поговорить с ним с глазу на глаз просто не терпелось.

\\\\

В лагере их встречала Белоснежка, единственная полностью уцелевшая при встрече с псом. Идти быстрее уже не получалось, поэтому Суховей всеми силами делал вид, что не видит и не слышит никого, кроме их отряда, игнорируя всякие вопросы со стороны. Тем временем его хвалит Соболь, учит, что надо все продумывать. Как мудро, мертвые предки.

- На раздумья не было времени, Соболь. Это был единственный выход. Иногда нужно рисковать, - как-то устало бросил воитель. Разговоры и мысли о произошедшем утомляли, коту просто не терпелось попасть наконец в палатку целителей. Он смотрел на бодрую маленькую Овсянку и этот единственный вдумчивый и лучезарный взгляд давал силы идти дальше. Совсем рядом, под боком. Суховей словил резкое головокружение и внезапно навалился, чуть ли не сбив малышку с лап.

- Прости, не предупредил.

Отредактировано Суховей (04-12-2018 22:55:01)

+3

116

Мороз покусывал за нос, и чем ближе отряд подбирался к лагерю, тем сильнее чувство голода одолевало им. Мышцы гудели от долгой ходьбы, шерсть, щедро сдобренная снежной «шапкой», назойливо топорщилась во все стороны, путаясь на груди. В очередной раз сглотнув вязкую слюну, Шершень лишь крепче стиснул челюсти на кроличьей тушке, удачно им выловленной по пути.   

Обсуждения насущных проблем его мало волновали, больше раздражая в нем ощущение бесполезности и тупости всей этой затеи — тем более сейчас, когда естественные потребности превосходили все иные разом, зверем вгрызаясь в пустой желудок и заставляя его протяжно поскуливать. Благо, его пасть была занята, освобождая соплеменников от необходимости слушать его саркастичные комментарии. Голодный и уставший, он готов был разнести в клочки любого — дай ему только повод — и претендентов, как оказалось, море. Овсянка, до чего увлечённая раненым воином, уже, казалось бы, во всю с тем ворковала, и Шершень, прекрасно зная этот искренний оттенок тревоги в голосе кошки, равнодушно посмотрел вслед ковыляющему коту, пропуская мимо ушей все разговоры, в том числе и нотации глашатая на тему ответственности за свою жизнь.

Позаботься о раненом товарище, подруга, — хмыкнул рыжешкурый, склонившись над ухом Овсянки, как только они вышли на поляну, — а я позабочусь о себе, пока мой желудок не начал жрать меня изнутри. Нить происходящего была им благополучно утеряна, стоило на горизонте мелькнуть одинокой белоснежной макушке, от вида которой он даже немного приободрился.

Виноват, — вырастая из-за спины Белоснежки, Шершень сбросил добычу к лапам соплеменницы, тяжело оседая рядом и обращая взгляд на неё. — надеюсь, ты ещё не поела и составишь мне компанию, потому что я отказываюсь делать это в одиночку, — извинение вышло паршивым, но в целом Шершень остался собой доволен. Знала бы она на какие жертвы он идёт, озвучивая такое условие, и как сильно ему уже хочется вгрызться в шею этому кролику.

Отредактировано Шершень (05-12-2018 23:34:01)

+4

117

граница с Тенями

Снег продолжал сваливаться кошке на голову, успокоившись лишь при приближению к лагерю. Племя Ветра было обделено щедрыми лесами, и оттого снежный кров быстро становился выше; пока соплеменники страдали лишь от того, что льдышки прилипали к шерсти, Овсянка почти все свои силы отдала на то, чтобы бежать в темпе отряда с неразъезжающимися лапами, а это было ой как сложно. Когда степи покроют сугробы, она, словно крот, скорее всего будет ползать под слоем снега, а найти её можно будет лишь по торчащему хвосту. Но это все воображение. Хотелось все же надеяться, что сезон пройдёт для племен легко, не усложняя и так напряжённый темп жизни. Лапы все же разъехались, и, благо Шершень подставил дружеское плечо, Овсянка обошлась тихим писком вместо падения в сугроб.
Прости...

В любом случае, поздно хвататься за подхвостья, после снега не останется и следа от этих весёлых похождений.
Глянув на соплеменника, Овсянка медленно качнула головой, словно бы соглашаясь, но желание узнать правду не давало ей смириться просто так. Следы пропадут, а с убийцей что?  Нельзя ведь было все так оставить.
Тогда можно поискать следы где-нибудь еще, пока снег только выпал, – негромко бормотнула Овсянка, посмотрев себе под лапы. – Конечно, поздно мы опомнились, но я не хочу дожидаться, пока очередная порция внутренностей появится на нашей границе. Или чего хуже...
Она глянула на Суховея, в очередной раз проверяя его состояние. Вот Полуночник обрадуется.
Да и вообще, – полосатая приободрилась, не желая сохранять тот настрой, что тянулся за их отрядом с границ. – Неужели вам неинтересно, что произошло на самом деле?

Когда лапы ступили на протоптанную тропинку, Овсянка с облегчением вздохнула, не особо скрывая свое удовольствие. Вот все бы дорожки такие были! Жизнь в лесу была бы гораздо проще. Да и если не приходилось бы прыгать по сугробам, она бы не упустила ту мышь. С другой стороны, как  отлично, что эти сугробы были: всю неудачу Овсянка списала на них. Ну и что, что Шершень поймал кролика? Он вон какой большой, ему проще.
Подобные оправдания заметно облегчали бремя неудач. И не давали отвлекаться, а потому воительница внимательно слушала Суховея.
Нужно быть крайне удачливым воителем, чтобы после такого остаться незамеченным.
А если ты не воитель? Подумай сам, мы бы сразу заметили, если бы от кого-то сильно пахло чесноком. Этот запах просто так не отмыть. А раз в Тенях такого не заметили... Или кто-то очень долго вылизывался!
Это как долго вылизываться надо?
Мысль вновь ударила в голову, и Овсянка уж хотела начать трещать без умолку, но её отвлек чужой вес, так неожиданно навалившийся на бок. Уперевшись лапами в землю, кошка удержала равновесие и обеспокоенно взглянула на Суховея.
Я утомляю, да? Да кому тут до твоих теорий. Ты пока держись, мы почти дошли.
Улыбнувшись коту с оттенком извинения в уголках губ, Овсянка замедлила шаг, стараясь попасть в темп раненого кота. Вскоре лапа ступила на главную поляну.
Ну вот.

Позаботься о раненом товарище, подруга.
Захлопав глазами на Шершня – Обиделся что ли? – кошка неуверенно кивнула.
Но я прослежу, чтобы о твоем хвосте позаботились. А то и правда будешь как Сабельник, – Овсянка чуть прищурилась. – И не вздумай куда-то убегать опять.
После, мягко улыбнувшись на прощание, кошка взяла курс на палатку Полуночника.
Ну, давай всех обрадуем, Суховей.

палатка целителя

Отредактировано Овсянка (06-12-2018 16:55:12)

+4

118

>Разрыв

Ночь бдения оказалась слишком прохладной и... скучной. То и дело переглядываясь со своими сверстниками, Крутобока молча пялилась в горизонт, желая поскорее увидеть встающее солнце и приступить к своим новым обязанностям. После разговора с Кукурузой на душе стало чуть легче, но новое имя до сих пор резало слух и неприятным булыжником ложилось промеж лопаток.
В общем-то и оставшийся день прошел совершенно бездарно - Крутобока добрую половину проспала, а оставшуюся подменяла дозорных возле входа в лагерь. Невероятно заскучав и толком не пообщавшись ни с кем, юная воительница в принципе потеряла интерес к текущему дню и желала как можно скорее отправиться в палатку воителей и закрыть глаза, чтоб этот дурацкий день просто прошел и на смену сонливости и лени пришла радость к жизни. Сезон Падающий Листьев окончательно покинул родные пустоши и сегодня как никогда прежде серебристо-полосатая замерзала. Даже прослойка жира не спасала. Короткий жесткий мех смешно топорщился во все стороны, а сама Крутобока стала похожа на огромного нахохлившегося воробья.
— Привет, Крутобока, не замерзла?
"Очень вовремя."
Кошка слегка вздрогнула от неожиданности. Повернув голову, она почтительно склонила морду и глубоко вздохнула.
- Эм, привет, Соболь. Немного, - ровным голосом ответила воительница, все еще не понимая, отчего глашатай так заинтересован в ней. Неужто выругать за что хочет? А может поддержать? В чем? Не понятно. Бежевого вислоушку словно прорвало. Крутобока не славилась в племени классным собеседником, но глашатай же подошел именно к ней.
"Почему не к Овсянке?" - пока Соболь горячо рассказывал о прошедшем дне, серебристо-полосатая пышечка мялась с лапки на лапку, преодолевая морозящий холод.
- Сумрачные как обычно. Совершенно не удивлена, - Крутобока и не заметила, как быстро она выросла. Вот недавно она смотрела на Соболя снизу вверх, а сейчас ей не хватало всего лишь пары сантиметров, чтобы коснуться с ним носами.
— Мои уши. Они действительно такие ужасные? - от удивления пшеничные глаза в недоумении покосились на завернутые ушки глашатая и кошка даже поначалу невнятно закряхтела, пытаясь найти ответ.
- А-а-эм, нет. Не ужасные. Вполне себе обычные уши. Тебе идет, - искренне выразилась Крутобока, все еще странно посматривая на мордашку Соболя. Почему он с ней так откровенен? Рассматривая глашатая с лап до головы, воительница с интересом выделяла, что его телосложение не сильно отличается от ее. Разве только там за мехом кроются внушительные мышцы и крепкий костяк. А уши... они действительно подходили Соболю. С ними он был таким... милым что ли. Добрым. Совершенно не сопоставимым с Звездопадом - с колючкой в заднице. Теплый бок бежевого коснулся бока воительницы и та смущенно отвела взгляд в сторону. Было неудобно. Все ж глашатай как никак. Но...
— А потом Суховей привел на границу пса, которого задавило чудище. Сегодня был сложный день, я очень сильно перенервничал, однако мне нельзя спать — сначала я должен дождаться пограничный патруль, а затем и Звездопада, чтобы переговорить с ним. Я очень устал. Я думаю, что я не справился сегодня.
Крутобока удивленно приподняла лапу и прижала к груди, рассматривая уставшего и расстроенного Соболя. Таким она его еще не видела. А что тут нужно сделать?
"Пожалеть? Поддержать? Приободрить? Блин, где Воробейница, когда она так нужна."
Рыжая сестра бы подсказала, разбавила, так сказать, атмосферу своим задором под хвостом. А что делать-то? Приходилось выкручиваться.
- Тяжелый день, не спорю. Еще этих котят притащили. Что творится в лесу, что творится, - не в ту степь пошла, Соболь по-прежнему находился в расстроенном расположении духа, - Ты это... - кошка осторожно положила лапу ему на лопатки и, если бы могла, обязательно бы покраснела вся от смущения. Украдкой глянув по сторонам и убедившись, что ее жеста относительно глашатая никто не заметил (ну, наверное), добавила, - Ты... ты хороший глашатай. Племя нуждается в таких как ты. Просто ты устал, тебе нужно отдохнуть, наверное.
Вообще Крутобока не особо испытывала теплые чувства к слабине в характере, а тем более у представителей сильного пола. Но Соболь... он выглядел таким грустным, мягким и добрым, что просто хотелось молча прижаться к его боку и попытаться забрать себе хотя бы капельку его дурного настроения. Чтоб обратно повеселел и стал обычным солнечным Соболем, глашатаем, который дарит этому племени свет.
Откуда в Крутобоке это чувство? Что-то закололо промеж ребер. Она не отпрянула от глашатая, принимая его прикосновения.
Что это?

+3

119

► палатка целителя
Сонно моргая, толком не выспавшись после путешествия и посвящения, из палатки деловито вырулил новый ученик целителя. В рту он держал календуловую кашицу, изо всех сил мешавшую ему говорить. Сок растения слегка жег слизистую рта, но котик все же уверенно следовал назначенному маршруту.
Наверное, отчасти он ожидал, что смена положения в племени откроет ему глаза, даст второе дыхание, он посмотрит на мир новым, полным целительских таинств взглядом. Нет. Вот совсем нет. Только лишь из самобытного воина он вновь сделался подмастерьем, мальчиком подай-принеси, верным о-ру-же-нос-цем. Котишка опустил взгляд на свои стройные, коротковатые лапки. Староват для подмастерья, да еще и так и не узнал причину такой вольности Звездных Предков в отношении взрослого воина. Похоже и правда, просто подшутили над Полуночником и Пустырником, столкнув этих двоих спустя множество лун полнейшего безразличия и неприязни.

Интересно, а те материи, куда попадаешь, лишь тронув носом Лунный Камень, они из чего? Из всего известного ближе всего снег - искрится, мягкий, неуловимо рассыпчатый. Но там было совсем не холодно. Если задуматься, то теплое и рассыпчатое, блестящее.. песок может быть? Наверное целители попадают в мир, сотканных из их родных материй. Надо будет узнать у речных целительниц, попадают ли они там на речное дно. Хм. То есть получается они там плавают что-то, когда у Лунного Камня лежат? Наверное их тела смешно лапами загребают, валяясь там, в пещере. А Ива, выходит, в еловых иголках там что ли? Повезло тогда, что я ветряк. Люблю ветер, и племя свое люблю.

Вдруг его лоб обнаружил неожиданно массивное, рыжее препятствие. Подняв глаза, Пустырник увидел предмет своих поисков - Шершня. Рядом сидела Овсянка, да и в общем-то поблизости была масса котов. Бывший воин неловко кивнул своим уже не соседям по палатке и вновь взглянул на Шершня. Он ни с кем еще не обсуждал свое неожиданное посвящение и совершенно не представлял, как они это воспримут.
- Пр..вет, - задрав морду, чтобы не выронить кашицу из календулы, пробормотал Пустырник. - Мн.. нужн обработ..ть твои цр, тфу, црапины..
Осматривать здоровяка оказалось проблемным, в силу своего скромного роста ученику целителя пришлось даже привстать на задних лапах. Обнаружив ранки, про которые говорил его наставник, котишка коснулся передней лапой носа воина, опуская его пониже и стал аккуратно накладывать календулу. Однако неопытность подвела его в самый неподходящий момент и часть кашицы смачно, с красивым сочным звуком шлепнулась на снег под лапами котов. Растерянно посмотрев на лекарство, Пустырник опустился обратно на все четыре конечности.
- Твою налево, - выдохнул он, заметно сникнув. - Подожди тут, я еще принесу, сейчас..

+5

120

[indent] Широко зевнув, Белоснежка оглядела поляну скучающим взглядом, начав жалеть, что отпустила Шершня с его маленькой подружкой одних: глядишь, что-нибудь интересное удалось бы выведать? Единственная причина, по которой сия возможность была упущена - желание увидеть возвращение Звездопада и его морду, когда тот прознает про псину, своего сынка-долбо... кхм, дебила и найденных котятах, но их величество сэр предводитель соизволил где-то задержаться, и теперь красавица не могла избавиться от идеи, что успела бы застать шоу, высунувшись в самый выгодный момент в первых рядах, даже если бы сопроводила небезызвестную парочку в степях. Теперь же приходилось маяться от скуки да голода тогда, когда лежать совсем не хотелось (в отличие от утра, в которое её выдернули против воли с насиженного места), слишком уж много интересного вокруг начинало закручиваться. Ох уж этот чёртов закон подлости, вся гнилая племенная жизнь строилась на этой гадкой штуке.
[indent] Так что, учуяв возвращение Соболя, за которым подтянулась вся остальная - и даже Овсянка, ты смотри! - честная компания, янтароглазка с готовностью вскочила на лапы, цепляя на мордочку маску участия и тревоги. Что, милочка, обломалось свиданьице? - едко шипел внутренний голос. - Вы что, вместо кишок обсуждали твои уши? - скользя мимо глашатая, в пол-оборота бросила Белоснежка, выгибая хвост на выцепленную фразу: что может быть очаровательнее правой лапы предводителя, между тревогой о будущем племени и развитием комплексов по поводу своей неполноценности выбирающем второе? Сборище недоношенных идиотов. - Пойдёшь посмотреть на котяток, которых мы принесли? - уже чрез плечо, удаляясь, незатейливо подчеркнула свой вклад Белоснежка, тормозя перед упавшей к её лапам добыче.
[indent] Чуть склонив голову на бок, воительница уселась, поджав под себя переднюю лапку, будто бы озябла. Несмотря на голод, отозвавшийся при виде принесённой наконец-то еды полной пастью слюней, янтроглазка вовсе не поспешила демонстрировать свою радость, напротив, позволяя разлиться по телу толике сомнения. Плечи неопределённо дёрнулись. Коты любят, когда их превозносят в богатыри, восхваляя поступки и непременно жертвуя ради них. Так разве ж можно не сыграть на чужой слабости? - Только ради тебя, - наконец, приветливо улыбаясь, разрешилась Белосежка, склоняясь над тушкой и отгрызая себе кусок. Меньше половины, несмотря на то, что хотелось гораздо больше. Мать всегда твердила: меньше жри, благовоспитанные кошечки питаются бабочками. И, с каким бы презрением она ни относилась к этой теории, в её игре Шершню должен был достаться максимум. - Ты у нас сегодня герой. Ещё и поохотиться успел? Когда только! - пододвигая разделанную добычу к нему, без намёка на лесть и неискренность в голосе мурлыкнула искусница, подмигивая рыжему. Прошлотив пару кусочков, она неопределённо качнула ушами в сторону доволоченного до целительской Суховея. - Жабоеды что ж, тоже его видели? Вот уж распалялись, небось... Будь послушным мальчиком, расскажи мне. Я хочу знать в с ё. Ветровая определённо порадовалась бы, опозорься предводительский сынок. Жаль, не подох-таки. Ничего иного этот шмат падали заслуживать не мог.
[indent] Воспользовавшись появлением Пустырника, перетянувшего внимание на себя, Белоснежка с удовольствием умяла остатки трапезы, притупляя бушующее чувство голода. - Он так сильно смущается. Давай сделаем вид, что ничего не было, - качая головой, участливо протянула кошка, прикапывая испорченную целебную кашицу снегом. Воителем-недоделкой меньше, так даже на это не способен. - Тебе всё равно это что царапина, - вовремя припоминая подслушанный раннее разговор Шершня с Овсянкой, как бы между прочим мурлыкнула Белоснежка, делая вид, что всё, что её сейчас волнует - вылизывание спинки. - Да что ж такое, никак эту ледышку не выцепить! Весь день хожу, как сугроб.

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » главная поляна