У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 201 страница 220 из 287

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

201

* разрыв *

Черничке было уже не так важно: будет ли Череп гордиться ею или не будет (хотя кого я обманываю, конечно важно), но это тренировка очень сильно подняла самооценку юной кошке. И если теперь кажется, что угольная зазналась, то знайте...так оно и было. Никак не похвалив Блестяшку, а лишь подбодрив брата, ученица довольно шагала в лагерь.
Первым делом на глаза попалась пепельная шерсть с рыжими вкраплениями.
— Это был Звездопад, - Черничка посмотрела на неподвижное рыжее тело и оторопела.
Львинозвёзд.
Радость от тренировки пропала моментально. Что с их предводителем? У него же было много жизней, да? И он потерял только одну? И судя по уже истерикам и плачам, прошло достаточно времени.
Неужели это была последняя жизнь?
У Чернички почему-то прижались уши, когда она услышала приободряющие слова Блестяшки, адресованные Крестовничку. Только не понятно: её бесила именно эта кошка или то, что она разговаривала с учеником и подставляла ему своё плечо?
Отойди от него.
Ученица нахмурилась и поспешно отвернулась, надеясь уловить хоть что-то значимое в разговорах своих соплеменников. Рыдания Ручей испугали её, а желание остальных завязать войну с племенем Ветра - тем более. Так они сейчас ещё и котят пойдут забирать, так как что? Они всё это время были у соседей.
В голове аж всё перемешалось. Черничка замерла, в очередной раз уставившись на тело своего предводителя. Надо подойти, попрощаться  с ним? А если он не умер? Предки, что же делать то? И все эти взволнованные голоса на поляне начали безумно раздражать. Кошка не придумала ничего лучше, чем уйти и проветриться.
>>> речной берег

Отредактировано Черничка (18-01-2019 15:11:29)

+6

202

Не слыша вокруг шума, Крестовничек тесней прижался к голове лежащего предводителя, ловя носом затухающий знакомый запах Львинозвёзда. Прощания, истерия, слёзы соплеменников проходили мимо него. Ещё никогда раньше Крестовничек не был столь тих и незаметен.
В голове не было ни единой мысли. Даже воспоминаний. Он просто смотрел помертвевшими глазами в густую шерсть загривка, изредка напоминая себе, что всё ещё впереди. Ещё ничего не кончено.
Пока тело Львиновёзда здесь – ничего не кончено.
Чужое касание – запах Блестяшки – голос Блестяшки. Крестовничек чуть повернул голову, готовясь оскалиться, но силы окончательно оставили его: он лишь моргнул, пытаясь понять, что она сказала.
И снова вернулся к своему бдению, так ничего не ответив. Ему тоже жаль. Жаль, что они забывают о предводительском даре. Жаль, что приходится так долго ждать.
Трёхцветка прижалась ближе, уберегая бок от ветра. Протопал Серебряк. Плакала Ручей. Весь взрослый мир словно призывал Крестовничка обратить на себя внимание и повзрослеть тоже, принять неизбежное и давно понятое остальными
… но тогда придётся принять и кое-что другое тоже.
Назойливо копошившееся под шкурой.
Крестовничек опустил голову, утыкаясь лбом в львиную шею. Медленно опускалась ночь, добавляя подлунному миру черно-белой контрастности. Плач Ласки. Плач Ручей. Сухость, першащая во рту. Холод, сводящий клыки. Дрожь, отдающая в кости.
Всю ночь Крестовничек не смыкал глаз – просто не мог. Мир сузился до золотистых шерстинок в загривке, уже припорошенных крупными хлопьями снега, и ожидания судорожного вдоха, возвещавшего о возвращении в мир живых. Прорывавшиеся изредка звуки извне лишь раздражали, неприятно зудя в ушах и отвлекая от поистине самой искренней молитвы за всю жизнь.
Все остальные были озабочены собственным горем. И никому не было дела до упования на милость предков. И промёрзшая земля под брюхом всю ночь выкорчёвывала из трёхцветного – по капле, по капле, - лёгкую, эфемерную веру в лучшее.
К утру у него осталось мало сил сопротивляться.
И всё же он вскинулся, вспыхнувшими жёлтыми глазами уставившись на Ручей.
- Нет! – вспыхнул хворостом трёхцветный, поднимаясь на лапы и растерянно глядя на морду павшего лидера. «Нет, пожалуйста, ещё чуть-чуть».
Вздохни. Пока можешь.
А Львинозвёзда уж поднимали. Крупный Буран, сильный Щегол, немощная Ручей. Крестовничек поспешно занял своё место, поддерживая тяжёлую оледеневшую голову, с которой так и сыпался лёгкий снег, не сумевший растаять на холодном теле.
Помочь выкопать могилу просто не смог. Он сидел, безотрывно глядя на Львинозвёзда, чувствуя, как последние мгновения отсчитывают утекающую из лап надежду. Бух-бух – падающая земля за задними лапами могильщиков напоминала, что скоро всё станет неизбежным.
Бух-бух.
Он осторожно помог скатить тяжёлое тело в образовавшуюся яму, но заставить себя смотреть вниз, прощаться, было выше его сил. Крестовничек отошёл в сторону, пустым взглядом следя за последней церемонией прощания.
Бух-бух.
Когда первый ком земли полетел вниз, зарывая мёртвого кота, Крестовничек развернулся и бросился сквозь камыши прочь.

------------- >>> речной берег

Отредактировано Крестовничек (18-01-2019 14:37:16)

+6

203

Глаза Медведицы увеличились ещё в три раза, когда Ручей ощетинилась в ответ. Воительница никогда не видела свою подругу такой яростной и отчаянной в своём горе, что сумела только сделать несколько шагов назад, не имея сил молвить и слова или хотя бы проглотить жгучий колющий ком в горле, возникший от прямого взгляда серой. Медведица смотрела в глаза своей подруге и видела там такой ужас, какого не испытывала ещё сама.
Отступая назад, Медведица очень быстро наткнулась на знакомое плечо Бурана: кот явно видел произошедшие и решил поспособствовать тому, чтобы ситуация не усугубилась. Медведица повернула морду на него, но и сейчас не нашла в глазах старшего воителя той отдачи, которая бы сейчас спасла если бы не предводителя или Ручей, то хотя бы её саму, но быстро отвернулась.
- Знаю, она очень сильная кошка.., - несмотря на истину в своих словах, кошка говорила растеряно и тихо, - Просто там холодно, и... Я даже не представляю, какого ей. Перед глазами Медведицы Ручей очень часто была всё тем же котёнком, маленьким серым комком из детской, несмотря на то, что этот комок уже был сильнее и умнее многих. Ну не могла, не находила в себе сил воительница перестать о ней хотя бы слегка, но заботиться. Но уже во многие другие разы серо-белая понимала, что едва ли что-то может сделать для подруги, а что она могла делать сейчас?.. Примерно абсолютное ничего.
Медведица послушно пошла за Бураном, прильнув к его плечу и медленно двигаясь вслед. Выражение его морды, впрочем, как и всегда, не выдавало его, хоть наша героиня и привыкла гадать за движениями усов нечто необычное каждый раз, когда Буран пытался делать вид, что его не беспокоит происходящее вокруг. А что он именно пытался это делать, Медведица не сомневалась ни капли, так как не верила всей душой, что возможно искренне быть настолько холодным ко всему.
Тело Львинозвзёзда похоронили, как это было принято. Время, отведённое Ручей на прощания, истекло, но Медведица до сих пор не решалась приблизиться к ней, впрочем, как и к Ласке. Серо-белая чувствовала себя слишком беспомощной и даже непозволительно счастливой рядом с ними, и за свою беспечность ей становилось даже стыдно каждый раз, когда они попадали в поле зрение. Впрочем, обе они были где-то тут, и хотя бы так волноваться можно было совсем чуть-чуть меньше.
Буран не отходил от дел, которые ему свойственно выполнять в племени, а Медведица старалась не отходить особо далеко от него, находя в очередной раз в этом непоколебимом спокойствии свои плюсы: пока она сама терзала себя изнутри всеми возможными способами, кидаясь от одного на другое, Буран её не трогал и не замечал, а спокойно рулил тем, чем мог. Известия о том, что сегодня уже котята Ласки будут возвращены, вернуло Медведицу из размышлений обратно в реальность, где день уже был в своей середине, а солнце светило ярко.
- Послушай, Буран, - обратилась кошка, выбрав момент потише и приближаясь к коту, - Я не смогу так больше сидеть, так нельзя... Вы уже решили, кто отправится в племя Ветра за ними? Серо-белая едва ли не боязливо взглянула на Ласку, страшась увидеть там что-то неожиданное, и принялась искать глазами Ручей, подойти к которой всё так же не решалась: от неё может быть толк только в этом походе. Довольно печально вздохнув, кошка снова обратилась к старшему воителю, но голосом уже более мягким, словно вспомнив, что общались в своих жизнях они не только по делу:
- Что думаешь об этом всём сам? - Медведица попыталась заглянуть в глаза коту, хоть тот и был намного её выше и всё так же безразличен с морды, - Ну, ты понял. Смерть Львинозвёзда, котята в племени Ветра.., - кошка говорила медленно, но старалась держаться тихо, чтобы как можно меньше котов их услышало, - Это их план или череда совпадений?
Медведице искренне хотелось, чтобы всё это было каким-то случайным набором происшествий: кто-то принёс вереск к месту гибели их предводителя, котята сами забрели к ним в лагерь... Она была очень наивной кошкой, и знала это, но и не могла заставить себя верить в то, что кто-то действительно может хотеть причинять такую боль своим ближним, другим котам, сородичам - кому угодно. Даже если речь шла о разных племенах.

Отредактировано Медведица (18-01-2019 15:21:41)

+5

204

------> номинально из целительской

Слишком много тяжелых испытаний упало на плечи соплеменников в эти дни. Всеобщие волнения из-за границ и их нарушений, столкновения с другими племенами, почему-то снова враждебно настроенными; пропажа котят, с которой не смириться ни Ласке, ни близким ей котам... И пусть котята вроде как - обещано же! - живы и должны вернуться в свое племя под защитой старших воинов вот-вот, совсем скоро - от этих слов легче не становилось. Сивая держалась бодро, но и в ее серой голове иногда пролетала мысль о том, что будущее этих котят придется скоро не обсуждать, а оплакивать.
И как самый тяжелый камень в завал на плечах Речных - смерть Львинозвезда. Предательская, внезапная смерть, подкосившая все племя - и больше всего ее, Сивой, самого близкого друга. Ручей. Когда она прибыла в лагерь с телом Львинозвезда, когда оплакивала его, окаменевшая от горя, ученица целительницы не могла найти сил и помочь ей. Стояла неподалеку и просто смотрела, как умирает внутри, вслед за рыжим, ее подруга, как племя прощается с бывшим главой, как Щербатая уходит к Лунному Камню вместе с Оцелоткой, которая скоро вернется новой предводительницей...
Это все казалось странным сном, кошмарным и специально навеянным. Будто кто-то подшутил и сейчас все раскроется. Вот только Львинозвезд уже вряд ли выскочит из могилы, на нем слишком много тяжелой земли. И Сивая совсем не была уверена, что когда-нибудь снова увидит яркую и открытую улыбку на губах своей подруги. Та выглядела сейчас слишком... больно и страшно. Вокруг метались соплеменники, краем уха она слышала разговоры о заговоре, о мести, о том, что нужно выступать в сторону племени Ветра немедленно - или это уже были отголоски ее собственных мыслей, жалких и бессильно-яростных?
Будущая целительница тяжело выдохнула, опустив голову и осев на холодный утоптанный снег. Надо было собраться, вытащить изнутри какие-то мудрые слова и подойти к Ручей, сказать ей что-то. Вот только стоило серой попытаться открыть рот, и то, что приходило на ум, казалось бесполезным и глупым.
Она молча подошла и села рядом, прижавшись к прохладному боку воительницы. Аккуратно обвила ее хвостом. Сивая не смотрела на нее - никак, ни выжидающе, ни успокаивающе. Ручей сама поймет, нужна ли ей сейчас такая поддержка. Если она сможет и захочет - заговорит, нет - они будут сидеть молча. Захочет прогнать - Сивая уйдет, пусть и принять такую реакцию ей будет больно и сложно.
Предки, все возносят вам столько хвал и надежд каждый день, и почему-то думают, что вы можете помочь. В чем вообще она, ваша помощь, когда с вашей же подачи все идет насмарку?

+2

205

Услышав слова тотчас вызывающегося в патруль Плющевика, Буран согласно тому кивнул. Следом его поддержала Медведица, на что серебристый уже не сдержал едва заметной, добродушной улыбки, с достоинством отмечая готовность уставших и подавленных соплеменников хоть сейчас отправиться в путь.

До возвращения Оцелотки у нас есть время восстановить силы и пополнить запасы дичи, — произнёс он, невольно обратив взгляд к растрепанным и помятым первыми холодами шкурам котов, подсвеченных дневным светом: даже окутанный скорбной дымкой лагерь воодушевлял пестрым многообразием собравшихся. — я сообщу, как будем выдвигаться, — добавил кот, затем полностью уделяя внимание соплеменнице.

Не знаю, — подумав, отозвался он, вновь сосредоточившись на волнующей не только его проблеме и по-прежнему преисполненный сомнений и недоверия в этом вопросе, — запахи и обстоятельства указывают на них. Слова Крестовничка тоже, — заметно колеблясь, рассуждал Буран, глядя в упор на собеседницу, на лице которой отражалось слишком много эмоций. Ещё больше там было надежды и веры. И сейчас, глядя в глаза молодой воительнице, Буран как никогда осознавал хрупкость этой веры, зная, что её потеря может стать необратимой, как смертоносный укус в глотку. Слишком мягкая для воина, Медведица была скорее бледной тенью яркой и темпераментной Ветви, но ни разу не уступила той в силе морального духа. — У меня нет оснований не верить своему соплеменнику, и я не меньше всех остальных хочу добиться справедливости. Но до тех пор я приложу все усилия, чтобы отсрочить начало войны, — твёрдо отчеканил он, между тем, отстранёно блуждая значками по фигурам соплеменников, большинством из которых, вероятно, сейчас обуревала жажда возмездия. Буран не винил их, частично разделяя: каждый переживал боль по-своему, но не каждому хватало мужества противостоять инстинкту толпы. Он, как и все речные, желал наказать виновника, но, разумно поразмыслив и давно сбросив с себя всю юношескую удаль, оставался стойко в своем убежден: сейчас им необходимо позволить забрать к звёздам как можно меньшее количество жизней.

Ты и сама все понимаешь, — напряжённо выдохнул кот, не то обобщая, не то просто подводя черту их разговору. А затем отошёл к куче с дичью, выбрав оттуда некрупную полёвку. Глаза быстро пробежались по разношерстным спинам и вскоре остановились на знакомой, дочери, которой Буран кивнул, предлагая разделить с ним завтрак, и отошёл в сторону.

Отредактировано Буран (20-01-2019 22:45:28)

+5

206

  — Племя Ветра самостоятельно бросило нам вызов. Племя Ветра нарушило Воинский закон и перешло черту, - старшая воительница неотрывно смотрела на приблизившегося соплеменника, медленно вдыхая воздух сквозь ноздри. Слабо почувствовала свою схожесть с открытой книгой, ясно понимая, что её душевные метания видны серому коту, но продолжала сидеть прямо, будто внутри находился стальной стержень, заставлявший осанку оставаться прежней. Стоило ли осуждать пятнистую кошку за то, что в сложный час она искала утешение в единственной своей отдушине - в привитых в детстве обычаях воинов? — пойми меня правильно: мы должны сами показать Оцелотке готовность пойти против тех, кто откровенно бросает нам вызов.

Вмешательство Щербатой в каком-то смысле оказалось очень кстати: слишком уж тяжело было самой Птице сейчас искать те слова, которые бы прозвучали убедительно для отстаивания своей правоты. Воительница не стала вмешиваться в перепалку соплеменников, лишь шевельнула ушами, отгоняя злые слова, как назойливых мух. К чему сейчас было ссориться и раскалываться изнутри, облегчая задачу племени Ветра? С этими мыслями, проводив похоронную процессию, несущую тело молодого предводителя, старшая воительница медленно побрела в палатку, не в силах бороться с моральным и физическим истощением, съедавшим её изнутри.



- Буран, я хочу пойти в составе патруля за котятами Ласки, - незамедлительно отозвалась Птица, услышав столь долгожданные для всего племени новости - котята несчастной королевы живы, здоровы и скоро наконец-то будут в своём родном доме. Ну а если вероломные соседи не захотят расставаться с ними по доброй воле, то старшие воины никогда не будут лишними. Коснувшись взглядом Плющевика, кошка постаралась заглушить щемящее глухое чувство в груди: как бы она сама вела себя, лишившись столь ценной семьи? Затем, кратко кивнув в знак того, что не собирается более тратить время старшего воина на лишние разговоры, отошла в сторону, глядя на выход из лагеря. Кусок в горло не лез, а завтракать потому совсем не хотелось. Поэтому оставалось лишь томительное ожидание.

+3

207

>>> Речной берег
Хорошо, что она вернулась не бок о бок с Крестовником. А вообще Черничке было плевать что случилось или случится с этим котом. Пока этот дурак купался в промёрзшей реке, ученица поймала пухлую такую полёвку. Череп не любил, когда его ученица просто так уходила из лагеря, так что Черничка решила предоставить хоть что-то, подтверждающее, что она не сидела без дела и не залипала на облака.
— Буран, я хочу пойти в составе патруля за котятами Ласки, — речная ученица положила пойманного зверька в кучу и приблизилась к старшим воителям.
- Я бы тоже хотела пойти, - взволнованно произнесла Черничка, тут же позабыв про Крестовничка. Котят Ласки. Как только чёрная вспоминала про них - её настигала волна невыносимого стыда. Они не нашли их в тот день...они так долго их искали, но не нашли. Надо было искать лучше! Нужно было не спать ночами, но найти котят. А Черничка даже отложила это на зданий план. И эта удачная тренировка с Сердцедубом встала на первое место.
Они наверное уже такие большие.

+2

208

Все изменилось в одночасье, едва кошка успела уловить нить происходящего: одна мрачная вереница котов сменилась другой и каждый все твердил о какой-то "войне". Это слово пускало холодок по коже, хоть и истинное его значение было Ракушке непонятно. Запахи мешались в невообразимом обилии, но один из них она стойко поминала с первой луны жизни: запах смерти. Ракушка будто не знала саму себя в этот момент, перед глазами стояла лишь до дрожи ужасающая картина: спящий посреди поляны Львинозвезд и лежащая рядом с ним Ручей, чей испуганный и подавленный вид вынуждал сердце сжиматься от еще большей боли.

Осязаемые черты реальности словно растворились в бессознательном потоке действий: разговоры на повышенных тонах, рябящие фигуры и суета, уследить за которой кошке уже было не под силу. Казалось, она и вовсе отключилась, когда поляна вновь опустела и на том самом месте осталась пустая, примятая ложбинка. От осознания своей беспомощности Ракушка почувствовала себя по-настоящему маленькой и столь зависимой от взрослых — попятившись, она вдруг замерла в нерешительности, а затем бросилась наутёк, сбивая лапы и пуша промёрзшую насквозь шерсть, пока не наткнулась на что-то мягкое и хранящее живое тепло, так необходимое ей в этот момент. Вскинув голубые глаза, кошка запоздало узнала в невысокой фигуре Ручей и рвано выдохнула в дымчатую шерсть.

Львинозвезд уснул насовсем? — пролепетала малышка, неожиданно для себя ощущая на языке горький, прожигающий внутренности, осадок, — то есть.. я знаю, что да, — замявшись, она прижала уши, разглядывая свои лапы. Ещё чего, не хватало опозориться и показаться совсем уж глупой, — вы его спрятали, чтобы не замёрз? — снова вздёрнув мордочку вверх, вполне осмыслено вопросила она. Но нижняя губа тут же протестующе задрожала: растерянность, замешательство и страх, которые синеглазая испытала, столкнувшись с неведомым ранее чувством, слишком сильно давили на юный рассудок. Неужели предводителя унесли туда же, где прятался Березка? Но ведь Березка не засыпал. Тогда почему все вечно куда-то пропадают?

+5

209

[indent] Пронзительный ветер поет в камышах, а они в ответ тихо шелестят, скрипят пожухлыми стеблями, и Соловушка зажмуривается резко, лишь чуть блеснет янтарь в глазах от солнца. Его мутило, лапы сводило судорогой, а сна ни в одном глазу. Близится время к вечеру, а живот тихо урчит, невзначай напоминая о том, что время обеда давно прошло, а Соловушка так и не смог заставить себя проглотить хоть кусочек какой-нибудь жалкой полевки из кучи. Жирной сочной рыбы так не хватало в такие холодные дни зимы. Оруженосец медленно опустился на снег, не задерживаясь взглядом на соплеменников. Они сновали будто тени, тени от деревьев, когда солнце клонится к горизонту, исчезает во мраке ночи.
[indent] Соловушка тихо вздыхает.
[indent] Ручей.
[indent] Он вздрагивает и заставляет себя подняться. Его наставница, его прекрасная родная девочка страдает, а он просто не знает, что он должен сделать. Оруженосец топчется на месте, видит серебристый отблеск шерсти воительницы, но направляется к куче с добычей, если ее можно было так назвать. Соловушка подбирает жалкую рыбешку и очень медленно подходит к Ручей, что сгорбившись, восседает на этом белоснежном пространстве одна. Вокруг – Речные коты, но она словно в своем мире, погрузилась в горькие раздумья, и ученик хотел прервать это. Кто, если не он?
[indent] — Ручей, — тихо зовет Соловушка, опускаясь рядом и кладя возле ее лап рыбешку. — Пожалуйста, поешь.
[indent] Ухо дергается на тихий писк Ракушки. Она спрашивает про Львинозвезда. Соловушка вздрагивает, словно внезапно опускается в ледяную воду. Земля словно уходит из-под лап. Золотистый кот покоится на нелюдимом островке у реки, где никто не потревожит его вечный сон. Камыши споют ему колыбельную, а звезды будут молча сиять, следить за так рано павшим королем на просторах Звездного племени. Мальчишка просто не знает, что ответить на столь щепетильный вопрос.

+5

210

Теплый бок Сивой. Давненько - с самого того времени, как серая старейшина стала ученицей Щербатой, - они не сидели вот так, прижавшись друг к другу, молча. Поникший взгляд речной кошечки смотрел куда-то в сторону замершей реки, очень хорошо выражая общий настрой Ручей.
Собственно, да какой мог быть настрой?
Одна новость, крохотная и такая большая одновременно, немного вывела Ручей из обморожения: котята. Все трое живы, в племени Ветра, и почему они там оказались - еще разберемся, словами или когтями. Синие глаза нашли в толпе безутешную королеву, и Ручей жадно, как могла, ловила любое изменение в мордашке красавицы-матери, которая обрела второе рождение и заново нашла смысл жизни.
- Вот видишь, Ракушка, - негромко пробормотала дымчатая воительница, заприметив приближающийся к ней комочек, - вернется скоро твоя компания, все трое, - тусклый голос безутешной кошечки едва слышно окрасился намеком на улыбку. Она переглянулась с Сивой и глубоко вдохнула, пытаясь найти в себе силы задать ученице целителя хоть пару вопросов, но... нет.
Выдохнув, дымчатая чуть подняла ушки на голос котенка, ощущая, как каждое слово невинного ребенка горстью за горстью засыпает последние остатки жизни в душе Ручей.
А тут еще и Соловушка, чуткий, восхитительно понимающий взгляд которого выворачивал сердце наизнанку.
- Львинозвезд уснул насовсем? - невинный голос Ракушки, и в глазах снова защипало. Вскинув голову, словно надеясь, что намечающиеся слезинки сами вкатятся обратно, Ручей глухо кивнула.
- Да, малышка, - тихо подытожила серенькая, - насовсем.
Только не оборачивайся туда, где он лежит.
Только не оборачивайся.

Соловушка, её славный мальчик, топтался на месте, подкинув под лапы наставнице рыбу. Горько улыбнувшись на такую нужную пищу в голые деревья, от которой сейчас тошнота подкатывала к горлу, Ручей выдохнула и уткнулась лбом в плечо рослого оруженосца, за глухим отчаянием распознав чувство вины: надо бы заняться его обучением как следует, а то не дело, что ровесники посвятятся раньше, чем он.
- Ракушка, тебе уже рассказывали о воинском законе? - поразмыслив, мяукнула Ручей, с сомнением глядя на рыбку.
- Знаешь, в нем об отношениях между племенами говорится не так много. Нельзя без важной причины нарушать границы, нельзя нападать на целителей. А еще нельзя поступать подло, - тверже прозвучал тихий голос воительницы, пока она, не мигая, смотрела на эту самую рыбу.
- Соловушка. На рассвете мы будем тренировать бой.

+8

211

Невольно ужаснувшись от сказанных слов, Ракушка тихо выдохнула, чувствуя, как вокруг сгущается морозный воздух. Улегшийся страх усилился, но кошка до последнего пушилась и напрягала готовые затрястись в любой момент лапы. Легко было храбриться, находясь под контролем взрослых, в родных стенах лагеря, где тебе, казалось бы, ничего не может угрожать. Но сейчас даже дом не внушал привычного ощущения безопасности, оттого она лишь сильнее теснилась к тёплому боку Ручей, не то пытаясь согреться, не то поддержать. 

Лоскут сказал, что души умерших котов живут на небе, — сморщив нос, когда рядом неожиданно упала рыбина, она украдкой взглянула на Соловушку, что показался ей грустнее  обычного, — получается, это Звёздное племя забирает их жизни? — возмущённо фыркнула, прижимая уши. Вздор! Если все могущество небесных воителей заключалось только в этом, почему она должна цепляться за эту веру, которую ей так усердно пытаются привить с самого рождения? Однажды они забрали маму, сегодня Львинозвезда, что им помешает забрать всех ее близких? От мысли о полном одиночестве кошка нервно заелозила на месте, не в силах совладать с эмоциями. Страх потери казался сейчас первостепенным: будь рядом хотя бы Березка, или Пчелка, они бы своим присутствием придали ей больше уверенности. 

К счастью, Ручей поспешила перевести тему, что отнюдь не умалило в голове юницы преувеличенных тревог.

Я знаю Воинский закон! — важно закивала кошка, нахохолившись, и тутже склонила по-совиному голову, развесив уши, не до конца понимая, к чему клонит воительница. — Лоскут говорил, что самая большая подлость — это удар в спину, — вновь припоминая болтливого старейшину, с которым ей приходись коротать время без игр с друзьями, Ракушка с интересом пошевелила усами, всецело поглощённая обсуждением на взрослые темы. — Значит, сегодня я нарушила Закон, когда напала на Соловушку со спины, — умозаключила она, между тем виновато косясь на черно-белого  оруженосца, — извини, — едва слышно произнесла, переминаясь с лапы на лапу и подметая пушистым хвостом снег. Звездоцап простит, Ракушка, нарушить закон ещё до посвящения!

+6

212

Боль в груди, в области сердца пульсировала равномерно, давая Ласке сосредоточиться на собственном сердцебиении. Это было единственной опорой, не позволявшей разуму кошки, изрядно потрёпанному и измотанному постоянным стрессом и болезненными размышлениями, сорваться в темноту, исчезнуть там, откуда вернуться уже невозможно. Сквозь какую-то липкую и плотную пелену, завернувшую королеву в кокон, она расслышала голос Плющевика, почувствовала его тепло, но этого было недостаточно. Ей казалось, что сейчас, ещё немного и невообразимая любовь к детям погубит её. Отчаяние было слишком велико. Как долго ещё она будет страдать? Когда смирится с тем, что котят уже не найти? Их уже нет...
Голоса говорили о племени Ветра и котятах. Разве это могут быть её котята? Нет, не могут. Её котята мертвы много дней. Что убило их - холод или голод? Ласку затрясло словно в лихорадке. Истощённый организм пытался подать сигнал разуму, но безуспешно. Королева не почувствовала, как Львинозвёзда унесли. Несколько секунд - часов? - рядом витал его запах, испоганенный смрадом убийцы запах, но потом вокруг образовалась пустота. Кошка смогла понять, что её брат теперь закопан в промёрзлую землю, где-то очень далеко от неё. Он видит её с высоты звёзд? Каким-то невероятным усилием Ласка подняла ослеплённый слезами взор на небо. Ни одной звезды. Он не смотрит на неё. Не видит, во что превратилась его кровь.
В костлявую скорбную тень. Она дошла (доползла?) до детской. Снова шерсть на щеках намокла от слёз, кожу щипал мороз. Среди гула голосов, Ласка различала только родной голос Плющевика, но и он был слишком далёк. Уходит? Ком застрял в глотке, не давая вдохнуть.
Королева споткнулась о порог, который так недолго, но верно служил ей - не давал малышам раньше времени покинуть ясли. Лапу пронзила боль, и из-за этого в глазах немного прояснилось. Кошка медленно обмякла в холодном, давно не сменяемом гнезде. Истерзанный рассудок вновь пускался в свободное плавание по тьме, и Ласка тревожно смыкала веки.

>>> детская

+5

213

Буран сохранял деловое спокойствие, но Медведица, зная его и о нём немного больше, чем добрая часть племени, хоть и только благодаря Ветви, не особо это ценила. Суматоха на поляне продолжалась с обычной скоростью, но двойной скорбью, и в таком напряжении Медведица испытывала чуть ли не острую необходимость хотя бы в малейшим утешении или элементарном тихом боку рядом, но зная, что обратилась не к совсем нужному коту за этим, серая радовалась уже только тому, что тут нет рядом Щегла, и она не окажется мордой на его плече.
- Дай мне знать, - повторно настояла кошка на своём участии, - Пойдём всем вместе. Медведица если уже и не слышала, что вряд ли, то явно видела соответствующую инициативу в глазах каждого-каждого тут. Любой бы откликнулся на такое горе, а живя тут, в этом племени, зная Ласку и видя ту боль, которую день ото дня растит в себе королева, не имея и варианта скрыть её хоть в каком-то тёмном пыльном углу, каждый бы отправился на любую опасность за этими котятами, как если бы они были его собственными. Новость о гибели предводителя ни капли не могла хотя бы немного скрасить жизнь Ласки, только если хоть как-то отвлечь с горя на горе. Чего уж говорить о Ручей, взгляда котрого Медведица всё ещё опасалась...
Хоть и крепко зная, что морда Бурана не придаст их разговору совершенно ничего, разве что только снова расстроит воительницу своим холодом, серая продолжала вкрадчиво смотреть коту прямо в глаза, не пытаясь скрыть какой-то очень нежной и аккуратной надежды, которая потихоньку перетекала в какое-то неподдельное недоумевание по мере того, как Буран продолжал чеканить короткие строгие слова:
- Предки, да не могло и быть такого! - кошка не стала повышать голос, но заметно поменялась в морде, - Среди них тоже есть матери, если кто-то мог и не догадаться о том, что это за боль, я не верю, что они допустили бы это... Слова от слову сомневаясь и в своих словах, кошка растерянно замотала головой, искренне надеясь, что такие мысли просто вытряхнутся из неё за это время. Цепляясь взглядом за Бурана, такого же отстранённого и спокойного с виду, Медведица была готова начать и сомневаться, что среди племени Ветра существуют королевы.
При одном упоминании войны серую всегда бросало в холод, так произошло и сейчас: с приоткрытой пастью воительница осталась стоять на месте, с сильно увеличившимися выпученными глазами и вяло отведёнными ушками назад. Возможность, что такое страшное слово, как война, сможет существовать в их жизнях уже совсем скоро, пугало её сильнее много.
- Ну как это можно понять, Буран.., - кошка ответила не скоро и тихо, видя, что сам Буран уже удаляется. Этот разговор далее не принёс бы им обоим ни капли удовольствия, и полосатый решил скрыться сам, оставив Медведицу на месте в своей растерянности, когда она не могла обратиться даже к Ручей, хоть и видела уже к самой ночи признаки её активности. Безразлично принимая на свою шкуру редкие снежинки и толком не обращая особо внимания больше ни на кого, даже не думая о каком-то сне, Медведица вяло зашагала в один из теневых краёв поляны, чтобы тихо выжидать сигнала в отряд и немного пожрать себя саму со своими скорбными мыслями.

+4

214

[nick]Костик [/nick][status]я енотик полоскун[/status][icon]http://s3.uploads.ru/2Ku38.png[/icon]

[indent] Костик упрямо тащил за собой колючий веничек, который с чистой совестью выменял у соседа, живущего в городе, на обглоданную кость. Енот с удивлением думал о том, как же хорошо он наткнулся на этого глупого городского, что смог выменять обычную кость на такую драгоценность. Сушеная крапива сейчас глубочайшей воды редкость, тем более зимой! Оставляя после своих мягких пяточек незатейливую дорожку следов, он перехватил веничек травы в зубах, довольно щурясь карими глазами на зимнем солнце. Плотная шкурка защищала его от холодного ветра, поэтому Костик довольно пострекотал, причмокнул, и двинулся вперёд. На обратной дороге енот собирался забежать туда, где постоянно видел крупное скопление кошек, чтобы как минимум стырить парочку косточек, а как максимум - полакомиться сладким мёдом, который он чувствовал каждый раз, когда проходил мимо.

[indent] Костик воодушевлённо выпятил зад, пробираясь сквозь сугробы, вздыбив свой полосатый хвост дыбом так, что только он и выглядывал сквозь сугробы. Маленький воришка притаился за сугробом, наблюдая за котами издалека, когда его внимание привлекла самая маленькая кошечка на этой поляне. Костик воодушевленно приподнялся из-за сугроба, усаживаясь на свой промерзший зад, вытягиваясь в шее. А затем быстренько рванул вперёд, вырастая позади маленькой Ракушки, протягивая к ней свои загребущие лапки. Он бы хотел её прополоскать. Простирать. Ах... Енот несколько раз моргнул, осознавая, что он вырос посреди поляны, полной котов, а единственное, что у него есть, это крапива. Он хмыкнул.

[indent] Подлетев к кому-то, кто был ближе всего сейчас, он сжал в лапке веничек, другой лапкой показывая на очаровательного котёнка. Это была бы сделка года, Костик уверен:
- Меняй! - требовательно прострекотал енот, настойчиво тряся сжатой в кулачок лапкой, - прополоскать!

+8

215

Безо всякого аппетита смакуя на языке отсыревшее мясо, Буран осел на подтаявший снег, шумным и пронзительным вздохом нарушая затянувшуюся тишину.  Взгляд, сосредоточенный на дочери заметно потеплел, разгораясь слабым оттенком дрожащей тоски: он гордился ею, так или иначе, какими бы выдающимися не были ее достижения.

Как прошла тренировка? — поинтересовался кот и тут же напряжённо навострил уши, когда в воздухе повис странный запах. На мгновение переключившись на шорох в кустах, Буран инстинктивно вздыбил загривок, обнаружив незваного гостя ещё до того, как тот бесцеремонно ввалился на поляну. Некрупный, едва ли превосходящий в размерах самого  воителя, — безобидный, на первый взгляд, — зверь, тем не менее, внушал опасения, отразившись на мордах котов замешательством и испугом.

Невольно заградив собой стоящую рядом Блестяшку, серебристый  переглянулся с соплеменником, что также одним из первых заметил нарушителя, и дёрнул хвостом в красноречивом жесте: им необходимо было спугнуть зверя, избежав при этом больших увечий. Тяжелый вздох, пробравшийся до мурашек, невольно оборвался осознанием реальности, стоило животному оказаться в опасной близости от котёнка. Внутри все напряглось, мышцы пробила дрожь: будет с Речного племени ненужных потерь. Взрыхлив лапами снег, Буран успел прежде взглядом зацепить Ручей, давая ей условный знак прикрывать молодёжь, после чего, в стремительном рывке оказываясь рядом, врезался всей своей массой в бок енота, намереваясь отвлечь того и сбить с толку.

+1

216

Соловушка молчал, и дымчатая кошечка, участливо приткнувшись боком к тощему боку ученика, обратила взор на излишне любопытную крошку, грустно улыбаясь.
Кажется, эта гримаса надолго останется на некогда оживленной мордашке Ручей.
- Не... забирают. Скорее, когда жизнь кота заканчивается здесь - она продолжается там, в Звездных Угодьях, в землях Вечной Охоты, - проглатывая боль и горечь, серая убеждала и малышку, и, конечно же, себя в том, что там, среди звезд, покинувшим их соплеменникам все-таки лучше.
- Я знаю Воинский закон! Лоскут говорил, что самая большая подлость — это удар в спину, — Ручей стиснула зубы и коротко кивнула, подтверждая, что Ракушка права. Осознание, что их предводитель погиб так... нелепо, до боли несправедливо - выше сил многих из речных котов.
Речное племя помнит!
- Это самая большая подлость, - бесцветным эхом повторила синеглазка, участливо пройдясь кисточкой хвоста по макушке Ракушки.
— Значит, сегодня я нарушила Закон, когда напала на Соловушку со спины, — и котенок покосилась на Соловушку, — извини.
- Ты ведь не хотела причинить ему зла, верно? - терпеливо и вкрадчиво мурлыкала дымчатая воительница, вдыхая морозный воздух. Теплеет, что ли?
- Не стоит тебе забивать голову такими серьезными вещами, Ракушка. Конечно, ты скоро станешь ученицей - а пока дождись своих соседей по палатке. Уверена, малыши Ласки жутко соскучились и по тебе тоже, - провожая взглядом поникшую, не верящую счастливой новости королеву, Ручей так глубоко погрязла в своих мыслях о несправедливости и самых тяжелых Голых Деревьях за последние несколько лет, что совершенно не заметила нового гостя.
А также того, как енот позорно умыкнул у нерасторопной кошки Ракушку прямо из-под носа.
Взъерошившись, подскочив, Ручей поймала взгляд Бурана и коротко, дерганно кивнула. Она никогда прежде не встречала енотов, а потому не знала, что от него ждать - только лишь старалась, что оказаться между толстяком и котенком.
- Брысь, - оскалилась серенькая, прижимая уши во враждебной гримасе.

+7

217

разрыв с лк

[indent] Что не делается – все к лучшему.
[indent] Нет худа без добра.
[indent] Нелепые пословицы всплывали в голове стремительным потоком, глуша боль, отвлекая, заставляя запереть израненное последними событиями горячее сердце в шипастом коконе под толстой коркой льда: лед покрыл все – душа словно застыла, невидимая взору живых, и только сама кошка знала, как сильно бурлят пенистые волны под внешней маской ледяной королевы; с какой болью вырывается из груди каждый вдох-выдох, когда она, не щадя ни себя, ни свою спутницу, упрямой трусцой бежит по знакомым тропам, чтобы только оказаться уже в родном лагере!
[indent] В лагере, где отныне и навсегда все будет иначе.
[indent] Хрипло выдохнув, словно задыхаясь, Созвездие повела плечом поправляя на своей спине безжизненное тело ушедшей в Звездные угодья подруги. Косматая бело-бурая шерсть ее потускнела, а без того небольшое тело стало казаться еще меньше.
[indent] - Не отставай, - скрипнув зубами, глухо бросила речная Дымке, которая поспевала за ней как могла. И не разочаровывала ни на коготь.
[indent] Откуда предводительница взяла силы? Неизвестно, равно так же, как и проснувшуюся из недр, казалось бы, истощенного нутра, злость на этот Звездоцапов мир! Негативное чувство засело под ребрами, царапая самку при каждом шаге, обжигая ее, опаляя внутренности изнутри непримиримым потоком чего-то противно-тягучего, но вместе с тем даже приятного: не оправившийся толком от смерти друга мозг, лихорадочно возвел защитные барьеры, столкнувшись с этой болью снова. В груди свербел злой смех, но дать ему волю пятнистая не смела.
[indent] Предки сказали, что она готова, что она справится, и да, кошка теперь была готова вывернуться наизнанку, выпотрошить, отдав себя речному племени без остатка. Но если звездные коты что-то предчувствовали, понимая, что не могут предотвратить неизбежное, они могли хотя бы намекнуть! Предупредить о тяжелых временах!
[indent] Зло фыркнув, Созвездие все же допустила на свою морду выражение свирепого торжества.
[indent] О да, они так и сказали – тяжелые времена! Так что она еще от них может требовать?!
[indent] Когда впереди показался лагерь, предводительница Реки поднажала на темп, тихонько рыча и прижимая уши, каждый раз, как тело Щербатой соскальзывало с ее шкуры, норовя булькнуть в ближайший сугроб. Признаться, она бы его давно потеряла, если бы не поддерживающие маневры пятнистой сестры Ручей – так сильно спешила. Незапланированная встреча с сохатым на священной поляне столь неожиданно выбила почву из-под лап, что Созвездие толком не успела ничего сделать. Она снова оказалась бесполезна со всей своей новоявленной силой девяти жизней.
[indent] Как же сильно это ее бесило!
[indent] Звездное племя словно бы издевалось над ней, и не встреть кошка совсем недавно знакомые морды мертвецов воочию, в следующий бы момент прокляла всех, отрекшись от звезд до скончания дней своих. Однако они были там, они пришли, чтобы говорить с ней. Не их вина, что она не поняла – допустила. Нет, вовсе не их. Лишь живые ответственны за свои поступки, а речная позволила себе расслабиться – вот и поплатилась, чему удивляться?
[indent] Нет, она не имела права больше так подставляться, тем более – подставлять других!
[indent] Впрочем, Щербатая тоже хороша, знала ведь, что у предводителя есть жизни в запасе, другое дело Дымка…
[indent] «Ты столь же глупа как наш Львинозвезд, подруга», - в сердцах буркнула Созвездие, притормаживая на подступе в лагерь, чтобы понять, что идет не так – в воздухе витал незнакомый чужой запах. Ей бы притаиться, чтобы проверить, насколько все плохо, - но, должно быть, осознание, что в ее родном доме хозяйничает чужак стал последней каплей в чаще терпения за эту ночь.
[indent] Издав воинственный клич, оттолкнувшись крепкими лапами от снежного наста, пятнистая стряхнула тело Щербатой на входе, ринувшись в бой: по обстановке в лагере мельком можно было понять, что все целы, однако Созвездие, скользнув в движении бирюзой глаз по мордам Бурана и застывшей в оскале Ручей, не спешила переводить дух и уж тем более – успокаиваться. Незваный гость должен был быть немедленно изгнан, так говорил инстинкт, и кто она такая, чтобы ему не подчиниться?
[indent] Налетев на небольшого явно испуганного натиском речного воина зверя, предводительница от души полоснула его когтями по пушистому боку, обратив на себя внимание, а затем еще и еще раз взмахнув лапой, обогнув его по дуге, оттесняя лесного жителя к выходу из лагеря, чтобы он ушел, не доводя ее до импульсивного непоправимого поступка, на который в данный момент кошка могла пойти, не моргнув глазом.
[indent] - Убирайся туда, откуда вылез, - распушив загривок прорычала самка, выгнув спину, зло сощурив глаза. Не встреться им на обратном пути еще один зверь, но с большими рогами и острыми копытами, которые поломали тело речной целительницы, выбив из него дух, Созвездие бы спокойнее отнеслась к вторжению, но прямо сейчас все в ней бурлило и кипело от ненависти к каждому чужаку, что смел попасть в поле ее зрения.

Отредактировано Созвездие (31-01-2019 06:54:08)

+9

218

Лишний раз, исподлобья взирая на непривычно хмурую Ручей, внутри все сжималось от странного, въедливого чувства горечи. И даже редкий проблеск вымученной улыбки едва ли умерил пыл в разгоряченном тельце — пройдет еще много времени, прежде чем ей удастся окончательно принять это пугающее осознание уязвимости жизни. В конце-концов, Ракушка понимала, что предки-воители помогают живым, а значит никак не пытаются навредить, но рассказы рисовали удивительные образы, которые хотелось подкреплять и подкреплять новыми расспросами.

Не грусти, а то пузо не будет расти, — невольно в подсознании всплыла говорящая фраза, подслушанная у королев, несомненно поникшая мордашка Ручей не могла оставить малышку равнодушной: воительница потеряла любимого друга, и уж кто-то, а Ракушка прекрасно ее в этом понимала. Как говорила старая Камышница: "эти коты только и умеют, что молодым кошкам тину на уши вешать, а как только обрюхатят, сразу в камыши." Ракушка даже украдкой покосилась на живот старшей, но бока  Ручей оставались такими же худыми и впалыми.

Впрочем, новость о возвращении котят быстро приободрила взбудораженную кошку. И Ракушка, не скрывая своего довольства, звонко размурлыкалась и вытянулась во весь рост, предвкушая долгожданную встречу. Может, Березка заметит, что она за это время выросла на целый мышиный хвостик? Наверняка знатных тумаков получат эти сорванцы по приходу. Хотя, конечно, радости будет больше. Да что там! Сама Ракушка готова задушить мальчишек в крепких объятиях, но прежде обязательно оттянет за уши, чтобы знали, что она тоже здесь не карпов считала.

Внезапно поляна пришла в движение, странноватый, неизвестный ей ранее, запах коснулся усов, инстинктивно пустив по спине табун мурашек.  Ракушка и обернуться не успела на источник звука, когда у неё замерло сердце, и рядом образовалось нечто огромное, пыхтящее, воняющее похлеще тухлой рыбины, своими крохотными лапками тянущееся к, о предки, ракушкиному плечу. Признаться, не будь она такой отважной великой воительницей в душе, давно бы дала стрекача. Все тут же принялись рычать, скалиться, пытаться его отвлечь, и Ракушка, не мешкаясь, поддалась этой волне: с истинно львиным бесстрашием подскочила на лапы и выгнула дугой спину, но была похожа скорее на меховой мячик, нежели грациозную статную хищницу, внушающее страх. Но в следующее мгновение встрепенулась, часто и непонимающе захлопав глазами: привыкшая во всем полагаться на собственный опыт и наблюдения, она не видела в этом существе того монстра, которым его, кажется, восприняли воины.

Эй, прекратите, он даже до меня не дотронулся! — но ее требовательный возглас утонул в потоке кошачьего шипения, когда в лагерь неожиданно ворвалась разъярённая Оцелотка и набросилась на испуганного зверька.  — Ручей, скажи им! — взвизгнула кошка, недовольно топнув лапкой, и голубые глаза ее наполнились влагой.

Отредактировано Ракушка (31-01-2019 05:19:26)

+4

219

Рано или поздно ночь, полная тьмы и потерь, отступает. В преддверии рассвета, что вновь давал надежду всему живому, вокруг всё словно погружалось в легкую, сереющую дымку, которая накрывала лес особой, будто скорбной тишиной.
Речное племя потеряло много, расплачиваясь за свои ошибки со всей жестокостью, что несла в себе холодная зима. Однако оттепель была близко - её приближали живые, полные огня и отваги сердца воителей. Смерть Щербатой была последней данью небу, которое наконец проступило светом, испепеляющим остатки всех тягостей и ненастей. И оставшись там, позади солнечных лучей, в ледяной тишине звёзд, Львинозвёзд уже не так сильно сожалел о своей ошибке: новая предводительница Реки была достойна своего места, могла и хотела вести за собой родное племя.
Светлое пятно на горизонте становилось всё больше, словно готовя природу к чуду. От утреннего морозца инеем схватился пожухлый, сникший под сугробами камыш, но необычайно тёплый, несущий в себе запах весны ветерок на мгновение растопил тиски зимы. Он коснулся всего живого, пробирая дрожью совсем не от холода. Окутывая полностью, с полоборота закручивая шерсть до макушки, он вынуждал воспрять духом каждого: и Серебряка, что как никогда был нужен своей сестре, и безутешную Ласку, чьё маленькое счастье было совсем близко, и, конечно же, Ручей, чьи глаза должны были вновь засиять словно полная бликов гладь воды.
Наконец, момент чуда настал: около самого горизонта вспыхнула ослепительная каемка солнечного круга, проглядывая сперва маленькой щёлочкой, а после разгораясь искрами и заполняя ясным красным светом всё пространство. Зажигая, будоража желание и страсть к жизни не только у природы, но и в пылких сердцах тех, кто предан Реке до последней капли крови. Всё, что не делается - не всегда к лучшему, но делает нас несомненно сильней. Настало время восстать, впустить в себя этот свет. Теперь мир был лишён скорби и жаждал слышать, как славят имена тех, кто был избран творить новую историю. Речное племя открыло чистую страницу, и славное будущее отныне в лапах живых.

Отредактировано Львинозвёзд (03-02-2019 21:20:30)

+6

220

[indent]  Костик повёл носом, когда та самая кошка, которой он отчаянно предлагал замечательный, ну, просто распрекрасный пучок травы, мгновенно зашипела и оскалилась на него. Ишь! Вытянувшись в морде, енот непонимающе дернул влажным носом, сверкнул глубокими карими глазами и хмыкнул. А в следующий момент шлёпнул несносную серую кошку - кажется, её звали Ручей, - веничком по морде. Щас же, будет она на него шипеть! Он сам на неё как зашипит, как застрекочет... да так, что мало не покажется! Костик уже в следующий момент был отброшен крепким носом в сторону, красиво проехавшись по снегу и с тихим писком прекратив движение. Лежа так несколько секунд, Костик, тварь живучая та ещё, неловко поднялся на лапки, вперив взгляд в большую и лохматую неприятность, енот буквально восстал, вздыбив хвост и застрекотав, когда его взгляд наткнулся на переломанный на две части веничек. Его! Веничек! Который он выменял! Костик гневно зафырчал, топорща шерсть и рыча на огромного кота, который своей твёрдой башкой сломал его веничек.

[indent] Костик уже было сделал несколько наступающих шагов вперёд, когда котов на поляне вдруг стало слишком много, поэтому он лишь взглянул на отчаянно выглядящий веничек с поля боя, затем на пищащую очаровательную кошечку, просипел, плюясь слюной прямо в морду рычащей пятнистой кошке, которая выглядела куда более решительно, чем большая часть этого клуба по интересам, сгрёб в охапку веничек и в несколько мгновений сиганул в сторону Ракушки, едва ли не сбив её с лап.

[indent] Снова вырастая перед кошкой, он повёл усами, с интересом пожмякал её мягкое ушко, едва ли его не укусил, за что вовремя получил бы по морде, поэтому лишь впихнул ей в грудь поломанный веничек, вздыбил полосатый хвост и был таков. На мгновение Костик остановился на горке, а затем вытянул лапку и едва заметно ей помахал, прежде чем пропасть с горизонтов.

[nick]Костик [/nick][status]я енотик полоскун[/status][icon]http://s3.uploads.ru/2Ku38.png[/icon]

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна