У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 261 страница 280 из 287

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

261

► речной берег ► целительская (номинально)

Когда она проснулась, было уже светло и значительно теплее, чем пару дней назад. Сказывалось стремительное наступление сезона Юных листьев - даже в целительской пахло талым снегом, а скоро и травой запахнет, подождать осталось совсем чуть-чуть. Странные шорохи, от которых целительница и выпала из сна, оказались шагами второго обитателя палатки. Наутро он выглядел намного лучше, чем раньше. Видно, ночная охота, избавление от блох и, возможно, моральный пинок от ручей помогли ему начать набираться сил и оправляться, но до выздоровления было еще далеко.
— И тебе славного утра, — она неторопливо потянулась и присела на своей подстилке, внимательно оглядев кота. После взгляд упал на оставленного угря. — Вот спасибо!
Кошка одарила его благодарной улыбкой и принялась за завтрак. В животе требовательно урчало, и потому Сивая ела быстро и жадно, не особенно заботясь о том, как этот процесс поедания выглядит. Череп же тем временем просто и коротко сообщил о том, что уходит. Это могло означать как его уход на день, так и в целом переселение обратно в воинскую (хотя, по мнению серой, он еще не был к тому готов по здоровью). Она чуть склонила голову вбок, прищурившись.
— Хорошо. Не пропадай и будь готов зайти за травами.
Кивнув на прощание, она вышла из палатки чуть погодя. Главная поляна была полна речными котами, но самое главное - котята! Речные котята вернулись, и вместе с ними прибыла и верхушка племени. Целительница была рада видеть их всех целыми и невредимыми, и с плеч словно свалилась целая гора: она боялась, что без столкновения не обойдется и кто-нибудь из близких ей котов снова пострадает. Но нет - слава духам, все обошлось. Серая разулыбалась, наблюдая за воссоединением самых юных обитателей племени с родными и друзьями. Так и должно быть - их место здесь. Теперь все правильно.
Целительница не стала задерживаться у входа в свою пещерку: ей стоило осмотреть котят. Отчего-то Сивая не сомневалась, что Полуночник не позволил бы им пораниться или заболеть и в таком состоянии не отправил бы малышей назад, но убедиться в этом стоило.
— Наконец-то вы дома, — подходя к Ласке и ее детям, промяукала она. — Я отвлеку вас совсем ненадолго - просто посмотрю, все ли хорошо, — она склонилась к котятам и втянула носом воздух.
Пахли какой-то смесью запаха Ветра и Реки. Болезнью не пахло, мелкие были подросшими, шерсть их лоснилась - в общем, никаких признаков болячек или повреждений. Голоса их звучали громко, вроде как никто не кашлял. Сивая внутренне расслабилась и снова улыбнулась им и Ласке.
— Все, вроде вы все те же будущие воители Реки.
Целительница, хромая, отошла чуть в сторону и огляделась. Приветственно кивнув тем, с кем еще поздороваться не успела, она увидела главное - точнее, главную: Созвездие. Предводительница была ей нужна сейчас больше всего: и рассказать про Черепа, и отпроситься к Ореху - и просто поговорить.
— Созвездие, — подавшись в сторону пятнистой, громко мяукнула она. Быстро-быстро перебирая лапами, подошла ближе, уверенная, что ее заметили и никто не станет отвлекать главу племени от важной беседы. — Мне нужно с тобой поговорить.

► палатка предводителя

Отредактировано Сивая (08-03-2019 10:39:16)

+3

262

Ручей все еще сидела, как в воду опущенная: неловкость ситуации до сих пор пробегалась мурашками по подшерстку, и серенькая сводила лопатки, надеясь поскорее избавиться от этого щекочуще-неуютного чувства, заискрившегося в воздухе.
- Устами котёнка вещает истина. Не затягивай с этим,— отозвался Буран, на удивление спокойный, даже улыбающийся - неужели наставник не передал своей ученице, как обещал предводителю, лучшие свои навыки? Выдержку, например, — быть счастливой никогда не поздно.
Синеглазка заинтересованно вытянула ушки, украдкой взглянув на здоровяка.
- Ну ты ведь, - с шутливым укором мявкнула воительница, постукивая от волнения кисточкой хвоста, - ты не попытался снова стать счастливее. Котят первых воспитал, но семьи-то... - она сочувствующе повела плечами, осторожно выдохнув, - не сложилось, да? - а жаль. Все племя знало, что Буран - хороший отец.
Разговор о ее растущем по часам ученике сошел на нет из-за оглушительного визга: такого, что Ручей подорвалась на все четыре, вздыбив шерстку и радостно округляя глаза.
- Буран, вернулись! - искрясь от счастья, едва не подскочила серенькая, с огромным, колоссальным облегчением на душе замечая малышей, уже оккупировавших Ласку. Малышка-Ракушка тут же пошла выяснять отношения с Березкой, и Ручей лишь урчала со смеху, оглядывая, что все трое - живы, здоровы, окрепшие даже, а Плющевик уже направляется к матери своих котят.
Семья в сборе.
Не затягивай с этим.
Ручей улыбнулась украдкой, кивком отвечая наставнику на его просьбу. После смерти Львинозвезда они проводили часы за разговорами, беззвучной охотой, изнуряющими - отвлекающими - тренировками.
И это было... здорово.
- Карпозуб, ну ты только погляди, а! - подсев бочком к черношкурому, заурчала Ручей, искренне любуясь воссоединившейся семьей. - Созвездие сказала, что котята скоро станут оруженосцами - удивительно, как скоро, да?
Удивительно, что серенькая украдкой переглянулась через плечо, взглянув на лидеров племени.
Удивительно.

+3

263

[indent]Как бы она ни старалась не светиться в лагере, заслуженно отдавая дерево внимания счастливой семье Плющевика и Ласки, к ней все равно подошли соплеменники. Да разве могло быть иначе? Вряд ли. Львинозвезд вечно был кому-то нужен и его постоянно заваливали вопросами. Созвездие понимала, что теперь у нее нет возможности остаться в стороне просто наблюдая, как было это раньше. А жаль.
[indent] Кошка протяжно выдохнула и устало улыбнулась, заметив идентичную собственному окрасу, направляющуюся твердым шагом к ней особу. Краснопепка, по всей видимости, была решительно настроена накормить как следует единственную дочь, а потому предводительница великодушно промолчала, когда та, присев рядом, касаясь боком ее шерсти, принялась ощипывать птицу. Наблюдая за ней, самка думала о том, что скоро уже сковывающий реку лед отпустит свою жертву, и тогда рыболовы будут целыми днями пропадать в воде и на берегу реки в поисках легкой добычи. К сезону Юных листьев ее должно быть полным-полно. Пока же приходилось довольствоваться тем, что есть.
[indent]Усмехнувшись на реплику старшей кошки, Созвездие с удовольствием отметила тот факт, что все-таки существует в мире нечто неизменное. Например, Красноперка, которая не перестала с лунами называть дочь рыбкой. А ведь когда-то давно маленькая Оцелоточка с пеной в пасти спорила с воительницей, что она кошка - ну какая из нее рыба?!
[indent]Поблагодарив мать урчанием, золотисто-черная откусила от голубя кусок, тщательно принявшись пережевывать нежное птичье мясо. Желудок тут же отозвался характерным звуком. И действительно, когда в последний раз речная нормально ела? Кажется, тогда ее еще звали Оцелоткой. Ужас какой!
[indent]Потребление пищи отодвинуло предстоящий разговор, но лишь до того момента, когда к ней подошел Буран, а следом за ним - Сивая. Коротко кивнув на ожидающий взгляд глашатая, Созвездие облизнулась, мазнув мать щекой по пятнистому боку.
[indent]- Я обо всем сообщу на совете, подожди немного. И спасибо тебе, - взгляд бирюзовых глаз на миг смягчился, и в нем как в морской бездне отразилось то счастливое детство, которое она провела вместе рядом со своей любящей и горячо любимой семьей. Она бы очень хотела рассказать Красноперке о том, как у Лунного камня во сне к ней пришел отец. Как наградил ее одной из жизней. И как заверил, что никогда не переставал их любить. Но увы, то было священной тайной. Одной из многих, какие теперь придется хранить.
[indent]Мимолетное мгновение улетучилось безвозвратно, а морские воды в глазах покрылись тонкой острой коркой льда, когда кошка перевела взгляд на глашатая и целительницу. Перед ними Созвездие должна была и обязана хранить маску предводительства. Правда, речная собиралась передать этим двоим на словах все те события, что произошли на границе, о чем они не знали.
[indent]- Вы двое нужны мне. Сейчас, - призывно махнув хвостом, пятношкурая направилась в свою новую палатку, стараясь не думать о том, что теперь ей придется спать отдельно от соплеменников. На том месте, где еще недавно спал Львинозвезд.

-->палатка предводителя

Отредактировано Созвездие (05-03-2019 10:15:14)

+3

264

Главная поняла племени Ветра

[indent] Туман. Пожалуй, это единственное определение, которым девчушка могла бы охарактеризовать своё состояние. Вчерашний вечер, нападение птицы, упрямое нежелание уходить в палатку, когда на соседской поляне намечается что-то интересное, усталость, не давшая удержаться от желания провалиться в сон, суматошное утро, полное обещаний и надежд на возвращение домой, дорога, уже не кажущаяся такой утомительной и долгой - неужто последствия бега от похитителей да псины? - вызывающая дрожь нега ожидания и нетерпения, предвкушения встречи с семьёй, с домом, силуэт отца, замирающее , от восторга сердце, а потом... Пустота.
[indent] Её семьи больше нет.
[indent] Всего лишь одна неосторожная фраза, обронённая Золотинкой (или как там её уже, по-правильному? Впрочем, есть ли теперь разница?), шерсть, вставшая дыбом от подступивших к горлу не то тошноты, не то рычания. - Ты просто дрянная девчонка. Ты, ты, не смей! - разве можно смириться? Разве можно просто взять на веру? Простить? Чьё-то подтверждение над головой. Голоса, споры, ругань, бормотание Берёзки над ухом, который то ли не услышал, то ли не понял - всё слилось в один сплошной бесполезный, серый хор. По ту сторону границы, там, где должен начаться дом, стоит Оцелотка. Холодная и чужая. Потому что её дядюшки больше нет.
[indent] Это поэтому их не забирали так долго. Потому что Львинозвёзд погиб. Он бы не допустил того, чтобы его племянники столько времени провели на чужбине, среди врагов. Он бы забрал их, защитил. Лапы нестерпимо дрожали от осознания ужаса произошедшего. Сколько времени Ясенница мечтала, как подбежит к статной золотистой фигуре, как зароется в его шерсть и расскажет всё-всё про обидевших их котов, как дядя раскидает всех обидчиков, в особенности этого противного Суховея. И его отца. Отца, который, чёрт побери, так похож на кошку, натравившую на них псину, что от одного взгляда на него от смеси ненависти и страха перехватывает дыхание. Но во главе Реки теперь не дядя. Поэтому её с братьями не забрали раньше. Поэтому, когда Берёзка кричал о том, как похожа кошка, унёсшая их в неизвестность, на смерть, на Звездопада, никто ничего не сделал. Потому что Оцелотка - не Львинозвёзд. Львинозвёзд мёртв, и вместе с ним мертвы сила, мудрость, благородство. Всё то, без чего юница не могла воспринимать своё племя и себя саму. А новая метла... Она всегда метёт по новому, руководствуясь своими желаниями, и воспринять их юница не могла, как не могла простить за то, что племя, целое племя не сумело уберечь Его.
[indent] Ступая на поляну, речная ёжилась от холода: казалось, лагерь, лишённый блеска львиной шерсти, потерял тепло и краски, настолько серым и до боли осиротевшим он выглядел. Настолько неродным, непонятным, непринятым. Сколько раз Ясенница представляла, как бежит к матери, сколько мечтала прижаться к ней? Отмерло. Смотря в глаза Ласки, девчушка думала лишь о том, как же кошка могла не сберечь своего брата. Вновь и вновь вспоминая вчерашнее нападение птицы, страх, обуявший её за себя, за Берёзку, за Пчёлку, она понимала, что, случись с ними хоть что-нибудь, она не знала бы, как жить дальше. А как теперь будешь жить ты, мама? Оглядывая главную поляну, Ясенница с болью осознавала, что не чувствует этого ощущения - «дом». Словно бы он остался там, на чужой, вражеской поляне, под эхом орлиных криков. Там, где ещё были живы надежды, где был Львинозвёзд, который обязательно бы пришёл, где жизнь казалась другой. Полной.
[indent] Почему никто никогда не говорил, что терять - это так? Почему так необъяснимо пусто, когда без одного-единственного кота сиротеет целый мир? За что? Почему теперь всё здесь кажется таким издевательски чужим, что хочется обратно, в Ветер? Что хочется отмотать время и просто не проснуться этим утром? Чтобы потом, как в самых сокровенных мечтах, бежать домой навстречу именно к Нему. Тёплому. Ждущему. Любящему. Как ты мог? Как ты мог просто взять и умереть? Это всё не правда! Так не бывает!

Отредактировано Ясенница (05-03-2019 23:20:39)

+5

265

Воительница с удовольствием наблюдала за тем, как завтракает ее дочь. Почти как в старые добрые времена, когда ту еще не обременяли обязанности. Краснопёрка на мгновение прикрыла глаза, ловя этот греющий душу момент. Серебряка бы рядом, и тогда точно счастливее матери в этот момент не было бы никого. Разошлась бы урчанием, да так, чтобы на другом концу леса было слышно как в речном племени хорошо. Увы, момент длился не долго. Совсем рядом раздался голос Бурана и воительница разомкнула глаза, недовольно глядя на глашатая.
Тут еще и Сивая подбежала, благо хоть что покушать ребенок успел. Краснопёрка фыркнула, наклоняясь к уху Созвездия.
- Обещай мне что отдохнешь. Не случится с племенем ничего страшного, если несколько часов ты поспишь, - прошептала зеленоглазая.
Кошка вернула взгляд на глашатая и целительницу и, расправив плечи, кивнула им. Хотя и хотелось сказать пару ласковых обоим. Но, теперь ее малышка - важная рыбка, прям нарасхват. Когда они в последний раз проводили вечер за разговорами да вылизыванием друг друга? Кажется, слишком давно. Воительница поднялась со своего места, и удалилась в сторону Ручей и Карпозуба, оставляя верхушку племени. Те же быстренько зашагали в палатку предводителя, а Краснопёрка приблизилась к соплеменникам.
- Вот уж все важные какие стали, - фыркнула старушка, усаживаясь рядом, - Ни покушать, ни поспать ребенку не дают, всем то от Созвездия что-то нужно. Говорят, Краснопёрка мол, ступай, у нас тут разговоры важные. И пошли секретничать. Вот доживут до моих лун, хвост поднять не смогут, угри болотные. - она лизнула лапку, пытаясь избавится от перьев во рту, - Еще и голуби эти. Фу, скорее бы река оттаяла. Эй, Карпозуб, - кошка кокетливо улыбнулась, потеревшись плечиком о молодого воина, - Поймаешь молодой симпатичной кошечке окушка? - а после засмеялась, - А то погляди как наша красавица Ручей исхудала.

+4

266

song: I Lived - One Republic
>границы

Сейчас было все совсем неважным и незначительным по сравнению с волнующим чувством в груди. Пчёлка поначалу не мог нарадоваться встречи с отцом и как ненормальный обтирался о каждую лапу Плющевика, громко мурлыча и прижимаясь щеками к отцовскому телу. Как же он скучал, черт возьми! И пусть он привык к ветряным, пусть даже будет немного скучать по некоторым из них... впереди их ждал дом. Наконец, их испытание и приключение подходит к концу, к самому лучшему финалу.
- Хочу скорее маму увидеть! - задорно присвистнул Пчёлку, словно говорил сам с собой. Родные земли поначалу казались какими-то чужими, но чем ближе они подходили к реке, тем сильнее пробуждалось в бледно-рыжем чувство семьи. Рыбный запах проник сквозь легкие, окутал все тело Пчёлки и тот бросился вперед, пытаясь догнать Берёзку. Сердце замирало от предвкушения встречи с Лаской. Как она там? Сильно ил изменилась? Она будет любить как и прежде?
"Мама, мамочка, мамуля, Ласка!"
Наконец, глаза зацепились за вход из лагеря. Как давно они здесь не были. С присвистыванием набрав в легкие воздуха, котенок резво бросился вперед, зная, что там, вот прямо там, сейчас его мама.  Его любимая, самая лучшая, заботливая и любимая мама! И если бы ему дали выбор - жить сытой и спокойной жизнью или навсегда, прямо вот до самой смерти быть рядом с мамой... Он бы выбрал второе.
Влетев шумной бурей на главную поляну, Пчёлка активно замотылял головой, резво вглядываясь в знакомые морды. ВОТ ОНА. Абсолютно не вникая в то, как изменился лагерь, какие изменения претерпел состав верхушки, Пчёлка понесся вслед за Берёзкой, не забыв, как и полагается тугоухому - орать во все горло.
- Мамочка! - широким бегом, уже знатно подросший комок меха подлетел к Ласке. Путаясь в лапах, он сделал длинный прыжок и со всей дури налетел на пушистую грудку Ласки. Громкое мурчание и повизгивание из гортани говорили о истинных чувствах Пчёлки. Как же он был счастлив, - Я люблю тебя. Мам, пап, я так вас люблю! - заверещал Пчёлка, активно обтираясь широкой мордочкой о лапы матери, а затем перескочив к приближающемуся отцу. А после снова к маме.
Тепло, исходившее от Ласки, казалось самым нежным, самым желанным. Никто не мог заменить ему маму. И она была прямо здесь. Перед ним. Настолько не верилось в происходящее, что Пчёлка старательно моргал, стараясь снять с глаз мокрую пелену.
Он был дома. Он был на своем месте. Рядом с мамой, папой и братом с сестрой. Это ли не счастье?

+7

267

— Мамочка! - первое, что она услышала, как всегда неестественно громкий родной голос Пчёлки. Он привычно выделялся среди негромкого мява брата и сестры. Ласка почувствовала, как лапы задрожали, когда она поспешила подняться. Конечности подвели кошку, дрожь пробирала её и королева задыхалась. Они здесь, здесь, мои дети...
Слишком взрослые. Они вбежали на поляну резво и уверенно, по ним было заметно, сколько лун котята отсутствовали. Тихая грусть осела где-то в сердце, обещая вылиться потом в горьких материнских сожалениях наедине с Плющевиком. Но сейчас она не могла поверить, что этот день наступил.
Пушистые, не по лунам крупные котята сбили её с лап, тяжело дышащую и лихорадочно переводившую взгляд с одного своего ребёнка на другого.
- Живы... живы, родные... я вас так... - она захлёбывалась словами, чувствуя, как рыдания подступают к горлу. Ласка ткнулась в пёструю шёрстку Берёзки, не обращая внимания на приставший к нему запах племени Ветра. Ей плевать. Котята дома. Они рядом с матерью, а значит, всё хорошо.
— Я так скучал, так скучал.
- Я тоже, милый, я тоже, - внезапные слёзы обожгли кожу щёк, и Ласка рассмеялась, отрываясь от обнюхивания малыша и сияющими от восторга глазами разглядывая его. Вырос. Почти ученик.
Королева обвила пушистым хвостом Пчёлку, крепче прижимая его лапой к себе, будто бы не собиралась больше отпускать ни на шаг. Сердце задало сумасшедший темп, пестробокая всхлипывала и звонко смеялась, не в силах сдерживать эмоции. Она чувствовала себя живой впервые за долгие луны. Она чувствовала, что существует не зря. Слёзы размывали картинку, но Ласка не уставала вглядываться в подросшие, окрепшие фигурки детей. Она подняла глаза на Плющевика и на мгновение замерла, глядя на отца своих котят с такой неизбывной любовью и благодарностью, как тогда, в ночь появления их на свет. Величайшая благодать.
- И я вас люблю. Всех вас люблю, - королева не узнавала свой дрожащий охрипший голосок. - Ясенница, родная, - Ласка часто-часто дышала, сдерживая поток счастливых слёз, - что-то случилось?
Она видела во взгляде дочери то, чего не было в глазах сыновей. Тоску? Но они ведь теперь дома. Королева протянула белую мягкую лапку к Ясеннице, жестом подзывая её к себе. Всё будет хорошо. Теперь.
— Даю время на то, чтобы подготовить будущих оруженосцев к скорой церемонии.
Ласка подняла глаза на Созвездие и на мгновение замерла. Так скоро? Уже? Но я ведь... ничего не успела.

Отредактировано Ласка (08-03-2019 11:50:19)

+7

268

[indent] Юница отрешённо наблюдала за мелькающим между родительскими лапами рыжим пятном. Странно, золотистой девочкой всегда называли её, но именно Пчелкина шерсть больше всего походила на богатую шубу Львинозвёзда. А будь она еще хоть на несколько тонов светлее... Встрепенувшись, Ясенница сердито дёрнула ушами: слишком шумно, хотя для братца это и было нормой. Речная не могла осуждать его за эти порывы нежности и радости: он ведь у них совсем особенный, требовать с него слишком много было бы несправедливо. Как вообще Пчёлка сможет смириться с этой новостью? Он ведь такой чуткий и ранимый. Это несправедливо! Так несправедливо, что вместо радости от возвращения на родные земли они вынуждены скорбеть о потере частички своей семьи, что после такого страшного похищения им приходится преодолевать новое, еще более ужасное потрясение. За что лес оказался так беспощадно жесток даже к детям? От новой волны боли, усиленной тревогой, захотелось скривиться.
[indent] Ясенница не терлась об лапы отца, не жалась к матери, не улыбалась и не пищала. Она, всегда рвущаяся впереди всех, громкая, звонкая непривычно стояла в стороне, словно чужая. И именно чужой и чувствуя себя на этой такой непохожей на родную, такой обманувшей все ее детские мечты и грезы поляне. А все вокруг излучали радость, которая потрясённой, разбитой юнице казалась предательскими плясками на львиных костях. Девчушка не хотела их видеть, никого и ничего, её воротило от этих морд, делающих вид, что ничего не произошло, от Оцелотки, сжившей со света её дядю и теперь упивающейся своим положением, своей властью. Предавшей Его и теперь предающей их племя.
[indent] - Покажешь мне ночью Его звезду, - а еще Ясенница поняла, что больше не может называть его по имени. Оно крутилось на языке, обдирая горло и обжигая такой болью, что золотистая задыхалась, не в силах прохрепеть это родное, это навсегда потерянное соединение букв. Светлая материнская лапа поманила к себе. Жмутся ли прилюдно сильные, независимые девочки к материнскому животу? Она не знала. И не хотела знать, когда после жестким, решительным тоном произнесённой фразы с жалобным всхлипом влетела в пушистую Ласку. Может быть, это и не гордо, но ей сейчас очень, очень это нужно. - Мам, я не хочу, чтобы так было! Мне это не нравится! Мама, мам, верни дядюшку! - Ласка ведь всегда делала это: воплощала в жизнь все просьбы и капризы своих малышей. Так почему, почему же это невозможно сейчас? - Я даже волшебное слово скажу! - тихим шёпотом на ушко. Только пусть окажется, что всё это неправда. Что эти злые коты, которым без разницы, что молоть и топтать в погоне за своими политическими играми, наврали. Только пусть крупная золотистая фигура вновь, шурша камышом, ступит на поляну. За целое «пожалуйста» и её маленькое сердечко. Неужели этого мало, Звёзды? Неужели, чтобы вы остались удовлетворены, нужно сломать ещё одну жизнь?

+5

269

<-- палатка предводителя

[indent]Вернувшись на поляну, Созвездие увидела, что племя все еще празднует возвращение малышей. Картина на миг сжала в тиски упрямое сердце, однако кошка тенью скользнула мимо, бросив один лишь быстрый взгляд в сторону изюбленного камня Львинозвезда. Задержавшись на долю секунды возле Бурана, она быстро шепнула ему на ухо, поделившись еще одной тревогой и смутным подозрением беды:
[indent]- Я давно не видела Вербу. Распроси у наших, может, кто видел ее. У меня плохое предчувствие на этот счет.
[indent]Остановившись в центре лагеря, пятнистая призывно махнула длинным хвостом. Затем, над главной поляной раздался ее звучный ясный голос.
[indent]- Коты речного племени, в связи с последними событиями с этой минуты вам запрещено выходить из лагеря поодиночке. Ночные вылазки также строго запрещены и будут наказуемы. Совет и посвещение котят в оруженосцы состоится после сразу после того, как я вернусь обратно, - сверкнув бирюзовым взором, самка в упор посмотрела на черного воина, направившись прямо к нему и сидевших возле него кошек.
[indent]- Карпозуб, за мной. Сейчас, - бросила понизив голос, пройдя мимо. Не оборачиваясь, прошла к выходу из лагеря, выскользнув наружу.
[indent]"Прости Буран, что так много на тебя взваливаю. Но одна я не вытяну этой рыбины из реки".

-->границы с племенем теней

+3

270

Отвлекаясь на разговоры с соплеменниками, молодая воительница с щемящим сердцем наблюдала, как неистово Ласка вылизывает своих малышей. Как рвется к нем, старается заслонить всей собой подросших, окрепших мальков, которым - как сказала Созвездие - сегодня и посвящение грозит.
Как же скоро, а! Почти головокружительно, но в мотивах предводительницы есть толк: так котята сразу же включатся в жизнь Речного племени, а Ласка немного оживет, наблюдая за успехами своей прославившейся троицы и наслаждаясь обществом Плющевика в воинской палатке. Конечно, до сих пор никто не хотел попросить Ласку из детской, иначе это означало бы самое страшное: что она больше не королева, и смысла просиживаться в детской больше нет...
А вот он её смысл. Шумящий, визгливый, веселый табун здоровеньких крепышей, с крупным костяком и густой шерстью, ну как на подбор!
— Вот уж все важные какие стали, — фыркнула Красноперка, и серенькая вежливо подвинулась, уступая старейшине насиженное местечко, — Ни покушать, ни поспать ребенку не дают, всем то от Созвездия что-то нужно. Говорят, Краснопёрка мол, ступай, у нас тут разговоры важные. И пошли секретничать. Вот доживут до моих лун, хвост поднять не смогут, угри болотные.
Ручей хохотнула.
- Ох ну не ворчи ты уже, - лизнув старейшину в макушку, проурчала серенькая, весело переглядываясь с Карпозубом, и еще разок - на палатку предводительницы.
— Еще и голуби эти. Фу, скорее бы река оттаяла. Эй, Карпозуб, — кошка кокетливо улыбнулась, потеревшись плечиком о молодого воина, — Поймаешь молодой симпатичной кошечке окушка? — а после засмеялась, — А то погляди как наша красавица Ручей исхудала.
- А я думала ты про себя-красавицу говоришь, - шутливо куснув мать предводительницы за ухо, серенькая снова переглянулась с Карпозубом и подняла уши, завидев приближающуюся к ним Созвездие.
- А я пойду попробую тебе что-нибудь выловить, - пообещав пятнистой старейшине сытный обед, Ручей как-то смущенно поджала уши при виде глашатая издали, а потому поспешила ретироваться, по пути щедро лизнув Ласку в лоб.

----> заросли орешника

+4

271

Дорога к лагерю тянулась вечность, Плющевик ужасно хотел чтобы Ласка наконец увидела своих детей. Его изрядно знобило, то ли от холода, то ли от перенасыщения эмоциями. Маленькие тела, мурлыкая, терлись о лапы здоровяка, кто-то уже доставал до его живота. Малышей не было очень долгое время, а потому они заметно подросли ... не то что бы он их не узнал, но был весьма ошарашен таким изменениям.

Картина воссоединения семьи — всегда очень яркая и слезливая. Не посмотреть  на это торжество, мало кто мог, разве что очень обиженный или занятой. Вот и сейчас, под взгляды Речных котов, Плющевик вошел в лагерь и сразу тихий гул прорезал звонкий голос Пчелки. Душу будто окутало что-то теплое, дышать стало тяжело то ли от перенасыщения эмоциями, то ли еще от чего. Малышня рванули к Ласке, Ласка рванула к малышам, а полосатый не спешил. Его интерес привлекла Ясенница, что не торопилась бежать обниматься с мамой. Его это насторожило, он уже и думать начал что-то не то. Дочь его заменили на кого-то очень похожего?  Или там ей мозги промыли?

Однако, вскоре, малышка все-же прильнула к боку мамы и Плющевик поспешил за ней. Он слышал ее слова о звезде и, кажется, понял причину. Ветряки обсуждали смерть предводителя и вероятно, котята, все это слышали. Странно, что других малышей не так сильно охватила горечь о смерти дяди, как Ясенницу. Значило ли это, что его она любил много больше, чем собственных родителей? Пока рано об этом говорить, но присматривать за маленькой стоило.

— Я же говорил, Ласка, все будет хорошо, — Он присел рядом с любимой кошкой, но не жался к ней, чтобы дать детям пространство для своей бесконечной любви. н слышал громкое урчание мамаши и ... тревожный голос? Взор вновь упал на Ясенницу что жалась к мамкиной груди и о чем-то тихо трепетала. У Плющевика свело живот от какого-то отчаяния. В данный момент он не знал чем помочь своей дочери, он даже не знал достоверную причину ее расстройства. Конечно, многие котята о проблемах своих говорят больше матери, нежели отцу, но все таки.

Иголочка обиды кольнула сердце Плющевика и то отразилось на его морде. Взор стал печальным, хоть и пытался он на морду натянуть счастливую улыбку. Кончик хвоста нервно дергался, дышал он так-же прерывисто и не в полную грудь. Ко всему прочему, взор привлек пятнистый силуэт и воин поднял взор: Созвездие направлялась из лагеря, прихватив с собой Карпозуба. Куда это они направляются?

+2

272

[indent]Карпозуб, конечно, знал, что он красивый. Да и вообще кот хоть куда. Однако же совершенно не ожидал, что в следующие несколько минут будет окружен таким вниманием, что, если бы только могли, его щеки побагровели от удовольствия. Карпозуб уныло растекался по поляне, еще более уныло глядя на свой обед. Ручей, на которую он недавно загляделся, хоть немного скрасила день, решив подойти и заговорить с черным воином.

[indent]— Это, конечно, хорошо, но ты же речной кот! Айда забъемся, кто поймает... утку. А? – промурлыкала серая кошка звонким голоском. Хвост Карпозуба задрожал – кот явно забыл о своей печали, едва заслышав это предложение. Либо же причиной была сама Ручей.

[indent]- Не знал, что ты азартна, Ручей, но мне нравится твоя идея. Хорошо, посмотрим у кого утка будет крупнее, - хохотнул Карпозуб, выпрямляясь, словно совершенно не сомневался в том, что победа достанется ему. Возможно, за утку или красивого селезня ему удастся украсть поцелуй у Ручей… Но наивный вопрос Лепесточек разогнал мечты Карпозуба, точно ветерок туман.

[indent]— А когда у вас будут котята?

[indent]«У нас – это у Ручей и Бурана или у Ручей и у меня?» - не понял Карпозуб и часто-часто заморгал, всерьез задумавшись. Интересно, будут ли в Речном племени в этом Сезоне Юных Листьев котята? Карпозуб не знал, но по смущению Ручей нельзя было сразу и безоговорочно отмахнуться от этой мысли. В конце концов котята – будущее племени. Если Бурану и Ручей захочется, то Карпозуб точно не станет мешать. Может, даже поможет выбрать имена.

[indent]- Я бы назвал дочку Рыбка, - тихо хихикнул Карпозуб. И именно в этот момент на воителя напали.

[indent]- Лепесточек! Дерши его, Лепешточек! – скомандовала Ракушка, но едва ли можно было расслышать команду кошечки за визгом испуганного Карпозуба.

[indent]- Хвост, хвост! Предки, убивают! – закричал Карпозуб, вовсе не изображая страх. Однако едва завидев нападавших, Карпозуб улыбнулся и шутливо распластался по земле, подняв лапы.

[indent]- Все, сдаюсь. Не могу тягаться с такими могучими воительницами, - проговорил Карпозуб в то время, как его желтые глаза улыбались. Ракушка чихнулся, и хвост снова оказался на свободе. – Будь здорова, солнышко.

[indent]— Ты похож на ворону, — сказала девочка, как будто обидевшись. Карпозуб не понял почему.

[indent]- Возможно, я и есть ворона. Жду, когда все отвернутся, и я смогу сцапать маленьких котят, - улыбнулся он, но Ракушка и Лепесточек, кажется, уже потеряли к нему всякий интерес.

[indent]— Карпозуб, ну ты только погляди, а! – воскликнула Ручей. - Созвездие сказала, что котята скоро станут оруженосцами — удивительно, как скоро, да?

[indent]- Да гляжу, Ручей, гляжу. – пробормотал Карпозуб, поднимаясь и отряхивая шерсть от снега и земли. – Оруженосцами? Да они как два медвежонка! Я едва уцелел. Вон, посмотри на мой бок! Они его смяли. Ты присмотрись повнимательнее. Он весь уплыл внутрь.

[indent]Как раз в этот момент его застала вернувшаяся предводительница. Что ж, за всю свою жизнь Карпозуб давно привык к конфузам. Уже начиная с того, что для своего отца он в целом был один сплошной конфуз.

[indent]- Все, Ручей. Долг зовет. И про утку не забудь, - мурлыкнул черный на прощание, по-дружески коснувшись серого бока воительницы пушистым и растрепанным в неравной схватке хвостом.

→ четыре дерева

Отредактировано Карпозуб (11-03-2019 17:47:10)

+6

273

предводительская »

Буран молчал, находя в словах Созвездия очередное подтверждение своим сомнениям, чувствуя, как хладеет нутро: эта игра затягивалась, и победа обходилась Речному племени не только ценой реальных кошачьих жизней, но и драгоценного времени, впустую потраченного в попытках докопаться до необходимой истины, которая подобно речной воде: стоит дотянуться до нее, ускользает из лап сквозь когти.

Не задерживайтесь, — коротко произнёс он, всем своим видом давая понять, насколько ему, на самом деле, была не по душе эта затея: меньше всего хотелось посвящать сумрачных в проблемы своего племени, тем более, ожидать от тех безвозмездной поддержки в чужой борьбе. — Я не доверяю никому, в том числе и союзу с Тенями, — чуть резче бросил кот, нахмурившись, однако затем добавил, — но эту войну нам в одиночку не выстоять.

Выходя на поляну, глашатай недоверчиво осмотрел обманчиво безмятежный лагерь, словно на мгновение погрузившийся в привычное русло житейских событий: патрули, дружеские беседы, писк котят и счастливое урчание королев. Но иллюзия эта тут же рассеялась голосом предводительницы.

Я займусь этим, — переглянувшись с кошкой, он лишь обреченно опустил плечи, и шерсть на его груди невольно всколыхнулась в тяжёлом, раскатистом вздохе: казалось, эта бесконечная чреда бед, выпавших на долю их племени, никогда не закончится. И пропавшая воительница лишь усугубляла их и без того неустойчивое положение.

Плющевик, возьми в напарники любого свободного воителя. Будете  сопровождать Сивую до границы и обратно, — найдя глазами бурого соплеменника, Буран бросил на него твердый взгляд, с явной неохотой разрушая семейную идиллию. — При возможной осаде защищать ее ценой собственной жизни. — распорядился серебристый кот, кивая целительнице, и выпрямился, с пугающей для себя ясностью осознавая, что не доверяет уже даже собственным территориям, с недавних пор ставших полем для лицемерных игр, где коты были лишь жалкой добычей. — Птица за главную в лагере. Остальные могут продолжать заниматься своими обязанностями и активно пополнять кучу. Дичь сама в пасть не прыгнет, — голос его надломился, отдавая в горле саднящей хрипотцой. В конечном счёте, Буран почувствовал полную моральную опустошённость, в подкорках лелея надежду на долгожданный сон, и вскоре с этой мыслью покинул лагерь, в последний момент успевая с недовольством отметить взглядом серую шёрстку Ручей у выхода.

Не лучшее время для одиночных прогулок, Ручей.

» территории

Отредактировано Буран (11-03-2019 11:22:52)

+3

274

Буро-белый урчал так оглушительно, как позволяло его небольшое, пухленькое тельце. Обтираясь о лапы матери, юнец вместе с братом охаживал Ласку так, словно пытался загладить свою вину и наверстать все упущенные ими луны.
Ясенница, правда, как успел мельком углядеть Березка, не была так же искренне, безмятежно рада увидеть наконец мать и вернуться в лагерь. Еще с самого начала незапланированного похода у них с сестрой что-то не заладилось, но сейчас... Сейчас буро-белый юнец меньше всего хотел это выяснять.
Он скучал по дому. И весть о том, что Львинозвезд, статный предводитель Речного племени, эталон и кумир всех котят, скончался... это было больно. Было страшно осознавать, что нашлась такая сила, которая сумела повалить их бесстрашного лидера, и Березка как мог давил в себе это, но... Ласка. Плющевик. Речное племя. Эти важные составляющие за две луны его недолгой жизни до "путешествия" ожидаемо въелись в душу, мозги и сердце котенка куда сильнее, чем недостижимый идеал в лице Львинозвезда.
Потеря лидера - ужасное горе.
Но он был слишком юн, чтобы не суметь жить дальше. В конце-концов, они же всего лишь котята, правда...
— Даю время на то, чтобы подготовить будущих оруженосцев к скорой церемонии, - объявила Созвездие, и Березка даже умудрился отвлечься от Ласки, чтобы удивленно вытянуть смешные уши.
- Ну дела! Ласка, Ласка, я буду учеником! У меня загривок лохматый, давай скорее его причешем, ух, я тебе столько карасиков наловлю, правда, Пчелка? Я...
— Ты.. — поджав уши от гневного шепота, Березка оторопело уставился на угрожающе подходящую к нему подружку по детским шалостям и играм, Ракушку. — ты.. противный-противный, самонадеянный барсук! — котенок все больше вдавливал голову в шею, жмурясь так, словно кошечка сейчас выцарапает ему его красивые глаза, — как ты мог убежать в лес без нас! Как ты мог оставить нас так надолго! — нос уперся в нос, и к своему стыду Березка вздрогнул. — я с тобой не разговариваю!
Но лизнуть в нос успел.
А после, когда Ракушка отвернулась, малыш смешно припал к земле, оттопырил пятую точку, как на детской охоте, и ка-а-а-а-ак бросился на меньшую по размерам соплеменницу.
- А вот так! Вот я дома! И буду оруженосцем, и буду теперь всегда-всегда здесь, не сопи, змеюка, - как можно более ласково фыркнул котенок, припомнив, как в Ветре кто-то так ругался. Хихикнув и покатившись с Ракушкой кубарем, малыш снова уперся в Ласку, с силой придавливая малышку лапой к земле.
- А потом вырасту и возьму ее в ученики. Да? - ожидая поддержки у матери, заявил малец, с долей непонятного, неприятного чувства приметив, как Ясенница поджалась к матери.
Наконец-то.
И снова их сестре все не нравится. Нет, ну разве так можно? Позволив Сивой осмотреть себя и уркнув ей в лапу, юнец снова вернулся к Ракушке, Сивой и Пчелке, бочком обходя несправедливо неприветливую к матери Ясенницу.
- А кого мне в наставники дадут, интере-е-е-есно. Может?.. - заинтересованно проводив взглядом могучего Бурана, юнец задумчиво зажевал губу.

+3

275

>>> нагретые камни
—...Коты речного племени, в связи с последними событиями с этой минуты вам запрещено выходить из лагеря поодиночке...
Как прозаично.
Под эти слова Созвездия юная воительница вернулась в лагерь. Одна. Но наказаний она не боялась, да и в любом случае Череп подтвердил бы, что она была не одна за пределами лагеря. С Крестовником. Черника быстро оглядела в лагерь, в надежде, что поблизости нет Форели, он же может почувствовать на её шерсти свежий запах сводного брата. Но тут...
- Котята! - ахнула угольная, не время своим глазам. Хотя от котят эти вернувшиеся оставили только имена. И как же они выросли!
- Привет! Я так рада, что вы вернулись! Где вы были? - подскочила к ним кошка, тут же приметив своего любимого котёнка. Берёзка ещё сильнее распушился, Черника до сих пор помнила этого малыша с клешнёй рака на лапе. Угольная повернула мордочку к Ласке и Плющевику.
- Не могу представить как вы счастливы, - улыбнулась кошка, снова переведя взгляд на котят. Она же так их искала. Она была в самом первом патруле, направленным на их поиски...и вот они тут. На какое-то время чёрная даже забыла о произошедшем с Крестовником, радуясь возвращению, казалось бы, безнадёжно потерянных соплеменников.

+2

276

Форель заставил себя пропустить мимо ушей все колкости Крестовника. Он и сам пока не осознавал, как сильно надавил на названного брата, но даже потом, осознав, вряд ли расстроится и заберет свои слова обратно. Только Львинозвезда вот жалко. А Крестовник...
"Пусть катится к Звездоцапу. Придурок."
Темно-серый постепенно менялся. Каждый его поступок приводил его к истинному "я". Каждое брошенное слово, каждый вытянутый коготь делали Форель тем, кем он должен стать в будущем. Карпозуб оказался лучшим учителем жизни. Неунывающий, общительный, даже чересчур, открытый всему миру. То, что как губка впитал Форель. Но мир трактовал все по-своему. И оптимизм приводил к настоящим обломам, обнажая всю грязь и несовершенство мира. Общительность выдавала все тайны и секреты, давая врагам возможность манипулировать тобой. А открытость и простота делали тебя лучшей мишенью для противника. Постепенно, но Форель начинал это осознавать. Проводив взглядом Крестовника, медноглазый хищно фыркнул вслед, а затем переменился в морде, чтобы ответить Карпозубу.
- О, это был бы великий день - ты и я, бок о бок на поле битвы... - задумчиво протянул Форель, вглядываясь в уходящего Крестовника. "На поле битвы, где Крестовник совершенно случайно погибает, свалившись с обрыва..." Это была первая такого рода мысль. Первая в жизни. Сейчас Форель по-настоящему возжелал свои мечты. Крестовник бесил, Крестовник портил репутацию и ломал все планы. Был чернильной кляксой на чисто листе племени, которую никакими средствами не выведешь. Разве только не вырезать место, где были размазаны чернила...
Позже, Карпозуб отправился по делам племенным. Форель отряхнулся, чувствуя, как неприятно после разговора с Крестовником налипает к кожи шерсть, и взглянул на Уклейку.
- Все в порядке, - воодушевленно мурлыкнул воитель, запихивая свои переживания под самые ребра, - Ему нужно научиться держать язык за зубами. Пусть почувствует на себе уколы язвы, - Форель приблизился к Уклейке слишком близко, практически касаясь своей щекой ее щеки, - Идем, обустроим детскую, - "Так, словно делаем ее для себя." Вслух сказать не решился. Мурлыкнув, Форель побрел к палатке.

***

Когда все было кончено, Форель, уставший, с кусочками мха  и коры  на боках выскочил из детской. А дальше была их ночь бдения. Молчаливая, сонливая, нет, о-о-очень сонливая. Форель еле сдержался, чтобы не уснуть прямо там. Но чем дольше он хранил молчание, тем сильнее осознавал. Взрослая жизнь пришла. Он ступил на новую неизведанную тропу. Теперь он был волен поступать так, как велел его разум, а не как говорили старшие. Конечно, Форель понимал, что ему до конца своих дней придется слушаться верхушку, старших воителей. Однако... свобода пьянила.

***

Котята вернулись! Это свершилось! Стоило Форели резко разлепить глаза, как он осознал, что дал себе небольшую слабину и задремал на посту. Стыдно. Весьма стыдно. Пахнуло племенем Ветра и вслед за котятами прошла и сама Созвездие. Форель тут же встрепенулся, выпятил грудь, словно бравый воин. Но как только пятношкурая предводительница скрылась за спиной темно-серого, он тут же расслабился и облегченно выдохнул.
Котята были живы и здоровы, здорово подросли и были очень счастливы. Картина воссоединения заставила Форель первому открыть рот после ночи бдения.
- Как красиво выглядит, правда, Уклейка? Мама-кошка, папа-кот и три пушистых ребятенка. Ну да ладно, - с легкой хрипотцой после столь долгого молчания негромко сказал воитель.
Темно-серый оставил в покое всех соплеменников, удаляясь к своей новой палатке. Нужно было вздремнуть, хоть немного.
Спустя время, и удалившаяся Черника подоспела в лагерь. Выйдя из палатки, Форель наспех потянулся, чтобы размять мышцы.
- Где была? - незамысловато спросил брат, подбегая к угольной воительнице. В нос ударил запах Крестовника.
"Где он?" - кот оглянулся по сторонам, но брата не увидел. Подозрительно взглянув на Чернику, Форель все же не сказал ни слова. "Что ты прячешь, Черника?"

+6

277

- Ой, держу, - зажмурившись пропищала Лепесточек, изо всех сил вцепившись в черную воинскую шерсть.
Она висела до последнего и только когда Ракушка куда-то рванула, малышка открыла глаза и радостно мяукнула. Вернулись-таки! Лизнув воина в лапу (уж докуда дотянулась), малышка рванула к троице.
Ракушка уже вовсю отчитывала соседей по палатке за то, что не взяли их с ними, Ласка ворковала над детьми. Идиллия. Кошечка весело засмеялась, держась чуть в стороне.
Совершенно внезапно, в глазах защипало. Продолжая улыбаться, кошечка часто заморгала, чувствуя как намокают щечки. Она была так рада за них, так рада. Но вот к сожалению, их возвращению вряд ли кто-то радовался бы так сильно. Если бы пропали она и Ракушка, быть может, этого никто и не заметил бы. У них нет матери, которая днями и ночами напролет лила бы слезы, умоляя воинов еще раз прочесать территорию в поиске хоть каких-нибудь следов. Нет. Их любили, но так, как любят чужих котят. А своими они, увы, так ни для кого и не стали. И скорее всего, отказались бы от их поисков, не обнаружив каких-либо следов. Малышка часто чувствовала одиночество, а сейчас, наблюдая за таким трогательным воссоединением семьи, оно ощущалось еще острее. Даже родную маму малышка помнила весьма смутно. Черты стирались в одно сплошное пятно. А какого оно было цвета? А было ли...
Лепесточек замотала головой, потерла глаза лапкой и улыбнулась еще шире. Все-таки, она была так рада за них.
- Где же вы были? - мурлыкнула малышка, не решаясь вторгаться в личное семейное пространство. - Какое оно, племя Ветра? А лис вы видели?

+4

278

Ночь бдения показалась Уклейке самым скучным событием в ее жизни. Как тяжело не болтать несколько часов подряд, оказывается. Тяжелое, почти ощутимое молчание угнетало. А еще было довольно прохладно. Трехцветная облегченно выдохнула, когда увидела, как забрезжил рассвет.
Неужели это закончилось? Ущипните меня.
У кошки вырвался негромкий смешок, стоило ей заметить, как Форель задремал на посту. Она невольно залюбовалась его красивым профилем, но тут же одернула себя, всем сердцем надеясь, что вездесущая Черника не увидела этого.
"Такой непутевый. Прям как котенок." — с нежностью подумала юная воительница. Когда она успела так привязаться к серому коту? Он был совсем не похож на Крестовника, в которого, как думала Уклейка, она была влюблена.
Кошка решила оставить свои размышления до лучших времен, а сейчас отправиться отдыхать, ведь ей пришлось вынести так много. Уклейка потянулась, стараясь оживить затекшие конечности.
Не знаю, как вы, но я чувствую себя так, словно у меня разом отвалились все лапы и хвост. Жду не дождусь встречи с моей новой, мягкой и удобной подстилкой, — широко зевнула воительница и собралась было направиться в палатку воителей, как вдруг услышала звуки шагов и приглушенные голоса. Нарушители! Невольно шерсть на ее загривке встала дыбом, а сама кошка приготовилась атаковать наглецов, бесцеремонно вторгающихся в речной лагерь.
Котята! — раздался удивленный возглас Черники. "Спасибо, мы и без тебя их увидели." — раздраженно закатила глаза кошка, однако вслух ничего не сказала. Стараясь сохранить спокойный вид, трехцветная махнула малышам в знак приветствия и расслабленно улыбнулась, увидев долгожданное воссоединение семьи Ласки и Плющевика.
Как красиво выглядит, правда, Уклейка? Мама-кошка, папа-кот и три пушистых ребятенка. Ну да ладно, — вкрадчиво сказал Форель. Воительница округлила глаза и с изумлением глянула на собеседника.
Чего?!
Какие котята, Форель? Ты угря съел? Нас же только посвятили в воители, — возмущенно зашептала она, и ее голос выдавал волнение, — И неважно, с какой из своих кошек ты их собрался делать. — внезапно с раздражением вырвалось у трехцветки. Осознавая, что ляпнула лишнего, воительница решила сбежать от серого, чтобы закончить неловкий разговор о котятах.
И вообще, я отправляюсь отдыхать, — фыркнула Уклейка, шлепнув его хвостом, тем самым ставя точку в этом разговоре. Не дожидаясь ответа соплеменника, она неторопливо отправилась в палатку, желая только одного — поспать.
*****
Некоторое время спустя сонная мордашка Уклейки показалась из палатки воителей. В глаза ударил яркий свет, и кошка недовольно сощурилась. Она обратила внимание, что все новоиспеченные воители в палатке отсутствовали и оглядела поляну в их поисках. Завидев броскую серую шерсть, трехцветная вприпрыжку направилась к Форели, припоминая, что Буран оставил им задание.
Где была? — обратился Форель к кому-то. Подойдя ближе, Уклейка поняла, что Форель обращался к своей черношкурой сестре. Мы когда-нибудь сможем поговорить наедине? Приняв самый беззаботный вид, Уклейка боднула серого здоровяка в плечо, обдав презрительным взглядом Чернику.
Доброе утро, — очаровательно улыбнулась воительница, — может поохотимся вместе? Вдвоем.

Отредактировано Уклейка (15-03-2019 22:44:09)

+6

279

Ясенница была единственной, кому, похоже, возвращение домой не принесло радости. Улыбка медленно сползала с лица Ласки, пока она с волнением вглядывалась в поникшую дочь. Что могло с ней произойти такого, что и родители больше не были нужны, и родное племя? На сердце вдруг образовалась тяжесть.
— Покажешь мне ночью Его звезду.
Его? Ласка прищурила затуманенные воспоминаниями глаза, чувствуя как боль снова начинает скрестись где-то внутри, возвращая королеву на несколько дней назад. Его. Глупо было надеяться, что смерть Львинозвёзда не скажется на её детях. Да, их не было в лагере, когда принесли остывающий труп, когда мощное, но бездыханное тело засыпали землёй, когда в лагере стояла звенящая тишина, разрываемая иногда лишь тихим плачем. Но... это котята. Хорошо, что их не было в тот момент в лагере. Ласке тяжело было даже представить, как могли бы повлиять на психику котят те часы прощания. Его звезду.
- Обязательно, Ясенница, - тихо шептала Ласка, ткнувшись мордочкой в макушку подросшей дочери, - теперь он будет присматривать за всеми вами.
Лучше, чем я. Слёзы защипали глаза, и кошка спешно отвернулась и заморгала, пытаясь отвлечься на что-то другое. Посвящение. Они станут оруженосцами и уже завтра выйдут в лес. А мне... придется найти местечко в палатке воинов.
— Я же говорил, Ласка, все будет хорошо.
Тяжело выдохнув, Ласка прильнула к Плющевику и почувствовала, как успокаивающе действует его запах. Пару секунд она молчала, с закрытыми глазами прислушиваясь к сердцебиению возлюбленного. Он рядом. И дети здесь. Всё будет хорошо.
- Как всегда ты оказался прав, - она слабо улыбнулась, поднимая ясный взор на Плющевика. - Без тебя я бы не справилась.
Ей нужно было прийти в себя. Как бы ни хотелось Ласке дать волю чувствам, она понимала, что теперь уже время упущено. Котята должны были стать оруженосцами, а она - воительницей. Но отпустить и идти дальше было тяжело, и вряд ли бы кошка справилась без поддержки своего друга.
- Давайте-ка приведём вас в порядок. Путешествия это, конечно, интересно, но я хочу, чтобы наставники увидели вас опрятными и полностью готовыми к обучению.
Ласка улыбнулась, подтаскивая к себе лапой Пчёлку и принимаясь энергично приглаживать его пушистую шерсть.

+5

280

Нападение Берёзки стало неожиданным. Ракушка не смогла среагировать вовремя, снова оказавшись в злополучном капкане несправедливой обиды на него. Что-то екнуло внутри, заставляя сердито насупиться —  не в силах сдержать своей злости, она взвилась ужом, теряя опору из-под лап прежде чем те впустую прочертили воздух, и мир перевернулся. Помнится, однажды ей говорили, что мальчишки понимают только грубую силу, и Березка лишний раз подтвердил этот факт в ее глазах, — ещё и змеюкой назвал — а значит будет удостоен достойного отпора.

Увы, не всем мечтам суждено было сбыться: буро-белый с последней их потасовки прилично так поднабрал в размерах, точно отъевшись на кроликах, и вскоре Ракушка оказалась позорно прижата к земле, сгорая от возмущения. А Березка, лучась довольством, ещё и вид такой победный сделал, будто он тут самый крутой и важный, отчего внутри все скрутилось от непонятных чувств.

Уж лучше быть змеюкой, чем неповоротливым барсуком! — дерзко парировала кошка, пытаясь прихватить зубами шерсть на спутанном воротнике друга. Ей вдруг захотелось стать настоящей змеёй: такой же гибкой, незаметной, способной просочиться в любую щель, и так же легко выскальзывающей из лап врагов, если кусающей - то на смерть.

Посвящение ещё надо заслужить, — пародируя важный тон взрослых, мяукнула кошечка, подбираясь и приглаживая шерсть на грудке. — но тебе наверняка дадут самого сурового и строгого, — глаза насмешливо сощурились, проследив за взглядом ровесника: не может же им достаться все самое лучшее и сразу после такой выходки. Другое дело Ракушка, которая была уверена, что совсем скоро эти наскучившие стены лагеря сменятся обширными просторами берёзовой рощи и речной заводи. И, прежде чем выражение ее лица приняло совсем уж замечтавшийся вид, на поляне появилась Созвездие, подтверждая ее ожидания зычным, уверенным голосом.

Вы тоже это слышали? Поскорей бы они вернулись! — все былые эмоции мгновенно сошли на нет, смазывая даже обиду на Березку, уступая место самому искреннему детскому восторгу. Ракушка нашла глазами сестру, воодушевлённая, призывая разделить с ней эту радость. На-ко-нец-то!

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна