У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.05 Тем временем игра на Последнем пристанище не стоит на месте: очередные персонажи разделили между собой лавровые венцы почестей, как лучшие персонажи месяца! От всей души поздравляем с этим достижением.
Совсем скоро, 7-го мая состоится долгожданный совет, который расставит многие точки в нынешнем сюжете. Не пропустите общий сбор всех четырёх племен!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 281 страница 300 из 355

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

281

Родителям нашедшихся котят явно было не до неё, так что Черника отвернулась, собираясь наконец пойти поспать, как вдруг врезалась в своего дорогого братца. На этот раз абсолютно родного.
- Только вернулась с патруля. Точнее...после прогулки после патруля, - пожала плечами угольная, задумчиво посмотрев на выход из лагеря, - Наткнулась на Крестовника. Он там до сих пор с Черепом, - ну она же не соврала. Просто утаила какие-то детали.
— Можешь прикрыть меня или пойти со мной.
— И лапы замараешь вместе со мной?
— Череп, как убить один ударом?
Всё это походила ну дурной сон.
—...Может поохотимся вместе? Вдвоем, - задумчивое и напряжённое выражение морды моментально поменялось. Угольная прижала уши, сев перед Форелью, тем самым загородив его от настырной кошки.
- Иди куда шла. Я тут со своим братом, если ты не заметила, - кто знает, может, если бы Крестовник так не огорчил её, она бы так не реагировала на эту пёструю кошку...но всё же это не лезло ни в какие рамки. Они же постоянно лепетали друг с другом! А Форель знал, что эта особа не нравится его сестре. Черника покосилась на брата с намёком, что если он сейчас посмеет пойти с этой выскочкой, то до завтрашнего дня эта кошка точно не доживёт. А может и сам Форель.
- Или я могу пойти с тобой, - угольная обольстительно улыбнулась, этакая чёрная лисица, - Поохотимся. Вдвоём, - мурлыкнула зеленоглазая, уже представляя, как вцепится Уклейке зубами в её красивую мордочку.

+4

282

[indent] Присматривать... Но ведь это так мало! - от остроугольного кома, обдирающего горло, было больно глотать, и Ясенница лишь просипела в ответ что-то невнятное, щурясь и плотнее прижимаясь мордой к тёплому материнскому телу, стараясь хотя бы на несколько секунд вернуться в то далёкое, беззаботное детство, после стольких лун на чужбине кажущееся какой-то насмешливой сказкой, плодом чьей-то извращённой фантазии. Разве бывает вот так вот, просто и уютно, надёжно и легко? Без страха, боли, недоверия и обиды? Подумать только, сколько всего отняли у неё, у её семьи поступки двух дурных самодовольных кошек: Щербатой, которой хватило мозгов отправить маленьких несмышлёных котят одних в лес, и той злостной похитительницы с её псиной. Это не просто четыре луны, выкинутые из жизни, это всё детство, все первые ступени становления проведённые вдали от матери и отца, от родных земель и их традиций, от племени. Столько возможностей, моментов, просторов для нежности... Быть может, колючая юница могла бы стать добрее, не сломай это похищение ей жизнь? Быть может, она смогла бы защитить Львинозвёзда и он остался бы жив?
[indent] Глаза жгло так сильно, что хотелось выцарапать их к чёртям щучьим и просто-напросто забыться. - Мама, - как же ей всё-таки этого не хватало. Только теперь вместо живота подросшая, оперившаяся девчушка зарывалась в светлую шерсть на груди, так, чтобы слышать сердцебиение. Ритмичное, успокаивающее, живое. Не способное избавить от боли, но возвращающее землю под лапы, а вместе с этим чувством реальности и неожиданное понимание того, какую же толпу их клан собрал вокруг себя. Слишком много лишних глаз, чтобы демонстрировать свои чувства. И, в последних раз ткнувшись носом в шею Лаки, Ясенница отстранилась, гордо расправляя начинающие набирать ширину плечи. Смысла плакать по утекшей воде уже не было, даже если её убежало так много.
[indent] Только почему же, смотря на то, как радуется, предвкушая своё посвящение, Берёзка, золотистая чувствовала, что не может также? Почему из головы не шли мысли, что их бросили в чужом племени на целых четыре луны, позволив врагам решать, кормить их или нет, согревать или нет, а теперь, когда пришло время использовать боевую, охотничью мощь окрепших, подросших котят, их наконец-то соизволили забрать, чтобы тут же посвятить и отправить отрабатывать, чтобы вновь украсть у матери? Почему Созвездие даже не пришла в голову мысль искупить свою вину, ещё хотя бы на половину луны продлить котятам то, чего по вине ужасной ошибки целого племени дети Реки были лишены? К чему эта преступная, отвратительная спешка? Горько и мерзко. Не зря она всегда мне не нравилась.
[indent] К Берёзке, пушась от обиды, подлетела Ракушка, но Ясеннница была слишком погружена в свои мысли и чувства, чтобы из ревности к братцу надавать девице по щам, зато фигура Черники и её верещание очень неудачно для последней попались на зуб. - В племени Ветра, конечно же. Даже мелочь знает, а ты до сих пор нет, - смерив глупую кошку холодным взглядом, едко прошипела Ясенница, демонстративно отворачиваясь. Ты бы и сама эта знала, если бы удосужилась искать получше. Если бы кто-то из вас вообще сподобился нас искать, а не ждал бы, пока кто-то другой сам приведёт нас к вам в лапы, - опять больно. От каждой мысли, от каждого жеста, каждого взгляда. Когда оказываешься на Родине, выкинувшей тебя из своей жизни, предавшей, забравшей самое дорогое, отнявшей близкого, но вдруг решившей вновь попользоваться, наверное, всегда так. Словно проглотил семечко, и теперь терновые колючки растут внутри тебя, разрывая каждую клеточку.
[indent] Когти впиваются в податливую почву. Как, как убедить себя, что всё хорошо? Что это действительно дом? Как перестать метаться, как загасить эти выжигающую душу ярость, обиду, чувство несправедливости, горечь? Зависть... Всем, даже братьям, таким лёгким и беззаботным, что хотелось отвесить каждому по смачному подзатыльнику для равновесия. Как вернуть себе преданность племени, сумевшему растоптать её в сердце крошечного двухлунного котёнка, который долгие луны сидел на пороге чужой палатки и ждал? Безнадёжно, напрасно, глупо. Ждал, а потом вырос. Всё понял. И устал надеяться. Как, если за четыре луны те, чужие, вражеские, морды стали родными, а все, окружающие теперь здесь, на принадлежащей по праву крови поляне, такие далёкие и неродные, словно незнакомые? Как заставить себя привыкнуть и вновь поверить? Как? - слишком много вопросов для такого юного создания.
[indent] Уши дрогнули в ответ на щебетание Лепесточек. Прищурившись, Ясенница чуть склонила голову набок. Эту мелкую она тоже не помнила. Да и не могла, ведь на момент пропажи они с братьями были единственными котятами в племени. Значит, эта родилась после. - Лис не видели. Но к нам на поляну прилетал орёл. Это такая большая, громкая и страшная птица. У неё каждый коготь как целая ты. А ветровые... Ну, разные такие, знаешь. Некоторые ужасно злые и противные, а другие ничего. Мне некоторые понравились даже, заботливые и добрые, - не в пример речным соплеменникам. Золотистая неопределённо дёрнула плечами. - Раз уж нас посвятят, хорошо бы с ними на ближайшем Совете увидеться, - как раз соскучиться успею. А как вы хотели? Четыре из шести лун - с ними. Сами виноваты. - Тебя то как зовут хоть?

Отредактировано Ясенница (17-03-2019 01:44:36)

+2

283

из орешника

Шла бы воительница в ночи, то её шерсть бы непременно издали искрилась от этой противной и не чёткой злости, которая мельком начинала играть в ней при каждом новом шаге Бурана: кот и впрямь будто повадился шагать ровно по её пятам, втягивая в своё холодное и суровое бытие всё, что только-только было согрето Медведицей. Воительнице тяжело давалось злость, и избавиться от её едкого послевкусия серошкурая смогла только дойдя до поляны и увидев уже посветлевшую Ласку в окружении котят.

- Они уже почти оруженосцы?.. - искренне удивившись, Медведица уставилась на Ласку так, словно она только что родила их среди поляны вот такими, почти что оруженосцами.

Может, и мне дадут? В голове кошки мелькнула очень неуловимая, хрупкая надежда на то, что хоть где-нибудь, хоть однажды у неё появится и свой малой, впрочем, наивность этой мечты серошкурая осознавала и сама, но эта истина давалась довольно-таки болезненно, поэтому кошка и успокаивала себя тем, что все воители и воительницы хотят поскорее получить ученика - и это нормально. Куда сильнее Медведице хотелось своих котяток, но, так как их и в ближайшем будущем не будет, хотелось хоть что-то - хотя бы оруженосца. А ведь, если кошке попадётся сложный подросток, буйный малец - это ж, всё, пиши - пропало... Медведица была слишком мягкой для наставника, и знала это. Собственная неспособность осуществить собственные мечты ещё больше сдавливало кошкино сердечко.

А Ласка же, едва ли сама отпустив мысли об этом, принялась вылизывать всех своих многочисленных долгожданных почтиоруженосцев. Дети местами бесились, местами уже сами сплетничали, как взрослые, а местами - просто глазели на родной лагерь так, как смотрели бы на нечто, на что уже едва рассчитывали. Как ни крути, а эти мальцы уже повзрослели намного раньше своих сверстников: на их долю выпало немало... В голове Медведицы мелькнул лишь намёк на слово "беды", вслед за которым в прикрытых задумчивых глазах сверкнули глаза Звездопада, найти в которых беду кошка, честно, пыталась до сих пор, восстанавливая до малейших деталек цвет радужки, выражение морды... Но пока что не получалось.

Передней лапой придвинув к себе Ясенницу, только что довольно церемонно обогнутую Берёзкой, да и будто бы не слишком радовавшуюся возвращению, и принялась приглаживать языком косматую длинную шёрстку на загривке котёнка. От всех них пахло ветром, чужим племенем, но серошкурую будто бы всё меньше раздражал этот запах, и поэтому только сильнее хотелось избавиться от него. Ясенница вроде как завела разговор с одной из младших котят, и кошка, даже вылизывая бурой лоб, не планировала им мешать, только изредка стреляя взглядом в ту степь, откуда должна бы была появиться Ручей.

+3

284

Форель внимательно осмотрел Чернику на предмет царапин, синяков и ушибов. Мало ли, что мог учудить их ненормальный брат. Особенно сейчас, когда у того крышу срывает. Нет, Форель тоже печалила мысль об уходе Львинозвезда к предкам, но черт возьми, соплями вопрос не решить. И если уж Крестовника так донимает вопрос - что будет с обидчиками, то вместо бесполезных прогулок с Черепом, мог бы больше времени проводить в лагере. Всячески помогать, быть ближе к Созвездию. А что. Форель так бы и сделал. Да только тому не было дела до мести. Пусть над этим верхушка племени голову ломает. Их, воителей, миссия простая - пополняй запасы, да будь готов в определенный момент нахлобучить обидчиков. Темно-серый до сих пор искал какую-то более высокую, выгодную для него цель в этой бренной воительской жизни. Перспективы на десятки лун сейчас были лишь одни - охота, патрули, ну и, куда уж без редких стычек. Скука. Хотелось чего-то нового, неизведанного, более масштабного. Осталось лишь понять - чего. А пока его отвлекали прекрасные представительницы племени - к каждой хотелось найти свой подход, обуздать их кошачью силу, найти тот самый ключик к их сердечку. О, все как Карпозуб завещал. Кстати, где он?
— Только вернулась с патруля. Точнее...после прогулки после патруля. Наткнулась на Крестовника. Он там до сих пор с Черепом, - Форель обыденно кивнул, а затем глянул Чернике за спину.
- Он тебя не обижал? Может, мне стоит с ним поговорить? - о, сестра - единственная, самая дорогая ему кошка из всего семейства и уж кого-кого, а ее он бы не позволил обижать никому. Пусть только волосок с нее сорвут. А Крестовник мог. Форель недовольно поморщился при мысли, что трехцветный братец скоро, наверняка, появится на главной поляне, обязательно испортив его выспавшееся, доброе настроение.
Все было прекрасно. До одного момента. На горизонте появилась Уклейка, от чего темно-мраморный приятно улыбнулся, даже на мгновение завис, засматриваясь на ее точеные черты тела.. О, Уклейка была прекрасна. Прекраснее ее может быть только... да никто. А хотя..
"Выдрохвостка тоже красивая. Но Уклейка красивее. Или нет. Или да. Они обе ничего так."
В нем говорил юнец. Юнец, который непременно хотел бы покорить весь мир. К чему и стремился. Правда его мир пока заканчивался на кошках, покорить сердца которых, как оказалось, не такого уж большого труда стоит. Вот например Уклейка. О, боднула в плечо. НУ все. Точно попалась.
— Доброе утро, может поохотимся вместе? Вдвоем.
Вы видели эту улыбку? Обворожительная. Медноглазый только хотел было кивнуть, улыбаясь, строя из себя всего такого смелого-умелого, расправив плечи. Да как бы не так.
— Иди куда шла. Я тут со своим братом, если ты не заметила, - Форель резко отвлекся на сестру, удивившись ее настрою.
- Черника? - поучительно-вопросительно мяукнул воин и огладил воронено-угольную кошку хвостом по спине, - Ты чего злишься, ягодка, - пытался успокоить сестру Форель. Удачно ли?
— Или я могу пойти с тобой. Поохотимся. Вдвоём.
Ну все. Механизм затрещал по швам. С одной стороны сестра, которая была дорога Форели, к которой он питал глубочайшую заботу и испытывал чувство  опеки, а с другой Уклейка. Прекрасная дама, прочно занявшая место в сердце серошкурого (в сердце ли?). Форель удивленно захлопал глазами, выражая своими эмоциями на морде неловкость и крайнюю задумчивость. Проще говоря - тупил по-жесткому, так, чтобы мозг глупо отчеканивал один и тот же ритм, не способный сгенерировать ничего толкового. Нужно было принимать решение.
Форель сначала неоднозначно и удивленно глянул на Чернику, мол, какого черта ж ты творишь, а затем на Уклейку, взглядом, полным глупости. Растерявшись, пушистый кот снова повернулся к Чернике, затем снова на Уклейку. Черника. Уклейка. Уклейка. Черника.
- Кошки, вы совсем очумели? - разводя лапами резко выпалил Форель и встал, - Вы... Вы,- пытаясь найти слова, воитель продолжал мотылять головой с сестры на воительницу, - Вы вот зачем так делаете, ну, - как на духу выпалил Форель, знатно растерявшись, - Сходите-ка вы вдвоем на охоту, - кот выполз из  объятий этих двух змеек, очутившись перед ними, - А я вот послежу. Чтоб охотились. Вместе. М?
Форель боднул сначала Чернику, затем Уклейку в сторону выхода из лагеря.
- Вы ненормальные, отвечаю, - серьезным голосом расстроенного мужика шикнул Форель, понимая, что последующие несколько часов ему придется провести в этом змеином клубке.
"Спасибо тебе, Звездное Племя за такой подарок судьбы! Просишь одну кошку, прилетает половина племени, спасибо, род-нень-ки-е!"

Отредактировано Форель (28-03-2019 18:15:47)

+4

285

[indent] Навострив уши, Ясенница покрутила головой, улавливая новые имена: очевидно, за время их отсутствия добрая часть оруженосцев успела дорасти до гордого звания воителя, даже так нелюбимую ей чёрную Черничку за какие-то заслуги переименовали, по крайней мере, оказавшийся меж двух огней Форель обращался к кошке иначе. Насмешливо хмыкнув в усы, золотистая принялась наблюдать за разворачивающейся драмой, впрочем, на этот раз, как ни странно, не спеша никого осуждать: в ней самой собственничества было - на целое племя хватит, и нежелание делить с кем-то родных братьев вполне себе отзывалось в душе понимающим мяуканьем, так что, окажись в подобной ситуации, она, скорее всего, и похлеще бы Уклейке треснула, дабы не засматривалась на чужое. Не для таких бесстыжих девок мама (т.е., сестра, конечно же) ягодку растила, нервы трепала, ночей не досыпала.
[indent] Засмотревшись да задумавшись, речная не заметила появление Медведицы, решившей, видимо, поиграть в заботливую тётушку. Только не нашла ли она, что уже как бы... Поздновато? Для Ясенницы шерсть вообще была больным местом: любой встретивший её, в первую очередь наверняка думал о том, что эта оторва мало того, что и гигиене ничего не слышала, так ещё и кубарем на привязи за Чудищем Двуногих по всей тропе прокатилась - взлохмаченная, неряшливая. По факту же юница могла сколько угодно времени провести за умыванием, структура шерсти ей досталась такая, которая даже после тотального намокания отказывалась приглаживаться «как прилично», что саму кошку ужасно злило. Да и непривычными слишком оказались вдруг такие ухаживания. Подобравшее их племя давало и еду, и защиту, но не могло заменить семью, не оказало - глупо было бы даже надеяться или требовать - отцовской и материнской заботы, и малышам пришлось рано учиться следить за собой и отвечать за свои поступки самостоятельно. Чья-то попытка вылизать её теперь воспринималась золотистой как унижение и намеренное вторжение в её личное пространство, а речная ещё не простила предавшее её племя настолько, чтобы подпускать кого-то столь близко к себе.
[indent] - Не надо, - вздёрнув хвост и ощерив загривок, бросила Ясенница, вывернувшись и отойдя на несколько шагов. На языке крутилась колкость, подначивающая ответить грубее и резче, но Медведица, несмотря ни на что, показалось такой трогательной и нежной, что речная передумала. Вдруг серая рассыпется? - Мне это давно уже не нужно, - лишь процедила она через полу-сжатые зубы, усаживаясь и приглаживая вздыбленную шерсть. - Лучше расскажите, что мы ещё пропустили, - кроме дядюшки... И четырёх лун полноценной жизни по вине ныне повсеместно изображающего радость племени.

+2

286

Иди куда шла. Я тут со своим братом, если ты не заметила, — ядовито прошипела Черника. Уклейка изо всех сил старалась сохранять спокойствие. Эта кошка никогда не умела следить за своим языком, и воительница с большой радостью сказала бы ей пару ласковых слов, но...
Всю ситуацию портил Форель. Глупый комок шерсти, который так быстро заманил трехцветку в свои сети. А она, прям как рыбка, в честь которой носила имя, доверчиво поплыла к серому охотнику в лапы. Осталось вceгo ничeгo — подцепить когтем и выбросить на берег. И она твоя.
Кошка прекрасно понимала, что стоит ей оскалиться на Чернику, а тем более поднять на нее лапу, как тут же серый кот выкинет Уклейку-неудачницу из своей жизни, как эту самую глупую рыбку. Ей этого не хотелось, они же только начали сближаться.
Воительница украдкой бросила на Чернику недоумевающий взгляд — мол, что не так? Что я тебе сделала? И почему нельзя жить в мире?
Кошка обманывала себя. Дружить с чернявой ей не хотелось. В ней кипело желание показать себя — украсить надменную узкую морду соплеменницы шрамами от длинных когтей. Вдох-выдох. Подавив свои эмоции, она смолчала. Просто проглотила обиду.
Или я могу пойти с тобой. Поохотимся. Вдвоём, — обольстительно улыбнулась соперница.
Ох, какая улыбочка. У тебя отлично получается играть роль хорошей девочки, Черника.
Уклейка раздраженно фыркнула, хвост ее ожесточенно хлестал стройные бока. Она выразительно глянула на соплеменника, почему молчит? Ведь он-то точно умеет найти подход к родной сестре! Вредной, но родной.
Черника? — только и смог выдавить из себя воин, еще и погладил Чернику хвостом по спине, так, что трехцветная скривилась от этого зрелища, — Ты чего злишься, ягодка?
В этот момент воительница вдруг с горечью осознала, что Черника для Форели значит много больше, чем она.
Маленькая, надоедливая Уклеечка.
Вроде по возрасту она воитель, а наивности как в маленьком трехлунном котенке. Кошка чувствовала, как вскипает ярость внутри нее, готовая вот-вот выплеснуться наружу, забрызгав всех ядовито-желтой желчью. И поймав глупый взгляд Форели, который совсем не подумал о ее чувствах, кошка взорвалась.
Ты ведешь себя, как неразумный котенок. Ревнуешь своего брата ко мне? Я польщена, — выдавила кошка недовольным голосом, — но как ты не поймешь, что не все дела в племени тебя касаются? В том числе и личная жизнь твоего брата. Мир не вертится вокруг тебя, Черника. — устало закончила Уклейка, укоризненно взглянув на черную кошку. Трехцветная прекрасно знала, что смысл сказанных слов вряд ли был воспринят ей всерьез. Но может, их смысл дойдет до другого кота?
Сходите-ка вы вдвоем на охоту, — часть сказанных Форелью слов вообще не дошла до ушей воительницы, — А я вот послежу. Чтоб охотились. Вместе. М?
Издеваешься?
Не стоит. — холодно отрезала трехцветная, — Вы можете поохотиться вместе, как и хотели, — проговорила она, и вдруг в ее голове возник план. Идеальный план. Что может сильнее всего взбесить Форель? Точнее, кто. — а я пойду поохочусь с Крестовником, мы как раз давно не проводили время вместе.
Уклейка лукаво глянула на серого кота, игриво подняв брови. И удалилась, гордо задрав хвост.
Не играй со мной, Форель.
нагретые камни

Отредактировано Уклейка (22-03-2019 18:05:53)

+7

287

— Ты чего злишься, ягодка? - а ведь сколько бы не злилась Черника, её брат всё равно бы не понял причину. Надо, блин, прямо в лоб сказать. Но какая здравомыслящая кошка так сделает? Правильно. Пусть сам додумывается.
— Ты ведешь себя, как неразумный котенок. Ревнуешь своего брата ко мне? Я польщена, — если бы не капелька самообладания - Черника бы сейчас задохнулась от возмущения.
- Я не ревную. Просто ТЫ мне не нравишься, и я хочу уберечь своего брата от большой ошибки. В том то и дело, что касаются. Он мой брат, и я уберегу его любой ценой, - угольная не сводила с Уклейки зелёных глаз, за всё это время даже не взглянув на Форель. Дурак. Теперь вот разгребай за ним. Построил этой вертихвостке глазки пару раз, так теперь она от него не может отойти ни на шаг. Контролируй свои гормоны, братец!
Но Черника всё равно безумно любила Форель. В племени было столько хороших кошек, она бы одобрила любой его выбор и поддержала бы, но только не этот.
Высокомерная, наглая, глупая, лицемерная...
— Вы можете поохотиться вместе, как и хотели...
- Ну спасибо, что разрешила, - Черника раздражённо дёрнула хвостом, наконец покосившись на брата. Как бы эта уловка на него не подействовала. А то ведь рванёт за ней из чувства вины.
- ...А я пойду поохочусь с Крестовником, мы как раз давно не проводили время вместе, - у угольной воительницы на секунду остановилось дыхание. Снова взгляд на Уклейку. Кого она сейчас хотела ранить? Её или Форель? Хотя какие глупости...о том инциденте ведь никто не знал кроме Черепа. Да и кому он мог рассказать? Он ведь даже ещё не вернулся в лагерь.
Всё ещё с ним.
Уже убили Звездопада?
Но кто-то, а предводитель племени Ветра сейчас мало волновал Чернику. Нет, Уклейка точно не могла знать, она просто хотела задеть Форель.
- Иди, - безэмоционально произнесла кошка на одном выдохе, слабо пожав плечами. Так, словно разрешает котёнку поиграть с оруженосцами. Благо, она умела скрывать то, что творилось на душе, не давая волю эмоциям.
Она пойдёт к нему. Она будет рядом с ним...а это ведь то, что он хочет. И он выберет её. Пойдёт к Звездопаду с ней. Но на её месте должна быть я. Он не может выбрать её...

+5

288

Уклейка и Черника все же это сделали. О да, эти двое превзошли все ожидания Форели. Темно-серый удивленно хлопал глазами, молча следя за перепалкой кошек. Хм, а тем временем он-таки понимал, что сыр-бор из-за него, из-за его личности. И... ему начинало это нравится. Нет, конечно агрессирующие друг на друга сестра и потенциальная пара - это не шибко приятно, но чтобы вокруг какого-то Форели такие накалы страстей происходили...
- Да какое "неразумный котенок", какое "большая ошибка", - передернул плечами медноглазый и недовольно-устало закатил глаза, - Вы нашли из-за чего кости друг другу перемывать, - что ни говори, но Форели чертовски нравилось общество недовольных кошек. От них исходило столько эмоций, неподдельных настоящих эмоций. Ему нравилось смотреть на каждую из них. Как Черника яро его защищает, как Уклейка пытается вырвать темно-серого из лап семьи. Это будоражило сознание и заставляло где-то в глубине души приятно мурлыкать.
Но на деле Форель казался серьезным, немного даже оскорбленным подобным поведением. Ну надо же было показать девочкам, что они обе не правы. Только потом все пошло не по плану. Резко.
— Вы можете поохотиться вместе, как и хотели, а я пойду поохочусь с Крестовником, мы как раз давно не проводили время вместе.
Слова трехцветки молнией влетели прямо по макушке Форели и он заступорился, резко остановившись.
"То есть как это к Крестовнику?"
Она, его законная вторая половина, так просто пойдет к ненавистному братцу? Ну уж нет! А Форель и впрямь обладал развитым чувством собственности. И Уклейка - его собственность. Да, весьма грубовато, но он не пожелал бы с ней делиться с Крестовником. Не с ним! И как Черника сейчас яро отстаивала своего брата, так и темно-мраморный возмущенно нахмурился. Голос Черники заставил его слегка протрезветь, провожая Уклейку взглядом.
— Иди, - Форель растерялся. То есть она уходит? Вот так просто берет и....
"А-а-а-а-а...."
Кажется, он раскусил ее. Уклейка была той еще рыбкой. Неуловимая, шустрая, хитрая и умная. Она уже спрашивала его об их отношениях с Крестовником. Теперь ясно для чего. Кот медленно набрал воздух в легкие и также медленно выдохнул. Рядом стоящая сестра будто бы ментально передавала все свое недовольство и Форель и сам заряжался злостью.
- Не желаешь выпустить пар, сестренка? - пялясь на выход из лагеря, произнес брат, - ты и я, м?
О, Форель-то знал, что в итоге его нос приведет их прямиком к Крестовнику и Уклейке. Осталось ли Чернику задобрить. Он отчего-то был уверен, что только завидев трехцветного брата черношкурая сестра тут же забудет про эту глупую ссору с Уклейкой. Может хоть на братце злость выместит. И вот тогда-то у Форели появится момент. Осталось только не расстроить ревнивую Чернику, которую он любил не меньше Уклейки и всех остальных кошек.

>за уклейкой

+6

289

Голова была занята только тем, что сказала Уклейка. Почему она пошла к нему? Конечно, это отличный повод задеть Форель, но есть же и множество других...так почему она выбрала именно этот?
Ну кого я обманываю? Это же просто беспроигрышный вариант.
Черника уже видела как загорелись глаза брата, и предки свидетели, её глаза тоже стали в два раза ярче. Почему это вообще её задевает? Почему её сейчас больше злит не то, что Форель повёлся на штучки Уклейки, а то что выскочка будет рядом с Ним?
- Вспонил обо мне когда Она ушла? - фыркнула угольная, недовольно глядя на брата. Она не узнавала его, этого...манипулятора? Нет, Форель не был таким, но если продолжит в том же духе...
Черника посмотрела вслед убегающему брату. Бежать за ним? И что ей там делать? Крестовник лишь посмеётся над её безрассудным поведением. Угольная устало оглядела поляну. Где же Галка? Второй брат, который всегда так хорошо её понимал и который не променял бы её на такую взбалмошную кошку. Да и вообще ему был кто-то нужен кроме неё? Нет. Они всегда бы вдвоём, как две капли воды.
Но Черника не могла оставить Форель наедине с Уклейкой и Крестовником. Предки знаю что они натворят...
>>>нагретые камни

+4

290

Каждый новый шаг по мере приближения к лагерю становился все тяжелее — бьющееся в ошалелом ритме сердце хотелось вырвать из груди раз и навсегда, чтобы не мешало опускать в воды кипящей тьмы собственный разум, ведь ситуация все чаще требовала от него радикальных мер. На душе висело нечто совершенно непонятное, подходящее по весу пресловутым камнем, тянущее все естество вниз, поближе к холодной земле, словно сама жизнь более не позволяла следовать избранным однажды путем. Потому что этого никто и никогда не ценил по достоинству; потому что для всех от него нужно только одно — решения, не приемлющие оговорок и колебаний.

Впрочем, как бы глашатай не пытался выплеснуть весь накопившийся негатив и напряжение в мышцах в попутной охоте, только стены лагеря принесли нужное облегчение.

Отдохни, — выходя на поляну, Буран ободряюще коснулся хвостом Ручей, будто уверяя нисколько ее, сколько себя в том, что сейчас их племя в безопасности. Звездопад, кем бы он в сущности не был, ослаблен, а значит, по меньшей мере, одна из угроз в ближайшее время не нанесёт их жизням очередной урон. В любом случае, не было смысла поднимать шумиху из-за увиденного, подогревая гнев соплеменников — привести сюда ветряка в такое время и вовсе казалось безрассудством. Забот без того хватало, и, благо, с принесённым ими уловом, одной из многих стало заметно меньше. Вид пополнившейся кучи, да и пережитое за день пробудило в нем поистине животный аппетит, а потому Буран, едва успев потерять из виду серенькую воительницу, не стал отказывать себе в заслуженном ужине. Увидев неподалёку Красноперку, чью пятнистую шкуру он бывало по молодости путал с шерстью Созвездия, - за что, попробуй он скажи это вслух, отхватил бы по ушам - глашатай кивнул соплеменнице.

Составишь компанию? — он исподлобья глянул на кошку и ненавязчиво бросил ей под лапы полёвку, прежде чем пристроиться рядом, скрываясь под сенью раскидистой ивы. — не щука, конечно, но я старался, — губы тронула улыбка. На мгновение Буран будто вновь почувствовал себя в шкуре оруженосца, жаждущего похвастаться перед своей наставницей первым уловом.

Отредактировано Буран (01-04-2019 17:04:16)

+4

291

Когда все собеседники оставили воительницу в гордом одиночестве, та недовольно фыркнула. Эко важные какие, деловые. Ну и пусть катятся, Красноперка будет отдыхать. Кто-то вновь пошутил про палатку старейшин, получив в ответ хлесткую словесную пощечину. Пусть только попробуют ее запереть в лагере, она быстро на всех управу найдет, у нее вообще в верхушке связи. А Созвездие, рыбка ее золотая, не поступит так с матерью, не закроет в душной палатке оставив помирать. Нет же?
Пока Краснопёрка стоит на лапах и способна сражаться и охотиться, она ни в коем случае не сядет никому на шею. Ее хоть бы молодняк обучать поставили, а то складывается ощущение, что ей не доверяют. Пусть за свою жизнь она воспитала ни одного ученика, зато все вон какие бравые вояки выросли. Один Буран чего стоит!
К слову, серая глашатайская фигура нарисовалась у входа в лагерь вместе с хорошенькой Ручей. Проводив серенькую взглядом, воительница посмотрела на бывшего ученика.
- Молодец, но завтра вытащу тебя на рыбалку, посмотрим, помнишь ли ты то чему мы учились, - хохотнула Краснопёрка, - Лед с реки как раз почти сошел, самое время пойти за окушками. Ох вот уж я отъемся, а то эти мыши, птицы, тьфу. Только зиму перебиться.
Не сказать что зеленоглазая сильно похудела, не больше чем остальные члены племени, разве что из-за не слишком длинной шерсти ее худоба замечалась немного больше, ровно как и набранные жирки. Не испытывая сильный голод, кошка откусила кусок мыши, медленно пережевывая, давая Бурану время наесться досыта.
- И все-таки Ручей очень славная, - внезапно выпалила Краснопёрка, хитро покосившись на глашатая, - Смотрю гуляете с ней вместе, да? Давай, выкладывай, хоть эту новость я узнаю первой, а то что ты, что Созвездие шушукаетесь по углам да не говорите ничего. Вот так доживешь до моих лун и тоже не заслужишь знать что вокруг делается, будто чужачка.

+4

292

[indent] - Лучшее твоё качество? - Выдрохвостка хмыкнула в усы, мягко вытягивая вперёд лапы, с грацией какой-то особенной большой кошки укладываясь рядом и неспеша проведя кончиком языка по шкуре на груди, - какой ты скромный. Камыш ведь в действительности был таким. Скромным. Молчаливым. Холодным. Притягательным.
- Какая жалость, - безразлично как-то отозвалась Выдрохвостка на замечание о том, что даже в лес не выйти без сопровождения, - но будто бы нам когда-то требовалось разрешение, Камыш? - кошка изящно повела плечом, усмехаясь в усы, - а опасность должна наоборот закалять и приносить в голову свой некий раздор и хаос. Хаос...
[indent]  - Скажи мне, Камыш, если бы ты был на месте предводителя, едва ли ты бы отпустил этого поганого Звездопада живым, правда? - обратив внимательные голубые глаза на своего собеседника, кошка игриво опустила лапу на кончик чёрного хвоста, прежде чем хмыкнуть в усы, - я уверена, что из нас вышел бы сильный тандем. Такой, который вернул бы Речному племени его былое могущество. Подумать только, сидим в лагере, поджав хвост, как трусливые крысы, - Выдрохвостка как-то насмешливо хмыкнула в усы, вкрадчиво произнося самые важные слова шёпотом, чтобы их точно не услышали лишние уши. Кошка не верила, что все может быть хорошо под руководством предводительницы, которая верила в непричастность к этому целительницы. Возможно, Щербатую и прибрало Звёздное племя только за то, что она не очень правильно растолковала их слова. Или же склонилась на тёмную сторону.
[indent]  - Это ты называешь «Всё хорошо», Камыш? - удивленно выгнув брови, Выдрохвостка тихо рассмеялась, рассеча кончиком хвоста воздух, - когда мне становится стыдно за собственное племя - это хорошо? - кошка брезгливо посматривала на малолунных котят. Совсем взрослые, а это значит, что скоро в палатке планируется прибавление. Нарочито поджала губы, демонстрируя театральное разочарование, - опять заполонят всю нашу палатку, Камыш, будем просыпаться ночью от проклятого котячьего визга, потому что они не нашли мамкиного молока.

+6

293

— Какой ты скромный.
Камыш на мгновение растерялся, покосившись на пристроившуюся рядом Выдрохвостку. Едва уловимые нотки, проскочившие в её голосе, умудрились создать резонанс в его эмоциональном состоянии. Кот промолчал, пару секунд слишком настойчиво глядя на острую точёную мордочку, не выражавшую ни одного чувства, которое могло бы подтвердить его предположение. И потому Камыш отринул странные сомнения, признав, что ему лишь померещилось.
- М-м... - Камыш задумчиво вытянул широкую угольную лапу вперёд, вороша белёсыми когтями влажный песок. - Разрешение нужно тем, кто боится последствий.
Он никогда не боялся. Камыш действовал осмотрительно, скрытно, может, сдержанно, но не трусливо. Отчасти поэтому то, что Речное племя прогибалось под обстоятельства, отказываясь от зова чести настоящих воителей, и бездействовало, так раздражало оруженосца. Он сам вышел бы в первых рядах, чтобы сразиться с теми, кто оскорбил его клан, встал бы плечом к плечу с Выдрохвосткой и другими, теми, кто понимал, как следует отстаивать свои интересы и защищать самое важное. А лучшей местью будет отмщение их же подлостью. Нельзя оскорбить честь тех, у кого её нет. Возможно, Камыш смог бы предложить варианты действий, но... железно понимал, что никто из тех, кто вёл сейчас Речное племя, его не услышит. А Выдрохвостка слушала. Поддерживала его. Услышав негромкий вопрос из её уст, Камыш ухмыльнулся.
- Никогда. Земля обагрилась бы кровью дважды.
Каково это, проливать кровь тех, кто этого заслужил? Наверное, приятно. Наверное, Камышу бы понравилось. Молодая, горячая кровь бурлила в жилах и требовала действий. Чего-то нового и будоражащего. Войны? Даже хладнокровный черношкурый кот не мог отрицать в себе этого желания.
— Я уверена, что из нас вышел бы сильный тандем. Такой, который вернул бы Речному племени его былое могущество.
Она сказала это? Внутри всё сжалось, и Камыш тихо выдохнул, впившись жадным взглядом в хрупкую фигурку кошки. Жгучее и столь же холодное пламя в её глазах рождало яростное, отчаянное жжение под рёбрами. Дыхание сбилось, а вдоль позвоночника пробежал ток, и Камыш вскинул голову. Слишком поглощённый картинами в голове, рождёнными такими желанными словами подруги, кот не сразу понял, что слишком долго смотрит на неё в упор. Никогда раньше. Никогда с таким упоением. Он медленно перевёл взгляд на серую лапку, опустившуюся на его хвост.
- И выйдет. Не говори так, словно всё уже безнадёжно.
Мы сможем сделать лучше.
- Они слабы сейчас. Слишком долго были там, слишком долго им промывали мозги, - с холодным прищуром он глянул туда же - на так радостно копошащихся возле матери котят. - Просто нужно уделить больше внимания... их верности.
Раздражённо чёрный хвост ударил по земле. Камыш невольно представил, что кто-то из этих мальков может встать на сторону врагов во время конфликта. О, нет, такое нужно искоренять сразу. Мы смогли бы сделать из них воителей. Настоящих. Речных. Но даже близость посвящения не давала никаких гарантий. До первого ученика ещё нужно было себя проявить, а с такими настроениями верхушки... им с Выдрохвосткой пока придётся справляться самим.

+5

294

[indent] Выдрохвостка едва слышно усмехнулась в усы, однако продолжила вылизываться, делая вид, что мимолётная растерянность Камыша прошла мимо неё. Пускай в действительности считает, что ему померещилось. Глупыш. Плотно обтянутое кожей плечо идёт назад, когда кошка меняет позу на более удобную, но при этом не сводит взгляда с сидящего рядом Камыша, слегка приподнимая острый точёный подбородок.
- Мфх, - очередная усмешка, - а ты боишься последствий, мой защитник? - скорее всего это вопрос, который изначально не требует никакого ответа, но Выдрохвостке по истине было бы интересно услышать, что скажет Камыш. Узнать, насколько далеко её герой может зайти ради благой цели.
[indent] Ей нравилась компания Камыша. Он редко задавал ненужные вопросы, а мыслили они, откровенно говоря, в одном направлении. Камыш, возможно, был и сильнее физически, выше её ростом и твёрд костяком, но Выдрохвостка всегда претендовала на голову щуки, а не на её тело. И все же сейчас, поглядывая на своего собеседника, кошка не могла не отметить, что маленький и щупленький котёнок обрёл стать и гордую горбинку на носу, а любой его взгляд, брошенный в её сторону, вызывает у Выдрохвостки самодовольную ухмылку. Он не глуп, как Форель, не пытается влезть не в свое дело, как Форель. Просто... мечта, а не товарищ.
- Правильный ответ, - лукаво ухмыльнулась Выдрохвостка, медленно приподнимаясь на длинные изящные лапы, прежде чем вплотную прижаться к горячему уху, опаляя прохладную кожу собственным дыханием, - думаю, не одни мы мыслим в направлении того, что Созвездие выставляет Речное племя слабаками и трусами, - внимательно заглядывает в глаза, обольстительно улыбаясь одними кончиками губ. Со стороны похоже на лобызания, на милование, но это всего лишь видимость, несмотря на, безусловно, наличие той или иной искры в этих отношениях. Выдрохвостка позволяет себе хитроватый прищур.
[indent]  - Хочу нарушить все запреты, - все так же на ухо, ведь она не позволит назойливым котятам или ещё кому-то греть тут уши и околачиваться, - ты со мной, мой чемпион? - Выдрохвостка отодвигается на расстояние протянутой лапы, прежде чем сделать несколько шагов вперёд, оглядываясь через плечо и призывно качнув кончиком хвоста, - мой сильный защитник. Выдрохвостка умела говорить красиво - факт. Умела очаровывать невинными голубыми глазами, в которых все же бушевало пламя драконов и лесной пожар - тоже факт.
- Я уверена, что ты бы смог воспитать каждого из них должным образом, - повела усами, - Мы смогли бы, - ей нравились мысли Камыша. Нравилось изучать его сознание, как открытую книгу, то, что он позволял делать ей сейчас - забираться лапами в ворот мыслей и идей, которые поджигались пламенем бушующей революции. Выходило забавно. Выдрохвостка прижалась мордочкой к пушистой щеке, негромко замурчав. Мол, давай. Не ломайся так. Пора сломать все проклятые запреты.

+4

295

>из небытия

Голову вскружили рои мыслей, которым стоило бы разложиться по полочкам, однако при любой попытке разобраться в себе Дымка лишь сильнее путалась в ощущениях, сопровождаемых дурным настроением. Ей захотелось уйти прогуляться — бесполезное занятие, предназначенное для законченных эгоистов ведь прогулки занимали драгоценное время, которое можно было бы потратить на охоту или тренировку. Вместо этого серебристая предпочла пробежаться по территории, а затем искупаться в ручье, это несколько расслабило её и придало сил. В связи с прошедшими событиями Дымка была чересчур задумчива, будто прокручивала в голове тот самый момент, когда увидела новую предводительницу перед глазами. Но время шло, всё стало привычнее, точно так всё быть и должно.
Огнеглазая юница хоть и чувствовала себя комфортно, проводя время в одиночестве, но сейчас нечто острое кололо сердце, словно это самое одиночество стало далеко не свободой и преимуществом, а тюрьмой, заточением, мукой. При виде соплеменниц, обнимающих своих чад, полосатка начинала ощущать себя действительно одинокой, ведь семьи у неё не было, только Ручей. Только сестра скрашивала глупые мысли, ведь именно дымчатая родственница могла понять её, как никто другой. Она стала счастливее, заметно счастливее, чем тогда когда лишилась своего близкого, Львинозвёзда. Ручей оживала с каждым днём, а Дымка старалась подмечать её настроение и поднимать её настрой, если той становилось грустно. Теперь с ней чаще оказывался рядом Буран, даже сейчас пламеглазка подметила, с кем возвращается в лагерь сестрица.
Рысцой полосатая подбежала к сидящей неподалёку соплеменнице, Медведице, которая позаботилась о чистоте шерсти Ясенницы.
Не устала, Медведица? Быть может, перекусишь, передохнёшь? — добродушно улыбнувшись, промурлыкала Дымка и посмотрела прямо на подругу.

+5

296

Выдрохвостка вертела ситуацией как хотела. Она могла сказать что угодно - приказать что угодно - и Камыш не смог бы противиться. Не захотел бы? Не признаваясь самому себе, что его устраивает это положение, кот слепо последовал бы за ней в саму бездну. Что-то было в этой кошке такое, подчиняющее своей воле нелюдимого, замкнутого бугая, так что он беспрекословно оставался рядом, лишь бы продолжать ловить этот её взгляд. Камыш жадно, как стремится жаждущий к каплям влаги, вслушивался в тихие слова Выдрохвостки.
- Ни одни из возможных мне не страшны.
Как и тебе.
Внутри неумолимая, сшибающая с лап стихия бушевала, разгоняя сердце до быстрого стука в ушах. Камыш невольно подался на встречу кошке, ощущая её горячее дыхание и слыша шелест голоса. Истинная сила здесь. В нас. В ней. Так молоды, так отчаянны. Взор кота теперь горел отблеском того же огня. Она понимает, что нужно племени. Именно поэтому он будет рядом, что бы ни понадобилось.
— Хочу нарушить все запреты.
- Я знаю.
Он на мгновение встречается взглядом с ледяным пламенем её глаз и вновь обретает смысл. Лапы требовали активных, сиюминутных действий. И сейчас Выдрохвостка предлагала сделать хотя бы шаг к цели. Хотя бы движение. Смог бы её чемпион ответить что-либо против? Камыш лишь бесшумно поднялся и поравнялся с изящной статной фигуркой. Он позволил себе сократить дистанцию на едва уловимые доли секунд, шерстью на боках касаясь её. Если Выдрохвостка могла делать что угодно и когда угодно, то для Камыша эти прикосновения были высшей наградой, которой он удостаивал себя слишком редко. Так сложилось, что у неё существовало личное пространство, а у него - нет.
— Мы смогли бы.
Каждый раз, когда Выдрохвостка выделяла их существование как чего-то единого ком вставал у Камыша в глотке, мешая вдохнуть. Высшая похвала - её близость. Тёмной скалой, гарантирующей абсолютную защиту, он двинулся рядом, пропуская кошку на полкорпуса вперёд, безоговорочно уступая главенство в тандеме.

+5

297

Буран прищурил желтые глаза, подавляя улыбку. Он прекрасно понимал недовольство Красноперки, разделял ее вкусы, хоть и не был столь привередлив в рационе, довольствуясь тем, что поймал. Но речную душу не обманешь: лёд с реки практически сошёл, и рыба после заморозков была наиболее медлительна и уязвима, что обещало добрый улов. Даже самый расторопный речной воин не сможет устоять перед такой возможностью помочить шкуру.

Ловлю на слове, старушка, — добродушно усмехался кот, постепенно расправляясь со своей порцией, которой, впрочем, едва ли можно было насытиться. Ему стоило бы брать добычу побольше, но он предпочитал отдавать лучшее мясо соплеменникам. — думаю, мне есть, чем тебя удивить.

Буран заметно расслабился, чувствуя, как пустота в груди все больше заполняется необходимым теплом, подогретым присутствием бывшей наставницы и непринуждённым разговором. Сейчас он был бесконечно благодарен Краснопёрке, что та не поднимает тему конфликтов и войн, не вынуждает его загнанным хищником метаться в лабиринтах собственного сознания в поисках ответов. Которых у него нет.

Ручей? — выдержав паузу, глашатай отвлечённо скользнул взглядом в поисках упомянутой, но увидел только ее сестру в компании Медведицы. — славная. У неё много достойных качеств, которых многим из нас не хватает, — он не умел говорить в открытую о своих чувствах, но неловкости не выказал, сохраняя на лице выражение почти умиротворенного спокойствия, лишь скулы рефлекторно дернулись при воспоминаниях недавних откровений в лесу. Впрочем, утаиваться было бессмысленно  — с наставницей такие приёмы не работали. — Что ж, я рад, что мы ней сблизились в этот непростой период. Ей пришлось нелегко. Как и Созвездию, — возвращаясь глазами к Красноперке, снова растянулся в улыбке. — Мне ли тебе рассказывать о непростом характере твоей дочери? На ее плечи много всего свалилось, но она отлично справляется, — как и многие, он замечал в кошке вынужденные перемены и не мог отрицать того, что они идут на благо племени, однако вопрос личного счастья для предводительницы всегда будет болезненным, отчего внутри вновь досадливо кольнула совесть: как ни крути, но Бурану в этом смысле не приходится жертвовать большим.

Я не дам ей взвалить на себя больше необходимого, обещаю, — он задержал долгий взгляд на пятнистой воительнице, видя в ней отражение Созвездия, понимая, что не такие уж и они и разные: мать и дочь. Просто последней предстоял более тернистый путь. — а ты не дай ей закрыться в себе.

+6

298

Разрыв с границы

оффтоп

я не знаю, чем закончится разговор с Кометой и расскажет ли она о Горе, поэтому пока не слишком углубляюсь в эту тему

[indent] Выслушав мнение Кометы больше из вежливости, как своего союзника, Созвездие еще там, на священной поляне поняла, что черногривая не разделяет ее опасений на счет одиночек, а вот обвинить соседей в своих бедах - это, да, оказалось по ее части. И с одной стороны, она могла понять ее скепцизм на предположение новоявленной речной верхушки, ведь предводительница Теней была в это время занята делами собственного племени, и не могла видеть и чувствовать то же, что она сама, но с другой, именно эта путаница запахов больше всего не давала пятнистой покоя.
[indent] Зачем покорителям пустоши смешивать свой запах с гнилью и грязью? Для того, чтобы замести следы? Логично, конечно, ничего не скажешь, да вот только.., находясь достаточное время подле Львинозвезда, бывшая глашатая достаточно насмотрелась на соседей, дабы твердо усвоить одну немаловажную вещь - коты племени Ветра почти поголовно были упрямыми гордецами, равно как сам Звездопад. Зачем  же столь гордым созданиям так низко падать и пачкать собственные лапы в дерьме? Нет, такого за ними раньше не водилось. Созвездие была не менее упрямой для того, чтобы все еще думать так.
[indent] Запахи. Разгадка всей Звездоцапщины, она была почти уверена, крылась именно в них. Что-то важное ускользало от их носа. Что-то по-настоящему значимое. Быть может, со Звездопадом нужно снова встретиться один на один? Да уж, отличная идейка. А как обрадуется тому сам Звездопад, закачаешься!
[indent] Уверенно переставляя лапы, уже не чувствуя усталости: приняв ее, свыкшись с нею, как с неотъемлемой частью себя, золотисто-черная нет-нет, да поглядывала на бегущего рядом Карпозуба, который не только выслушал ее, когда кошка вовремя не прикусила язык, но и по-своему поддержал, за что она была искренне бдагодарна. Соплеменник не проронил ни слова с тех пор, как они расстались с сумрачными. Видимо, им обоим было что обдумать. Созвездие знала, что чуть позже соберет совет у себя в палатке. И Карпозуб обязательно там будет, ведь он был воином речного племени, верность которого,  предводительница не ставила под сомнение. Хотелось бы ей, чтобы так было со всеми...
[indent] Однако, дела следует вершить по порядку.
[indent] Влетев в лагерь с первыми лучами солнца, ласково скользнувшими по ее гибкой пятнистой спине, бирюзоглазая, умерив темп, легкой рысью прошествовала напрямик к котятам и их родителям, бросив через плечо черношкурому короткое:
[indent] - Отдыхай.
[indent] Затем, остановилась возле счастливой семьи, взмахом хвоста привлекая к себе внимание тех, кто был на поляне.
[indent]- Ясенница, Березка и Пчелка - строго обратилась она к котятам, возвышаясь над ними неумолимой морской волной. - Прежде чем проведу обряд посвящения в оруженосцы, я спрошу лишь раз. Сейчас, когда на вас смотрит все речное племя, - обведя немигающим взором собравшихся котов, Созвездие не позволила себе и на коготок смягчиться. Будущие ученики должны были в полной мере оценить и прочувствовать важность сего момента.
[indent] Холодный взор облетел толпу, вернувшись поочередно к трем мордашкам.
[indent]- Я хочу, чтобы вы подтвердили свои собственные слова. Те, что сказал нам вчера вечером на границе Березка. Итак. Племя Ветра действительно спасло вас от собаки, которую натравил на вас же некий чужак, похитив и унеся с родных земель? - упомянув похожего на Звездопада кота, но не подтвердив его виновность, пестрый малыш не оставил в ней сомнений. И сейчас, кошка, замерев сердцем ждала, что он вновь подтвердит это. В таком случае, с ветряков можно будет снять хотя бы голословные обвинения в краже котят. Авось, и другие, наконец, задумаются.
[indent] - Если это так, прямо сейчас перед вашим посвящением, я прошу вас как будущих учеников подтвердить это. И если, я в чем-то ошиблась, поправьте меня.

Отредактировано Созвездие (04-04-2019 10:55:22)

+6

299

Краешками зелёных глазок кошка то и дело пялилась на Ласку, явно соскучившись по выражению умиротворения на её морде: это было прекрасно настолько же, как ранний рассвет над рекой или что-то такое, ну, кому что глаз радует. Ласка искрилась покоем - она сполна это заслужила, и Медведица настолько была этому рада, что не хотела даже лишний раз её дёргать. Ясенница довольно быстро выкрутилась из заботливых ухаживаний Медведицы, сославшись на то, что по возрасту уже не солидно, на что воительница смогла только мягко улыбнуться - это выглядело слишком очаровательно, чтобы настаивать. Казалось, все так соскучились по котятам, что дали бы им даже повисеть на ушах.

- Дымка, - отозвалась кошка, замечая подругу, мягко заурчав, - Рада тебя видеть.

Вопросы об усталости, еде и отдыхе - те же самые, что она много-много раз задавала Ласке, пока её котят не было, теперь сыпались мимо её собственных ушей, но с одним большим отличием - она не имела права вести себя так нелепо, не имея в жизни горя, хотя бы примерно похожего на горе безутешной матери. И не приведите Предки... Серо-белой было за себя стыдно.

- Сыта и бодра, - улыбнувшись, ответила подруге, не слишком мучительно зевая, - Думаю, у нас всех теперь не столько поводов для грусти. Краем морды кошка указала на котят, которых имела в виду, да и была, по сути, права.

К облегчению кошки, Оцелотка собрала внимание на себя: казалось, события их племени разворачивались так резко, что еле успевали усваиваться, и Медведица, как и всё племя, притихла, вслушиваясь в речь пятнистой. Котят собирались вот-вот посвятить - это было бы правильно, несмотря на все радикальные фырки, которые Медведица и сама уже слышала то тут, то - там. Не во всех глазах котята, так долго прожившие в чужом племени, вызывали доверие, но разве мог Звездопад воспитать их плохо?.. Не мог. Но так и думала Медведица едва ли не одна, чем гордилась и о чём сожалела одновременно. Одно могло вскоре порадовать - вдруг и ей дадут ученика? Тогда, к примеру, она сможет куда реже смотреть на то, что Буран делает теперь уже не с Ветвью, а с её близкой подругой. Хотя... Своего оруженосца кошка тоже будет учить, что в других племенах есть хорошие коты? А если он не будет её слушаться?.. Впрочем - может, и не стоит она оруженосца...

+1

300

[indent] Медведица, кажется, вовсе не обиделась на недружелюбную выходку Ясенницы, которую не то, чтобы слишком волновало, что может почувствовать участливая воительница, но всё же... Нет, видимо, волновало, и куда больше, чем хотелось бы ей самой и чем она готова была признать, посему то, что кошка отвлеклась и не начала перечислять ей все новости последних лун сыграло юнице на лапу. Отвернувшись с видом а-ля «ничего и не было», золотистая вновь начала с интересом крутить головой, пытаясь вспомнить хоть немного больше о каждом, с кем теперь придётся делить подстилку, еду, жизнь. Так странно знать всё до мелочей о соседях, вроде как врагах, но смешанно-вражеские чувства испытывать именно к своим. Я ведь любила их... - почему так тяжело вернуть то чувство, ту лёгкость? Ведь, если закрыть глаза и встать, лапы сами понесут по собственным заметённым следам к реке, как в тот, их первый день, и вокруг, кажется, начнут оживать те же звуки, что-то внутри оттает...
[indent] Не успеет. Голос Оцелотки, олицетворяющей в себе весь негатив предательства и смерти Львинозвёзда, выдернул сознание из окутавшей его детской неги, и Ясенница, подавшись от кромки воды назад, ощерила загривок, неприязненно передёрнувшись. Невольно сравнивая пятнистую лидершу с дядюшкой и видя, как менее опытная кошка проигрывает ему в каждом движении - разве можно переплюнуть гордую, благородную и такую естественно-непринуждённую стать златогривого короля? - и слове, девчушка вновь замыкалась, хмурясь и глотая шипение. Мне не нужно твоё посвящение! - зачем, зачем она так торопится? Неужели котята не имеют права даже на акклиматизацию после ещё одного пережитого шока?
[indent] Ясенница оглянулась, бросив жалостливый взгляд на мать. Если бы бунт мог хоть чем-нибудь помочь, позволил бы ей ещё хоть одну ночь провести у живота Ласки, она бы перевернула с лап на голову всю поляну, но даже такой сорвиголове было ясно, что это бесполезно - Оцелотка слишком вольготно почувствовала себя, лишившись покровительства истинного предводителя, и унижаться перед ней золотистая не собиралась.
[indent] - Племя Ветра принесло нас в лагерь и четыре луны защищало и кормило, - с холодной едкостью фыркнула юница, усаживаясь и без стеснения смотря пятнистой прямо в глаза. - Но в первый день оно было для нас таким же чужим, как и те, кто унёс нас. От тех, кто привёл нас к псу, пахло не по кошачьи, грязно, но когда однажды ночью я увидела силуэт и горящие глаза Звездопада, они были один в один похожи на ту фигуру, которая спустила на нас пса, сидя на ограде Двуногих, - Ясенница невольно выпустила когти, пропоров землю. От одного лишь воспоминания огромных лязгающих зубов она вновь ощутила, как шерсть становится липкой и тяжёлой от вонючей песьей слюны, а стёртые до мяса подушечки горят от боли. Сейчас кожа на них загрубела, но даже в самых смелых снах речная не пожелала бы вновь нос к носу столкнуться с обезумевшим монстром, даже если перед этим ей представился бы вожделенный шанс плюнуть в морду всем и каждому, участвующему в их похищении.
[indent]- Больше мне сказать нечего. То, что с нами случилось, не было похоже на игру, которую хочется запомнить. Интересно, наказали ли за необдуманный поступок Щербатую? Или у Оцелотки оказалась кишка тонка не только вовремя вернуть котят домой, но и разобраться с накосячившей целительницей? И как вообще племя допустило, чтобы эти чужаки подобрались так близко? Были ли теперь похитители для неё чужими? Так много вопросов... Но прошло четыре луны, и есть ли смысл разбираться теперь, когда утекло столько воды, и ответов уже не сыскать? Ясенница не хотела больше ворошить прошлое, это было слишком обидно и больно. Неужели пятнистой действительно так нравится мучить их? Откуда в ней столько жестокости к котятам? Фантомы прошлого не дают спокойно жить? Поздно опомнилась.

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна