У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 21 страница 40 из 287

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

21

Начало Игры


Морозная хмыкнула - Львинзвезд созывал племя для собрания, рядом с скалой крутились еще котята, но уже будущий оруженосцы. Совсем недавно, каких-то десять лун назад и она готовилась принять новую должность. Тогда хвост маленькой Морозки подрагивал от нетерпения. Нет, не стать оруженосцем,  а доказать своей матери, что она чего-то стоит! Доказать, что не зря родилась на свет и будет достойной воительницей.
Зря, все это было зря. Как бы не старалась маленькая кошечка, стирая подушечки лап в кровь, отказываясь оставаться лишний день в палатке целителя - мать была не приклона. Она хвалила других, восхищалась успехами других оруженосцев, но не её. Заглядывая в зеленые глаза матери, Мороз видела лишь призрение и ненависть. Долгое время она не могла понять "За что?!", а после уже и перестала пытаться. Сейчас она воин и никто не посмеет так на неё посмотреть. Одна из лучших охотниц племени... Морозная совсем не гордилась этим, это была данность, её прямая обязанность. За все свои шестнадцать лун маленькая кошка не услышала и простой похвалы, чего уж ждать сейчас?
Возможно, когда-нибудь, она сможет перебороть себя и стать наставницей, одной из лучших. Да. Она определенно будет гордиться успехами своего ученика, а пока...
Пока она застыла статуей, становясь неприглядной тенью около все еще зеленых, только тронутых желтизной, кустов. С её внешностью сливаться с природой было тяжело, именно поэтому она предпочитала проводить большую часть своего времени около реки, медитируя над ловлей рыбы. Лесная же охотница из нее была некудышной, словно полевки и белки видели её издалека, разбегаясь подальше. Порой, Морозной казалось, что она слышит тоненький писк-смех, мелкие грызуны явно потешались над неудачливой охотницей.
Стараясь стать тенью, продолжением листвы, кошка прищурила свои голубые глаза, внимательно следя за поляной, на которую постепенно спешили соплеменники. Никто и никогда не пропускал важных объявлений предводителя, разве что дозорные, но и тем успешно доносились все новости.
Уложив белый, пушистый с серой кисточкой хвост на лапы, Морозная вздохнула. Как бы она не хотела казаться отчужденной, тяжело быть не нужной никому.

Отредактировано Морозная (21-09-2018 15:42:37)

+5

22

Он произнес свою мольбу, словно молитву к ней, и сердце вторило словам гулкими ударами о грудную клетку. А в глазах ученика - такая слепая надежда, такое дикое отчаяние при взгляде на результат его гнева! Ее боль. Ее будто бы скорбь по его горящей душе, от которой вот-вот останется один лишь пепел, если не потушить костер немедленно.
И все так рвалось наружу изнутри, и так неистово тянуло - вперед, к ней, чтобы рассказать обо всем и сразу. Сотни жалоб, миллионы сожалений перемешались в голове Урагана, пока он смотрел на сестру - обиженную, раненную им же. Осознавать, что он сделал в который раз - как самая изощренная пытка, как насмешка небес над его импульсивностью, порывистостью. И сейчас, хлопая глазами и хватая ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба, он слушал каждое ее слово.
Не заметил - когда она успела так вырасти? Куда делась та детская прекрасная наивность, в которой он так нещадно обвинил ее буквально недавно? Ее не было, и кошка, что сидела перед ним, эта его малышка Бежевичка, была уже далеко не новорожденным котенком. И Ураган понял, что мог высказать, что на сердце, без этих глупейших обвинений. Но вместо того ломал все, рвал в клочья самое нужное и дорогое, что у него было. И все эти его чувства, все оправдания перед самим собой за этот поступок казались пустыми. Ничего не значащими. Просто красивой ложью, которой он подпитывал и оправдывал свою ненависть - чтобы легче было язвить, наносить точные удары словами-кинжалами.
Он не помнил, сколько горел, но был уверен, что пожар разросся до масштабов катастрофы. И Бежевичка была волшебницей, не иначе. Как спорить с этим фактом, когда одними лишь словами он смогла отогнать огненные языки от его сердца? И слова стали его щитом - эти сова матери, что слетали с языка Бежевички. И больше всего добило, разрушило каждый сантиметр воздвигнутого внутреннего барьера:
- Ты ведь самый лучший комочек у меня, верно я говорю, да?
Как описать то, что взорвалось в нем, что он почувствовал от этих самых легких и теплых слов? В них было так много самого нужного, в них жила любовь, и Ураган опешил от этого чистого чувства. Сейчас, когда он винил себя сильнее, чем когда-либо прежде, это солнечно-теплое утверждение-вопрос оказалось сродни удару в самое солнечное сплетение. Стало душно, хотя все вокруг дышало прохладой. Это, кажется, подступали к глазам слезы - они вызвали тяжесть, затуманили взгляд. И он вроде как не должен плакать, вроде как и сильный. И не стоит эта жизнь его слез, верно?
Но не мог. Они наполнили его - если не глаза, то сердце, душу. Обливаясь кровью, сердце сжималось от любви и вины. Снова, но уже иначе, сильнее и ярче прежнего. Бежевичка почему-то всегда была и его ангелом, и демоном. Пробуждая в нем ненависть, заставляя из пасти лить смертельный яд резких слов, она так же просто своей искренней любовью к нему спасала Урагана от себя самого.
О, как ученик хотел бы просто стереть этот эпизод из их памяти навеки! Слишком много боли сегодня он причинил им обоим. Он знал, что такие слова, как сказанные им сегодня, не проходят бесследно. Оттого восхищался еще сильнее крепостью духа Бежевички, но опасался, что семя обиды уже дало свой росток - незаметное, неважное сейчас. И не выльется ли оно во что-то самое неприемлемое в будущем?
Сестра ткнулась легко носом в его мягкую шерсть, пуская по телу приятное ощущение правильности. И у Урагана вырвалось-таки:
- Я люблю тебя.
Слишком много, чтобы быть просто словами брата, которые он говорит сотню раз в день сестре. Много чувств, много намеков на большее во взгляде. Он не признавался - благодарил за все. За то, что она именно такая. Но в то же время Ураган дико боялся, что теперь, когда она почти залечила его раненную, расколотую душу, ее собственная находится в не менее плачевном состоянии.
И он отстранился, думая о том, что выбрал не лучший момент для того, чтобы говорить о подобных чувствах. Ну и не дурак ли?
А потом она заговорила. И кот знал ее слишком хорошо, чтобы не упустить ни одной интонации - а потому поймал за хвост ненавистную обиду. Она жила в ней теперь, и между строк читалась боль. Горечь разрушений. Почему он всегда и все ломал?
А затем Бежевичка развернулась и пошла прочь от него. После сказанного Ураган ожидал, что сестра так поступит, но оттого не стал легче выбор - оставить ее или же кинуться за самой родной, сказать ей... Что? Вдруг он сделает хуже? Или, быть может, отпустит ее - и вместе с тем потеряет какой-то важный фрагмент пазла, без которого картинку их отношений будет уже не сложить и не склеить?
Что бы он не сделал - итоги будут на его совести. Все так, как она сказала - даже в этом Бежевичка, бедная и пострадавшая от его ненависти к отцу, была права. И пока он смотрел ей вслед, решение сформировалось само. И тогда он отпустил - достаточно на сегодня им терзаний и боли! Нужно время, чтобы подышать жизнью, чтобы подумать. И потом... Они обязательно все исправят, так ведь?
- Иди, милая, - тихонько произнес кот, зная, что она его не услышит. - Когда буря поутихнет.... Когда ты будешь готова меня принять, а я буду готов себя простить, мы с тобой обязательно с этим разберемся. И до того момента я буду ждать тебя, обязательно буду.
Отпускать было сложно, невыносимо. Ураган не знал, правильно ли поступил, но надеялся, что Бежевичка поймет - он сделал это из лучших побуждений.
— Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся у Скалы племени, - внезапно в его мирок чувств и сомнений ворвался звучный предводительский голос. Ученик ощущал всем своим существом, что ему будет тесно, невыносимо тесно сейчас среди знакомых глаз и голосов, когда все они соберутся. Убивая еще в зародыше стремление сбежать куда подальше, Ураган поднялся на лапы и направился к скале. Он - член племени, орган единого организма. Имеет ли от право не откликнуться на зов?

+3

23

Начало игры.

Запах прохладной воды не давал расслабляться. То и дело, водя носом по воздуху, Тощая лениво осматривала поляну и кучкующихся на ней соплеменников. Последняя её вылазка на охоту прошла как нельзя отвратительно, а потому настроения практически и не было – мало того, что вывихнутая лапа мешала свободному передвижению, так еще и разговоры, которые нет-нет, да добирались до её ушей, раздражали – каждый с новой силой. И хотя Тощей нравилось слушать чужие речи, на данный момент единственное, что она хотела себе позволить – это спокойствие. Впрочем, ругаться вслух или же строить недовольные гримасы, едва взгляд соплеменника случайно упадет на нее, она не собиралась. Двигая ушами каждый раз, когда чей-нибудь голос слишком громко и резко разрезал привычный монотонный гомон, белошкурая потянулась и, прихрамывая, пошла ближе к центру поляны – к общему столпотворению. Близился Совет Племен, но только данная весточка совсем не радовала Тощую. Ей, еще не привыкшей за шесть лун к изменениям в племени, Река казалось чуждой и незнакомой. Тем не менее, привязанность и патриотизм, каждый день, играющий новыми красками, держал Тощую на плаву, заставляя вырисовывать в голове несуществующие ветки развития событий. Тощей это доставляло только удовольствие – не более. Всё остальное она видела в реальности.
До следующей точки «назначения» она практически проплыла, лавируя между соплеменниками, затем бегло оглянулась назад, размышляя о том, правильно ли поступает, выбираясь с насиженного места. Тощей не привыкать находиться поодаль от основного скопления, сложней – быть в центре, вслушиваясь во все ту же речь соплеменников, выводя из разговоров осмысленные для неё фразы. Как например сейчас, когда Львинозвёзд собирал племенных в центре поляны.
Краем глаза Тощая поймала Черепа с его ученицей, довольно отвела уши и небрежной походкой направилась ближе. Достаточно для того, чтобы завести разговор, но недостаточно для того, чтобы коснуться лапой жесткой шерсти воителя. Или, быть может, она не столь жесткая, какой кажется на первое время? Тощая рано или поздно это узнает – она поставила перед собой цель. А любопытство – вещь серьезная.
- Доброй охоты, - мяукнула белошкурая и уважительно кивнула темномордому воителю. Затем, бегло прошлась взглядом по шерсти его оруженосца, Чернички, а потом подмигнула Галчонку, будто бы в кои-то веки не спутала близнецов.
- Ждёшь Ночь Совета? – спросила она как бы кстати, а сама рассматривала предводителя. Львинозвёзду как нельзя лучше шла предводительская должность, и, на данный момент, Тощая не видела кандидата лучше. Статный кот, склонный к ораторскому искусству с легкостью сможет вести целое племя рыбомордых хоть на край света – племя пойдёт за ним без всяких вопросов. За Львинозвёздом Тощая, сколько себя помнит, не видела критически-неизбежных ошибок, что, в принципе, для нее уже многое говорило. Тот же фактор говорил многое и про Оцелотку, на которую взгляд упал практически сразу же после рассматривания предводителя. С пятнистой кошкой у Тощей всегда были непростые, но, тем не менее, довольно дружеские отношения. И пусть из перепалки сыграли свою роль в прошлом, на данный момент у Тощей не оставалось сомнений – ей нравилось её племя.
- Щербатая! – внезапное осознание, что бело-бурая целительница находится рядом с ними ударило Тощую по голове словно совиный клюв – а белошкурая за свою жизнь успела испытать птичий клюв на своей шкуре: - Слушай, у меня к тебе есть дело, но...
Не успев договорить, белошкурая навострила уши и незамедлительно переключила взгляд на Львинозвёзда.
- Но всё потом, Звезды, я не хочу прослушать, что скажет предводитель. Вдруг где-то под боком в очередной раз шастают Двуногие. Ух, это какой-то кошмар – нос не высунешь из лагеря: то здесь, то там из странные длинные следы. Даже самый толстобокий кот не будет оставлять что-то такое. Неужели, Двуногие настолько неосмотрительны?
И замолчала, стремясь прекратить поток речи, пока на нее не стали шипеть – мало ли что!

Отредактировано Тощая (23-09-2018 01:25:38)

+6

24

Предводитель выпрямился, расправил плечи, легким прищуром следя за лагерем. При виде сгрудившихся у скалы соплеменников по телу разлилось тепло: вот она - настоящая сила, которая многие луны держит Речное племя на плаву, делая его самым процветающим в лесу.
- Птенчик, Бежевичка, - обращая свой взгляд на будущих учениц, речной король благосклонно улыбнулся. Ждали ли они этот момент? Пусть разные, совсем не похожие друг на друга, но глаза... глаза у них сияли одинаково ярко, воодушевляюще.
- Вы очень быстро повзрослели и уже готовы стать оруженосцами, - продолжил Львинозвёзд, украдкой поглядывая на глашатаю. А ведь совсем недавно и они стояли вот так перед Бурозвёздом, преисполненные надеждой, жаждой исследовать новое.
- Птенчик, отныне ты - Птичка. И с этого дня тебя наставляет Ручей, - решив, что имя придаст робкой кошечке немного больше уверенности, златогривый перевёл довольный взгляд на новоиспечённую наставницу. - Не так давно ты сама обучалась у Сохатого, и смогла проявить себя как прекрасная воительница. Первый ученик - большая ответственность, поэтому я возлагаю её на тебя с большой надеждой.
Взмахом хвоста позволив двум кошкам закрепить их союз, речной лев гордо приосанился: не многие удостаиваются такой чести, но синеглазка и правда заслужила.
- Бежевичка, - переходя к палевой юнице, Львинозвёзд был всё также добродушен, - Твоим наставником становится Ливень. Его опыт бесценен, но большое будущее ждёт вас лишь при слаженной работе. Поэтому, - взгляд остановился на сером воителе, постепенно переходя к его новому оруженосцу, - я искренне верю в вас, - почти закончил предводитель, наблюдая традиционное единение наставника и ученика. Момент хоть и мимолётный, но трепетный, наполняющий особым чувством.
- Сегодня Совет племён, где я представлю каждого из вас. Будьте готовы первыми, - в миг став серьёзнее, Львинозвёзд кивком подвёл собрание к концу. Впереди долгожданные приготовления и путь до Четырёх Деревьев, а до этого нужно было многое успеть.
- Оцелотка. Назначь дозорных и рассветные патрули. Остальных же, - длинным прыжком смахнув со своего валуна, кот потянул передние лапы, - забирай на Совет.
Ночь предстояла долгая и особая, но после неё был целый день привычных забот. Однако кому-то придётся начинать всё совершенно по-новому, отложив прежние дела.
- Ливень, Бежевичка - поздравляю, - застав соплеменников еще у скалы, златогривый важно распушился: он гордился каждым, от души.
- Ручей, - едва слышно окликнув синеглазку в толпе поздравляющих, речной король улыбнулся издалека, обращаясь и к новопосвященной Птичке: - Желаю успехов.
Мощной фигурой, степенно и величаво, Львинозвёзд удалился к общей куче. Хищным рывком ухватив свежую плотву, он вновь поднял глаза к небу, на полную луну: еще немного и в путь.

+10

25

Начало игры
Погода сегодня и впрямь была замечательная. Солнце в сезон Падающих Листьев выходило нередко, но каждый раз всё менее горячее - оно уже не обжигало шёрстку, только поверхностно грело кончики белых волосков. Но и это явление было приятно молодой кошке. Она тихо вошла в лагерь после утренней охоты на парочку крупных полёвок, и, положив одну в общую кучу дичи, с другой в зубах направилась в сторону палатки целителей. "Скоро отправят патрули. Надо же было мне проснуться сегодня так рано". Крутилось в голове у бывшей одиночки. Впрочем, она была бы не против попасть в патруль - принести племени немного пользы от себя. Она чувствовала Реку домом, но до сих пор, а прошло уже около полугода, не чувствовала родными многих своих соплеменников. Хотя были и те, к кому она успела притереться, кого смогла полюбить. Одна из таких личностей прямо сейчас попалась на глаза Крылатке.
- Щербатая, постой. - Находясь в нескольких лисьих хвостах от Речной целительницы, белая с радостью мгновенно сократила это расстояние до пары шагов. Прямо перед ней кошка и выпустила мышь из пасти, принимая на себя её вопросительный взгляд. - Это тебе. Не рыба, конечно, но очень скоро зверья будет совсем-совсем немного, так что можно и поесть, пока есть такая возможность, да?
Белая широко улыбнулась, паралельно стараясь выискать глазами наставника, но того отчего-то нигде не было видно. Очень скоро к ним подошла и Тощая. Крылатка приветственно махнула ей хвостом, но, не собираясь подслушивать, о чём там таком хочет воительница говорить с Щербатой, чуть отошла, позволяя кошкам остаться наедине. Не успела белоголовая и опомниться, как Львинозвёзд явил себя на скале собраний и оповестил раскатным тоном своё племя о своём намерении собрание провести.
Начал предводитель с посвящений. Когда он попросил Бежевичку и Птенчик подойти поближе - Крылатка поняла зачем. За то недолгое время, что она прожила тут как Речная кошка и даже до того - она видела многие обряды, даже в тот раз, когда Львинозвёзд нарёк себя этим именем, сказав, что ему даровали его Звёздные Предки вместе с 9 жизнями. Правда, каждый раз всякое посвящение казалось каким-то особенным. Ученица с радостью выкрикивала новые имена недавних котят, и имена их наставников, конечно, тоже. "Хотелось бы найти сейчас Серебряка..."
- Оцелотка, назначь дозорных и рассветные патрули. Остальных же собирай на Совет.
Распорядился кот, прежде чем спуститься со скалы. Он направился в сторону кучи с дичью, что была так недалеко от самой Крылатки. Не переставая левым ухом слушать распоряжения глашатой, кошка всё же решила подойти к нему.
- Привет. - Крылатка мирно села рядом, обращая взгляд к небу, куда до сих пор был направлен и взгляд Львинозвёзда. - Совсем скоро Совет племён, да? Это всегда так волнительно!
У Крылатки не было особой цели, когда она завела этот разговор. Несмотря на то, что когда-то этот кот спас ей жизнь и позволил остаться в лагере, а затем и в племени, она не могла сказать, что хорошо знала его. По сути, она видела лишь некоторые его стороны, как сильного лидера или добросердечного кота. Однако она знала кое о чём другом - пока все были так взволнованы посвящениями и мыслью о Совете, предводитель только и выполнял свои прямые обязанности, но никак не делился мыслями своими. Вероятно, Крылатка хотела услышать от него их, или же по крайней мере попытать счастье просто поговорить с златогривым, пока племенные дела вновь не захватили его с головой. Тем более наставник пока никак не хотел попадаться на глаза.

p.s.

Если я вдруг напутала с погодой - просьба отписать в личку. Просто я немного теряюсь с солнечной погодой под окном ответа и луной в посте Львинозвёзда.

+6

26

— Я слежу за водой.
Уже привычно тихий голос Черепа звучал ненавязчиво и убедительно. Коротко, глубоко улыбнувшись их совместному приключению, серенькая припомнила все детали той рыбалки и ощутила тот самый почти смертельный азарт.
Ручей встрепенулась и с готовностью заурчала моторчиком, почувствовав боком теплый бочок Дымки. Подавшись щекой в сторону, серенькая с силой бухнулась головой в мордаху сестры и заулыбалась аж до боли в щеках.
- Неплохой улов, ты умничка, — кошечка приоткрыла довольно прищуренные глаза и чуть-чуть зардела носик. Старалась же. — А я уж успела соскучиться по тебе.
- А я с патруля отпросилась и на реку ушла. Деньки все холоднее, хочется еще искупаться вдоволь, - мурлыкнула воительница, потянув носом холодный осенний воздух. Темнело, и ветерок все сильнее пробирался под густой подшерсток речной кошки, напоминая о том, что сезон Голых Деревьев совсем не за горами.
А значит, будут новые трудности.
И смерти.
Мордашка синеглазки чуть потемнела, и улыбка получилась немного натянутой.
- Ну а ты? - мяукнула она, отвлекаясь на сестру и краем глаза поглядывая за выползшим из детской котенком. - Чем весь день занята была?
Выяснить, правда, не успела: коты все прибывали, и тишину ночи прорезал зычный, басовитый голос предводителя. Воительница вскинула голову, чутким слухом отмечая, как уместно звучит его зов; помнится, первые собрания Львинозвезда больно резали по ушам таким похожим и одновременно отличающимся от голоса Бурозвёзда кличем.
Что уж там... Много воды утекло.
Сейчас все так, как должно быть.
Осмотрев свою маленькую компанию, Ручей приподнялась и подсела ближе, отчего-то ощущая приятное, сковывающее волнение в лапах: бывало, юная воительница частенько додумывала себе новости, но почему-то сейчас пазл складывался в единую картинку, и казалось, что вот-вот все случится, как хотелось...
Очень резво Львинозвезд перешел к посвящению, и воительница невольно навострилась. Она так боялась разочарования, но все же не могла отвести тревожный, почти жадный взгляд от двух малышек, которые ютились у скалы, такие крошечные, будущие грозные воительницы большого племени.
— Птенчик, отныне ты — Птичка. И с этого дня тебя наставляет Ручей, — ушки сами собой выставились в перед, а шея вытянулась, словно Ручей боялась обернуться и увидеть иную кошку с ее именем. Неприкрыто просияв, с готовностью поймав взгляд медовых глаз, серенькая поднялась и почти так же грациозно, как представляла себе в вечерних минутах перед сном, выступила вперед, приближаясь к маленькой Птичке.
Ощути момент! Ты - наставница. Вот прямо сейчас.
— Не так давно ты сама обучалась у Сохатого, и смогла проявить себя как прекрасная воительница. Первый ученик — большая ответственность, поэтому я возлагаю её на тебя с большой надеждой.
Капелька грусти за Дымку. Проблеск эгоистичной радости от нового статуса, и Ручей смело просияла в ответ лидеру, сначала сохраняя достоинство, а после - выражая самое запредельное счастье. Сохатый, наверное, тоже счастлив.
Синеглазка наклонилась к малышке, которую так себе присмотрела, и с едва слышно вибрируемым урчанием коснулась носом маленького носа уже не котенка.
- Будет здорово, - тихонько шепнула Ручей, поманив за собой новоиспеченного оруженосца и присев рядом с сестрой. Синие глаза играли бликами радости и каплей огорчения.
- Следующий ученик точно будет твоим, Дымка. Будешь с нами на рыбалку ходить, правда? - безуспешно, но воительница попыталась хоть как-то утешить сестру. Вот бы им обеим, да по ученику...
— Ручей, — ослышалась? Совершенно пропустив окончание собрания и напомнив себе спросить про ее присутствие на Совете, кошечка, будто воробушек, встрепенулась и несколько растерянно встретилась взглядом с Львинозвездом. Подавшись чуть вперед, хоть и сидя поодаль, воительница осторожно отвела уши назад. — Желаю успехов.
Улыбнулась. Коротко, не смущенно, но как-то благодарно.
- Спасибо, Львинозвезд.
И, удивленная этой короткой вспышкой участия, проводила взглядом льва, который - нет, ну это слишком чудесный вечер! - выбрал пойманную ей плотву. Едва не заурчав от смеха, кошечка обратила внимание на Крылатку. Некогда одиночка, она оказалась в племени по решению Львинозвезда, и отчего-то только сейчас до Ручей дошла изумленная мысль: а что если?..
- Птичка, - она окликнула ученицу, поманив ее хвостом чуть поодаль вместе с Дымкой.
- Совсем скоро Совет, и завтра, как отоспимся, пойдем к реке. Может, у тебя есть вопросы?

+9

27

Язык уже знатно стал подмерзать. Вода была отличной на вкус, но на пустой желудок тяжеловата. Птенчик выпрямилась, потирая взмокший подбородок кистью лапки, заодно приглаживая встопорщенную грудку. Это успокаивало. И знатно увлекало! Стоило чуть задуматься и все, котенок принялся ухаживать за своей шубкой, изящным полукругом извернувшись и вычесывая спинку, в то же время внимательно следя глазами за оживленным лагерем. Однако глубокий голос вывел из монотонного оцепенения, провозгласив о собрании племени и пятнистая активно просеменила прямо под скалу, скромно сев сбоку, но в первом ряду.
Птичка была воодушевлена: она так же ощущала, что этот вечер - ночь - окажется для нее чем-то большим, чем очередное полнолуние. Она была уже большой и заметно иначе думала, реагировала и действовала, чем раньше, интуитивно все больше понимая, что уже должна преступить к новому этапу.
Львинозвёзд назвал двух учениц по имени и Птенчик не сдержала ответной улыбки на добродушие в глазах предводителя, смущенно зардевшись.  Много усилий ей понадобилось, чтобы не втянуть голову в плечи от свалившегося внимания и превозмогая робость, ее глаза быстро метнулись вглубь собрания, с надеждой высматривая серебтристого воина. Но золотистый предводитель вновь заговорил и кошка приковала все внимание к скале собраний.
— Птенчик, отныне ты — Птичка. И с этого дня тебя наставляет Ручей.
Ручей. Пятнистая завороженно повторила имя кошки про себя, поворачивая голову и всматриваясь таким же очарованным взглядом на красивую серую кошку, о которой Птичка даже не могла подумать как о наставнице. Но быть лучше просто не могло! Птичка встала на лапки, пробираясь ближе к своей наставнице. Она вытянула шейку навстречу и коснулась прохладным носом в ответном, доверительном жесте. Пятнистая не знала ровным счетом ничего о Ручей, но наблюдая за племенем издали, Птичка точно подметила спокойный нрав речной воительницы, а оттого некоторые опасения, все время беспокоившие молодой ум, отступили.
— Ум..угу, - обескураженно тянула Птенчик и дотянула, сумев лишь положительно ухнуть, соглашаясь, следуя за молодой кошкой.
Нехорошо подслушивать, но она все же была приглашенной к месту двух сестер. Птичка украдкой взглянула на Дымку, но так же перевела внимание на оклик Львинозвёзда.
— Желаю успехов.
Смотри, это он и тебе говорит! Птенчик так воодушевилась таким отношением лидера, что заурчала, благодарно зажмурив глаза.
Затем, они отошли в сторону.
— Я... нет, спасибо, пока вопросов нет, но я бы очень хотела посмотреть весь берег реки завтра, - кошечка сказала на придыхании, будто желая продолжить, но вовремя остановилась, понимая, что это был все таки не заданный ею вопрос, а ее личное желание.

+6

28

Тёплое прикосновение Ручей вынудило разпушиться сильнее и нежно замурлыкать в такт подруге. При встрече взглядов Дымка буквально утонула в голубых омутах, дружелюбно заулыбавшись и потеревшись щекой о её щёку. Приподнятый подбородок сестрицы подзадорил серебристую, и та заговорщицки подмигнула, мол не зря собой гордишься. И правда, она заслуживала куда большей похвалы, сестра всегда была в глазах Дымки прекрасной воительницей, которая не только исполняет саои обязанности, но и перевыполняет свой рабочий план. В янтарных глазёнках засияли лучики радости —  Ручей сейчас рядом и с ней всё в порядке, сестрёнка жива и счастлива. Большего и желать не хочется. Когда счастлива она, тогда счастлива и Дымка.
Я бы искупалась с тобой, — лёгкая светлая лапка потрепала дымчатую макушку родстаенницы. — Ты бы нахлебалась водицы вдоволь, как в старые добрые, — и Дымка издевательски захихикала, поглядывая искоса на Ручей.
Кажется, собеседница о чём-то задумалась, но полосатка упустила это из вида, отвлекаясь на разговоры соплеменников. Незаметно зевнув, худощавая воительница тут же возвратила своё внимание на разговор, подумав над вопросом.
Пошугала оруженосцев, — насмешливо бросила кошка, сделав выразительный круг взглядом и усмехнувшись в усы. — Разленились мальцы совсем. В общем, не менее полезным, чем ты, — безобидно съязвила огнеглазка и по-дружески ткнула лапкой в дымчатое плечо.
Преврав беседу сестёр, Львинозвёзл созвал собрание, отчего Дымка поспешно кинула взгляд на нынешнего предводителя и взгрустнула, вспомнив папу, что так громогласно оглашал начало сбора, когда посвящал своих дочурок. Грустный вздох, после которого последовали мысли о том, что не стоит вспоминать, не стоит ковырять еле зажившую рану вновь и вновь, ведь это делает её слишком уязвимой и слабой в чужих глазах.
«Посвящения... Эти крохи так быстро растут. Глазом не успею моргнуть, а они станут воителями»
Это твой день, сестрёнка, — негромко промурлыкала полосатка, приободряя Ручей. — Я всегда знала, что ты будешь отличной наставницей!
Хитрая улыбочка, последовавшая за долгим наблюдением за посвящением. Преисполненная гордости сестра. Счастливая. Ласково смотря на неё, Дымка подхватила поздравления, выкрикивая за всеми имена новопосвященных и их наставников.
Вместе с Птичкой посвящалась Бежевичка, и её будет воспитывать Ливень — неплохой выбор Львинозвёзда. Пожалуй, эти двоя смогут спеться, ровно как и сестрёнка с её ученицей.
  — Мне очень приятно, что ты заботишься о моих чувствах, но поверь, я нисколько не расстроена. Я счастлива за тебя, милая, — прошептала кошечка, широко улыбаясь. — Но я не осталась без ученика. Львинозвёзд отдал поручение мне доучивать Галчонка по причине болезни его прошлого наставника.
Поймав на себе робкий взгляд ученицы Ручей, Дымка миловидно улыбнулась малышке. Кажется, она была соверешенно такой же — растерянной, смущающейся.

+7

29

начало игры
Крестовничек занял своё место среди соплеменников, жёлтыми глазами жадно следя за двумя кошечками, которым суждено было отныне стать его соседками по палатке. Бежевичка и Птенчик, Птенчик и Бежевичка. Что ж, наконец-то появится кто-то, кто будет убирать грязные подстилки и травить клещей в дряхлых шкурах старейшин, кроме него, почему-то исключительно постоянно отправляемого туда по прихоти Львинозвёзда!
Задрав голову, трёхцветный внимательно смотрел на наставника, проводившего посвящение. Наверное, сейчас Бежевичке с Птенчик отнюдь не волнительно: самые классные воители Речного племени уже заняты.
Ой, извините, конечно, - притворно кругля глаза, - не воители, а глашатай и предводитель.
Услыхав голос Крылатки, Крестовничек извернулся на месте, легко смотря поверх голов соплеменниц, и попытался привлечь к себе её внимание. Сначала – ментально. Затем, вполне освободившись от оков приличия, поднялся на месте и стал протискиваться сквозь чужие спины, не обращая внимание на возмущённое шипение, раздающееся ему вслед. Кажется, церемония заканчивалась, и теперь настало время приветствовать новоявленных учениц.
- Бежевичка! Птичка! – задержавшись на месте и развернувшись мордой к кошкам, мяукнул вместе со всеми Крестовничек. Собственно, на этом почести закончились, теперь настало время наставникам и их ученикам теснее познакомиться друг с другом, а в это дело уже нос не сунешь. Нос свой Крестовничек вообще хотел сунуть в совершенно другое дело.
Ассоль упорхнула к Львинозвёзду, ужинавшему жирненькой плотвой. Крестовничек, выслеживая Крылатку, порхнул к ним обоим, стремительный и неумолимый в своём броске как щука.
- Попалась! – трёхцветный торжествующе бросился на белоснежную кошку, мягко, без когтей заставляя упасть её на бок и оказаться придавленной к земле под тяжестью его веса. – Приятного аппетита, наставник, - глянул на Львинозвёзда снизу вверх, добродушно улыбнувшись.

+5

30

Начало игры

Выдрочка недовольно задрала нос. Как это так. Их посвятили, а её нет. Это наверняка какая-то ошибка. Кошка вздёрнула мордочку вверх, глядя на довольное лицо матери. Кажется её всё более чем устраивало. Но неужели мама сама не заметила, что в рядах оруженосцев не хватало одной важной усатой детали?
- Это несправедливо! - в сердцах выпалила Выдрочка, вздыбив хвост, - почему нельзя было посвятить всех и сразу! Мне же уже тоже почти шесть лун, ну, ну... ну неужели нельзя было и меня тоже посвятить! - больше всего Выдрочка не любила быть хуже на фоне других. Это, пожалуй, всегда было огромным кошмаром для юной кошки, которая везде и всегда стремилась быть первой.

Выдрочка надулась. Мало того, что всех лучших наставников расхватали, так ещё и совет пропустит.
- А следующий только через луну! - в ужасе произнесла Выдрочка, выкачиваясь из-под материнских лап, - это какой-то кошмар, мама, должно быть, точно ошибка. Я сейчас же сама пойду к Львинозвёзду и всё узнаю! - Выдрочка была явно настроена решительно, и, пожалуй, если бы не цепкие кошачьи лапы, уже бы давно пулей рванула через поляну нарушать предводительский ужин, - пусти!

Когда кошке наконец удалось вырваться из крепких чужих лап, она недовольно вздыбила загривок, быстро его приглаживая и топорща усы. Она с надеждой всмотрелась в толпу, покачиваясь на долговязых лапках, судорожно высматривая Львинозвёзда. Ещё бы. Того и след простыл: ну, или кот просто перебрался под другой куст, пока мама Выдрочки всеми силами пыталась обеспечить речному льву тихий и спокойный, а главное без надоедливых Выдрочек ужин.

Но кошка была настроена решительно, а по своей натуре что-то внутри не давало ей отступать от намеченных целей.
Она с полной уверенностью вблизи найти Львинозвёзда, вышагивала по поляне, вздыбив хвост и навострив уши: предводитель может быть совсем близко, а ей как никогда нужно быть посвящённой до совета. Однако кошка так и не дошла до предводителя, потому что на пути её была преграда: большая серая преграда.
- Дымка! - довольно топорща усы, Выдрочка перемялась с лапы на лапу, часто закивав молодой кошке в знак приветствия. За спиной Дымки, когда Выдрочка уже наконец крепко встала на лапы, кошка нашла взглядом Ручей, о чем-то мирно беседующую с птичкой, -  Ручей и Птичка, доброй ночи! Поздравляю вас.

- Я не хочу вас так сильно отвлекать, - замаявшись, однако с данью отданной вежливости, кошка часто замигала большими синими глазами, - но вы не видели Львинозвёзда? У меня к нему очень важное дело!

+8

31

———> калиновая роща

Выбежав из леса, Вьюголапка сразу же оказалась на главной поляне речного племени, которая пестрела огромным количеством разнообразных кошачьих окрасов. Племя собралось на поляне, чтобы выслушать слова предводителя. Вьюголапка подоспела вовремя: своим громким и могущественным голосом Львинозвёзд только-только собрал всех вместе. И если бы Вьюголапка не была так отвлечена собственными мыслями и злобой на брата, выбежавшего следом за ней из-за кустов, она бы невероятно радовалась очередному собранию, свидетельницей которого стала. Вьюголапка очень любила слушать о новостях в племени или о том, как кто-то становился чьим-то наставником или учеником, о том, как кого-то посвящали в воители. Однажды Вьюголапка и сама стояла перед предводителем, слушая, как в наставницы ей назначают Оцелотку, и, пожалуй, это был один из самых волнительных дней для Вьюголапки. Она думала, что и для всех остальных котов подобные дни столь же волнительны. Вот и сейчас предводитель посмотрел на котят, и Вьюголапка поняла: их собираются посвятить в оруженосцы. Она положила свою недавнюю добычу в общую кучу, и стала с упоением наблюдать за происходящим. Обрадовавшись за них сквозь своё скверное настроение, Вьюголапка проводила малышей взглядом, гадая, кто станет наставником для Птенчика, а кто для Бежевички. Величественным голосом Ливьнозвёзд объявил новое имя Птенчика — Птичка, и дал новоиспеченному оруженосцу в наставники Ручей. Следом Бежевичка, что получила в наставники...Ливня?! Погодите-ка, Вьюголапка не ослышалась? Повернувшись назад, на брата, который был совсем неподалёку от неё, Вьюголапка растеряно вглядывалась в его глаза, ожидая увидеть там объяснение. Но Ливень, вероятно, и сам был удивлён. Он был прекрасным воителем, и воспитал бы, несомненно, хорошего оруженосца, но в голове Вьюголапки это пока не укладывалось. Почему всё самое лучшее всегда достаётся ему? Стеклянными глазами Вьюголапка смотрела, как Ливень приближается к Бежевичке, и их носы на несколько секунд соприкасаются, как положено традицией. Потому что он этого заслуживает. Еле дождавшись конца собрания после того, как Львинозвёзд объявил о начале сбора на Совет, Вьюголапка отошла подальше от центра поляны, но всё ещё держалась недалеко от наставницы, на тот случай, если вдруг она решит взять ученицу с собой, и подняла взгляд на полную, светлую луну, ярким пятном освещающую небосвод. Звезды словно смотрели на Вьюголапку в ответ, и ей казалось, что среди них и родители. Смотрели они с упрёком или с одобрением? Ругались ли они на дочь за то, что она сказала брату обидную вещь? Или они ругались на Ливня за то, что он держал всё от неё в секрете? Вьюголапка этого никогда не узнает, но ей так нравилось придумывать разные версии...

Отредактировано Вьюголапка (26-09-2018 06:46:46)

+7

32

Это всегда было так интересно, наблюдать за реакций других. Что отражалось в их глазах? Были ли произведены ими какие-то движения? Щербатая уже знала за собой привычку чуть что, тянуть лапу почесать за ухом, знала и котов при разговоре всегда нервно дергающими кончик хвоста. Каждый проявлял свои эмоции так как умел, так как ему хотелось, волей-неволей выдавая свои чувства. Непроницаемых, "бесчувственных", как называла их Щербатая, она встречала нечасто. Обычно всё же, коты как-то выдавали свои переживания.
— В самом деле, умереть так гораздо лучше, чем быть зарытым в землю, - Промолвил Череп, не отрывая взгляда от плескающейся рядом реки. Щербатая даже поежилась от этих слов. Она была еще довольно молодым целителем, и видеть смерти товарищей, соплеменников, да и любых других котов ей было очень тяжело. Как и рассуждать об этом. Желтоглазая даже не была уверена, что сможет хоть когда нибудь привыкнуть к этому. Все таки она очень чутко относилась к болезням и смертям других котов, сражаясь с ними до последнего. Пусть и обладая не самым мягким и податливым характером, кошка старалась заботиться о племени так, как могла, так как умела. — Когда-нибудь и я встречу на дне такое чудище, с которым не смогу справиться. Если боец мечтает умереть на поле битвы, почему бы охотнику не хотеть погибнуть в его охотничьих угодьях, в схватке с превзошедшей его добычей? Да-а, луны быстро бегут. Пора начинать подкармливать наших будущих убийц.
Щербатая резко ударила хвостом по земле, но с места не встала, взглядом провожая прошедшего Черепа. "Вот ведь несносный комок меха. Пару репейников тебе в подстилку." Раздраженно фыркнула целительница, но вслух ничего не сказала. Этого упрямца было тяжело переубедить в чем то, возможно стоило бы его еще больше нагрузить патрулями, чтобы не думал о таком, так ведь бедняга итак почти не спит...
Бело-бурая перевела взгляд на Ручей как раз в тот момент, когда та принялась больной лапой чесать за ухом. Пасть Щербатой приоткрылась, издавая негромкий смешок и передергивая усами.
- Ты бы еще по ракушкам прошлась, - Произнесла кошка в своей привычной манере полушутки-полуязвительности. Краем глаза целительница заметила как Львинозвезд направился к скале собраний. - Загляни ко мне в палатку после собрания, я обработаю твою лапу, будешь почти как новенькая. - Хмыкнула Щербатая.
Постепенно к их компании подтягивались и остальные речные. Они словно почувствовали заранее, что скоро будет собрание. Хотя в племени любые слухи всегда разносились со скоростью лесного пожара, умудряясь при этом преображаться до неузнаваемости. Бело-бурая встала, собираясь подойти поближе к скале, как со спины раздался голос Крылатки:
— Щербатая, постой. - Кошка быстро обернулась и увидела спешащую к ней соплеменницу. Было время, когда они жили бок о бок. Щербатая выходила белогривую, с большим трудом, но выходила, в какой-то момент целительница отошла со словами "теперь на все воля Звездного племени, я сделала все что могла". И Ассоль выкарабкалась. Потом долго еще бывшая домашняя терпела колкости от желтоглазой, однажды, Щербатая даже бросила в нее репейником. Хотя уже и не помнила почему. Крылатка заслужила свое место в племени, Щербатая точно это знала. И чтобы целительница не говорила, за все это время она очень привязалась к белогривой. — Это тебе. Не рыба, конечно, но очень скоро зверья будет совсем-совсем немного, так что можно и поесть, пока есть такая возможность, да? - Щербатая медленно моргнула, отгоняя воспоминания и посмотрела на мышь перед собой. Улыбка сама собой растянулась на губах у бело-бурой, а желтые глаза посмотрели на Крылатку с благодарностью.
- М-м-м, свежая мышка! Пожалуй стоило тебя лечить хотя бы ради этого! Спасибо, Крылатка! - Как обычно, сложно было отличить дружескую подколку кошки, от попытки задеть, но Крылатка не зря провела столько времени бок о бок с косматой. Наверняка она уже научилась их различать. Щербатая радостно обнюхала подарок, а живот тут же напомнил том, что действительно, давно пора подкрепиться. Стоило целительнице только подхватить мышь, как к ней обратилась Тощая:
— Щербатая! - Целительница внимательно посмотрела на кошку, бегло пробежавшись взглядом по ее фигуре, вдруг она чем то больна? — Слушай, у меня к тебе есть дело, но... - В это время предводитель запрыгнул на скалу собрания, приковывая к себе взгляды всех собравшихся котов. Щербатая же недоуменно смотрела на Тощую. — Но всё потом, Звезды, я не хочу прослушать, что скажет предводитель. Вдруг где-то под боком в очередной раз шастают Двуногие. Ух, это какой-то кошмар — нос не высунешь из лагеря: то здесь, то там из странные длинные следы. Даже самый толстобокий кот не будет оставлять что-то такое. Неужели, Двуногие настолько неосмотрительны? - Кошка заговорила так быстро, что целительнице даже пришлось помотать головой в разные стороны и на секунду замяться, осмысливая её слова. Прищуренные желтые глаза еще раз пробежались по фигуре Тощей вверх-вниз, но не заметили ничего срочно требующего вмешательства лекаря.
- Кто знает, что у этих Двуногих в голове, может у них там осы или репейник цветет. - Щербатая передернула плечами, положив мышь на землю. - Хорошо, после собрания я буду у себя в палатке, подходи туда. - И подхватив аппетитную мышку, отошла от собравшихся в сторону своей палатки, изменив свой маршрут. Лучше после собрания сразу приготовить лекарство для Ручей, все таки ночь не за горами.
Целительница внимательно слушала, что молвил Львинозвезд, вместе со всеми прокричала имена новопосвятившихся оруженосцев и их наставников. Щербатая очень любила свое племя, и особенно эти церемонии, ей казалось, что именно они делают племя - племенем. Сближают таких разных котов между собой. Дождавшись окончания собрания, кошка нырнула в свою палатку.

---> Палатка целителя

Отредактировано Щербатая (25-09-2018 21:55:23)

+8

33

"После смерти я хочу стать огромной костяной рыбой без шкуры и чешуи. Хочу, чтобы мои выбеленные кости гладили речные потоки. Хочу выныривать перед оруженосцами, чтобы они, вернувшись в лагерь, твердили каждому о чудной рыбе. Хочу, чтобы никто не верил им и все смеялись над ними. Хочу..."
— Доброй охоты.
Череп медленно отвёл взгляд от туманной реки и с холодным укором оглядел подошедшую к нему Тощую. Щербатая  задала его мыслям на редкость сумрачный тон, и появление раздражителя в лице Тощей только усугубило мрачные настроения Черепа. Он кратко кивнул ей, и ему показалось, что подбородок он опускал целую вечность. Нет, Череп не был обязан кивать Тощей, он просто надеялся на то, что этот холодный кивок остановит её от лишних слов. Не остановил, как и её хмурую подругу Щербатую. Зато Щербатая, услышав его рассуждения о смерти, разом потеряла всякое желание играть с ним своими словами.
— Ждёшь Ночь Совета? - произнесла Тощая, получив в ответ ещё один недовольный взгляд.
- Она уже наступила, чего мне её ждать, - буркнул Череп, следя за взглядом воительницы и обнаруживая, что он направлен на Львинозвёзда.
"Как давно было то время, когда они гоняли моховой мяч по Детской и от их гомона невозможно было уснуть", - подумал он, оглядывая глашатаю и предводителя. "Кто знает, как сложилась бы их и моя судьба, будь у нас возможность переиначить прошлое на другой лад".
Десятки лун тому назад Череп и не думал, что все эти неугомонные котята вырастут широкоплечими воителями, серьёзными и опасными воительницами, бойцами и охотниками. Ровно как не подозревал, что будет связан своеобразными узами с некоторыми из соплеменников. Со своими оруженосцами. Тогда, в те смутные времена, он не догадывался, что к нему будет проявлено такое доверие. К нему, отчужденному, не любимцу многих, а скорее отщепенцу. Его оруженосцы прекрасно влились в племенную жизнь, в отличие от него самого. Дымка уже и вовсе не смотрела на него, активно общаясь со своей сестрицей Ручей. От Ливня пахло лесом, ветками и листьями, и выглядел он куда менее радостным, но Череп всё равно чувствовал, что Ливень свой. Здешний.
Слушая Львинозвёзда, который начал собрание, Череп задумчиво оглядывал оруженосцев и наставников, подходящих друг к другу, чтобы обменяться ритуальными жестами, скрепляющими их связь. Племя кричало имена новых оруженосцев, и на несколько мгновений речной воин утонул в этом гомоне. Он подумал, что сейчас его племя напоминает рыбью стайку, и ему стало интересно: если разделить эту стайку, продолжат ли они кричать одно и то же? Продолжат ли с той же пылкостью сражаться и защищать друг друга? Или, подобно разогнанной рыбе, расплывутся по разным краям своих рек? Череп не знал и даже не предполагал, что когда-нибудь узнает ответ. Он не считал, что кому-то из его соплеменников присущ дар смертельной преданности друг другу или племени. Он не верил в то, что кто-то из них сумеет оставаться верным до конца. У верности каждого из них есть цена. Достаточно просто узнать эту цену. Череп поморщился. Он отошёл от Тощей и направился к Ливню. Ему было проще общаться с Ливнем, чем с другими, потому что за луны совместных тренировок Череп свыкся с обществом ненавязчивого молодого кота.
Подойдя к бывшему оруженосцу, Череп остановился рядом. Их объединяло кое-что большее, чем те трудные и суровые тренировки, те испытания, которые они преодолели вместе. Просто в один день, возможно ненастный, а возможно вполне себе ясный, Череп смог увидеть дальше, чем видел обычно, и смог направить своего маленького оруженосца на верный путь, внушив ему, что в его существовании есть смысл. Для Черепа такое отношение к кому-то было непривычным. Ранее он испытывал подобные чувства только к своему отцу, которому желал найти ровную дорогу и обрести силу, власть, могущество. Но потом в жизнь Черепа пришёл Ливень, и Череп увидел в Ливне дар его родителей, а не ошибку. Юный котишка превратился в достойного воина, но Череп не акцентировал на этом внимание. Он никогда не навязывался Ливню и не лез в его жизнь с тех пор, как тот повзрослел. Череп стал прошлым своего оруженосца. Воспоминанием, которое от луны к луне становится всё более туманным и незначительным.
Полосатый воин внимательно посмотрел в глаза своего соплеменника, ставшего наставником для Бежевички. Подняв лапу, Череп положил её на плечо Ливня. В этом жесте было, возможно, больше, чем в поздравлениях, которые он мог сказать бывшему оруженосцу.
- Ливень, - спокойно произнёс Череп. Больше он ничего не сказал.
Убрав лапу, холодный воин с тёмной от воды шерстью развернулся и ушёл обратно, на то место, которое занимал во время собрания. Увидев, что Тощая всё ещё там, Череп немного пожалел о том, что вернулся. Он обвёл поляну взглядом и только тут отчего-то осознал, что Ручей тоже получила оруженосца, как он и предсказывал. Да, круг жизни никогда не прервётся.
- Пойду поздравлю Ручей, - хмуро сказал Череп, но, увидев праздных соплеменников рядом с ней, не сдвинулся с места.- Хотя нет, не буду поздравлять Ручей.
Он почувствовал, как раздражение раскололо корку льда в его голове. Почему ему так сложно просто взять и подойти к ней, миновав всех этих котов и их взгляды? Нет, даже не так. Почему он вообще испытывает желание подойти к ней? Он не должен испытывать такого желания, и его лапы не должно покалывать от напряжения в такой момент.
"Проклятье, мне пора перестать лезть не в своё дело. Пусть они развлекаются как хотят, причём тут вообще я? Моё дело - служить племени и воспитывать Черничку... кстати о ягодах..."
- Черничка! - Череп удивился тому, как громко и зло прозвучал его голос. Он тут же сбавил тон, понимая, что ведёт себя не так, как обычно, и это надо исправлять. - Подойди сюда. Внимательно посмотри на Галчонка. Сейчас ты поборешься с ним, а после боя назовёшь мне все слабые места противника, которые увидела. Понятно? Галчонок, я уверен, что ты не будешь против преподать своей сестре урок и показать, чему научился у Дымки... - "И если ты проиграешь, Галчонок, твоя наставница побежит десять кругов вокруг лагеря... как в старые добрые".
Этого он, конечно, вслух произносить не стал, но само занятие, которое он придумал для того, чтобы оруженосцы выплеснули нервное беспокойство и лишнюю энергию перед Советом, отвлекло Черепа от ненужных мыслей.
- Если ты продуешь Галчонку, Черничка, станешь приманкой для щуки, - произнёс он, настолько спокойно, будто разговор шёл о каких-то будничных вещах, вроде вкуса обеденной мыши или неприятной погоды по утрам.
Указав оруженосцам на свободный участок лагеря, где они не помешают соплеменникам, Череп наконец-то отошёл в сторону от Тощей, которая стала невольной свидетельницей его метаний. До того, как Львинозвёзд поведёт племя на Совет, ещё оставалось время, и Череп считал, что скрасить его тренировочным боем гораздо лучше, чем просто бездельничать.

+14

34

Калиновая роща

Всю дорогу до лагеря Ливень искал нужные слова и готовился к разговору. С чего начать, как всё рассказать и как потом принять реакцию сестры. Оставалось только её догнать.
Выйдя на поляну вслед за сестрой, воителю уже показалось что сейчас наступит удобный момент, и он всё ей объяснит, прямо здесь, прямо сейчас, но, не судьба. Именно в этот момент Львинозвёзд начал собрание племени. Это сразу разрушило все планы Ливня. Во-первых, он не мог пропустить собрание, всегда есть вероятность узнать какие-либо важные новости, во-вторых, у него не было никакого желания устраивать разговор с сестрой прямо вовремя собрания, что было бы просто неуважительно относительно предводителя и остального племени.
Ливень сёл недалеко от сестры и хоть и не без труда, отодвинул мысли о ней на второй план, чтобы хотя бы частично уделять себя племени. Краем глаза воитель заметил Черепа со своей новой ученицей. Сколько времени они провели вместе. Наставник по мнению Ливня играл не меньшую, а иногда и большую роль, в воспитании и формировании личности, чем родители. Вот и Череп со своей задачей справился, по крайне мере так казалось Ливню. Он всегда вспоминал их занятия как маленькие и приятные моменты своей жизни. Да, моментами было тяжко, не всегда удавалось понять друг друга, но именно так и сформировались их отношения. Может сейчас они уже не были близки как когда-то, но Ливень никогда не забывал и никогда не забудет что сделал для него наставник.
Из мыслей его резко вывел Львинозвёзд, назвавший его имя. Понадобилось несколько секунд что бы осознать, что все последние слова предводителя воитель слушал в пол уха и еще несколько секунд понадобилось что бы понять, что ему назначали в ученицы Бежевичку. Воин этого совершенного не ожидал и был не готов к такому повороту. На него посмотрела Вьюголапка, которая могла порадоваться за брата, но не при этих обстоятельствах, сейчас в её глазах была только обида и злость на брата.
Ливню очень хотелось бы сейчас подойти к ней и попытаться всё исправить, но он даже не думал нарушать традицию и принялся искать глазами Бежевичку. Как только он увидел в толпе бежевую шерстку тут же направился к ней и не задумываясь коснулся своим носом её носа. Надо было что-нибудь сказать ученице, но он был так эмоционально измотан, что нужные слова долго не приходили.
— Бежевичка, думаю, мы с тобой найдем общий язык. На последних словах он еле заметно улыбнулся.
— Ливень, Бежевичка — поздравляю,
— Спасибо, Львинозвёзд.
Собрание закончилось, племени надо было готовится к совету, а Ливню надо было наладить отношения с сестрой. Так бы он и поступил, как заметил приближающуюся фигуру. Это был Череп. В нём всегда была какая-то отречённость, можно даже сказать загадочность, но за луны тренировок хочешь не хочешь, а понимание появляется. Вот и сейчас бывший наставник только назвал имя воителя и положил лапу ему на плечо, а Ливень получил поддержку, которая ему сейчас была нужна. Хотелось еще многое сказать ему, хотелось попросить совета, хотелось просто пообщаться по душам, забыв сегодняшний день, но всё это не сейчас. Сейчас всё было понятно без лишних слов. Воитель кивнул своему наставнику в знак благодарности, а тот не стал более задерживаться и отправился обратно. А Ливень постарался максимально настроить себя на хороший лад, в конце концов он стал наставником.

Отредактировано Ливень (26-09-2018 02:40:38)

+8

35

Малышка Птичка была робкой, но это совершенно не смутило молодую наставницу: открыто и дружелюбно улыбнувшись, кошечка кивнула своей новой подопечной.
- Конечно, мы пойдем к реке. Каждый уважающий себя речной кот должен знать побережье как свои четыре лапы, - воодушевленно мяукнула серенькая, осторожно переступая с потрескавшейся подушечки и перебрасывая вес на другие лапы.
- Так что, если Львинозвезд возьмет нас с тобой на Совет, завтра мы выспимся и к обеду пойдем к реке. Ветер уже прохладный, но мы попробуем искупать тебя на мелководье, - чуть решительнее мяукнула синеглазка. Ей казалось, что обязательно каждый речной малыш мечтает поскорее окунуть свои лапки в воды матери-реки.
Дымка, казалось, была искренне рада. Зная сестру, все ее теплые эмоции - чистая, как прибрежная вода, правда. Тепло стукнувшись лбом о серенькую щеку ровесницы, Ручей заурчала, и в урчании этом проскальзывали нотки своеобразной вины.
Которую Дымка очень скоро смогла рассеять:
— Мне очень приятно, что ты заботишься о моих чувствах, но поверь, я нисколько не расстроена. Я счастлива за тебя, милая, — прошептала кошечка, широко улыбаясь. — Но я не осталась без ученика. Львинозвёзд отдал поручение мне доучивать Галчонка по причине болезни его прошлого наставника.
Брови серенькой поползли вверх, и она даже отстранилась, словно глядя на сестру как-то по новому. Взгляд сам собой нашел чернявого Галчонка, которого вместе с его сестрой гонял Череп.
- Эй, Череп! - вспомнила Ручей, звонко окликая кота через всю поляну. - А ты был прав! - переливы смеха в каждой фразе показывали, как синеглазка была счастлива.
- Дымка, это большая честь, - проурчала воительница, понимаяя, что Галчонок не намного их младше.
- Давайте завтра все вчетвером к реке сходим, - предложила кошка, поднимаясь на лапы. На Совет отряд еще не собрали, так что минутка была.
— Я не хочу вас так сильно отвлекать, — рядышком выросла звонкуша Выдрочка, и Ручей обратила взгляд на нее. Поздравления от малышки грели душу, — но вы не видели Львинозвёзда? У меня к нему очень важное дело!
- Выдрочка, я уверена, что Львинозвезд посвятит тебя в ближайшее время, - с умилением в голосе мяукнула серенькая, ибо ну какое еще важное дело может быть у котенка? И Бежевичка, и Птичка, и Выдрочка - котята, к которым так присматривалась Ручей, которых так мечтала получить в ученицы. Жаль, что малышку еще оставили в детской, но, судя по звонкому голосу, она не собиралась так это оставлять.
- У, бедный Львинозвезд, - заговорщицки шепнув Птичке и Дымке, серенькая добавила: - Я к Щербатой забегу. Если на Совет возьмут, нужно идти на всех четырех, - заявила она и юркнула в палатку целительницы.

----> палатка целителя

+7

36

Оживление на поляне все нарастало – в глазах начало рябить от многообразия разношерстных шкур, мелькавших перед внимательным взором пятнистой кошки, отчего она ненадолго закрыла глаза, обращая все свои чувства в слух: лапы соплеменников едва слышно ворошили успевшие опасть с деревьев на землю красные и желтые листья, так что можно было сильно не напрягать ушки, к тому же чувствительный носик самки то и дело подергивался, ловя незримые нити из клубка знакомых запахов, пока память выбрасывала на поверхность сознания имя каждого ее владельца. Таким образом, когда рядом оказался суровый и по обыкновению молчаливый Череп, кивнувший ей в тот момент, когда зеленая бирюза вновь явила себя миру, Оцелотка так же молча кивнула ему в ответ. Она давно для себя усвоила, что им с голубоглазым порой не нужно было говорить что-то вслух – они понимали друг друга полунамеками. Иногда было даже достаточно взгляда – спокойный и надежный Череп стоял своего рода скалой среди бурного речного течения, и уже за одну эту выдержку, которой ей самой катастрофические не хватало, золотистая глашатая уважала воителя, полагаясь на его мудрость.
   Чего, конечно, нельзя было сказать о появившейся рядом с ними Тощей. Белая кошка как всегда жаждала внимания: слишком болтливая, неусидчивая – такой когда-то была сама Оцелотка, но, если с возрастом у нее это прошло, Тощая не подавала пока что признаков степенности, а это уже вызывало в пятнистой повышенную настороженность. Ей ли было не знать, как сильно такая чрезмерная эмоциональность мешает исполнению Воинского долга? Неугомонная Тощая же, тем временем, переключилась на Щербатую, но прежде чем целительница хоть как-то ответила на словесный поток белой кошки, зеленоглазая неодобрительно зыркнула на соплеменницу, выразительно стукнув по земле кончиком хвоста, что за это время перестал обвивать стройные лапы, и лежал подле их носочков, возможно, именно для таких случаев. Старшего воина, кажется, окутала липкая паутина раздражения при появлении Тощей. Что ж, Оцелотка не могла его винить. На шумных по умолчанию оруженосцев, она не взглянула, позволив котам и кошкам на поляне самим призывать их к тишине. Впрочем, Галчонок и Черничка уже не были столь малы, чтобы не понимать очевидного.
   Когда снова заговорил речной король, воительница в который раз подняла на него чуть прищуренный взгляд.
   — Птенчик, Бежевичка, - оба котенка были здесь же. Они не скрывали своего волнения перед посвящением – для любого малыша это событие было одним из самых особенных. Глядя на них, Оцелотка невольно вспомнила собственное взросление. Как она радовалась, что стала наконец, оруженосцем, и как долго привыкала к своему ворчливому и вечно недовольному ее поведением наставнику! Этим двоим повезло больше. Услышав имена воителей, которым Львинозвезд доверил малышей, глашатая одобрительно хмыкнула, отыскав взглядом счастливую Ручей. Затем, посмотрела на вернувшегося как раз вовремя из леса Ливня. Он был достоин быть наставником ничуть не меньше, в этом не было сомнений, но судя по расстроенной морде соплеменника, что-то произошло с ним во время охотничьей вылазки. Более того, это могло быть связано лишь с одной юницей. Скользнув серьезным взглядом по хрупкой с виду фигурке своей ученицы, которая отыскалась сразу же, пятнистая наставница поставила в своей голове зарубку расспросить у нее в чем дело.
   Церемония закончилась, все племя прокричало имена посвященных в оруженосцы котят, и кинулось наперебой поздравлять их и наставников, с которыми ученикам еще только предстояло познакомиться по-настоящему. Выкрикнув пару раз имена Птички и Бежевички вместе со всеми как велел обычай, Оцелотка дернула ухом, услышав прямой приказ спрыгнувшего со своего валуна, Львинозвезда. Вскочив на все четыре лапы, высоко задрав хвост, золотистая, будто только этого и ждала все это время. Бирюза глаз ярко вспыхнула жизнью, а затекшее тело налилось спящей внутри гибкого тела силой.
   - В дозоре останутся Серебряк и Ракитник, - важно было оставить на посту охраны рослых и проверенных воинов – глашатая и речной король им бесспорно верили, значит за сохранность лагеря, будучи далеко от дома, можно было не волноваться. – Полагаюсь на вас, - громкий голос звонким эхом разнесся по поляне, чтобы каждый воин мог ее услышать. – Рассветный патруль я собираюсь возглавить лично, - вспомнив о недавних словах Тощей, адресованных Щербатой, пятнистая самка была вынуждена признать, что ее опасения имеют под собой почву. – Мы проверим границы и пробежимся по берегу реки, чтобы убедиться, что Двуногие ушли. – Со мной пойдут Дымка и Ливень с Бежевичкой, - взглянув на молодого воина, по старой привычке Оцелотка чуть прищурила бирюзовые глаза. – Твоей ученице будет полезно выбраться, наконец, из лагеря, - почти неуловимо смягчившись, произнесла она. – Впрочем, если считаешь, что ей не хватит выносливости, я попрошу кого-нибудь заменить вас.
   Отрывистым жестом вздернув подбородок, самка продолжила:
   - На Совет пойдут Череп, Морозная, Дымка, Ручей с Птичкой, Ливень…, остальные останутся в лагере, - закончив оглашать список имен, она перевела дух. Щербатую кошка не упомянула, но сложно было представить, что целительница племени решит остаться в лагере. Ее присутствие у четырех деревьев было само собой разумеющимся фактом.   
   Львинозвезд, тем временем, решил перекусить перед путешествием. 
   «Выкроил минутку, каков молодец», - тихонько фыркнув, пятнистая досадливо поморщилась, когда в желудке вновь раздалось дурацкое урчание, а в следующую секунду она сама уже подошла к общей куче, подцепив лапкой серебристую рыбку.
   «Если есть время, почему бы и нет?» - взяв чешуйчатую ношу в пасть, золотистая ушла с ней в свой излюбленный куст возле воинской палатки.
   «Надо будет утром собрать патруль охотников. И устроить Вьюголапке небольшую проверку», - лениво шевельнулась в голове мысль. «Что же все-таки произошло между ними? Оба вернулись с охоты с одной мышкой на двоих – вот это удача! Ничего-о-о, после Совета все прояснится – это точно…» - с оттенком едкого сарказма прошипела про себя глашатая, кинув взгляд исподлобья в сторону ученицы.

Отредактировано Оцелотка (26-09-2018 16:29:38)

+10

37

- Немного лучше, чем на прошлой тренировке, но всё ещё недостаточно хорошо, - недостаточно. Угольная демонстративно цокнула языком и скривила свою вытянутую мордашку. Она делала вид, что она без особой заинтересованности восприняла эти слова, но на самом деле они её очень задели,- Только так ты сможешь ударить противника по-настоящему сильно.
- Я так специально сделала. Я не хотела ударять...сильно. Тебя, - повела плечом кошка, переведя взгляд с брата на наставника. Сейчас она не лгала, это был шуточный прыжок, но никак не боевой. Черничка могла всё сделать так, как описал Череп, она просто не хотела, вот и всё.
- Давай, ты же настоящая речная кошка! Так покажи мне мастер-класс! - Черничка с ухмылкой посмотрела на братца, уже чуть ли не припав к земле. Ну вот, очередное посвящение. Даже подраться не дали.
- Посмотри ка, кто из своей норы вылез, - прошипела чёрная на ухо Галчонку, кивнув носом в сторону Крестовничка. Ох, как же Черничка ненавидела этого оруженосца. Если в детской она ещё более-менее его терпела, то сейчас просто не выносила. После того, как этот ублюдок поранил Плавничка, угольная поняла, что никакого положительного контакта у них быть не может.
- Черничка!
Кошка вздрогнула и слегка испугалась, словно наставник услышал её слова. Но быть такого не может...размер уха Галчонка был достаточно обширный, чтобы не дать никому подслушать. И чего это у него такой злобный тон? Чем это он опять недоволен? Ах да, ему попалась никчёмная ученица, которая вечно всё делает не так, как надо. Да, Череп? Хочешь себе обратно Дымку?
- Если ты продуешь Галчонку, Черничка, станешь приманкой для щуки, - Черничка фыркнула, с невесть чего обозначающими огоньками в глазах, посмотрев прямо в глаза Черепу. Огоньки озорства? Злости? Страха?
- Ты меня не запугаешь, - медленно протянула чёрная, слегка сощурив и без того узкие глаза. Она знала, что Череп не серьёзно. Он был не из тех наставников, что напоминали Звездоцапа. Старые сказки, но всё же...
Решив в следующий раз подыграть своему любимому старику, Черничка развернулась к брату. Её переполнял азарт.
- Ты готов к поражению, милый братец? Даже из любви к тебе, я не буду поддаваться.

+7

38

Начало игры

Недолгие прогулки однозначно шли на пользу будущей матери. Слегка пыхтя и покачиваясь, круглая кошка медленно вошла в лагерь и с неимоверным удовольствием улеглась на тёплый песок. Кажется, она пропустила что-то важное: на поляне царило оживление, свойственное только недолгим моментам после собраний племени. Львинозвёзд отходит от скалы, даже как будто бы движется в сторону сестры - но нет, решил перекусить перед Советом. Уф, со своей утиной скоростью пропустила собрание. Посвящение, может? Внимательный светлый взгляд изучал каждого соплеменника в поисках чего-то нового. Бежевичка и Птенчик, только сегодня утром проснувшиеся в яслях, теперь были рядом с воителями и с энтузиазмом слушали какие-то будничные речи. Стали оруженосцами? Вероятно. А где Выдрочка? Малышка тут же подоспела с чем-то очень важным, судя по тону и её напряжённой фигурке, к предводителю. Была бы Ласка чуть ближе, она, возможно, и расслышала бы.
Но подниматься и подходить совсем не хотелось, не представлялось возможным. Лапы гудели после прогулки, ведь живот с каждым днём становился всё тяжелее, ночами королева часто ворочалась на подстилке из-за ноющей боли в спине. Скорее бы. Зачем так мучить мамочку? Снова мысленно обращалась к своим детям с неизбывной любовью глядя на мерно вздымающиеся бока. Если бы пёстрая шерсть не была такой длинной, Ласка могла бы видеть, как шевелится её пузо там, где изнутри пинаются крошечные лапки.
По привычке поискала глазами Плющевика на поляне - не нашла. Отсыпается перед Советом? Или, может, его назначили в рассветный патруль? Слегка поёрзав на песке, Ласка решила дождаться, пока племя, уже постепенно оживляющееся и сбивавшееся в отдельные кучки, двинется к Четырём Деревьям, а уж потом сама пойдёт спать. К тому же, ещё вчера котята заметно поутихли, не тревожа напрасно мать по ночам. А ведь недавно королева постоянно выходила на поляну ночью, дабы подышать свежим воздухом и дождаться, пока дети успокоятся и дадут ей отдохнуть. Но это не вызывало ни капли раздражения, лишь благодушное умиление. Скоро мы встретимся. Чуть-чуть подождите.

+8

39

Глядя на Черничку, делающую вид, что его слова ничуть её не трогают, Череп не испытывал ни раздражения, ни разочарования. Он и не понимал вовсе, что Черничка чем-то недовольна. Для него нарочито спокойное и небрежное выражение её по-змеиному вытянутой мордочки означало, что ученица принимает его слова к сведению. Этого ему было вполне достаточно.
— Я так специально сделала. Я не хотела ударять...сильно. Тебя, - объяснила кошка свою неудачу, на что Череп лишь слегка приподнял бровь.
- Оправдания, - спокойно отринул он эту версию. Череп не мог понять, что Черничка прыгнула на него в шутку, просто потому, что в юной, пылкой душе взыграл хулиганский мотив. Для него поступки ученицы имели рациональный корень. - Я твой наставник. Либо ты ударяешь меня сильно, и я оцениваю твой удар, либо не ударяешь вообще.
Кому-то отношение Черепа могло показаться грубоватым или излишне холодным, но его прежние оруженосцы, тот же Ливень, знали цену спокойствию и ненавязчивости своего наставника. Пусть он не нянчился с ними, как с котятами, пусть не пытался стать им вечным другом и не осыпал ворохом комплиментов за каждый маленький успех, зато Череп был с ними честен. А чтобы оценить честность по-достоинству, порой необходимо подрасти и столкнуться с огромным количеством хаотической лжи, лести, чужого безразличия. Череп не был безразличен к своим оруженосцам, как бы ни пытался это показать. Обдавая их холодом своих слов, он, тем не менее, всерьёз тренировал их и верил, что полученные навыки помогут им выжить в настоящем, смертельном бою. Помогут гораздо лучше, чем дружеская болтовня и бездельничество. За поволокой своих рациональных взглядов он нередко забывал, что тёплое слово бывает куда важнее отработанного удара. И поймёт ли Череп, как он ошибается, отбрасывая чувства, дружбу, не веря в преданность и искреннюю привязанность, ведомо лишь безмолвной реке. Наставники не бывают идеальными. Как не бывают идеальными оруженосцы.
Собрание подходило к концу, так что, вперёд выступила Оцелотка. Молчаливый Череп не перебивал её речь выкриками и сразу понял, что именно она хочет сказать. Пламенное с тёмным, гибкое тело изогнулось, глашатая встала перед племенем, привлекая внимание. Череп был вынужден признать, что она, не имеющая грузной внушительности Львинозвёзда, тем не менее, смогла обратить на себя взгляды. Её хищный, энергичный, жизнеутверждающий вид вселял в сердца соплеменников желание действовать, и даже сам Череп, обычно не заинтересованный в делах племени, почувствовал, что невольно призадумался о двуногих, когда услышал, как она оглашает состав патруля, призванного убедиться, что косолапые вторженцы наконец убрались с речных территорий и прекратили ловить рыбу своими мерзкими палками и паутиной.
Наблюдая за двуногими, Череп восторгался их изобретательностью. Первое время. Потом он обратил внимание на то, что когти голокожих существ тупы, а лапы их толсты и мягки. Их пасти щерились отнюдь не острыми клыками, а какими-то нелепыми овечьими зубками, неспособными схватить и удержать вольную щуку. Двуногие не умели охотиться по-настоящему, так, как охотился Череп. Они вынимали рыбу странными палками, и речной кот бывал изумлён тупостью рыбы, которая клевала на такую очевидную ловушку. Что и говорить о паутине двуногих, которая за раз ловила такую кучу рыбы, которой Речное племя могло бы питаться половину сезона, а может и целый сезон. Череп даже попросил у Щербатой паутины, чтобы попробовать поймать в неё щуку, но, едва паучья сеть оказалась в воде, она тут же размокла и порвалась. Череп с восторгом и ужасом представлял, насколько огромными должны быть пауки, которые плетут сети для двуногих. И как только эти лысые развалины справляются с ядовитыми восьмилапыми гигантами? Если уж двуногий способен украсть у отвратительно огромного паука его отвратительно огромную паутину, стоит ли удивляться тому, что двуногий ловит рыбу на палку? Следовало признать: эти чужеродные, кожистые животные просто поразительны и не поддаются кошачьей логике.
Если патруль Оцелотки докажет, что они ушли от реки, Череп сможет вздохнуть спокойно и продолжить завоёвывать репутацию самого отчаянного охотника этих мест.
Впрочем, не только участников патруля планировала объявить глашатая.
— На Совет пойдут..., - взгляд Черепа остановился  на шее Оцелотки. Не на глазах, на её тонкой, длинной шее. Всякий раз, слыша эти слова, он ожидал чего-то особенного. Она выглядела звёздным предком, оглашающим ряды избранных. А он, безмолвный, с заметной напряженностью во взгляде, никак не ожидал, что следом за волшебными словами она произнесёт его имя. Череп заставил себя расслабить плечи. Это отношение напоминало ему о кое-ком другом. И о том, что произошло полгода тому назад. Всего полгода, а Череп уже чувствует во взгляде Оцелотки те же нотки, с которыми смотрел на него Бурозвёзд. Он смотрел теплее и участливее, но всё начинается с малого. И Оцелотка, казалось ему, медленно, но верно начинает подбираться к своему отчужденному соплеменнику.
Череп поднял лапу и приложил её ко лбу. "Бурозвёзд. Это было так давно". Из всего племени Бурозвёзд был тем, кто лучше всего понял Черепа. Это не означало, что они вели себя как закадычные друзья. Во взгляде Бурозвёзда, обращенном на него, Череп улавливал нечто большее, чем привязанность. Он видел там доверие, которого никак не ожидал. Бурозвёзд владел целым племенем верных и умелых воинов, но когда пришло время, он решил, что хочет видеть свою крошечную дочурку рядом с Черепом. Череп не знал, было ли у Бурозвёзда нечто более ценное, чем его дочери, но он видел, как родители дорожат своими котятами. Для него это что-то, да значило.
Прошло так много лун, но по сей день Череп может вспомнить смех Бурозвёзда, наблюдающего за тем, как серо-белый крошка Дождь скачет вокруг сконфуженного Черепа, похожего на грозовую тучу. Череп помнил улыбку на мордочке Дождя, должно быть, означающую искреннее счастье. Да, он помнил смех и улыбки, которых не понимал всерьёз. Он помнил похороны Бурозвёзда. На этих похоронах он не проронил ни слова.
А теперь Оцелотка, эта неугомонная и крикливая Оцелоточка... нет, уверенная и яркая Оцелотка, заставляет Черепа чувствовать себя пойманным в её цепкие лапы. "Нет", - упрямо думал Череп. "Она не сможет этого сделать".
Он отвёл взгляд, нечаянно наводя его на статного, подросшего красавца Ливня.
"Это мог сделать только Бурозвёзд".
Из окончившегося собрания Череп сделал чёткий вывод: он идёт на Совет, а вот Черничку придётся оставить в лагере. В таком случае, бой между ней и Галчонком - не просто способ скоротать время, а надобность. Это поможет Черничке растратить её неуёмную энергию. Возможно, она даже посидит в лагере спокойно и не натворит дел? Кто знает...
— Ты меня не запугаешь, - с достоинством ответила ученица на его условие боя, по которому проигравшая Черничка станет приманкой для рыбы.
- Мне и не нужна запуганная приманка, - в том же тоне произнёс Череп. - Иначе я не смогу ей управлять.
Указав хвостом в направлении предполагаемого поля боя, речной воин отправился следом за оруженосцами. И ничто не предвещало беды, как вдруг звонкий голосок сзади заставил его непроизвольно вздыбить загривок.
— Эй, Череп! - о, этот крик Ручей через всю поляну, словно каждый из находящихся здесь котов обязан услышать то, что она хочет ему сказать. — А ты был прав!
Череп безнадёжно вздохнул и покачал головой. Шерсть на его загривке опустилась, и он пошёл дальше. Хорошо, что никто не заметил, как уголок его рта приподнялся в еле различимой улыбке.

Отредактировано Череп (28-09-2018 04:24:17)

+6

40

Отводя взгляд от Серебряного пояса, за которым следовала луна, речной король выдохнул и вернулся к ужину. Впившись передними клыками в сочную свежепойманную плотву, Львинозвёзд крепко сжал её в лапах, резкими, даже жадными укусами пытаясь насытиться и хоть как-то отвлечься. Долг перед племенем так часто занимал все его мысли, не давая расслабиться и вынуждая быть бдительным и внимательным ко всему. К каждому. Но он сам выбрал этот путь - он к нему стремился.
- Привет, - мягкий голос с непривычки резанул слух. Увидев присевшую рядом Крылатку - бывшую Ассоль - предводитель одёрнул себя и задумчиво улыбнулся: странно, но он уже успел отвыкнуть от таких простых жестов и разговоров.
- Здравствуй, - ответив кошке чуть приглушенным баритоном, Львинозвёзд прервал ужин, все еще держа плотву между лап.
- Совсем скоро Совет племён, да? Это всегда так волнительно! - искренне поделилась с ним белоснежная, на что кот негромко усмехнулся: он надеялся, что его волнение было заметно чуть меньше.
- Да-а, каждая луна - как первая, - снова высматривая небо, речной лев дёрнул ухом, вслушиваясь в суматоху вокруг. Оцелотка лихо распорядилась патрулями и уже собирала отряд к Совету, оставив Серебряка и Ракитника в дозорных.
Разумный выбор.
Вспоминая себя на посту глашатая, златогривый все чаще убеждался в том, что пятнистая подруга ничуть ему не уступала. Два вечных соперника наконец нашли согласие только в служении племени, пустив на это все силы, но, как и прежде, все равно оставаясь друзьями.
- Твой первый Совет без наставника, - возвращаясь к Крылатке, Львинозвёзд пожал плечами: Оцелотка оставила брата на службе в лагере, что не отменяло поход его ученицы на Совет. Да, ученица была не совсем обычной - бывшей внеплеменной, однако это не помешало племени принять её как свою.
- Попалась! - рядом совсем неожиданно возник Крестовничек. В миг повалив Крылатку на бок и подмяв её под себя, в свои объятия, старший оруженосец с довольным видом разулыбался. Пожалуй, предводитель бы даже удивился и подавился куском плотвы, не будь трехцветный его учеником.
- Приятного аппетита, наставник, - смотря на него из-под низу, котик оставался непоколебимо весел и легкомыслен. Речной король отозвался тяжелым и немного строгим взглядом, совсем не спеша откланяться с благодарностями.
- Поднимайся, не наглей, - отложив недоеденную рыбу в сторону, златогривый посмотрел на оруженосца с полной готовностью самому встать с места, чтобы ему «помочь».
- Если не хочешь всю ночь полной луны делать для Птички и Бежевички новые подстилки, то приведи себя в порядок. И без глупостей, - в спокойном, немного требовательном тоне промелькнули теплые нотки: наверное, Львинозвёзд уже чувствовал, как обрадует ученика своим поручением.
- Сегодня ты вместо Серебряка сопровождаешь Крылатку на Совет, - прекрасно зная привязанность Крестовничка к белоснежной кошке, речной король снисходительно кивнул. Он с первых дней пытался привить своему оруженосцу осознание ответственности, понимание сдержанности и воспитанности. И сейчас, как ему казалось, настало самое лучшее время, чтобы проверить, насколько честно котик усвоил все наставления лидера.
- Держись как настоящий воитель. Я всегда за тобой слежу, - смерив трёхцветного многозначительным взглядом, Львинозвёзд поднялся на лапы и уверенно приосанился. Кажется, пора.
Но тут гомон голосов прорвал тоненький, недовольный писк котёнка, и златогривый, бросив короткий взгляд в сторону Дымки и Ручей, обнаружил выскочившую из детской Выдрочку. Следом за ней вышла пропустившая собрание Ласка, и задумчивый, немного хмурый предводитель просиял теплой улыбкой. При виде сестры он всегда менялся, становился особенно солнечным, не смущаясь своей нежности по отношению к королеве. С детства он оберегал её, до сих пор не представляя, сможет ли он относится так еще к кому-то, кроме своей сестры.
Приветственно взмахнув белобокой королеве хвостом, Львинозвёзд мысленно пообещал себе навестить её на рассвете, а пока сделал пару шагов навстречу Выдрочке, которая явно бунтовала из-за своего несостоявшегося посвящения. Вновь взглянув в сторону яслей, кот удивлённо переглянулся с матерью юной воительницы за справедливость: да, её время уже тоже пришло, но королева и словом с ним не обмолвилась. Впрочем, такую инициативность не хотелось подавлять, поэтому, прежде чем задуматься о новом посвящении, речной король решил охотно выслушать, с каким важным делом к нему пожаловала кошечка.

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна