У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
17.06 поиск последовательницы верховной матери - [подача заявок]
01.06 почетный персонаж [май] - результаты
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 401 страница 420 из 936

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

401

Всё закончилось как нельзя лучше. Всё-таки не зря Буран пользовался каким-никаким уважением Рогоза. Даже несмотря на порой откровенно странные решения предводительницы, её глашатай старался на благо племени, сохраняя верность, но и здравость ума тоже. Отчасти сам Рогоз был таким же. Верность племени занимала не главное место среди его приоритетов, но одно из самых. Черношкурый кратко кивнул глашатаю, никто из них более не хотел продолжать этот разговор. Не сегодня.
— Где Крестовник?
Губы Рогоза дрогнули, скрывая ухмылку. Малыш потерялся.
- Последний раз мы видели его на закате. Он ушёл один в сторону границы с племенем Ветра. Кажется, - воин пожал плечами, будто ему было совершенно плевать на трёхцветного задиру, и приблизился к Краснопёрке. Их отряд внезапно начал раздуваться до неприятных размеров. Ну и к чему нам эта толпа? Но единственным выходом было просто смириться и выполнить поручение.
— Идем быстро и тихо.
Да, подобным сборищем в стан врага не проберёшься. Рогоз бросил взгляд на Выдру по привычке, желая прочесть её настроение. Уверен, ей тоже это не по душе. Это... не то, на что мы рассчитывали. Кот занял свою позицию во главе отряда и рысцой двинулся к выходу из лагеря, сворачивая к реке. Эта работа больше подошла бы Крестовнику. Почему нельзя было подождать, пока рыба сильнее протухнет, и заставить вздорного рыбоголового увальня отрабатывать свой идиотизм?

>>> речной берег

+2

402

Из заморозки <-------

[indent] Вечер. Жёлтые глаза мелькнули в полумраке главной поляны Речного племени и обратились к небу. Смеркалось, а вместе с тьмой приходил холод. Его чувствовало само сердце белого оруженосца, может быть, оно даже содержало его. "О, звезды! Вам тяжело, должно быть, видеть мучения своих детей за неимением возможности им помочь или утешить их, но когда-то вы прошли свой путь, а теперь они проходят свой. И эта боль в сердце, боль за погибших и за раненых, вы чувствовали то же. Она ведь должна стихнуть? Горицвет, ты уже там?" Признаться, Крылатка была подавлена смертью наставника. Он так долго боролся в целительской, так мучительно каждый раз приходил в себя, вставал и пытался сразу идти, захлёбываясь кашлем, дерущим глотку. Она никогда не забудет его жар, стоило лишь коснуться - сразу пробирало, он весь горел, только в последние дни словно петух, это оказалось, конечно, куда хуже невыносимо жара. Он больше не поднимался. Где-то на подкорке сознания все понимали, что жар покинул его тело с жизнью и духом, остаётся лишь молиться, чтобы он успешно добрался до обители звёзд. "Надеюсь, ты чувствуешь себя хорошо".
[indent] И всё же не только этот вопрос теребил волнение кошки и оставлял тело в заторможенном состоянии ожидания. Последний Совет, с которого соплеменники спасались бегством, также отложился тяжёлым камнем на душе. Хотя сама Крылатка в этот раз на него не попала, один вид вернувшихся Речных заставил сердце опуститься в пятки. Больше прочих пострадали совсем ещё котята. Отпустив мысли о наставнике, белая не раз обращалась корпусом к ложе Сивой. "Как они там? Справляются ли? Пойти проверить?" Но всякий порыв к движению тут же пресекался. Целительская и так уже была переполнена душами живых. Она не хотела вмешаться под их лапами.
[indent] В конце концов, сходив сегодня в охотничий патруль и немного самостоятельно поохотившись позже в роще, она сочла самым полезным решением для племени оставаться на главной поляне, ведь никогда не знаешь, кому и как может понадобиться твоя помощь.

+4

403

Начало игры

С самого утра Ландыш был весь в делах, охотился не покладая лап. После минувшего Совета его не покидала навязчивая тревожность за соплеменников, что пострадали в бегстве от своры собак. От одного представления этого зрелища пробивало дрожью: маленький воитель не был трусом, его, как и многих других, одолевал естественный страх перед очевидной угрозой.
Сложно представить, что только пережили малыши Ласки...
Две сочные землеройки отправились в общую кучу, и Ландыш встрепннулся. Спасаться от лишних мыслей помогала лишь работа во благо племени, поэтому мечты о полноценном отдыхе даже не посещали кота в редкие моменты передышек.
Наконец, добычи в племени было достаточно, отчего белоснежные длинные усы бурого кота довольно распушились. Одно дело он довёл до конца, и несмотря на то, что уже вечерело, план на день был ещё явно не закончен.
Обнюхав всю ту дичь, что воины принесли и оставили к последней трапезе (во избежание всяких недоразумений с гнилью), Ландыш вдруг учуял совсем свежепринесённую тушку.
- Хорошая работа, Крылатка, - приметив неподалёку юную кошку, которой принадлежала эта небольшая, но важная заслуга, полосатик бодро улыбнулся. В его взгляде виднелась легкая усталость, но воин не позволял себе хоть немного скиснуть и приуныть. Сейчас, тем более, совсем не время.
- Я бы приметил твой улов на ужин, но... - перехватив взгляд соплеменницы, устремлённый в сторону целительской, Ландыш, подходя, негромко вздохнул, - Но им он будет нужнее.
Все были шокированы произошедшим, изрядно встревожены, в том числе и он сам. Со стороны Крылатка явно закручинилась, однако коротыш и не думал поддерживать её сложившийся настрой. Повздыхать, конечно, можно, но сделать дело - куда лучше и приятнее. Не так ли?
- Я вот думаю, чего сидеть до заката сложа лапы? Я бы нашёл по следам Сивую и помог ей с травами, - решительно помахивая хвостом, бурый покосился на кошку. Странно, что она еще засиживалась в оруженосцах даже после кончины своего наставника. Львинозвёзд в своё время дал ей шанс, и, как считал коротыш, она его полностью использовала, заслужив своё посвящение в ряды воинов.
- Если ты не занята, - вежливо начал воитель, - то можешь составить мне компанию, - легко и непринуждённо предложил соплеменнице Ландыш, пытаясь хоть немного разрядить обстановку. - Пауков ведь не боишься?
Хитро прищурившись, он склонил голову набок. Охотиться на мышей и рыбу было уже привычным делом, а вот на паутину... Это уже напрашивалось на небольшое приключение.

Отредактировано Ландыш (20-07-2019 13:15:32)

+4

404

[indent] Уклейка мгновенно потеряла интерес к словесной перепалке с Выдрой и Рогозом, стоило только первому из отряда, вернувшегося с Совета, ступить в лагерь. На радостях она даже позабыла про своего брата, что верно стоял подле нее весь разговор, поддерживая и защищая её мнение. Воительница вытянула шею, выглядывая среди обилия разномастных шкур ту, чей обладатель занимал её мысли с тех пор, как покинул лагерь. В конце концов, кто-то же должен рассказать ей все свежие новости!
[indent] Расстроенный вид Форели слегка охладил пыл. Трехцветка проводила раненую Ракушку взглядом. Малышка не заслужила всего этого, ведь теперь ей нужно столько времени провести в палатке целителя. Переведя взгляд на её наставника, Уклейка недоуменно склонила голову. Воитель, проигнорировав её существование, подошел к Рогозу и Красноперке, чтобы разобраться с гниющей рыбой.
[indent] Неужели какая-то рыба важнее меня? Даже не взглянул в мою сторону. Может, он познакомился с симпатичной воительницей на Совете, и я стала ему неинтересна?
[indent] Трехцветная взрыхлила землю когтями, демонстрируя свое недовольство. Если она ему не нужна, тогда и он ей не будет нужен. Пока. Не подойдет и не спросит, как прошел Совет. И про блохастых грозовых не спросит. Ни - че - го. Действовать нужно было незамедлительно. Гордо подняв голову и приняв самый важный вид, Уклейка направилась к куче с добычей. Не удостоив серого взглядом, она выцепила мелкую рыбешку и бросила перед собой. Есть не хотелось, но хотелось показать характер. Закончив с трапезой, кошка начала приводить себя в порядок. Делая вид, что увлеченно умывает мордочку, она украдкой глядела на Форель. Не смотрит.
[indent] Едва заслышав, куда отправляется немаленький отряд Рогоза, трехцветка решила, что будет делать. Не теряя ни секунды драгоценного времени, кошка подскочила к Темнопуту.
[indent] — Темнопут, я та-а-ак засиделась в лагере! Я схожу на охоту, ладно? Я уже хорошо себя чувствую, гляди, лапа как новенькая, — тараторила Уклейка, активно двигая покалеченной лапой под носом брата. — не теряй!
[indent] Дождавшись, пока отряд выйдет из лагеря, воительница отправилась следом, держа солидную дистанцию. Главное, чтобы никто ни о чем не узнал.
>>> речной берег

Отредактировано Уклейка (20-07-2019 21:47:54)

+3

405

[indent] Её окликнул знакомый голос. Спокойный, доброжелательный, он как бы располагал к себе, в который раз напоминая: ты здесь дома, всё хорошо. Крылатка улыбнулась его носителю и кивнула. Ландыш всегда был хорошей компанией, кошка уважала его, отличала меж ними некую схожесть в характерах. Вот и сейчас кот без слов угадал настроение и мысли белой. Впрочем, она особо не скрывалась.
- Никогда не понимала, как кто-то может считать, что у него есть право вершить жизни других, насылать смерть и невзгоды.
[indent] Конечно, кошка имела ввиду виновницу всего случившегося как на Совете, так и до него. Сестра предводителя одного из четырёх племён, казалось, пыталась отделаться от этого прозвища и заслужить иное, более страшное, к примеру, "та самая убийца, натравившая на племенных собак". Но ради чего? Утоление пристрастий своего эго? Вера в Тёмный Лес? Отклонение в мозгу? Что движит ими, теми, кто решил ступить на извилистый терновый путь злобы и насилия?
[indent] Что ж, мрачное и вправду пора было откинуть. Хватит. Если поселить среди соплеменников этот дух траура, то куда же деваться боевому, воительскому? Крылатка встрепенулась и посмотрела на Ландыша. Она была рада видеть его рядом. И его предложение пришлось как раз кстати.
- Это интересно. Выслеживание по запаху - занятие не простое, но она ушла недавно, мы точно справимся.
[indent]  Кошка поднялась на лапы и потянулась, разминая косточки. День ещё не закончился, а пока есть что делать, почему бы и не поделать этого?
- Знаешь, у некоторых двуногих пауки живут как домашние питомцы, в польших стеклянных ящиках. Это ужасно, потому что выбраться оттуда они не могут, а место для плетения паутины имеет свойство заканчиваться. На свободе гораздо лучше. 
Ей отчего-то вспомнились вылазки в соседние дома и первое её столкновение с пауком. Каково же было удивление, когда она узнала, что пауки могут быть размером с котёночью голову! Тогда, до всех этих событий, могла ли она представить, что нить её пути закрутится в таком необычайном узоре?
- Так что, мы идём делать самые плотные мотки?

+4

406

целительская --->

Изредка оборачиваясь на целительскую, Подберезка вышел оттуда с позорно поджатым хвостом и понуро опущенными ушами. Ощущая, что непонятно где, но все-таки он накосячил, юнец сначала отошел чуть подальше, а после остановился и тяжело, тяженько-тяжко вздохнул, понимая, что все ему как-то не везет. Ясенница опять задираться будет, да еще и Ракушка обиделась...
- Сердцедуб? - заглянув в палатку воителей, с нескрываемой надеждой в голосе мяукнул малыш в темноту, но наставника в лагере не оказалось, а оруженосцу ой как надо было поймать мышку, а лучше - рыбку, а еще лучше - две-три, чтобы всем обиженным на него дамам дать по одной.
И маме, конечно же.
Но Сердцедуб не откликнулся из сумрака воительской палатки, и буро-белый снова огорченно свесил уши, оборачиваясь к оживленной поляне. Взгляд зацепился за коротколапого Ландыша и Крылатку, о которой говорили, будто она не из этих мест - для Подберезки это, конечно, был вздор, потому что он знал кошку с самого рождения и совершенно одинаково, как и ко всем, к ней относился.
— Так что, мы идём делать самые плотные мотки?
Оп - и ушки поднялись наверх. Хвост трубой, и Подберезка с самыми грустными глазами подошел к воителям.
- А меня возьмете? Мне очень-очень нужно, слышал лучшие мотки как раз у реки, там где рыба водится, - с круглыми глазами заявлял буро-белый, с надеждой глядя на старших.

+2

407

из лоу

[indent] Совет. Свора. Предательство соседей. Отравленная рыба. Битва за Нагретые камни. Поражение.
[indent] Со всех этих злосчастных событий, что отпечатались глубоко в памяти пятнистой кошки на долгие века, прошло уже порядком времени. На деле, она давно потеряла счет дням. Трудовые будни слились с одно сплошное месиво, в котором гарантами стабильности воинской жизни стали патрули и охота. За них держалась предводительница, за них держалось все речное племя, и даже вспыхнувшие недовольства среди соплеменников неизменно гасли. И будто бы жизнь вошла-таки в привычное русло: в племени подрастало новое поколение, ученики оттачивали приобретенные навыки под пристальным взором своих наставников, все как всегда, да только тень Макоши, угрозой нависшая над всем лесом никуда не делась, заставляя то и дело оглядываться по сторонам в ожидании новой пакости. В лесу больше не было безопасно, однако легко сдавать свой дом захватчице речные не собирались.
[indent] Обходя спящий лагерь, коротким кивком головы поприветствовав ночных патрульных, без которых теперь было не обойтись, Созвездие запрыгнула на небольшой валун, и легла, подогнув под себя лапы. Бирюзовые глаза предводительницы отражали холодное молчание звезд на высоком Серебряном поясе. Задумчивость в глубине внимательных глаз вспыхивала быстрыми искрами, в то время как кончик золотисто-черного хвоста тихо стучал по камню, выдавая не то нетерпение, не то легкое раздражение кошки. Ей не нравилось то полусонное состояние собственного племени, в котором пребывали речные до этих пор. Она не хотела ни войны, ни конфликтов, но желая мира подставила тех, кого ей надлежало оберегать. Теперь это было ясно: она, наконец, увидела куда привел ее путь милосердия. Нужно было менять тактику. И первым делом она хотела вернуть то, что у них отняли. Или же взять что-то что отчасти восстановит потерю. Осталось только дождаться утра и отправить в выбранные локации два патруля. Оба места казались ей подходящими, но недавнее загрязнение реки вызывало оправданные опасения. Прежде чем действовать, стоило сперва все как следует проверить. Красноперка и ее отряд принесли в тот раз, увы, неутешительные новости, однако это не значило, что вся рыба в реке такая. Необходимо было тщательнее все исследовать и уже после делать выводы, чтобы действовать.
[indent] Широко зевнув, пятнистая подняла взор на еще темное небо. В голове уже сложился план на будущий день: хорошо бы успеть заглянуть в Детскую к Ручей и в палатку целителя к Сивой. Ракушка должна уже потихоньку начать идти на поправку, куда больше предводительницу тревожило состояние юной Ясенницы. Хватит ли у малышки силы духа дабы пережить все случившееся без дальнейших обострений в будущем? Бедная Ласка не заслужила такого несчастья. Никто из них не заслужил. Быть может, Сивая придумает как помочь ей. В этих вопросах Созвездие целиком полагалась на целительницу. Хромая кошка знала что делать, она почти не сомневалась в ней. Вот только им всем была хороша знакома жестокость звезд. То не было волей предков, но даже они не могли уберечь свои племена от бед, что несла им жизнь. Таков был удел лесного воителя.
[indent]Рассвет все приближался, времени на думы уже не осталось. Пришлось подняться, встряхнувшись и молча удалиться в свою пещерку за камышовыми зарослями в надежде отхватить хотя бы пару часов сна и набраться сил для будущего боя. Кто знает, какие неожиданности принесет им новый день. Нехорошее предчувствие уже засело меж ребер - никто давно не видел Крестовника. Придется его найти. Добром такие поиски вряд ли закончатся. Следует быть готовой ко всему.

в палатку предводителя до рассвета

офф: два воина номинально стоят в патруле. по желанию. с рассветом пойдем разведывать новую местность. плюс отправлю одного-два кота на поиски нашего горе-бунтаря. кому нужно было посвятиться, с рассветом ткните меня носом. что не доиграли здесь, доигрывайте. я подожду.

Отредактировано Созвездие (22-07-2019 10:58:46)

+5

408

- Никогда не понимала, как кто-то может считать, что у него есть право вершить жизни других, насылать смерть и невзгоды, - отозвалась Крылатка, не сразу покидая оковы печальной задумчивости. Полосатик невольно забегал взглядом, чуть опустив уши: он слишком часто не понимал этот непростой, порой слишком суровый и жестокий мир. Благо, плохое всегда заканчивалось быстрее, чем хорошее, отчего Ландыш в миг преобразился решимостью.
- Они пользуются не правом, а собственной низостью и подлостью. За зло всегда расплачиваются той же монетой, поэтому все получат по заслугам, - выдержанно заметил маленький воитель, и от прежней растерянности не осталось и следа. Пожалуй, порой он был слишком убеждённым идеалистом. Но ведь и правда: добро несёт куда больше смысла, вытягивает даже из самых гнилых передряг, стоит только впустить его теплый, заживляющий раны свет. Вон, даже немного приунывшая Крылатка будто стала ещё краше, откликнувшись на предложение помочь Сивой и заодно прогуляться перед сном. В такие моменты Ландыш чувствовал себя особенно нужным, и совсем не чувствовал и малейшей усталости за день. Крепко стоя на своих недлинных лапах, бурый довольно неоднозначно усмехнулся после воспоминий соплеменницы о прошлой жизни в заточении у Двуногих.
- Чудные они всё-таки, Двуногие эти, - улыбнулся в ответ коротыш, краем глаза замечая понурого Подберёзку, что волочил обычно вздернутый хвост по земле.
- На свободе гораздо лучше, - заканчивая свой рассказ, подметила Крылатка.
Да уж, на свободе хорошо не только паукам.
Переглянувшись с кошкой ещё пару раз, Ландыш обратился теплым взглядом ко второму растроенному оруженосцу.
- Да вы сговорились быть сегодня такими грустными, - снова поглядывая на белоснежную ученицу, полосатик дрогнул в слабой улыбке. Конечно же он всё понимал, такое настроение в племени неизбежно. Но затягивать с этим - преступление!
- Так что, мы идём делать самые плотные мотки? - поторопила его Крылатка, пока воитель украдкой разглядывал юного и уже сейчас крепкого Подберёзку.
Подумать только, а ведь совсем скоро вымахает больше, чем я.
Малыш, тем временем, не растерялся: предложил свою кандидатуру в помощь, опередив в этом самого Ландыша. Как-никак, в целительской его ждали самые близкие кошки.
- Конечно, присоединяйся, - попытавшись ободрить котика скользнувшим по его плечу хвостом, Ландыш вновь заулыбался. Одним кивком показав Крылатке, что они могут выдвигаться, коротыш пропустил её вперед, а сам поравнялся с учеником. Он не стал выспрашивать что и как, только решил его немного отвлечь.
- Всегда пропускай кошек перед собой, - важно напутствовал бурый, считая, что манеры - такая же неотъемлемая часть настоящего воина, как и познания в бою.
- А ещё лучше, - чуть поддав ходу, маленький воитель незаметно проскочил мимо белоснежной соплеменницы, придерживая обвисшую часть тростникового тоннеля, - замечай даже такие мелочи, - уже на ухо подоспевшему Подберёзке шепнул полосатик, ныряя в проход следом за ним. За этим не стояло никакой пошлости, лишь исключительная внимательность и уважительность к каждому. Может, ученик намотает это себе на ус, на время переключится.
- Поспешим. Нас ждут самые плотные мотки, - замыкая процессию, весело мурлыкнул кот, уводя за собой двух оруженосцев на одно, как он считал, из немаловажных заданий. Дело было не только в паутине: соплеменникам явно требовалось что-то, что наконец вернёт в их мысли легкий, позитивный настрой. А это по его части.

Мост Двуногих ►

P.S. Можете отписывать прямо там

Отредактировано Ландыш (23-07-2019 01:21:41)

+3

409

Из палатки
[indent]Первые лучи солнца, проникшие сквозь щели густых камышовых зарослей, которые надежно скрывали вход в предводительскую палатку заставили пятнистую кошку раскрыть бирюзовые глаза. Поднявшись на все четыре лапы, она сморгнула остаток сна, потянулась до приятного хруста в гибком теле, после чего скользящим шагом вышла наружу, зажмурившись лишь на мгновение от яркого света разгоравшегося нового дня. Ночь прошла относительно тихо, ночной патруль не доложил ни о каких странностях, а потому со вздохом облегчения Созвездие отпустила их спать, на ходу думая о том, стоит ли выбрать еще двоих воителей на дневной патруль лагеря. Лучше было перестраховаться, чем попасть в очередную ловушку врага. С ночи совета бдительность стала ее первоочередной задачей. Сама мысль о внезапном вторжении в лагерь чужаков вызывала гнев, отвращение и даже старательно подавляемый страх. Впрочем, держать себя в лапах кошка умела, и хотя взгляд ее всегда теперь был настороженным, движениями она не смела выдать сомнений, которые отравляли привычный поток мыслей в ее голове.
[indent] Приблизившись к маленькой кучке с едой, которую Созвездие лично вчера проверила на наличие гнили и падали,  она без аппетита подцепила лапой среднюю рыбешку, тщательно обнюхала ее, взяла в пасть и удалилась в облюбованый уже давно куст на завтрак, одним глазом наблюдая за пробуждением родного лагеря. Речным воинам предстояло сегодня совершить непривычный поход, для этого им всем нужны были свежие силы. Пятнистая больше не собиралась подводить своих воинов,  а потому приняв твердое решение найти замену отнятому соседями куску земли, отступать не собиралась.
[indent] Проглотив завтрак, предводительница заглянула в Детскую, где мирно спало семейство Бурана, а также другие котята, которых уже пора было посвящать в оружносцы. Взять того же Огонька. Бирюза глаз скользнула по яркой шкурке малыша, затем на мирно спящую рядом со всеми Ласку, под боком которой спал ее Пчёлка, которому она дала обещание взять котёнка в ученики. Увы, любоваться умиротворенной картиной удалось недолго, спрятав призрак улыбки в усах, золотисто-черная выскользнула на улицу. Перед тем как собрать воинов на прелюдию к совету, речная заглянула в палатку к Сивой, удостовериться что у неё все в порядке и под контролем. Дико хотелось спросить целительницу, что она думает обо всем происходящем с ними, но разговор по душам снова откладывался на неопределённый срок. Созвездие верила, что найдись Сивой что сказать, та бы не церемонилась в ожидании аудиенции. Значит, пусть все идёт своим чередом. Всему свое время.
[indent] Легко запрыгнув на уже знакомый камень, она высоко подняла хвост, громким голосом созывая соплеменников.
[indent] - Воины речного племени! Несмотря на то, что у нас отняли законный кусок нашей земли, мы не опустим лапы. Сестра Звездопада по имени Макошь натравила на нас собачью свору, но мы выжили, обошлись незначительными потерями, а значит придет время, когда мы будем в силах дать ей бой! Нам нет резона сейчас идти против союза Грозы и Теней, это лишь подточит наши силы. Мы не будем ждать, когда племя Ветра соизволит проглотить свою пресловутую гордость, чтобы понять очевидное. Несмотря ни на что, наше племя сильно, я горжусь каждым речным воином и радуюсь, видя как подрастает новое поколение. Сейчас нам нужно возместить убыток территории. Сегодня я поведу патруль на нейтральные земли. Со мной отправятся Карпозуб, Форель, Рогоз, Прибой и Красноперка. Буран, на тебе охрана лагеря, будь на страже до нашего возвращения. Возьми себе кого хочешь в помощники. Черника и Иволга отправятся на границу с Ветром.  Плющевик и Дымка - к границе с Грозой. Смотрите в оба, обо всех заметных изменениях в настроении соседей сообщить по возвращению в лагерь, - Созвездие расправила плечи, сверкнув решительным взглядом.  [indent] - Охотников сегодня возглавит Сердцедуб. И пусть нам всем сопутствует удача!
[indent] Спрыгнув на землю, пятнистая дождалась когда вокруг соберутся названные воины.
[indent] - Сперва спустимся вниз по реке к Староречью, меня интересует состояние тамошней рыбы. Затем заглянем в заброшенный сад. При обнаружении внеплеменных чужаков на нашем пути, оказываем им горячее гостеприимство. От отряда не отделяться, действуем единой силой. Ни Макошь, ни ее прихвостни, если таковые есть, не должны застать нас врасплох.
Все ясно?

[indent] Оглядев всех еще раз, кошка сурово кивнула, поспешив на выход. Когти чесались, а душа жаждала немедленных действий. Нутром в один миг овладело приятное предвкушение.  Предводительница была полна сил.

Староречье

Отредактировано Созвездие (08-08-2019 15:35:55)

+5

410

речной берег >>>

Вернулся патруль посреди ночи, а потому Рогоз, не откладывая ни на минуту, сразу же отправился в палатку, надеясь переспать со своими беспокойными мыслями в надежде привести их в порядок. Вскоре ему предстояло поговорить с Выдрой о Форели и о других соплеменниках, в частности, о Краснопёрке. Да, явные колебания старшей воительницы, когда речь заходила о противоречивых деяниях её дочери, развлекали молодого воина, и он желал поделиться мыслями об этом с подругой.
Но очень скоро, буквально в первыми лучами рассвета, голос пятнистой лидерши ворвался в палатку звонким призывом и разогнал сон, так цепко впившийся в мрачное сознание Рогоза. Ему пришлось подняться - со скрипом, скрежетом и недовольной мордой - и выбраться на поляну, сквозь ещё полузакрытые веки глядя на предводительницу, что решила поднять абсолютно каждого речного кота так рано. Даже тех, кто вчера до глубокой ночи ковырялся в песке и тухлятине. Очень мило. Именно воодушевляющей речи мне не хватало этим утром, а теперь можно...
- Со мной отправятся Карпозуб, Форель, Рогоз, Прибой и Красноперка.
Твою ж плотву. Может, стоило взять с собой вообще в с е х, кто вернулся около полуночи? Птица и Медведица тоже ещё не выспались, так что ж? Но высказывать своё недовольство не было никакого смысла. Скользнув усталым взглядом по Краснопёрке, Рогоз широко зевнул и двинулся к куче с дичью. Хотя бы рыбку стоило перехватить на дорожку. Разговор с Выдрой откладывается... на неопределённый срок. С ней тут... всё будет в порядке. Но только кот вцепился зубами в окунька, как Созвездие вновь начала вещать, в этот раз рассказывая план патрульным. Нехотя черношкурый воитель приблизился, не выпуская из пасти рыбку.
Но судя по самоуверенному тону и дерзкому блеску в глазах, Созвездие не намеревалась дожидаться, пока воители будут готовы. Лишь пару раз куснув рыбину, Рогоз заметил, что предводительница уже направляется к выходу. Вот так? Не позавтракав? Даже трав путника не будет? Отличный план. Возможно, конечно, что один лишь Рогоз не успел поесть до рассвета, но к чему такая спешка? Почему не взять травы путника у Сивой, если Созвездие прекрасно знает, что путь предстоит неблизкий и, к тому же, без остановок? Бесподобная тактика. Может, ещё побежим, как щукой укушенные, вдруг новые земли куда-то денутся? Бред.
Без энтузиазма Рогоз всё-таки двинулся следом за остальными патрульными, замыкая отряд и под нос себе негромко проворчав:
- Аппетит приходит во время еды, а силы, надеюсь, во время долгих патрулей.

>>> староречье

+1

411

разрыв --->

Ручей, конечно же, знала, что этот день придет. Первые луны материнства в детской тянулись, казалось бы, что смола: долгие, совершенно похожие друг на друга дни окрашивали ее долгожданные, любимые дети. То, как быстро они превращались из неказистых и до боли беспомощных комочков в нечто, напоминающее будущих воителей, будоражило серенькую, волновало и повергало в самые трепетные чувства.
Конечно, она мечтала о котятах не так долго, как, например, Ласка, но их с Бураном неожиданно окрепшая связь получила такое логичное и разумное продолжение в виде будущего Речного племени, каждый из четырех которых так похож на своих родителей.
Да, наверное, самое удивительное - замечать свои черты: во взгляде Тростиночки, в бойких повадках Щучки, в дымчатой шерстке Морозца или Пылюшки. Черепашка, такая яркая, выделяющаяся из серошерстного семейства, уже давно не являлась кем-то чужеродным для Ручей: малышку она приняла, полюбила и рьяно вылизывала перед посвящением, и ничуть не меньше и не больше, нежели своих кровных чад.
Надо, впрочем, было дать им время: малыши чувствовали неладное самой шерсткой и до кончиков усов, и с самого утра с ними не было никакого ладу. Синеглазка решила дать им возможность насладиться последним беззаботным деньком, порезвиться и подурачиться.
Впрочем, время она давала и себе: нужно было осознать, что теплые луны в пропахшей молоком детской заканчиваются, и этот сезон, похоже, будет самым запоминающимся в жизни молоденькой королевы. Она так легко и просто оказалась в детской, и так же легко провела эти луны, что уже грезила о вольной жизни воителя, о патрулях и, конечно, о теплом боке возлюбленного, спать подле которого ей так нравилось еще до появления котят.
- Ох, Дымка, неужели они так выросли, - подсаживаясь к сестре и чувствуя, что кусок в горло не лезет, Ручей нервно прилизала шерстку на груди.
- Я чувствую себя все еще молодой и неопытной, и мне не верится, что мои - предки, ты вслушайся! - дети посвящаются в воители. Нет, ты подумай, мои дети, - округлила глаза Ручей, немного дурачась. Удивительно, что материнство будто совсем на ней не сказалось, только преисполнило еще большей любовью и нежностью к своему продолжению.
- Может, Созвездие даст тебе кого-нибудь в ученики? Мне кажется, ты стала бы отличной наставницей Черепашке. А ты, - она обратилась к сидящему подле Карпозубу, - Пылюшке.

+5

412

/разрыв с кувшинковой заводи/

С самого раннего утра (а просыпалась она, как известно, всегда достаточно рано, чтобы вставать вместе с солнышком и набираться у него сил на весь предстоящий день) Тростиночка пребывала в радостном возбуждении, от которого покалывало подушечки на лапках, и кошечка едва могла усидеть на месте. Ведь сегодня! именно сегодня! представьте себе, сегодня! такой важный день! Сегодня ведь ЭТО случится! Именно сегодня большая круглая белая луна полностью проснулась в шестой раз с тех пор, как малышка открыла свои прекрасные глазки! А это значит что? То самое! Что и она, и её братья и сестры, наконец-то, после безууууумно долгих шести лун в детской станут оруженосцами! Наконец-то можно будет не спрашивать чьего бы то ни было разрешения, чтобы выйти из лагеря! Хотя в тайне от всех убегать порой на крохотные прогулки без позволения старших было так весело... Но наконец-то все начнут воспринимать её как взрослую! По крайней мере, не будет больше слов вроде "тебе нельзя, ты еще маленькая", или "это взрослые занятия, подожди, когда подрастёшь", или "не доросла еще, мелочь пузатая". Тростиночка, разумеется, никогда на такие слова не обижалась, но они раз от раза заставляли её маленькое сердечко хотеть поскорее стать взрослой, чтобы утереть всем нос и оставить их без слов и аргументов, которые могли бы остановить её от совершения всех таких интересных задуманных ею предприятий.

Конечно, придётся рано вставать каждый день, но я к этому привыкла, - рассуждала про себя кошечка, сидя у выхода из детской и глядя на проходящих мимо котов. - Ну и еще учиться. Вот узнаю, как охотиться, и однажды смогу поймать дичь быстрее даже мамы! То-то она удивится!

Распушив усики от смеха, котёнок решила сегодня немного побыть умницей для разнообразия, чтобы никакая ссора или осуждающий взгляд не омрачили этот по-настоящему важный день. Хотя, конечно, Тростиночка еще и понятия не имела, что именно готовит день грядущий. Пока что она вместе с остальными позавтракала вкусной мышкой, потом немного поиграла с Черепашкой в их любимый моховой мячик и под конец попрощалась с мягкой подстилкой, на которой спала с мамой, братьями и сестрами все эти луны. Ох, сколько же тепла и любви хранило это семейное гнездышко, сколько сказок, ласкового мурчания и нравоучений оно помнило! Котенок потерлась щекой о сухие веточки и травинки, затем, немного подумав, зарылась носом в мох и тростник и вытащила зубками одно из перышек, что выстилали дно. С виду простое, белое в черную полосочку, оно надежно хранило в себе запахи семейного уюта и умиротворения. Малышке почему-то казалось, что это было перо самой первой добычи, что котята попробовали в своей жизни.

Хорошенько повозившись и собрав на себя кучу мшинок, Тростиночка, наконец, отошла от подстилки и позволила Ручей привести себя в надлежащий для церемонии приличный вид, не выпуская при этом из зубов своё перо. Не сказать, что пригладить шерсть этой егозы было простым делом, но умелая кошка как-то легко и просто справлялась с этой непосильной для дочери работой, превращая топорщащиеся в разные стороны лохмы в красивую блестящую шубку. Хотя иногда она нажимала слишком сильно, и тогда кремовой малышке казалось, что шершавый материнский язык сейчас просто слижет с неё добрую половину шерсти.

Когда экзекуция была окончена, котёнок, не зная, чем теперь себя занять, чтобы мамины труды не пропали даром, решила для разнообразия просто сесть около выхода из детской, глядя на сверкающую солнечными бликами речку, журчащую в стороне от лагеря. Тихонько похихикав оттого, что она уже прошла пытку тщательного умывания, а остальным это еще только предстоит, кошечка задумалась о том, кого ей дадут в наставники. Конечно, в несбыточных мечтах её грезились уроки чуть ли не с самой Созвездие, которую она безгранично уважала, но та вряд ли станет брать учеников - слишком много сейчас забот лежало на плечах этой мудрой кошки, это интуитивно понимало даже такая наивное дитя, как наша голубоглазка. А может, она станет ученицей мамы или папы? Буран и Ручей ведь тоже очень умелые, даже более чем! Хотя постоянно слушать нравоучения, которые продолжатся и после выхода из детской... Нет уж, лучше пусть кто другой будет отчитывать её за оплошности!

Заметив, что ее мама наконец-таки показалась из детской и села рядом со своей сестрой Дымкой, Тростиночка, всё еще с перышком в зубах, со всем тщанием глядя себе под лапки, чтобы не запнуться, растянуться и снова не покрыться пылью и палыми листьями, подошла к ним и замерла у самых кошек, к коим присоединился еще и Карпозуб, старший сын Бурана, но не от Ручей. Вытянув шею и глядя на свою семью во все голубые глазки, малышка задрала хвостик вверх.

- А ты - мне! - резко выпалила она, продолжив слова матери.

+5

413

<--из заброшенных садов

[indent] Они вернулись, как хотели, до полуночи, однако долгий переход и быстрый темп аллюра дали о себе знать. Оказавшись в родных пенатах, пятнистая обернулась к своему отряду, благодарно кивнув им.
[indent] - Хорошо поработали, перекусите и идите отдыхать, - взглянув на остатки от кучи с рыбой и прочей дичью - кому-то из охотников днем особенно везло, Созвездие подошла к патрульным, что с закатом вступили на пост, узнать обстановку и разные детали того, то они, возможно заметили во время их отсутствия. Соплеменники доложили, что было тихо; в данный момент лагерь мирно отходил ко сну, только редкие коты сидели общаясь на поляне. В такие ценные минуты покоя, кошка искренне наслаждалась вечерним воздухом, прогуливаясь по периметру обиталища речного племени, как часто любила делать еще в бытность простой воительницы, еще до поста глашатая. Как же давно это было! Кажется, что в прошлой жизни. Неужели и тогда у лесных котов было так много проблем?
[indent] Увы, время было позднее, усталость дня навалилась на гибкое тело, буквально валя с лап. Предводительница не стала заходить к Сивой этим вечером: у целительницы с приходом Листопада прибавилось проблем, и лучше было дать той отдохнуть хотя бы ночью. Они еще успеют поговорить. Обязательно. Завтра. Созвездию очень понадобится ее совет. Гнев на встреченных одиночек уже прошел, образовав в груди некую пустоту, такую знакомую со дня смерти Львинозвезда. Научившись жить с ней, пятнистая уже почти не обращала на это чувство внимания. Оно словно срослось с ее душой, стало клеймом которое не могла смыть даже мать-река.
[indent] Заглянув одним глазком в теплую спящую палатку воинов, различив среди вздымающихся и опадающих в такт дыханию боков, пятнистые бока своих брата и сестры, кошка спрятала мягкую улыбку в усах, прикрыв глаза, вдыхая родной и успокаивающий запах безопасности. Где-то здесь должен был спать оправившийся от ран Карпозуб, но его угольную шерсть разглядеть в темноте было не так уж просто. Также среди них спала дочь Серебряка - Иволга. Чувствуя внутри уже привычную хватку одиночества, усилием воли речная отвернулась от спящих соплеменников, подавляя в себе желание, свернуться клубочком рядом с ними. Позади послышались едва слышные шаги, и лидирша отступила от палатки, пропустив мимо себя уставших напарников по отряду разведки. Ее ждала очередная ночь в темноте собственной просторной, однако одинокой палатки, и она как всегда повиновалась этому злому року судьбы. Так завещали племенным котам звездные предки.

--->в палатку предводителя

следующее утро

<---из палатки предводителя

[indent] Ночь прошла на удивление быстро, без мрачных мыслей и плохих снов. Чувствуя себя выспавшейся и бодрой, кошка вышла на солнечный свет, отряхнувшись, потягиваясь и широко зевая уже на выходе из своей палатки. Самые ранние пташки уже проснулись, завтракали и умывались. Солнце только начало подниматься на небеса. Перед тем как будить лагерь, предводительница попила прохладной дождевой воды из лужи, заглянув куда собственно, собиралась - в детскую, где обитали нужные ей Ласка и маленький тугоухий Пчелка, которого пятнистая хотела на этом совете взять себе в оруженосцы. У палатки она увидела непривычно мирную и спокойную для своего озорного известного на все племя характера Тростиночку. Одобрительно кивнув той, речная прошла мимо, ступив в самую уютную в их лагере палатку, разглядев в разбавленном солнечными лучами полумраке пушистую королеву и ее сына. Из-за недавнего несчастного случая, Сивая запретила мальцу становиться в ближайшие луны учеником. Обещавшая взять его под свое "крыло" предводительница пришла проведать его. Какого же было ее удивление, когда взрослый не по возрасту котик снова отказался от ученичества в пользу другого котенка. Переглянувшись с Лаской, Созвездие погладила рыжего кончиком хвоста по боку, поблагодарила его, и вышла на поляну, где уже скопилось определенное количество котов. Все хотели узнать последние новости. От предвкушения церемонии посвящения у многих горели глаза. 
[indent] Запрыгнув на уже знакомый до мельчайшей трещинки камень, предводительница высоко задрала хвост, громко воззвав к соплеменникам:
[indent] - Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно соберутся на собрание племени!
[indent] Дождавшись когда речные соберутся под камнем, пятнистая набрала в грудь побольше воздуха, прежде чем продолжить.
[indent]- Утро этого дня начнется с радостных новостей и теплых поздравлений! Тростиночка, Щучка, Пылюшка, Морозец, Огонек, я прошу вас выйти вперед, чтобы вас видело все племя, - как только требование было исполнено, она не стала тянуть:
[indent] - Я, Созвездие, предводительница речного племени, призываю моих звёздных предков-воителей взглянуть с небес на этих котят. Они достаточно окрепли и выросли, чтобы начать свое обучение. Череп. Медведица. Форель. Уклейка. Рогоз.
[indent] Каждое имя воина словно камнем упало вниз в образовавшейся звенящей тишине.
[indent] - Каждый из вас уже успел доказать верность своему племени. Вы думаете о его благополучии и процветании, и не щадя себя, отдаете все силы, чтобы ваши соплеменники жили в сытости и безопасности. Череп, ты старший из названных мной воинов, ты обучил замечательных котов и кошек, с которыми мы с честью делим пищу и кров. Я уверена, что ты всему обучишь Тростинку, и станешь твердой опорой в ее нелегком, но достойном пути к званию воина!
[indent] - Медведица, у тебя доброе, но верное сердце, и ты жизнь готова отдать за каждого из нас. Под твоим наставническим взором маленький Огонек может стать пламенем, которое однажды спасет наше племя. Передай ему все, что знаешь и умеешь сама.
[indent] - Форель. Уклейка. И Рогоз, - бирюзовые глаза строго обвели силуэты молодых воинов. - Несмотря на свой юные луны, вы каждый день доказываете нам свою доблесть, стойкость и преданность делу. Ваши наставники хорошо обучили вас. Теперь ваша очередь делиться опытом и знаниями! Форель, я даю тебе в ученики Морозного. Уклейка, ты станешь наставницей Щукатой. Рогоз будет обучать Пыльнолапа. Я надеюсь на вас!
[indent]Черно-золотистая перевела дух, а за тем, пока соплеменники не принялись поздравлять новоявленных оруженосцев, она сделала еще один шаг вперед к самому краю, обратив на себя взгляды.
[indent] - Также в наших рядах есть еще одна кошка, которая достойна стать учеником речного племени, несмотря на то, что не родилась здесь и не жила в лесу с рождения. Крылатка. Ты знаешь, что я долго сомневалась, - натянутые отношения между этими кошками ни для кого не были секретом. Не любила бывшая Оцелотка пришлых, и на том весь сказ. - Однако в час нужды ты очень помогла нам, и в час страха не убежала поджав хвост. Ты бралась за любую доверенную тебе работу. Я это ценю. И поэтому одиночка Ассоль, отныне ты Крылатка - оруженосец речного племени. Мы горячо приветствуем тебя! Твоим обучением займется Красноперка, - бирюзовый взгляд с гордостью метнулся к матери. - Только она сможет по-настоящему обучить тебя быть воином речного племени. Поздравляем!
[indent] Секунда. Мгновение. Один удар сердца. И пятнистая кошка уже кричит в небо новые имена:
[indent] - Тростинка!
[indent] - Щукатая!
[indent] - Огонек!   
[indent] - Морозный!
[indent] - Пальнолап!
[indent] - Крылатка!
[indent] Голоса внизу подхватили этот крик. Главная поляна речного племени еще долго гудела от поздравлений. А замолчавшая предводительница ждала, когда снова станет тихо.

Отредактировано Созвездие (17-09-2019 16:59:52)

+12

414

-разрыв

Ночной дождь оставил после себя лужи и неприятное ощущение перенасыщенного влагой воздуха. В предрассветной полутьме глаза Черепа казались серыми и почти прозрачными. Он смотрел сквозь тростниковые заросли, но взглядом рассеянным. Дышал спокойно, посвящая каждому вдоху умеренное усилие. Он думал о влажном воздухе и о том странном чувстве, когда кажется, что в лёгких вода. Хотелось кашлять.
Череп провёл много времени, глядя через тростник на постепенно проявляющиеся светлые пятнышки, знаменующие приход утра.
Из транса его вывел призывный клич Созвездия. Он поднялся с подстилки и, отодвинув плечом тростник, выбрался на поляну. Соплеменники постепенно стекались к огромному валуну, который украшала яркая фигура предводительницы.
Череп по привычке остановился в задних рядах, чтобы ни с кем не соприкасаться боками. Он опустил взгляд к лапам, приготовившись слушать, а не смотреть. Тема собрания заставила Черепа невольно нахмуриться. Он не любил ни говорить, ни думать об этих котятах. Слыша их имена, чувствовал накатывающую апатию. Всё, чего ему хотелось теперь - чтобы собрание скорее закончилось, и он смог заняться своими делами. Пойти в патруль или на охоту, выбор небольшой, за годы въевшийся в его лапы и голову как вечный и нерушимый набор ежедневных обязанностей.
Услышав своё имя, Череп ощутил, что утренний ветерок стал удивительно холодным. Его порыв легонько пробежался по костям Черепа и замер где-то на середине хребта, сбавив свой темп. Теперь уж ему пришлось поднять взгляд. Он посмотрел на Созвездие, пытаясь понять, что кроется за её изящными чертами и уверенным взглядом. Иногда Черепу казалось, что она относится к нему как-то по-особенному, со странной, но сильной приязнью, и по какой-то причине выделяет его среди других. В иные мгновения он думал, что представляет для неё лишь одну невзрачную фигурку из общей серой массы. А иногда, гораздо реже, ему виделось, что она потешается над ним. Потешается очень изящно, очень ловко и остроумно, как должно быть свойственно такой кошке.
Жестокой, но изысканной шуткой было выдать Черепу в оруженосцы одного из котят Ручей. Он не думал об этом раньше, но теперь понял, что должен был ожидать чего-то подобного.
"И, тем не менее, ты знаешь, что я твой, Созвездие", - спокойно констатировал его разум, пока он шёл к скале, с неудовольствием протискиваясь через ряды соплеменников. "И что я исполню всё, что ты скажешь, в высшей мере ответственно".
Череп остановился рядом с другими воинами, названными предводительницей. Он не смотрел на них, как не смотрел и на котят, распушивших шубки с другой стороны. Его взгляд был направлен исключительно на Созвездие. Череп подумал, что сейчас только в её глаза может взглянуть с лёгкостью. И неожиданно понял, что уже много лун всё именно так. Только в её.
Ему было всё равно, кого из котят он будет наставлять, и когда прозвучало имя Тростинки, он даже не шелохнулся. Медленным, плавным движением он опустил голову и коснулся взглядом макушки маленькой кошечки. Столь же плавно двинулся по направлению к ней, словно льдина по реке.
Череп пытался разглядеть в Тростинке что-нибудь от Бурозвёзда. Какую-нибудь неуловимую черточку, которая напомнит о нём. Но чем дольше вглядывался, тем яснее понимал, что ничего не видит. Она другая. Совершенно другая. Всё, что он чувствовал - это разочарование.
"Я не буду учить тебя сложным приёмам охоты на щуку, которым научил Дымку, - он был судьёй в те краткие мгновения. "Не буду крутиться вокруг, пытаться тебя понять и стать чем-то большим, чем назначенный предводителем наставник, как стал для Ливня. Не буду ломать голову, пытаясь учить тебя по-особенному, как непокорную Чернику".
Череп остановился в паре кошачьих шерстинок от Тростинки.
"И, конечно, я не буду учить тебя убивать, как учил Крестовника".
Он нависал над ней мрачной серой скалой. Племя привыкло видеть Черепа таким, и вряд ли кто-то, кроме Дымки, смог бы разглядеть в нём особенно дурной настрой. Кроме Дымки и Ливня. Они должны были помнить, что когда сами стояли у скалы, будучи шестилунными котятами, к ним подходил гораздо более лояльный, приветливый Череп, чем тот, угрюмый и похоронный, нависший над Тростинкой.
- Почту за честь, - сказал он вслух, холодный, незыблемый и безразличный.
"Я обучу её как самого обычного ученика. Научу тому, что должен знать воин, и ничему лишнему. Она не станет для меня любимой ученицей, как Дымка, и я не привяжусь к ней, как к Ливню. Шесть лун дождя и снега. И больше ничего".
Череп коснулся носом носа Тростинки, и тут же отстранился. Сделал шаг назад, затем другой, позволяя ей погрузиться в гомон празднующих её посвящение родственников и друзей. Он ничего не сказал ей.
Больше всего на свете прямо сейчас Череп не хотел встречаться взглядом с Ручей. Он надеялся, что её поглотит толпа, и он не заметит даже её серой шерсти, не то что глаз, напоминавших ему небо и шумный поток.
Череп повёл ухом, услышав, что Созвездие посвятила в ученики и Крылатку. Он подумал, и сдвинулся с места по направлению к белой кошке. Она всегда казалась ему разумной и честной, особенно в контексте одиночек.
- Ты это заслужила, - Череп остановился перед Крылаткой и поздравительно кивнул ей. Больше он ничего не сказал, снова исчезнув среди мельтешащих соплеменников. Да и стоило говорить что-то ещё?
Череп встал около шуршащих от ветра тростниковых стеблей. Именно здесь он решил подождать, пока все поздравят Тростинку, и она будет готова к своему первому выходу из лагеря.

+11

415

Выпрямившись, Птица сидела среди котов под скалой и ожидала начала собрания. Она поймала себя на мысли, что градацию по возрастам и статусу среди соплеменников можно было легко углядеть именно по тому, как они расселись: совсем молодые воины сидели рядом с оруженосцами, а старшие, среди которых была и она сама, располагались чуть поодаль - в конце концов, их уши слышали слова посвящений не один раз, да и со временем в голове сама собой запоминалась и осмыслялась информация о том, что скажет предводитель. Вот и в этот раз, краем глаза глядя на подросших котят Бурана и Ручей, не требовалось быть звёздным предком, чтобы понять, какая церемония состоится.

- Тростинка! Щукатая! Огонек! Морозный! Пальнолап! Крылатка! - громким голосом наравне с другими котами приветствовала новых оруженосцев Речного племени пятнистая кошка, с теплотой поглядывая на Созвездие. Мысли о возможном неодобрении звёздных предков сами собой улетучивались из головы - даже если Нагретые камни принадлежали не им, Грозовое племя могло облизывать их на завтрак, обед и ужин. У Речного же племени имелась молодая и стойкая предводительница, которая и без того приведёт их к светлому будущему.

После собрания Птица приблизилась к Ручей, приветственно кивнув бывшей королеве. - Дети растут очень быстро, верно? - с улыбкой поинтересовалась старшая воительница, присаживаясь рядом.

+5

416

Ранним утром оторвать морду, уютно устроенную меж лап и подстилкой, Медведицу побудил шум - поляна проснулась. Новый день нёс новые заботы, новые указы Созвездия, да всё новое, но уже и такое рутинное. Однако сегодняшний гомон предвещал не только рассыл патрулей и пересчёт дичи: сегодня детская должна была опустеть. Звучало это как-то печально, но, на самом деле, так оно не было, ведь маленькие хвостики, жившие в ней, с радостным грохотом переселялись в палатку оруженосцев. Медведица уже ни раз с умилением разглядывала мордочки новоизбранных учеников, с сердцем, полным светлой веры в будущее наблюдая, как же быстро росли все эти дети. Только вот того, что вот-вот случится сегодня, серошкурая уже так заждалась, что даже бы не поверила, что это произойдёт, расскажи ей кто об этом накануне.

К собранию кошка присоединилась, когда поляна была уже полна внимательных ушей. Созвездие, к которой были обращены все взоры, торжественно и, казалось кошке, восторженно оглашала новых наставников малышей. Череп прозвучал первым, оно и было не мудрено: казалось, этот суровый воин был способен сделать бравого воителя и из карася. И!.. Рогоз, Форель, Уклейка - те, чьи имена лишь сами недавно звучали на посвящениях... Кошка только наскоро задумалась об этом, ведь совсем не поверила своим ушам: неужели предводительница назвала и её!?

Выпучив от восторга глаза и изумлённо приоткрыв пасть, Медведица слушала дальше. Ей и в самом деле дали ученика!

- Тростинка, Щукатая, Огонёк, Морозный, Пыльнолап, Крылатка!.. - громко повторяла кошка. Огонёк!!!

Если бы Медведица не была так изумлена произошедшим, то отдельно порадовалась и тому, что Дакота стала полноценным членом их племени: кошка находила это добрым знаком, показателем того, что все мы наконец-то начинали учиться быть добрее и радушнее к ближним. А это, стоит отметить, была ли едва ли не самая искренняя и большая мечта. И всё-таки... Огонёк!!

- Огонёк! - поторопилась окликнуть своего ученика кошка, - Поздравляю тебя! Вас всех... Я так рада!

Медведица не могла удержаться взглядом ни на ком отдельно, ведь в этот миг хотелось запомнить всех - всех тех, кто сегодня стал ближе к воительству. Где-то совсем рядом была и Созвездие - о, как серая будет благодарить её за это! И всё-таки... Она стала наставницей! Наконец-то! Предки услышали её просьбы!

+3

417

разрыв
Сомкнуть глаза этой ночью было едва ли не невозможно, ведь завтра предстоял невероятный день - первый настолько значимый в её жизни. Последняя ночь в детской была для Щучки сущим адом, и подстилка никогда раньше не казалась такой колкой и противной. Первые лучи рассвета спасли её как всемогущее лекарство от дикой болезни, и, переполненная всяким, что попросту не умещалось в котёнке, Щучка гордо и храбро выскочила из стен, которые отныне, она не сомневалась, больше никогда не посмеют её сковывать.

Держась рядом с матерью, сёстрами и братьями, нервно переминаясь с лапы на лапу Щучка никак не могла совладать с собой и не дать разорваться на маленьких щучек от волнения и восторга, так непривычно напиравших изнутри. Всё-таки, это было по-особенному. Завтрак не лез в пасть, шерсть не вылизывалась... Ничего не делалось! Только ждалось, когда же Созвездие уже назовёт её новым, ученическим именем.

Когда предводительница начала свою речь, Щучка еле-еле сдержалась, чтобы не завизжать и не начать её  торопить - так нельзя, она понимала... А ведь именно она, именно предводительница просто должна была стать её наставницей и никто иной! Разве можно было начинать свои новые луны с такого? И всё-таки, когда, наконец, настал тот самый миг, уже ныне Щукатая тоскливо приспустила ушки...

Уклейка... Да кто она такая!?

- Маам! - недовольно окликнула Щукатая, - В смысле Уклейка? Почему Созвездие сама не будет моим наставником? Или папа?

Расстроенная маленькая кошка глядела то вокруг себя, то на мать, то на предводительницу... Уклейки вблизи видно пока не было, ну, или же Щукатая просто не могла её разглядеть меж всех других взрослых на поляне, но... Она бы и рядом ни могла стоять ни с её отцом, ни с Созвездием! Щукатая сомневалась, что вообще чётко помнила, какого Уклейка была роста и хорошую ли добычу носила она в лагерь, но ни капли не сомневалась, что до её наставника, такого, каким Щукатая его представляла все последние луны, ей было далеко. Да уж... Не таким Щукатая представляла себе этот день, совсем уж не таким.

+3

418

→ из забытья

[indent]Прошла не одна неделя прежде, чем Сивая наконец-то позволила Карпозубу покинуть целительскую. Конечно, она строго отчитала воителя за то, что тот посмел нарушить её приказ и вышел из палатки, когда Речное племя вернулось с Совета. В ее ворчании Карпозубу вспоминалась наставница Сивой, которая уже давно обитала в Звездном племени и светила каждую ночь на Серебряном Поясе. Да, Щербатую легко было узнать по её недовольному бормотанию, и только попробуй ослушаться — сразу получишь крапивным веником по подхвостию. Карпозуб терпеливо выслушал Сивую, впрочем больше удивляясь, что она вообще умеет так злиться.

[indent]Но вот наступил Сезон Падающих Листьев, и Карпозуб с облегчением вновь занял ряды воинов Речного племени. Он ведь никогда не любил отлеживаться в стороне. Даже десятки лун спустя это не изменилось. Довольно умывая свои пышные усы и громко мурлыча от удовольствия, Карпозуб слушал счастливые вздохи Ручей. Сегодня для нее был важный день, но в первую очередь важный для всего племени Речных котов. Посвящение. Карпозубу было не менее интересно узнать, кто на этот раз станет наставником и какие имена выберет Созвездие для юных учеников.

[indent] — Я чувствую себя все еще молодой и неопытной, и мне не верится, что мои — предки, ты вслушайся! — дети посвящаются в воители. Нет, ты подумай, мои дети, — причитала Ручей, и серая воительница выглядела настолько счастливой, что ее улыбка передавалась и Карпозубу. Он даже немного завидовал ей. Будет ли он когда-нибудь с гордостью наблюдать за посвящением своих котят? Вместо того, чтобы искать ответ на этот вопрос, Карпозуб позволил себе коснуться пушистым хвостом бока Ручей.

[indent]— Ты проделала такую большую работу, Ручей. Уверен, что все племя будет гордиться твоими котятами. И тобой. Тем, как ты их воспитала, — последние слова воин промурлыкал, глядя прямо в лучащиеся от гордости глаза воительницы.

[indent] — Может, Созвездие даст тебе кого-нибудь в ученики? Мне кажется, ты стала бы отличной наставницей Черепашке. — обратилась она к сидящей неподалеку Дымке, сестре Ручей. Смотря на обеих кошек, Карпозуб находил все больше общих черт, которые выдавали их родство. В первую очередь то, как они держались. Что-то было в осанке Ручей и Дымке похожее, родственное.

[indent] — А ты, — повернула голову серая кошечка к Карпозубу. И уже было хотела продолжить, как к голосу матери присоединился другой, более тонкий и детский.

[indent]— А ты – мне!

[indent] Карпозуб с басовитым хохотом ответил, обращаясь больше к Тростиночке:

[indent] — Я был бы рад, милая, но у меня уже есть ученица – Ясенница. К сожалению, я не мог ее обучать пока валялся в палатке Сивой, — черный кот недовольно фыркнул, но улыбка тут же вернулась к нему. — Надеюсь, Созвездие нашла мне достойную замену, хотя я видел, что и сама Ясенница посещала целительницу, но не знаю, сколько она пробыла у нее. Так что, я должен буду в ближайшее время приступить к ее обучению. В любом случае, Тростиночка, я буду рад тебя видеть на совместных тренировках.

[indent] Карпозуб широко улыбнулся, почти обнажая зубы, а затем наклонился к светлому комочек и прошептал так, как будто это был их совместный секрет:

[indent] — Красивое перышко.

[indent] И в этот момент Созвездие снова призвала племя на собрание. Со времен смерти Львинозвезда для Карпозуба уже стало чем-то само собой разумеющемся то, что со Скалы вещала именно она. К тому же, сам воин не видел никого достойнее должности предводитель, кроме Созвездия. Вероятно, он был очень пристрастен в своем мнении. Ведь для него эта пятнистая кошка была не только предводительницей племени, но и той, что повела бы его сердце и душу.

[indent] Карпозуб с ликованием кричал новые имена, но не менее громко он проговаривал имена наставников.

[indent] — Форель, Уклейка, Череп, Рогоз, Медведица, Красноперка!

[indent] Как было приятно снова вернуться в будничную жизнь племени. Оставалось только стараться пореже попадать в целителькую. Или же лучше прятаться от Сивой.

+6

419

заброшенные сады двуногих >>> сон в палатке >>>

И снова Рогоз вернулся в лагерь к полуночи, и снова был вынужден подняться с рассветом, повинуясь призыву предводительницы, которая отчего-то не чувствовала, похоже, такого отчаянного желания выспаться. Поначалу молодой воин решил, что Созвездие заговорит о вновь изведанных территориях, вынеся всю добытую информацию на суд племени, и поэтому хотел остаться в палатке и ещё немного подремать - всё равно ведь он об всём уже знает. Но нет, лидерша заговорила о... новых оруженосцах. Чёрное ухо с интересом шевельнулось, и всё-таки Рогоз со скрежетом и невероятным трудом поднялся с тёплой камышовой подстилки и перешагнул через порог палатки.
То и дело широко зевая, кот всматривался в ораву котят, вполне окрепших и подросших, возле королевы Ручей. И когда они успели? Когда сам черношкурый посвящался в воители, эти комки были слепы и голы, копошась у живота матери. Давно ли Рогоз заинтересовался младшим поколением? Пожалуй, с того самого момента, как понял, что как бы ни везло ему с такими олухами, как Форель, легче всего найти разделяющих твои интересы котов среди тех, кому ты эти интересы привил. Среди оруженосцев, которым повезло с наставниками. Сам воин не надеялся в ближайшие луны обзавестись проблемой на хвосте в виде ученика, но вполне знал, кто из воителей племени может привить нужные качества юному, ещё не разобравшемуся в жизни котику или кошечке. Впрочем...
- Рогоз.
О, услышать собственное имя среди названных наставников было сродни нырянию в прорубь. Воитель замер на мгновение, встречаясь взглядом с предводительницей и убеждаясь, что она не ошиблась и назвала действительно его имя. В следующую секунду Рогоз полностью избавился от сонливости, до этого норовившей склеить веки, и уверенно двинулся сквозь толпу к скале, с которой вещала Созвездие. Раздвигая соплеменников широкими плечами, он попутно оглядывался и пытался найти беглым взглядом Выдру.
- ...Рогоз будет обучать Пыльнолапа.
Признаться, воитель не был уверен, что знает, как зовут каждого котёнка Бурана, но, заметив как другие новоиспечённые наставники забирают себе по одной мелочи и как пушистый серый котёнок глядит на него самого, он довольно улыбнулся и приблизился к маленькому оруженосцу.
- Ну, привет. Надеюсь, мы сработаемся, - потеревшись носом о носик Пыльнолапа, Рогоз вместе с ними отошёл от скалы, освобождая место для ещё одной посвящаемой.
"Одиночка? Интересное решение. То есть мы безоговорочно ей доверяем?" Устремив внимательный взгляд на Созвездие, воин ждал, скажет ли лидерша что-то ещё. Что-то о новых территориях, одиночках? Но то и дело Рогоз нетерпеливо опускал глаза на своего нового оруженосца, раздумывая над тем, с чего бы начать. С чего он сам начинал? Внезапно это захватило большую часть сознания воителя.

+5

420

Во все глазёнки уставившись на Карпозуба, Тростиночка моргнула, а затем растянулась в улыбке. На самом деле она обращалась с этим предложением к маме, однако вариант стать его ученицей малышку тоже нисколько не огорчил бы. Она хорошо помнила, как впервые узнала, что у неё есть еще старшие братья и сестра, папой которых был Буран, а мамами - другие кошки. Конечно, тогда эти перипетии показались крохе слишком сложными для восприятия, поэтому она с легкой лапки решила не задумываться о них вовсе и просто принять на веру тот факт, что их семья гораздо больше, чем ей казалось изначально. Тем более, что Карпозуб, Темнопут и Уклейка выглядели и вели себя довольно дружелюбно, а последняя даже однажды поучила их с Пылюшкой ловить рыбу на плаву. Так что котёнок отвечала им полной взаимностью и свойственной для неё семейной привязанностью.

- Вот повезло Ясеннице! - протянула Тростиночка, глядя в желтые глазищи брата. - У неё такой отличный наставник как ты, Карпозуб! Но мой будет ничуть не хуже, вот увидишь!

Перехватив своё перышко поудобнее, котёнок привстала на задние лапки и ткнулась наклонившемуся к ней чёрному коту в щёку. А когда тот перевел глаза куда-то за её плечо, малышка обернулась и сама увидела, как из детской показалась Созвездие. Её появление словно разом освятило для Тростиночки всю полянку и шелестящие листьями деревья вокруг. Кошечка поняла: вот оно, пора! Хотела было сорваться с места, стремглав кинуться к валуну собраний... но потом одернула себя. Нет, Тростиночка, ты уже не маленькая! Надо быть серьезнее! Надо! Надо! Надо! Поэтому, стараясь сдерживать заплетающиеся от непривычно медленной ходьбы лапки, голубоглазка прошествовала на поляну и села в саааамом её центре, прямо напротив предводительницы. Ей-таки удалось удержать шерстку в порядке, но вот непослушный хвостик от волнения начал мести землю, покрываясь тонким слоем песочно-лиственной пыли.

А когда Созвездие заговорила, и её голос эхом разнёсся по открытому пространству, достигая ушей всех присутствовавших котов Речного племени, Тростиночка невольно даже забыла о своих братьях и сестрах, не попытавшись найти их в толпе. Но малышке это было простительно - глава племени всегда действовала на неё так. Она обожала церемонии за их торжественность, но больше за то, как властный, но в то же время умиротворяющий голос пятнистой кошки пронизывает её насквозь, заставляя подрагивать от предвкушения дальнейших слов. Когда Созвездие говорила о ней, Тростиночке, котенок даже приподнялась на задние лапки, словно желала хоть на чуть-чуть, на самую малость приблизиться к ней и к той мудрости, что ореолом окутывала предводительницу. Каждое слово отдавалось в ушах, гармонировало с биением сердца, заставляло трепетать в томительном ожидании, а затем рассыпаться в миллионах возгласов радости и благодарности.

Она - Тростинка!

Я - Тростинка!

Она пришла в себя лишь от внезапно взорвавших тишину криков радости, оглушивших кошечку. Оглядевшись вокруг, она внезапно поняла, что рядом с ней стоят её братья, сестры, что они окружены целой толпой котов, поздравлявших новоиспеченных учеников. Все они были рады, все они кричали и улыбались. И Тростинке передалось счастье от каждого из них. В этом было её все: когда вокруг радовались, она словно расцветала самым прекрасным цветком из всех. Не в силах сдерживаться, кошечка бросилась обнимать Морозного, Пыльнолапа, Щукатую и всех остальных, едва не роняя из пасти своё драгоценное перышко.

И только потом, заметив подходящих к ним котов, вспомнила, что должна разделить свою радость еще кое с кем. Обернувшись на знакомый голос, она едва не столкнулась в Черепом, оказавшимся так близко. Его угрюмая, отстранённая морда напомнила ей их давнее знакомство. Возможно, если бы не это, она могла бы даже растеряться от такого приёма. Но она не растерялась, как когда-то. Тогда она была лишь однолунной крохой, запинающейся о собственные лапы. Теперь она выросла. А вот он ни чуточки не изменился. Коснувшись своим холодным носом её тепленького носишки, тут же скрылся в толпе, словно пытаясь вновь спрятаться от неё, отгородиться за черту круга. Не получится. Тростинка рыбкой скользнула за ним, к тростниковым зарослям, где пыталась заставить его играть в камыш. Такой похожий на неё, но такой далекий. Далекий ото всех...

Она врезается в него всем телом, не слишком сильно, чтобы уронить, но так, чтобы попытаться передать ему всю ту радость, что бурлит в ней сейчас, заставляя едва ли не светиться изнутри. На мгновение прижимается щекой к светлой шерсти, не боясь, что её может за это ждать. Эта церемония не только для неё. Она - для них обоих. Дверь в новый, неизведанный мир. Который они построят вместе.

- Ты говорил - никаких котят, да? - улыбнулась Тростинка, отстраняясь на приемлемую дистанцию. - Но я больше не котёнок, так что не считается!

+5


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна