У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 461 страница 480 из 901

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

461

[indent]Время бежало, утекало сквозь когти словно речная вода, а сердце гремело в голове, отсчитывая секунды до начала.., чего - взрыва? Не нужно знать секреты звезд, чтобы предугадать шум на главной поляне, который начался, стоило пятнистой кошке спуститься вниз, позволив соплеменникам переварить новости. Конечно, высказаться хотели многие: по разношерстной толпе прошлась волна обеспокоенного шепота, и Созвездие вознесла безмолвную благодарность предкам за то, что ее племя приняло известие об очередном конфликте с племенем Ветра как данность, не пытаясь докопаться до сути - грязного нутра, о которое ей самой уже пришлось изрядно испачкаться. Казалось, речные уже не удивлялись новым испытаниям, что подкидывала им злодейка-судьба, снова и снова подставляя подножку, ожидая что в этот раз совершенно точно они сдадутся и исчезнут, пропадут насовсем. Это стало до дикости нормальным - узнавать о новой беде вот так просто - с подачи легкой золотисто-черной лапы. Будто самой обладательнице оной все это было по душе. Будто она спала и видела, о чем еще таком стоит рассказать вверенным ей котам-воителям, чтобы растереть, уничтожить их повседневный уклад в пыль и прах. Будто сама Созвездие не желала все это время банального покоя. Для своего племени и для себя.
[indent] - Я догадывалась, что быть на твоем месте сложно, но если бы знала насколько, отказалась бы от него еще  тогда, - слабость, в которой она никому ни за что не признается. Скорее Темный лес восстанет против Серебряного пояса, чем это! И все же хотя бы себе признаться в ней стоило. Потому что только признав себя проигравшей, можно попытаться начать сначала. Потому что бьется еще горячее сердце в груди, гонит по стылым венам алую кровь. Потому что горит в бирюзовом взгляде непримиримый огонь, и дыхание вырывается из пасти едва заметным облачком.
[indent]- Холодает, - она и не заметила. Поежилась незаметно, передернула плечами, опустила взгляд, когда уха коснулся голос, а взгляду предстал знакомый пепельно-пятнистый мех. Тихий шепот всколыхнул в груди едва живую надежду. Справятся. Они пройдут этот нелегкий путь вместе до самого конца. Пусть среди них еще живут разногласия, пусть даже призраком летает недоверие, но они - племя, семья, а значит защищать друг друга до самого конца - единственный верный выход. Иначе нельзя. Неправильно. Нереально.
[indent] Грудь снова сдавливает, но теперь от щемящей невиданной раньше нежности, которая обрушивается на пятнистую внезапно, заполняя сосущую пустоту внутри, согревая, растекаясь по внутренностям до боли - такой приятной, что хочется плакать и кричать. Созвездие лишь зажмуривается, поворачивая голову, чтобы быстро с чувством лизнуть треугольное ухо старшей сестры, дрожа от внутреннего мурчания, которому не дает выйти наружу. Она только открывает глаза, столкнувшись с взглядом на мгновение, пока Птица еще не ушла. Смотрит на ту с бесконечной благодарностью. Легко кивает. А рядом уже "трется" маленькая Тростинка, и видя ее уверенный взгляд предводительница готова поверить. Он вернется. Все наладится. Нужно только претерпеть. А еще не сидеть на хвосте ровно. Потому что в ее лапах изменить не все, но многое. И она непременно постарается.
[indent] Бирюзовый взор чуть оттаяв скользит по поляне, застывает на мордочке Ручей, к которой уже спешит будущая бесстрашная воительница - любящая дочь; касается силуэтов Птицы и Черепа, который тоже тут рядом больше не говорит с ней, но молчаливо поддерживает, спокойный и надежный, словно скала; замечает Ласку, Лебедя и юных оруженосцев, что наверняка обсуждают-мусолят сейчас  тревожные новости; спотыкается на мордашке Иволги, натыкаясь почти сразу на беспокойство в желтых глазах Карпозуба. Вернувшееся к жизни сердце снова пропускает удар, но уже по другой причине. И впервые глядя в глаза черного кота, пятнистая испытывает желание отвернуться, сбежать, скрыться, чтобы только он не смотрел ТАК. Потому что помимо всего прочего в этих глазах Созвездие видит свое падение. Потому что отрицать очевидное на пороге войны - самая большая из существующих глупостей. И все же, она достаточно упряма, чтобы при его приближении облачиться в броню из шипов-колючек. Говорить при всех на главной поляне можно только по делу. И она смело встречает этот его сочащийся искренним беспокойством взгляд.
[indent] — Выходит, у нашего племени не осталось ни одного возможного союзника, - эхом гремит в голове родной голос.

Что ты готова потерять?

[indent] Кошка хочет мотнуть головой, вытряхнув из нее вопрос, на который точно знает ответ, но не двигается, когда воин подходит ближе, просто смотрит и ждет, что еще кот скажет. Ведь ему определенно есть, что сказать.

Ты закрываешь свои раны, но под ними миллион голосов в твоей голове, которые шепчут: «Стоп, сейчас!»

[indent] — Можешь объяснить, что конкретно случилось на границах с Ветром? Кто атаковал первым? - кое-кто просто не может жить без подробностей. Без правды. Без истины. И этот кое-кто бывает невозможен в своей искренности, от которой уже никак не спастись. Она уже внутри. Так глубоко - не вытравить. Остается только позволить ей заполнить всю душу до краев, чтобы насытиться, наконец, переродиться, и быть по-настоящему счастливой. Такой, какой она может быть только с ним.
[indent] - Крестовник повелся на провокацию Гончей, - скрывать правду не имеет смысла, Созвездие лишь понижает голос до шепота, что слышал только он. - Черника его подержала, а Утесник видимо слишком переоценил себя, потому как проиграл ей всухую, - прямой взгляд и кроткая насмешка. - Уверена, Гончая расскажет Звездопаду все подробности того, как это было. Коварные рыбомордые снова творят свои темные дела.

Это все в твоих мыслях и оно сражается с тобой

[indent]Желание смеяться в голос вернулось снова, однако смех застревает в глотке, а стальной блеск бирюзовых глаз становится жестче в разы, стоит ей только услышать о возможном падении речного племени. Нет. Этого она никогда не допустит. Ни сегодня, ни завтра, ни через бесконечное число сезонов. И лишь ответный жесткий взгляд напротив позволяет слегка согреться. Карпозуб тоже готов бороться за свое до конца. И дело не в ней и не в клятве. Речной воин просто не может спокойно смотреть на то, как его жизнь рушат чужие лапы. Он просто такой же как она. Как они все. В большей или меньшей степени. Сердце от знания наполняется невыразимой гордостью, за морской сталью глаз сквозит одобрение. Черногривый воин уже говорил, что пойдет за ней; что станет тенью; что будет рядом вопреки всему, и принимая его клятву тогда, Созвездие даже не догадывалась, как глубоко этот ее воин запустит свои когти, подкупая нерушимой преданностью и желанием просто быть рядом.

Вооружись, шторм приближается

[indent]- Я не позволю им разрушить наш мир, - уверенность в собственных словах сквозит в каждом слоге. - Ты никогда не потеряешь речное племя, Карпозуб, - мрачное обещание. Она уже знает что должна сделать. Понимание отгоняет отчаяние и боль. Уничтожает остатки сомнений. Перерождает, позволив расправить плечи и гордо поднять голову. 

Это твое отражение, которое оглядывается назад, чтобы потянуть тебя вниз

[indent] Слуха цепляется голос Черепа. А в мыслях уже скрипят шестеренки и мелькают образы. Прежде всего нужно сделать правильный выбор. Убедиться, что соплеменники в надежных лапах. Даже если Буран вернется. Когда он вернется. Сейчас речному племени нужен новый глашатай. И это первостепенная задача. Как ни удивительно, верный кандидат всего один. Другого такого быть просто не может. Пятнистая почти улыбается думая об этом, как вдруг...
[indent] — Мы должны выйти в патруль и вернуть Бурана! С чего бы кому-то занимать его место!? - звонкий голос привлекает к себе внимание. Предводительница смотрит на Щукатую, невольно восхищаясь храбростью малышки. Видимо, у детей Ручей и Бурана этого не отнять. Бирюза глаз глядит пристально, лишь на миг скрывшись за золотистыми веками, сверкнув пониманием вновь.
[indent] - Мы не можем снарядить патруль на поиски Бурана сейчас, когда над всем племенем висит возможная угроза, - с внезапным терпением объяснила она, оглядывая храброго оруженосца с лап до кончиков ушей. - Мы не можем остаться без глашатая, пока Буран ищет обратную дорогу. Ландыш сказал, что Двуногие забрали его далеко, значит, и возвращение его займет неопределенное время. Мы можем только верить в Бурана. Верить, что он справится с бедой. К тому же, Буран не придет в восторг, узнав по возвращению, что речное племя оставило себя беззащитным снарядив поисковый патруль. Ты лучше всех знаешь, что он бы тогда сказал.
[indent] Отвернувшись, Созвездие снова глядит на неприступную Ручей. В глубине души ей жаль маленькую, но бойкую Щукатую. И все же, времени скорбеть по Бурану у нет. К тому же он еще не умер. Конечно нет. Он не может, пока не увидит любимую подругу и детей снова. Не такой уж он слабак. Уж она то знает. И поэтому нужно двигаться вперед. Не стоять на месте. Ведь только так у них получится выжить.

Так ты умрешь сегодня или выживешь?

[indent]Выбор сделан. Решение принято. Осталось дождаться наступления момента, когда ей придется его огласить. Она вернулась к Карпозубу, села, обернув лапы хвостом. На мгновение просто захотелось покоя. И если не десятки пар глаз, пятнистая дала бы слабину, прижавшись к черному боку, спрятавшись в теплом мехе словно котенок. И наверное, что-то такое мелькнуло в бирюзовом взгляде, когда кошка почти ласково взглянула в желтые глаза. Лишь на мгновение, показавшееся ей самой вечностью. Затем - вздохнула, снова закрывшись. Оставалось только ждать. Недолго. Совсем чуть-чуть, и можно будет воплотить в жизнь безумные идеи. Нет. Созвездие не станет больше жертвовать своим племенем. Даже если очень хочется кого-то наказать. Теперь все решится так, как решится. Попробовать отвести беду все же стоит. Даже если это будут - слова в пустоту. Главное, она больше не побежит. Не отступит. С нее достаточно.

Переродись и лети

Отредактировано Созвездие (20-10-2019 20:50:22)

+7

462

— Предки тут не при чём. Просто в племенах развелось эгоистичных недоумков, не желающих смотреть дальше своего носа. - Птица задумчиво окинула взглядом Черепа. Она никогда не водила тесную дружбу со старшим воином - в основном потому что предельно ясно понимала, насколько неразумно навязывать свою компанию. Да и сама она, честно говоря, никогда особо не желала первой проявлять социальную инициативу, если только интерес не был слишком уж велик. Однако теперь, предположив, что соплеменник проявляет интерес к делам племени, едва скрыла собственное удивление.

- Можно подумать, когда-то было иначе, - пожала плечами пятнистая кошка, переводя взгляд внимательных голубых глаз на Карпозуба, пылкие слова которого ей довелось услышать парой минут ранее. И хотя она, запоздало очнувшись, всё же завела уши назад, поняв, что происходивший разговор её касаться не должен, общий смысл был прозрачнее, чем вода в заводи. Ты это заслужила, сестрёнка, - мимолётная улыбка тронула губы Птицы, прежде чем она вернулась к менее радостному разговору. - Другое дело, что это редко наваливалось комом помимо других проблем, - вздохнула старшая воительница.

— … Мы не можем остаться без глашатая, пока Буран ищет обратную дорогу. Ландыш сказал, что Двуногие забрали его далеко, значит, и возвращение его займет неопределенное время, - объявила Созвездие в ответ на возглас Щукатой. Птица поморщилась: вид ученицы, лишившейся отца сразу после посвящения, болью отозвался в груди. А в сознании, между тем, вопросы сменяли друг друга - кто же станет новым глашатаем Речного племени?

+4

463

[indent] Лепестинка лежала опустив голову на лапы, переводя скучающий взгляд с одного соплеменника на другого. Заняться было не чем, запрет на выход из лагеря в одиночку все еще действовал, в патруль ее никто не брал, а Буран был очень занят для тренировок с ученицей. Малышка с грустью осознавала, что сверстники уже делают огромные успехи, а она так толком ничему и не научилась.
[indent] Тяжелый вздох оборвал звонкий голос Подберезки, что прозвучал почти над самым ухом, заставляя малышку вздрогнуть. Тепло улыбнувшись брату, кошечка не могла не отметить, как тот повзрослел и возмужал. Поднявшись на лапы, Лепестинка села, проводя по земле белым, пушистым хвостом.
[indent] - Даже не сомневаюсь, Подберезка, - простодушно хихикнула зеленоглазая, - Уверена, - чуть понизив голос мурлыкнула беленькая, - У тебя есть все шансы чтобы в будущем возглавить племя.
[indent] «А я буду рядом»
[indent] Следующий вопрос заставил ученицу заметно помрачнеть. Ракушка. Состояние сестры не улучшалось, но о худшем думать не хотелось вовсе. Лепестинка с завидным постоянством захаживала в палатку к Сивой и, наверное, стоило заглянуть утром еще раз, когда та вернется в лагерь. Принести ей завтрак и проведать сестру.
[indent] - Она поправится.
[indent] Рядом оказались Пчелка и Ласка и Лепестинка мурлыкнула, потеревшись щекой, о материнскую щеку. Ей очень не хватало общества и поддержки семьи в последнее время. Но родню кошечка не винила. У всех есть свои дела, тем более сейчас, когда началось обучение. Она знала, что близкие всегда ее выслушают и выделят минуту, просто видимо пока что изливать душу она не была готова. Зеленоглазая лизнула Пчелку в щеку, искренне радуясь его достижению.
[indent] Голос Созвездия нарушил теплую семейную обстановку и малышка в миг забыла о том, что хотела сказать. «Войне?» Она прижалась боком к Подберезке, слегка нахмурив брови. К чему воевать? Зачем эти лишние жертвы? Разве мало Речному племени потерь? Битва за Нагретые камни, предательство Сумрачных, зачем лишать себя последних возможных союзников? Перед глазами возникла страшная картина Ракушки, неужели объявляя войну, Созвездие хочет, чтобы все соплеменники также валялись в пещере Сивой, тем более перед сезоном Голых Деревьев.
[indent] - Предки...
[indent] Час от часу не легче, далее последовали новости о Буране - ее наставнике. Быстро отыскав взглядом Ручей, Лепестинка проглотила ком в горле. А после заявления о том, что поискового отряда не будет, ученица и вовсе опустила уши. Быть может, она чего-то не понимает, но разве в семье принято вот так просто разбрасываться котами? Разве не ценна каждая жизнь, особенно твоего соплеменника?
[indent] - Ты... - она повернулась к Подберезке, - Ты покажешь мне чему вы учились с Сердцедубом? Пока у меня нет наставника я не хочу быть обузой.

+4

464

Бело-бурый пушился, ненароком вытягивался, чтобы всячески демонстрировать соплеменнице свои габариты и превосходство - не над ней, конечно, над всеми остальными. Все-таки, Лепестинка хоть и росла с ними, но сестрой не была, а производить впечатление на хорошеньких соплеменниц Подберезке ну о-о-очень хотелось.
— У тебя есть все шансы чтобы в будущем возглавить племя, - от такой похвалы юнец зарделся, вытянул уши и даже как-то хрипло вдохнул, надувая щеки и вытягивая грудную клетку вперед, словно тетерев. Чувствуя, как внутри все теплеет, Подберезка проследил за как-то потухшим взглядом подружки и сам поник, почти сдулся, ощущая опустение.
- Конечно поправится, - глухо мявкнул кот, топнув могучей лапкой. Боднув Лепестинку, как-то даже грубовато, самец вернул ее к реальности.
- Даже не думай о плохом, - потому что и сам он боялся, честно говоря. Ракушка была там так долго, что самые нехорошие мысли становились все больше, клубились, превращались в навязчивые.
Уже даже окушок не радовал, но появилась та, что всегда будет занимать в сердце малыша самое большое и светлое место.
Даже шубка у нее была светлая!
- Ласка! - хотелось крикнуть "мама", да нельзя, он теперь уже большой и серьезный ученик. Вскинув пушистый хвост, юнец в два шага подбежал к идущей Ласке и ударился лбом прямо ей в грудь, потеревшись бочком о бочок.
- Я скучал, - уркнул мальчишка, ласково цапнув Пчелку за ухо. Лебедь принес воробья и рыбку, и оруженосец не смог сдержаться:
- Я тоже поймал! Вон того колючего окуня, - качнув хвостом на добычу, вскинул подбородок ученик Сердцедуба.
- Видишь, Ласка, я умею заботиться о племени, - снова потеревшись щекой о плечо королевы, буро-белый сел между ними всеми, ощущая себя счастливым.
Обернувшись через плечо на Ясенницу, малыш приподнял брови, выжидательно как-то, мол, почему не подходит она? Уязвленный взгляд сестры говорил сам за себя, но Подберезка совершенно не считал себя виноватым. Каждый раз она делала, как считала нужным, и каждый раз во сне бело-бурый видел, как собака едва не сожрала эту несносную девицу, которая побежала за какой-то дурацкой ящеркой. Ему тяжело было простить ее за такое эгоистичное безрассудство, и, насупившись, что все выходит так, малыш отвернулся.
А о происшествии в палатке целителей он и вовсе уже забыл. Подумаешь, девчата бузят.
А вот то, что Пчелка сам поймал рыбу, заставило юнца вскинуть брови.
- Во ты молодчик! Давай уже к нам в палатку скорее, вон как вымахал. А? В ухе? - ткнувшись носом в ухо, которое он куснул, Подберезка присмотрелся.
- Да никого там в ухе. АУ!
Ау-ау, а вот новости принесли скверные. Вернулся целый отряд, и предводительница огорошила сначала войной, а после - пропажей Бурана.
Внутри ёкнуло, и малыш инстинктивно прижался боком к Лепестинке, чувствуя, что ей нужна поддержка не меньше, чем убитой горем Ручей.
— Ты... — она повернулась к Подберезке, и он встретил ее взгляд растерянными, влажными глазами, — Ты покажешь мне чему вы учились с Сердцедубом? Пока у меня нет наставника я не хочу быть обузой.
Глухо кивнув, ученик уверенно добавил:
- Конечно, - а голос глухо дрогнул, ведь теперь он понял, как мало умеет, но ночами спать лучше не будет, нежели оставит ее в беде, - я все-все тебе покажу. Мы тебя не оставим, еще посвящаться будем непременно вместе. Слышишь? Ты всему научишься.

+5

465

[indent]Карпозуб кивал, слушая как говорит Созвездие, и что-то медленно, но верно успокаивало воителя. Была ли это надежда или голос кошки так действовал на него? Возможно, все вместе. Карпозуб чувствовал, как горит воздух у него в легких, и тот облачками пара вырывался из его полуоткрытого рта, словно кот долго бежал и теперь выравнивает дыхание. Черный кот смотрел на пятнистую предводительницу и ему так хотелось притвориться, что они одни на всей поляне, но шум голосов и множество знакомых запахов были лишним напоминанием о присутствии соплеменников.

[indent]Выслушав Созвездие, Карпозуб не знал, что ему ответить, а потому молчал, лишь изредка переводя взгляд с предводительницы на других котов и кошек. Услышав, как рядом разговаривают Птица и Череп, Карпозуб бросил извиняющийся взгляд на первую. Он совсем не хотел мешать их сестринской беседе. Но беспокойство не давало черногривому спокойно сидеть на одном месте.

[indent]Гнев понемногу утихал, но все еще оставался где-то внизу живота, готовый снова выплеснуться во внешний мир, едва что-то станет еще одним напоминанием о падении. Карпозуб все еще молчал. Думал о том, что если бы Созвездие только позволила, он прижался бы к ней при всех. Но воин продолжал сидеть напротив нее, практически не шелохнувшись.

[indent]— Ты меня успокоила, — признался Карпозуб, нарушив затянувшуюся паузу. Показалось ему или Созвездие смотрела на него, как на кого-то очень близкого? Воин так часто видел, как в бирюзовых глазах воют северные ветры, так часто, что почти всегда. И в этот момент Карпозуб чувствовал, как ему становится теплее от того, как на него смотрит пятнистая, что она вообще на него смотрит вот так. Желтоглазый не удержался от ответной улыбки. Все-таки он очень ее любил, хоть у него пока и не было возможности об этом сказать лично.

+5

466

[indent] Ответ Карпозуба заставил уголки губ дрогнуть. Незаметно. Лишь слегка. Черный кот действительно успокоился после ее слов, и наблюдая как укладывается шерсть на взъерошенном загривке воина, пятнистая чувствовала мимолетное удовлетворение. Обычно ее дурной во многих отношениях характер разжигал пожары, тревожа сердца, видить отбратный эффект было по меньшей мере удивительно, но вместе с тем приятно. Больше Карпозуб ни о чем не спросил. Либо действительно понял, либо решил, что на сей раз давить не стоило. Тем он и нравился кошке — тягой к истине, и в то же время умением вовремя остановиться. Прикусить язык. Чего сама Созвездие делать не умела. А еще, конечно, теплым огнем в своей широкой надежной груди, к которой ее манило подобно глупому мотыльку. Именно его — этот крошечный светлячок, она всеми силами хотела сохранить. Не столько для него, но для себя, пусть это и было бесчетно и эгоистично по отношению к самому Карпозубу. Ничего страшного, даже если он не поймёт. Созвездие это вовсе не заденет. Потому что, удержать этот свет гораздо, гораздо важнее.
[indent] — Ты не будешь смотреть на меня так спокойно, когда узнаешь, что я планирую совершить, - мысль окрасилась в цвета сожаления, что отозвалось острым уколом вины. Прикрыв глаза, речная медленно выдохнула, снова взглянув на Щукатую, а затем - на прижавшихся друг к другу Лепестинку и Подберезку. Они ещё не знали, что такое война,  разве что слышали от старших, тем не менее, уже страшились ее начала. И это было правильной реакцией. Золотисто-черная сама содрогалась внутренне при одной единственной мысли, что придется утянуть родное племя в новое сражение еще раз. Явно не последний. Именно поэтому требовалось сделать все возможное, пожертвовать гордостью, душой, телом, наконец, чтобы только кошмар не вернулся. Чтобы того, что случилось на Нагретых камнях не повторилось снова.
[indent] Ведь в бесмысленной жестокой войне не бывает настоящих победителей. У всякой победы и всякого поражения есть и будет своя цена. Просто кто-то готов заплатить за триумф не глядя. Кто-то — не она.
[indent] И тем больнее осознавать тяжесть собственного бессилия, потому как помочь Бурану — соплеменнику, частью своей большой семьи, пятнистая была не в силах. Даже если она пошлет отряд к гнездам Двуногих, рискуя их шкурами, это ничего не даст им. Совершенно. Поэтому осталось только скрипеть зубами с досады и делать вид, что ей, о предки, практически все равно. Убедить других в том, что глашатай вернётся не проще, чем убедить в том же себя, но Тростиночка верит. Искренне. И кто она такая, чтобы сомневаться в нем?
[indent] Усталость навалилась внезапно, ударив по дрогнувшим лапам, почти подкосив их. Рыкнув про себя, предводительница упрямо выпрямилась. Вдохнула остывший воздух. Обвела присутствующих глазами, задержавшись на мордах вернувшихся к этому времени Крестовника и Черники. Выдохнула. Ей нужно было подумать. О многом. Принять окончательное решение, чтобы решить судьбы молодых воителей, не сломав их. Как ни крути, это будет не просто. К счастью,  слепая ярость больше не затмевала разум, позволив словам Черепа вновь всплыть на поверхность сознания. Что он там говорил — не рубить с плеча? Это стоило хорошенько обдумать.
[indent] - Мне нужно побыть одной, - негромко мяукнула, наконец, кошка, не удержавшись, мазнув-таки щекой по угольно-черному плечу. Совсем легко, едва соприкоснувшись. По всем рамкам приличия. 
[indent] - Совсем немного, - морская бирюза уже затуманилась пеленой мыслей, когда речная взглянула на Птицу и Черепа, затем — на так не обронившую ни звука Ручей.
[indent]Определено. Подумать стоило о многом. Желательно на холодную голову. Поэтому она не извинившись ушла. Спряталась от всех в темноте своей палатки на время. Закрыла светящиеся глаза и пропустила через себя все события непростого дня. Мысли будто прояснились. Многое встало на свои места и нашло отголосок подтверждения в сердце. Буря в груди утихла, но лишь на время.

* * *

[indent] На поляну она вернулась, когда солнечный шар укатился за горизонт. Кто-то мог подумать, что предводительница спала это время, но на деле, кошка даже не прилегла, оставаясь долгое время неподвижной статуей имени себя, в то время как темнота палатки заключила ее в свой непроглядный кокон, а тихий камыш шелестя пел знакомую песню, полюбившуюся с самого детства. Время пролетело единым мигом. Созвездие вышла наружу на твердых лапах, собранная и сосредоточенная как никогда. Один точный рывок вверх вознес ее на серый камень, приятно холодивший подушечки лап.
[indent] - Коты речного племени! Как обещала, до восхода луны, я назову имя нового глашатая, но прежде чем это произойдет, хочу уточнить, что я не похоронила Бурана, и что твердо верю в его возвращение домой. Новый глашатай будет временно замещать его до тех пор, пока воин сам не передаст ему все полномочия, вернувшись. Никто не знает, через что ему придется пройти. По этой причине я оставлю право выбора за ним.
[indent] Если были и те, кто отсиживался в палатке сначала, теперь, когда голос пятнистой кошки звучал в каждом уголке главной поляны, вряд ли продолжали отсиживаться в ней.
[indent]— Новым глашатаем и своей правой лапой на время отсутствия Бурана, я Созвездие, называю Ручей. Уверена, что свалившиеся на племя невзгоды закалят и укрепят ее дух, и это придаст новому глашатаю силы нести этот груз с честью и достоинством, какие она не раз демонстрировала нам всем. Ручей, - возлюбленная Бурана и дочь Бурозвезда, ты заслужила это как никто другой! - в словах и мыслях была лишь убежденность. Созвездие знала, что делится с серой воительницей ношей, которую порой невыносимо тащить на себе, однако не сомневалась, что та справится.
[indent] - Речное племя верит в тебя. Пусть звезды благославят мой выбор.
[indent] Позволив соплеменникам поздравить кошку, золотисто-черная перевела дух, отыскав в толпе под лапами желтые глаза Карпозуба. Глядя в них она чувствовала себя самой большой жадиной во всем лесу, но вместе с этим, в груди теплилась искорка счастья. Было легко назначить на этот пост старшего сына Бурана, пусть он не столь был на него похож. Думая об этом у себя в палатке, терзаясь выбором, Созвездие вдруг отчетливо поняла, что не хочет. Не может поделиться эти грузом-ответственностью с ним. Только не с ним. Не потому что кот не выдержит, не справится, а потому что это непременно его изменит. Изменит навсегда. Как бы ни хотелось верить в обратное. А на Ручей она всегда могла положиться. Не боялась ее менять. Потому что Ручей жизнь  уже изменила.
[indent] - Буран — не Львинозвезд, подруга. Рано списывать его со счетов.
[indent] - Ручей, с сегодняшнего вечера ты так же берешь под контроль обучение Лепестинки, которая на некоторое время осталась без наставника. Уверена, проблем не возникнет, - предводительница кивнула, глядя в голубые глаза. У них еще будет время обсудить все наедине. Поговорить о том, что наболело, как они уже не раз делали. Но не сегодня. Не сейчас. Не так.
[indent] - Мы не можем знать доподлинно,  как отреагирует Звездопад на поведение нашего отряда на границе.  Однако натянутость отношений между нашими племенами наводит на неутешительные мысли. Войны может и не быть, если мы прекратим так рьяно на нее нарываться, — сверкнувший сталью взгляд нашел в толпе виновников последних событий. - Крестовник и Черника напали на воинов племени Ветра, отстаивая честь Речного племени, однако они не учли последствий. Как нам всем известно, в смерти Львинозвезда виновата одиночка Макошь. Нам не за что мстить соседям. К тому же это они спасли и защитили наших котят от собак и когтей опасной бродяги. Длинный язык и желание унизить не должны быть причиной нарушения границ. Крестовник и Черника пренебрегли правилами, посчитав иначе. Поэтому в наказание, они до конца сезона Листопада будут исполнять обязанности оруженосцев, помогая воинам как делали это будучи учениками. Также им запрещается посещать Совет четырех племен в будущую луну. Даже несмотря на безоговорочную победу Черники над Утесником, они должны были трижды подумать, прежде чем эгоистично махать когтями. Надеюсь, вы сделаете правильные выводы и извлечете из наказания пользу.
[indent] От усталости и моральной изможденности незаметно вернулась, запульсировала в мозгу головная боль.
[indent] - Как говорилось ранее, я хочу услышать всех желающих, у кого есть мысли по Староречью и Заброшенных садах. Как по мне, в последних кроме лекарственных растений и мышей ловить нечего, но может, я что-то упускаю из виду, - да, она не боялась это признать. Больше не боялась.

Отредактировано Созвездие (22-10-2019 08:27:10)

+9

467

Глядя на то, как всё семейство тут же кинулось к старшему котёнку, Лебедь невольно улыбнулся. Какие же они всё-таки дружные, эти котята. Семечка в детстве частенько над ним подшучивала, особенно за его серьезность, на неё же и обижалась, если брат не хотел отправляться в очередное придуманное ей увлекательное приключение на поиски очередного незнакомого кота, которого можно было бы как следует расспросить о том о сём. Она дула губки, фыркала и уводила с собой Плющевика, оставляя смиренного рыцаря на часах отдуваться перед Моросинкой за грехи своих младших. Конечно, такое случалось не слишком часто, да и вспоминал об этих моментах Лебедь лишь потому, что тогда ощущал себя таким же одиноким, как иногда в течении этих долгих лун. И как сейчас, когда видел крепкую любящую семью и понимал, что они могли бы оказаться его счастьем, прояви он когда-то давно чуть больше любви к себе и чуть меньше приверженности отцовскому наказу.

А теперь отца нет и никто уже не скажет мне, каким хорошим сыном я был всё это время, - криво усмехнулся про себя кот. - Не то чтобы от Белоспина в принципе можно было дождаться чего-то подобного, ведь он наверняка даже не воспринимал эти свои слова так, как понял их тогда я... Послушный котёнок послушен во всём. И я практически не жалею, ведь это дало мне мои знания, опыт, доверие племени, которое я так люблю и ценю. Если бы только одной этой любви было бы достаточно...

Решив, что негоже всё-таки добыче лежать посреди поляны, воитель поднял своих рыбку и воробушка и отнёс их к куче с добычей, отложив с краю на тот случай, если котята Ласки всё же решат перекусить тем, что он поймал. Навязываться он не хотел, а потому лишь издали наблюдал за тремя котятами, крутящимися вокруг крошки Лепестинки, и их прекрасной королевой-матерью, осеняющих их незримым ореолом домашнего тепла и уюта. Что-то глухое заворочалось в груди Лебедя, но он списал это ощущение дискомфорта на голод и, выудив себе упитанную рыбку, в несколько укусов прикончил её. Как раз вовремя, ибо, дожёвывая последний кусок, воитель уловил чуткими ушами чей-то спешный топот снаружи. На поляну выскочила Созвёздие, и с первого взгляда на предводительницу Лебедь понял, что спешка их имела под собой очередные нерадостные последствия. Вид же Ручей и показавшихся в конце процессии Черепа со своей новой ученицей Тростинкой и вовсе заставил кота вздрогнуть.

Такую грусть он видел только в своём отражении...

Пятнистая кошка птицей взлетела на скалу, и Лебедь тут же навострил уши, не желая пропустить ни слова. И, к сожалению, самое главное из них не промелькнуло мимо него, эхом отозвавшись в голове, огоньком блеснуло в глазах. Война! Война с племенем Ветра! Их племя только оправилось от ран после потери Нагретых Камней, они едва не лишились Ракушки после бегства от собак, и вот теперь это! Прямо перед наступлением сезона Голых Деревьев, когда целителям нужно вовсю запасаться травами к холодам и возможному Кашлю, а не тратить их на врачевание ран, полученных только потому, что каким-то юнцам не хватило сдержанности! Кот недовольно распушил хвост и впился когтями в землю. Он давно замечал, что некоторые юные коты племени унаследовали чересчур уж горячую кровь и отчаянные головы, но надеялся, что с возрастом это пройдёт, что опыт и осознание необходимости думать прежде, чем действовать, придут раньше, чем случится беда.

И вот она случилась.

Не пойди я на охоту, мог бы отправиться в тот патруль и присмотреть за ними... - вздохнул кот, качая головой. - Мы не можем себе позволить вести войну, особенно под угрозой еще большего сдвига границ со стороны Грозового племени. Мы не можем подвергать опасности молодых учеников, королев и котят... Надеюсь, Созвездие и Буран приложат все усилия, чтобы этого не случилось...

— Двуногие забрали с собой Бурана. До захода солнца я объявлю имя того, кто займет его место, пока наш воин ищет дорогу домой.

Слова предводительницы словно приговор прокатились по поляне, она поставила все племя перед фактом, быстро и чётко, одним точечным ударом. Теперь понятно, почему Ручей выглядит такой убитой, почему Тростинка не носится по всей поляне, рассказывая всем и каждому, как прошёл ей первый день в качестве ученицы. Дымка, Ландыш, Череп... на мордах этих котов белый видел подтверждение внезапных слов пятнистой кошки, тяжелых и неуютных. Племени было не привыкать к визитам Двуногих, особенно в период Зеленых Листьев, но в первый раз на памяти Лебедя кто-то умудрился попасться к ним в лапы. Буран... Он был немногим старше него, и воитель всегда относился к глашатаю с уважением. Ему не хотелось думать, что бравый глашатай пропал навсегда, но злободневная реальность заставляла, вопреки сердцу, хладнокровно задумываться: "Кто же сможет оказать в такой час поддержку Созвездию? Кто сможет снять часть бремени с её усталых плеч?" Разноглазый заметил, как ссутулились плечи кошки, когда она спрыгнула вниз, на краткий миг поймал тяжелый взгляд, обращенный к подошедшему Карпозубу.

Вот кто может подбодрить её... но хватит ли у него сил и опыта, чтобы вести за собой племя? Отбросить свои... чувства и эмоции?

- Если Созвездие позволит, то едва выпадет первый снег, мы с Яблочко проверим местность вдоль по течению реки, где обычно бывают Двуногие, и постараемся разузнать что-нибудь от домашних, что выходят в лес со стороны территории Грозового племени, - кот выступил вперед, серьезно глядя на Щукатую. - Снег будет нам отличным прикрытием, а Яблочко знает одиночек, которые могли бы помочь выяснить, не появлялся ли у местных Двуногих новый кот.

Лебедь чуть склонил голову перед предводительницей, молча прося разрешения и одновременно прощения за столь дерзкую выходку. Он не мог видеть грустных морд Ручей и её котят. Он как никто другой понимал, каково это - жить без того, кого так любишь. Правда, он, слава предкам, не имел трагедии потерять свою любимую так, как это случилось с этой семьей, но порой ему казалось, что его ноша от этого легче не стала бы. Как только серая кошка чуть придёт в себя, он непременно постарается её подбодрить и утешить. Выбор нового глашатая может повторно всколыхнуть в ней грусть и тоску.

- А пока что я уверен, что Речное племя поддержит выбор своей предводительницы и не осудит её за то, что в столь непростых условиях она приняла такое тяжкое и для ней самой решение, - произнес он достаточно громко. - Буран - отличный воитель и превосходный глашатай, и мы будем просить Звёздное племя указать ему безопасную дорогу в его родной дом. Но пока что наш долг - защитить и сохранить для него этот дом. Для него - и для всех нас, всех членов Речного племени, нынешних и будущих.

Лебедь бросил невольный взгляд на Ласку и впился когтями в землю. Если война всё же случится, он скажет ей, обязательно скажет. Даже если не получит ответ, даже если её ответ разобьёт ему сердце. Всё лучше, чем уйти в Звёздное племя и обречь свою душу на мучительное существование в незнании.

Но не сейчас. Сейчас он должен был думать о племени. Он понимал, что как старший воин может быть выбран в качестве нового глашатая, но в глубине души очень не хотел, чтобы это произошло. Привычный червячок стыда грыз душу кота за его желания, за мечты о большем счастье, чем он имел сейчас. Воитель понимал, что его мысли слишком часто уходят в сторону, и хотя внешне он оставался таким же веселым и радушным котом, его внутренние метания и сомнения сейчас могли бы сослужить дурную службе всему племени. Поэтому, когда солнце коснулось горизонта, едва Созвездие назвала имя преемника Бурана, Лебедь был первым, кто громко выкрикнул имя Ручей и поднялся на лапы, приветствуя этот выбор.

Мы все знаем Ручей, - подумал кот, виляя хвостом из стороны в сторону и отходя чуть подальше, чтобы дать другим поприветствовать нового глашатая. - Созвездие поступила очень мудро, назначив её. Ручей бравая воительница, не заметить её радость от возвращения в палатку воителей трудно. Новые обязанности помогут ей забыть... нет, не забыть, но не думать так много о потере. Она будет оберегать племя и должность до возвращения друга.

- В заброшенных садах на нас можно легко устроить ловушку, - подал голос кот, едва отзвучали приветственные возгласы соплеменников. - Староречье для нас - куда более привычная территория. Покуда речной кот может по прибрежным кустам определять свой путь, мы не заплутаем там и сможем в случае чего с помощью реки отогнать врагов и отступить на безопасную территорию.

Отредактировано Лебедь (21-10-2019 20:25:42)

+7

468

Серая сидела, удачно сливаясь цветом шерсти с надвигающимися на лагерь сумерками. Близился закат в пустом сером небе, за ним - восход луны, которая едва-едва пробьется серебристым светом сквозь густую и плотную пелену пепельных облаков.
Всё серо.

Тоскливо.

Её изводило изнутри, но сил оставалось только сидеть почти неподвижно. Даже глаза не бегали с одной морды на другую, не искали густую дымчатую шерсть, потому что осознание подсказывало: это все не ошибка, и Буран действительно исчез. А еще было больно видеть лица других, ведь почти в каждом читались скорбь, сочувствие и густая, тягучая жалость.

Ручей моргнула и отвернулась, медленно повернув голову куда-то в сторону. Уши уловили едва слышный рокот реки, которая совсем скоро покроется коркой льда. "Неудачное ты время выбрал для путешествий", - черно ухмыльнулась кошка, почувствовав, как тяжелеют онемевшие плечи. Казалось, что на них снова грузом повисло горе, которое бывший наставник по крупице снимал. Вылечивал. Возвращал к жизни, зажигал яркие синие глаза, заставлял смотреть на мир по-прежнему, в красках. Чтобы теперь уйти.

Вот так.

- Все будет хорошо, - тихо, бесцветно, как мантру повторяла воительница, хвостом обнимая дочь. Дети собирались вокруг нее, и дымчатая воительница украдкой благодарила каждого, кто выражал сочувствие ей, хотя и не помнила, кому и что говорила. Просто лица пробегали мимо нее, калейдоскоп шерсти и одной и той же липкой, жалкой эмоции, которая, признаться, делала только хуже. Созвездие говорила, и Ручей заставляла себя слушать, чувствуя, как внутри теряется огонек интереса к жизни. Наверное, потом ей станет легче - с ухмылкой кошка поняла, что уже переживала подобное, и отчего-то захотелось расхохотаться тихим, страшным смехом.
"Будет ли хоть кто-то так же хорош? Что я говорю, конечно, будет... Речное племя славится не только шальными воителями", - пронеслось в мыслях, когда дымчатая бесцветно посмотрела на буйного Крестовника и Чернику, ему под стать.
- Все будет хорошо, - повторяя дочери, мяукнула Ручей, хвостом слегка прихлопнув ее: выходила Созвездие, и нужно было подняться.
Выслушать, кто заменит её Бурана.
Станет на его место. Примерит его образ, нацепит его шкуру, будет стараться говорить то же, что он, и поступать так, как поступил бы славный, любимый всеми глашатай Речного племени...

А потом она услышала свое имя, и звон в ушах прекратился резко, слово отрезало.

— Новым глашатаем и своей правой лапой на время отсутствия Бурана, я Созвездие, называю Ручей.
Белый шум.
— Речное племя верит в тебя. Пусть звезды благославят мой выбор.

В ушах стучал пульс, и кошка как-то без особого осознания поднялась, потихоньку возвращаясь к реальности. Молча, с недоверием, она поднялась на все четыре, и даже шагнула вперед, украдкой оглянувшись: правильно ли она делает, не ослышалась ли? Не против ли кто, что она, Ручей, что-то делает не так?
- Я... - ей простят эту осечку, этот осипший голос. Должны простить, ведь это было крайне жестоко и крайне умно со стороны их предводительницы.
- Я сделаю все, чтобы не подвести вас, - акцентируя на последнем слове, Ручей ступила еще на шаг вперед, стараясь заглянуть в каждую морду. Слава предкам, теперь там были и другие эмоции.
- И его.
Звенящая секунда тишины. Она приняла груз на плечи, закрыла зудящую, пульсирующую рану. Созвездие оказалась куда хитрее, чем казалось серой, и, мать ее, даже слишком хитрой. Они обе теряли Львинозвезда, они обе остались без Бурана, и пятнистая просто не может дать Ручей остаться наедине со своим горем.
— Ручей, с сегодняшнего вечера ты так же берешь под контроль обучение Лепестинки, которая на некоторое время осталась без наставника.
Воительница вскинула брови, а после закрыла глаза и опустила голову, посмеиваясь и поматывая головой.
Ну ты даешь, Созвездие.
И смех, и слезы.
Поймав взгляд забитой беленькой ученицы, Ручей на мягких лапах подошла к ней, утешающему ее Подберезке и всей их компании.
- Все получится. Мы поможем друг другу, да, Лепестинка? - легонько ткнув носом оруженосца, тихо добавила синеглазка, оставаясь присесть рядом с ними до конца собрания. Внутри пульсировала рана, но в голове уже появлялись мысли.
И нужно было высказаться.
Как глашатай.
- Староречье может быть нам полезно. Им, похоже, интересовался Звездопад, - негромко мяукнула она в тишину, обворачивая себя хвостом.
- В голые деревья нет бесполезной земли.

+9

469

— Я скучал.
Знал бы сынишка, как мать скучает по каждому из них. Ласка умилительно заурчала, жадно вслушиваясь в голоса Подберёзки, Лепестинки и Пчёлки. Неужто спокойствие не могло наступить немного пораньше, когда все они делили одну палатку, а не теперь, когда дети уже подросли и не нуждаются в ней? "Может, оно и к лучшему. В конце концов, не в том ли долг каждой королевы - вырастить достойных воителей, а не маменькиных сынков и дочек?". И Ласка не переставала улыбаться. Как тут можно грустить?
Только она обернулась к остававшейся поодаль Ясеннице, чтобы поманить ту к себе хвостом, тревожный мяв Пчёлки разрезал воздух на умиротворённой поляне.
- Что такое? - Ласка склонилась к сыну, привычно касаясь губами уха, но не левого, как всегда, а правого, которое чесал котёнок. - Болит? Там осталась вода?
Какими проблемами могло обернуться застуженное ушко для тугоухого котёнка? Ласка могла только догадываться. И как назло Сивой не было в лагере. Королева осторожно подтолкнула палевого котика в сторону целительской пещеры в корнях ивы, но вернувшийся патруль потребовал к себе внимания. Созвездие запрыгнула на скалу и взяла слово. Она говорила и говорила, с каждым словом лидерши на главной поляне становилось всё мрачнее.
— Ты теперь не поговоришь с Созвездие о Пчёлке, да? Теперь не время? Пропал наш торжественный ужин...
- Ясенница, сейчас совершенно точно не время, - Ласка печально прикрыла глаза и негромко выдохнула. Как только она начинает наслаждаться подкравшимся счастьем, сразу нужно чему-то свалиться на голову, словно старой дубовой ветке? - Меня тревожит его ухо. Нужно дождаться Сивую, чтобы она удостоверилась, что ничего страшного не произошло.
Но судя про встревоженному виду Пчёлки, всё было не так безоблачно. Королева поднялась на лапы и, приобняв палевого сынишку хвостом, направилась к целительской. Поманив за собой остальных детей.
- Думаю, вы можете потренироваться возле палатки Сивой, заодно составите компанию Пчёлке, пока он будет дожидаться нашу целительницу. Я приду немного позже. Лепестинка, ты же часто бывала там? Поможешь Пчёлке устроиться?
А пока что самой Ласке нужно было поговорить с Созвездием о, похоже, откладывающемся посвящении. "Бедный Пчёлка. Каково ему сейчас? И каково будет, когда он поймёт, насколько отстаёт от брата и сестёр?" Оставив детей возле корней старой ивы, Ласка отошла обратно к скале собраний, и лапы сами донесли её до белоснежной фигуры широкоплечего воителя.
- И когда настанет наконец тихая спокойная жизнь? Хоть на одну луну?
Обсуждения на поляне не прекращались ещё долго. Созвездие удалилась, чтобы обдумать своё решение, но вскоре и вернулась, но ей не было нужды созывать всех заново. Простая формальность - никто и не собирался уходить, пока лидерша не скажет последнее слово. Слово, которое даст племени надежду.
"Ручей. Вот как. Из королев в глашатаи". В тёплой улыбке Ласки Ручей могла разглядеть тихое сожаление. Но она справится. Кто, если не Ручей?
- А ты бывал на староречье? Я уже и не помню, когда добиралась до дальних границ, не то что пересекала их, - королева тихо усмехнулась, обратившись к Лебедю, после того как он высказался перед племенем. Кажется, собрание затянется, и Ласке повезёт, если она выхватит Созвездие сегодня. Скорее всего, у предводительницы уже не осталось сил.

+6

470

(до оглашения глашатая. чтобы не запутаться)

- То есть если завтра пропадёт моя мама или сестра, мы и их бросим? - сдерживая голос так, как оно было возможно, вопрошала маленькая кошка, - Потому что некому защищать лагерь...

Щукатая хотела парировать дальше, но даже в её юном и очень сейчас озлобленном мозгу это укладывалось - лагерь было и правда некому защищать. Но это ведь ни с какой стороны не означало, что делать больше ничего не оставалось: Щукатая была уверена, что был способ всё решить и не оставлять лагерь в опасности, просто взрослые не хотели обращать на него внимания.
Молодая кошка была так сильно зла и рассержена, что едва оба этих чувства влезали под её шкурку: шерсть то пушилась, то опадала, глаза то и дело разгорались дикими тёмными огоньками, то потухали, не найдя больше сил гореть. Смотреть было некуда и не на кого. Спокойствие Созвездие, её размеренный и мудрый голос делали своё - и в самом деле, то, что говорила предводительница, было нужно принять, а в её разумных зелёных глазах маячило и какое-то необычное, взрослое утешение. Какому котёнку не хотелось быть утешенным своим идеалом?

Рыдать и скулить было нельзя - не по возрасту, да и все смотрели. Созвездие напомнило ей о том, что бы сказал ей отец, если бы сейчас и сам видел всё это. Щукатая прижала ушки к затылку: то ли смирилась, то ли задумалась. Из-под пушистых бровей молодая кошка поглядывала на мать, словно выискивая на её морде какие-то новые идеи или даже ответы, но и в её серых поникших скулах не было достаточной уверенности в том, что всё будет хорошо - настолько достаточной, чтобы убедить в этом и Щукатую.

На своих братьев и сестер смотреть было больно: жалобные поникшие морды ни капли не напоминали те, что ещё совсем недавно посвятились. И все... Они скорбили! Грустили и скулили так, словно соседская лиса за ближайшим кустом дала завернула им хвост до печени и пнула напоследок. Щукатая могла представить, что понимает Созвездие (и вроде даже правда понимала, просто ещё так, по-детски), но никак не их, не своих собственных родных. От безнадёги в их глазах хотелось скулить ещё больше, но Щукатой хотелось поступить правильно. Так, как узнай отец - не разозлился бы, а только гордился.

- Извини, Созвездие, - так же громко, но уже более сдержанным голосом обратилась Щукатая к предводительнице снова, - Сейчас и правда тяжёлое время. С тяжёлыми мерами.

Прежний восторг к пятнистой предводительнице ещё не успел вернуться, и на лидершку Щукатая смотрела с несвойственной именно к ней злобой, хоть и голос был обязан прозвучать вежливо. Пререкаться Щукатая больше не собиралась - отец всегда ругал её за такое, когда она была котёнком. Теперь же, пока Бурана нет, взрослые могли делать, что угодно - назначать новых глашатаев, скорбить и сокрушаться о том, что ка бы не северный ветер, не мох на тропинке, ночь, война, то вышли бы, что уж там. Щукатой уже было некогда.

Оградив недовольным взглядом ещё раз то Созвездие, то теперь и Карпозуба, к которому та подошла, мать... Щукатая развернулась и сильно, со старанием толкнула плечом Тростинку - от неё такого она и не смела ожидать. Оставляя за собой едва ли не видимый ком разочарования и беспокойства, Щукатая скрылась в ближайших зарослях.

+4

471

Подавать голос серошкуркая не торопилась никогда, но во все последние дни, в которые свершалось столько злого и непонятного, воительница никак не могла отыскать слов, да что там - даже мыслей... Оставалось внимать новым виткам истории с опущенными ушами и печальными глазами. Пропажа Бурана и угроза войны, что словно вездесущая мрачная крона повисла над всем Речным племенем, не давали ей спокойно вздохнуть. Когда они с Краснопёркой только возвратились от Звездопада, Медведице так явственно казалось, что осталось всего пара шагов до вечного и крепко мира, а теперь же и проблесков средь этой кроны нельзя было и вообразить.

Во всё вот это кошке начинало потихоньку верится. Каким бы благородным и справедливым не предстал перед ней Звездопад ранее, страх грядущих битв в глазах соплеменников казался ей реальнее. И всё же... Крестовник - тот ещё карась, того и гляди, правду говорят, что спровоцировал стычку именно он. Тогда, может, стоит думать, что Звездопад и разубедился в том, о чём они говорили ещё вместе с Краснопёркой?.. Страшно это было всё и не понятно. Отчего всем им не собраться на границе и не поговорить честно и открыто, по-соседски, кошка не понимала... Но понимала и очень доходчиво то, что если прошлое их хождение за миром с Краснопёркой было более-менее прощено, то повторное не сойдёт им с лап. А, может быть, это и помогло... В сердце Медведицы было больше светлых надежд, чем было можно себе позволить. 

Сердечная подруга её, Ручей, отныне была глашатаем - очередное испытание на её хрупкие серые плечи. Неужто ли этим бременем Созездие попыталась воодушевить Ручей в её утрате? Но своё непонимание Медведица оставила при себе, выразив подруге только поздравления, звучавшие в свете всего остального едва ли не неуместными:

- Поздравляю с новой должностью, - осторожно проговорила кошка, медленно подступаясь к подруге и заканчивая свои слова мягкой улыбкой.

Пожалуй, эта ласковая, ни капли не медвежья улыбка - всё, что осмелилась бы воительница без спросу выдать Ручей. Объёма и тяжбы её горя Медведица боялась представить, а потому, как и обычно, не лезла, а только смотрела и улыбалась, ласково, как улыбалась бы своим детям, будь они у неё. Как улыбнётся Огоньку, когда они отправятся на новую тренировку.

- Я могу быть тебе чем-то полезна? - поинтересовалась воительница у Ручей.

Быть может, у глашатой ещё не собран патруль, а, может быть, ей как раз хотелось отправиться к тому самому староречью, о котором только что говорила. А вдруг ей бы захотелось выговориться? Для всего этого сбоку от неё была готовая ко всему Медведица. Но, может, и зря - может, не вовремя.

+3

472

- АУ! - и стоило Пчёлке услышать громкое "ауканье" Подберёзки, как тут же все погрузилось в абсолютную тишину. Такую давящую, что слышно лишь собственное дыхание, да удары сердца. Бледно-рыжий котик удивленно ойкнул и начал усиленно трясти головой, в попытках вытрясти, ну хоть воду, пожалуйста бы. Пусть это будет просто вода.
- Вы чего? - Пчёлка непонятливо замотал головой, видя выражения мордочек брата и сестер. Он увидел Созвездие, взбирающуюся на Скалу, но, предки, хоть головой стучи о землю, он ни-че-го не слышал. Вообще. И если раньше до его сознания долетали нечеткие фразы, он мог различать голоса, то сейчас... тихо. Пчёлка к такому был совершенно не готов, а потому к горлу подступала легкая паника. Он видел, как Созвездие говорила, он видел, как взволнованно задается вопросами Ясенница и передергивается в ужасе Лепестинка. Но он не слышал. НИ капли.
- Я вас не слышу, - рассеянно промолвил котенок, тут же бросившись к Ласке. Судорожно привлекая к себе внимание, Пчёлка дотрагивался до мамы, - Я ничего не слышу, - абсолютно не разбираясь в собственной интонации мяукнул малыш.
"Мамочки. Что это такое?"
Давящая на уши тишина сводила с ума и еще сильнее подстегивала Пчёлку. Ему, как никому другому, было очень страшно идти в палатку целителя. А Ласка именно туда его и отправила вместе с братом и сестрами, судя по всему. Чем старше становился Пчёлка, тем сильнее было его осознание того, что те остатки слуха, что даны были ему при рождении - единственный дар, который нужно беречь. Что потеряв и эту долю слуха - он навсегда окажется отрезанным от внешнего мира, слыша лишь собственное сердцебиение.  В ушах опять стрельнуло и котик разочарованно заохал, но сопротивляться от похода к Сивой не стал. Хотел он того или нет - только Сивая могла что-то сделать. А иначе...
"Иначе меня Созвездие к старейшинам отправит и я никогда не стану воином! Я буду настоящей обузой для всего племени и меня все будут ненавидеть и насмехаться надо мной! Не хочу! НЕ ХОЧУ!"

>палатка целителя

Отредактировано Пчёлка (23-10-2019 01:27:31)

+5

473

[indent] Лепестинка кивнула Подберезке и тепло улыбнулась, смущенно отводя взгляд. Внутри, почему-то стало очень-очень приятно. Она вновь устремила взор на предводительницу. И, предки, первая приятная новость за долгое время - Ручей стала глашатай. Хоть внутри и боролись весьма противоречивые чувства, ученица искренне порадовалась за кошку. Ей будет легче от того, что ее горе подменит служение племени и новые заботы. Наверное, это самое верное решение из всех возможных. Серебристая кошка была любима всеми.
[indent] Заворожено, с нескрываемым восхищением глядя на воительницу, Лепестинка вздрогнула, когда та двинулась в ее сторону и испуганно прижала уши. Вот дуреха, прослушала! Неужели слишком нагло пялилась. Но нет, глашатая была настроена доброжелательно и коснулась носом маленького розовенького носа белоснежного котенка. Малышка рассеяно моргнула и смущенно отвела взгляд.
[indent] - Да... я сделаю все, что потребуется.
[indent] И внезапно... выпрямилась. Чтобы все видели, что Ручей получила не зашуганного котенка, не неудачницу, а настоящую, речную кошку. Да, Лепестинка очень хотела бы походить на новую наставницу. И в память о Буране, она будет сильной. И не покажет своей слабости, хоть в последнее время очень и очень тяжело. Она больше не будет боятся и плакать, прячась за чужими спинами в надежде, что ее не заметят. Она, черт возьми, речная кошка! Она не имеет права позорить свое племя.
[indent] В глазах блеснул какой-то не свойственный Лепестинке воинственный огонек. Она гордо вскинула подбородок, расправляя плечи. Ручей осталась сидеть рядом. Но голос Пчелки заставил малышку отвлечься от собрания. Взволнованный брат тер ухо. Вот балда, все пропустила, опять. Поднявшись на лапки, ученица подошла к котенку и успокаивающе лизнула того в щеку. Хоть внутри все сжималось от страха. А тот лишь сказал, что не слышит. Сглотнув ком, плотно застрявший в горле, кошечка повернулась к Подберезке.
[indent] - Пойдем, отведем его к Сивой. Он плавал, может вода попала?
[indent] И снова это чувство. Чувство собственного бессилия. В который раз близкий попадает в беду. В который раз она ничего не может сделать. Стоп. Хватит. Она обещала быть сильной. Ради родных. Она не заплачет, хоть в глазах неприятно защипало. Боднув Пчелку лбом, мол "давай за мной", кошечка двинулась в целительскую. "Ты столько раз видела как Сивая лечит соплеменников. Ты сможешь сделать хоть что-то".
--> палатка целителя

+2

474

начало игры
[indent] Ночные собрания редко несли добрые вести, это Желудь усвоил давно и слишком хорошо. Объявление о войне с Ветром не то что бы удивило, скорее воодушевило старшего воителя. Этого следовало ожидать, учитывая последние события. Он почти что скучающе опустил голову на лапы, подавляя тяжелый вздох. Заинтересованно подняться его заставила только новость о пропажи Бурана. Он с интересом скосился на убитую горем Ручей и лишь фыркнул. Вот еще, было бы о ком грустить.
[indent] Внутри трепетался огонек надежды о том, что его назначат на высокий пост, но Созвездие нашла более подходящую кандидатуру в лице безутешной вдовы. Вдовы ли? Вряд ли предводительница назначила бы Ручей, если бы верила в то, что Буран вернется. Желудь улыбается, не сводя взгляд с гибкого серебристого тела новоиспеченной глашатай. Крики поздравления, и воин охотно присоединяется, наконец переводя взгляд на скалу собраний.
[indent] - В пекло Звездопада, - рыкнул воин, - Расставим метки и пусть только попробует сунутся. Мы охотимся на лесную дичь не хуже остальных. В Голые Деревья как раз-таки от реки толку мало, неизвестно какие морозы нас ждут.
[indent] Обдирать лапы в кровь в попытках разбить лед - затея не самая мудрая, от чего почему бы зимой не перебиться мышами да белками? Ученикам следует уметь хорошо не только рыбачить. Их навыки плаванья и универсальность как охотников только показывает превосходство над остальными племенами. Только дурак будет это отрицать.

+3

475

>>>граница с Ветром

Черника думала, что ей будет стыдно заходить в лагерь, но нет. Что-то в её душе изменилось после этого инцидента на границе, если конечно ту драку можно было так невинно назвать. По крайне мере Утёсник так не выглядел.
— Черника его подержала, а Утёсник видимо слишком переоценил себя, потому как проиграл ей всухую... - что бы тогда не границе не вытворяла Созвездие, сейчас она явно была довольна. Она притворяется ради соплеменников или её настроение меняется подобно речной глади в ветреный день?
То, что им теперь поручили обязанности оруженосцев - Чернику мало волновало, куда больше коробил тот факт, что пятнистая отказала в поисках Бурана. Угольная непонимающе уставила на Ручей? Любила ли она вообще этого кота? Она оставит это просто так, как оставила Львинозвёзда? Почему она не рычит, почему не переубеждает Созвездие? На её морде только грусть, но ни какого рвения искать отца своих котят. Черника мельком взглянула на рядом стоявшего Крестовника. Если бы пропал он, она бы перевернула всё племя, она бы уже направилась на поиски, даже если предводительница не выделила бы ей патруль.
Странное чувство презрения, которое речная никогда не испытывала к серой кошке, вдруг начало расползаться внутри. Она не любит его. Выглядит такой опечаленной, но она точно не любила его. Как можно родить котят от кота, который тебе так безразличен? Чернику едва заметно передёрнуло. Это племя гниёт уже с самой верхушки, Созвездие, видимо, выбрала себе правую лапу из списка себе подобных.
Форели в лагере не было, так что угольная облегчённо перевела дух. Не очень то хотелось видеть выражение брата, из-за того что его сестру практически понизили до оруженосца. И он бы наверняка поиздевался над Крестовником, а этого Черника бы не допустила.
Надо же, Ручей уже принимала поздравления с новой должностью.
- Это мерзко. Не хочу здесь находиться, уйдём? - тихо мяукнула Крестовнику на ухо угольная кошка, мысленно прикидывая входит ли в список запретов Созвездия уход из лагеря, или придётся улизнуть через поганое место.
>>> утёсы

Отредактировано Черника (25-10-2019 20:05:49)

+5

476

«< —--------------— речное племя — племя ветра

Они немного подзадержались по сравнению с остальным отрядом, соколом улетевшим обратно в лагерь, но не настолько, чтобы списывать их со счетов. Честно говоря, Крестовник подозревал, что Созвездие сказала это только чтобы лишний раз их позлить и ущемить. Ну не могла же она и правда, вот в самом самделишном деле решить, что они могут покинуть племя и стать бродягами? Бе, уж лучше смерть, чем такая судьба.
Черника зашла в лагерь с ним бок о бок, и Крестовник горделиво поднял голову. Он ждал оваций, града похвал, торжественных похлопываний хвостами по плечу - да хотя бы той же черношкурой сестры, одним ударом уложившей на землю Утёсника, - но ничего этого не было. Лагерь встретил привычным унынием - на этот раз по поводу пойманного Двуногими глашатая.
- С ума сойти, опять все плесенью покрываются, - фыркнул трёхцветный, внимательно осматривая соплеменников и оставаясь бок о бок с сестрой. Если только она одна из всех обладает трезвы мышлением, он готов был смирить свою гордость и кинуть ей кость примирения.
В это время Созвездие вышла из своей пещеры. Пятнистая предводительница завела длинную речь, суть которой Крестовник уловил, лишь когда в очередной раз проехались по нему. Он недовольно ощерился и бессознательно оплёл хвостом чёрную змейку Черники, плотно его сжимая. Созвездие и прочие могут говорить что угодно, но это они предпочли  предпочитают отсиживаться в стороне, когда всё итак понятно и находится у всех на виду.
Он повернул голову в сторону Ручей, с завистью глядя на кошку, получившую и статус глашатая, и ученика, стоило только нос показать из палатки королев. Негодование вскипало изнутри: он просто не мог понять решение своей предводительницы, решившей поиграть в церемонии, когда на носу постоянно видны воины племени Ветра. Пора трубить общий сбор и идти войной на их лагерь! Выгнать их к Звездоцаповой матери с этой пустоши, на которой они ещё смеют кормиться! Да даже Череп это понимает лучше - Череп, не обладающий ни малейшим признаком внешней эмпатии!
Крестовник рыкнул и согласно кивнул.
- Идём отсюда, - он развернулся и принялся прокладывать себе путь к выходу из лагеря, попутно громко добавив:
- Идём, Черника, я знаю лучшие места для сбора мха на подстилки.

-------------------- >>> утёсы

Отредактировано Крестовник (25-10-2019 19:46:53)

+4

477

[indent] Реакция Ручей, её неподдельное удивление, секундное замешательство — все это ещё раз убедило предводительницу речного племени в правильном выборе. Серенькую знали, уважали и любили в племени. Быть может, даже больше, чем саму Оцелотку в своё время, но это только было на пользу общему делу. Думая об этом Созвездие не испытывала ничего другого, кроме удовлетворения. Вот новая глашатай расправила худенькие плечи и смело обвела взглядом разношерстную толпу. В её голубых глазах горела та решимость,  которую пятнистая от неё ожидала. Назначение Ручей не было попыткой растормошить ту после очередной потери. Изначально нет. Созвездия уже не первый раз приглядывалась к ней, размышляя над будущим Реки в целом, теперь же, когда выбор был сделан и одобрен большинством соплеменников, кошка только сейчас поняла как это выглядит со стороны. Поняла и усмехнулась самой себе.
[indent] Тем временем, воины уже переключились на новую-старую тему, обсуждая между собой перспективу покорения новых земель. Ручей высказалась первой. Услышав её, золотисто-черная кивнула, стараясь не думать о вновь задевшей израненую душу недавней реплике Щукатой, которая сдержанно извинившись за выпад, однако не скрывая злости, вызванной, надо полагать, внешним хладнокровием предводительницы, покинула поляну до того, как был назван новый глашатай. И не объяснишь ведь маленькой кошке, что бездействие в данном вопросе медленно капля за каплей убивало саму Созвездие. Плевать. Все это не имело никакого значения.
[indent] — Надо будет поговорить с Уклейкой. Пусть присмотрит за ней. У Щукатой должно быть больше ума, чем у того же Крестовника. Хотя дело тут совсем не в мозгах, правда? - проследив взгядом за выражением морд Черники и её несносного "братца", которому, конечно, море уже давно было колено, она поняла, что никакое наказание не изменит этих двоих. И что делать с ними пятнистая совершенно не знала.
[indent]Бирюза глаза подозрительно сверкнула, когда две фигуры - пушистая и гладкая, скрылись из поле зрения, затем, переместилась на морду Черепа, что все ещё беседовал с Птицей.
[indent] — Это ты просил дать им шанс, - короткий вздох вырвался из груди помимо воли. Между тем, высказаться и внести свою лепту в обсуждение успели Лебедь, Ласка и Жёлудь. Последний как обычно был категоричен и непримирим. Ему даже можно было позавидовать, ведь его ничто не сковывало и не останавливало, чтобы свободно выражать все, что кот думает. Этого речной как раз-таки не хватало с тех самых пор, как звёздные предки даровали новые жизни.
[indent] — Когда выпадет первый снег, мы вернёмся к этому вопросу, Лебедь. Будем верить, что до этого дня Бурану удастся вернуться домой. Что касается одиночек, в связи с последними событиями, я бы не спешила слепо доверять им. Даже если не все они связаны с Макошью, - имя ненавистной кошки больно оцарапало горло. — В любом случае, я ценю твою готовность рискнуть в попытке узнать, что случилось, но пока что ты и твоя сестра нужны здесь.
[indent] Объяснять простые истины взрослому здраво рассуждающему Лебедю было не в пример легче. Сердце полнилось гордостью за таких как он. Впрочем, сейчас даже резкий выпад Жёлудя в сторону Звездопада звучал для неё в тему. Кстати о ней.
[indent]— Несмотря на обилие мышей в Заброшенных садах, обжиться там действительно будет непросто. К тому же,  нельзя списывать опасность возможных ловушек и засад. Не думаю, что повадившиеся ходить туда одиночки так просто расстанутся с убежищем и едой, которую с наступлением сезона Голых деревьев будет непросто добыть, - говоря это Созвездие почти верила себе, но кусок земли есть кусок земли, ведь так? Решиться на что-то определённое было сложно. Нововведения в прежний уклад всегда вызывали определённые сомнения. Староречье стало бы идеальным дополнением к речной земле, однако слова красавицы Ласки развеяли иллюзии.
[indent] — Ты права, - кивнула кошка на вопрос королевы. — Патрулирование тех границ займет целый день. Как и охота. Если прибирать к лапам новые земли, то с условием создания нового вида патруля из самых выносливых и способных воинов, - идея пришла в голову совершенно внезапно. Ее стоило озвучить, чтобы дать пищу племени для новых размышлей, пока сама золотисто-черная попытается утрясти конфликт с Ветром.
[indent] — Можно попробовать совместить охоту и патрулирование границ. Но тратить на поход туда-сюда целый день, - повторила она, глядя на своих воинов.
[indent] — Ручей, что ты имела в виду, когда говорила, что Звездопад интересовался Староречьем? - бирюза моря потонула в синиве небес глашатая. Конечно, предводительница понимала, что присвоение новых земель взамен старых, да к тому же опять же гранича с враждебно настроенным племенем, вызовет недовольство соседей. Однако кошка не была настолько благородна, чтобы позволить собственному племени при этом голодать.
[indent] Внимание Созвездие привлекло мяуканье оруженосцев, собравшихся вокруг Пчёлки, которого Лепестинка настойчиво подталкивала к палатке Сивой. За гомоном толпы не было слышно слов, но червячок беспокойства все же шевельнулся в её душе. Когда всё закончится, следовало бы к нему подойти. А потом поговорить со старшими в своей палатке. Важно было, чтобы воины поддержали затею предводительницы. Впрочем, даже они не могли изменить её решимости.

Отредактировано Созвездие (26-10-2019 15:21:33)

+7

478

Сидя рядом с Ручей, прижимаясь боком к её серой груди, зарываясь крохотным носиком в короткий мех, Тростинка чувствовала, как бьётся там, под её ушком материнское сердце, чувствовала её дыхание, чувствовала дрожь. Она понимала, что кошка ведет себя совсем не как обычно, что такого поведения она не замечала за матерью никогда, и это немного пугало малышку. Ученица всегда считала, что Ручей - сильная, волевая, храбрая и бесстрашная кошка, что она никогда не станет вешать нос, сможет преодолеть все препятствия. Что она всегда будет ей маячком, стимулом двигаться вперед, источником энергии, тепла, поддержки. А теперь ей самой нужны были силы, известие о похищении Бурана словно разом выбило из неё весь воздух и вытянуло все силы. Тростинка слышала её голос, такой полный жизни прежде и такой бесцветный сейчас, и ей хотелось прижать хвостик между задних лап и тоненько заскулить. Общее настроение подавленности и бесцветной печали действовало на солнечную девочку угнетающе, она просто не знала, куда ей деть себя, чтобы не дай Звёздное племя не подхватить эту унылость.

Папа вернётся. Папа вернётся. Папа обязательно вернётся! - словно заученную наизусть мантру, повторяла эти простые слова Тростинка, пытаясь едва ли не силой вложить их в материнское сердце. - Нельзя плакать, нельзя грустить. С ним всё хорошо, разве может быть как-то иначе? Созвездие неспроста же в своё время выбрала его глашатаем. Кому как не нам знать, какой он сильный и умелый кот? Он вернётся, обязательно вернётся!

Тем временем в лагерь вернулась Щукатая со своей наставницей. Судя по всему, она слышала слова Созвездия, и они оказали на неё не самое благоприятное воздействие. Сестра никогда не держала язык за зубами, а сейчас и вовсе понеслась в разгул, едва ли не крича на предводительницу родного племени. Тростинка слышала плохо скрываемую грусть и боль в голосе Щукатой, но боялась отойти от матери хоть на миг и стала ждать, что сестра подойдёт к ним. Мысль о том, чтобы послать патруль, сперва показалась голубоглазой неплохим вариантом, но потом ученица подумала о том, что племя хочет расширять территории на новые земли по соседству с не слишком теперь дружелюбно настроенными Ветряками. Им понадобятся все свободные воители для такой сложной задачи.

Даже если они найдёт папу, то Двуногие кучку котов тут же заметят и снова поймают! - подумала Тростинка. - И тогда грустить будем не только мы, но и те, чьи мама или папа тоже не вернутся... Это мы сильные, а вот другие...

И всё же слова Лебедя, так смело предложившего свою помощь прямо перед Созвездие, тепло согрели душу маленькой кошечки, и она благодарно закивала большому коту, втайне надеясь, что предводительница одобрит хотя бы такой небольшой поисковой отряд.  Когда Созвездие удалилась к себе, пушистая принялась крутиться вокруг матери, пытаясь поддержать её и не дать опустить хвост. Мысль о том, что кто-то станет заменой папе, казалась хоть и неприятной, но вполне логичной. Тростинка вообще ни за что не стала бы оспаривать решения предводительницы, и каждое её слово казалось малышке обдуманным и единственно верным. Должен же кто-то посылать патрули, правда? Да и Лепестинке нужен был другой наставник, она итак долгое время провела в палатке Сивой.

- А что, если Созвездие выберет Черепа? - вдруг вслух подумала Тростинка. - Он же не станет еще более хмурым, мам? Как думаешь? А вдруг он будет меньше меня тренировать, потому что станет страшно занят? Ох Звёзды, мне тогда нужно будет прямо из шкурки вон лезть, чтобы быть настоящей "ученицей глашатая". Хотя... он же сам будет "не совсем глашатаем"... так что я, выходит, буду "не совсем ученицей глашатая"... Сложно!

Однако Ручей, кажется, не особо реагировала на её глупое бормотание, и кошечка как-то сама по себе стихла, просто обвив хвостом лапки в ожидании. Ей было немножко обидно, что Щукатая ушла куда-то, а не осталась с ними - приводить маму в порядок вдвоём было бы куда проще. Тростинка была готова даже вытворить какую-нибудь проделку, лишь бы Ручей повысила на них голос, отругала, сказала, что так делать нехорошо и что-то в такое роде... Пушистая даже начала уже придумывать, что такого можно было бы сделать без слишком катастрофического ущерба для собственных тренировок, но в голове тут же всплывал образ дерущихся Крестовника и Черники. Вот уж действительно "проделку" они вытворили!

Однако Созвездие не заставила себя долго ждать, и кошечка тут же впилась взглядом в фигуру предводительницы, в её сильный, волевой взгляд и гордую осанку. Она скорее почувствовала, чем услышала слова пятнистой кошки. Ощутила, как тело матери под её боком зашевелилось, словно проснувшись поутру. На глазах изумленной, восхищенно округлившей глазёнки дочери, Ручей заговорила, сипло, но всё увереннее с каждым словом. Размашисто виляя хвостиком, Тростинка едва ли не запрыгала на месте от радости. Повинуясь какому-то внутреннему порыву, она подскочила к серому валуну, с которого говорила Созвездие, и, встав на задние лапки, вытянулась во весь рост, пытаясь достать до кошки, но умудрившись лишь кончиком носа коснуться одного пятнистого пальчика на её аккуратной передней лапке.

- Ручей!

По поляне пролетел звонкий голосок плюхнувшейся на спинку ученицы, которая тут же перекатилась на живот, вскочила и обвела глазами всех, кто попался в поле её зрения. Заметив Черепа, она виновато прижала ушки, мол, не вышло у них до обсуждения ничему толковому научиться. Рассудив, что её роль на поляне выполнена, Тростинка пыталась найти, куда же податься, чтобы никому не мешать. Внезапно она заметила странно мотающего головой Пчёлку. Взволнованный вид котёнка сразу не понравится ученице, и она, поджав хвостик, решила выяснить, что же там такого случилось. Не может же она сидеть в стороне, когда друг и сосед по палатке в беде, ну право слово!

--- палатка целителя

+8

479

Ручей слушала, как ее поздравляют, и да, возможно, где-то в глубине души крылась радость: такая, знаете, детская, когда каждый из котят представляет себя в роли могучего лидера, которого отметили, выбрали - даже среди таких, как Лебедь, или Медведица, или Жёлудь с Карпозубом.
Хотя предпосылки оказались сами страшными, и теплилась надежда на то, что Буран жив. Сердце рвалось туда, бежать, искать следы, которые мог потерять Ландыш, но Созвездие, хитрая и коварная, пригвоздила синеглазку жестким чувством долга. Теперь уже Ручей не убежать куда-то из лагеря, не оставить его без патрулей, и уж точно не снарядить отряд из воителей, чтобы эгоистично отправить их на поиски друга.
Она лучше других знала, какой он сильный. И, скрепя сердце, еще хранила надежду на возвращение отца своих котят.
Тростинка была воодушевлена, и серенькая слабо улыбнулась дочери. Как же они были непохожи с Щукатой, но обе такие яркие, два огонечка.
- Может, и Черепа, - еще до своего назначения, негромко ответила Ручей, коснувшись языком светлого лба дочери.
- В любом случае, тебе достался отличный наставник. А глашатай - это просто должность, - пожала плечами серенькая, ощутившая, впрочем, груз ответственности чуть позднее. Такое сложное время, так много молодняка. И всем так нужна вера во что-то.
Вот и Лепестинка: приосанилась малышка, потеряла былую робость, и Ручей проводила ее взглядом вместе с остальным молодняком, который как-то обеспокоенно сгрудился вокруг рыжего сына Ласки. Хмуро глянув на королеву, синеглазка, успевшая привязаться к красавице за время их совместного проживания, коротко вздохнула: ничего, оклемается. Сильный и крепкий малыш.
Щукатая убежала, но новоиспеченная глашатая понимала, что ей нужно время и воздух. Непростая росла девочка, и Уклейке понадобится много сил, чтобы обуздать будущую воительницу и направить всю ее прыть в нужное русло.
- Медведица, - кивком поприветствовав и приняв поздравление от подруги, Ручей приблизилась к ней:
- Возьми Дымку, и сходите небольшим отрядом к границам, где была стычка. Дымка покажет. Убедитесь, что там не переставили метки, и заодно поохотьтесь - только, прошу, не на границе. Если будет война, силы понадобятся всем, да и молодняк у нас на зависть многочисленный, - попросила ее серенькая, коротко коснувшись хвостом плеча. Краем глаза Ручей заметила, как скрываются Крестовник и Черника, но эти двое вызывали только усталое раздражение: такие уже молодые, выбивающиеся из полезного всем уклада - иногда, и да простят ее предки, без таких воителей система работает лучше.
А их нездоровый эгоизм привел к войне. Речное племя, конечно, и это разгребет. Но Крестовнику пора перестать смотреть на всех волком, ведь давно понятно, кто стоит за смертью Львинозвезда.
Еще один слабый удар по затянувшейся ране.
Отмахнувшись, воительница прошла чуть ближе к предводительнице и котам, которые захотели высказаться о землях. Резонно, конечно, что к Староречью путь неблизок, но оттого там может быть больше дичи в самое плохое время.
— В пекло Звездопада, — рыкнул воин, и этот буйный голос мог принадлежать только Желудю, — Расставим метки и пусть только попробует сунутся. Мы охотимся на лесную дичь не хуже остальных. В Голые Деревья как раз-таки от реки толку мало, неизвестно какие морозы нас ждут.
- Это верно, - негромко согласилась Ручей, качнув хвостом.
- Мы можем натаскать молодняк на охоту больше, чем на рыбалку. А как сойдет лед по Юным Листьям - подучим и рыбу добывать. К морозам такие навыки пока ни к чему, - надеясь, что ее слышат прочие наставники, мяукнула Ручей. Впрочем, она еще была молода: старшие могли бы и возразить, хотя логика, казалось бы, есть.
Услышав свое имя из уст предводительницы, Ручей замялась, а после сообщила:
- Я и Буран видели его там. Он был в ужасном состоянии, но воинский закон не позволил нам как-то ему навредить. Впрочем... разошлись мы все же не мирным образом. Не знаю, как он там оказался, но все же, - пожала плечами кошка, вспоминая о лидере Ветра с содроганием и неприязнью.
- Сейчас, как я считаю, все силы нужно пустить на то, чтобы откормить наших воителей и учеников к холодам. Пока можем - ловим рыбу, на тренировках - ловим дичь. Если будет война, всем надо быть сытыми и крепкими, и я готова удвоить ради этого охотничьи патрули, - на ходу продолжала Ручей, с завидной для себя же скоростью вдаваясь в роль глашатая.
Нужно было говорить.
Нужно было предлагать, включать голову, мыслить о племени.
Так было легче закрывать глубоко в себе образ, хотя подушечки лап кололо: хотелось бежать, хотелось хоть еще разок почувствовать запах Бурана.

... быть может там, на кувшинковой заводи?

Голос почти не дрогнул:
- Я сама уйду в первый охотничий патруль. С вашего позволения, - кивнула она собравшимся.
- На рассвете я соберу патрули, - почти выйдя из лагеря, добавила синеглазка, скрываясь в сухом камыше.

----> кувшинковая заводь

+7

480

Огромный ком нарастающей с каждой минутой грусти заполнял душу Дымки, ей было тревожно за сестру, но совершенно ничего нельзя было поделать, помочь никак не получалось, а любые слова поддержки имели обратный эффект. Желтоглазая лишь сидела рядом, присутствие близкого и родного наверняка хоть немного заглушало неприятные ощущения. Совсем не зная бремени семьи, воительница не могла представить, каково это, когда отец твоих котят пропадает, лишь смутное предположение могло образоваться в голове полосатки и тут же исчезнуть.
Племя оставалось без глашатая, и предводительница явно не хотела с этим мириться. Где-то в очень далёком закутке души проблеснула надежда, хоть и была она столь серой и тусклой. Почему-то даже в детстве не мечталось стать лидером или его правой лапой, это означало обязанности, о которых разум на тот момент крохотной Дымуши знал многое, причем в негативном ключе. Не то, чтобы она избегала ответственности, нет, напротив, ей всегда нравилось быть правильной, исполнительной, но брать на себя что-то большее казалось слишком призрачной перспективой.
Прозвучало имя сестры в одном предложении со словом «глашатай», и должно было пройти достаточно времени, чтобы немое непонимание сменилось в искреннюю радость, выдаваемую тёплой улыбкой, посланной Ручей. Казалось, этой кошке было суждено получить эту должность, она определенно этого достойна, лишь бы ей это не было тяжело. Было бы это испытанием для неё или поводом отвлечься от навалившегося груза?
Ручей, — с взглядом, какой она могла дарить только ей, Дымка посмотрела на сестру и подошла ближе, устраиваясь рядом с Медведицей. — Если будет нужна помощь, ты знаешь, к кому обратиться.
Глашатая отправила двоих воительниц в патруль, поэтому, не промедляя, юница направилась к выходу из лагеря, прямиком к границам, бок о бок с Медведицей.

>к границам

Отредактировано Дымка (26-10-2019 22:01:26)

+5


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна