У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 501 страница 520 из 901

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

501

- Я понимаю твоё смятение, Пыльнолап, - во взгляде Рогоза на короткий миг даже промелькнуло нечто, похожее на сочувствие. - Но тебе нужно оставаться сильным, как и всей твоей семье, ради племени. Уверен мать объяснит тебе, что произошло с Бураном... а вот и она.
Ручей как раз вернулась из леса в компании Жёлудя. "Не очень-то похоже на охотничий патруль". Интересно, какие такие причины заставили новоиспечённую глашатую покинуть собрание племени по поводу новых земель в самом его разгаре и отправиться на рыбалку.
— Но ведь...так нельзя....должен же кто-нибудь его поискать. Рогоз? Должны же поискать?
- Было бы неправильно оставлять соплеменника в беде, ты ведь знаешь эту часть Воинского Закона...
— Он найдется. Мы найдем его, Пыльнолап.
Так грубо встряла в чужой разговор Ручей, что Рогоз мгновенно насупился, удивлённо поднимая бровь. "Пора бы перестать опекать их. Они будущие воители, а с такими привязанностями к матери ученику тяжело будет понять, в чем долг воина". Но черношкурый не произнёс ни слова, продолжая сверлить взглядом Пыльнолапа. Ему бы хотелось, чтобы оруженосец как можно скорее отказался от хождением за материнским хвостом, но, видимо, он хотел слишком многого.
Рядом же возник второй сын глашатая (двух глашатаев? иронично), и тут же тихий диалог между учеником и наставником превратился в семейные поминки.
- Так что случилось, Ручей? Известно, где Буран? Какой поисковый отряд найдёт его? - припоминая её недавнее обещание Пыльнолапу, Рогоз взглянул прямо в синие глаза, преисполненные искренней скорби. "Такое быстрое назначение нового глашатая не означает ли, что Созвездие даже не предполагает его... "возвращения"? Ты чего-то не договариваешь".

+5

502

Какие разные настроения царили на поляне. Пока одни убивались по Бурану, другие требовали отправить патруль на его поиски, а третьи...
— Мы будем сильнее него. От нас не придётся ничего ждать. Нас не придётся ждать.
- Морозный, - укоризненно, изумленно помотала головой кошка, приобнимая сына хвостом.
- Буран не виноват в том, что произошло. Не говори так, он наш глашатай, - пробормотала воительница, которая была твердо убеждена, что все же временно заменяет отсутствующего возлюбленного. Ласково потеревшись лбом о макушку сына, она тихо добавила.
- Я все решу. Твой отец вернется.
И, слабо улыбнувшись, она лизнула оруженосца в ухо, подходя ближе к Рогозу.
— Так что случилось, Ручей? Известно, где Буран? Какой поисковый отряд найдёт его?
И он был, как всегда, мрачен. Ручей замешкалась и слабо кивнула, украдкой обернувшись.
- У нас нет сил и возможности отправить целый отряд, - тихо сказала кошка, присаживаясь рядом. Бросив беглый взгляд на Рогоза, она опустила  его ниже, к Пыльнолапу.
- Двуногие поймали его, по словам Ландыша. Не знаю, куда они увезли его в своем чудище, - говорить исключительно ровно не получалось, и она повела дрогнувшим плечом.
- Созвездие сейчас собирает совет, и я уверена, что не по Бурану. У нас большие проблемы с Ветром, а Крестовника с Черникой уже и след простыл, - уже не сердито, а даже как-то устало хмыкнула Ручей, отмахнувшись. Не малые котята, прекрасно знают все последствия.
- После собрания я соберу патрули. Оруженосцы не должны покидать лагерь без сопровождения минимум двух воителей - по крайней мере, на границе. Рогоз, ты возглавишь один из охотничьих. Собери двух котов в помощь, потренируйте молодняк в охоте на дичь, - поднимаясь на лапы, она стряхнула что-то невидимое с плеч и украдкой обернулась на выход.
Уже ушел, значит.
Коротко кивнув самой себе, Ручей пошла в предводительскую палатку.

---> в палатку

+3

503

[indent] Пыльнолап слушал слова Рогоза, которые звучали даже успокаивающе в данной ситуации (или ему показалось?), и пытался, правда пытался ему поверить. Они ещё не успели стать близкими друг другу настолько, насколько должны быть близки наставник и ученик, да, собственно, они практически не успели друг друга узнать, но этот жест поддержки со стороны Рогоза подействовал на ученика весьма положительно. В его слова хотелось верить, они звучали так правдоподобно и многообещающе. Он не давал, впрочем, пустых обещаний - не обещал, что племя обязательно найдёт Бурана - но он обещал, что мама Пыльнолапа обязательно объяснит ему что тут случилось. И, завидев мать, направляющуюся в их сторону, Пыльнолап приободрился. Он не заметил, что Ручей пришла в компании Жёлудя, ему было вовсе не до этого.
- Знаю... - Пока Ручей шла к ним, ученик поднял взгляд на Рогоза, полный сожаления. Наставник говорил, что было неправильно оставлять соплеменника в беде, и Пыльнолап прекрасно это понимал, и был с этим согласен. Но стоило лишь посмотреть вокруг, чтобы понять, что что-то шло не так. Никто ведь не стремился разыскать Бурана, и это напрягало ученика. - Но почему все ведут себя...так? - Пыльнолап говорил тише, чтобы услышал его только наставник, краем глаза наблюдая за матерью, что почти подошла к ним. Ему не хотелось, чтобы глашатая слышала, что он сомневается в том, что племя проведёт поиски Бурана. Не хотел, чтобы она подумала, что малыш сомневается в ней. А потому, когда она подошла, Пыльнолап отвернулся от Рогоза, и переключил всё своё внимание на мать, ожидая услышать ответы.
[indent] Пыльнолап слушал слова матери, кивал, а про себя думал - так почему до сих пор никто не ищет?
- Хорошо, - Единственное, что смог малыш из себя выдавить. Слова матери вкупе со словами Рогоза успокоили его, но, конечно, не окончательно подавили в нём это тяжёлое, ноющее чувство - чувство потери. Он ещё не был уверен в том, что так уж потерял отца, но что-то в глубине души подсказывало, что едва ли он в ближайшее время повстречает Бурана. Они провели так непростительно мало времени вместе... - Я буду сильным, мама, - Ручей говорила с ним, как с совсем малышом, наверное забыла, что сын уже стал вполне взрослым. Но сейчас ему, признаться, даже хотелось немного побыть вновь маленьким. Прижаться к её тёплому боку и услышать, как Буран подходит к детской.
Мы будем сильнее него. От нас не придётся ничего ждать. Нас не придётся ждать, - Морозный неслышно подошёл к части своей семьи, и Пыльнолап долго и изучающе его разглядывал. Кажется, Морозный злился, но Пыльнолап чувствовал, что в нём больше говорит обида за то, что его покинули. Но не только его - Пыльнолап и сам чувствовал нечто похожее. Он неуверенно приблизился, и ободряюще коснулся плеча брата своим лбом.
[indent] В разговор вмешался Рогоз, и малыш был за это ему благодарен. Общество матери, конечно, было ему приятно, он был рад её увидеть, но она лишний раз напоминала ему о том, что Бурана так и не нашли. Пока она отвечала на вопрос наставника Пыльнолапа, оруженосец вслушивался в каждое слово, запоминал всё, потому что, как никогда, нуждался в ответах. Они не могут собрать отряд. Но без отряда здесь не разберёшься. Пыльнолап понял, что Буран не просто так потерялся - его похитили Двуногие, и это уже несколько облегчало состояние Пыльнолапа. В его голове с большей лёгкостью уместилось бы осознание того, что Бурана похитили, чем осознание того, что он ушёл куда-то сам, и решил не возвращаться в племя. К семье. При мыслях о жестоких Двуногих, коготки Пыльнолапа вонзились в землю. Затем Ручей, договорив, ушла, и Пыльнолап остался с Рогозом и Морозным.
- А можно мне с тобой в патруль? - Пыльнолап с надеждой посмотрел на наставника. Он не знал, захочет ли Рогог его брать, но чувствовал, что должен пойти. Он знал запах отца отлично, может быть ему удастся уловить его, и он, внезапно, найдёт Бурана на территории племени? Вдруг, Буран уже сбежал от Двуногих и возвращался домой? В таком случае, его нужно встретить! Пыльнолап точно не мог сидеть на одном месте, только не в этот раз.

+4

504

детская [спустя пару дней]



- Обещаю! Я буду самым-самым примерным котёнком! Да в Речном племени никогда не рождались такие послушные! И в Грозовом! Да и в других тоже, я забыл, как они называются! - со сбивчивым дыханием распинался в обещаниях Ящерка, перебирая свой не шибко богатый словарный запас. Его горячая тирада была вызвана смешением двух обстоятельств: Птица была не уверена, можно ли им спустя пару дней после успешных попыток ходить и не натыкаться на собственные лапы пойти посмотреть большой мир, а сам Ящерка видел эту вылазку даже во сне, не говоря уже о бодрствовании. Вероятно, во сне её также видели братья и сестра, потому что котёнок счёл своим первостепеннейшим долгом присесть родственникам на уши и сообщить, насколько важна эта прогулка.

И всё же их приключение началось совершенно не так, как предполагал пятнистый. Как минимум из-за того, что окружающий мир оказался в несколько раз больше, чем то предполагало его мышление. Большие размеры Птицы, Форели и Ласки Ящерка воспринимал как должное, как и то, что те едва-едва не касались макушками сводов детской. Здесь никаких сводов малыш не углядел - поднял голову, сощурился от непривычной ему блеклой синевы, затянутой причудливыми облаками, опустил обратно. Не стал делать поспешных выводов об увиденном, но однозначно удивился.

А затем взгляд его упал на других огромных котов. - Мы будем такими же, когда вырастем? - неуверенно осведомился он у остальных, переминаясь с лапки на лапку. Сделал это шёпотом, испугавшись, что спрашивает что-то абсолютно глупое, за что взрослые всенепременно поднимут его на смех. Внимание минутой позже привлёк кот - здоровый, конечно, но по сравнению с совсем-уж-здоровыми казавшийся даже маленьким. А потому, бодро проковыляв в сторону вроде как безобидного белого соплеменника, котёнок оценивающе оглядел его. - Привет. Я Ящерка. А это Верховка, Окунишка, Лососик и Речушка, - скороговоркой перечислил имена братьев и сестры малыш, распушив малость шерсть на груди, чтобы показаться солиднее. - А тебя как зовут? Ты воин? Если воин, то ты меньше остальных, - констатировал Ящерка. Быстро стрельнул взглядом в сторону детской, чтобы убедиться, что Птица ещё не успела выйти следом за ними и не услышала подобных вещей - котёнок слишком поздно понял, что иногда стоит прикусить язык.

+6

505

[indent] Морозный впервые обратил пристальное внимание на конкретного соплеменника взамен эфемерным зыбким мечтаниям, невольно начав присматриваться к Рогозу, наставнику его брата. Неужели тот настолько горел идеей найти пропащую душу отца маленького Речного семейства? Ученик не знал точного ответа на сей вопрос — быть может, столь педантичное отношение воинов к глашатаю и предводителю было абсолютной обыденностью, хотя никто более, кроме дальних родственников вроде сестры их мамы, не подошёл выразить такой явный интерес к судьбе Бурана. Остальные члены племени просто разбрелись по своим делам. Быть может, Рогоз просто волнуется за состояние своего подопечного, пока этот подопечный неожиданно бодает лбом Морозного, выдёргивая его из омута странного анализа ситуации. Стремление занять мысли чем-либо, помимо потерянной части сердечного тепла, явно до добра всё ещё впечатлительного юнца не доведёт.

[indent] — Прости, мама, — черты морды исказились в тщетной попытке улыбнуться, — но наш глашатай теперь ты, — зря он так, но иначе ученик просто не мог. Попытки глубоко небезразличной ему родной кошки вновь заменить твёрдые воинские цели ребячьими мечтами, завесить будущий упорный труд светлой пеленой всё быстрее таявшего «возможно» обижали сильнее, нежели неприглядная правда, однако более за весь разговор о таинственных Двуногих и отрядах ни слова не проронил, предпочитая касаться плечом плеча брата в попытке поддержать. А тот уже вызывался на тренировку с наставником. Едва ли осознавая свои действия, Морозный оглянулся в поисках Форели, запропастившегося куда-то. Вероятно, у молодого воина были какие-то важные дела, потому сыну глашатаи надо будет тоже попросить Рогоза о тренировке.

[indent] Не успев начать говорить, ученик недоумённо оглянулся на бодрое «привет». Котёнок. Нет, пять котят. Целых пять котят. Белошёрстный, надо сказать, знатно растерялся, пытаясь сопоставить имя с нужным малышом, однако пока выделялся только Ящерка.

— Морозный. И я меньше остальных как раз потому что не воин, а оруженосец. Мой наставник — Форель, — Морозный с некоторой печалью оглядел задающего столь наивные вопросы рыже-белого, вспоминая свои недавние притязания на познание самых выдающихся тайн мира вроде места, где засыпает солнце или полёта птиц. Кто же знал, что через несколько лун перед глазами будут не звёзды, а одни буквы Воинского Закона, — ты, наверное, хочешь поскорее стать взрослым сильным воином, да?

+4

506

из детской

Слушая страстный монолог рвущегося на волю Ящерки, Верховка периодически кивал в такт его словам, мол - да, всё так, Ящерка действительно будет самым послушным котёнком. И в Речном племени, и в Грозовом, и где угодно. А сам нет-нет, да и поглядывал в сторону выхода любопытным зелёным глазом. Присоединяться к клятвам бело-рыжего брата он не торопился, подозревая, что его пыла хватит на всех. Безликой тенью он прошёл вдоль стеночки, стараясь сливаться с ней, и осторожно выглянул из палатки. Конец Листопада знаменовался чёрными, серыми и бурыми красками. Не самое впечатляющее зрелище, но Верховке нравилось. К тому же, другого мира он не знал. Голые ветви, чёрные и тощие, тянулись от каждого дерева. Многие к небу, словно надеялись оторвать от него кусочек своими жадными лапами. Некоторые вниз, к воителям и к нему самому, Верховке. Тогда они казались длинными, острыми когтями, истекающими ядовитой дождевой влагой. Верховка перестал их бояться, когда понял, что они не пытаются на него напасть и даже не двигаются без порывов ветра.
Он отошёл от выхода и, пройдя пару шагов, остановился около Речушки. На ней его взгляд всегда задерживался подолгу. Её шёрстка мягче и пышнее любого пера, а кто не тонет в её хрустально-голубых глазах, тот, должно быть, пловец от предков. Верховка наклонился и пригладил носом непослушную шерстинку на её щеке.
- Ты такая красивая, - он улыбнулся и перевёл взгляд на выход из палатки, к которому уже устремился Ящерка. Они договорились пойти все вместе. К тому же, Верховка не собирался упускать возможность оглядеть лагерь как следует. Он чуть отгородил Речушку боком от братьев, подозревая, что Лососик с Окунишкой могут рвануться к выходу в обнимку, на ходу раздавая друг другу тумаки.

Свежий воздух. Такой холодный, что дух захватывает. Верховка несколько раз вдохнул полной грудью, ничуть не беспокоясь о том, что от холода немеют лёгкие. Ему страшно понравилось это ощущение свободы.
Пока Верховка смотрел себе под ноги и наблюдал следы множества котов, Ящерка гля на самих воителей. Услышав вопрос бело-рыжего брата, он поднял взгляд и задумчиво посмотрел на своих соплеменников. Не то, чтобы он был сильно удивлён, но его завораживало удивление Ящерки.
- Мы будем такими, какими захотим, - уверенно ответил Верховка, желая поддержать Ящерку.
Вряд ли этому котёнку требовалась его поддержка. Он всегда был решительным и смелым. Даже теперь не зароптал перед полчищем здоровых котов, умудрился даже прицепиться к одному из них. Верховка с любопытством осматривал этого нового кота, светлоглазого и с такой же светлой шкурой. Он старался побольше наблюдать за взрослыми, подмечая и запоминая их движения. В Детскую иногда заходили чужие, ещё не знакомые коты. Кто-то приносил свежую дичь, кто-то спрашивал их имена или вежливо интересовался здоровьем. Верховка заметил, что они кивают друг другу при встрече. Младшие старшим кивают ниже и почтительнее, чем старшие младшим. Всё это казалось ему загадочной, интригующей системой тайных знаков, в которую он поскорее хотел включиться. Поэтому, едва взгляд Морозного ткнулся в его тёмную шкурку, Верховка тут же опустил голову, кивая ему, как молодой воин старшему.
Он не обиделся, что Ящерка проговорил их имена наскоро, смешав в кучу. Ему нравилось, как дерзко этот смышленый котёнок берёт инициативу в свои лапы.
Цепочки следов на земле звали Верховку, и он, не удержавшись, опустил взгляд. Следы смешивались, наползали друг на друга, а где-то сбивались в неразборчивую кучу грязи и жухлой травы. Котёнок опустил мордочку и принюхался. В нос ударило сразу несколько запахов. Потребовалось принюхаться получше, чтобы понять, какой из запахов принадлежит хозяину следа. Самый чёткий, самый яркий. Верховка сам не заметил, как отошёл от котят, с головой погрузившись в таинство чужих следов. Какие-то запахи казались ему резкими и грубыми, другие - очаровывали его, заставляя трепетать.
- Изумительно, изумительно, - бормотал он себе под нос прилипчивое словечко взрослых, схваченное им совсем недавно и постоянно используемое, к месту и не к месту. За своим занятием Верховка не обращал внимания на окружающих. Он старался распутать неряшливо связанные нити запахов. Получалось не очень, но он чувствовал, что если постарается, однажды разгадает и запомнит каждый след. Верховка совсем позабыл об осторожности и о том, что легко может попасть под лапы какому-нибудь большому и грозному коту.

+5

507

Новости о Буране из уст Ручей заставили Рогоза искренне удивиться. Мрачность на мгновение исчезла с его лица, уступив место изумлению. Когда-то он слышал истории о том, как сумасшедшие Двуногие охотятся на котов и тащат их в свои гнёзда, но сам за свою короткую жизнь сталкивался только с неуклюжими двуногими котятами, пытавшимися догнать котов, особенно от этого страдали именно речные, постоянно сталкивающиеся с гигантскими созданиями на берегу в Зелёные Листья. Конечно, это никогда не кончалось ничем трагическим, и потому "похищение" Бурана было невероятным происшествием.
И, к сожалению, Ручей будто бы говорила словами Созвездия. "У нас нет возможности". "У нас большие проблемы с Ветром". И интонация у неё была та же, страдальческая, усталая. "Как будто Буран не был самым близким тебе котом. Если бы пропала Выдра, я перевернул бы всё вокруг, я бы бежал за этим звездоцаповым чудищем, пока бы не сдох от изнеможения". Он даже не сомневался, что так и поступил бы. Выдра была кем-то большим, чем просто подругой или даже кошкой, пробуждающей в нём страсть. Она была стимулом.
— После собрания я соберу патрули. Оруженосцы не должны покидать лагерь без сопровождения минимум двух воителей — по крайней мере, на границе.
Опять? Рогоз только и сумел, что удивлённо вскинуть брови. Казалось, вся его воительская жизнь была сопряжена с любимым запретом Созвездия и её глашатаев: "не выходить из лагеря в одиночку". "Просто невероятно. Проблем меньше не становится от того, что вы вводите новые запреты, разве нет?"
А вот причастность Крестовника к глобальным проблемам вызывала злорадную ухмылку. У этого дурака явно рыбьи потроха вместо мозгов, если он сумел развязать войну между Рекой и Ветром. "Из-за него нам всем придётся проливать кровь. Но минус в том, что во главе племени отчаянная миротворица и королева-наседка. Уж кто-кто, а они явно не смогут вести нас в бой с честью. Да и не видно, что они этого жаждут".
- Да, глашатай, - глухо ответил Рогоз, уже не глядя на Ручей, отправившуюся на собрание для избранных. Из вошедших в палатку Созвездия воин не выделил кого-то, кто смог бы отстоять необходимость хорошей битвы, а потому почти смирился с тем, что Созвездие, скорее всего, попытается проползти на пузе, лишь бы избежать войны.
— А можно мне с тобой в патруль?
- Конечно, - Рогоз коротко кивнул. - Тебе вообще лучше держаться поближе ко мне постоянно. В такое время нужно будет постараться найти время для тренировок. Удобнее будет, если мне не придётся искать тебя по лагерю или лесу, когда выдастся свободное время.
Рогоз поискал взглядом Форель, но вынужден был разочарованно нахмуриться. Отправиться вместе с ним на охоту с оруженосцами было бы удобно, но... кажется, придётся найти кого-то ещё. "И где его носит?".

+5

508

--- разрыв ---
--> город
[indent] Обратная дорога далась намного труднее. Тело Бурана оказалось куда тяжелее, чем казалось на вид. Желудь уже трижды проклял все на свете за то, что вызвался идти на поиски соплеменника. Было ощущение, как в детстве, когда он будучи совсем молодым воителем, таскал хорошеньким соплеменницам подарки в виде цветов, красивых перьев, ракушек или свежей рыбки. Теперь он тащит хорошенькой соплеменнице в подарок кота, отца ее детей. Серый усмехнулся в усы. «Ну ты и неудачник.»
[indent] Его не было в лагере несколько дней. Ручей не была глупой кошкой и наверняка прикрывала его, отправляя то на выдуманный патруль, то на охоту. А вернуться живым он был просто обязан, чтобы не подставлять глашатаю. Удобно иметь нужные связи. Интересно, последует ли наказание за то, что он отлучился в самовольное приключение и ослушался приказа? Но при этом вернул домой горячо любимого всеми Бурана, пусть тот и не был в сознании, и если верить Норвуду и Дакоте не прибывал в нем уже достаточно давно. Зато он был жив. Бока едва заметно вздымались и опускались, дыхание было ровное.
[indent] Подушечки стали неприятно кровить и болеть, когда зеленоглазый подходил к лагерю. Хоть бы один соплеменник вышел, да встретил, хоть бы один патруль по пути. Ничего. Желудь втиснулся в тоннель. Последние шаги были самыми тяжелыми. Но он сделал это. Он не подвел возлюбленную. Пусть теперь она будет счастлива, а он... да и плевать на него. Вряд ли кто-то сделал бы для Ручей тоже самое. Оказавшись на главной поляне, он тут же поймал кучу удивленных взглядов. И понятно, кому соплеменники радовались больше. Вряд ли его заслугу оценит кто-то, кроме глашатай.
[indent] Желудь сделал еще несколько шагов, скинул Бурана с себя и тут же рухнул рядом, понимая, что лапы его более не слушаются, а воздуха предательски не хватает. Шерсть насквозь пропиталась запахом пыли, чудовищ и гремящих троп. Он ведь не приводил себя в порядок с того момента, как покинул лагерь. Воин поднял переднюю лапу, осматривая подушечку. Стерлась. Еще и занозу загнал, молодец.
[indent] - Сивая, душа моя, - устало позвал Желудь, откидываясь на землю, подставляя морду прохладному дождю, - Я соскучился по твоим нежным лапкам!

+2

509

/глава 2, из палатки воителей/

- Дождик, дождик!

Яблочко весело выскочила из палатки воителей и, словно малый котёнок, принялась вприпрыжку крутиться вокруг Лебедя, пытаясь чуть ли не поймать приоткрытой пастью падающие с неба капельки. Сколько себя помнил, кот никогда не переставал удивляться этому не иссякающему оптимизму сестры и её умению так по-котячьи удивляться и радоваться таким простым, казалось бы, вещам. Большинство других покачали бы головой, хмуро втянули шею, прижали уши к голове и отправились бы по своим делам, взывая к Звёздному племени, чтобы дождь поскорее кончился, ведь от мокрой шерсти поздний Листопад станет казаться еще холоднее, а от холода недолго и до Кашля в лагере. Небесная вода приятна лишь в жару, но для Яблочко любое изменение погоды - это удивление и благодарность за то, что они живут в таком прекрасном, непонятном и постоянно меняющемся мире. Сестре было так немного нужно для счастья.

Признаться честно, он ей в этом даже завидовал.

- Куда ты сегодня? - проурчал белый, слегка прижимая хвост сестры лапой. - Опять хочешь попытаться выяснить что-нибудь у одиночек? Созвездие же всем запретила с ними общаться, это бессмысленно и очень опасно!

- Анжелика не станет бросаться на меня только потому, что мимо неё пробежит какая-то сумасшедшая кошка с дохлой дичью в пасти! - усмехнулась белоснежка, беспечно выдернув свой хвост из плена. - Она обещала мне пересказать последние новости, что собрала по гнёздам Двуногих! Вдруг кто из одиночек объявился в заброшенных садах? Или кто-то действует на нервы Грозовому племени? Или... может быть, они видели...

- Яблочко, - осадил кошку Лебедь. - Я понимаю, что ты хочешь помочь Ручей, но... не трави ты ей душу напрасными слухами. Лучше сходи на нормальную охоту, принеси в лагерь больше одной добычи. Еда будет всяко полезнее.

- Вот потому, что ты так слепо заботишься лишь о племени и всего себя отдаёшь остальным, ты до сих пор не можешь устроить своё счастье с Лаской! - негромко фыркнула сестра.

Разноглазый поморщился, будто от удара, и сделал шаг назад, стараясь не смотреть на кошку. Он понимал, что она права, как понимал и то, что и сам задел её, начав упрекать в попытке кому-то помочь. Он же на самом деле понимал, что Яблочко лучше знать, кому можно доверять за пределами лагеря, но... он вспомнил собак, ужасный лай, который раздавался даже на их территории, дохлую рыбу, что принесли Рогоз и Выдра... он просто слишком переживал за неё. Моросинка хоть и старалась казаться сильнее, чем есть на самом деле, но луны постепенно брали своё. Когда Белоспин придёт к ней и заберет с собой в Звёздное племя, Яблочко останется его единственным по-настоящему близким котом. Он не мог себе позволить потерять её вот так. Конечно, несли вдруг она всё же захочет уйти, даже ему не под силу будет остановить её, но... пока она здесь, он не может допустить, чтобы она пропала ни за что.

- Как я смогу уйти, если не пристрою тебя в надежные лапы, которые будут вовремя напоминать тебе поесть и поспать?

Тихий вздох сестры, оставленный на прощание, заставил Лебедя встрепенуться, но он успел лишь проводить глазами быстро удаляющийся силуэт. Наверное, он всё-таки круглый мышеголовый идиот, ничего в этой жизни не понимает без подсказки. Он хотел было броситься вслед за сестрой, извиниться, сказать спасибо... и едва не налетел на маленького котёнка, вовремя успев затормозить и переступить через пушистый комок так, что малыш оказался точно под его белоснежным брюхом. Наклонив голову и заглянув под лапы, воитель различил среди своей пушистой шерсти чёрно-серебристую с белым мягкую шерстку Верховки, одного из котят Уклейки и Форели. Он знал этих котят поимённо - а как же, ведь за ними ухаживали Птица и Ласка, пока всё племя волновалось о судьбе их тяжело заболевшей матери. Медленно и осторожно Лебедь приподнял переднюю лапу и перешагнул назад, выпустив свою нечаянную добычу.

- Прости, Верховка, - промяукал он негромко, наклонив голову и виновато прижав уши. - Капля дождя попала мне в глаз и я не сразу тебя заметил. Всё в порядке, не ушибся?

На ум пришла мысль, не отвести ли котёнка в детскую провериться и одновременно получить возможность увидеть лишний раз Ласку, но белый тут же её отмёл. Негоже взрослому, уже даже слегка перезрелому коту для своих нелепых целей портить малышу прогулку. Он хотел было сказать котёнку что-то еще, но не знал, как он вообще отреагирует на то, что его чуть не раздавили.

P.S.  реакцию на Желудя обязательно сделаю в следующем посте

Отредактировано Лебедь (17-11-2019 16:56:31)

+4

510

— Морозный. И я меньше остальных как раз потому что не воин, а оруженосец. Мой наставник — Форель, - пояснил светлошёрстный кот. — ты, наверное, хочешь поскорее стать взрослым сильным воином, да? - любопытство в глазах Ящерки, тем не менее, существенно возросло, пусть Морозный, как оказалось, и не был пока что воителем. Но тем лучше - предки, в конце-концов его можно было расспросить про обучение, которое грозило котятам раньше, нежели воинский быт. Да и имя отца в устах соплеменника звучало... солидно?

- Почему воином? - искренне удивился котёнок. - Я хочу стать предводителем. Если можно, - тише добавил Ящерка. Он вдруг вспомнил, что Созвездие была кошкой. А ещё Ручей тоже была кошкой. И даже Сивая - опять кошка. Может, если кот становится глашатаем или предводителем, то не так уж и долго он живёт? Про Львинозвёзда и Бурана, во всяком случае, старшие сказали именно так. И теперь, размышляя об этом, пятнистый котёнок внезапно пришёл к выводу, что не уверен, настолько ли сильно он хочет стать во главе племени, если это втрое или вчетверо сократит ему жизнь. - Форель, кстати, мой отец! - распушил совсем ещё младенческую шерсть малыш, в чьём голосе засквозила неприкрытая гордость. Папу он уже видел и увиденным остался доволен - красивый, плечистый, да и вообще наверняка лучший воин племени.

Затем, вернувшись к первым своим мыслям, Ящерка начал расспросы. - А что ты делаешь каждый день? Сложно быть оруженосцем? Ты был на Совете? - вопросы выпрыгивали изо рта котёнка с такой же скоростью, с какой рыба делает это на нересте. Но он, конечно же, об этом особо и не задумывался.

+4

511

[indent] — Упорный труд, бескорыстная готовность отдать самый яркий свет сердца за племя и дорога Воинского Закона могут любого привести к желанной цели, — Морозный едва заметно фыркнул в ответ на любопытный взгляд котёнка, — только «если можно» — определённо не слова предводителя. Предводитель скажет «если я захочу» и «если моё племя поддержит меня». Тогда он сможет всё, — даже уйти от собственной семьи, ага. Оруженосец чуть было не помрачнел вновь, однако упоминание его наставника в качестве отца этого бело-рыжего чуда оказалось сильнее тягостных мыслей. Так вот куда запропастился Форель! Ему, молодому воину, наверное, сложно разрываться между маленькими котятами и не то чтобы сильно взрослым учеником.

[indent] — У тебя очень хороший отец, Ящерка. Добрый, ответственный. Цени это, — ученик не стал упоминать своего отца, чтобы не видеть в янтарных глазах напротив сожаление или, того хуже, грусть. Достаточно разрывающей душу тоски, с коей смотрела мама, когда её назначали глашатаем. К тому же по-детски непосредственный малыш быстро сменил тему, за что белошёрстный юнец был очень благодарен.

[indent] — Я хожу к границам с другими племенами. Их воины, если бы не эти походы, очень скоро забыли бы своё место в общем договоре и вторглись бы к нам. Однако и к такому воины со своими оруженосцами всегда готовы, ведь мы каждый день тренируемся, совершенствуя ловкость, силу и, конечно, смекалку. А ещё мы обеспечиваем племя едой, успешно охотясь на самую осторожную и быструю дичь. Всё это трудно, но лишь в самом начале. Если ты достаточно упорен и готов первые луны вкладывать все силы с рассвета до заката, то очень скоро твоей наградой станет понимание, что ты — настоящий воитель, — Морозный перевёл дыхание, с какой-то затаённой гордостью в ярко-голубых глазах посматривая на маленького слушателя. Возможно даже, если ученик приложит достаточно усилий и станет ровней наставнику, то этот любознательный котёнок станет его, сына глашатаи, оруженосцем. Да, стезя воина и Закон отныне главные смысл и утешение белошёрстного.

[indent] — Нет, на Совете я не был, моё посвящение прошло только недавно. Но-о… Всё впереди, — Морозный, повеселев, подмигнул Ящерке и слабо улыбнулся. Честь пойти на встречу четырёх племён он заслужит, а после обязательно расскажет всё маленькому соплеменнику.

[indent] Шум и громкие перешёптывания с другого конца поляны враз оборвали приятные мысли. Речной недоумённо обернулся, сначала увидев прихрамывающего Жёлудя и… Нет. Нет-нет-нет. Это невозможно. Невозможно вынести, простить, не волноваться, остаться стоять на поляне (нужное подчеркнуть, зачеркните всё). Морозный бы и рад, возможно, подбежать, проверить, да только взгляд невольно падает не на еле вздымающиеся бока, а на Жёлудя. И нет там ни благодарности, ни облегчения. Одно немое «зачем». Морозный пугается. Ужасается, тяжело оседает. Ничего, что он может изменить в своём сердце к отцу. Лёд не ворочается, а если и, то разрывая заходящуюся бешеным ритмом оболочку. Ничего, за что он может простить… Этого кота. Морозный жмурится и вновь оглядывается на рыже-белого.

[indent]— А у меня, Ящерка, нет отца.

[indent] Морозный отворачивается.

Отредактировано Морозный (17-11-2019 23:40:26)

+6

512

— Упорный труд, бескорыстная готовность отдать самый яркий свет сердца за племя и дорога Воинского Закона могут любого привести к желанной цели, - Ящерка озадаченно склонил голову. Он не подозревал, что сердце умеет светиться, совершенно не подозревал. А теперь, если уж выяснилось, что умеет, детский ум пришёл к следующей трудноразрешимой проблеме - как свет можно пощупать лапой и отдать? Он пытался сделать это вчера, гоняясь за белым пятнышком света, которое лежало совершенно ничейным на земляном полу их палатки. А затем, когда ветер пошевелил сплетение крыши над головами, к этому пятнышку присоединились ещё несколько, исполняя замысловатые пляски по земле и пятнистому боку матери. И как бы ни выпускал до зуда и даже слабой боли коготки рыже-белый котёнок, он так и не смог ухватить хоть один сноп света в лапы. Может, это из-за того, что он недостоин стать предводителем?..

Услышав лестный отзыв об отце, малыш важно кивнул - он отлично знал, насколько его отец умный, сильный, добрый, справедливый, замечательный и вообще, несомненно, благословлённый звёздами.

— Я хожу к границам с другими племенами. <...> Если ты достаточно упорен и готов первые луны вкладывать все силы с рассвета до заката, то очень скоро твоей наградой станет понимание, что ты — настоящий воитель, - вдохновлённая речь Морозного невольно заразила жаждой свершений. И теперь Ящерка выпустил от волнения коготки, широко раскрытыми глазами взирая на старшего соплеменника. Предки, да он прямо сейчас готов был приступить к изнурительным тренировкам и зубрёжке Воинского закона, и наплевать, что им ещё таааааак долго ждать посвящения!

- А можно начать уже сейчас? - кажется, котёнок чуть ли не задохнулся от переполнявшего его энтузиазма. - Я что угодно готов делать! - в подтверждение своих слов Ящерка припал к земле передними лапами и грудью, пытаясь изображать охотничью стойку. Хвост, правда, верное промежуточное положение не нашёл: или с сухим шелестом подметал остатки прелой листвы или, напротив, стоял торчком, извещая абсолютно всю округу о том, что данная конечность кому-то всё-таки принадлежит.

Однако весь запал Ящерки улетучился быстрее струйки дыма, когда он заметил наступившую на поляне тишину и посмотрел в глаза Морозному. Слегка вздрогнул: он не понимал, что происходит, но это не помешало ему почувствовать, что что-то сильно не так. Будто бы неправильно. - Ты дружишь с этим котом? - нерешительно поинтересовался Ящерка, торопливо отводя взгляд от кучи светлого меха: слишком неживой она выглядела. И пусть упомянул бездыханное тело он в настоящем времени - будто тот был как все остальные, - в глубине души та часть рыже-белого, что в дальнейшем станет рассудительностью, качала головой. Будто бы дыхание и сама жизнь, теплящаяся в бездыханном этого незнакомого кота казались насмешкой над установленным порядком вещей, о сути которых Ящерке было сейчас известно ровным счётом ничего.

+4

513

- детская (спустя пару дней)

Шум снаружи никак не утихал и проникал в беззащитное сердце малышки. Столь юна, еще свежа, совсем нетронута, а уже чувствовала, будто что-то не так. Ласка и Птица не их родители, а братья принимали их, как родных. Они не чувствовали сомнений, тихой обиды, любви и тоску по тем, кого нет рядом. Неизвестность огромной тучей застыла на горизонте, от неё невозможно оторвать хрустальных глаз. Сколько бы она не взывала к ним, никто не откликался. Зов о помощи в тишине лился сквозь шепот. Она видела их во сне: счастливую пару двух котов, её родителей. Она не знала, нужны ли чужие котята-беспризорники другим котам?

Холодно, даже сейчас, когда время близилось к закату. Сумерки касались хмурой земли, и задорный смех снаружи, точно капель, выводил из дремоты. Речушка задумалась, а её маленькая семья устремилась на очередную прогулку. Они веселились, прыгая и толкая друг друга, неуклюже шуршали и купались в листве, как в речке. Не страшен им был ни ветер, который пробирал наблюдающую малышку, чья шерстка вставала дыбом, ни холодок, что тревожил её сердце. В эту яркую пору котёнок чувствовал грусть: чего-то не хватало. Любящего отца рядом.

Тихо-тихо, неслышным шагом, озираясь по сторонам, Речушка поплелась следом за ними. Куда страшнее потерять их. Подумать только: её семья может запросто исчезнуть в этом огромном мире! Расступалось месиво из рыжей, сухой воды, и малышка чувствовала, как промерзла земля под лапами. Нежные подушечки жмурились от иголочек, что настойчиво кололи их инеем и кромкой льда. Застывшие капельки, похожие на слёзы. Они и в её глазах блеснули. Щелк! Звонко хрустнула ветка.

Речушка подняла голову, когда к семье присоединились посторонние. Замечталась или загрустила? В раздумьях она уходила очень далеко от этого мира. Она оживилась, когда Ящерка назвал Форель, и втянула носиком воздух, прижав ушки к голове. Ничего такого, ни намека на родной запах. Вокруг лишь деревья да пламя, которое совсем не греет. Точно грива, волны шумели и устремлялись вниз. Река не замолкала, поток гудел. Могучая вода пенилась, бурлила и грохотала. Ей ни почем холод или собравшаяся труппа здесь. Она есть мужественный дух, который никогда не утихнет. Отвага, голос, сила. "Как же ты величественная", подумала про себя Речушка, не отрывая небесных глаз от потока. Она воодушевилась, прониклась к неумолкающей стихии. И на секунду подумала: "Вот бы и мне стать такой".

Она замыкала маленькую семью; как серебряное звено, сверкала при лучах бледной радостью, в которой не было золота. Она не Лососик - её шерсть не зажжётся, она не Окунишка, решительный и открытый, и, уж тем более, не Ящерка. Верховник обладал темной шкурой, но не душой. Он не чувствовал себя другим. Но она - что-то отличительное от всего семейства. И это вызывало массу сомнений. Ей никогда не стать похожей на них, она боится этого мира и не доверяет ему.

Котёнок держалась в стороне от беседующих братьев. Лишь слегка, в последний момент обогнула их и остановилась недалеко от берега реки. "Если бы ты знала, река, где сейчас мой папа? Как мама? И почему на душе так одиноко? Почему мои братья ничего не боятся? И чего на самом деле боюсь я?", на что поток ответил ей безмолвием шума. "Куда ты ведешь?", она повернула голову, проследив за широким руслом. "К Звездным предкам?"

Отредактировано Речушка (22-11-2019 17:18:31)

+2

514

целительская ---->

Насупившись, молодой кот вышел из палатки целительницы в самом лохматом виде: хвост воинственно поднят, уши поджаты, загривок вздыблен. Пушистая шерсть, отросшая на щеках, торчала во все стороны, когда коренастый юнец появился на главной поляне среди своих. Да, за последние луны оруженосец здорово вымахал: лапы казались непропорционально большими и толстоватыми, выдавая крепкий костяк чистокровного Речного кота. Ощущалось, что ему не хватало суровых тренировок Сердцедуба: буро-белый так затосковал по хорошему обучению, что не чурался любой работой и с радостью бегал в любой патруль, куда его звали - по велению глашатая или пожеланию соплеменников.
И тут он как вышел, пушистый, так мигом и опал, ощущая, как шерсть потрясенно укладывается.
- Лепестинка! - басовито, ломано крикнул юнец, оборачиваясь на темноту прохода, где должна была показаться беленькая.
- Тут... Буран? - не узнать серебристую шерсть глашатая было нельзя, хоть она и сильно сдала: скомканая, вся в грязи и колтунах.
И, что хуже всего: Буран был без сознания.
Осторожно приближаясь к Желудю, который, судя по изможденному виду, его принес, Подберезка встал подле воителя и осторожно поинтересовался:
- Это ты его донес? Где ты нашел его? - понимая, что эти вопросы так или иначе будут заданы, буро-белый не постеснялся спросить первым. Хмуро насупив брови от волнения, он засопел, осторожно прибилижая нос к глашатаю: кажется, дышит.
- Он очнется?

+3

515

/разрыв спустя какое-то время/

Ну что же, спустя какое-то время, проведенное в новом статусе, Тростинка могла смело сказать, что быть оруженосцем ей ужасно нравится. И что там такого жуткого, что наговаривали им Подберезка и Ясенница, решительно непонятно! У неё есть наставник - это раз. И не просто наставник, а самый что ни на есть отличный наставник, просто всем наставникам наставник! Смурной, малообщительный, скупой на похвалы, но крайне терпеливый, понятно всё объясняющий и вообще просто самый-самый лучший! Каждая тренировка, каждый выход из лагеря для кошечки стал теперь очередным интереснейшим приключением, возможностью выбраться в лес, к реке, шансом узнать столько всего нового и интересного, что с непривычки даже порой начинала крутиться её пушистая головушка, а лапы разбегались в разные стороны в попытку ухватить всё и сразу. Мир, показавшийся ей при первом обходе территорий таким большим и открытым, и на деле оказался точно таким, и каждый раз подкидывал ей всё новые и новые поводы для незабываемых впечатлений.

Впечатлений, которыми она усиленно заталкивала пустоту в груди.
Пустоту, образовавшуюся в тот самый злополучный день.
День, подаривший ей так много. И столь же много отобравший.

Тростинка держалась молодцом. Настроившись на позитивный лад, стараясь не думать, а если и думать, то находить хорошее и выталкивать остальное куда подальше, кошечка каждый день упорно загоняла себя тренировками и различными занятиями в лагере, чтобы не вспоминать. Не встречаться лишний раз с Щукатой, с Пыльнолапом и Морозным, которых она не то чтобы стала сторониться, но которых пыталась не тревожить. Не напоминать себе и им лишний раз о том, что они потеряли. Не видеть в их глазах отражение собственной пустоты, что тихо, но верно подтачивала настрой всегда такой бодрой и веселой ученицы. Раньше она была такой всегда, не прилагая усилий, просто потому что не было причин чувствовать себя как-то иначе. Сейчас ей казалось порой, что она вынуждает себя натягивать улыбку. Кто-то мог бы назвать это ранним взрослением. Кто-то, кто никогда не осознавал, что Тростинка - вовсе не генератор энергии и жизни.

Она - лишь отражение чувств и эмоций остальных.

- Раз комок, два комок, докатили мы комок!

Ученица по своему обыкновению мурчала себе под носик какие-то незатейливые слова, вприпрыжку возвращаясь в лагерь, тем самым попутно пытаясь отряхнуться от приставших к шерсти зеленых мшинок. Сегодня с утра, едва Тростинка заметила, что котята Уклейки выбрались на свежий воздух, она тут же попросила у Черепа немного времени, чтобы перестелить подстилки в детской. Состояние сестры было нестабильным, и кошечка направила все силы, чтобы заботиться о её котятах, пока старшей не станет лучше. Она уже успела выучить имена котят и различала их по запахам, а потому успевала вовремя изменить направление мохового кома, если видела или чувствовала впереди куда более мелкий пушистый комочек-котёнка.

- Кажется, это был последний, но всё равно лучше проверить! - говорила она сама себе. - Быстро забегу к Ласке и сразу за новым тростником и камышом! Жаль не успею на лебяжий остров, там такие хорошие пёр...

Она осеклась, замерла на месте. Голубые глаза сузились, пытаясь понять, реальность ли перед ней или жестокий обман зрения. Она видела серебристо-полосатую спину Желудя, лежавшего к ней спиной. В его состоянии не было причин усомниться, да и не на него было обращено всё внимание крошки кошки. Медленно, на негнущихся лапках, она подошла ближе, пытаясь одновременно и понять, и не видеть того, что виднелось кучей грязного, во все стороны торчащего меха. Такого знакомого, родного, до боли в сердце любимого меха, который она никогда не видела в таком ужасном состоянии.

— А у меня, Ящерка, нет отца.

- Папа... - прошептала Тростинка, узнавая и не желая узнавать в этом неподвижном теле прежде гордого и сильного Бурана.

Бурана, которого она единственная до последнего отказывалась считать мёртвым.
Бурана, в которого она до конца верила и которого ждала.

Бурана, который был её родным отцом.

--- палатка оруженосцев

+5

516

[indent] Всюду слышались охи и ахи, смущенные, приглушенные перешептывания, да только никто не спешил подходить, справляться о здоровье или давать хоть какие-то, более или менее понятные эмоции. Все затихли и будто игнорировали то, что тут вообще-то лежит их соплеменник, которого забрали Двуногие. Всеми любимый Бура-а-ан о котором все так скорбели и за которого были готовы сожрать Созвездие с потрохами за то, что та не пошла искать его.
[indent] - Речное племя, какое же ты двули-ичное, - глухо засмеялся воин, перекатываясь на спину.
[indent] Сивая также не спешила, стойкий запах целительницы указывал на то, что та находилась в лагере. Остальная верхушка будто и вовсе была занята другими, куда более важными делами. Рядом раздался голос, совсем молодой и Желудь приоткрыл глаз, оглядывая соплеменника. Подберезка.
[indent] - Ну ты и вымахал, парень, - хмыкнул кот, откидываясь назад, - Разве похоже на то, чтобы он дошел сам?
[indent] То ли сказывалась усталость, то ли еще что-то, но вся ситуация заставляла серебристого улыбаться. Он сделал это, вернул, рисковал жизнью и ради чего? Так бездарно он еще не проводил свое время. Осталось лишь дождаться Ручей, чтобы и она сказала ему, "ну и что?" Тогда это будет величайшая потеря и Желудь почувствует себя максимальным неудачником.
[indent] - В городе, - коротко ответил кот, - Надеюсь, малец, судьба тебя никогда не заведет в это место.
[indent] До него долетели девчачьи всхлипы, и воин приподнялся. Вот уж кошки, всегда делают из всего трагедию и льют слезы по напрасну. Они хоть и речное племя, но влагу тоже надо как-то контролировать.
[indent] - Да жив он, не реви, - но Тростинка уже скрылась в палатке оруженосцев, - Звездоцапова мать, ты ей там хоть скажи что зря она сопли пускает, - он посмотрел на Подберезку, - Утешь ее, глядишь и пе... - он запнулся, улыбаясь, - Не важно, подрастешь - расскажу.
[indent] Хоть в делах любовных Желудь и не преуспел, да только с кошками умел общаться всегда, находя лучшие слова и умея заговаривать зубы, чтобы красавицы влюблялись, пусть и для него и было это всего на одну ночь. Пусть и потом они оставались с разбитыми сердцами. Ведь тяжело беречь чьи то чувства, когда никто не бережет твои, верно?
[indent] - Должен, - он дернул плечем, - Это нужно у Сивой спрашивать, я свое дело сделал. Но он дышит, значит живой.

+4

517

прошло несколько рассветов
← из детской

[indent] Рыжее солнышко, запутавшись в собственных лапах, по непонятным даже для него причинам пытаясь оказаться на свободе первее Окунишки, кубарем выкатилось на главную поляну с лучезарной улыбкой.
[indent] Прищурив свои медовые глаза, Лососик посмотрел на небо, чистое, безоблачное, и в душе будто поселилось что-то такое же… хорошее что ли. Прохладный ветерок не очень уж нежно прошелся по мягкой шерсти, превращая все труды королев, вечно пытающихся привести мех котят в порядок, в пыль.
[indent] Ветер растрепал чубчик котенка, освежил голову да освободил её от каких-либо мыслей, а рыжие шерстинки, за секунду до этого аккуратные, мирно спящие, плотно прижавшиеся друг к дружке, проснулись от этого грубоватого касания, зашевелились, запылали, языками пламени заиграв на теле малыша, начали нашептывать парнишке, что это мгновение чудесно, а жизнь прекрасна.
[indent] Лососик, хоть и последовал за Ящеркой, не очень-то вслушивался в его разговор с эти котом… Морозным, постоянно отвлекаясь, наблюдая то за своими лапами, то за ползущим жучком, то за шуршащим листиком.
[indent] Это всё конечно очень интересно, но… когда они уже поиграют? Быстрые, словно молния, глазки стреляли то туда, то сюда, оценивая ситуацию. Главная поляна такая просторная, ну просто огромная! Тут было где разогнаться, куда пойти да на что посмотреть, поэтому взгляд стремительно летал по просторам этих пока не до конца изведанных территорий, до тех пор, пока ему не посчастливилось споткнуться об одинокий силуэт сестры.
[indent] Насупившись, Лососик решил выяснить причину её одиночества. И хот Речушка всегда была более молчаливой, чем все остальные, котенок как заботливый брат считал своим долгом поинтересоваться у нее, точно ли всё в порядке, не обидел ль её кто, не расстроена ль чем.
[indent] Подкравшись к ней легкой поступью бегущего галопом слона, Лососик нежно ткнулся носом в сестринское плечо, а затем с интересом склонил голову, проследив за взглядом Речушки, который был направлен прямиком на убегающую реку.
[indent] - Что там? – вытянул голову, пытаясь разглядеть то самое, на что смотрела сестра, но глаза упорно отказывались показывать его. Это немного расстроило малыша, ведь рыжему показалось, что там должно быть что-то очень важное.

Отредактировано Лососик (25-11-2019 21:25:19)

+6

518

[indent] Голоса в реке холодным эхом звенели в сознании. Тихий плач и сухой шелест, хрип. Грохочущий поток каждый раз менял своё настроение. Вечно движение воды, оно времени подобно: в нём смешались три мира (прошлое, настоящее и будущее), они тонули в пене и поднимались, распушив холки, как настоящие воители, перед водопадом. Шерстка встала дыбом. Кому-то больно. Эта мысль пронзила её, тронула задумчивое, робкое и запутавшееся во тьме сердце. Темнота. Хрусталь вспыхнул изнутри ярким огнём.

- Не может...
[indent] Речушка не закончила мыслей, как почувствовала единство с потоком. Шум снаружи переместился в её маленькое создание. И она чувствовала, как волны, эти тяжелые массы, разбиваются на сотни маленьких капелек. Горе. Она повернулась назад как раз в тот момент, когда беленькое пятнышко на фоне темной земли сорвалось с места. Шум вокруг затягивает её опять в темноту мыслей.

- Ей больно. Как я могу ей помочь? Смогу ли я? - точно задыхаясь, тихонько, прерывисто пропищала она себе.

[indent] Снова неуверенность сковывает её цепями. И река тут не помощник - чувства не освободятся. Точно спасительный луч света, голос брата доносится до неё. И малышка быстро оборачивается к нему.

- Кажется, я слышала... её плач. Или мне показалось? Что ты слышал, Лососик? - реплика повисла в безмолвии.

[indent] Она смотрела на него с таким непониманием, будто случилось горе. Вскрик отчаяния до сих пор звенел в её сознании. О нём ей не забыть.

- Лососик, я чувствую себя отчужденной. Боюсь, что никто не захочет... слушать мои бредни. Знаешь? Я хотела узнать, где мой папа. Я смотрела на этот поток и думала, что он расскажет мне об этом. Мне не хватает его решительности. Но, если бы не ты, я бы сейчас не говорила, что хочу... впервые с кем-то заговорить. И не просто. А... помочь. Подойти... осторожно, чтоб не спугнуть... И спросить.

[indent] Речушка погружалась в размышления, как в образы. Она верила в чудеса, с ними она могла разговаривать, но не с живыми. И как только она это для себя поняла, то нечто предоставило ей шанс. За шумом воды действительно сокрыты тайны.

[indent] Котёнок оглядел поляну. Казалось, когда они только пришли сюда, то встретили сверстников. Речушка поспешила забыть о своих чувствах. Скованность в груди, застенчивость, робость. Когда в мыслях царствовали буря и неподдельный интерес, снаружи было лишь молчание. Тогда она подумала: "как же сложно высказаться". Смотря на своих братьев, она хотела присоединиться к их беседе, но так ничего и не получилось. А темы разговора всё проносились мимо, и она устала гнаться и за ними, и за попытками выйти в свет. Она подарила нелепую улыбку. Им всем. И отошла в сторону. Теперь же она прочувствовала этот порыв: взять и сделать. И лапы сами понесли её вслед за котёнком.

[indent] Холодный ветер окутал её. Малышка вздрогнула и чуть вскрикнула, наткнувшись взглядом на тело воителя. Она прижала ушки к голове, не решаясь ничего предпринимать. Со стороны донеслась реплика Желудя: "жив он, не реви".

- Как понять? - подумала про себя малышка.

[indent] Для неё лежавший был не более, чем спящим котом. Когда папа уставал, он был также неподвижен и закрыт от всего мира.

- Он обязательно встанет. Я уверена. И я... я скажу тебе об этом! - долгожданная искра вспыхнула в её маленьком и нерешительном сердце.

- Лососик, я чувствую что... мы... Мы должны помочь ей, - обращается она к брату еще раз, теперь четко обозначая свои намерения.

[indent] Она отправится вслед за незнакомкой. Лососик пришёл на выручку. А ей? Разве колкие слова уймут горе? Время действовать.

-- палатка оруженосцев, вслед за Тростинкой

Отредактировано Речушка (27-11-2019 03:29:31)

+4

519

разрыв, спустя несколько дней

[indent] Разговор в палатке еще тяготил; оседал на пятнитой шкуре тяжелым выбором; заставлял метаться из крайности в крайность бившееся смятенной птахой в голове сознание. Казалось бы, вот он - простой выход. И Сивая была с ним согласна. Она видела и понимала возможный ущерб пойди они иным путем. остальные же ее собеседники будто оказались слепы, или же просто упрямились, не признавая единственно верный выход. Созвездие мрачно выдохнула, думая обо всем этом. Вспомнила как сильно разозлило единодушие соплеменников, когда Ручей, Карпозуб и Красноперка буквально запретили ей идти одной. И пусть в их словах скрывалась прямая как палка истина, указывающая одним концом на опасность ее задумки, другой конец - мог сильно помочь избежать ненужной крови. Благо от дальнейшего спора их тогда отвлекло пророчество Сивой, о котором тоже стоило хорошенько подумать. То о чем рассказала целительница почти не удивило. Должно быть, на плохие новости уже выработался своеобразный иммунитет. Ее слова однако заставили бирюзоглазую отложить разговор с лидером пустошей хотя бы на несколько дней. Окончательное решение по визиту к нему она не приняла до сих пор, что немало нервировало саму кошку. И все же Полуночнику нужно было дать время, чтобы рассказать о случившемся у Лунного камня. Возможно. Только возможно, новая передряга пойдет на пользу речному племени. По крайней мере, отложит эту глупую назревающую уже сколько лун войну.
[indent] Покидая свою палатку, предводительница речного племени остановилась на самом выходе, мрачно выдохнув белесое облачко пара. Холодало очень быстро. Утеплять палатки нужно было в быстром темпе пока еще никто не подхватил какой-нибудь кашель. Сердцедубу лучше, увы, не становилось. И если первое время пятнистая все же надеялась, что тот оправится от недуга - сильный все же кот, то сейчас понимала, что приняла верное решение задумавшись о смене наставника Подберезке. Обучение мальца должно было продолжаться независимо от того, что происходит вокруг. Хоть что-то в этой жизни должно быть неизменно.
[indent] Все дни с неприятного разговора в предводительской, Созвездие крутилась как белка по злополучному замкнутому кругу: первым делом в ее списке значилось подробно расспросить Ландыша о похищении Бурана, и кажется, коротколапый вестник дурных новостей был счастлив, когда она оставила его в покое. Больше чем он уже сказал, сказать было нечего. Собирать отряд и идти в город вызволять соплеменника все еще было самоубийством. К счастью, это понимали все. Впрочем, отсутствие Желудя не прошло незамеченным, хотя пятнистая ни разу не спросила, что за дела у него могли возникнуть. Даже у Ручей, которая что-то могла знать об этом. Кот сам для себя решил поступить так как посчитал нужным, что бы он там ни задумал. Все речные коты имели право так поступать. Все!
[indent] - Кроме, как оказалось, меня, - снова вспомнив претензии Ручей и матери, про себя констатировала она. Правила вольных поступков были ей предельно ясны: хочешь что-то сделать - делай, но не сообщай никому. И только так все поступали, ставя свое предводительницу перед фактом - вот он я, уже все сделал. Теперь можешь наказывать, если хочешь. От подобного пренебрежения и нежелания ни с кем считаться до боли сводило зубы. И главное, все хотели помочь, сделать лучше. Ну, почти все.   
[indent] На поляне оказалось много молодняка: котята Форели и Уклейки, выползшие из Детской и уже начавшие исследовать большой внешний мир, видимо, осыпали вопросами подросших оруженосцев - недавних котят Ручей и Бурана. Пройдя мимо них, коротко кивнув на ходу в приветствии - столь неуловимо, что этот жест не каждый мог заметить, речная приблизилась к удачно оказавшемуся на поляне Лебедю.
[indent] - Похоже, Сердцедубу не станет лучше, - сообщила она, присаживаясь рядом. - Подберезку в ученики возьмешь ты. Ручей уже должно быть, тебе об этом сообщила. Ему нужно много наверстать, но я уверена, что у вас все получится, - голос был спокойным, глаза ясные, но в их глубине тянулась такая пропасть усталости, что скрывать ее уже не получалось. - Возглавь сегодня охотничий патруль, больным и котятам Уклейки нужна свежая пища.
[indent] Запах Желудя проник в слизистую раньше, чем блудный речной "сын" показался на поляне собственной персоной. От него пахло резко и неприятно, что подтверждало недавние догадки Созвездия о причинах его "пропажи". Она поднялась на все четыре лапы, когда внимательный взгляд скользнул с морды воина на кошачью тушу, которую он приволок в лагерь. Медленно выдохнула, подошла ближе. Буран. Можно было не гадать, по запаху было все понятно, хотя узнать в бесформенной куче поблекшего спутанного меха бывшего глашатая реки стало непросто. Склонившись к его морде, предводительница прислушалась к различимому дыханию. Жив, слава предкам. Подняла голову, оглядев с лап до кончиков ушей изможденного дорогой и своей ношей Желудя. В бирюзовых глазах не было ни осуждения, ни одобрения. Будто на обычно бурную морскую воду лег редкий штиль.
[indent] - Помогите Сивой донести его в ее палатку, - оглянувшись на перешептывающихся соплеменников распорядилась пятнистая. - Город - не место для воителей, тут ты прав, - жестко сказала она, снова глядя на вернувшегося. - Буду благодарна, если в следующий раз, подвергнув себя риску, ты хотя бы сообщишь об этом. В этот раз тебе повезло, - в голосе эхом отозвался северный ветер. - В другой - подобная вылазка выйдет боком, - она ни угрожала и ни отчитывала, просто говорила как есть. - Так или иначе, я рада, что у тебя все получилось, а теперь загляни к Сивой и ступай отдыхать.
[indent] Подберезка оказался рядом, а ведь сначала она его не заметила. Созвездие взглянула на юнца, который уже задал главные вопросы. вот кому отвечал Желудь, в то время как кошка будто на миг абстрагировалась от всего прочего мира.
[indent] - С сегодняшнего дня тебя будет обучать Лебедь, - проговорила, зная что белоснежный где-то рядом. - Не подведи, будущий воин, - сказала прежде, чем успела подумать, но поправлять себя не стала. Налаживать связь с молодняком было необходимо. Это стало ясно как день после выходки Крестовника и Черники, которых, к слову, уже давненько не было в лагере. Кажется, беседы с глазу на глаз точно не избежать.
[indent] - Пока Буран не поправится, все останется как было, - повысила голос, чтобы услышали все. Ей уже было понятно, что быстренько встать на лапы у старого друга не получится. Но он хотя бы был жив. Странно, что рядом с ним все еще не было Ручей. С детьми - все сложнее. Вопль Тростинки бирюзоглазая слышала краем уха. Реплика Морозного затерялась в гомоне толпы. Каждый воспринял "возвращение" Бурана в силу своей чувствительности. Выходит, в самой Созвездии от нее не осталось даже когтя, хотя тот же Карпозуб бы поспорил, впрочем, их отношения - к делу не относятся.
[indent] - Слышала, Пчелке стало лучше, - бросила она не вопрос- утверждение все тому же Лебедю. - Если все хорошо, передай Ласке, чтобы готовились к посвящению.
[indent] - Дальше тянуть уже некуда.
[indent] Почему-то вдруг вспомнились недавние слова Желудя, которые даже сквозь пелену осознания врезались в нутро предводительницы, отпечатавшись там клеймом.
[indent] — Речное племя, какое же ты двули-ичное, - смеясь сказал полосатый, и кажется, пятнистая была готова согласиться с ним.
[indent] Предводительница отошла от Бурана, позволив другим котам подойти к нему.

Отредактировано Созвездие (27-11-2019 11:49:13)

+7

520

выход и тяготящего лоу

" Для меня это были тяжелые две луны. Может больше, может меньше, я не мог знать точно. Все время в голову мою лезли какие-то странные мысли, но я с удовольствием обмусоливал их каждый раз, даже если они повторялись. Когда меня отвлекали от столь полезного занятия, я молча уходил куда по дальше из лагеря, вроде как на охоту, а вроде и просто провести время в одиночестве. Возвращался я под ночь, когда все ложились спать. Я приносил добычу и делал вклад для поддержания жизни племени, но редко с кем разговаривал. Бывало, я просто сидел и смотрел в одну точку, когда со мной кто-то разговаривал. Ласке я пытался уделять больше внимания, но, кажется, выходило у меня это не очень активно. Она все реже подходила ко мне и расспрашивала о чем-либо. А я был и рад этому, мне все время казалось что у меня очень мало времени для размышлений ... верно ли я расставил приоритеты?"

Плющевик медленно переставлял лапы, неохотно двигаясь в сторону лагеря. Впервые за несколько лун его голова оказалась свободной от мыслей, он будто разгадал все загадки мира и сегодня его ничего не беспокоило. Он думал, что такое он может испытывать только во сне. Хотя, признаться, пару ночей из-за роя дум в голове — уснуть он не мог.  Ходить к целителю было бы ошибкой, могли заподозрить чего неладного и вообще запереть воина в пещере на пару-тройку дней. С одной стороны, он мог бы в полном спокойствии обдумать все, что его интересовало ... с другой, беспокойная Ласка и дети еще чаще навещали бы его. Лучше уж пропадать одному в лесу, чем казаться больным и привлекать к себе внимание.

А все ведь из-за чего?

Большое количество невзгод свалилось на Речное племя и самым большим ударом была пропажа малышей. Не просто малышей, а детишек Плющевика и Ласки. Даже после того как котята вернулись домой, воин не мог прийти в себя. Он не знал кого винить, кого жалеть. Не знал как теперь будут к нему относиться котята и любимая Ласка. Возможно, все это время он продумывал свои дальнейшие действия. Продумывал, что будет, если родные дети обвинят его когда-нибудь в том, что он был столь невнимателен. Является ли это уважительной причиной поведения Речного воителя? Поймут ли это родные?

Взор янтарно — медных глаз сразу упал на Ласку, что сейчас находилась у Детской и присматривала за молодняком, который остался без родителей. Впервые за долгое время в груди полосатого что-то защекотало. Он только сейчас действительно соскучился по разговорам любимой, по ее приятному запаху и теплоте взгляда. В лапах кольнуло, Плющевик вдруг почувствовал вину перед королевой. Пускай, она не выглядела расстроенной, он все равно думал, что его поведение было не слишком ... приятным. Он даже не заходил проведать своего малыша, который совсем недавно болел и уже пошел на поправку. Хотя, наверное, это уже личное дело ребенка и отца.

Еще пару секунд растеряно потоптавшись на одном месте, полосатый здоровяк все — же нашел в себе силы подойти к Ласке. Он кажется, забыл как разговаривать, ведь чем ближе он был к своей цели, чем меньше слов оставалась в его голове, а пасть была просто приоткрыта в молчании. Как будто он хочет что-то сказать, но никак не может.

" Когда я приблизился на расстояние вытянутой лапы, я молчал еще некоторое время. Глаза мои сначала смотрели на нее, но долго удержать их на одном месте я не смог. Взгляд упал ей на лапы, уши предательски дрогнули выражая накопившиеся беспокойство. Я не хотел говорить ей, что что-то было не так. Не хотел говорить, что мне сейчас легче и извиняться за то, что пропадал в лесу. А может, она и ничего не заметила? У нее было столько забот последнее время, столько котят на ее хрупких плечах. "

— Как ... как ты себя чувствуешь? — Не поднимая взора спросил Плющевик. Он чутка нахмурился, стыдясь собственной трусости и неуверенности. Давно ли он стал таким? Неужели все эти события так подкосили воина и заставили его опуститься до такого? Пару секунд посидев в одном положении, кот все-же заставил себя двинуться с места и прижаться грудкой к грудке Ласки, положив голову на плечо той. В голове мелькали моменты из прошлого, он вдруг осознал, как ему этого не хватало все это время. А может, проводи он больше время с любимой, не бродил бы по лесу две луны подряд?

Отредактировано Плющевик (28-11-2019 17:49:51)

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна