У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
17.06 поиск последовательницы верховной матери - [подача заявок]
01.06 почетный персонаж [май] - результаты
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 561 страница 580 из 936

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

561

Повторно выскочив из палатки учеников, Тростинка всё же остановилась на поляне, обведя её уже более смелым, решительным взглядом. Не найдя того, что боялась и в то же время хотела увидеть, ученица здраво рассудила, что её отца уже отнесли в палатку к Сивой. Наверное, сейчас он лежит рядом с дочкой, и она оба вместе борются за выздоровление, а всё благодаря лечебным травам и умениям их целительницы. Вообще Змейка прав: необязательно же и правда становиться учеником Сивой, чтобы приносить ей пользу, правда же? Кошечка подумала, что в ближайший же поход в лес обязательно нарвёт много-много разной травы, всякий, какая попадётся под нос, и притащит всю эту охапку в лагерь. И, может быть, если Череп разрешит, даже поможет перебрать всё это и (дай Звёздное племя!) отложить что-то действительно полезное. А может, она и еще кого позовёт с собой помогать.

Вряд ли, конечно, Щукатая высидит там и нескольких мгновений... - Тростинка усмехнулась в усы. - Но Морозный наверняка заинтересуется, ведь травы - это же так непривычно для него и так любопытно! Пыльнолапа я тоже наверняка смогу упросить, а еще можно предложить Лепестинке... и Змейке, точно Змейке! Он вон какой умный, он точно в этом поймёт гораздо больше Да еще и запомнит наверняка, и можно будет к нему потом прибегать с царапинами и не тревожить Сивую по пустякам.

Ну и не признаваться взрослым, что она опять попала в очередное приключение...

Котов на поляне было еще достаточно много. Сидевшие рядом что-то обсуждали, и до Тростинки донеслись слова, из которых она точно разобрала имя Пчела. Точно? Совершенно точно! Неужели она со своей хандрой пропустила наконец-таки случившееся посвящение своего младшего товарища? Кошечка потопталась на месте. Ну ничего, вернется с тренировки - обязательно его поздравит! Значит, из их бравой компании теперь непосвященным остался только Змейка. И тогда они будут уже все вместе, греться в предстоящий сезон Голых Деревьев. Вместе учиться с наставниками... интересно, а Щукатой дали другого наставника? Уклейка ведь... только недавно стала королевой... Детская! Подстилки!

— Речное племя

Раздавшийся за её спиной голос буквально пригвоздил кошечку к месту. Она одновременно и узнавала, и не узнавала голос родной матери. Никогда еще Ручей не была такой, никогда Тростинка еще не слышала её голос иным, кроме мягкого и нежного. Даже когда она ругалась на них, если они слишком сильно шалили, даже когда отчитывала Чернику в тот день на границе с племенем Ветра... Даже тогда она не была такой. Не звучала так. Этот её голос... словно чужой голос... он всего двумя словами проник в самое нутро ученицы, добравшись до тех теплых и нежных чувств, что едва пробудились, очнулись в её сердце благодаря умным словам Змейки, благодаря доброму теплу Речушки и Лососика. Обняв их когтистой лапой холода, прижав трепыхающееся сердце к рёбрам, словно пойманную птицу.

— Буран умер

...

Прости, Змейка... Всё-таки я не могу делиться плохим с другими. Не могу делать им больно только для того, чтобы мне самой стало от этого легче. Они и сами борются сейчас с этой же проблемой, и если никто из нас по отдельности не может найти решение, то вряд ли получится и вместе. Он умер не только у меня. Он умер у всех нас. И сколько бы мы об этом ни говорили, это не вернёт его к жизни, понимаешь?

Но всё же почему так хочется кричать?...

--- граница Гроза\Река

+3

562

→ палатка предводителя
[indent]

[indent]Последние минуты в палатке предводителя Карпозуб предпочитал молчать, наблюдая и слушая за тем, как проходит собрание. И хотя старший воитель решил высказать при всех свои опасения, он с тех самых пор размышлял о правильности своего поступка. Наверняка Созвездие не одобрила его. Возможно, пятнистой кошке казалось, что они уже все обговорили лично, как Карпозуб вдруг поднял на уши еще и Ручей с Красноперкой. К удивлению черногривого, Сивая оказалась на стороне Созвездия, тем самым поддержав ее идею одиночной прогулки со Звездопадом. Карпозуб ни за что бы не отрекся от своего мнения, но сейчас он начинал всерьез беспокоиться за свою жизнь или как минимум за сохранность своих ушей, так злобно посмотрела на него возлюбленная, едва с языка воина сорвались те треклятые слова. Однако Созвездие не торопилась с возмущенным шипением бросаться на Карпозуба.

[indent]˝Видимо, приберегла свои пытки на потом˝, – подумал кот.

[indent]И в этом предводительница тоже была права. Дел было много, и сейчас не было времени на разборки. Вместе со всем племенем Карпозуб поздравил юного Пчелу, наконец-то решившегося взойти на путь воителя. Пускай оруженосец и не подозревал об этом, но черногривый был безумно горд за него. Воин так же, как и многие, по-настоящему переживал за судьбу Пчелы и наблюдал за тем, как развивается его собственная история, которая только начиналась. Однако Карпозуб не ощутил привычного прилива радости, что было свойственно церемониям. Вероятно, в душе кота было слишком много переживаний и вопросов без ответа, чтобы можно было хоть как-то выжать из себя улыбку. Да даже если бы улыбка появилась, быстро появилась бы причина для ее исчезновения.

[indent]– Буран умер, – замогильным, не своим голосом сказала Ручей, а больше Карпозуб ничего не слышал. Он до последнего надеялся на то, что глашатай и отец выкарабкается, сможет преодолеть эту жестокую границу между Звездным племенем и своим, между вечным сном и реальностью. Как оказалось, раны Бурана были слишком серьезными, никакие травы ему больше не помогли. Карпозуб не сомневался в том, что Сивая применила все свое мастерство, чтобы попытаться спасти Бурана. Воин бы заметил разбитость Ручей, целительницы и многих других, если бы его самого не подкосила потеря и он мог хотя бы что-то увидеть кроме легкого тумана перед глазами.

[indent]И все же Карпозуб одним из первых подошел к телу, когда его вынесли для прощания. Даже в самых страшных мыслях воин не хотел называть его ˝телом˝, ˝трупом˝ – кем и чем угодно, лишь бы не Бураном и не своим отцом. Карпозуб держался, шел ровно, но осторожно, словно боялся упасть. Он наклонился, затем почти лег и зарылся носом в серый пушистый мех глашатая, который с каждой минутой становился все холоднее, безжизненным. Черногривый крепко зажмурился и позволил воспоминаниям одолеть его разум.

[indent]В его памяти Буран не хотел принимать маленького оруженосца, который с оптимистичным рвением продолжал тянуться к родителю. Карполап доставал его вопросами, а тот старательно пытался избавиться от него. А в какой-то момент все переменилось. Карпозуб простил отца, хотя и никогда не держал на него обиды. Он любил его и готов был поверить, что это было взаимно.

[indent]˝Ты слишком рано нас покинул. Доброй тебе охоты в Звездном племени, отец˝, – мысленно пожелал Карпозуб и позволил паре слезинок окропить серую шерсть погибшего.

Отредактировано Карпозуб (12-12-2019 16:01:07)

+5

563

Но Плющевик не ответил на её приглашение, и отошёл ближе к скале собраний, оставив Ласку с котятами наедине. Королева наверняка, терзаясь виной, принялась бы выискивать в сказанных словах что-то, что задело друга и оттолкнуло его, заставив вновь покинуть возлюбленную. Но рядом были дети, впрочем, как и всегда, и они не позволяли Ласке, такой чувствительной и внимательной ко всему вокруг, уйти в себя. Это спасало её уже не впервые.
- Плющевик - мой друг. У нас с ним котята. Подберёзка, Ясенница и Пчёлка. Вы познакомитесь с ними, они славные, - кошка улыбнулась, тихонько урча. Пока поляна стихала у неё было время ответить на вопросы малышей. - А Лебедь...
Ласка тут же потупила взор, не находя слов из-за вставших в горле комом воспоминаний. Но Верховка пришёл ей на помощь, запросто объяснив брату в какую сторону ему глядеть, чтобы отыскать белоснежного воителя. Королева согласно кивнула и устремила взгляд на скалу, откуда послышалось родное имя.
Ох, ей следовало быть там, вместе с ним, вывести Пчёлку к каменной глыбе, символично передав из материнских лап в лапы наставника. Но Ласка сидела здесь с котятами, и ей лишь оставалось надеяться, что Пчёлка всё поймёт. "Ну конечно поймёт, он же такой умница у меня". На глазах Ласки навернулись слёзы счастья. Счастья от того, что и третий её малыш ступит на путь становления воителем, будет учиться защищать племя, станет храбрым и сильным воином. "Он всё сможет. Я же всегда знала. Всегда знала, что он сможет стать оруженосцем вопреки всем недугам. И Созвездие знала". Ласка не могла оторвать глаз от Пчелы, пока он получал новое имя, выполнял действия старого как мир ритуала и давал клятву новой наставнице. Столько бед они пережили, чтобы прийти к этому дню...
- Пчела! - Ласка с гордостью выкрикнула имя сына, чувствуя, как сердце разрывается от радости. Затем она склонилась к котятам и проговорила дрожащим от счастья голосом: - В племени принято поздравлять посвященных оруженосцев и воителей, выкрикивая их новое имя, так, чтобы даже на Серебряном Поясе было слышно.
Ласка нежно заурчала, увидев приближающегося сына.
- У тебя всё получится. Обязательно. Вы все станете прекрасными воителями, я верю в это, - королева в любовью ткнулась носом в макушку Пчелы. На этом её материнская миссия была завершена? "Конечно, нет. Другим котятам тоже может понадобиться моя забота. Да и не котятам тоже". Плющевик возник рядом, и кошка, охваченная необъятным восторгом, прижалась к нему и потёрлась щекой о полосатое плечо. - Вот и Пчела стал учеником. Я так счастлива.
Признаться, ей тяжело было сосредоточиться на том, что говорила Созвездие. Королева никак не могла отпустить счастливую мысль, что все её дети уже ступили на самостоятельный путь, в начале которого их будут сопровождать наставники, а через каких-то шесть лун все они двинутся по нему самостоятельно. "И будут рыбачить на берегу, защищать наши границы, сами обзаведутся котятами... Знать бы наверняка".
— Ласка, а что такое пещера Лунного камня?
Кошка с той же мягкой улыбкой взглянула на Верховку.
- Лунный Камень - это священная глыба, покоящаяся глубоко в пещере в Высоких Скалах. Целители удаляются к нему каждую ночь Половины Луны, чтобы беседовать со Звёздным племенем. Говорят, когда Серебряный Пояс начинает сверкать, Лунный Камень озаряется удивительным свечением. А предводители получают возле него дар Девяти Жизней от Предков.
Сложно было описать святыню так, чтобы это было понятно детям, чтобы они ощутили всю его значимость для племён, но Ласка не впервые отвечала на котёночьи вопросы.
Улыбку с лица королевы стёр голос Ручей, вышедшей из палатки целителя. Едва только подруга обратилась к племени, Ласка тут же почувствовала неладное. Кошка тревожно нахмурилась, всматриваясь в траурное выражение лица глашатой.
- Сейчас будет прощание, - тихо мяукнула королева, наклонившись к котятам и шепча прямо над их головами. - Вам лучше посидеть в детской. Найдите Птицу, она вам всё объяснит. Мне нужно... поддержать Ручей.
Кошка быстро лизнула каждого из котят в макушку и махнула хвостом в сторону яслей. Им не стоило так рано знакомится с ритуалом прощания с умершими... но, с другой стороны, разве когда-то бывает в самый раз? И всё-таки лучше, если малыши будут за порогом детской, когда тело будут натирать травами, а потом выносить за пределы лагеря. "Это ведь может напугать их... Надеюсь, Птица сумеет найти правильные слова". Ласка коснулась боком плеча Плющевика и медленно двинулась к подруге.
Можно ли тут хоть чем-то облегчить боль утраты? Королева присела рядом с подругой, сумев только утешающе ткнуться мордочкой в серый загривок.
- Если я могу... как-то помочь тебе, - Ласка очень хотела. Но рядом с Ручей, известной своим несломимым духом, упорной верой в лучшее, теперь такой сломленной и опустошённой, всё, казалось, не имело смысла. "Никто не заслужил такого. И тем более ты".

+7

564

Рогоз одобрительно покивал головой, не скрывая улыбки. Такой подход ему нравился. Он и сам был сторонником "дела", пока другие жаловались на жизнь. Едва ли, правда, он отправился бы не пойми куда спасать Бурана, с которым за всю жизнь парой слов перекинулся, и то не так уж доброжелательно. Возможно, у Жёлудя были свои резоны или он банально был привязан к глашатаю больше, впрочем это было неважно. Если дело сделано, что здесь теперь анализировать?
- Хоть кто-то здесь сохранил понимание того, что такое воинская честь, - Рогоз уважительно кивнул старшему воителю, а затем остановил задумчивый взгляд на Созвездии, вещавшей со скалы. Пришлось говорить тише, так как собрание уже началось. - Жаль, что после смерти Львинозвёзда племя размякло. И все в лесу сразу это почуяли, бросились как щуки на раненого окуня.
Рогоз прислушался к словам Созвездия и даже на мгновение навострил уши, когда речь зашла о чужаках возле Лунного Камня, но всё закончилось очередными призывами сохранять спокойствие и держаться друг-дружки. "Может, ещё стоит предложить всем предводителям объединиться в одной большое племя и забыть о границах? Отличный план, я считаю".
- А теперь мы отправляем двух воителей в лагерь племени Ветра, когда ветряки готовы начать войну из-за пересечения границы двумя другими нашими воинами? Невероятно мудрое решение, - Рогоз не сдержал клокотания в груди. Он отвернулся от пятнистой лидерши и обратил взгляд куда-то в сторону выхода из лагеря. И не зря.
Когда собрание закончилось и Созвездие благополучно удалилась в лес со своим новым учеником, шум за камышовой стеной привлёк к себе внимание многих на поляне. Ручей в несколько прыжков достигла эпицентра разборок, а потом вернулась на поляну вместе с помятыми Форелью и Черникой. "Очень интересно". Рогоз устремил немигающий взгляд на товарища. Видок у Форели был ещё тот. И дело было даже не во взъерошенной шерсти, а в метающемся взгляде, резковатых движениях, опущенной голове. Воитель не был похож на себя прежнего. "Очень-очень интересно".

+4

565

[indent]Кажется, что все племя устало. Ну, как тут не устать, когда столько всего происходит: не успевают решиться одни проблемы, как находится новые, и их становится настолько много, что Речное племя начинает падать под горой из напастей. Змейка повел ушами. От него не могло укрыться, как сильно переменилась Ручей. Больше не было той привычной, по-своему простой и родной манеры общения. Словно вместе с новой должностью и утратой возлюбленного, глашатая потеряла саму себя или обменяла на совершенно другую, новую, личность. Тростинка едва не побежала вослед своей матери, чуть не потеряла улыбку со своего милого личика. Змейка понимал, что ей все равно будет больно и что, возможно, он не так уж и много помог, как хотел бы, но по крайней мере, дал подруге почву для размышлений. Это дорогого стоило.

[indent]И Сивая тоже устала. Бесконечно, безмерно. Змейка и в половину не мог себе представить, сколько всего целительница успевала сделать за день. А сейчас даже голоса у всех другие, сломленные. Пятнистый разозлился, когда серая заговорила про Предков.

[indent]— Я тоже не смогла ему помочь. Видимо, на то была воля этих Звезд.

[indent]— Чепуха! — громко возмутился котенок, весь надувшись, словно пузырь на воде. — Ты не виновата — раз. И я не верю, что Звездное Племя непременно хочет кого-то утащить — два. Оно же не какой-нибудь вонючий барсук. Коты умирают. Это так же нормально, как если бы я сказал, что бабочки летают или трава зеленая. И я не говорю, что нам надо срочно всем лечь и умереть, — пусть только кто-нибудь попробует настолько загрустить, я сразу по его душу приду! Я просто хочу сказать, что мы можем только найти способ оттянуть эти моменты, но не избавиться от них совсем.

[indent]Змейка затих, внимательно смотря в умные глаза Сивой. Для него прозвучавшие сейчас слова были когда-то откровением. Кажется, что слишком ранним. Пятнистый сравнивает себя с котятами Ласки, которых королева старательно уберегает от ˝страшного˝ зрелища.

[indent]˝А если котятам показать мертвяка, то я сразу стану плохой, а их сердечки выпрыгнут у них из грудок?˝ — возникла мысль, от которой так сильно зачесались лапы, что Змейка начал ерзать на месте, представляя себе, как все было бы здорово и красочно, сделай он такую пакость. Хотя пакостью она была бы для Ласки. Будь он котенком королевы, ему было бы у ж а с как интересно. Уже вторую замечательную идею приходится отметать, безобразие.

[indent]Змейку как будто рвало на части. Ему было одновременно больно и грустно, но в то же время котенок хотел спрятаться от этой боли, отгородиться, свернуться клубком, как это сделала Тростинка. Но это значило бы, что все его слова — пустой звук, а Змейка был слишком горд, чтобы просто так сдаться. В данном случае это бы еще значило признать собственную неправоту. Пятнистый ни за что бы не поступил так с собой. Приходилось держать планку. Для котенка было важно не упасть в грязь лицом и показать себя с лучшей стороны. Он же самый умный, без сомнения! А кто сомневается, тот немного особенный. На самом деле гораздо важнее было не бояться встретиться с собственной болью, причины которой Змейка так до конца и не понял. Юнец не общался с Бураном, не был ему ни сыном, ни учеником, вообще никем, а противное чувство все продолжало царапаться в груди, словно глашатай был кем-то важным и нужным. Словно каждая смерть Речного, неважно знакомого или не очень, приятеля или кого-то супервредного, отзывалась в душе Змейки.

[indent]— Больно — потому что у тебя есть сердце. Потому что ты, как и все мы, умеешь любить — а терять того, кого любишь всегда ужасно больно, — ответила на его вопрос Сивая. Оказывается, котенок высказал его вслух. Впрочем, удивления на лице Змейки так и не промелькнуло.

[indent]— Разве можно любить всех? — скептично выгнув бровь, уточнил котенок, все больше путаясь. Змейка совсем бы погряз в своих размышлениях, если бы Сивая внезапно не начала давать инструкции.

[indent]˝Это что, задание?˝ — подумал Змейка, и с каждым следующим словом целительницы глаза пятнистого вновь начали приобретать светло-голубой оттенок, пока не стали теми, что наградила природа.

[indent]— В моей пещере, в глубине, я храню травы. Ты по запаху поймешь, где это. В левом нижнем углу есть небольшая трещина. Там лежит свернутый лист — в нем маковые семена. Принеси мне весь сверток, только аккуратно, хорошо? И главное сам не проглоти ни семечка. Тебе это может быть опасно. Принесешь — расскажу, что и зачем.

[indent]— Понял, принял, побежал, — с довольной улыбкой отчеканил Змейка. Сейчас он себя таким умницей покажет! В несколько скачков пятнистый одолел расстояние до палатки целительницы и уверенно забежал внутрь. Одолевшие запахи трав уже казались родными, настолько часто котенок уже бывал здесь, хотя по названиям, конечно, еще ничего не знал. За исключением маковых семян. Уж кто как не он знал о той опасности, о которой его предупреждала Сивая. Когда-то и ему нужно было отвлечься от страданий.

[indent]— Так, левый нижний угол. Посмотрим, — мяукнул Змейка самому себе и уткнулся носом вниз. Почувствовав, как какие-то листья щекочут ему нос, котенок понял, что лево — это немного в другой стороне, противоположной. Запах маковых семян оказался таким резким, что Змейка чихнул, но ловко повернулся и не просыпал черные семена.

[indent]˝Спасаю не только всяких Тростинок, но и лечебные травы, вот такой я молодец и вообще красавец!˝ — гордо подумал котенок, вооружился свертком и с высоко поднятым носом пришел к Сивой, не забывая ступать по поляне максимально грациозно, не торопясь, но при этом перемещаясь достаточно быстро, чтобы прийти своевременно.

[indent]— Кому, когда и сколько раз в день?

Отредактировано Змеелап (14-12-2019 15:38:04)

+4

566

[indent] Воин несколько раз громко крикнул имя новоиспеченного Пчелки и кивнул палевому. Да, быть учеником предводителя - едва ли не главная котеночья мечта. Повезло мальцу. Или не так уж и повезло? Тихий голос Рогоза заставил Желудя глубоко вздохнуть и покачать головой. Он мельком осмотрелся, чтобы удостовериться, что разговор действительно приватный. Хотя, чего уж, воин говорил очевидные вещи, понятные всем и каждому.
[indent] - Да уж, Речное племя утратило былое величие... к сожалению, - он задержал взгляд на Ручей, что заходила в палатку к Сивой и что-то больно кольнуло внутри, - Нужно было дать отпор сразу же после смерти Львинозвезда. Сейчас все убеждены что о нас можно вытирать лапы.
[indent] Он пронаблюдал как посыльные вышли из лагеря. К чему только это все? Неужели он и соплеменники слепые и беспомощные котята, которые не могут постоять себя? Не могут выгнать кучку одиночек или поквитаться с той же пресловутой Макошью? Серый выпустил острые когти, что впились в промерзшую землю. Бред. И Рогоз разделял его мнение, буквально озвучив мысли.
[indent] - Двумя другими воинами, которые так и не понесли никакого существенного наказания, - хмыкнул кот, многозначительно оглядев поляну и наткнувшись взглядом на Чернику и Форель, - Всем плевать на слова предводительницы, почти каждый в племени живет сам по себе. Всех заботит только своя шкура. Кажется, Созвездие говорила о том, что оруженосцам запрещено выходить из лагеря без старших. Тем не менее, Крестовник непойми где. Черника дерется с соплеменником. Племя гниет без сильной лапы.
[indent] Из палатки целительницы показалась Ручей и Желудь отвернулся. Ему хотелось, так хотелось избавиться от этого, сжигающего душу, чувства. Чтобы он отпустил ее. Но голос глашатай как гром среди ясного неба заставил воителя замереть. Умер? Умер. Воин просмаковал свою реакцию на слова серенькой соплеменницы, да только так и не нашел в ней чего-то определенного. Ему было все равно. Разве что отголосок небольшой злости промелькнул где-то внутри. Как вспышка, зажглась и тут же погасла. Однако, сразу идти к Ручей он не спешил. Не хорошо. Он не хотел, чтобы даже чисто гипотетически ее могли обвинить в ветренности. Наверняка сейчас ее облепят дети и соплеменники. Неприятное, липкое чувство жалости повисло на поляне и серебристый поморщился, в последний раз задержавшись на кошке взглядом.

+4

567

[indent] Ответ Лебедя показался кошечке через чур уклончивым, а может это лишь от того, что ожидала она услышать совсем другое. Ну разумеется Ласка самая лучшая кошка во всем лесу! Тут и сомнений никаких нет. Малышка внимательно посмотрела в глаза воителю и кивнула. Не хочет говорить - не нужно. Лишь ободряюще положила свой белый пушистый хвост на его, такой же.
[indent] Она пихнула лапой Подберезку, и посмотрела на скалу собраний. Наконец-то посвятили Пчелку! Широко улыбнувшись, кошечка рванула к брату, едва не сбив его с лап и уткнулась носом в его мягкую шерсть.
[indent] - Поздравляю, - замурлыкала Лепестинка, - Я как вернусь, сделаю тебе подстилку, будешь спать рядышком с нами!
[indent] Она перевела взгляд на Ласку и на двух котят, что сидели у ее лап. Такие маленькие, почти сироты. Какое же у этой кошки большое сердце. Также она взяла под свое крыло их с Ракушкой и воспитала как родных. За что беленькая была безмерно благодарна матери. Она нагнулась к малышам, тепло улыбаясь.
[indent] - Наша мама, - сделав акцент на первом слове тихо-тихо, почти заговорщески мяукнула ученица, - Самая добрая и лучшая кошка на свете. Мы все ее должны защищать. Пока нас не будет в лагере, она будет под вашей ответственностью. Смотрите чтоб не обижал ее никто, а мы как вернемся, покажем вам пару приемов, да Подберезка?
[indent] Кошечка кивнула Плющевику, лизнула Ласку в щеку и побежала вслед за Лебедем.
--> в патруль

Отредактировано Лепестинка (14-12-2019 16:14:45)

+4

568

Ручей не чувствовала ничего.
Наверное, это было защитной реакцией: организм, должно быть, помнил, что творилось с ней, когда погиб Львинозвезд. Он был так молод, так хорош собой, так горяч, и едва-едва искра между ними вспыхнула - лидер погиб, нелепо, случайно, несправедливо.
Серая сама копала ему могилу, и когти словно помнили о том, как ломали мерзлую землю.
И вот новые холода. Новые Голые Деревья. Снова оголенное, мерзнущее сердце. Ручей смотрела бесстрастно, отстраненно, прощалась с Бураном, ушедшим еще более несправедливо.
Какие-то там двуногие посмели разрушить счастье одной маленькой кошки, четверых сирот и целого племени, которое любило Бурана и уважало. Ждало. И дождалось.

Рядом плеча коснулась Ласка. Запах королевы, казалось, был создан для того, чтобы укутывать тишиной и покоем, но Ручей пришлось отстраниться: еще немного послабления, уюта и тепла, и она завоет в голос, раздирая глотку, потому что такое перетерпеть нельзя. И приходилось прятать, ведь теперь она не просто кошка, потерявшая возлюбленного.

Она стала матерью четырех котят. Но, что важнее, она стала глашатаем, и племя больше не сможет смотреть на нее с жалостью. От Ручей будут ждать стержня и опоры, и теперь у дымчатой просто не осталось выбора.
И, наверное, так было даже легче.

На мгновение она поймала остекленевший взгляд дочери и выдохнула, провожая взглядом разбитую вдребезги Тростинку. Она была сильной девочкой, и точно справится.
Обязательно, ведь ты моя дочь.

Тишина затягивалась, и ночь подошла к концу. Проведя бдение над телом Бурана, кошка отстранилась от него, и боялась коснуться снова: погибший заледенел, остекленел, и больше его здесь не было. Не сумев подавить тихий всхрип, Ручей рывком отшатнулась, отвернулась, понурив голову, пока старейшины забирали могучего глашатая, чтобы похоронить.

...

Что любовь - это дар, предки, конечно, лгут:
тысячи брошенных ищут твой стылый след,
но когда ты заносишь над ними свои слова -
сердце за сердцем падает в талый снег.
Падает, угасая.
Я стою ближе всех,
обожженная и немая,
прикрывая собою кусочек живой земли.


Небо было ясным. Ручей сидела статуей у подножия свежей могилы, сгорбленная и понурая. И словно неживая.

+5

569

— Разошлись! - Форель услышал эту фразу где-то сбоку, но был полностью погружен в свою проблему, даже не пытался вынырнуть обратно в реальность и сделать глоток свежего воздуха. Его утягивало все глубже и глубже в подсознание. Он туго соображал, что творит, плохо ориентировался в пространстве.
Отрезвляющим фактором послужила неприятная пощечина от Ручей и резкий толчок вбок, что Форель даже сначала удивленно уставился на глашатаю, пытаясь удержать равновесие. В его глазах была стеклянная пустота, горячий обжигающий воздух вырывался из пасти, растворяясь в морозном воздухе белым облаком.
— Что вы творите! Что Уклейка сказала бы, ты, позорник! А ты, - стоило Форели лишь услышать это имя, как он тут же переменился в выражении морды. Прижав уши к затылку, он начал искать глазами Сивую, чтобы как можно скорее увидеться с Уклейкой. Хотя... К черту Сивую, ему она была совершенно не нужна. Одна лишь Уклейка. В порыве гнева, пока Форель пытался отстоять правду и отрезвить Чернику, он попросту отстранился от своей боли насчет трехцветной подруги, ушел всеми мыслями в иное русло. И... он испытал такие чувства, что были на грани блаженства. Отвлекаясь на ссору с Черникой, он отпускал всю свою боль. И без нее серый воин чувствовал себя гораздо лучше, живее. Но это Форель поймет лишь потом. Сейчас он действовал на уровне инстинктов. И они как нельзя лучше оберегали его от лишнего стресса, давая Форели возможность выпускать пар на чем-то другом.
— Не удивлюсь, если на рассвете вы оба будете с именами оруженосцев, уж как решит Созвездие. У нас племя Ветра на пороге, Сивая получает тревожные знаки, а вы — ты, да, ты, Черника! — ведете себя как закоренелые эгоисты!
Ручей говорила четко, громко, отчитывала их как котят. Имела право. Глашатая же. А Форель лишь постепенно приходил в себя, отпуская ту эйфорию, вновь погружаясь в какой-то туман печали.
- Извини, Ручей, - пробасил мраморно-серый, покорно склоняя голову перед серой кошкой. К счастью, наказание не последовало сразу же после жесткой беседы и Ручей удалилась в палатку целителя. Форель и сам было хотел последовать за кошкой, но испугался. Испугался, что почувствует ту боль, что испытывал в детской, когда видел как Уклейка угасает. Да и Черника преградила путь Форели к лагерю, яростно шипя.
— Какой же ты урод, - янтарные глаза соприкоснулись с ненавистным взглядом Черники, — Ты сейчас же пойдёшь и скажешь ей, что сам на меня набросился. Я только защищалась, - Предки, почему Форель не чувствовал ровным счетом ни-че-го? Почему ему не было стыдно за свой поступок перед самой близкой для него сестрой? Почему не стремился загладить конфликт? — Ты меня понял?!
Мраморно-серый чуть вскинул подбородок, чтобы не равняться с сестрой мордами и выпятил грудь, слегка отталкивая кошку от себя.
- Нет.
Коротко отрезал Форель, холодно глядя на Чернику. Кажется, он потерял ее. Кажется, что ничего уже нельзя вернуть обратно. Небрежно оттолкнув от себя сестру, кот предпринял попытку пройти мимо Черники.
- Меня котята ждут, отойди, - но взгляд был устремлен совсем не на котят. Вот они, малыши, находились прямо посередине поляны, а вот на втором плане от них, чуть поодаль, виднелся Рогоз, чей взгляд заставлял Форель возбужденно напрягать все мышцы.
Он даже тела Бурана пока не обнаружил посреди поляны, так опьяненно глядя куда-то вдаль.

+4

570

Почувствовав поддержку в словах Жёлудя, Рогоз невольно расправил плечи. Так значит, не только "вздорный молодняк" недоволен положением Речного племени и его управлением, но и старшие, повидавшие намного больше воины. Тогда, в ночь Совета, когда они с Выдрой пытались подтолкнуть племя к понимаю всей нелепости действий Созвездия, показать, какие Речному племени нужны перемены, чтобы соседи перестали смотреть на них свысока, никто не прислушался, не поддержал двух юных воителей. А теперь черношкурый внезапно для себя отыскал единомышленника. Рогоз уважал мудрость, но не ту, что ударяется в стремление к миру во всём лесу или полной незаинтересованности в отстаивании собственных интересов. Он уважал проницательность, приобретённую с лунами, способность увидеть слабые места противника, умение с холодной головой продумывать дальнейшие действия, военный опыт, в конце концов.
- А нужен ли вообще такой лидер, на которого всем плевать? - произнёс кот совершенно бесстрастно, всё ещё глядя прямо перед собой. - Сильная лапа, - просмаковав эти слова, Рогоз перевёл взгляд на Ручей, преемницу Созвездия. "Разогнала сцепившихся брата и сестру. И что? Теперь сидит над телом Бурана, абсолютно сломленная, без всякого желания делать что-то ещё. С другой стороны, это хоть какое-то поползновение, в отличие от бездействия Созвездия. Совсем ничтожное поползновение". Рогоз уважал силу. А её у Речного племени становилось всё меньше. - Такими темпами, сгниёт окончательно.
Воитель пожал плечами. Жёлудь должен был понять. Между "сильной лапой" и властью стояли минимум двое. Причем, неважно, кто окажется достойным лидером, в любом случае, пока Созвездие не потеряет все свои жизни (а их у неё было ещё предостаточно, Рогоз был уверен), никто не сможет ни на коготок улучшить положение речных.
Рогоз поднялся на лапы и на прощание с уважением кивнул соплеменнику. Такие разговоры не бывали долгими. Вскользь, где-то между делами, без пылких слов и эмоций, быстро и едва заметно. Воитель неспеша двинулся к Форели, в чьих глазах пламя всё ещё горело, хотя и менее ярко. Они с сестрой так и не разошлись, от обоих чуть ли не искры прыгали, такое между ними чувствовалось напряжение.
- Черника, лучше тебе послушать брата. Ваши склоки не к месту, когда племя оплакивает глашатая, - говорил он совершенно безэмоционально, не желая приструнить этих двоих, скорее, добиться разговора с Форелью наедине. "И что между ними произошло?"

+4

571

[indent] Кажется, они никогда не были близки с Рогозом, связанные исключительно племенными узами и общение было сугубо деловое. Пару совместных пограничных патрулей, несколько охотничьих. Но сейчас, Желудю казалось, что этот короткий разговор невероятно их сблизил. Пускай не всех, но большинство воителей волновало благополучие и процветание племени. Это их семья, это их дом. Этот механизм давно перестал вести бесперебойную работу. Слишком много всего произошло за последнее время, слишком много всего, чтобы ясно понять - Речное племя обречено. В данную минуту так и есть.
[indent] - Рыба сама в лапы не прыгнет, - коротко подытожил воитель.
[indent] Он повел плечами. Рогоз кивнул и отошел в сторону, оставляя Желудя наедине с мыслями. Действительно, верхушка была несколько неоднозначной. Если отбросить все личные мотивы, чувства и взглянуть на ситуацию здраво, кот понимал, что если с Созвездие все понятно, то Ручей оставляла за собой шлейф неоднозначности. Сможет ли она быть той сильной лапой, способной идти, порой, на радикальные меры? Проявлять стержень, завоевать уважение у соплеменников и других племен? Он внимательно посмотрел на соплеменницу. Сейчас вряд ли. Сломленная, подавленная. Из последних сил пытается держаться. Нет, ей определенно нужен толчок. Кот поднялся на лапы и быстрым шагом приблизился к глашатай.
[indent] - Вставай, - коротко сказал он, - Вставай-вставай.
[indent] Он грубовато подтолкнул ее плечом. Пусть огрызается, он уже привык. Пусть проклинает его, плачет, ненавидит, да что хочет делает. Но пойти с ним она должна, просто обязана. Иначе, все будет зря.
[indent] - Это дружеский жест, не более. Пошли, покажу чего.
[indent] О, он знал способ как успокоить боль. Пусть ненадолго, зато эффективно. Он развернулся и кинув короткое "догоняй" пошел прочь из лагеря. И будет огромной ошибкой, если Ручей не последует за ним.
--> водопад

+3

572

День шел.
Ручей сидела.
Прощание окончилось, а она сидела, словно памятник на могиле. Словно приросла к земле, которая забрала к себе уже двух любимых ею котов.
Может, пора бы остановиться?..

Время то текло рекой, то кружило омутом в заводи, задерживаясь, запутывая. Дымчатая не чувствовала от холода лап или кисточки хвоста, но не могла пошевелиться, словно каждое движение причинит ей такую боль, от которой новая глашатая рассыплется.
И всё закончится.
Может, так лучше?..

Толчок.
Ручей вскинула голову, поднимая глаза, остекленевшие и сухие. Взгляд прояснялся, фокусировался и находил...
Конечно же. Желудь.
Почему везде и всегда теперь Желудь?
- Я забыла сказать тебе... спасибо? - как сухо, неестественно звучали эти слова над могилой бывшего глашатая. Буран, должно быть, присматривал за ними сверху.
И уж он-то должен был знать лучше многих, что Ручей переживет и эту потерю. Не сразу, конечно, но...
— Вставай, — коротко сказал он, — Вставай-вставай.
Кошка, как и ожидал полосач, оскалилась, но как-то почти лениво: только губу приподняла да обнажила клыки. Она смотрела на слегка заиндевевшую могилу, и в последний отчаянный всплеск подумала, как бы понравилась Бурану такая погода.
Зачем он ушел...
— Это дружеский жест, не более. Пошли, покажу чего.
- Ясное дело. Дружеский. Так, - она глухо мяукнула и вскинула глаза на Желудя. А потом обернулась на лагерь, но конфликт Форели и Черники, как и ожидалось, был заглушен.
- Ненадолго. Патрули. Охота, - рвано отзывалась глашатая, шагая промерзлыми лапами, которых не чувствовала.

----> за Желудем

+3

573

Когда малец принялся разубеждать Сивую в ее неудачах касательно погибшего Бурана, она с улыбкой прислушалась к его словам. А он был неплох, очень даже - уже умел думать головой, а не подхвостьем, как многие юные и неопытные котята. Да и оптимизм ему был присущ - тот  самый, что был так похож на ее собственный. Сейчас, казалось, что из-за всех этих трудностей и бед даже Сивая зачахла и разучилась постоянно выискивать в происходящем свои положительные черты.
В самом деле, чего это я? Если я не буду держаться, то кто еще?
Проводив взглядом Змейку, со всех лап бросившегося в сторону ее пещеры, она понадеялась, что котик не разнесет все запасы трав и справится с заданием. В конце концов, оно было довольно простым. Серая расправила уставшие плечи и перестала уныло сутулиться. Ей тоже стоило отдать последние почести погибшему глашатаю. Пройдя к его телу, кошка легко коснулась пахнущего лавандой и другими травами затылка. Все, что она хотела ему сказать, уже было сгоряча произнесено в ее пещере.
Стыда за свои слова Сивая не чувствовала. Она все еще будто злилась на Бурана, хоть ни в чем произошедшем его вины не было. Но как тут не злиться, когда видишь Ручей - такую полумертвую, словно она сама уже одной лапой среди звезд?
— Кому, когда и сколько раз в день? — нагнал ее бодрый голос котенка, когда она уже отошла от тела и пропустила прощаться остальных соплеменников. Они все тоже горевали, но целительница уже взяла себя в лапы и не поддавалась всеобщей скорби. С нее хватит, пора дела делать.
— Это для Ручей, — ее взгляд метнулся к фигурке подруги; в ее сторону направился Желудь и что-то ей говорил. Сивая надеялась, что кот найдет правильные слова. — Маковые семена помогают успокоиться, уснуть и унимают боль. Но они опасны, — предупредила она котенка, отбирая из свертка два небольших семечка. — Котятам и ученикам можно не больше одного. Взрослым котам - от двух до четырех-пяти, но только если ситуация очень серьезная. Мак ни в коем случае нельзя есть просто так - можно и умереть.
На последних словах она постаралась напустить в голос предупредительной угрозы, чтобы малец точно запомнил свой первый урок. Смешно, но ей на мгновение подумалось, что он уже ее ученик. На эту тему Сивая прежде не сильно задумывалась, но теперь пролетевшая мысль плотно засела в голове. Кошка с интересом смерила Змейку взглядом.
Он вполне может справиться.
— Я отнесу эти зернышки Ручей - видишь, всего два. Они помогут ей немного расслабиться и уснуть крепким сном. Она так переживает, но станет чуть легче.
Целительница вздохнула и прохромала в сторону подруги со своей ношей. Не успела - Ручей поднялась рядом с Желудем, что-то ей выговаривающим, и оба направились прочь из лагеря.
— Ручей! — окликнула серая, понимая, что ее мак уже не пригодится. — Заходи ко мне, как вернешься. Пожалуйста.
Опустив глаза, она снова было как-то осела, сжалась. Тут же внутренне одернула себя - а ну хватит, что это за уныние? Желудь далеко не дурак, хуже не сделает. Он ей поможет.
— Вот видишь, Змейка, — негромко позвала она котенка, легко улыбнувшись. — Сегодня обошлись без мака - и это к лучшему. Где можно без него - лучше обойтись другими травами или чем-то иным.
Она покосилась в сторону кучи с дичью, почувствовав тянущее чувство голода в животе. Ну да, я же ела-то в последний раз когда?
— Принесешь старой уставшей целительнице рыбку? - спросила она мальца, подмигнув тому. — А потом поговорим еще, если тебе будет интересно.

+4

574

Медведица тут была ой как не к месту. Воительница была очень рада, что хоть кто-то заступился за неё, но уж больно она была увлечена тем, какой ответ даст Форель.
— Нет, - оттолкнул? Ну такой наглости Черника даже от Форели не ожидала. Сам же набросился, сам оплёвывал её обвинениями, а теперь выходит, что виновата она! Черника видела каждый брошенный в её сторону осуждающий взгляд соплеменников. Речной кошке захотелось взвыть, захотелось, чтобы сейчас пришёл Крестовник и проучил этого недоумка. Возможно, угольная была бы даже не против, если бы возлюбленный ещё раз придавил её брата ко дну озера. Ненадолго, но чтобы это проучило его. Смерти она всё ещё ему не желала. Пока что.
- О котятах волнуешься, мой хороший? - прошептала это кошка на ухо Форели, игнорируя, что он её оттолкнул, снова поддавшись вперёд, - Ты скажешь правду. Ручей. И всем, кто спросит тебя о случившемся, - Черника аккуратно провела лапой по хвосту брата и с каждой секундой выпускала когти чуть больше...и больше... - Иначе для твоих головастиков наше родное и любимое племя не будет самым безопасным местом, понимаешь? - замурлыкала кошка. Со стороны так вообще могло показаться, что они мирятся: Черника гладила хвост брата своей лапой, но за густой шерстью Форели не было видно, как с каждым нажатием воительница выпускает когти всё сильнее и сильнее, а шёпот становился всё тише и тише, - И Уклейка...бедняжка. Она может не проснуться в один из дней, не так ли? Как бы не хотелось, чтобы это случилось раньше положенного срока, - Черника отстранилась от брата и уставилась в его глаза, невинно хлопая своими. Ну, как говорится - на войне все средства хороши. Черника не позволит порочить её честь. Никому.
— Черника, лучше тебе послушать брата. Ваши склоки не к месту, когда племя оплакивает глашатая, - раздражённо посмотрев на подошедшего друга брата, Черника демонстративно фыркнула.
- Вот ты меня ещё поучи, да? - всего на несколько лун старше, а уже считает, что может раздавать какие-то приказы и советы. Кошка бросила быстрый взгляд на Бурана. Лицемеры. Так горюют, абсолютно все. Но  разве хоть кто-то отправился на его поиски? Сама же Ручей закрыла на его пропажу глаза, а теперь хвостиком убежала за новым другом. О детях так вообще забыла. И эта кошка смеет как-то поучать её, упрекать? Гнилая рыбина.

Отредактировано Черника (17-12-2019 01:20:22)

+5

575

— палатка оруженосцев

- Как много снега, звездные предки! Если бы шумящая река замерла, то брызги выглядели именно так, как это белая масса. Пышная, колючая и такая тяжелая! Почему я не повыше ростом?
Речушка удивлялась проворной, сильной Тростинке, которая так быстро скрылась и оставила вереницу следов и небольшой коридорчик. По сравнению с малышами, она способна была расчистить себе путь, в то время как они рушили барьеры, которые доставали им до мордочек, реже были по грудь.
- Здорово идти по тоннелю!
Первая ассоциация сулила успех и наплыв еще больших впечатлений. Так удивительно! Речушка помнила, что путь в палатку был другой, она даже чувствовала ветер. Она пригибалась к земле, тихонечко пищала, пятилась назад, замирала на месте - внезапный свист обрушивался на неё с разных сторон и пытался сбить с лап. И если бы не теплый бок Лососика, она бы отказалась от своего пути. Вдвоём они выстояли эту непростую, необъяснимую борьбу со стихией.
Не хватало только мамы и папы, они уж точно бы прогнали задиру-ветер!
Мысль о маме тронула чувствительную Речушку, и она загрустила. Ей очень не хватало её нежных слов, теплого носа, заботы и поддержки. Она тут же задалась целью найти папу и попросить его всем вместе сходить к ней.
- Мама будет очень рада нам. Она ждёт нас. Точно, нужно обязательно поговорить с папой!
Приключения, игры - они не заменят любви, которой малышке так не доставало.
Грусть долго не задерживалась. Пару минут назад котёнок помогла Тростинке и не удосужилась спросить её имени или даже запомнить. Мысли исчезали, как звезды поутру, она не могла ни на чем сосредоточиться до конца. Новая миссия ждала храброе, маленькое сердце: встретить или найти отца.
Маленькая снежинка осторожно коснулась носика Речушки, и она тихонько чихнула. Снова. Хрупкое тельце содрогалось от холода. Казалось, палатка оруженосцев находилась недалеко, она шла напрямую (в чем она была уверена). Тростинка оставила за собой следы, как они оборвались. Видимо, она свернула в сторону, ушла с поляны, и если бы не силуэт впереди, то котёнок рисковала бы потеряться.
- Лососик, ты там не отстаёшь? - спросила она, чуть обернувшись назад.
Странно, но видеть мир через голоса, звуки и размытые силуэты - фантастически. Вот, например, тени под лапами - ямки-следы, оставленные оруженосцем. Крохотные искорки, напоминающие звезды на ночном небе, - мерцающий снег. Вдруг, ей стало любопытно, куда же она, всё-таки, ползёт, и она подпрыгнула. Ничего. Еще раз. Впереди мелькнули на секунду большие пятна.
- А я уж думала, что заплутаем! Мы почти добрались! - оживилась она и продолжила штурм массы.
Речушка пробиралась, пока не увидела темно-серое пятно. Подобный образ мог принадлежать только отцу, и котёнок уже подпрыгивала, прокладывая новую дорожку.
- Я вижу папу! Скорее! - пропищала она брату.
И точно не ему, а себе. С новыми силами, как зайчик, она то показывалась, то снова скрывалась в снегу. К счастью, вереница оборвалась всего в паре метрах от протоптанного пространства, и малышка буквально ввалилась на поляну, усеянную следами котов и кошек. Лапки замерзли, она чувствовала нарастающую боль и тихонько пищала, не переставая дрожать. Только радость от узнавания отца не переставала согревать её, и она, вопреки неприятным ощущениям, устремилась к нему вразвалочку, дрыгая хвостиком и отряхиваясь от снега.
- Вот сейчас папа удивится! Мы нашли палатку оруженосцев и... даже друга!
Ей не терпелось на всю поляну заявить об этом, но она очень трепетно относилась к секретам, особенно к семейным, и её подвиг должен остаться среди тех, кому она доверяла. Правильно ли она поступила? А то, что покинула поляну без спроса? Она чувствовала себя виноватой, на какую-то часть, но слова благодарности, звеневшие и в сердце, и в теплых воспоминаниях не давали ей бояться. Она ничего плохого не совершила. Мама говорила, что: "просто так тебя никто не накажет".
- И правда, - подумала она. - Я поступила правильно!
Слепая детская уверенность. Или наивность? Речушка не представляла, что подвергла себя опасности - могла легко заблудиться. Плюс, замешала брата, который тоже мог нахвататься шишек вместе с ней.
- Пап, представляешь, мы совершили огромное путешествие! - обратилась дочка к коту, подходя. - Ой...
Она с любопытством глянула на Чернику. Она была самым темным пятном и резко выделялась среди снега.
- Привет! Пап, это кто? - её внимание быстро соскочило с незнакомки на отца. - Друг?

Отредактировано Речушка (17-12-2019 01:16:37)

+3

576

водопад --->

Ручей вернулась, ухватив по пути двух окуней у еще не замерзшего участка заводи. Лапы были чуть влажные, и хмурая глашатая, зайдя в лагерь, бегло оценила обстановку.
Удивительно, но тихо.
Как же ты справлялся, Буран? С такими-то персонами?
Непривычно тяжелый взгляд синих глаз упал на Форель и Чернику. Они миловались, будто мирились, но наказания избежать не удастся, даже если Созвездие еще не вернулась. Какой пример они подают таким многочисленным речным котятам?
Не хватало нам еще парочки Черник или Крестовников, и без того тошно.
Тяжко переглянувшись с Желудем, кошка оставила две рыбины в скудной куче и недовольно сморщила переносицу. Мало. Но патрули - чуть позже.
- Вы двое. Милуетесь? Славно, - подходя на мягких лапах, мяукнула Ручей, ступая так, что голова была почти вровень с телом, а из-под серой шерсти выступали лопатки.
- Раз Созвездие еще не вернулась, наказание вам обоим причитается с меня. Тебе, Черника, еще за выходку на границе не хватило, как и Крестовнику. Удивительно, что вы все еще с именами воителей, - бесстрастно подметила серенькая, поднимая голову. Прежде ей очень нравилась Черника, ее запал, её азарт, но он ушел совершенно не в то русло.
- Где Крестовник? За ним должен был присматривать Череп, - недовольно отведя ухо, кошка за ним же повернула голову. Но ни того, ни другого на поляне видно не было. Повернувшись к брату и сестре, Ручей отвела уши назад.
- Форель, займись утеплением детской. Для тебя это и вовсе первостепенный интерес, - бросая взгляд на Речушку, кошка едва смягчилась, но настроение снова понизилось до нужной планки.
- Черника, поступаешь под командование Желудя. Займитесь охотой, рыбалкой, утеплением - чем угодно, только чтобы к вечеру ты валилась с лап и едва доходила до подстилки. А не хватит занятий - пойдешь в ночной дозор за лагерем. Если у тебя столько сил, чтобы и ветряков гнать, и с братом цапаться - будем использовать во благо, - и уголки губ коротко приподнялись - впрочем, улыбка быстро исчезла. Она понизила голос, вглядываясь в две родственные и такие разные морды.
- Как вы не понимаете... - помотала головой Ручей, обращаясь к ним не как глашатай, а как кошка, живущая под одним кровом, единым племенем.
- Тени и Гроза и без того в союзе. Добавится к ним Ветер - нам конец. Слышали истории, как изгоняли племена? Хотите, чтобы котята росли на помойках или кисками двуногих? - она снова помотала головой, обращаясь к Чернике.
- Ты такая способная. Ты можешь все, так пожалуйста, думай, куда направлена твоя недюжинная сила. Чтобы быть уважаемой в племени, ты должна как минимум быть ему полезна, - и на этом она закончила, отступая и снова повышая голос.
- Желудь! Займись ей, - кивнув на черношкурую, кошка отошла, оценивая остальное.
Созвездие запропастилась. С ней Пчела, совсем малец... Нехорошо. Нашли время прогуливаться, замечательно просто.

+5

577

Выслушивая объяснения Ласки и Верховки, рыже-белый котёнок кивал с самым серьёзнейшим видом. А затем, проследив за взглядом брата, оглядел и Лебедя: увиденное показалось ему достаточно внушительным, чтобы поверить, будто этот здоровяк сможет защитить Ласку, если её кто-то обидит. Нет, конечно, Плющевик тоже был огромный - предки, как они вообще ходили и не чесали макушкой небосвод? - но белоснежный кот за счёт длинной шерсти выглядел ещё больше. Удовлетворённый увиденным, Ящерка расслабился; морщинка, пролегавшая над переносицей, исчезла будто по волшебству.

- Лебедь лучше, чем Плющевик, - заметил котёнок. Конечно, если бы его спросили, почему, то он бы поспешил неловко перевести тему, не желая сознаваться в причинах этого суждения. А заключались они в следующем: Плющевик попросту напугал его и косвенно послужил причиной позорного плача, который, естественно, совершенно не свойственен такому взрослому котёнку, как он. Но, разумеется, в этом он бы не сознался ни под какими пытками. Как взрослый.

Как взрослый он заодно выслушал объяснение Ласки о Лунном камне, но под конец делал это вполуха. Слишком мистическим и непонятным ему казалось повествование о духах, которые могут дать одному коту аж девять жизней. Нет, конечно, он не сомневался в том, что у Созвездие их больше, чем одна, но всё-таки...

- Там Речушка! И Форель! - объявил Ящерка брату, едва не подпрыгивая на месте от нетерпения. В Детскую идти совсем не хотелось, и он помчался неловкими медвежьими прыжками в сторону фигуры отца, проявляя, впрочем, на этот раз и осторожность: снова пропахать землю носом ему не хотелось. И пусть эта пробежка заняла у него гораздо больше времени, чем думал сам котёнок, он всё-таки добрался до серых отцовских лап. - Привет! Птица разрешила нам выйти погулять! Мы слушались Ласку и ничего не делали нехорошего, - доложил рыже-белый, помахивая коротеньким хвостом и с любопытством поглядывая на чёрную кошку.

+10

578

-->с границ река-ветер

[indent] Ответ Пчелы на время удовлетворил пятнистую и она не стала давить на него больше. Скорее всего мальцу и без того было не просто стараться быть таким как все. Слух, конечно, очень важен для кота в воительской жизни, однако его слабость, она слышала, может добавить остроты взамен другим не менее важным органам чувств. На то и надеялась, пока думала об ученике дорогой в лагерь. Крылатка и Щукатая убежали далеко вперед. Не пытаясь догнать их предводительница все равно чуть ускорилась, краем глаза наблюдая за своим подопечным: после продолжительного сидения в надежных стенах родного камыша котику должны были непросто даваться долгие пробежки. Впрочем, он не отставал, и Созвездие была этим более чем довольна.
[indent]В лагере было по обыкновению шумно. Отголосок громкого мяуканья Ручей настиг патруль в лисьем хвосте от входа. Нахмурившись, кошка замедлила шаг медленно минуя вход в лагерь, чтобы внимательно оглядеться. Взгляд коснулся серой глашатаи, отследил направление ее взгляда, остановившись сперва на Желуде, а затем на Форели и Чернике, которые судя по всему мило беседовали не замечая никого вокруг. Другие соплеменники тоже смотрели на них, и только маленькие котята под лапами старших своим присутствием слегка понижали градус витавшего в воздухе напряжения.
[indent] - Сходи спроси Сивую нужны ли ей свободные лапы для отряда по сбору трав. Она знает к кому обратиться, - склонив голову, негромко бросила она ученику. - В Детской совсем маленькие котята. Сейчас не тот сезон, чтобы можно было рисковать их здоровьем. Да и другим болеющим травы помогут оправиться и встать на лапы. Если захочешь, перекуси потом. Позже пойдем на охоту.
[indent] Когда бледно-рыжий котик убежал, пятнистая выпрямилась расправляя плечи.
[indent] - Мы перехватили Щукатую на границе с Ветром, видимо она собиралась спасать Бурана своими силами, когда я отказалась снарядить поисковый патруль, - остановившись рядом с Ручей после недолгого молчания произнесла она. - Желудь, у твоей ученицы на обе лапы хромает дисциплина, надеюсь, что в будущем это не доставит неприятностей, - повысив голос речная снова нашла глазами рослого воина. - Пусть ее энергия будет направлена на тренировки, а не на бесплотные попытки нарушить Воинский Закон. Среди нас уже достаточно дерзких юных умов, незаурядные способности которых несут племени одни проблемы.
[indent] Выдохнув, Созвездие оглядела остальных.
[indent] - Кстати о рыбках...
[indent] - Не вижу в лагере ни Черепа ни Крестовника. Они оба должны были заняться утеплением палаток. Вместе с Черникой, - глянув на Ручей вопросительным взглядом, бирюзоокая не спешила с выводами. В конце концов, ее не было в лагере все это время. Что-то определенно произошло пока она отсутствовала, но что именно - сложно было вот так сходу сказать.

Отредактировано Созвездие (18-12-2019 13:58:56)

+5

579

--> водопад
[indent] Сказать, что кота обидело то, что от его сокровенного, тайного места так легко отмахнулись - ничего не сказать. В один момент, все резко обесценилось и этот камень уже не казался таким красивым и загадочным. Булыжник и булыжник. Он проводил Ручей взглядом и вышел из пещеры чуть помедлив. Сможет ли он еще хоть раз ощутить эту атмосферу, дарующую надежду?
[indent] - В пекло, - процедил он, и рванул следом за глашатай.
[indent] Они шли молча и вошел в лагерь он чуть позже. И застал самый разгар разговора с Черникой. Он фыркнул и хотел уже пройти мимо, когда послышалось его имя и пришло осознание - одной проблемой стало больше. Помимо Щукатой, на него спихнули еще и черненькую соплеменницу. Воин только открыл рот, чтобы хоть что-то сказать, как тут же пришла Созвездие. И едва ли не слово в слово повторила сказанное глашатай, только в отношении младшей ученицы. Желудь моргнул.
[indent] - Вы бы хоть совещались, чтобы не повторяться, - недовольно буркнул воин.
[indent] Но кивнул. Ибо слово вышестоящих чинов, было, к сожалению, едва ли не законом. Но скрывать своего недовольства ему никто не мог запретить. Вот уж хорошо придумали, вместо того, чтобы разбираться с проблемной молодежью самим, они предпочли спихнуть ее на него! Замечательно. Сюсюкаться с Черникой он не собирался. Возиться, следить там чтобы она не дай Звездное племя не вздохнула не в ту сторону он тоже не был настроен. Желудь был не таким, совсем не таким. И это прекрасно знали окружающие. Так не было ли лучше отдать Чернику под контроль того, кто ходил бы за ней по пятам, раз верхушке нужны рабы, слепо повинующиеся всему?
[indent] - Так, - дождавшись, когда Ручей и Созвездие отойдут в сторону, начал Желудь так, чтобы слышала его только Черника, - Ты взрослая кошка, так что не подставляй меня, и я не буду няньчиться с тобой, - и громче добавил, чтобы слышала верхушка, - Ну что, поохотимся или пойдем утеплять палатки? - главное создать видимость деятельности, а там уж они разберутся.

+3

580

[indent]Несмотря на то, что племя заметно подкосила потеря Бурана, далеко не все соплеменники спешили подходить к телу для прощания, чтобы дать последние напутствия перед тем, как душа глашатая перенесется в Звездное племя. Так говорили Змейке в детской, и котенок предпочитал верить этому, ежели думать о том, что после смерти их всех ждет черное ничто. К тому же, история о Серебряном Поясе звучала слишком красиво, чтобы ее можно было с легкостью отмахнуть.

[indent]Пятнистый недоумевал. Несколько минут назад Змейка пришел к выводу, что Буран – любимец племени. Где же тогда вереница из горюющих? Почему все свободные места рядом с серым исполином до сих пор не заняты? Что вообще нашло на Речное племя? Даже если кто-то не был с Бураном достаточно близок, неужели нельзя было проявить элементарного уважения к ушедшему? Пожалуй, это был маленький пунктик у пятнистого: живых он уважал крайне редко. Расположения Змейки очень сложно получить, но уж если оно есть, то наверняка заслуженно. Та же Сивая была тому доказательством. А если так вышло, что при жизни Змейка кого-то не очень уважал или просто не был близко знаком, все равно он считал своим долгом, отдать почести погибшему. Больше всего раздражало, что очень беспокойные королевы пытались всеми силами оградить Змейку от разговоров о смерти и тем более вида настоящего трупа. Особенно, после того, что случилось с матерью котенка. Змейка только закатывал к небесам свои замечательные голубые глаза и находил другие способы, чтобы поступить по-своему. Если ему взбредет что-то в голову, то пятнистый с этим расстанется только через силу и достаточное количество контраргументов против его затеи.

[indent]— Это для Ручей, — ответила Сивая. Похоже, что целительница обрадовалась тому, как быстро прискакал Змейка. Пятнистый не стал скрывать своей довольной улыбки. Кто-то скажет, что в день прощания радости нет места, но Буран вряд ли хотел бы, чтобы все сидели с тучными лицами.

[indent]˝Надо будет расспросить Сивую поподробнее обо всех этих традициях, церемониях и воле Предков. Она ведь, как никак, умеет с ними разговаривать. Возможно, я даже застану сам процесс! Было бы здорово.˝ — в который раз подумал Змейка. Он лишь надеялся, что у него достаточно места в голове, чтобы запомнить все свои вопросы.

[indent]— Ручей? — переспросил пятнистый, скорее размышляя над новой информацией, чем спрашивая по-настоящему. Змейка повернулся в сторону глашатой. Она выглядела как минимум пугающей, а как максимум — настоящей грозовой тучей, которая должна вот-вот разразиться ливнем. В отличие от грома, который свойственен такой погоде, голос кошки звучал сухо, но с жесткими нотками. Хвост котенка обеспокоенно дернулся.

[indent]— Сивая, я не разбираюсь в этом, но ты уверена, что маковые семена помогут ей? Мне кажется, что ее раны вряд ли вылечат эти зернышки, — с оттенком печали в голосе проговорил юнец. — Она очень сильно изменилась, Сивая. Видишь? И так быстро, как по щелчку. Может, тебе стоит с ней поговорить, когда Ручей вернется?

[indent]Змейка не вешал головы. Не было привычки. И он не боялся говорить все, что ему придет в голову. По крайней мере, Змейка не считал себя глупым. Уж что-что, а голова у него работала как надо. Так почему он должен был стесняться? Он вслух высказывал все свои сомнения и идеи, но в то же время не перечил Сивой. Котенок слишком уважал целительницу, чтобы говорить с ней на повышенных тонах. Пока что ничего не случилось, чтобы Змейке вдруг захотелось спорить с ней.

[indent]С маковыми семенами пришлось повременить. По-видимому, пациентка решила проветриться. Что ж, это пока никому не повредило. Сивая, казалось, облегченно вздохнула.

[indent]— Вот видишь, Змейка. Сегодня обошлись без мака — и это к лучшему. Где можно без него — лучше обойтись другими травами или чем-то иным.

[indent]А котенок ответил только:

[indent]— Я запомню. И я рад, что ты снова улыбаешься, — и ускакал к куче с добычей. Ему и самому хотелось немного перекусить. Выудив одну рыбину, Змейка понес ее Сивой. Из-за добычи котенок практически не видел, куда идти, а потому смешно переваливался из стороны в сторону, то и дело пытаясь заглянуть то слева, то справа, чтобы видеть хоть что-нибудь. В конце концов, обед был доставлен по назначению.

[indent]— Угощайся, — промяукал Змейка, коротко мурлыкнув. После он тоже присоединился к трапезе, принеся с собой другую рыбешку, поменьше той, что досталась целительнице. Ему самому согрело сердце то, что он сделал Сивой приятное. Наверняка, это найдет отклик и в самой кошке.

[indent]— Мягкого мяса, — пожелал Змейка и сделал первый, самый вкусный, укус. Кровь и рыбный вкус тут же заполонили рот котенка. Он с наслаждением ел, думая о том, как же ему повезло родиться рядом с рекой, в которой полно рыбы.

+7


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна