У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
17.06 поиск последовательницы верховной матери - [подача заявок]
01.06 почетный персонаж [май] - результаты
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 581 страница 600 из 936

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

581

В последнее время спокойных дней было не так много. События менялись крайне быстро, а реагировать нужно было успевать. Очередная череда спокойствия прервалась. Рыжинка нервно дернула хвостом и села возле скалы. Она совсем недавно вернулась в лагерь. Огромное напряжение так и висело над лагерем Речного племени. Ей это не нравилось. И она тихонько молила предков, чтобы все закончилось благополучно. Рыжая видела волнение Тростинки, Ручей и других соплеменников, и оруженосцу отчаянно хотелось верить в чудодейственные целебные способности Сивой.
Речное племя, - голос Ручей отчетливо прозвенел над поляной, и Рыжинка тут же встала. Он ей сразу не понравился. Кошка обвела взглядом лагерь и заприметила около палатки оруженосцев Тростинку. Сначала послушаю, а потом подойду. Вот только, кажется, что нужно было это сделать в первую очередь. Но кто же мог подумать... Буран умер. Голос Ручей сорвался, и новоиспеченная глашатай ушла в себя. Это было слишком неожиданно. Для всех. Тростинка, - Рыжинка рванула в сторону палатки. Ей тут же захотелось оказаться возле подруги и поддержать ее. Вот только Тростинка рванула прочь из лагеря.
Тростинка! - выкрикнула рыжая, но ее голос быстро умолк. Вряд ли она смогла бы до нее докричаться. Сначала оруженосец хотела броситься за ней из лагеря. Ей стоит побыть одной.Она остановилась. Ее утешения вряд ли бы что-то сейчас дали. Какой толк от того, что она скажет ей успокоиться или то, что ей нужно с этим примириться? Рыжая никогда не умела по-настоящему утешать. Хороша подруга, - язвительная мыслишка ударила в голову, больно кольнув. Даже тут оказалась бесполезна. В тебе нуждаются, а ты ничего не способна сделать.
Было горько от гибели глашатая племени, да и просто дорогого подруге и племени кота. Рыжинка не очень хорошо его знала, но он многое сделал. И многое бы успел сделать...
Смириться порой тяжелее всего. Она переживала это, знает. Только это событие всколыхнуло давнюю боль от потери родителей. Но как? Она ведь уже примирилась, разве не так? Рыжая мотнула головой. Ты должна думать о подруге, о племени, а не об этом. Почему тогда все равно больно? Рыжая убеждала сама себя, что это не связано с утратой родителей, но она лукавила. На самом деле, она просто укрылась за делами, учебой, заботой и многими другими вещами. Спряталась от этой боли. Она не смирилась.
Держись, подруга, ты сильная. Рыженькая помнила, как тяжело ей далось пережить это. Она и сейчас надеялась, что Звездные предки забрали к себе ее родителей, а теперь и Бурана.
Рыжая подошла к телу. Нужно было попрощаться с глашатаем. Сделать это ради Тростинки, ради самого Бурана. Оруженосец коснулась носом его холодного затылка, по телу пробежала дрожь. Она задержалась и тихо прошептала: ты уж позаботься там о нас, в Звездном племени. Рыжинка шумно выдохнула и взглянула на небо. Мама с папой же тоже там, да?
Кошка замолкла. Почему-то теперь она была уверена, что Буран в безопасных лапах, у Звездных предков. Она развернулась и отошла от тела, уступив место соплеменникам. Им тоже необходимо было попрощаться. Правда речные жили своей жизнью. Для всех ли стало это потерей? Рыжинка оглядела лагерь. Нужно было отвлечься. 
— Я вижу папу! Скорее! - уши рыжей тут же отследили звонкий голосок котенка. Рыжинка повернулась и умилилась. Эти котята с таким усилием и успехом пробирались через снег к Форели. Усы янтарноокой дрогнули. Эти малыши полны энергии и интереса. Речушка напоминала ей Тростинку, чем-то. Оруженосец быстро достигла их и даже подпихнула Речушку, чтобы ей проще было перескочить через очередной сугроб.
- Как ловко вы уже бегаете. Небось и приемы какие-то уже вам показали? - Рыжинка с улыбкой обратилась к котятам. Пока подруги нет, можно было бы переключиться хотя бы так. Правда вот, если она не появиться, то придется все же идти искать.

Свернутый текст

Подправьте, если что-то не так поняла )

Отредактировано Рыжинка (19-12-2019 08:42:06)

+6

582

Речушка в последнее время редко видела отца: он то в делах весь, то уходил куда-то (очевидно, что в патруль или на охоту). Ей катастрофично не хватало его, поэтому она часто доставала Птицу и маму с вопросами: "А где папа? А когда папа вернется? Папа опять на охоте?". Да и день тянулся медленно, скучно и безрадостно, она это чувствовала особенно хорошо из-за отсутствия кого-либо. Иногда она думала, что надоела всем со своими вопросами, но не переставала их задавать. Кому, как не взрослым, известно, где пропадал воитель? Если братья не замечали пропажи, резвились, играли вовсю, то ей вот прям некого было достать. А, может, малышке хотелось чуточку разнообразия? Птица уже привыкла к ней, мама в силу болезни и общей слабости реагировала однобоко. Если бы не внезапное горе Тростинки, этот однообразный, потерянный день канул бы в лету.
Котёнок потерлась об его пушистую лапу, явно привлекая внимание, как услышала голос Ящерки.
- Ящерка-Ящерка! Я папу нашла! И не только! - в ответ запищала она.
Больше всего её голос подпрыгнул на словах: "я папу нашла". Она хотела рассказать брату обо всём: о их маленьком подвиге, совершенным ради оруженосца, о путешествии и сделать его день особенным. Ведь эмоции и события в её истории за такой короткий промежуток времени были особенными, и малышка чувствовала себя взрослой, хоть и не знала до конца, что это значит. Она впервые покинула поляну! Но отходить от теплой лапы отца тоже не хотелось: рядом с ним держаться безопаснее и приятнее, чем снова оказаться на холоде.
- Представляешь, я уходила с поляны! - похвасталась она, выпрямившись и распушившись.
Её грудка щекотала маленький, замерзший, снежный подбородок, и Речушка, желая покрасоваться, выглядела смешно из-за прилипшего или застывшего комка на мордочке.
- Вон туда! - она кивнула назад, где виднелся тоннель, проделанный оруженосцем и завершенный ею.
- А потом я нашла папу!
Она направилась вперед, к брату, и, пройдя немного вперед, укусила его за хвост.
- Я теперь быстрее тебя бегаю! Пап! Пап, смотри, я быстрее Ящерки!
Малышка чувствовала себя сильнее, чем она есть. Конечно, ведь не каждый котенок в её возрасте мог похвастаться таким открытием! Находиться под присмотром - не её стезя.
- И я так улизнула, что меня никто не видел, - с хитрецой подумала она.
Прыг-бух, прыг-бух! Что ни шажок, то малышка валилась в снег, который вызывал в ней ярое сопротивление. Сначала он препятствовал ей на пути к Тростинке, потом - обратно. Она чувствовала, что устала с похождений; для неё они были не только в новинку, но и тяжелы с непривычки.
- Ой, - пискнула она.
Что-то яркое появилось около неё, и малышка отшатнулась.
- Ой-ёй! - она на секунду испугалась.
Замерла. Нечеткая фигура возникла, откуда ни возьмись, на поляне. Когда она обратилась к ней, Речушка расцвела.
- Приёмы маскировки! Я открыла их! Надо сделать так! - она бухнулась в снег, замерла, после начала медленно двигаться в нём.
- Чтобы посмотреть, есть ли кто впереди, подпрыгнуть. Вот! - и точка на секунду показалась из сугроба. - Вот! Даже папа меня не заметил так. Пап? А давай в прятки! Давай! Давайте все в прятки.
Не скрывая энтузиазма, она выбралась из снега и отряхнулась. Конечно, холодно играть в разведчиков, но если к этому присоединяться все, то будет очень заманчиво и здорово. Наконец, она сможет предложить действительно оригинальную игру, которая всем понравится. Она очень надеялась на это.
- Давайте вы будете нас искать? - вопрос адресован был Форели и Рыжинке. - Ящерка, Лососик, прячемся!
Заводила не дала и рта раскрыть взрослым. Она очень хотела развеселить всех, удержать внимание отца на себе и поиграть.

Отредактировано Речушка (19-12-2019 00:36:52)

+6

583

[indent]Карпозуб чувствовал, как земля у него уходит из-под лап. То был не снег, а горе. И хоть Буран и был достаточно близким для воина котом, этой потери было слишком мало для того, ее одной, чтобы она так подкосила Карпозуба.

[indent]Черногривый думал об Уклейке, которая дала Речному племени новые жизни, но до сих пор была в тяжелом состоянии. О своей ученице Ясеннице. О Темнопуте, которого Карпозуб так давно не видел среди своих. Имена врезались ледяными осколками в плоть и душу Карпозуба, замерзая и оставаясь там. Воин не отходил от Бурана еще на долгое время, отдавая всего себя печали.

[indent]Воспоминания проносились перед мысленным взором Карпозуба, не давая ни минуты покоя, напротив, только еще больше открывая загнивающую рану в сердце. Черногривый всегда был улыбчивым котом, простаком, который умел радоваться маленьким и большим моментам. В то же время, большинство знало Карпозуба как настоящего воина, он бы с готовностью рванулся в самую гущу боя, когтями и зубами отстаивая честь своего племени.

[indent]˝Но скажи честно, тебе когда-нибудь по-настоящему помогла твоя улыбка?˝ — пронеслось в голове, и Карпозуб почти с яростью зажмурился еще больше, до боли в веках.

[indent]˝Никчемный наставник, зловонный жук среди своей семьи, ты потеряешь всех, кто тебе дорог. Посмотри! Это происходит прямо сейчас.˝ — не унимался голос, и Карпозуб бы закричал, если бы не было столько свидетелей его отчаянию. Поэтому черногривый сдерживал свой крик, свою боль, но от этого не становилось лучше.

[indent]Холодный ветер принес ему запах. Пожалуй, самый дорогой и любимый. В сердце закололо сильнее, когда в мыслях проскользнуло ее имя — Созвездие

[indent]˝И ее ты тоже потеряешь.˝

[indent]На негнущихся лапах Карпозуб поднялся. Непривычный белый свет ударил по глазам, и воину понадобилось время для того, чтобы приспособиться. Черный кот подобрался к предводительнице как раз во время, чтобы он успел услышать ее распоряжение. Хвост Карпозуба дернулся. Желтоглазый помнил, что вызвался помогать Сивой для сбора трав. Пока еще можно было что-то собрать, стоило не медлить и выдвигаться прежде, чем наступят холода. Однако, кто знал, что так выйдет?

[indent]Невидящим, усталым взглядом Карпозуб обвел пятнистый силуэт возлюбленной. Все ему вдруг показалось таким бессмысленным. Стоит ли вообще шевелиться, если ты уже знаешь заранее, что все потеряешь?

[indent]— Созвездие, — сухим шепотом проговорил Карпозуб, подзывая кошку. — Я хотел спросить про Ясенницу. Она... история с Изломом повторится, верно?

[indent]Карпозуб выглядел таким забитым! Словно Двуногие схватили и загладили его своими голыми лапами, не давая ни возможности выбраться, ни вдохнуть хотя бы немного свежего воздуха. Если обычно подбородок глядел на горизонт, а хвост развивался за спиной кота, то сейчас голова воина была опущена, хвост стелился по земле, собирая ошметки листьев и снег, а взгляд был таким же пустым, как высохшее озеро.

[indent]Карпозуб отчетливо помнил тот роковой день, когда первый его ученик едва не погиб. До сих пор тот случай являлся воину во снах. Чувство вины не отпускало его. А сейчас снова. Ясенница...

[indent]˝Видит Звездное племя, она этого не заслужила!˝

[indent]— Я никудышный наставник, — бросил Карпозуб.

+6

584

офф

до прихода Созвездия

Резко приблизившаяся к Форели Черника, заставила воина чуть приподнять подбородок, чтобы не коснуться с ней лбами. Родной запах сестры сейчас казался чем-то тошнотворным, словно бы к носу Форели поднесли тухлую рыбу. Как удивительно, в какой короткий срок могут разрушиться отношения между братом и сестрой. Как быстро меняются взгляды на окружающий мир, когда вокруг тебя происходит столько событий. И все они, в основной своей массе, отрицательного характера. Форель начал меняться еще со времен становления воителем. Его улыбчивость, любопытство и неусидчивость с фантазерством постепенно улетучивались, сменялись смирением, хитростью и наблюдательностью. Мраморно-серый воин познавал мир уже будучи без своего наставника. И этот мир был не так приветлив и мил, как при Карпозубе. Теперь все проблемы ложились на одни лишь плечи Форели и со всеми ими коту приходилось разбираться самостоятельно. Вот она - жизнь воителя. Это тебе не сладкие легенды о бравых подвигах и воспеваниях. Здесь кругом была одна лишь грязь, склоки и выживание.
— О котятах волнуешься, мой хороший? - подаваясь вперед, зашептала Черника. Форель заметно напрягся, но отступать не стал, — Ты скажешь правду. Ручей. И всем, кто спросит тебя о случившемся, - мраморно-серый недовольно взглянул на Чернику, широко раздувая ноздри в знак протеста. А больной ум начинал рисовать взаимосвязь в каждой сказанной фразе чернобокой. Ластясь о брата, кошка всем своим видом показывала окружению о своих благих намерениях. И только янтарные глаза Форели отчетливо читали в каждом движении Черники ненависть. Ее лапа осторожно коснулась хвоста брата. Он начала проводить ею, словно мать оглаживает свое любимое дитя. Медленным, очень аккуратным движением, Черника проводила по хвосту Форели, а тот, словно статуя замер. Воительница зажимала хвост все сильнее и сильнее, пока темно-серый не почувствовал острые уколы от когтей. Черника умело пользовалась положением, вычерчивая перед остальными картину примирения, а сама же все глубже и глубже впивалась своими когтями в подшерсток Форели. Кот искаженно поморщил переносицу, но терпел, — Иначе для твоих головастиков наше родное и любимое племя не будет самым безопасным местом, понимаешь?
Округлившиеся глаза Форели опустились на уровень с Черникой. Он не верил своим ушам, что такое вообще могло быть произнесено. Отстранившись от сестры на пол уха, кот с угрозой, смешанной с растерянностью смотрел на Чернику.
— И Уклейка...бедняжка. Она может не проснуться в один из дней, не так ли? Как бы не хотелось, чтобы это случилось раньше положенного срока, - Форель осклабился, готовый прямо сейчас вновь наброситься на Чернику.
- Ты спятила, - и вроде голос его звучал достаточно грозно, но тихо, чтобы слышала только сестра. Только были все же в нем нотки неподдельного страха и разочарования.
Он был готов к чему угодно, но не к такому. Нет.
- Ты не тронешь мою семью. В ином случае тебя ждет изгнание. А без племени ты никто, - а внутри назревал липкий ком. Столь чисто была ненависть Черники к брату, что он было поверил во все сказанное. И если сейчас произошло то, чего Форель совершенно не ожидал, то где уверенность в том, что все не произойдет снова? Что слова Черники окажутся не просто словами... Голова кипела.
И хотел было Форель ощериться на черную сестру, как возникла перед его мордой Ручей.
— Вы двое. Милуетесь? Славно, - кот отступил от сестры, кивая Ручей в знак приветствия. А сам подрагивал от злости, смешанной с растерянностью, — Раз Созвездие еще не вернулась, наказание вам обоим причитается с меня... Форель, займись утеплением детской. Для тебя это и вовсе первостепенный интерес, - янтарноглазый недовольно взглянул на Чернику.
Наказание от глашатой резануло по чести Форели, что на мгновение даже стало стыдно за содеянное. Отругали, точно мелкого оруженосца. Виновато взглянув на Ручей, Форель все же не потерял морды и утвердительно ответил:
- Хорошо, Ручей, сделаю, - взгляд коснулся Черники. В голове проносились ее слова-угрозы. Прямо сейчас Форель стоял перед огромным выбором - поддаться на провокацию Черники или нет.

Секунды казались вечностью.

Слова Черники болезненно всплывали настоящими образами.

Он сломался.

- Драку я инициировал, - вырвалось из груди Форели, - Не Черника.
"Ну что? Теперь довольна?! И только попробуй. Только посмей."
Будто бы позвоночник ломали сразу в нескольких местах. Все тело ломило. Темно-серый, казалось, даже не слышал дальнейшие наставления глашатой. Лишь обрывки.
— Как вы не понимаете... нам конец... Хотите, чтобы котята росли на помойках? - Форель помотал головой, отрезвляя сознание.
- Нет, - простовато ответил Форель, чувствуя себя вновь оруженосцем, - Этого больше не повториться, Ручей. Обещаю, - кот склонил голову в смиренном жесте, чувствуя как в жилах закипает от накатившего стыда и страха кровь. Стыдился, что так поступился с Черникой, подставив все племя. Страшился слов сестры, поверил.
Вновь вернули Форель к реальности его котята, мигом рванувшие к своему отцу. Первым делом подлетела Речушка, своей активностью напоминающая мать в юные годы.
— Пап, представляешь, мы совершили огромное путешествие! - кот натянуто заулыбался, стараясь выглядеть перед своими детьми жизнерадостным и уверенным в себе. — Привет! Пап, это кто? Друг?
Форель закусил губу, медленно поднимая взгляд на Чернику. Затянулась легкая пауза, после которой Форель все же ответил дочке.
- Это Черника, - "А кто ты, Черника? Предательница." - Нет, Речушка, она нам просто соплеменница, - "Которая шкуру продаст за то, чтобы быть рядом с Крестовником. Которая будет угрожать родному брату расправой его семьи."
— Привет! Птица разрешила нам выйти погулять! Мы слушались Ласку и ничего не делали нехорошего, - подлетел и Ящерка.
У Форели начали глаза разбегаться. Котят своих он очень любил. И старался дать им все то, что дала бы им и Уклейка.
Отвернувшись на мгновение, Форель шикнул на Чернику, глядя на нее взглядом отца, готового защищать свое семейство.
- Тебя Желудь заждался, - ненавистно прошипев, Форель вмиг вновь повернулся к котятам, меняясь в выражении морды. Растягивая улыбку до ушей, мраморно-полосатый потрепал каждого из котят лапой по головам.
"Где Ласка с Птицей?"
Как управиться с этой оравой кричащих пищащих котят Форель и понятия не имел, а потом басовито позвал королев.
- Птица, Ласка - я не королева, мне одному с ними не управиться, - да, кошки бы тут не помешали. Форель пока мало соображал, как правильно ему следует себя вести с котятами. Они же такие... маленькие. Совсем еще юные. А вот и Речушка в сугроб провалилась. У Форели тут же взыграли инстинкты и он спешно схватил малышку за загривок, вытаскивая из сугроба.
- Будь осторожнее. Снег холодный, вы можете замерзнуть, - а тем временем голова просто вскипала от обилия информации.
Рядом стоял и Рогоз. Тот, с кем Форель так и не успел поговорить. С другой стороны... у темно-серого было наказание. Возможно, Рогоз составил бы ему компанию?
- Рогоз, нет желания пройтись до берега? - прямо спросил у черного воителя Форель.
— Давайте вы будете нас искать?  Ящерка, Лососик, прячемся! - услышав слово "искать", Форель тут же отвлекся и только громче позвал кошек.
- Ласка, Птица! - а потом обратился в частности и к своим котятам, - Ваш отец сделал одну нехорошую вещь. И теперь я должен выполнить поручение нашей глашатой, чтобы загладить свою вину, понимаете? Поэтому я должен ненадолго отлучиться. За вами присмотрят Птица с Лаской. Как только вернусь - обязательно поиграем в... великих предводителей. Я вас научу. Договорились? - мягко сказал Форель, глядя на котят.

Отредактировано Форель (19-12-2019 17:56:56)

+10

585

с границы
Иные мысли не могли задержаться в голове, напрочь одурманеной радостью от предстоящей встречи с отцом, но, впрочем, кое-что она успела подметить: когда появится время, надо будет попросить Созвездие повторить, что она там говорила, а Пчеле - напомнить разницу между пчелой и щукой, раз тот уж осмелился вставить своё слово в такой не подходящий момент. Но задерживаться в пути Щукатая не хотела даже для того, чтобы разобраться со всем этим - в лагере её ждал отец!

На поляне, казалось, и мальку не протиснутся: много котов и кошек, воителей и оруженосецв собралось для... Каждый, наверное, для своего. Атмосфера царила немного напряжённая, но Щукатая не могла заметить этого, а, если бы и обратила внимание, то списала бы на то, что все смущены от того, насколько же их распирает радость от того, что и Буран, и Щукатая вернулись. Всматриваться в эмоции на их морде или вслушиваться в оживлённые разговоры тоже не было времени: Щукатая, переминаясь с лапы на лапу в нетерпении, высматривала высокую макушку отца, но никак не могла её отыскать. Зато рядом была Ручей.

- Мама! - звонко заявила о своём появлении Щукатая, - Мама, я вернулась! Голос юной кошки был такой радостный, словно она совсем позабыла, сколько правил нарушила, убежав одна на границу. Она и впрямь на время позабыла об этом, слишком уж мысли были заняты другим.

Одарив мать улыбкой до самых ушей, Щукатая тут же отвлеклась и продолжала высматривать Бурана. Он, может быть, где-то спрятался, чтобы устроить дочери сюрприз или был уже занят?

- Он не на поляне? - не тратя время на объяснения, спросила у матери Щукатая, - Где он, не успел же в патруль уйти? Он спрашивал, где я, да?

А Буран бы точно спросил. Он не мог не поинтересоваться, почему его любимой, как Щукатая была уверена, дочери нет в лагере. Она была его особенной рыбкой всегда, с того самого момента, как он только впервые её увидел. Ещё по пути из лагеря Щукатая решила, что после того, как она насладиться встречей с отцом, ей обязательно станет стыдно перед племенем за то, что заставила всех переживать за себя в такое трудное, не подходящее время. Она поговорит с предводительницей и попросит у неё прощения не потому, что кто-то заставит её, а потому, что она сама решит, что так будет правильно. Но это всё будет потом, может, только вечером или даже утром - только тогда, когда отец устанет от её объятий.

+7

586

Провожая взглядом к куче с дичью - резво же он за рыбкой побежал! - Змейку, кошка мысленно прокручивала его слова. Маленькие иногда так тонко чувствуют окружающих, что диву даешься. А еще котят называют неразумными - да ничего подобного, они-то как раз и разумны, не замутнены еще сбивающим с толку жизненным опытом, который периодически подводит при попытке на него сослаться.
Действительно, Ручей и без мака справляется, я просто.... переволновалась за нее и попыталась успокоить скорее себя, нежели ее саму. Как только вся эта беготня уладится, я поговорю с ней. Змейка просто молодец.
Она улеглась на снег, почти не чувствуя его холода из-за плотной шерсти на животе, да и лапы подвернула так удобно. Неплохо. Следя взглядом за своим - возможно? - будущим учеником, она легко улыбалась уголками губ. Вокруг происходила такая кутерьма, что уследить за ней было тяжко, да и не очень-то хотелось. Целительнице хватало и своих забот.
— Угощайся, — малец вернулся с вкусной и ароматной рыбой, и Сивая благодарно кивнула ему, лапой двигая принесенную рыбу поближе к себе. От запаха пасть мигом наполнилась слюной.
— Видишь, теперь я улыбаюсь еще больше. Такая рыбина, мм.
Целительница вгрызлась во вкусную, свежайшую мякоть и едва не пропустила за собственным жеванием пожелание Змейки - кивнула в ответ, не отрываясь от трапезы. Что-то действительно в последнее время она ела слишком неравномерно и редко, наверняка исхудала от постоянных тревог и расстройств. Сейчас об этом думать не хотелось - не за едой же снова переживать.
Вернулась Ручей, вернулась Созвездие с учеником - серая не удержала облегченного выдоха при виде обеих дорогих ее сердцу соплеменниц, что были хотя бы внешне в полном порядке. Тут же болезненно кольнуло где-то в груди: вернувшиеся ведь еще не знают о гибели Бурана. Становиться вестницей Сивая не хотела, и потому осталась на месте, переглянувшись со Змейкой.
Нужно не забыть поговорить с Созвездием об ученике. Пожалуй, мы могли бы попробовать.
Наблюдать за конфликтом с Черникой, Форелью и Ручей не хотелось, и потому свое внимание целительница обратила на резвящихся котят. Вот уж кому все было нипочем, счастливое время, раннее детство. Они были такие славные.
— Знаешь, Змейка, — негромко позвала она, наконец расправившись со своей рыбой. — Ты ведь совсем скоро учеником станешь, уже пора, — она хитро присмотрелась к светлому котику. — Не хочешь попробовать стать моим учеником?
Она не любила тянуть резину, а ждать каких-то знаков от предков, ходить вокруг да около не собиралась. Если она сделала правильный выбор, то рано или поздно поймет это, да и вездесущие клятые Звезды все же поспешат это подтвердить, вместе с подтверждением своей мудрости.
— Предложение по времени не ограничено, так что можешь подумать. Даже мно-ого подумать, — она снова улыбнулась котенку.

+6

587

— Ты не тронешь мою семью. В ином случае тебя ждет изгнание. А без племени ты никто, - Черника и сама не верила в то, что сможет убить кого-то, тем более из своего родного племени, но ради своей выгоды она могла сказать что угодно. Слова - это не действия, так что какая разница? Это уже Форель виноват, что он на столько глуп, раз в них поверил.
Угольная кошка довольно ухмыльнулась, когда прочла в глазах брата испуг и злость. Поверил.
- Ты можешь все, так пожалуйста, думай, куда направлена твоя недюжинная сила. Чтобы быть уважаемой в племени, ты должна как минимум быть ему полезна, - тут как тут уже подоспела Ручей. Воительница постаралась не кривить морду при появлении глашатой, её глаза были устремлены лишь на Форель, хотя кошка и обратила свою мордочку и слух на бывшую подругу.
Ну. Скажи же.
Чернике не нравилось, что серая кошка отчитывает её словно котёнка, скорей бы брат набрался мужества и сказал то, что от него требовалось.
- Ну же, Форель. Не так ведь сложно говорить правду, - лукаво улыбнулась кошка, слегка склонив голову на бок. Эта ситуация и секунды её не забавляла, но нужно было сохранять лицо.
— Драку я инициировал.
В этот момент Черника едва заметно выдохнула. Расправив плечи, кошка пригладила распушившуюся от волнения шерсть и с обидой уставилась на Ручей. Один инцидент на границе и вот уже она кругом виновата! Оставалось только надеяться, что признание брата положит начало воскрешению репутации Черники. Пусть Ручей не извиняется, не важно. Главное что знает правду.
— Нет, Речушка, она нам просто соплеменница, - Черника хмыкнула. Так по-детски и смешно. Он действительно думал, что это заденет её? Черника поняла, что Форель больше не брат ей, когда тот набросился на неё. Со спины! Казалось бы они должны были распрощаться с кровными узами, когда серый начал якшаться с Уклейкой, но нет! Черника имела глупость дать ему шанс исправиться. Но не теперь.
Черника опустила взгляд на отпрыска Форели, с упоением отмечая, что эти идентичные глазам брата глазёнки Речушки, уставившиеся на неё, ничуть её не волнуют.
— Тебя Желудь заждался.
- Займись своими делами, мамочка, - фыркнула Черника, наконец обращая своё внимания на свою обузу.
— Ты взрослая кошка, так что не подставляй меня, и я не буду няньчиться с тобой, - воительница равнодушно кивнула,— Ну что, поохотимся или пойдем утеплять палатки?
- Поохотимся. Мне нужно прогуляться, - решила кошка, еле сдерживаясь, чтобы не бросить раздражённый взгляд в сторону Форели и его котят.
Ты не должен был стать таким. Это же смешно.
>>>мостик двуногих

Отредактировано Черника (20-12-2019 21:15:39)

+6

588

.начало игры

«Когда слабость берет над тобой верх — тогда смерть заносит над головой косу, погружая твое сознание в пучинную бездну отчаяния и боли. В той тьме сыро, а прогнившая земля перестает быть опорой для твоей веры и надежды. Белесая дымка путается в шерсти и проникает в разум, уничтожая последние остатки здравого смысла, и ты боишься, боишься оступиться. Ведь если ты упадешь, а ты упадешь, то размякшая земля поглотит тебя и твою плоть, оголив кости, сердце и душу. Но этот исход на вряд ли будет устраивать тебя, иначе тогда вскроются истинные мотивы твоих поступков и проблемы, которые ты так тщательно скрываешь от нежелательных взглядов.» — примерно такую характеристику ты могла дать нынешнему Речному племени, чьи силы внезапно иссякли. Глядя на соплеменников сейчас, ты с уверенностью могла сказать, что каждый из них не мог точно знать, стоит ли делать следующий шаг или нет. Все они были больше не собратьями, а просто котами, живущими «под одной крышей». Все они бродили в тьме той бездны, ослепленные запахом боли страха и отчаяния.
Речное племя нагнуло голову перед смертью, все выживали как могли, стараясь найти хоть что-то положительное в сложившейся ситуации. Но слабый ты — никогда не выберешься на свет, пока не осознаешь свою ошибку и не искоренишь ее.

Ты моргнула, медленно повернула голову в сторону, успевая при этом окинуть недобрым взглядом собравшихся на поляне котов.
На душе камень.
Все искала ту, что превратила племя в слабое сборище, хотела бы заглянуть ей в глаза, окунуть мордой в пепелище негодования собственной души.

К сожалению, скрутившая разум мощная спирать не даст тебе сегодня напитаться безысходностью и горем соплеменников. Многие скорбели по ушедшему от вас Бурану, общая боль, кажется, на секунду сплотила их.. но ты, тебе это было вовсе неинтересно. От тебя веяло холодностью и отчужденностью, что несомненно пугало твоих собратьев. Плевать. Ты так решила. Ведь им тоже было как-то все равно.
Дернув ухом, ты снова повернула голову в сторону, но уже на злобное шипение Черники и Форели, которые явно нашли причину для развития конфликта. Похоже, эти двое оказались слишком слабовольны и не выдержали всеобщей безысходности, гнетущей атмосферы. Как хорошо, что ты не страдала подобными проблемами.
И снова взгляд ушел куда-то в сторону, вспыхнув уже бледным огоньком. Выпускай ворона на охоту. Ты выпрямилась и замерла, глядя как черная шерсть мелькая среди соплеменников, как раз продвигаясь в зону произошедшего конфликта. Неужто интерес до мурашек пробрал? — хихикнула ты про себя. Ты резким движением сорвалась с места и направилась в сторону Рогоза, который уже успел подойти и даже заговорить с поспорившими.
На самом деле ни Форель, ни Черника не интересовали тебя. Ты подошла сюда только ради своего воина.

Рогоз..

+7

589

Набежавшие котята делу не помогали, и если Черника вела себя по-юношески гордо и откровенно глупо, то Форель сделал неожиданное признание, заставившее кошку удивленно вскинуть брови.
— Драку я инициировал, — тяжело, словно через усилие выдал серый кот, и Ручей перевела взгляд на его сестру, — Не Черника.
- Уважаю за то, что сказал правду, но проступок от этого не уменьшился, - оценив Форель взглядом с макушки до лап, среди которых уже ютились котята, кошка отвела уши назад.
Как малыши невовремя, тут взрослые разговаривают.
— Этого больше не повториться, Ручей. Обещаю, - с чувством раскаяния заявил Форель, и серая коротко ему кивнула.
- Я на это рассчитываю.
От Черники, впрочем, любезностей ждать не стоило. Конечно, это разочаровывало синеглазку: некогда пылкая ученица, а после - рьяная молодая воительница делилась с ней тем, что на душе, и даже первые проблески влюбленности черношкурой в Крестовника глашатая застала, но потом... Пестрый воитель, ведущий себя хуже нерадивого оруженосца, оказался плохой компанией для молодой и энергичной Черники, вовлекая ту в неподобающие хорошей, уважаемой воительницы ситуации.
Словом, Ручей была разочарована тем, во что превращалась Черника. Никогда прежде такие до добра не доходили, и если в ближайшее время молодая и, увы, пока еще глупая речная кошка не одумается, последует за своим Крестовником, который - по мнению глашатой - уже одной лапой был в одиночках.
Лучше так, чем знать, что у тебя в лагере живет некто настолько нестабильный и опасный для соплеменников.
От одной мысли сердце сжималось: Крестовник в бытность учеником в рот Львинозвезду смотрел, и Ручей была уверена, что будь бывший лидер живым и невредимым, он бы доучил трехцветного как положено, взрастил из него достойного воителя Речного племени, но... увы, умения думать на холодную голову Львинозвезд вложить не успел.
И это вылилось в такую проблему.
"Не доглядели", - признавая свою и Созвездия ошибку, тяжело, со вздохом подумала серая, провожая взглядом Желудя с его новой подопечной и одновременно замечая предводительницу.
И с ней Щукатую, которая со всех лап неслась к глашатой.
"Ну слава предкам", - с долей облегчения успела подумать Ручей, приподнимая переднюю лапу, чтобы подхватить к себе явно намеревающую поджаться к ней дочь.
Но все было хуже.
— Он не на поляне? — затараторила ученица, которую обыскались, и серая померкла, хмуро отводя уши назад, — Где он, не успел же в патруль уйти? Он спрашивал, где я, да?
- Нет, - тихо мяукнула речная, чуть ссутулившись. Тяжело выдохнув, она заглянула в самые глаза своей буйной и беспокойной дочери.
- Бурана принес Желудь. Не приходя в себя, он... умер, Щукатая, - и пусть все думают, что эти слова даются Ручей легче положенного. Она теперь глашатая, и должна оставлять личное в себе.
Но сейчас боялась даже коснуться двуцветной дочери, глядя на нее во все глаза.
- Это несправедливо, - тихонько, только ей шепнула Ручей, глядя куда-то вдаль.
- Но так случилось. Прости, малышка, - не зная, отчего она просит прощения, тихо мяукнула воительница, выпрямляясь.
Щукатая была умной девочкой и поймет, что чувствует мать.
И что ей надо быть сильной. Им обеим.

+6

590

Птица наблюдала, едва высовываясь из Детской, за передвижениями котят. Изначально она следила за ними неотрывно, чувствуя против воли, как сжимается с тоскою сердце: а вдруг они поранятся или успеют встрять в какое-то приключение? Едва малыши открыли глаза, они тут же проявляли столь непохожие друг на друга и, возможно, на родительские характеры; ещё один признак того, что под взорами Ласки и Птицы расцветали новые личности, а не полные копии Уклейки и Форели. Когда же котята на поляне начинали повышать голос или приставать к старшим, старшая воительница напрягалась, но усилием подавляла желание вскочить с места: она знала, как важно юным членам Речного племени самостоятельно исследовать лагерь и вырваться из под неусыпного контроля. Да и Ласка, к счастью, была рядом.

Однако, когда пришла пора церемонии прощания над Бураном, тенью она выскользнула из палатки и проследила за весьма бодро шагающими юнцами, которые, к счастью, встретили Форель и Чернику. Вежливо кивнув чёрной воительнице, она встала чуть позади. — Ласка, Птица! - что же, а вот и сигнал, что пришла пора оказывать помощь.

- Не волнуйся, я прослежу за ними, - улыбнулась пятнистая кошка, обвивая хвостом малышей и оглядывая их носишки: розовые, ничуть не приобрели синеватый оттенок, сигнализировавший о необходимости возвращаться в Детскую. - Форель очень скоро вернётся и, если хотите, мы можем подождать его на поляне или в палатке. Заодно и отдохнуть от исследований.

+3

591

Быстро сократив расстояние, отделявшее её от матери, лавируя между воителями и игнорируя всё остальное, Щукатая прильнула шеей к её плечу, задирая вверх морду, чтобы смотреть прямо на Ручей. Как бы ни хотелось ей рвануть к ферме, Щукатая была рада, что так скоро смогла уткнуться в родной серой бок. И всё-таки нежится было тоже некогда: Щукатая требовательно тыкалась в шею Ручей, торопя с ответом, но то, что она услышала, никак не могло уложиться к ряду вместе с тем, что она ожидала. Щукатая обомлела, но поторопилась несогласно завертеть головой и немного отстраниться.

- Ой, да как бы ни так, - поспешила ответить Щукатая, игнорируя внезапно нараставший комок в горле, - Я понимаю, что нельзя было убегать. Но можно же меня потом наказать, да?

Юная кошка раздражительно фыркнула - в это она уж точно не поверила бы! Мать рассказывала ей, очевидно, сущую ерунду, и ни сама шутка, ни тон Ручей и её серьёзная морда совершенно не нравились Щукатой, и она нахмурила брови. Мать выглядела непривычно печальной, но, быть может, она просто устала? На её нежные серые плечи в последнее время свалилось многое, и дочь понимала это. И всё-таки было во взгляде Ручей что-то такое, что пробирало до самой дрожи. Пускай Щукатая и отказалась верить, что Бурана и вправду больше нет, волнение в её груди стало перерастать в самую настоящую панику. Не желая слышать повтора из уст матери, Щукатая отпрыгнула от неё и обернулась в сторону племени:

- Буран! - выкрикнула кошка в толпу соплеменников, сдерживая надрывы в голосе, - Выходи, хватит прятаться, Буран!

Странную шутку отец придумал, какую-то... Слишком жестокую что ли. Щукатой впервые пришло на ум, что что-то не смешно или слишком. Все те многие разы, когда ей со зла приспичивало подшутить над кем-то другим, она о таком не задумывалась. Но сейчас было уж точно слишком. Быть может, Щукатую просто было не слышно во всей этой толпе? Предположив это, юная кошка отстранилась от бока матери и, словно ошалевшая, широко разинув глаза и даже не глядя себе под лапы, зашагала сквозь толпу в сторону целительской.

- Бура-ан! - окликнула отца кошка, уже немного подвывая, стукаясь в то же время об кого-то из занятых взрослых лбом, - Это не смешно! Что у вас за манеры!

Не приглядываясь, чья лапа встала у неё на пути , и не оглядываясь на мать, которая отчего-то решила поддерживать это дикое развлечение, Щукатая добралась до целительской и второпях сунула туда морду, уже начиная готовить улыбку для встречи с отцом, но... Там никого не было. Сивая, Щукатая успела заметить, была на поляне. Она бы должна как раз лечить Бурана... А в целительской никого. Быть может, Щукатая придумала, что чувствовала в пороге запах отца. Наверное, даже наверняка выдумала - там так пахло разными травами, что не разобрала бы на самом деле. Но кошка была уверена - Бураном тут пахло.

- Ну па-ап.., - тихо протянула Щукатая, медленно вынимая морду из прохода в целительскую и оборачиваясь назад, на племя.

Они сказали ей, что он дома. А он - в земле. Все лгут.

Кошка сгорбилась, словно бы ощутила резкую пронизывающую боль где-то в районе живота и грудины. Так-то так и было. Шея втянулась, словно хотела залезть в тело вместе с головой и больше здесь не быть, ни видеть и не слышать, а уши печально уползли назад. Это не шутка. Как Щукатая съёжилась телом, так скукожилось у неё и внутри. Она знала, что такое смерть, понимала, что иногда Предки забирают наших родных и близких к себе, на Звёзды. Понимание, что так бывает, никак не приносило ей осознания, что это и вправду бывает. И, как ни крути, будет со всеми: и с её матерью, и с сестрой, с подругами. Даже с ней самой. К сожалению, познать эту правду Щукатой довелось именно вот так.

А поляна жила, суетилась. Вокруг туда-сюда сновали воители и их оруженосцы: они жили той жизнью, которой их обязывал порядок и Закон. Внутри юной кошки глубокая боль утраты сплелись вместе с шоком и злобой, именно той, с которой она так рьяно отбивалась от слов Созвездия и рвалась через границы. Я бы смогла. Меж выхаживающих вокруг воителей Щукатая мельком видела мать, принёсшую ей эту новость, но не шла к ней назад - замерла, будто онемела. И вправду, эмоции, захватившие юную кошку, заставили её оцепенеть так, что даже большие, печальные глаза глядели сквозь всю суматоху на Ручей совершенно неподвижно. Если даже и впрямь лагерь продолжал жить своей жизнью и бурлить между ними, они обе были где-то в другом, очень далёком и жестоком мире.

+7

592

[indent]Что бы ни происходило в её отсутствие в племени, никто, похоже, посвящать пятнистую в эти события не спешил. Кошка нахмурилась, глядя на Ручей, которая, судя по всему, уже отчитала Форель и Чернику, и кажется, даже Жёлудь попал под горячую лапу. Воин хмуро и коротко кивнул предводительнице и ее глашатае, явно недовольный таким положением вещей, и ушел, уводя за собой.., Чернику? Притом что его ученица Щукатая осталась в лагере, представленная самой себе.
[indent] -  Кажется, нашей бунтарке было запрещено уходить из лагеря до конца Листопада. Видимо она решила, что с приходом Голых деревьев, её положение станет лучше. Не в этот раз, - подумала Созвездие, невольно дернув черной кисточкой хвоста в нарастающем недовольстве: она больше всего на свете не любила неосведомленность, в то время как все вокруг неё знали чуточку больше. Всё что оставалось в таком случае, требовать ответа у своих же соплеменников. Бирюзоглазая уже открыла было пасть, чтобы спросить обо всем Ручей, а также обсудить с ней продление наказания Черники и незавидную участь снова пропавшего невесть куда Крестовника, как её перебила вездесущая Щукатая. Впрочем, даже хорошо, ведь к самой злато-чёрной кошке приблизился Карпозуб. Его потрёпанный несчастный внешний вид вызвал тревожный укол в области грудной клетки. В этот же момент двухцветная ученица, прижавшись к серой матери спросила про своего отца. Ручей сразу как-то сгорбилась. Поникла так знакомо, будто бы Бурана уже не было среди живых...
[indent] - Слишком жестоко, чтобы быть правдой, - мелькнула рыбкой в голове черная мысль, но болезненный взгляд Карпозуба, стоило ей только заглянуть в его глаза, опередил тихий ответ глашатой, подтвердив страшную догадку. 
[indent] Пятнистая рвано выдохнула, сосредоточившись на сухом и горячем шепоте черногривого кота. Он спрашивал о маленькой рыжей Ясеннице, которой так и не удалось оправиться после всех свалившихся на похищенных котят "приключений". Его боль за всех них, лежащих в палатке Сивой, борющихся за право жить втекала в неё постепенно, сгорая, обращаясь пеплом внутри и навсегда там замерзая. Сердце словно заменил бездушный камень. Болезненый и бесконечно холодный. И лишь одно живое пятнышко осталось на нём.  Кровоточащее. Последний лучик тепла в замерзающем сердце. Созвездие не отвела ледяного взгляда. Едва уловимо кивнула, подтверждая догадку Карпозуба.
[indent] - Все так, тебе придется взять Рыжинку в постоянные ученицы. Ты не виноват, никто из нас не в силах изменить то, что звездами дано случится. Мы всё ещё живы, поэтому делаем то, что должны. Сопроводи Сивую за травами, если она готова. Пусть Рыжинка идёт с тобой.
[indent] Пока она говорила, перед глазами на поляне разыгралась сцена поиска Бурана. Кажется, Щукатая не желала принимать действительность. Для этого она была ещё слишком мала.
[indent] - Если бы ты не убежала, мы бы попрощались с ним, - отстранённо пронеслось в голове, когда пятнистая взглянула на двухцветную ученицу. В ней не было ни осуждения, ни злости, ни печали - одна лишь мерзлая пустота.
[indent] - Мы дожны проститься с ним, Щукатая, - твердым голосом произнесла кошка, приблизившись к несчастному котёнку. - Наши соплеменники уже отдали ему почести. Он заслуживает услышать "Прощай" и от нас, - она понимала о чём говорит, ведь тоже когда-то потеряла своего отца. Поэтому приобняв Щукатую хвостом повела её к его могиле. Её ещё не успел замести снег, и среди прочих она была заметна.
[indent] Оглядев собравшихся на поляне соплеменников, проходя мимо них, бирюзоглазая задержала взгляд на гибком силуэте Выдры, которая уже привычно "терлась" возле плечистого Рогоза. Кошка помнила как они ещё в ученичестве Выдрохвостки ходили искать Ласкиных котят. С тех пор они почти не пересекались, однако предводительница нет-нет, да ловила на себе её холодный задумчивый взгляд, и памятуя о последних событиях, которые уже посеяли зерно сомнения в преданности речных котов Воинскому Закону, стала присматриваться к молодым воинам. Особенно когда аура отчуждения и безразличия ко всему выдавала кошку с головой. У них уже был в племени горячеголовый Крестовник. Не хватало обзавестись ещё холодной головой, ведь она по всем характеристикам будет во сто раз опаснее.

Отредактировано Созвездие (21-12-2019 12:37:48)

+1

593

Зачем Щукатая звала его? Неужели думает, что ее мать, пережившая столько, будет - посмеет - шутить такими вещами?
Смертью возлюбленного.
Позвоночник снова пронзило током, и она на одно мгновение как-то затравленно посмотрела на дочь, мечущейся в неверии, зовущей отца.

Ох малышка, если бы ты не убежала...
... а впрочем хорошо, что ты этого не видела. В твоих воспоминаниях он всегда живой.
Не окоченелый, не бездвижный.


— Ну па-ап.., - тихонько, на всхлипе позвала до невозможного похожая на него девчушка, и Ручей, медленно выпрямляясь в точеную стальную спину, посмотрела на Щукатую с абсолютным, идентичным пониманием.
Она чувствовала все то же самое, что ее дочь.
Познала столько боли в таком юном возрасте.
- Я знаю, малышка. Я тоже когда-то теряла отца, - тихонько сказала ей глашатая, осторожно возвращаясь в теплые, пахнущие рекой и лесом воспоминания о Бурозвёзде, который ушел незаслуженно рано.
Ручей не смела нарушать дистанцию с двуцветной ученицей, но хотела, чтобы та нашла в себе силы жить дальше.
- Он смотрит за нами всеми. И всегда будет, - тихо и уверенно добавила дымчатая, встречая взгляд бирюзовых глаз предводительницы.
Конечно, она не удивлена.
Она же знала, в каком состоянии принесли Бурана.
— Мы дожны проститься с ним, Щукатая, — обратилась к Щукатой лидерша, и Ручей коротко вздрогнула. — Наши соплеменники уже отдали ему почести. Он заслуживает услышать "Прощай" и от нас.
Мягко кивнув, синеглазка качнула хвостом в сторону камышей, где они найдут присыпанный снегом свежий холмик.
Думать обо всем было больно. Задумается больше - пропадет, и поминай как звали глашатаю Речного племени.
- Пока ты не ушла, - воительница негромко окликнула Созвездие, оставляя диалог между ними, - Форель и Черника подрались с инициативы первого. Наказание им обоим я назначила. Крестовник куда-то пропал - видать, воспользовался тем, что Череп у Сивой в палатке слёг, - взгляд кошки затвердел, а последнюю фразу могли слышать и посторонние.
- Когда он наконец понесет наказание?
Впрочем, разговор ждал. И ей сперва тоже стоило попрощаться.

+3

594

[indent]Карпозуб пошатнулся, точно Созвездие его толкнула. Предки, лучше бы она его ударила, чем сказала то, что сказала прямо сейчас. Слова предводительницы залезали под шерсть, въедались во внутренности и набатом стучали в голове.

[indent]˝Все так.˝

[indent]А тем временем сердце эхом повторяло последнее ˝так˝. Язык встретился с небом, словно Карпозуб пробовал слово на вкус, смаковал его. Можно ли наслаждаться вкусом горечи?

[indent]Воин не был против Рыжинки. Ученица явно обещала быть умницей. По крайней мере, черногривый мог судить по их последним тренировкам, пока Карпозуб был назначен временным наставником для огненной кошечки. Мог бы, да голова была набита совсем другим, и внутренняя боль затмевала все разумные мысли.

[indent]Кот вдруг почувствовал, как шевелится шерсть на загривке, поднимаясь. Когти давно истязали землю, смешивая ее со снегом. Карпозуб мог поклясться, что слышал, как где-то далеко поет хор, и в голосах не было ни единого намека на веселье. Вероятно, мысли играли жестокую шутку над его воображением.

[indent]˝Жестокую,˝ — зацепился кот за промелькнувшее в сознании значение, и недобро усмехнулся. Тело Карпозуба задрожало, только в желтых глазах не было радости. Два огонька превратились в ядовитые лютики, и их блеск изменился. Стал другим, безжизненным, безрадостным. Сломанным.

[indent]— Все так? — прошипел Карпозуб и ощерился, обнажая ряд острых зубов. Ярость белой вспышкой взорвалась и ослепила его.

[indent]— Все так?! — уже кричал воин, не сдерживая себя. Резко выпрямившись, он возвысился над Созвездием. От него волнами исходило ощущение опасности. Позволил бы кот себе ударить предводительницу? Никогда, а в противном случае, не простил бы себе этого. Карпозуб всегда был вспыльчивым, но ему пришлось слишком много терпеть.

[indent]В голосе Карпозуба завывал борей.

[indent]— Ты решила смириться с волей Звезд? Смириться с тем, что они так жестоко отбирают всех, кто нам дорог? Темнопут, Уклейка, Буран, Ясенница, Излом. Львинозвезд. Если это они определяют, кого еще забрать в свои грязные лапы, то я предпочту отречься от Звездного племени, чем вздыхать и послушно кивать!

[indent]
˝ all the pretty pieces are breaking down ˝
[indent]

[indent]˝Я схожу с ума?˝ — отчаянной рыбкой проплыло. Карпозуб с рыком дернулся и отвел взгляд от глаз пятнистой кошки. Он заметался, словно воин Тигриного племени, отмеряя лапами клочок поляны. Затем неожиданно остановился. Снег под лапами протестующе заскрипел.

[indent]— Не верю. Ты бы не была собой, если бы действительно думала т а к,  — нервный смешок. — Не льсти мне и тем более не лги самой себе. В трагедии Излома и Ясенницы виноват только я один. Будь они достаточно подготовлены, Речное племя не потеряло бы их.

[indent]Карпозуб поднял голову к небесам. По голубому полотну летели редкие облачка. Где-то пропела свою трель синица.

[indent]— В следующий раз я утоплю любого, кто покусится на жизнь Речного кота, не раздумывая. Если Племя Ветра решит биться с нами, я подарю им войну.

[indent]Кот снова встретился с бирюзовой гладью. Он чувствовал, как разгорячились его легкие. Дыхание обжигало Карпозуба, а праведный гнев медленно сжигал его самого изнутри.

[indent]
copilot — the drunken whaler

Отредактировано Карпозуб (21-12-2019 13:18:46)

+7

595

Рогоз проигнорировал раздражённое шипение Черники, продолжая сверлить взглядом Форель. Полосатый воитель не был ему другом или горячо любимым товарищем по палатке, но определённый интерес у Рогоза имелся. В конце концов, Форель единственный, кому он рассказал о своих планах и поведал кое-что, что не предназначалось ни для чьих ушей, кроме Выдры. И всё-таки черношкурый надеялся, что это не приведёт воительницу в ярость - всё-таки каждое его решение было на благо её целей. На благо её репутации. О, репутация Выдры чрезвычайно заботила Рогоза.
В лагерь вернулась Ручей. А за ней Созвездие. Первая причитала над Черникой и Форелью, пытаясь воззвать к их благоразумию, что, собственно, вполне соответствовало её недавнему статусу королевы, а вторая снова заговорила о недисциплинированности. "Разговоры, разговоры... и Крестовник, и Черника клали на вас большую рыбину. Договоритесь".
— Рогоз, нет желания пройтись до берега?
Воитель коротко кивнул, с некоторой холодностью глядя на котят Форели. И что его угораздило? Когда, несколько лун назад, они разговаривали у берега тёмной ночью, Форель показался очень перспективным, тем, кто действительно понимает истинное положение дел. А теперь он был связан по лапам своим многочисленным потомством. "Это может мешать тебе. Неужели не ясно было, когда ты бездумно следовал за виляющей хвостом Уклейкой? Что теперь, она лежит в палатке Сивой, а ты нянчишься с потомством?".
- Да, идём. Нам нужно поговорить, - тихо ответил кот, когда малышня была передана королевам.
— Рогоз..
По спине воина пробежали мурашки, и он рефлекторно выпрямился, расправил плечи и обернулся к своей покровительнице. Она на долгое время оставила Рогоза одного, скорее всего, чтобы обдумать что-то важное. Кот не смел думать, что она потеряла интерес. Напротив, он готов был ждать столько, сколько понадобится. Ожидание окупилось?
- Я должен сказать что-то тебе. И ему, - он кивнул на Форель, на пару секунд выдержав с ним зрительный контакт. - Но не здесь.
Он не утверждал, а как будто уточнял у Выдры, согласится ли она поддержать его в этой самодеятельности. Рогоз прекрасно знал, что Форель и Выдру связывают совсем не дружеские отношения, даже натянутые, поэтому готов был, что она не захочет идти с ними. Однако то, о чём думал воитель последние пару дней явно стоило её внимания. "Она поймёт. Одобрит ли?"
Кот кивнул воительнице и сразу же поднялся с места. Могло показаться, что они попрощались, но лёгким касанием чёрного хвоста её плеча Рогоз попросил немного подождать. Пускай Выдра обдумает всё и, если захочет, присоединится к ним, но позже. Пожалуй, сейчас им не стоило покидать лагерь одновременно. "Рыба сама в лапы не прыгнет," - сказал Жёлудь. Может, оно и так.

>>> берег реки

+6

596

[indent] — Пока ты не ушла, - услышав оклик, кошка повернула к серой глашатой голову. Остановилась, глядя на неё с ледяным вниманием.
— Форель и Черника подрались с инициативы первого. Наказание им обоим я назначила. Крестовник куда-то пропал — видать, воспользовался тем, что Череп у Сивой в палатке слёг.
[indent] Толика удивления мелькнула в бирюзовом взгляде. Черника и Форель были близки - одна кровь, родные брат и сестра. И сколько их знала, Созвездие не помнила, чтобы эти двое неладили друг с другом. Не то, что бы она интересовалась семейными узами соплеменников, все они были единым племенем, а значит, семьей, однако раньше Форель и Черника не попадались на нарушении дисциплины. Впрочем, достаточно было вспомнить во что превратилась Черника, подражая Крестовнику, как все вставало на свои места. Вряд ли её брат был от таких перемен в восторге. Она бы на его месте точно не была бы.
[indent] - Значит вот почему Черника ушла с Жёлудем. Вместо Черепа ты отдала бунтаря в его лапы, однако где носит Крестовника, похоже, не знает никто, - новость о болезни наставника Тростинки неприятно резанула по прижавшимся к голове ушам. Череп был частым гостем убежища Сивой, однако после последнего лечения у неё он будто твёрдо встал на лапы. И вот, снова...
[indent] - Значит, Тростинке нужно подобрать наставника, - мысли бежали скоротечной рекой. - И все же Жёлудю не стоило оставлять Щукатую вот так, даже если на него повесили ещё и мышеголовую Чернику,  но зато становится понятным его недовольство. Мало кто бы обрадовался такому "подарку".
[indent] - У Жёлудя уже есть своя ученица, - ответила хмуря брови кошка. - Если надзор над Черникой не помешает ему тренировать Щукатую, да будет так. В данный момент ученица сама виновата, что сбежала. После прощания она в наказание поменяет подстилки в палатке старейшин и принесет им поесть, после чего будет ждать своего наставника в лагере.
[indent] Взгляд лидера снова прошелся по разношерстной кошачьей толпе. Птица вышла на поляну, обеспокоенная долгим отсутствием котят. На ней Созвездие взгляда не задержала. Чего не скажешь о компании Форели, Выдры и Рогоза. Они явно куда-то собирались. Мазнув по ним взглядом, самка отвела его, одергивая свою цапову подозрительность. Своему племени она должна была верить, и вульгарное поведение Крестовника не должно было ставить под сомнение остальных. Дернув кисточкой хвоста, кошка тяжело выдохнула.  [indent] - Эти коты - твот соплеменники,  они уже вполне взрослые, и уже успели себя показать. Сомневаться в них только потому что в воздухе витает такой напряг - предавать собственное племя, - внутренне встряхнувшись, всегда патриотичная Созвездие будто бы вернулась в равновесие с самой собой. Недоверие к родному племени, проснувшееся после поступка молодых воинов в стычке с соседним племенем было разрушительным для её души. Отгоняя от себя все крамольные мыли, она все же снова прижала плотно уши услышав следущий вопрос Ручей:
[indent] — Когда он наконец понесет наказание? - даже сквозь обретенную броню из льда, дарованную ей морозным сезоном, пятнистая все равно почувствовала, как внутри закипает потрескавшая этот самый лёд вода. Что ж, самообманом себя так быстро не переделать. Вспыльчивый характер, как его не прячь возьмет своё.
[indent] - Он понесёт наказание, как только я снова его увижу, - и больше не было сожаления на этот счёт, видят предки она пыталась вразумить юнца. Тогда в палатке, один на один, когда уже осознала, что понимание достигнуто не будет.
[indent] - Я ещё не совсем выжила из ума, чтобы выносить наказание коту перед всем племенем без его непосредственного присутствия.
[indent] Сказала, глядя Ручей в глаза, а потом замолчала, потому что ответный "бум" пришел так внезапно-негаданно, что на мгновение, Созвездие в самом прямом смысле опешила: у Карпозуба так невовремя сдали нервы, что это на насколько секунд выбило ее из колеи.
[indent] Он подлетел к ней, возвышаясь, пушась, выплевывая в ответ на её холодное "Все так", то злое, скопившееся, что разрывало на части. Кошка слушала, отступив, отодвинув за себя Щукатую, словно он мог навредить им, а сама ждала когда это закончится, через силу уговаривая саму себя не рычать в ответ. А внутри все забурлило, заплескалось текучим огнем. Откликом ответной ярости.  Не на кота перед ней, а на саму судьбу, которая из раза в раз жестоко играла всеми ими.
[indent] - Звёздное племя столь же беспомощно перед желанием смерти забрать кого-то из нас, - звенящим от гнева голосом ответила предводительница, невольно распушаясь в ответ. Вера в Зведных предков была для неё абсолютом. Она видела их, разговаривала с ними, они давали ей свои туманные советы. Кто бы ни вершил судьбу лесных котов, Звездный пояс не принимал в этом прямого участия. К этому выводу кошка пришла за столько прожитых лун.
[indent] - Утопи хоть каждого, кто покусится на нас, терять близких тебе котов ты не перестанешь! - голос все возвышался, поднимался над камышами, устремляясь в высь.
[indent] - Твою жизнь может забрать внезапный Кашель, вражеские когти или же любая другая напасть,  и ты ничего не сможешь с этим сделать! Мы Речное племя - не самые несчастные коты в нашем лесу. Смерть ходит со всеми нами рядом и каждый день мы рискуем,  но именно поэтому, Цап тебя дери, мы должны ценить мгновения жизни,  а не тратить их на сожаления. Оплачь мертвого и иди дальше, помни его пока ты жив! - резко замолчав, пятнистая перевела дух, сверкающим взглядом оглядев собравшихся на поляне котов и кошек.

Утратив всё, ты всё поймешь...

[indent] - А теперь, если ты все сказал,  иди и помоги Сивой. Прогулка по снегу поможет тебе остыть.
---> к могиле Бурана

Отредактировано Созвездие (21-12-2019 15:22:32)

+6

597

Гул на поляне не стихал, все говорили о чем- то своем. Слушать и слышать каждого из присутствующих не получалось. Котята говорили особо громко, привлекая все внимание Плющевика к себе. Однако, лучше бы он не слышал некоторых слов, особенно тех, которые говорил Ящерка. Может ли он злиться на маленького Речного кота, который только-только начал погружаться в жизнь племени? С другой стороны, может свободный молодой взгляд видит больше, чем его собственный? Взгляд бурого воина бросился в сторону белого кота, который только что занял первое место в соревновании " Плющевик или Лебедь?". Волна мурашек пробежала по спине Речного и он повернул голову куда-то в сторону, претворяясь, что вовсе не слышал этих слов.

Малыши не имели чувства такта и не могут тихо шептаться в сторонке о том, что думают. Самое обидное то, что Плющевик даже не мог с ним поспорить. Почему Лебедь был лучше? Он большой, белый и красивый? Часто общается с ними и весь из себя добряк и пушистый комок радости? Разве Плющевик был не таким? Какое плохое зло он сделал им?

Толпа медленно начала расходиться, Плющевик же терялся в догадках, что ему делать теперь. Он продолжал сидеть, изредка кидая холодной взор на откровенного Ящерку, которому хотелось насильно закрыть рот. Смог ли Плющевик и правда сделать это? Возможно, если бы котенок совсем потерял совесть и стал разглагольствовать о чем - то более глобальном. Спасибо и на том, что он не обсуждал ситуацию его и Ласки. Верховка вызывал большую симпатию, пускай и накинулся на него с угрозами и распушенным хвостом. Главное, вовремя признать неправоту и желательно извиниться, что и сделал юный Речной котик. Не особо это утихомирило сердцебиение Плющевика и его желание нарычать на мелких, но хоть что - то.

— Я схожу на охоту, постараюсь вернуться быстрее, — Выпалил полосатый, мягко касаясь носом щеки подруги. Так быстро влиться ему не получается, слишком много раздражителей и тех, кто везде сует свой нос. адо было взять передышку, успокоится и вернутся обратно к Ласке. Не хотелось делать вид что те, о ком она заботится, вызывают у Плющевика негативные чувства.

... 

Как и обещал, Плющевик не задерживался долго. Ему удалось поймать пару рыбешек, благо, вода замерзла не окончательно и все-же оставались подтаявшие лунки, куда смело протиснется кошачья лапа. Рыба была мелкой, но, Плющевик и не гнался за большими размерами добычи. Главное, чтобы она вообще была, на счету каждая пойманная дичь.

" Я вошел в лагерь когда уже стемнело. Не знаю, близилось время ко сну или солнце просто ушло за горизонт ... в это время сезона быстро темнело, это сбивало с толку. Но племя не спало, я чувствовал присутствие непонятых эмоций, какая то тяжесть давила на меня и этот запах горечи и страха. Карпозуб громко говорил с лидером, распушившись и перечисляя имена погибших Речных котов. И почему то среди них был Буран. Мои глаза резво пробежались по поляне, в поисках знакомой морды - но его не было. Были лишь опустошенные Речные воины, думающие о чем - то своем. Большинства не была в лагере ... неужели? "

Глаза бегали в поисках одной единственной кошки, которая точно знает что здесь произошло. В который раз Плющевик пропускает все, только ради того, чтобы успокоить себя и свои нервы. Похоже, все эти обязанности воина выбивают его из клеи, нужен отдых.

Пестрой кошечки нигде не было видно, вероятно, опять приглядывала за малышами. Выбора не было, хотелось узнать все быстрее и потому, воин, скинув пойманную рыбу в общую кучу, ринулся к Карпозубу, что пару мгновений назад что-то громко обсуждал. Вид у него был взъерошенный, в глазах горел огонь ярости, Плющевик даже задумался на мгновение, стоит ли разговаривать с ним.

— Что - то с Бураном? — Не стал ходить вокруг да около Плющевик, прекрасно понимания, что имя Речного воина не просто так оказалось в списке давно умерших. Сейчас полосатый чувствовал себя бестолковым оруженосцем, который пропустил очередной собрание племени или проспал важную тренировку. 

Медного цвета глаза уставились в спину Созвездия, что сейчас покидала лагерь в одиночестве. На кота рухнуло множество вопросов, но не о сложившейся ситуации. Что было бы, если бы погиб он? Как его дети и ... Ласка, отреагировали бы на это?

+5

598

Ручей удивленно и почти бесстрастно вскинула бровь, поймав на развороте твердый взгляд предводительницы. Пятнистая явно была чем-то недовольна, и серая упорно не хотела думать, что поведением своей глашатой, так как... в этом попросту не было логики.
Впрочем, стальной тон в голосе Созвездие говорил об обратном, и дымчатая кошка медленно вытянула шею, силясь с желанием чуть наклонить голову вбок - впрочем, это выглядело бы насмешливо.
— У Жёлудя уже есть своя ученица, — ответила хмуря брови кошка, и Ручей кивнула.
- У каждого достойного воителя в племени уже есть оруженосец, - спокойно парировала синеглазка, осматривая лагерь словно в убеждение. Кому давать Чернику на воспитание? Не Крестовнику ли?
— Если надзор над Черникой не помешает ему тренировать Щукатую, да будет так. В данный момент ученица сама виновата, что сбежала. После прощания она в наказание поменяет подстилки в палатке старейшин и принесет им поесть, после чего будет ждать своего наставника в лагере.
Еще один вопрос Ручей не остался без ответа, но на сей раз синеглазка действительно вскинула брови в холодном удивлении.
— Он понесёт наказание, как только я снова его увижу. Я ещё не совсем выжила из ума, чтобы выносить наказание коту перед всем племенем без его непосредственного присутствия.
На мгновение воительница даже чуть приоткрыла пасть, но Созвездие не шутила, и Ручей, на мгновение кашлянув, качнула хвостом.
- Разве речь была о том? После проступка он ведет себя вполне вальяжно, не ощущая себя провинившимся. Он вообще не должен был покидать лагерь, не хватало нам драки на границе с другим племенем, - серая говорила тихо, чтобы ее недовольство оставалось наедине с пятнистой кошкой. Ни к чему остальным это слышать. Но плечи серой были напряжены, и она добавила:
- Даже если была попытка привлечь их к работе в качестве наказания, она провалилась. А чем дальше тянется время с их выходки на границе, тем меньше они осознают ее чудовищность. Желудь хотя бы не даст Чернике об этом забыть, - как-то резче заканчивая фразы, Ручей коротко кивнула и не стала более препятствовать Созвездие на пути к могиле Бурана.
Крестовника надо наказывать жестко и сгоряча, сразу. Он и вовсе забыл, что опозорил свое племя.
Впрочем, тирада Карпозуба, неожиданно звучавшая на всю поляну, заставила Ручей остановиться на пол-пути к общей куче с занесенной лапой и округлыми от изумления глазами.

— В следующий раз я утоплю любого, кто покусится на жизнь Речного кота, не раздумывая. Если Племя Ветра решит биться с нами, я подарю им войну.

В душе встрепенулась какая-то гордость, и Ручей вскинула голову, глядя на сына Бурана как-то иначе.
Коротко кивнув собственным мыслям и выслушав ответ пятнистой Карпозубу, серая качнула хвостом и взяла из кучи обледеневшую рыбку.
Надо будет определить патрули, но в желудке уже несколько дней не было ни крошки.
Пора приходить в себя.

+7

599

» fever ray — if i had a heart
[indent] Вылинявшие, выцветшие голубые глаза почти равнодушно наблюдали за матерью, огласившей очевидное, почти равнодушно провожали понурую целительницу, почти равнодушно глядели на серую груду меха, столь неуместную в центре поляны деталь.

[indent] «Почти», к несчастью, меняло всё.

[indent] Оно превращало «груду меха» в «любимого отца», выворачивая острые давящие льдины за рёбрами под немыслимыми углами. Морозному казалось, что слова Ручей — треск.

[indent] Т р е с к.

[indent] Один сплошной треск собственной грудины, ставшей вмиг абсолютно неподъёмной для такого жалкого, хрупкого прохладного воздуха. Считать Бурана потерянным и на самом деле потерять — почему разница столь велика?

[indent] Перед глазами стремительно темнело. Ученик ушёл-уполз дальше, к самому краю поляны, где можно было не видеть сочувствующих морд. Особенно сочувствующих, впрочем, и не нашлось. Иначе почему никто не остановил убегающую куда горе ведёт сестру? Почему никто, кроме мамы, не нашёл слов для вернувшейся Щукатой? Морозный хотел крикнуть им, таким взрослым, таким разумным, хотел спросить, неужели они совсем не понимают, что Тростинка может пораниться, потеряться, заболеть? И лежать в той же палатке, из которой только вынесли хоронить вашего отца, конечно, будет лучшим для неё лечением. Вдыхать остатки запаха, видеть серо-серебристые шерстинки, тусклые и безжизненные.

[indent] Морозный не знал, сколько просидел, представляя. Или он видел это во сне? Что глаза открыты, что закрыты — разницы никакой. Сумрак неестественного спокойствия, застлавший сознание, да толстая ледяная корка на ошмётках сердца с лёгкими. Ведь из-за неё так тяжело дышать?

[indent] Крик достиг опущенных ушей неожиданно, взметнув клубы застоявшегося воздуха. Кричал Карпозуб. Речной даже не понял сначала, отчего, однако шевельнулась мысль — брат. Понятно. Но кричал чёрный кот странные вещи, выдирающие из промозглого оцепенения. Отречься от Звёзд? Всё детство серо-белый провёл в немом, наивном восхищении перед историями о Серебряном Поясе, мечтал коснуться его лапой, считал по ночам маленькие, тёплые огонёчки. Маленькие тёплые огонёчки стремительно коченели, становясь кусочками льда. Жаль, раньше Морозный просто не понимал, насколько действительно страшные те легенды про всезнающих Предков. Не обнадёживающие, не утешающие. Как может утешать осознание того, что твой близкий всё ещё есть, но есть совсем не с тобой?

[indent] Слово предводительницы, впрочем, было неколебимо, согласно Закону. А ему Морозный поклялся следовать до конца. Ему, но отнюдь не Звёздам. Потому в чём-то Речной был абсолютно согласен с… братом.

[indent] Ученик тяжело поднялся, выравнивая шаг с дыханием, силясь довести их до бесстрастного идеала. Он выглядел почти спокойным, когда достиг сидящей у кучи с дичью Ручей.

[indent] — Как ты? — плохо, да. А кое-кто просто распрекрасно умеет поддерживать, — Тростинка убежала и до сих пор не вернулась. Её не нужно искать? Вдруг что-нибудь случилось.

+8

600

[indent]Карпозуб заметил, как Созвездие медленно закрыла собой Щукатую. Ученице не повезло, да что там, воин отлично понимал чувства юницы. Ее кажущаяся строптивость была вызвана такой же болью потери, как та, что не давала покоя самому черногривому. Карпозуб перемялся с лапы на лапу, но без всякого смятения или вины за то, что он только что прокричал. Напротив, все еще взъерошенный кот слушал, что ему говорила Созвездие, но не находил в ее словах ни утешения, ни хоть что-то, что помогло бы погасить огонь ярости.

[indent]— Прячешь от меня Щукатую, точно я вас сейчас располосую когтями, — хмыкнул Карпозуб, а мысленно добавил:

[indent]˝Точно я тот самый чужак, отнимающий Речные жизни и которого следовало бы утопить˝.

[indent]— ˝Воля предков˝ — это были твои слова, Созвездие, а сейчас ты меня пытаешься успокоить тем, что Звездное племя не властно над жизнью и смертью. Отлично, я скажу яснее, — Карпозуб снова подался вперед и вместе с горячим облачком пара, коснувшегося усов предводительницы, воин прорычал, отчеканивая каждый слов. — Если это их воля, то я с их волью не согласен.

[indent]Ответная озлобленность так и чувствовалась. Она исходила от Созвездия красными волнами, как рябь на озерной глади, и Карпозуб на какую-то долю секунды ощутил что-то похожее на наслаждение, но оно тут же испарилось, не позволив черногривому ухватиться за него.

[indent]И в это самое мгновение, когда Карпозуб был готов умерить свой пыл, подошел Плющевик. Умом черный кот понимал, что старший воитель отсутствовал, пока все Речное племя оплакивало Бурана и предавало его тело земле, но безобидный вопрос кедровой хвоей вонзилась в душу Карпозуба, точно напоминание.

[indent]˝Теперь не забудешь, не отпустишь.˝

[indent]— Что-то с Бураном?

[indent]Карпозуб развернулся к полосатому и пронзил его своим озлобленным взглядом желтых глаз.

[indent]— Буран мертв.

[indent]А Созвездие все никак не унималась. Карпозуба начинала раздражать ее попытка загладить его шерсть. Да ни рыбьего хвоста у нее не получится! В голове промелькнул возможный вариант решения: уйти одному в лес, чтобы не слышать чужих голосов, но возложенные на Карпозуба обязанности не позволяли ему покинуть поляну.

[indent]— Утопи хоть каждого, кто покусится на нас, терять близких тебе котов ты не перестанешь! — закричала на него в ответ Созвездие, и пушистый хвост в негодовании заметался из стороны в сторону, беспощадно сталкиваясь о бока. — Твою жизнь может забрать внезапный Кашель, вражеские когти или же любая другая напасть, и ты ничего не сможешь с этим сделать! Мы Речное племя — не самые несчастные коты в нашем лесу. Смерть ходит со всеми нами рядом и каждый день мы рискуем, но именно поэтому. Цап тебя дери, мы должны ценить мгновения жизни, а не тратить их на сожаления. Оплачь мертвого и иди дальше, помни его пока ты жив!

[indent]— Ты мне сейчас говоришь, что все это случайность?! Что Речные коты просто так умирают почти каждый день?! Я отлично знаю, что таков уклад жизни котов-воителей, и я сам не раз сталкивался со смертью и был в одном шаге от гибели. Но не заставляй меня поверить в то, что Львинозвезд, Буран и все остальные погибли случайно. Ты сама хоть веришь в то, что говоришь? Я сожалею о том, что не успел многое сказать им, а в случае моих учеников ты и так все прекрасно знаешь, Созвездие. Однако больше всего я хочу отомстить.

[indent]Предводительница вдруг вдохнула и замолчала. Карпозуб ждал, что последует продолжения, но его не было. Черногривый вдруг почувствовал себя отщепенцем. Неужели Созвездие действительно его не понимала? Или не хотела понять?

[indent]— А теперь, если ты все сказал, иди и помоги Сивой. Прогулка по снегу поможет тебе остыть, — бросила кошка, словно завершая диалог. Карпозуб фыркнул. Если она думает, что вышла победительницей из спора, то пусть и дальше витает в облаках. Возможно, позднее воин пожалеет о своих словах?

[indent]Нет. Это было ясно уже сейчас. Одного снега было мало. Даже вся вода из реки не сможет уже потушить в нем обжигающего огня. Кот лишь смутно надеялся на то, что Созвездие сможет понять его возмущение.

[indent]Глядя себе под лапы, не думая ни о чем, Карпозуб оглядел поляну в поисках Рыжинки. Утрата Ясенницы так и останется с ним, но рыжая юница не виновата в случившемся.

[indent]— Рыжинка, — подозвал черный кот уже свою ученицу, подобравшись к той поближе. — Не знаю слышала ты или нет, но отныне я твой постоянный наставник.

О Ясеннице Карпозуб не стал говорить. Вовсе не потому, что жалел чувства Рыжинки. Скорее, просто не хотел говорить на болезненную тему.

[indent]Оглядев поляну, Карпозуб поклялся бы, что Ручей смотрела на него, но во взгляде серой глашатой воин не видел осуждения. Напротив, там было что-то почти одобряющее. Взмахнув головой, Карпозуб полностью сконцентрировался на своей ученице.

[indent]— Сейчас нам с тобой предстоит вместе с Сивой отправиться на сбор трав. Скоро весь лес будет покрыт сугробами, и мы еще не скоро сможем собрать лечебные травы. Поэтому если и делать, то никак не позже. — воитель отвел Рыжинку к Сивой. Судя по тому, как целительница облизывалась и по сильному рыбному запаху, исходящему от нее, та только закончила свою трапезу. Приветственно кивнув, Карпозуб обратился к ней.

[indent]— Если тебе еще нужна помощь, можем отправляться.

Отредактировано Карпозуб (22-12-2019 14:37:42)

+6


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна