У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
Любимые игроки!

Еще один год прошел. Нет, представьте только: Последнему Пристанищу, ставшему домом для всех нас, уже целых два года!
Два ярких года, полных историй, сюжетов, личных и глобальных линий, новых персонажей и захватывающих отыгрышей.
Мы любим вас, ребят!
И мы искренне хотели порадовать вас. Просим любить и жаловать: новый дизайн всея ПП. На сей раз мы решили более четко отслеживать племенную тематику, и в этом сезоне именно племя Теней удостоилось чести сиять на ваших экранах.
Кто станет следующим племенем? Зависит от вашего актива! Дерзайте, ребят!
И спасибо вам. От души, от амс, от каждого лично и всех нас в целом. Это непередаваемо круто: знать, что по ту сторону экрана тебя ждут. В обличии кота-воителя или человека в реальной жизни - не важно.

Любим вас.

Спасибо, что вы есть! С днем рождения, Последнее Пристанище!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 721 страница 740 из 1071

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

721

Глядя на то, как важно и серьезно кивает Подберезка, Лебедь ощутил, как теплеет у него на душе. Он был рад, что котик действительно воспринимает его слова всерьез, ведь по молодости больше стремишься в бой, прославиться, показать себя, заслужить уважение, почёт, имя. Как наставник он, конечно, хотел, чтобы пушистый сын Ласки вырос сильным и могучим воителем, который однажды обязательно прославит своё племя и будет защищать свою мать, своего отца, сестёр и брата, как сам он оберегает Моросинку и Яблочко. Но прославиться в бою можно по-разному, и старшему коту было это хорошо известно. Звездоцапа будут помнить за его хитрость, жестокость, жёсткость. Противостоявшего ему Огнезвёзда - за мудрость, взвешенные решения, за сражения ради защиты племени и мира в лесу. По сути, ими, возможно, двигало одно и то же желание возвысить родное Грозовое племя, только вот цель далеко не всегда оправдывает средства, а результат не становится более значимым, чем путь к его достижению. Кот повернул голову к заговорившей с ним Щукатой. Бойкая малая растёт, Ручей с ней ещё намучается. Может, и хорошо, что Уклейка перебралась в детскую - этой ученице куда больше подойдёт крепкая лапа, которая сможет превратить пока еще хаотичный клубок ежевичных плетей в прочную и опасную для врагов защиту Речного лагеря.

- Болтают, только вот что говорят? - чуть улыбнулся Лебедь черно-белой кошечке. - "Этот кот был сильным и могучим, он смог одолеть в битве сразу трёх неприятелей!". Ты можешь прославиться своей силой и храбростью, можешь, защищая племя, побеждать врагов. Но Воинский Закон запрещает нам добивать врагов, и о котах, что его преступили, ничего хорошего я ни разу не слыхал. Так что Подвиги - это хорошо, но всё-таки нужно помнить о ценности жизни и не терять над собой контроль. А страх... страх не порождает ничего кроме страха в ответ. Что ты боишься, то почти наверняка ненавидишь, а что ненавидишь - хочешь убрать из своей жизни... Понимаешь?

Лебедь хотел было сопроводить свои слова каким-то примером, но этого не потребовалось - за их спинами итак разворачивалось самое настоящее избавление. Избавление жизни Речного племени от того, что... нет, вряд ли ненавидели, почти наверняка этого чувства никто из котов глубоко в душе не испытывал. Были сопереживающие, были сомневающиеся, более того, были даже те, кто любил, любил вопреки. Не ненависть двигала котами, а страх. Страх за то, что история может повториться. Страх, что их спокойной жизни опять придёт конец. Страх, что то, над чем они не властны, сможет в один прекрасный день совершить нечто, не поддающееся просчёту. И этому страху пришлось исчезнуть. Лебедь с болью во взгляде смотрел на Чернику. С пониманием. Он видел достаточно, подмечал мимолётом. Он понимал, что она чувствует. Любовь и желание быть с тем, кого любишь. И разрывающая сердце невозможность осуществить своё желание. Она ушла, оставив с ним своё сердце, оставив свои мысли и чувства. Убежала, как котёнок, потерявший родителей, потерявший всё. Как Лебедь, наблюдающий за обнимающим его мечту Плющевиком...

- Прощай... Черника, - едва слышно прошептал кот. - И ты, Крестовничек.

Пусть Звёздное племя позаботится даже о своих блудных детях...

Кстати о детях. Молодое поколение в этот вечер отличилось, наверное, больше всех. И, слава предкам, в лучшую сторону. Белый не без теплоты в душе смотрел, как Лепестинка помогает Сивой быстро и по делу обрабатывать его раны. Даже легонько коснулся носом ушка крошки-кошки, словно говоря: вот, видишь? От мази по животу растеклась приятная истома, лапа тоже перестала саднить. Ракушка подбивала Подберезку пойти охотиться, и от мыслей о еде у Лебедя засосало под ложечкой. Только вот комок множества несказанных слов - Созвездию, Грому, Ласке - всё еще стоял в его горле, и старший сомневался, что смог бы съесть хоть что-то, даже если бы захотел. Тем не менее, подошедшая, чуть опираясь на Тростинку, Ручей тут же решила за него проблему выбора лучшего для молодых занятия в этот ненастный вечер, и белый согласно кивнул сперва словам серой, а затем и подошедшему Пеплогриву, вид которого всегда вызывал у его бывшего оруженосца теплое покалывание в груди.

- Посмотрите, не прячется ли какая-нибудь деловитая белка в зарослях тростника за лагерем, - посоветовал кот Ракушке. - Можете взять с собой Рыжинку, ей, кажется, тоже не сидится без дела. Только не уходите далеко, иначе даже я не смогу защитить вас от гнева Ручей. Что поймаете - поделите между собой. Вы все отлично поработали за сегодня и заслужили хороший ужин. Но если удача вам улыбнётся и что-то еще останется - Рогозу и Выдре свежатинка понадобится вперед всех раненых.

Затем, поманив Подберезку хвостом, Лебедь коснулся носом плеча ученика и кивнул на Пеплогрива.

- Сходишь с Пеплогривом завтра в патруль, хорошо? - прошептал он заговорщическим тоном. - Ведь именно он обучил меня всему, что я знаю, так что он идеально подменит меня на некоторое время. Не боись, я не собираюсь залёживаться! Слушайся его как меня, но если вдруг он начнёт снова нудеть про собственную старость, разрешаю отвесить ему хорошую оплеуху.

На этом, кажется, и дела были сделаны, можно было спокойно удаляться на покой. Тем более, что видеть обеспокоенную Ласку еще чуть дольше было опасно - он либо сделает что-то, о чём будет жалеть, либо попросту умрёт и даже не от ран. Её теплый, добрый ласковый голос, пропитанный заботой и волнением, врачевал раны почти также хорошо, как припарки Сивой, только вот не зря целители не дают больным слишком много маковых семян... Вот и ему чудодейственного лекарства отмерено было всего ничего - смешливый голос Плющевика ясно напомнил ему о том, где его место.

- Не переживай, братишка, я пойду спать к Моросинке в палатку старейшин, - чуть улыбнулся Лебедь молочному брату. - Здоровым котам нужно хорошенько выспаться, так что не задерживайся тоже, хорошо?

Нет, он не мог. Просто не мог, даже в такой ситуации не мог перестать заботиться о Плющевике. Глядя вслед тяжелой процессии, он молил предков, чтобы ничего не случилось. Нет, он нисколько не сомневался в том, что Крестовничек сейчас будет вести себя если не спокойно, то хотя бы разумно. Но всякое бывает, всякое. Лебедь попытался подняться. Лапы слегка затекли и замёрзли, а потому слушались плохо. Кое-как выпрямившись, он отряхнулся и пошатнулся. Перебирая лапами, устоял на месте, кое-как, уткнувшись носом при этом в чей-то мех на шее. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. Только учащенное сердцебиение позволило понять, что он едва не упал на Ласку, едва не испачкал кровью и кашицей из трав этот чудесных мех. Впился когтями в землю. Снова выпрямился, уже ровнее. Виновато глянул на неё - самый краешком янтарного глаза, теплого, спрятав взор холодного куда-то вниз. А затем медленно поплёлся в палатку старейшин. Едва дыша, чтобы сохранить хоть немного теплого запаха.

--- палатка старейшин

+12

722

Злись, Форель, злиться полезно. — словно бы из ниоткуда появляется Железнобокая. Уклейка, поперхнувшись всеми реакциями сразу, переводит взгляд на старшую воительницу, недовольно нахмурившись. Она не считала нужным влезать в чужие разговоры, тем более в разговоры темно-серого воителя. Она перехватила короткий взгляд Железнобокой, и отчего-то он показался ей оценивающим, но с той же стороны сомневающимся. Трехцветка еле сдержалась, чтобы не фыркнуть.
Думаю, Ласка сможет присмотреть за котятами. А ты ему очень нужна, Уклейка. Идём?
Нет.
Только Уклейка собиралась вернуться к разговору с котом, как подошел Пеплогрив. Раздраженно вздохнув, она повернула голову к воителю, лениво разглядывая его морду. А что оставалось делать? Все эти соплеменники считали своим долгом подойти и утешить Форель. Добрым словом или недобрым — неважно. Наличие Уклейки рядом не замечалось. Она была словно частью Форели. Незаметной. Маленькой серой рыбешкой, что держится в тени большой рыбы.
Чтобы не съели.
Присмотри за ним, мало ли, как кто-нибудь решит выпустить пар. Особенно в присутствии сама знаешь кого, — и все дают советы. Уклейка неопределенно повела плечом, скользнула по Пеплогриву скучающим взглядом, и вновь обратила взор к небесам.
Присмотрю. — только и смогла выдавить она глухим голосом.
Просто уходите и оставьте нас.
А что тогда чувствовал Форель?
Уклейка терпеливо смолчала, когда между Пеплогривом и Форелью завязалась нешуточная перепалка. Она хотела броситься на защиту кота, но остановила себя. Не хватало еще переносить на воителя материнский инстинкт и оберегать его от каждого дуновения ветра. Да и Форель чрезмерной опеки не любил. Как и ограничений свободы.
Кошка потянулась, разминая затекшие лапы. Она всё еще чувствовала некоторую слабость, но не хотела беспокоить Сивую, у которой и так забот хватало. Уклейка зевнула и тряхнула головой, прогоняя незваный сон. Искоса глянув на Форель, она подумала о том, чтобы предложить ему немного вздремнуть. Положив голову ему на плечо, королева ощутила долгожданный покой. Она задумчиво смотрела на Серебряный Пояс, туда, где мерцали звезды и гадала, какая из них Буран, а какая Темнопут. Как им живется в Звездном племени? Мать говорила в детстве, что после смерти даже самые дряхлые старейшины приобретают былую силу и молодость, а их шерсть искрится запутанными в ней звездами. Однажды и её малыши попросят рассказать легенды о Звездном племени. На мгновение ей захотелось потревожить священное место целителей, чтобы повидаться с братом.
Вы никогда не могли найти общий язык. У вас были причины недолюбливать друг друга, — Форель приобнимает трехцветку хвостом, а она нервно дергается в ответ на его фразу. Это была неправда.
Мне было безразлично её существование. А вот она меня ненавидела, потому что слишком любит твое внимание и не была готова делить его со мной. А на ненависть, знаешь ли, трудно отвечать безразличием и невозмутимым спокойствием, — скорчив обиженную мордочку, почти плаксиво произносит Уклейка, играя на чувствах.
Но я действительно благодарен тебе, что в этот сложный для меня момент — ты рядом. Я счастлив, что судьба смогла свести нас вместе. И я испытываю к тебе безмерное уважение, Уклейка,эту судьбу зовут Уклейка, мой милый. Трехцветка заметно расслабилась, доверчиво заглядывая в темную медь его глаз. Что-то там, на самом дне, поменялось. Надломилось и окончательно перестало быть прежним.
Правда ли только уважение, Форель? — томно прошептала она и потянулась к его морде, словно хотела подарить поцелуй. — А котята... они тоже только из уважения? — хитро улыбается, дразняще скалясь. Она бы не смогла удержаться и упустить шанс поддеть его. Ведь Уклейка всегда была колючкой в подстилке Форели, а то, что они вдруг стали семьей, не могло этого изменить.
Идем, рыбка? Расскажем нашим котятам о том, как мы последнее испытание проходили. Помнишь? — эта фраза еще больше распалила Уклейку. Она бодро вскочила, встряхнулась и распушилась, став похожей на большой меховой шар.
Я помню, с какой легкостью одолела тебя, увалень. Ведь я была ловкой, юркой, легкой, словно... Никак не могу подобрать сравнение, — хвастливо и несколько заносчиво заметила королева. — Я всё еще считаю эту победу лучшим событием в моей жизни. — договорив, трехцветка приблизилась к его мягкому уху и заманчиво продолжила, — Я надеюсь, ты скоро вытащишь меня из лагеря? Хочу приключений. С тобой. — пощекотав его подбородок своим хвостом, Уклейка направилась в Детскую.
> детская

Отредактировано Уклейка (31.01.2020 22:37:20)

+9

723

Клокочущее изнутри возмущение застряло, не найдя выхода за стиснутыми зубами. Рыжинка всем телом чувствовала, как подрагивает кожа под шерстью. Загривок уже давно стоял дыбом, а Рыжая будто пыталась прожечь дыру в наглом Крестовничке. Как ему только наглости хватает так игнорировать все племя и Созвездие!? - так и отдавалось в голове ученицы, отбивая еще больший ритм в бурлящем теле и заставляя злость подниматься еще больше. Мало того, что нарушил, так еще и такое игнорирование наказания. Речное племя его вскормило, обогрело, готовую рыбу преподнесло, а он еще смеет носом воротить, будто от протухшего лосося!
Совсем гордыня заела! - возмущенно пророкотала Рыжинка у себя в мыслях, но не особо стараясь это выразить как-либо еще, только прожигающим гневным взглядом.
А поведение соплеменников только подстегивало мысли, принося осознание, что ее реакция правильная, что было для нее крайне важно, хоть не всегда она себе в этом признавалась. Рыжая вскинула и распушила хвост, уже не отказывая себе даже в недовольном, но тихом рычании, смотря на реакцию Созвездия и Ручей. Теперь уж Крестовничек точно поплатится. Он примет наказание так, как это было положено. Как бы сильно он не препирался. Но какой из него воитель? Просто маленький и озлобленный комок шерсти! Откуда только в его голове столь смелые и эгоистичные мысли, неужто он настолько сорноголовый!?
Лучше смотри, Тростинка, что бывает с теми, кто считает, что может идти, куда хочет, и делать, что хочет. Так, к сведению.
Рыжая строго посмотрела на Щукатую. То же мне, нашла, кого сравнивать! У Тростинки хотя бы было причина! Рыжая аж распушилась, уже горя желанием озвучить это вслух, как... Причина. Может и у него была причина?
Рыжинка мотнула головой, старательно пытаясь снять с себя лишние эмоции. Какая может быть причина, чтобы так грубо нарушать Воинский закон и перестать уважать все племя? Рыжая с силой ударила по земле хвостом, что аж пыль пошла. Раздражение все еще исходило от всего ее тела, но его уже заметно поубавилось. Рассудок постепенно возвращался, и ученица искала причины такого поведения. Откуда это пошло?
Впрочем, он сам виноват! Нечего было доводить до такого. Принять наказание, конечно, унизительно, но лучше, чем остаться без родного племени.
С надеждой, что хоть Черничка не станет больше унижаться перед ним, как домашняя киска, Рыжинка повернулась к черной, в ожидании, вместе со всей тишиной лагеря. Решение черной было непонятно ученице. Она все равно решила уйти?
Ну хоть без этого сорняка! - выдохнув из легких воздух, рыжая тут же вскочила.
Только сейчас до нее стало доходить, как на самом деле страшно лишиться своего родного дома, резко потерять все и сразу. Стоило раздражению уйти, как тонна впечатлений, что скрылась за кромкой злобы, тут же ударила в голову. Ученица аж опешила. Она бы сама решилась бы на такое? Рыжинка проводила взглядом Чернику, все же попрощавшись с бывшей соплеменницей, а вот на Крестовничка особо смотреть не хотелось. Даже если он приползет, примет ли его обратно Речное племя? Рыжинка решила остатки своих эмоций выплеснуть во что-то более полезное.
Заприметив уходящую фигурку Щукатой, рыжая решила догнать соседку по палатке. Она еще помнила, как она в последний раз огрызнулась. Хотелось немного развеять общую обстановку и наладить связь обратно хоть как-то. Все-таки ее высказывание не было тактичным, но рыжая все равно считала, что оно было необходимо!
- Хей, речная кусачка, - без толики былого раздражения и даже с нотками веселья позвала черно-белую Рыжинка. Все же Щукатая не была виновата в ее эмоциях, поэтому их явно не стоило переносить на оную. - Решила скрыться подальше от заинтригованного взгляда Подберезки? И не говори, что ты не приметила, как он активно демонстрирует свое внимание.
Рыжинка оказалась бок о бок с черно-белой кошкой, с интересом заглядывая ей в морду. Последнюю фразу она уже произносила совсем тихо, чтобы никто не услышал. Может это повеселит их обеих и впечатления от сегодняшнего дня хоть как-то найдут более веселый отклик.

+6

724

— Я больше не могу здесь находиться...я...ухожу НЕ с ним. Я сама, я... Я ухожу Черникой.
Вот и все. Черничка сделала свой выбор. Она не выбрала племя, не выбрала Крестовника, она даже не выбрала своего брата. Она выбрала себя. Вряд-ли слова воина могли что-то поменять для неё, но ему действительно не хотелось, чтобы всё так закончилось. Он видел, что у Чернички есть шанс, что она может стать хорошей воительницей, но для этого ей надо было действительного этого хотеть. Воитель проводил её взглядом, мысленно попрощавшись с ней.

Но в её уходе было и что-то такое, что вызвало уважение у Ливня к Чернике. Да, к Чернике, выходит, раз она больше не речная воительница, она может сохранить своё имя. Нужно обладать сильным духом что бы оставить всё и уйти из племени. Да, как воитель она не послушалась воинского закона, ослушалась свою предводительницу и за это ее можно и нужно осуждать. Но, то, что она не склонила голову, не отдала своё имя, это действительно в какой-то степени заслуживает уважения.

Направить бы это все в правильное русло. Но этому уже было не суждено случиться. Странно, конечно, Ливень призадумался. Насколько все мы разные. И даже из-под лап одного и того же наставника могут выйти совершенно разные коты и кошки. Ведь Черника и Ливень воспитывались одним и тем же достойным котом Речного племени, Черепом. Но результат в итоге совершенно разный. Интересно, как он там. Надо будет его проведать, когда всё утихнет. Череп для Ливня был больше чем просто наставник. Он в своё время помог ему справиться с утратой родителей. И эту помощь кот никогда не забудет.

Как-то уже начинало хотеться чтобы этот день поскорее закончился. Сначала эта битва, теперь изгнания соплеменников. Всё это сильно утомляло. Конечно, коту повезло что сейчас он был полностью здоровый, без единой раны, ведь он остался в лагере, но честно, лучше уж погибнуть в битве, чем еще раз смотреть как речные коты грызутся друг с другом. Это не путь для нашего племени. Услышать в очередной раз голос предводительницы было хорошим знаком, значит скоро уже всё закончится.

— Форель, Ливень проводите этого кота до границ и возвращайтесь.

Но не для Ливня, ему придется еще чутка поработать. Кстати, Форель, кот обернулся в сторону своего соплеменника и увидел, как тот уже направляется в сторону Крестовника. Одного взгляда было достаточно чтобы понять, какие намерения были у него. И это нисколько не удивило Ливня, он мог представить, что чувствует кот, который только что потерял свою сестру. Возможно, навсегда. Не успел пушистый воитель спохватиться, как рядом с Форелью уже была его возлюбленная. Она точно сможет его успокоить. Ведь, кто если не она?

— Не Форель, Ливень перевёл взгляд на глашатаю. — Ливень и Плющевик, вы проводите Крестовничка до границ племени. Отчитаетесь мне после, снова посмотрев на бурлящего серого воителя, коту показалось это разумным, вряд ли он сейчас будет в состоянии удержать себя в лапах и уж точно не повезет тому, кто окажется между ним и Крестовником. Например, мне. Поэтому пусть лучше он останется в лагере, рядом с Уклейкой.

Дальнейшие указания Ручей как-то уже прошли мимо кота, он оглянул поляну в поисках Плющевика. Тот еще был с Лаской, значит можно было попробовать найти её. Осмотрев поляну и не увидев знакомой пушистой шерстки сестры, воин тряхнул головой отгоняя дурны мысли. Сейчас нет на это времени. Несколько крупных шагов и он почти одновременно вместе с Плющевиком подошёл к Крестовнику.
Эх, Крестовник. Всё-таки, как бы Ливню не хотелось убедить себя в том, что всё происходящее правильно, он терял своего соплеменника. Во второй раз. Он виноват, он нарушил воинский закон, он не послушался предводительницу. Но почему я чувствую какое-то сомнение?

— Пошли вы. Рявкнул молодой воитель. Оно и понятно, кто будет рад своему изгнанию. Да еще и тому, что тебя как маленького котенка поведут до границы, лишь бы убедиться, что твоих лап больше не будет на территории племени. Просто прими свою участь.
— Закончим с этим быстрее, нечего мяться, короткий кивок в ответ на слова Плющевика и Ливень занял место рядом с изгнанником, чтобы сопроводить его до границы. Пройдя буквально несколько лисьих хвостов, Крестовник вырвался из-под сопровождения и рванул вперед. Зачем? Только начинаешь задумываться, справедливо ли с ним поступили, как он доказывает, что да, справедливо.

— Мне всё равно куда он бежит, но надо убедиться, что он покинет наши земли. Крикнул он Плющевику и рванул за Крестовником. Всё равно, вот только судя по следу… Форель это не оценит.

--->>> За ним

Отредактировано Ливень (01.02.2020 03:26:38)

+9

725

— Хей, речная кусачка, - догнал её сзади голос Рыжинки, и Щукатая резко развернулась к ней, распушившись в одно мгновение.

- Я тебе вроде уже всё сказала, нет? - тут же выпалила кошка, - Плыви, куда плыла, помнишь? А мне уж точно в другую сторону.

На что там Щукатая разозлилась именно, она уже слабо помнила. Чётко ощущалась только колкая злоба, размеров со всё её небольшое тельце. Причём тут была Рыжинка - право, не до конца ясно, но Щукатая была уверена, что при чём-то уж точно. Скажи ей кто, что вся эта её колючесть и вездесущая злость - последствия долгой, тянучей тоски по отцу и переживания за любимое, ясное небо над родным племенем, она бы только фыркнула, что всё это - вздор взрослых, которые отказываются её понимать. И, раз Щукатая отказывалась поверить в это со слов старших, ей предстояло выяснять это самой, а это, как окажется, будет куда дольше и труднее. Но есть ведь такие - те, которым в каждый овраг нужно свалиться самому, чтобы убедиться, что он там и вправду есть. Однако из всех этих не пустых мыслей сейчас в голове Щукатой не промелькнуло ровным счётом ни одной: она всё также злостно таращилась на Рыжинку во все глаза, пытаясь отыскать, где ж там в ней сидит столько наглости, чтобы снова полезть к ней.

— Решила скрыться подальше от заинтригованного взгляда Подберезки? И не говори, что ты не приметила, как он активно демонстрирует свое внимание, - продолжила подруга едва ли не задорным тоном, но на этих словах не столько тон Рыжинки стал волновать Щукатую, сколько то, что она вообще несла.

- Совсем ошалела со скуки? - не меняя искривлённой морды рявкнула кошка, - Шла бы лучше делом занялась, чем такой ерундой страдать. Не трать моё время.

Напоследок выразительно вскинув брови и фыркнув ещё раз, Щукатая покачала головой: да уж, видно, совсем туго Рыжинки приходилось. А, может, просто так же туго, как и ей самой? Быть может, вести о прошедшей битве так расстроили и её, что теперь Рыжинка просто не знала, куда себя деть? Не разгуляйся так уже Щукатая, она бы так и предположила, наверное. И предложила бы Рыжинке провести время вместе. Всё равно Тростинка дежурила у матери, а Жёлудь... Видно, догадывался, что его ждёт на первой их тренировке, а потому старательно оттягивал момент. Уклейка успела пару шагов сделать, а Жёлудь так и не снизошёл до дочери Ручей. Ох, сколько мыслей мучило Щукатую на этот счёт... И до мельчайших слов и нужного тона она давно придумала, что скажет Жёлудю. Что спросит. Что предъявит. Лапы уже чесались, но придётся признать, что и ей сейчас деть себя некуда.

И всё же, не желая слушать бредни Рыжинки, Щукатая поспешила развернуться обратно и даже сделала пару шагов прочь от неё в сторону края поляны, а в голове всё неспешно, без особого желания крутилось да крутилось одно и то же... «Решила скрыться подальше от заинтригованного взгляда Подберезки? » Но мысли эти вызывали у Щукатой только раздражённый фырк: можно было подумать, что ей было до этого дело. И ещё больше оскорбляло, что Рыжинка решила, что ей это интересно. У Щукатой была куча важных дел и тяжёлых дум, но только всё племя в упор не желало это заметить! Она уже не так мало видела, чтобы беззаботно созерцать ранние рассветы и слушать такие сплетни. Но что-то прокрутилось в голове вновь: «И не говори, что ты не приметила, как он активно демонстрирует свое внимание.», а пятнистая аж прирыкнула от недовольства и насупила брови. Тоже мне.

- И что ты там якобы видела?

С неподдельной неожиданностью Щукатая услышала собственный голос, а лапы встали, как вкопанные. Глаза только округлились до формы полуденных солнц от искреннего шока: она и вправду спросила это?

+4

726

Ученики собрались как-то поблизости к Лебедю, Ласке и другим воителям, слушая о воинской мудрости и битвах. Он говорил о подвигах, о ценности жизни, и буро-белый молчал, мотая на ус воспитание своего наставника.
А еще Подберезка  боялся отвести взгляд от зрелища изгнания двоих соплеменников, и одновременно смотреть было больно и тошно, словно на мертвецов. Казалось, что происходящее с воителями - неправильно и чужеродно, хотелось убежать, чтобы эта беда никак не коснулась его лично.

Это же такой позор.
Это же... всё. Вся твоя воинская жизнь - да что там, её смысл! - ершу под хвост. Наверное, на таком жизнь заканчивается.


Подберезка был молод и порывист, он жил мыслями о воинской славе, он впитал эти законы с молоком матери и не видел иной жизни. Переглядываясь с девчонками, ученик пытался сфокусироваться на них, но удавалось только рассеянно улыбаться.
— Вот когда вытащишь для меня из реки огромного сома, тогда посмотрим.
- Ишь ты какие мы важные, - пытаясь снять напряжение, буро-белый принялся вылизывать лапу и умываться, отвлекаясь от прочего и пытаясь уложить мысли по полочкам. В Речном племени минус два воителя, близких ему по возрасту, но настолько далеких по духу. Подберезка никогда не понимал ребячества этих двоих, а потому и не водился с ними, но все-таки... соплеменники.
— Можно мы поохотимся с Подберезкой? — кот вскинул голову и облизнулся, выискивая большими желтыми глазами морду Лебедя. Вот это дело! Сейчас крепышу только бы лапы размять, чтобы занять себя охотой, а не мыслями.
— Мы не будем далеко отходить от лагеря, - не успела договорить Ракушка, как к ним подошла Ручей, и буро-белый отчего-то поджал уши. Некогда добрая-милая королева-Ручей стала серьезной и буйной, а потому Подберезка стал слегка её побаиваться.
- Если узнаю, что отошли от лагеря больше чем на десять лисьих хвостов — вы знаете, за мной дело не постоит, и забудете про посвящение до Зеленых Листьев.
- Да Ручей, нет Ручей, ну то есть да... - прикусил язык сын Ласки и Плющевика, переглядываясь с Ракушкой как-то воровато: лучше бы им сейчас смыться, а то он сейчас наговорит какую-нибудь глупость и попадет. Посмотрев на Лебедя, ученик послушно кивнул наставнику, но тот шепнул ему на ухо:
— Сходишь с Пеплогривом завтра в патруль, хорошо? — буро-белый снова кивнул, навострив уши. — Ведь именно он обучил меня всему, что я знаю, так что он идеально подменит меня на некоторое время. Не боись, я не собираюсь залёживаться! Слушайся его как меня, но если вдруг он начнёт снова нудеть про собственную старость, разрешаю отвесить ему хорошую оплеуху.
Кот задиристо хмыкнул и улыбнулся. Даже спокойнее как-то стало. Бодро боднув наставника в плечо, Подберезка окликнул сверстницу:
- Ракушка, идем, вечно ты как это самая, копуха, во! - качнув хвостом, юнец выбросил коренастые лапы вперед. Как все-таки здорово пойти самому, а!

----> берег реки (ракух, пиши там мб сразу?)

+4

727

Пчела всегда поражался трудолюбию и заботе Лепестинки. Белоснежная сестра всегда была рядом с теми, кто нуждался в ее помощи. Так и сейчас, взяв инициативу в собственные лапы, кошечка умело распоряжалась собранным патрулем, четко обозначая задачи, которые им необходимо будет выполнить. Сам Пчела, будучи котом простым и очень легкомысленным, редко задумывался, что конкретно сейчас будет нужно для соплеменников. Да и в целом-то, наверное, не задумывался еще об этом. Наверное, сказывалось то, что он слишком поздно познал самостоятельную жизнь и теперь ему приходилось учиться жить в слишком резвом темпе. В то время как Лепестинка уже во всю понимала, что, где и как может пригодится, Пчела рассеяно потирал лапой затылок, осознавая свою несамостоятельность. И только сейчас, когда возле его лап оказался Ящерка, рыжий оруженосец постепенно начал ощущать всю важность и ответственность за происходящее. Теперь они были обязаны не ударить в грязь мордой! Не сегодня!
— Мама разрешила, я уже заранее всё продумал и спросил, - Пчела искоса взглянул на Ласку, уходящую в палатку старейшин, Птицу, направлявшуюся в палатку предводители и Уклейку, которая бодро шагала вместе с Форелью в детскую. Медные глаза растерянно коснулись Лепестинки, а затем котик посмотрел на шубку Ящерки.
- Точно разрешила? - вкрадчиво переспросил Пчела, - Ты смотри, если окажется, что твои родители не в курсе, где ты ходил - прилетит по ушам не только тебе, но и нам с Лепестинкой.
Однако наивный Пчела все же был склонен верить словам Ящерки, предполагая, что тот действительно хотел себя занять чем-то полезным, а оттого и отпросился заранее.
- Ну ладно, мы же все равно будем в черте лагеря. Тут уж точно ничего не случится, - убеждал то ли самого себя, то ли окружающих Пчела.
— Тогда наберем побольше веток и может раздобудем мха или лебяжьего пуха, а то столько раненых, надо помочь обновить подстилки и сделать еще несколько в целительской, а то я видела, там некоторые просто на земле лежат! - предложила Лепестинки и оруженосец согласно кивнул.
- И как ты успеваешь все это замечать? - с удивлением спросил у сестры Пчела и медленно направился вместе со всеми к кусту, - Вон, Ящерка, учись у Лепестинки - видишь какая она ответственная у нас? Обо всех позаботится, - простецки мяукнул котёнку оруженосец, довольно улыбаясь. А затем улыбка слетела с его губ, как только уши все-таки уловили те самые слова. Чернику с Крестовником изгоняют. Пчела невольно остановился, косясь на середину главной поляны, где был самый накал страстей. Конечно, для него было потрясением столь радикальная мера. Он впервые в жизни встречался с подобным и не был готов к таким поворотам судьбы. И если Крестовника выгнали принудительно, то Черника уходила самостоятельно. Бледно-рыжий малыш не понимал, что же должно было такого произойти, чтобы все вышло именно так. Растерянно глядя то на выход из лагеря, то на уходящую наставницу, кот задался мыслью, что обязательно спросить у Ласки, отчего же Созвездие и Черника приняли такое решение.
— Что случилось? - логичный вопросы из уст малыша. Пчела едва слышно цокнул.
- Чернику и Крестовника, похоже, изгнали из племени, - Пчела очень надеялся, что все расслышал и понял правильно. Все же, к голосу Созвездия котик уже начал привыкать и не составляло труда услышать ее и убедиться в услышанном благодаря чтению по губам, - Такое случается, когда коты нарушают Воинский Закон. Или... когда становятся злодеями - делают кому-то плохо. Тебе рассказывали легенду про Звездоцапа, который попал в Темный Лес из-за того, что натворил много бед во всем лесу? - хотелось бы поскорее соскочить с острой темы и задобрить Ящерку порцией сказок и легенд. Да, так было проще. Так не нужно было думать, что ты только что лишился двух соплеменников. Причем, сам не понимая, за что.
Пчела медленно направился к ободранному кусту, где их уже поджидала работёнка.

+7

728

Щукатая всегда была ходячей еловой колючкой. Говорят, что эти ели только и занимают сплошником территории племени Теней. Так вот почему там все такие колкие, ехидные и жесткие, видимо слишком часто натыкаются на эти колкие иголки, как у дикобраза. Но вот что укусило с самого детства Щукатую, что росла в счастливой семье, Рыжинке давалось с трудом объяснить. Только теперь у нее будто еще за последние дни эти колючки льдом поверх обросли, видимо совсем заморозили эту целеустремленную  неугомонную душу. Последние события слишком сильно ударили по семье Ручей. Понимая это, Рыжинка искренне пыталась поддержать их. Она все еще забавно подергивала ушами, гадая какую забавную фразу она скажет дальше, как сможет развеселить немного черно-белую и отвлечь от ее глубоких дум, ведь для того, чтобы пережить горе нужно время. Но видимо такой метод работает только с Тростинкой.
Совсем ошалела со скуки? Шла бы лучше делом занялась, чем такой ерундой страдать. Не трать моё время.
Ученица глубоко вздохнула, снова пропуская мимо ушей очередную колкость.
Эх, Щукатая, на злобе далеко не уплывешь, - рыжая вмиг посерьезнела, с морды слетела вся забава. Ученица недовольно махнула хвостом, размышляя, что стоит сказать дальше. Или не стоит?
- В твоем раздражении никто не виноват, - слишком резко и строго отрезала Рыжинка, нахмурив брови и прищурив глаза.
Она слишком хорошо помнила, как сама огрызалась на Грачика, а ведь он ни капли не был виноват в ее проблемах. Он лишь пытался ей помочь, приободрить, готов был терпеть ее нападки, колкости, язвы и дерзости. Он так старался, а в ответ получал лишь... Теперь она видимо очутилась сама в его шкуре.
Это так ты себя чувствовал, братец?
Щукатая уже отвернулась от нее, видимо совсем не желая никакого общения. Рыжинка расстроено фыркнула, тут же выскакивая перед ней и мешая пройти. Ничего, она попробует снова. Она хотела ее шутливо толкнуть в бок, как неожиданно что-то екнуло. Неужто лед оттаял?
И что ты там якобы видела?
Рыжая хлестнула себя сильно хвостом по боку, видимо попытавшись понять, реально ли она это услышала или заболела зеленым кашлем и ей уже чудятся всякие видения. Но видимо это было наяву. Сработало! Ей было непривычно так себя вести, ведь раскрываться оказалось тяжелее, чем она думала. Но если такие методики действуют, а у подруги они точно действовали, то Рыжинка готова попробовать. Довольная результатом, рыжая тут же продолжила заводить интригу.
- Так Подберезка же растет, вот и завлекает на себя внимание. Показушничает. Причем, перед тобой особенно. Неужели не заметила? - легонько пихнув черно-белую лапой, она отскочила. Но по поводу навыков сына Ласки рыжая ученица ничего не могла сказать, его было за что уважать. И воитель из него может выйти хороший.

Отредактировано Рыжинка (03.02.2020 23:01:59)

+5

729

[indent] Красноперка лишь усмехнулась в усы, наблюдая за короткой перепалкой Пеплогрива и Железнобокой, в которой последняя явно одержала победу. В какой-то степени пятнистая понимала, что самцом двигали лишь благие намерения, да только не слишком это было уместно, выражать свое беспокойство за соплеменника в таком ключе. Облизнувшись, воительница сощурила зеленые глаза, когда взгляд коснулся Форели. Негодование полосатого было более чем обоснованно. Все хотели поучаствовать в чужом горе, да не все понимали как это лучше сделать. Раздражение юного отца такого обширного семейства заставило Красноперку напрячься, не наделал бы глупостей, которые им потом придется разгребать. Да только самец пылко и умело поставил успокаивателя на место и скрылся в детской напару с Уклейкой.
[indent] Кошка облегченно вздохнула, все-таки котята имели влияние на брата Черники и наверняка послужили бы катализатором его горя и жажды мести. Пеплогрива, кажется, обидела реакция воителя и тот ушел в патруль в одиночку. Старшая воительница лишь вскинула бровь, провожая соплеменника взглядом. Не самым одобрительным.
[indent] - Какие все нежные, - фыркнула кошка, - На простые слова реагируют будто им колючку под хвост прицепили.
[indent] Отвернувшись от выхода из лагеря, воительница осознала, что в на поляне царит приятное спокойствие, хоть небольшая досада от ухода Черники все еще осталась. Увы, это было полностью решение юной кошки о котором она еще наверняка ни раз пожалеет. Все плохое рано или поздно забывается, а племя бы поддержало ее, защитило. Выдохнув облачко пара, Красноперка повернулась к Железнобокой.
[indent] - С удовольствием, - кивнула она, тепло, но сдержанно улыбаясь.

+5

730

— В твоем раздражении никто не виноват, - в голосе Рыжинки уже чувствовались терпкие недовольные нотки, но, если быть честными, Щукатой они были лишь знаком, что всё она сделала верно. Будучи не в духе, Щуката в чужой злости видела лишь маленькие победы и даже гордилась, что сумела их достичь. Зачем, для чего - кто его знает. Вероятно, просто так. Или если уж у неё самой настроения не было, то и другие не имели на него прав.

- О, ну спасибо, - ехидно процедила пятнистая, - Теперь-то моя душа спокойна.

Если бы ледянящее лапы оцепенение, так резко напавшее на Щукатую от слов Рыжинки, усело бы отступить, то она непременно бы подалась вперёд, напушившись пуще прежнего, и так и шла бы на Рыжинку, не припоминая, что её воообще заставило остановиться. Но как бы ни так: лапы казались такими лёгкими, но были совершенно без сил, и как юная кошка бы не попыталась оторвать их от земли сейчас, у неё бы не вышло. А вместо злости в груди наростало какое-то не такое уж и мрачное волнение, но от него Щукатую так легонько, но неприятно потряхивало, что приятным оно ей тоже не казалось.

— Так Подберезка же растет, вот и завлекает на себя внимание. Показушничает. Причем, перед тобой особенно. Неужели не заметила?

Пятнистая настороженно повела ухом и сщурилась, как смотрела бы на свою будущую добычу. Всё это напавшее волнение никак не могло сжиться к привычному безразличию Щукатой к таким вот всяким вещам, а оттого ей и начинало казаться, будто... Будто в словах Рыжинки была угроза, к которой Щукатая была не готова. Пылкие ссоры и сладкие перемирия с подругой обычно шли по накатанной и не умели задевать в юной кошке мыслей, вызывавших недоверие к самой себе. Но теперь ей и вправду становилось интересно. Ей, Щукатой. Как после такого верить самой себе? Но быть уверенной в своих мыслях Щукатой слишком уж нравилось, поэтому приходилось не верить Рыжинке.

Перекручивая услышанное ещё несколько раз в голове, Щукатая силилась найти в них подвох. Будучи в ссоре, Рыжинка едва ли могла решить принести её сочную свежую рыбку. Вот так и с этими "новостями": была бы в них правда, рыжая бы постаралась уберечь её от ушей Щукатой или переиначила бы так, чтобы только подкинуть колючку. Так и вглядывалась Щукатая в Рыжинкину морду, ища в ней то, что скрывалось за последними словами, но свои же мысли ей и мешали. Что, и правда на меня таращился?.. И так отвлекала Щукатую эта идея, что юная кошка и сама знать не знала, как её же собственная морда выдаёт. Загривок сгладился, а глаза начинали предательски блестеть, с головой выдавая только больше и больше разыгрывающийся интерес. И всё с этим же взглядом Щукатая сократила расстояние до подруги, чтобы следующая её фраза не облетала всю поляну.

- А ты, значит, заметила, - по-прежнему недоверчиво буркнула кошка, - За Подберёзкой следила вместо собрания, так? С последних слов губы кошки поднялись в ядовитой улыбке: может, тут-то она и угадала, в чём подвох? Рыжинка узнала, что такое ревность?

+3

731

Переживая о Крестовнике и Чернике, Медведица не отдавала себе отчёт в том, что печётся о них глубоко в душе так, как переживает любая кошка о сбежавших котятах. Право, они и казались ей такими - котятами, просто в телах больших вои... Бывших воителей. Несмотря на то, что серошкурая всецело осознавала, что Созвездие поступила с ними не меньше, чем справедливо, Медведице всё равно становилось боязно за то, каким будет завтрашний день для них. Несмотря на то, что в былую схватку со степным племенем Медведица сама ловила себя на неподдельном гневе к этим двоим, ей хотелось верить, что они вернутся к родным рекам, когда остынут и осознают, что же натворили, когда замнут неуместную гордость и найдут в себе силы извиняться так пылко, чтобы их простили, и научатся с достоинством нести свои наказания. Всех котят ведь наказывают за непослушание, но эти двое - первые, кто решил в честь этого бросить родное племя. Бросить свою семью. Как можно было отказаться от такого, серошкурая не понимала, ведь сама всегда страстно грезила о том, чтобы до последнего своего вздоха ничто не отрывало её от дома. Но разве можно всегда понимать, что за ветер нынче буянит в юных головах?

К сожалению, Черника и Крестовник уже успели лишиться своих имён, и были они не котятами, да и судить о юности Медведице было трудно - сама была молода. Право, казалась она себе самой ещё с порога детской слишком взрослой, слишком большой и слишком мягкой. Последнее же всё чаще и чаще начинало её волновать, как и своё большое сердце, в котором, к сожалению, находилось место всему. Медведица с колкой завистью глядела на тех, кто зализывал последние свои царапины и не сокрушался о том, хватает ли Полуночнику трав на всех раненых. Соплеменники голосили о насущных делах, и в их глаз не мелькали тени беспокойства за Чернику и Крестовника: не убьют ли их раны и не уведут ли длинные языки на самое дно бродячей жизни. А Медведица же отлёживалась в углу и страшилась собственных мыслей о том, что были бы силы - отправилась бы на границу сама. Как тогда. И позапрошлый раз. И узнала бы там, что всё и по ту сторону разломавшегося льда спокойно гладко, и тогда бы сумела сомкнуть глаза и крепко поспать.

Видят Предки, будет день, и это всё потопит меня.

Страх оказаться слишком сочувствующей и беспокойной для того, чтобы считать себя саму достаточно верной племени, держал Медведицу тише любой воды: кошка и без того была без сил, а её шкура всё ещё хранила отпечатки зубов Воробейницы. Со времён самой битвы болтать с кем-либо лишний раз не хотелось вообще, но сегодня серошкурая собиралась выползти из своей тени чуть ближе к центру с одной простой, постыдной целью: выловить тех, кто отправился провожать изгнанников. Просто так. Просто спросить, проводили ли.

+5

732

-->> Четыре дерева
Казалось, что Ливень сильно отстал от своего соплеменника, но нет, вот он уже потихоньку его нагонял. С одной стороны, не хотелось идти в тишине, например, можно было как-то обсудить всю эту ситуацию, с другой, воитель только разобрался во всем, и наверное, лучше эту тему больше не затрагивать. Тем более скорее всего в ближайшие несколько дней это будет самой горячо обсуждаемой темой во всём племени. А может и в других, после совета. Так и шли двое речных воителей пока не добрались до родного лагеря.

- Я отчитаюсь перед Ручей, как найду её… тут пушистый сделал паузу и посмотрел на Плющевика, а тебе, наверное, надо отдохнуть после такой пробежки? Расплывшись в улыбке, добавил воитель. Конечно, Ливень тоже устал, и не слабо, всё-таки, не племя Ветра, но как-то упускать такой шанс не хотелось.

В любом случае, теперь можно было вернуться к своим делам. Но к каким? Опять сидеть и тупо пялиться на поляну в ожидании сестры? Хотя нет, в этот раз надо ещё и Ручей найти. Прекрасная идея. Найдя укромное место, он сел и действительно стал тупо пялиться на поляну в ожидании сестры или Ручей. Ему даже стало смешно, наверное, со стороны он выглядел немного забавно.

Взгляд бегло осматривал всех, кто сейчас находился на поляне, но ни сестры, ни глашатай видно не было, зато глаз зацепился за знакомую серую шкурку. Медведица. Ливень знал её с тех самых времен как навещал свою сестру в детской. Но тогда это был маленький котёнок, а сейчас уже настоящая воительница.
Как-то пока вы особо не пересекаетесь по жизни, даже толком не удается осознать, насколько кот или кошка выросли, вот и тут был похожий случай для воителя. А ведь Медведица в том числе сражалась на границе, но не потратив пару минут на осознание факта взросления всё равно кажется, что его и вовсе не было.
Взгляд Ливня уже излишне долго был направлен в сторону серой воительницы, чтобы не смущать себя и её, надо было переключиться на что-то другое. Точно, сижу и ищу Ручей. А пока поиски не приносили свои плоды, мысли о взрослении продолжались.

Интересно, родители так же резко осознают, когда вырастают их дети?

До этого самого момента Ливень абсолютно не задумывался о том, что у него тоже когда-нибудь будут свои дети. Наверное, из-за родителей и сестры. Он так опекал ее, так заботился о ней и так боялся потерять ее, что был абсолютно не готов брать на себя ответственность за кого-нибудь еще. Тем более котята…жить в таком опасном мире. А потом, когда они вырастут? Вдруг на месте Крестовника и Черники оказались бы его дети? Он бы такого не пережил, хотя как верный воитель племени должен был бы принять наказание и не возражать предводительнице. Ливень точно не был готов к такому.

+6

733

С новыми и новыми мгновениями ожиданий всё больше и больше в Медведице появлялось смирения: все эти невзгоды были лишь тем, что не давалось ей по простому уму. И в жизни воительницы вещей таких было далеко не мало: наоборот, более чем достаточно, чтобы не терзать себя такими думами теперь. Пойти бы сейчас серой да помочь Ласке с котятами - самое её дело будет. А судьбы леса будут и дальше вершить те, кто до этого горазд. Или, быть может, так и менялся с лунами взгляд? Не только со стороны он становился тяжелее и мрачнее, но и в разы чётче изнутри? Неужто серошкурой оставалось взрослеть и взрослеть? Но одна даже догадка об этом вызывала тяжёлые охи и вздохи: взрослеть она никогда не хотела. К удаче для неё, от этих размышлений её оторвали возвратившиеся Плющевик и Ливень.

- Ливень, Ливень!.. - окликнула серая воителя, суетливо поднимаясь на лапы.

Кошка второпях подрысила к воителям и наскоро оглядела обоих с лап до макушек: выглядели не мятыми, а это нынче уже дорогого стоило. И всё же волнения вновь с такой силой окатили серошкурую, что выглядела она растерянно, но, право, так и было. Во всём том, что происходило с племенем в последнюю пору, Медведица уже целиком и полностью потерялась.

- Слава Предком, вроде целые, - заключила свой вывод кошка, облегчённо выдохнув.

Пасть серой тут же собиралась приоткрыться вновь, как вдруг так и застыла, а на языке повисли те самые слова, которые казались ещё слишком постыдными. Может, нашлось бы позже такое время, когда задать их будет не так боязно, а, может, с течением лун те самые имена и вовсе будет не принято произносить в лагере. Да и не только на поляне, впрочем, а и на всех землях - на всех тех землях, которые они предали. Медведица всем своим нутром чувствовала, что не место даже им, именам, в речных чертогах, и уж тем более - её мыслям. Таким мыслям. А сердце кошки всё тяжело да словно пошатывалось, волнуясь, как за своих брата и сестру. И то боязно, то - стыдно. Ни мысли деть некуда, ни себя. И если было тут хоть что-то к счастью, так то, что Ливень не славился слишком уж чёрствым сердцем - быть может, не разгневается. Но словам так и пришлось висеть на языке Медведицы, побалтываясь на лёгком ветру, пока кошка крепилась и пыталась собраться со всеми этими мыслями.

- Спровадили, значит?

Серошкурая ещё раз тяжело вздохнула. Ну вот не лезло, не выдавливолось. Что сжимало сердце сильнее: не отпускавшая неуверенность в своих идеалах или колючая тоска по изгнанным соплеменникам? На такие трудные вопросы кошке не ответить и в десятки лун: и без того слишком много трудно перепало на долю той, которая свято верила, что миром наконец-то будет править мир, а Предки не заставят принимать её решений труднее, чем выбор меж патрулём или охотой. Тяжело нынче казалось всё тем, кто был совсем недалёк, и тяжесть эта давила кошку, как непосильный груз, казавшийся ничем не лучше, чем груз лидеров, врагов или друзей. Так и не выдавила из себя серошкурая вопроса длиннее, напрочь забыв, о чём размышляла долгое проведённое в ожидании время, а только подняла печальный взгляд на Ливня, надеясь, что хоть кивнёт.

+3

734

[indent] Лепестинка улыбнулась, шутливо боднув Пчелу лапой в плечо. Ящерка заверил что отпросился заранее и кошечка сощурила глаза, подозрительно глядя на котенка. В конце концов, даже если он им наврал, королевы легко уловят их запах в лагере. Ученица перевела взгляд на палевого ученика и кивнула, осознавая, что в какой-то степени и Ящерка был ее молочным братом. Их всех выкормила и воспитала Ласка - прекрасная кошка с огромным сердцем, в котором было место всем и каждому. И если раньше Лепестинка считала себя обузой, лишней в их семье, то сейчас, вероятно с возрастом, она поняла что любовь этой кошки была искренней. Она действительно приняла сироток под свое крыло и ростила как собственных дочерей.
[indent] - Ой, да брось, - хихикнула кошка, - Это не ответственность, это наблюдательность.
[indent] Она уже было сделала шаг в сторону детской, как внезапный голос Черники заставил ученицу замереть, округлив глаза. Вот дела. Занимаясь делами племени, она совсем потеряла нить сегодняшнего собрания, не желая вникать в эти политические дрязги, принимая ни чью сторону. И сейчас двое молодных, сильных воителей попросту были... изгнаны? Коротко выдохнув, Лепестинка скосила взгляд на дрожащего Ящерку, что дрожал как осиновый лист. Обвив малыша пушистым хвостом, беленькая прижалась к нему, беспомощно взглянув на Пчелу. Тот растерялся не так сильно, быстро начав менять тему, да так умело. Речная задержала на палевом брате взгляд и согласно кивнула, мягко подталкивая хвостом котенка в сторону детской.
[indent] - Идем, - тихо мурлыкнула кошка, - Есть много поучающих сказок и историй, которые рассказывают как о подвигах, так и о наказаниях. Нам в детстве много таких рассказывали.

+4

735

- Да чтоб у меня хвост отвалился, если я наврал! - возмущённо мяукнул Ящерка Пчеле, раздувая ноздри. Ну почему старшие ему не верили?! То, что он был поменьше ростом, нисколько не умаляло прочих его заслуг и положительных качеств, в конце-то концов! Выразительно глянув на свой короткий хвостик и для убедительности помахав им - дескать, видите, на месте, - рыже-белый выжидающе уставился на Пчелу и Лепестинку, ожидая указаний. Энергия, бившаяся в нём и не находившая долгое время выхода, теперь словно превратила котёнка в самого ответственного и деятельного члена Речного племени, который, кажется, и на другой конец леса к Высоким скалам бы сходил, лишь бы лапы размять и попутно похвалу получить.

Он задумался над словами Пчелы про Звездоцапа. Нет, конечно, что-то ему рассказывали, но Ящерка предпочитал пропускать мимо ушей истории об отпетых злодеях, предпочитая слушать о героях и спасителях племён. В конце концов, сам он тоже хотел стать героем, и решительно не видел никакого смысла узнавать про мерзавцев. Их изгонять надо и бить, а не в историях запечатлевать.

- Рассказывали. Да только я не верю, - объявил котёнок, - что он может утащить котёнка или ещё как-то нам навредить. Он же умер, а умершие снятся только предводителям и целителям, а не котятам. Чего мне тогда бояться, - со сквозившими в голосами нотами гордости заметил Ящерка, пожимая плечами. - Но Крестовник и Черника же не Звездоцап, - выдал он довод, весьма логичный на его собственный взгляд. Не вязались эти двое с героями страшных сказок, совсем не вязались.

- Нет-нет-нет, - он упёрся пятками в землю, упрямо глядя на Лепестинку. Он уже видел такой жест у Птицы и Ласки, прекрасно зная, что он значит. - Я не для того выпросил у Уклейки разрешение помочь вам, чтобы на половине пути вы передумали, - надулся Ящерка, не двигаясь с места. Переключившееся детское внимание уже забыло о том, что было минутой ранее: изгнанники были уже где-то там, далеко за пределами лагеря. А ветки - они вот, совсем рядом.

+5

736

Витаешь у себя в мыслях, думаешь про детей, семью, и тут внезапно тебя выдергивают, словно маленького котенка отнимают у матери.

— Ливень, Ливень!

Приходится резко переходить из одного состояния в другое и начинать соображать, что происходит.

— А? Что? Не успел кот разглядеть кто именно его звал, как рядом уже оказалась Медведица. В следующий раз буду меньше на не таращиться, или почему она здесь? Выглядела она как-то растерянно, что вызывало у Ливня дополнительный интерес к ее состоянию. 

— Слава Предком, вроде целые 

— Да что с нами будет то. Вряд ли после стольких неудачных лун, у Речного племени опять были бы какие-нибудь проблемы. По крайне мере так хотелось думать.

— Ты то как? Кивнув на еще видимые раны, спросил воитель. Как он слышал, она проявила себя очень храбро в битве у границы, но любая битва оставляет след, как моральный, так и физический. Вот и Медведица сейчас действительно выглядела не в порядке. Но в чем было дело? В ранах? В самой битве? Переживала за племя? Гадать можно было бесконечно.

— Спровадили, значит?

— Ну, если бежать до четырех деревьев следом за Крестовником можно назвать “спровадили” - то да. На конце фразы можно было услышать небольшой смешок. Ситуация действительно была забавная, особенно учитывая всю бесполезность погони. — Крестовник прямо по следам Черники отправился на территорию сумрачных. Так что это... небольшая пауза. Пушистый призадумался над всей ситуаций. Не хотелось говорить так про них, про своих бывших соплеменников, но другого слова он так и не смог найти. — Это уже не наша проблема.

Как ни крути, это действительно было проблемой. Правда, теперь уже племени Теней. Еще не ясно что будет на совете, когда разговор зайдет про них. Надеюсь, они все-таки не попались патрулю сумрачного племени. 

— С тобой все в порядке? Все-таки Ливню не давал покой вид своей соплеменницы. С другой стороны, у кого сейчас был спокойный вид?

Отредактировано Ливень (12.02.2020 01:34:29)

+4

737

— Да что с нами будет то, - перво-наперво ответил кот, вызвав у серошкурой нервный вздох.

- Ох, да если бы.

Воитель сразу же и спросил о собственных её ранах, и, право, Медведица будто лишь сейчас про них вспомнила. Если уж прислушаться к своему телу, то загривок всё ещё ощутимо жгло, царапины - едва затянулись, а лапы будто никак не могли восстановиться после всех её бегов туда-обратно. Но, не дадут соврать Предки, Медведице всё так же ясно мерещились когти Воробейницы в своей спине, словно она не отпускала её и в этот миг. А если про свою шкуру не вспоминать, то и не страшно. Раны не так-то и сильно беспокоили кошку, пока мысли были заняты совсем другим. Но пока серошкурая пыталась вспомнить, как она сама, из уст Лебедя уже послышалось имя одного из изгнанников.

— Крестовник прямо по следам Черники отправился на территорию сумрачных.., - воитель продолжал да продолжал, а голос его и не казался напряжённым.

Медведица же, только пережевав слова Ливня, охнула и глаза выпучила, и так и уставилась на кота, словно так до конца и не приготовилась к тому, что Черники с Крестовником на речных землях уже и след простыл. Прошу вас, Предки, сведите их тропинки... Авось вдвоём не пропадут. Не так быстро... Одёрнув себя, кошка-таки перестала удивлённо таращится на Ливня и отвела вновь опечаленный взгляд вбок.

- Какие только рыбьи кости они забыли у Сумрачных границ.., - пробормотала серая скорее себе, чем Ливню.

Только об этом предположив, воительница тут же с головой погрузилась во всё те же думы. Её так насторожило, что Черника и Крестовник могли нарваться на беду вблизи племени Теней, словно другие дороги для них нынче озарены ярким светом и изложены сочной пищей. Если им двоим и не был так явственно знаком страх за собственную жизнь раньше, то теперь едва ли он их минует. Но мысль у кошки была теперь и ещё одна: повстречай она каких сумрачных, сможет невзначай спросить, не попадались ли им наши. Наши бывшие.

— С тобой все в порядке?

Голос Ливня вернул серошкурую на поляну. Со мной всё в порядке? Не теряя задумчивого и немного печального вида, Медведица вновь подняла глаза на Ливня. Воитель-то поди и не знал, каким тёплым мёдом растечётся его вопрос по измотанным нервам кошки. Разливать горькие ручьи слёз по чужим шкурам Медведица никогда не была горазда, да и стыд этот, стыд своих всех этих слабостей не позволил бы. Кошка была почти цела, сыта, в лагере родного племени. Ей нечего жаловаться, а вот... Ох. Но этого вопроса серошкрой и хватило бы: он напомнил ей, что пора брать себя в лапы. К сожалению, в такие мрачные поры напоминание это Медведице было необходимо.

- Со мной и подавно не станется, - ответила серая, постаравшись растянуть углы губ в лёгкой улыбке, - Шкура срастётся, а как пощадят меня Предки - и сердце болеть перестанет. За это всё. И как простят дурные мысли. Если.

+4

738

С ней явно было что-то не так. И Ливень уже точно понимал, что дело было не в ранах. Но все еще не мог понять в чем конкретно была причина. 

— Со мной и подавно не станется.

Ну да, я вижу...

Ливень может и не был владельцем тонкого искусства определения чувств, но им и не надо было быть что бы все понимать в текущей ситуации, ее что-то или кто-то волновал. 

— Шкура срастётся, а как пощадят меня Предки — и сердце болеть перестанет. За это всё.

Сердце?

— Ты... ты чего? Честно говоря, воитель уже по-настоящему стал переживать за серошкурую. Уж очень потерянной она выглядела. 

А что если... И тут у кота закралась мысль, что если он не один кто сейчас переживал о том, что случилось? Правда он смог зарыть это чувство сомнения глубоко в себе и не подавать вида об этом. Ведь он верный речной воитель и не вправе сомневаться в решениях своей предводительницы, тем более наказание было справедливым, изгнанники сами виноваты в своей участи. Да, виноваты. Только так и никак иначе. Но тогда почему я опять испытываю это чувство сомнения? Почему? От него ему хотелось выть, настолько сильно оно не укладывалось в его мировоззрение. В итоге, все время что он пробыл на поляне четырех деревьев, он отгонял эти мысли, что бы сейчас Медведица одним своим видом и двумя словами вновь их пробудила в нем?

— Я... мне... Для того, кто так безумно и слепо все эти луны верил в свое племя было очень тяжко говорить о таких вещах. Теперь и сам Ливень начинал выглядеть растерянным. Надо было что-то предпринять, что бы не потерять лицо в глазах Медведицы. Попробовать все сказать как есть. Подойдя совсем вплотную к собеседнице, он спросил, так что бы слышала только она:

— Не только мне кажется, что все произошедшее... это неправильно? Даже не верилось, что он об этом говорил с ней. Еще до возвращения в лагерь ему действительно хотелось это с кем-то обсудить, например, с сестрой, с Черепом, но тут она. Может оно и к лучшему? Если она действительно испытывает похожие чувства, то сможет понять его и не будет осуждать. Ну, а если Ливень ошибся, то хотя бы Медведица не из тех, кто будет бегать по поляне и трещать всем о том, что испытывает воитель. По крайне мере так хотелось о ней думать.

+4

739

Судя по ощутимой видимости, слова Медведицы не прозвучали достаточно убедительно. Да и не мудрено - простовата была кошка слишком для таких иллюзий, как бы ей ни хотелось хотя бы редкою порою, такою, как сейчас уметь скрывать свои истинные эмоции. Сумерки, постепенно сгущавшиеся в лагере не могли прикрыть её стыдливого и грустного выражения морды, а голос оставался всему лишь лишним подтверждением. Медведице было даже немного завидно тем, кто умел хотя бы немного лгать.

— Ты... ты чего?

- Я? А, нне-ет, ничего.., - суетно пролепетала кошка, - Правда, полно мне. Дел ещё невпроворот, некогда мне всё это...

Ливень не поверил ей, и воительницу накатила новая волна стыда. В довесок ко всем тем скользким и беспокойным мыслям, Медведица взялась водить соплеменников за нос: одни Предки знали, куда такими резкими крутыми оборотами катится её одна единственная жизнь. Поддавшись тяжести новой порции стыда, воительница суетливо поднялась на лапы, с трудом совладав со всем четырьмя, и намеревалась скрыться с глаз Ливня как можно скорее - вернуться в свой угол, где будет можно остаться наедине с терзавшими сердце мыслями. Но вдруг серошкурая вновь услышала голос воителя:

— Я... мне...

Медведица настороженно напрягла уши: ей было невдомёк, что имеет в виду кот, но она остановилась. Голос Ливня вдруг зазвучал до боли знакомыми шаткими нотками.

— Не только мне кажется, что все произошедшее... это неправильно?

Своим ушам Медведица не поверила, и глаза от и до выдали её удивление: как так? Правда? Без прикрас ошеломлённая словами Ливня, Медведица вновь подшагнула к нему поближе, напрочь забыв, что пару мгновений назад жаждала поскорее скрыться в налёженном месте. Так и не найдя объяснений в своей голове, серошкурая аккуратно заглянула коту в глаза, во второй раз повторяя свой немой вопрос: правда?

- Ты тоже это видишь?

Серошкурая и вправду опешила, но морда её посветлела. Воительнице больно тяжело давалось понять, что мысли, так беспощадно грызшие её уже незнамо сколько, беспокоят не её одну: разве такое вообще могло быть? Да и как могло... Могло ли случиться неправильно?

- Ну то есть нет, - почти тут же одёрнула себя Медвдедица, - Это правильно. Созвездие поступила правильно, иначе быть не могло.

Но от слова к слову, с каждым следующим мигом Медведице становилось яснее, что чувствовал воитель - больно хорошо она знала, что это такое. Только вот не думала и не гадала, что не одна такая. Отродясь воительница привыкла к тому, что в разы чаще племя имеет иной, более холодный и жёсткий взгляд на вещи - на такой стоило ровняться и ей, но с течением лун так и не удалось. Оттого и мучилась кошка, не зная, что делать со своею головой. А тут - Ливень.

- Они ведь оба сами сделали всё, чтобы это кончилось именно так, - с неприкрытой печалью в голосе добавила серошкурая, - Я просто не знаю, отчего так боязно за них и так тоскливо. Ты правда понимаешь?

Отредактировано Медведица (14.02.2020 03:12:58)

+3

740

Лед постепенно оттаивал, возвращая облику черно-белой ее пушистые, но острые колючки. Любопытство, растущее в сощуренных глазах Щукатой заставило Рыжинку довольно кивнуть, скрыв при этом этот жест наклоном головы. А то еще расценит ее действия как очередной повод к возвращению своих ехидных шуточек. Рыжая наблюдала за интересной реакцией подруги и радовалась, что ее снова начали слышать, а не просто отмахиваться и мотать головой. Щукатая наконец стала оживать, ее вид даже стал другим. Она казалась ученице до этого придавленной, будто на нее барсук сел, с этой недовольной и серьезной мордой. Рыжинка была рада возвращению обычной и привычной Щукатой, хоть та и была достаточно задириста и порой казалась занозой в лапе. 
Они, в принципе, имели всегда своеобразные отношения между собой. Постоянное соперничество за место лучших оруженосцев перемежалось с колючей поддержкой друг друга. Со стороны могло бы показаться, что они постоянно ругаются и ссорятся, но для Рыжинки это было простым проявлением лишнего подстегивания для упорной работы, ну и поддержания морального духа, чтобы не отставать друг от друга. Вот и сейчас, зная, что их ждет очередная перебранка, рыжая подошла как раз для того, чтобы подстегнуть подругу и отвлечь от нехороших мыслей. Уж ей ли не знать, как тоска порой может закрасться в душу, и попробуй ты ее потом когтями выскреби оттуда.
И вот когда наконец разговор завелся, и разговор казалось бы начал налаживаться, рыжая почувствовала, что в этом пристальном взгляде зарождаются какие-то странные мыслишки. Рыжинка чуть нахохлилась, ожидая, что сейчас будет.
За Подберёзкой следила вместо собрания, так?
- Что? - рыжая удивленно вскинула брови и замерла, будто зверек, заслышавший опасный шорох. Суть вопроса Щукатой не сразу дошла до рыжей. Вначале рыжая замерла и застыла, словно снежный сугроб. Она покрутила ушами, отведя их назад. Ей не понравилось, в какое русло ушла эта тема. До нее потихоньку начало доходить, что черно-белая имела ввиду. Она аж чуть не подпрыгнула, но сдержала себя, лишь подняв лапу и наклонившись вперед. Неужели она думает, что ей сейчас есть дело до таких вещей. Да чтобы она постоянно смотрела на Подберезку? Вот еще!
- Мне это неинтересно, - фыркнула Рыжинка, состроив самую серьезную и незаинтересованную мордочку. Ей было не до того. Нужно становится лучше, больше тренироваться, чтобы уж точно стать хорошей воительницей племени. Рыжая поэтому не считала нужным тратить время по мелочам, она даже не заостряла на этом внимание. Однако сейчас она тоже не поняла, как так вышло, что речь зашла все же о Подберезке. Тем более, что она эту тему завела. Она. Завела. Тему. О. Подберезке. И это даже не смотря на то, что не в ее правилах было поднимать такие темы. Сегодня все были странными. Впрочем, они лишь оруженосцы, еще даже не воители. От них не требуют пока взрослости и серьезности. Но не это так растормошило речную ученицу, а то как Щукатой вообще пришло в голову развернуть это все в ее же сторону. А с другой стороны, чего она еще ожидала? Тем более от речной кусачки.
- Тебе я тут явно-о-о не соперница, - задиристо протянула кошка, распушив шерсть и шепнув эту фразу ей на ухо. Что ты на это скажешь Щукатая? Тебя ведь это так заинтересовало! Рыжинка немного поразмышляв, добавила: - У меня вот много других дел. Но тебя вон это как взволновало...
Рыжая сделала паузу, чуть отклонившись от уха подальше, чтобы ей не прилетело. А потом добавила:
- Почему? Мо-ож...
Рыжинка запнулась. Не перегибаю ли я? Эта мысль остановила ее, ей уже не особо хотелось продолжать. Чего она теперь хочет добиться? Она ведь уже отвлекла Щукатую, разве нет? Зачем же дальше продолжать развивать эту тему.
- Забудь. Я просто хотела сказать, что он в последнее время странный. Как и ты. И все мы.

Отредактировано Рыжинка (14.02.2020 21:02:05)

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна