У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 101 страница 120 из 121

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

главная поляна
——————————————————————
Часть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.

+1

101

Занимался рассвет. Ручей, едва успевшая сомкнуть глаз на часок-другой, проснулась слишком рано, взволнованная тем, что сегодня будет ее первый день в качестве наставницы. Взбудораженно передернувшись, воительница принялась наводить лоск в утренней дымке, не сразу приметив оказавшегося рядом старшего воителя.
- Серебряк! Доброго утра, - вежливо мурлыкнула кошечка брату глашатой. Безусловно, кота, как и многих, волновал прошедший Совет, и Ручей понимала, как нервничают те, кто не видел действо своими глазами: сколько всего можно додумать и перенервничать!
—  Так о чем они тогда спорили? Кто-то пострадал? Сумрачные отвоевали кусок земель? А как на всё отреагировал Солнцезвёзд?
- Солнцезвезд был в ярости, - приглаживая шерстку на плече, с чувством мяукнула кошечка, задумчиво отведя уши назад.
- И ничего они не отвоевали. Ну, пока. Но то, как они с Кометой рычали и шипели... Ох, Серебряк, боюсь войны не миновать, каждый из них считает себя правым, - сомневаясь, кого из предводителей признать вруном, протянула Ручей.
— Хотел бы я сам всё это видеть. Жутко интересно, что эти двое задумали.
- Вот хорошо бы, если двое! - подставляя мордашку восходящему солнцу, уже такому холодному, вздохнула кошечка с нервным смешком.
- А если они втянут кого-то еще? Звездопад явно поддерживал Солнцезвезда, и даю хвост на отсечение, Комета не отстанет от нашего племени. Я... немного боюсь войны, Серебряк, - с заминкой признала дымчатая кошка, в неловкой паузе отводя взгляд. Постыдно ли для кота-воителя опасаться бойни?
Спасение нашлось, и Ручей с вежливой улыбкой Серебряку отошла от него, направившись к златогривому лидеру. Все племя знало уже, что он всыпал оруженосцу по пятое число, и серенькая, замнувшись, дождалась, пока предводитель обменяется с сестрой любезностями. Невольно подслушав их разговор и посмотрев в сторону троицы Ласки, Ручей улыбнулась. Славные малыши.
- Львинозвезд, - дождавшись небольшой паузы, мяукнула серенькая, на несколько шагов приближаясь к лидеру.
- Буквально пару минут назад видела Птичку, ей что-то нехорошо. К сожалению, сегодня тренировки не выйдет, а потому я свободна в любой патруль, - с готовностью добавила дымчатая, слабо улыбнувшись. Что угодно, лишь бы не мысли о предстоящей войне или больной ученице.
Одной из учениц.
У Ручей шерсть дыбом становилась от одного только осознания, что Миндальную ранила лисица. Серенькая не была свидетельницей того, как ученицу принесли в лагерь, но шепотки на поляне переносили из уст в уста: с лапой совсем беда.
- Надеюсь, с ней все будет в порядке, - к своему несчастью, дымчатая кошка успела увидеть конечность бедняжки, и выглядела она совсем плохо.
Почти безнадежно.

+3

102

Четверик —->

Все мысли Щербатой были заняты прошедшим Советом. Звездные предки крайне редко скрывали полную луну, и каждый раз это не предвещало ничего хорошего и внушало ужас. Но стойкая ко всеобщему мнению целительница лишь крепко задумалась. Ну и может частично разозлилась. Ей столько еще хотелось обсудить с другими целителями, но остальные вояки спокойно жить явно не намеряны, нарываясь на сражения даже в преддверии морозов.
В лагерь идти не хотелось, кошка понимала, что не сможет сейчас заснуть, поэтому едва различая, что находилось перед ней, побрела вперед, вглубь родной территории. Ночью запахи усиливались, а каждый шорох был подобен грому, но Щербатая была у себя дома. Ей не от кого было прятаться, да и выслеживать, впрочем, тоже. Травы не имели привычки прятаться от малейшего звука.
Но ни одного знакомого запаха не было встречено бело-бурой. Забравшись в какой-то дальний уголок территории, Щербатая залезла под раскидистый куст и свернулась с тугой клубок, накрывая хвостом нос. Забытье почти мгновенно накрыло кошку своим покрывалом, даруя спокойный сон без сновидений.
Косматая проснулась с первыми лучами солнца и долго хлопала желтыми глазищами, пытаясь понять, где она вообще находится. Длинная шерсть намокла от росы и неприятно холодила. Когда же воспоминания о прошедшей ночи вторглись в сознание Щербатой, та тихо зашипела и мотнула головой. Уши тут же задели за ветви кустарника и собрали на себя паутину, укутавшую гибкие ветки. "Да что за утро то такое. Лапами надо паутину собирать, лапами, а не ушами!" И целительница выползла из под куста, срывая на ходу с ушей липкую паутину. Белесые клочки все равно остались разбросанными по шерсти кошки, и та решила, что раз трав не нашла (а с пустыми лапами возвращаться совсем не хотелось) паутина тоже пригодится, учитывая, что в закомах целительской лежал только один моток.
Так, собирая паутину, Щербатая и провела всё утро. Собрав достаточно большой моток, бело-бурая поспешила в лагерь. Сегодня у нее в планах было зайти еще в пару мест, где можно было бы найти лекарственные травы. И лишь у самого лагеря Щербатая почувствовала запах крови. Тяжелый металлический запах был разлит по поляне и выходил за ее пределы. Не помня себя от тревоги, Щербатая ворвалась в лагерь, обводя поляну желтым взглядом. С мотком паутины, вся в белых, мерцающих клочках, целительница застыла на краю поляны, все выглядели здоровыми, только собрались все в одном месте. Расталкивая соплеменников, Щербатая приблизилась к источнику их интереса и грусти. Миндальная.
Всего одного взгляда было достаточно, чтобы понять - все было плохо, но бедная ученица была еще в сознании. Приблизив свою морду к поврежденной лапе, Щербатая быстро обнюхала её и отвернулась.
- Осторожно перенесите её в мою палатку. Постарайтесь не потревожить раненную лапу. - Жестко и быстро проговорила целительница, сама же рванув вперед в палатку, не выпуская паутины.

+4

103

Как бы ни хотела и ни старалась Ласка, уследить за всем, что происходило на поляне, ей не удавалось. Жалобно вздохнув, она нахмурилась, наблюдая, как малыши уже снова куда-то спешат. Заметить, что курс их отклонился от первоначального, королеве не позволили.
— Ла-а-аска.
Устало улыбаясь, кошка обернулась к брату и расслабилась, ткнувшись в его пушистую палевую шерсть. Давно же Львинозвёзд не уделял времени сестре, но та, к счастью, всё понимала. Характер такой у Ласки - мягкий. Стремясь позаботиться о каждом соплеменнике, она не могла не наслаждаться атмосферой всеобщих будничных хлопот. А уж у предводителя племени дел было ого-го. Королева лишь иногда, замечая брата на поляне, бросала ему ободряющий взгляд и ласковую улыбку, если слов поддержки сказать было некогда.
- Ох, ты не представляешь, какие они, - Ласка улыбнулась тепло и искренне, и былое напряжение в её фигуре пропало, - любознательные. Первый раз вышли из детской, а я уже набегала несколько кругов по лагерю за ними, - кошка тихо заурчала, совсем забыв о ужасном инциденте с участием Ясенницы, Берёзки и рака. Ну, кто из малышей не шкодит, в конце концов? - Но я готова ещё много лун так уставать, если бы это было возможно. Ты не представляешь, как я счастлива, - королева блаженно прикрыла глаза, вспоминая о Плющевике, который скоро должен был вернуться и снова заглянуть к подруге в ясли. Её счастье было прямо здесь, вокруг, повсюду. И Ласке уж очень хотелось разделить его с братом.
— Уверен, что ты воспитаешь из них самых достойных будущих воителей.
- О-о, непременно, - усмехнувшись, промурлыкала Ласка. - И всё же так хочется, чтобы они подольше побыли малышами. Наверное, я слишком уж многого хочу.
Может, это звучало слишком наивно из уст взрослой кошки, но, она была уверена, что когда Львинозвёзд сам станет отцом, он непременно поймёт слова сестры. Да пора бы ему. Взрослый умный кот, целый предводитель, а ни одной кошки я рядом с ним не видела. Неужто не приглянулся никто? Исполнив свою мечту, Ласка теперь острее чувствовала необходимость позаботиться о брате, который, видимо, забывал думать ещё и о себе, а не только о племени.
Тут же к ним подошла Ручей, докладывая о свой ученице, которой нездоровилось.
- Надеюсь, ничего серьёзного, - понимающе кивнула королева серенькой воительнице. - Щербатой и так хватит хлопот с Миндальной. Львинозвёзд, ты уже знаешь о случившемся? Та лисица, что её ранила... меня беспокоит. Что если она заявится в лагерь?
Ласка нахмурилась, тут же инстинктивно поискав взглядом котят. На поляне нет. Надеюсь, они и правда сохнут в детской. Кошка тревожно глянула на предводителя, в немой просьбе хоть как-то уверить сестру в абсолютной безопасности лагеря.

+6

104

- Что ты делаешь, мышеголовая, это же трофей! - в этот момент Черничка поняла, что если бы в этот момент не пришла Ласка, она бы надавала этой малявке по ушам. Мышеголовая? Серьёзно?
- Следите за языком, юная леди, - сощурилась кошка, с лёгкой неприязнью посмотрев на Ясенницу. Черничка не была из тех кошек, которые всё позволяли котятам и сюсюкали: "ну они же маленькие, они не понимают". Если эта мелюзга и сейчас такая наглая, страшно представить какой она будет через четыре луны, когда её будут посвящать в ученицы. Ох, лишь бы не дали в попечение Черничке. Нет, спасибо.
Проигнорировав, как дочь Ласки улетела за полудохлым раком (который, Черничка была готова поклясться, пищал на своё языке, что-то вроде: "Добейте меня, ради всего святого! Вы! Изверги!"), угольная переключила всё своё внимание на заговорившего Берёзку.
- Когда я вырасту, я тебе таких вот раков найду, даже если они, как Плющевик говорит, где-то зимуют, - ооо, этот детёныш ей понравился куда больше.
- Буду ждать, - улыбнулась ученица, провожая котёнка взглядом. А вот его она бы с удовольствием учила. Славный малыш.
Котята ушли, и Черничка снова не могла найти чем заняться. А вот на глаза и попалась Тощая.
- Тощая, привет! О чём думаешь? - Черничка подсела к белой кошке, уловив в её взгляде некую несобранность.

+3

105

- Ох, ты не представляешь, какие они, - в ответ светилась счастьем сестра, хоть ненадолго возвращая душе Львинозвёзда покой и ощущение безмятежности, уюта - то самое ощущение дома, где тебя всегда ждут. Её немного усталый вид почти был незаметен за улыбкой: глаза блестели, и радостное мурлыканье окутывало речного льва словно солнечным теплом.
- Ты не представляешь, как я счастлива, - королева блаженно прикрыла глаза, на что златогривый от души разулыбался. Он чувствовал это без лишних слов, ведь Ласка была переполнена нежностью и любовью как никогда. Воспоминания о болезненном детстве сестры казались далекими и будто не существующими вовсе, как и все преграды, пройденные вместе.
- Набегаешься ты с ними не то слово. Но луны быстро пролетят, - пожав плечами, лидер речных с легкой тоской посмотрел родной кошке в глаза: как же ему порой хотелось вернуться обратно, под теплый бок королевы-матери, ближе к семье. Но речной король, как и Ласка, тоже нашёл своё место, по праву заняв должность предводителя, поэтому ценил каждый момент, проведённый рядом с друзьями и сестрой.
- И всё же так хочется, чтобы они подольше побыли малышами. Наверное, я слишком уж многого хочу, - поделилась белобокая, и Львинозвёзд осторожно прижал её ближе к себе: он пытался утешить, хоть и понимал, что взросление котят неизбежно.
- Со временем ты будешь готова их отпустить, - мудро заключил златогривый кот, встречая ещё теплым взглядом повернувшую к ним Ручей. Молодая кошка чуть помедлила, не мешая разговору, а позже подступила ближе, на что предводитель кивнул, поднимаясь к серенькой в ответ. Странно, что она была еще в лагере, когда сегодня должна состояться её первая тренировка в роли наставницы.
- Буквально пару минут назад видела Птичку, ей что-то нехорошо, - доложила синеглазая воительница, внося ясность и невольно возвращая лидеру мысли о прошедшем Совете и бушевавшем после него урагане: должно быть, ученица сильно переволновалась и плохо перенесла холод.
- Надеюсь, ничего серьёзного, - кивнув Ручей в знак приветствия, участливо и несколько тревожно отозвалась Ласка.
- Дай знать, как ей станет лучше, - поддержал сестру Львинозвёзд, не сомневаясь, что серенькая не оставит своего оруженосца как наставница. Её добродушный, отзывчивый нрав был предводителю близок, что всегда распологало.
- К сожалению, сегодня тренировки не выйдет, а потому я свободна в любой патруль, - с готовностью добавила дымчатая, слабо улыбнувшись. Речной король задумчиво остановил на соплеменнице явно заинтересованный взгляд, увлекаясь внезапной мыслью: что если попробовать устроить Ручей тренировку как наставнице? Подготовить, поддержать, чтобы не потух запал с захворавшей ученицей. Однако пришедший на ум план прервал встревоженный голос Ласки, которая обратила внимание Львинозвёзда в сторону целительской.
- Щербатой и так хватит хлопот с Миндальной. Львинозвёзд, ты уже знаешь о случившемся? Та лисица, что её ранила... меня беспокоит. Что если она заявится в лагерь?
Миндальная? Лисица?
Меняясь за мгновение, молодой лев глубоко вдохнул, только сейчас почувствовав резкий, почти развеявший на поляне запах крови. Сердце замерло, горящие огнём глаза потухли под хмуростью: новость была неожиданной, застав врасплох. Благо Ракитник, покидающий палатку Щербатой прямо по направлению к нему, ввёл льва в курс дела.
Миндальная ранена. Лисица. Кувшинковая заводь.
- Возьми в дозор Сокольницу и не спускайте глаз с яслей, - быстро отдав рыжему воину приказ, Львинозвёзд уверенно, с обещанием посмотрел на обеспокоенную Ласку: в лагере остаётся достаточно воинов, чтобы их защитить.
- Собери малышей и ждите Плющевика. Если встречу - немедленно отправлю к тебе, - пусть и натянуто, но все же спокойно отозвался кот: панику разводить нельзя, ведь будет только хуже. Подсознательно ища скользящим по лагерю взглядом Крестовничка, что должен был заниматься ремонтом подстилок и палаточных крыш, златогривый почувствовал некоторое недоверие к своему ученику: кто знает, что еще он вздумает натворить? Не сбежит ли?
- Ручей, держись рядом, - оборачиваясь на синеглазую воительницу, что пару минут назад вызвалась в патруль, молодой лев решительно выправил спину, - Пока разведуем всё вдвоём, а дальше будем думать.
Готовить сразу боевые отряды было рискованно, ведь в разгар дня каждый воитель в лагере был на счету. Возможно, лисицу привлекли далеко не земли Речного племени, а курятник, что держали Двуногие совсем неподалёку. Для действий нужно было больше фактов, которыми никто из вернувшихся не обладал.
- Оцелотка за главную. Лагерь можно покинуть только с её позволения, - уведомив всех тех, кто собрался на шум переполоха, предводитель в последний раз осмотрелся по сторонам, ища глазами Крестовничка: он волновался уже далеко не за палатки и подстилки. Важно, чтобы тот не наделал глупостей.
- За мной, - видя через плечо рядом с собой миниатюрную Ручей, речной лев хоть где-то был спокоен: этой воительнице хватит ловкости и хитрости, чтобы обойти лису.

Птичий дворик ►

+6

106

И если новость о том, что котята Ласки подрастают не по дням, а по часам, всколыхнула лагерь детским азартом и звонким смехом, то сейчас обитель речных котов была погружена в куда более мрачное настроение: лисица.
Нервно переступив с лапы на лапу, Ручей невольно посмотрела в полумрак старой бобровой хатки, куда только что отнесли изувеченную Миндальную. Предки, лишь бы была жива! А уж невридимость ей Щербатая обеспечит и залечит, что нужно.
Только бы не допустить хищницу к их дому. Если эта тварь умудрилась так обглодать лапу почти взрослой кошки, страшно представить, что рыжая бестия может вытворить с котенком.
Передернувшись, Ручей скосила глаза на предводителя.
— Ручей, держись рядом, — а, что? Взволнованно поджав уши от мысли, что она что-то упустила, Ручей резво повернулась к предводителю, в готовности приподняв правую переднюю. — Пока разведуем всё вдвоём, а дальше будем думать.
Несколько раз моргнув, Ручей почувствовала, как среди мрачнеющего в душе беспокойства проявляются проблески хищного азарта, даже (как неуместно!) горделивости.
- Да, Львинозвезд, - решительно кивнув, мяукнула воительница, ерзая на месте уже нетерпеливо: предводителю нужно раздать указания, и в это время Ручей всячески старалась отгонять от себя мысли о том, что лидер все-таки ценит её как воительницу. Сначала ученица, после - совместная вылазка на опасного зверя, и это не какой-нибудь там старший воитель!
Трудно сдерживать свою неуемную готовность и восторг от предстоящего приключения, когда из целительской слышны сдавленные стоны бедняжки Миндальной.
Ужасная, мучительная комбинация эмоций.
Золотистые глаза остановились на ней, и Ручей замерла.
— За мной, - короткая команда, и серенькая двинулась вперед, очень стараясь не обгонять лидера, но нет-нет, да и перегоняя его на лапу-другую вперед. Ей было боязно, любопытно, а в душе остался маленький котенок, который уже не так бойко, как в детских играх, идет на лисицу.
Особенно когда угроза куда более страшная, чем детское воображение.

---> за Львинозвездом

+6

107

<<< ----------- палатка предводителя

И как это он должен сначала укрепить палатки и заменить подстилки, если се уже спят? Да и злость ещё неокончательно схлынула; тонкий поток продолжал струиться, трёхцветная шерсть с трудом укладывалась на место, и жёлтые глаза поискали кругом Крылатку, чтобы подойти к ней и проверить, всё ли у неё в порядке.
Наставник задел за живое. Крестовничек переживал, что белоснежной ученице и правда этот Совет показался скучным и малозначительным тогда, когда он обещал сделать его грандиозным; и разве можно так жестоко не беречь его чувства, режа со всей силы по ним словами? Ох, Львинозвёзд-Львинозвёзд, кажется, извинения откладывались в совсем долгую подстилку. Дуться на него Крестовничек будет минимум лун шесть теперь.
И всё же ночной воздух немного остужает голову. Волынить и отлынивать от наказания ученик не будет: пусть все считают его нахалом, драчуном, невоспитанным маменькиным сынком, но откровенно нарушать приказ наставника (да-да, разочарованного и разочаровавшего его наставника) он не будет. Никогда. Пожалуй.
Спать, конечно, очень скоро захотелось. Крестовничек устал на Совете, как и все остальные, что разошлись спать, но всё же он бодрился, заставлял себя вставать и ходить по поляне, чтобы не заснуть, иногда поднимал голову к тёмным небесам, грозившимся разродиться дождём, иногда размышлял о Крылатке и последних словах предводителя, поджигая внутренний огонь, и злость заново обновляла подтаявшие силы.
Так и сторожил до рассвета, пока из палатки воителей не показались первые морды. Удивление сменялось ухмылками; Крестовничек, впрочем, только пожимал плечами и приветливо кивал, сдерживая рвущие пасть зевки. Смотрел, как соплеменники завтракают и уходят из лагеря. Справедливо решив, что его бдение закончилось, трёхветный заполз в палатку учеников, попутно растолкав пару-тройку соседей, и без сил рухнул на своё место.

Было уже за полдень, когда ученику удалось продрать глаза. Он выполз на поляну, которую сторожил ночью, унюхал кровь, но вялость в действиях, в мыслях даже не позволила пока поинтересоваться, что прошло. Да  ему предстояла куда более крупная и трудоёмкая работа: сменить все подстилки во всех палатках и подлатать дыры, где они есть.
К сожалению, работа на целый день и, если не повезёт с дырами, не только на сегодня.
Он схватил окуня и быстро перекусил, после чего, заприметив Ласку, подбежал к ней, приветливо улыбаясь.
- Ласка! - Крестовничек церемонно-игриво склонил голову, вытянув лапку перед сестрой предводителя. - Ну-ка, Ласка, скажи, мягкая у тебя подстилка? Не дует ли где в яслях? - он смешливо обернул круг вокруг самого себя и уселся на хвост, расширив глаза до круглых филинских и приоткрыв рот, зрительно показывая, что готов впитывать любые жалобы королевы.

+7

108

Скоростная Выдрохвостка нашла наставницу куда быстрей, чем полусонная Тощая, находящаяся до сих пор под впечатлениями от прошедшего Совета. Столько вопросов было в голове у белой кошки, что ответить на них не смог, казалось бы, даже Львинозвёзд. Тем не менее, Тощая и не старалась заваливать этими самыми вопросами предводителя или соплеменников – все потом. Сейчас куда более важные дела ждали ее. И эти самые важные дела деловито неслись к ней с рыбиной в зубах. Восхитившись упорством Выдрохвостки, Тощая довольной улыбкой встретила ученицу, а затем приветливо ткнулась носом в макушку оруженосца.
- Я вижу, ты в отличном настроении. Готова к первым тренировкам?
Она была, честно сказать, польщена, когда Выдрохвостка решила разделить завтрак с Тощей. Еще не привыкшая к подобным «нежностям», голубоглазая довольно прищурилась, всем видом показывая, что она даже под угрозой быть распотрошенной собаками не отказалась от такого заманчивого предложения.
- Чур, хвостик мой. Тебе тоже приятного аппетита, - и подмигнула ученице.
Тем не менее, завтрак Тощая провела в молчании, то и дело, поглядывая на ученицу. А затем на её лапу. Она слышала Щербатую до Совета, но и понятия не имела, каково было Выдрохвостке сейчас.
«И все же?»
- Как твоя лапа? Я спросила, готова ли ты к приключениям, но готова ли она провести весь день в движении? – и кивнула на больную конечность, пытаясь упрятать заметное беспокойство за легкой улыбкой.
А потом отвлеклась на Черничку. Ученица Черепа, которая никоим образом не походила на своего наставника, появилась рядом так внезапно, что Тощая готова была подпрыгнуть на месте. Не сделала этого, и хорошо. Все же, в открытую показывать свое потерянное состояние Тощая не любила. И если отдельные взгляды могли заметить, что Тощая немного заблудилась в роще мыслей, то Выдрохвостка никоим образом не должна была этого видеть. Пусть её первая ученица видит в Тощей исключительно мудрую молодую воительницу, не отвлекающуюся от основной цели ни на секунду.
- Здравствуй, Черничка. Совет немного выбивает из колеи, вот и лезут всякие мысли. А как твои дела?
Внезапная мысль пришла в голову так быстро, что белошкурая подняла шерсть на боках от волнения. Неужели, это и есть наставничество?
- У тебя сегодня будет тренировка с Черепом? Не будет ли возражать твой наставник, если мы с Выдрохвосткой возьмем тебя с собой потренироваться? А заодно ты покажешь, чем обучил тебя твой наставник. Ну, или можно попробовать взять с собой Черепа: мне тоже есть чему поучиться у умудренных опытом наставников.
Она неосознанно выделила слово, понимая, что Череп может с легкостью не согласиться на совместную тренировку с Тощей, учитывая то, как он реагировал на нее до Совета. Но Тощая не была бы собой, если бы не попробовала привлечь его внимание снова.

Отредактировано Тощая (29-10-2018 22:17:16)

+9

109

[indent] Чуть солнце коснулось черно-белой шерсти, и Соловушка недовольно дернул ухом, отворачиваясь от надоедливых лучей, так и норовящих пощекотать ученика. Было уже за полдень, и оруженосец расположился возле палатки учеников, стараясь не попадаться никому на глаза, так, слиться с камышами, да раствориться ветром над рекой, лишь бы только никто не докопался, да не дергал его за хвост.
[indent] Хвоинки не видать, да и Крапивника тоже, слава Звездам. И Соловушка просто слонялся по лагерю, пиная редкие листочки под лапами, которые каким-то неведомым чудом очутились в Речном лагере. Скука смертная съедала его изнутри, и котик постоянно кидал взгляд на вход в лагерь, надеясь, что Ручей вернется как можно скорее.
[indent] Вытащив из кучи мелкую рыбешку, он все же устроился с краю поляны, принявшись медленно поедать свой обед. Соловушка дернул ушами, заслышав плеск и подумал, что хочет уже скорее научиться плавать, дабы рассекать студеную водицу лапами, нырять ко дну и хватать зазевавшихся рыбешек за хвосты. Быть Речным котом сплошь удовольствие, и оруженосец, закончив с едой и закопав кости, прикрыл янтарные глазища, позволив солнцу огладить мордочку.

+6

110

— У тебя сегодня будет тренировка с Черепом? Не будет ли возражать твой наставник, если мы с Выдрохвосткой возьмем тебя с собой потренироваться? — ах да, тренировки. Череп вообще про них помнит? Или он на столько сильно разочаровался в проигрыше своей ученицы, когда Галчонок одержал победу?
— А его звать обязательно? — как бы шутя мяукнула угольная, покосившись на серого, который уже во всю разглагольствовал с Оцелоткой. Пусть Тощая думает, что это шутка. Вроде бы даже прозвучало похоже. Всё таки не гоже всему племени знать о "таких" взаимоотношениях Чернички и Черепа. Она правда не хотела сейчас идти с ним на тренировку, а уж тем более с другой наставницей и её учеником. Он и при них сделает это? Посмотрит такой, мол, "что за ученица мне попалась".
Подтянутая, уже довольно высокая чёрная кошка кивнула Тощей и направилась к Черепу.
— Оцелотка, извини, если помешала вам. Череп. Тощая зовёт меня на тренировку, ты не против, если я пойду с ней? Тебя она тоже звала, — не то, чтобы Черничка произнесла это на "отвали", голос звучал ровно и спокойно, чтобы Оцелотка думала, что у них всё в порядке. Хотя уже тот факт, что чёрная не носится вокруг наставника с просьбами пойти с ней (как раньше), уже говорили о неких недомолвках.
***
>>> за котятами, кленовая роща

Отредактировано Черничка (07-11-2018 13:42:27)

+2

111

[indent] Выдрохвостка довольно закивала. Ещё бы! Она была как никто готова к этим самым первым тренировкам, более того, она с терпеливостью удава ждала их всё это время, пока ей приходилось без дела гнить в Детской. После следующего вопроса, уже после завтрака, Выдрохвостка вопросительно вскинула брови, вытянув лапу вперёд и, вертя её в разные стороны, оценивающе хмыкнула.
[indent] - Вроде не болит, - с некой долей сомнений, безусловно, ответила Выдрохвостка, снова поднимая взгляд на острую мордочку Тощей. Тут же к разговору присоединилась Черничка, а у молодой кошки от недовольства зашевелилась шерсть на загривке. Это ещё почему на её первой тренировке должны присутствовать такие коты, как Черничка и Череп? К Черепу Выдрохвостка вообще не испытывала никаких сносных ощущений, он мог выбесить её одним только своим взглядом, но Выдрохвостке приходилось держать рот на замке, прикусив зубами губу, чтобы ему ничего не ляпнуть. Она же всё ещё ниже его по иерархии.
[indent] Безусловно, Череп, да, кто угодно, могли считать её неловкой, а её наставницу не достойной ученика, но Выдрохвостка имела под рукавом такой козырь, как упрямство и твердый лоб, готовый денно и ночно вспахивать землю, готовясь ко взрослой жизни. И она обязательно им всем докажет, что имеет полное право называться лучшим оруженосцем Речного племени. А затем и лучшей воительницей. И пусть это звучит чересчур высокопарно, но в голове у молодой кошки был стойкий образ, где она - не кто иной, как защитница Речного племени. Морщины на лице Выдрохвостки, однако, быстро разгладились. Сейчас она не имела никакого права показывать свое недовольство, именно поэтому лишь нахохлилась и выпрямилась в струнку, сидя рядом с Черничкой. Ага, ещё уделает меня на тренировке и то-то, будет ходить гордая, что победила ученицу в два раза младше её. Ничего. У Выдрохвостки была одна цель: учиться, учиться и ещё раз учиться. Однако от этого её успел спасти Львинозвёзд, громко объявивший, что никому из лагеря нельзя выходить до должного приказа. Ну, вот. Отлично.
[indent] - Потренировались, - пробурчала Выдрохвостка, недовольно прижав уши и оттопырив белесые усы, вспоров выпущенными когтями землю под лапами. Это какая-то несправедливость! Настоящая несправедливость.  Краем глаза глядя на то, как Черничка потрусила в сторону Черепа, Выдрохвостка гордо вздернула подбородок. Всё же как хорошо, что её наставницей была Тощая. С ней, по крайней мере, сейчас, не было никаких проблем, в том числе и с возможным бесконечным бурчанием. С одной стороны, кошке было жалко длиннолапую Черничку, грех её не пожалеть, когда ей в наставники достался такой занудный кот.
[indent] Уже в следующий момент кошка от всей души поперхнулась слюной: тройка из недавно выползших из Детской котят, судя по их напыщенному виду, со всей охотой собирались выйти из лагеря и... им никто не помешал?! Выдрохвостка сразу же вытянулась в лице, несколько раз моргнув, - ей не показалось? Их действительно никто не остановил? Кошка тут же вскочила на лапы, выпалив:
[indent] - Тощая! - несколько раз сглотнув, - там... там котята, из лагеря вышли! Хотя Львинозвёзд приказал никому не выходить, никому, а тут... тут котята, понимаешь?

+6

112

-->из патруля в лагерь

  Прогулка по берегам реки во главе утреннего патруля избавила ее от обнявшего за плечи призрака сонливости: свежий и прохладный после ночной бури воздух она вдыхала открытой пастью, полной грудью, пропуская его через себя. Рядом и чуть поодаль тихонько переговаривались другие патрульные, но сама Оцелотка хранила молчание, цепким внимательным взглядом окидывая подвластные ее племени земли, под собственными лапами. Голову златошкурой занимали все те же мысли о минувшем Совете; о грызне между Грозой и Тенями; о твердом решении Львинозвезда не вмешиваться в чужие дела; и конечно, о Двуногих – мерзких бесшерстных тварях, чей слабый запах раздражал чувствительную слизистую носа даже после того, как они покинули поросший камышом речной берег.
  Как она и думала, об их возвращении можно было не беспокоиться вплоть до наступления новых Зеленых листьев. Осадок после разговора с Черепом не рассосался, продолжить диалог с ним после визита в предводительскую палатку пятнистая не смогла, ей пришлось решительно отбросить все левые мысли, сосредоточившись на качественном выполнении задания – патруле. Краем глаза она ловила движение своих соплеменников, обрывки их разговоров, особо не вслушиваясь в суть: Ливень попутно объяснял Бежевичке что-то насчет племенных границ, а возможно описывал внешний вид самих Двуногих, наставительно рекомендуя не совать к ним любопытного носа. Тощая от него не отставала, поставляя важную информацию в головку юной Выдрохвостке – глядя на них, речная не могла отрицать, у нее душа радовалась. Львинозвезд в очередной раз составил удивительные тандемы.   
  - Они ушли, возвращаемся, - коротко бросив приказ, Оцелотка ненадолго замедлила шаг, обратив затуманенные глубокой задумчивостью бирюзовые глаза на спокойную реку: ей нравилось наблюдать за природной стихией. Внешне обманчиво спокойная река в любой момент могла обернуться бурным течением, омывающим мшистые зеленые берега. Глядя на нее глашатая невольно думала о себе и своем характере – в прошлом и настоящем. Ей тоже приходилось притворяться спокойной, тем самым обманывая всех, и себя в том числе. Она принесла клятву матери-реке, что ее буйный темперамент не станет причиной ошибок и бед в племени, как это иногда случалось в ученичестве. Пятнистая поклялась держать себя в лапах, и тем не менее, один только неудачный Совет пустил волнительную рябь по тихим водам внутреннего омута, отчего свербящее предчувствие грядущей бури не оставляло ее ни на миг. Внешне волнение выдавал лишь черный кончик длинного хвоста – когда кошка останавливалась, можно было заметить его легкую дрожь.
  Вернувшись во главу небольшого отряда, златошкурая быстрой рысью взяла направление в лагерь, размышляя о том, кого после тяжелой ночи послать в патруль на границу. После ссоры на священной поляне, ухо следовало держать востро. Нельзя было оставлять границы без присмотра.
  «Неизвестно еще что обо всем этом думает Звездопад. То-то он взъерошится, если узнает о переговорах Реки с Тенями…» - в лагере, на первый взгляд, все было как надо, однако в нос по прибытию ударил знакомый до омерзения и вздыбившегося загривка запах.   
  «Кровь! Откуда? Кто?» - отпустив воителей и оруженосцев на заслуженный отдых, Оцелотка навострила ушки, сосредоточившись на доносящихся до нее обрывков разговоров тех, кто до сих пор почему-то не спал. Так она узнала, что Миндальную ранила лисица, и сейчас раненая находится в палатке у Щербатой, где ей и положено быть.
  «Началось утро…» - пригладив пятнистый загривок, короткошерстная быстро отыскала взглядом встревоженного предводителя: он как раз собирался уходить на разведку, оставляя ее, Оцелотку, за главную в лагере. Ладно хоть взял с собой Ручей, впрочем, это успокаивало слабо. По мнению глашатаи на возможную охоту на лису стоило взять кого-то из старших. Того же, Черепа, к примеру. Ракитника и Серебряка видно не было, да и разговаривать сейчас особо ни с кем не хотелось: подойти к серому коту чтобы вновь возобновить оборвавшийся диалог, кошка не сочла необходимым. Тем более следовало к возвращению лидера собрать еще охотничий патруль, ибо после того как некоторые бодрствующие хвосты позавтракали, куча заметно уменьшилась, что было не очень хорошо для остальных.
  «Что ж, Львинозвезд твердо дал понять, что котам запрещено покидать лагерь. Значит, воинам придется отыскать себе другое занятие на это время», - отыскав взглядом трехцветного оруженосца, глашатая обнаружила его подле Ласки: несносный комок меха не очень торопился отрабатывать наказание. Нахмурившись, пятнистая собралась было подойти к нему и высказаться, но дорогу ей внезапно преградила угольная Черничка:
  — Оцелотка, извини, если помешала вам. Череп. Тощая зовёт меня на тренировку, ты не против, если я пойду с ней? Тебя она тоже звала.
  Оглянувшись, златошкурая вдруг обнаружила, что сама того не ведая, погруженная в мысли, она снова оказалась рядом с Черепом, хотя ни он, ни сама глашатая, не перекинулись даже словом. Выдохнув, Оцелотка в упор посмотрела на юную кошечку тем самым тяжелым, пронизывающим взглядом, который так и не научилась контролировать за все прожитые луны: он, взгляд, предательски выдавал ее обеспокоенный и откровенно мрачный настрой.
  - Ты слышала, Львинозвезда, Черничка, - чуть глухим голосом после долгого молчания произнесла она. – Если в округе бродит лиса, что напала на Миндальную, нам всем лучше не покидать лагеря до их с Ручей возвращения. Думаю, Тощая это тоже понимает, - медленно переведя прищуренный взгляд на белоснежную воительницу, чья шерсть ярким пятном виднелась за плечом оруженосца Черепа, глашатая легонько качнула лобастой головой.
  - Тренировку можно отложить. Лучше возьми Крестовничка и других оруженосцев, займитесь утеплением палаток. Особое внимание уделите Детской. Думаю, Тощая составит вам компанию.
Оставив оруженосца и наставника разбираться с делами личного характера, Оцелотка все-таки подошла к Крестовничку и Ласке, приветливо кивнув королеве.
  - Уже все проснулись, ты можешь заняться утеплением Детской. Сейчас, когда у Ласки котята, им необходимо быть в тепле, когда они спят, - тоном, не терпящим возражений, посоветовала она ученику.
— Ма-а-ам, нам Щербатая велела мох собрать, он ей очень-очень нужен! – едва зеленоглазая успела договорить, тишину лагеря разорвал звонкий голос одной из непосед – Ясенницы. Оцелотка ждала, что из палатки целительницы вот-вот выйдет сама Щербатая, чтобы сопроводить малышей на их первое важное задание. Если конечно, мама отпустит. Вот только Львинозвезд настоятельно не рекомендовал покидать лагерь без острой нужды. Ладно Щербатая, но котята...
  «Надо сказать Щербатой, чтобы взяла с собой Черепа, а я пока, пожалуй, пойду прилягу ненадолго. Вернется Львин, снаряжу патрули, как раз все немного отдохнут от бурной ночи и насыщенного утра»,- уверенная в том, что королева вразумит своих детей самостоятельно, глашатая медленно выдохнула, вспоминая о чем и кому говорила до этого момента.
  – Можешь взять себе в помощники любых желающих составить тебе компанию, - сомневаясь, что такие найдутся, глашатая невольно хмыкнула в усы, вновь взглянув на Крестовничка. – Уверена, Ласка покажет вам из каких щелей к ним в ясли залетает сквозняк. Надеюсь на тебя, - чуть смягченно взглянув на Королеву, глашатая легонько боднула сестру Львинозвезда в плечо.
  – Твои дети – это радость нашего племени, будущее Речных котов. Спасибо тебе за них, - быстро проговорив, смутившись от собственных слов, но не показав этого, пятнистая отступила на шаг.
  - Главное, чтобы они не искали неприятностей, и все будет хорошо, - явно намекая на неудавшуюся, как и должно быть, вылазку неугомонных сорванцов, Оцелотка вежливо кивнула королеве прежде чем отойти от нее. Чувствуя некую тяжесть и покалывание в усталых лапах, она упрямо направилась в сторону целительской, желая поговорить со старой подругой, однако на полпути ее остановил внезапный окрик Выдрохвостки, которая по последним наблюдениям глашатаи, находилась все время подле Тощей. Значит, они не ушли тренироваться. Значит…
  — там... там котята, из лагеря вышли! Хотя Львинозвёзд приказал никому не выходить, никому, а тут... тут котята, понимаешь?
  «ЧТО?!  ОНИ ЖЕ ДОЛЖНЫ БЫЛИ ЖДАТЬ ЩЕРБАТУЮ! ВОТ ЖЕ МАЛЕНЬКИЕ…»
  Резко развернувшись, Оцелотка встретилась глазами с Лаской, прочтя в них столько всего, что уже не нуждалась в дальнейших словах.
  «НЕСНОСНЫЕ КОМКИ ШЕРСТИ! ДОБЕРУСЬ Я ДО ВАС!»
  Ломанувшись к выходу из лагеря, короткошерстная рявкнула через плечо:
  - Тощая, Выдрохвостка, Черничка – со мной! Череп, ты за главного!
  - Оцелотка! - затормозив, чтобы не врезаться в выросшего на пути низкорослого воина, речная инстинктивно вздыбила без того распушившийся от тревоги загривок: в бирюзовом взгляде брошенном на Ландыша мелькнула недобрая молния.
  - Я от Львинозвезда… перехватил их с Ручей по дороге… - задыхаясь, проговорил гонец.– Лиса не грозит… нам. Двуногий…
  - Все потом! - рявкнув, глашатая щелкнула пастью перед самым носом бедняги, проскочив мимо него.

<--за котятами

Отредактировано Оцелотка (04-11-2018 20:12:33)

+6

113

→ палатка старейшин (номинально)

Старейшина намеренно стал обходить одинокую обитель Щербатой по ещё более широкой дуге (куда уж, казалось бы), стоило лишь взволнованным шёпоткам донести известие о страшной травме совсем молоденькой ученицы, ибо вместо соболезнований его разбирал истерический смех. Пополам с отчаянием. Невероятно хотелось спустить с высоких холодных небес все мерцающие огоньки да прижать к земле. К земле, слышите? К той самой, которую вы бережёте так, что лучше бы забыли о ней совсем. Больно ли вашим дражайшим подопечным, радостно ли — сияете! Конечно, сияете.

Потому что вам самим уже не больно.
Не радостно.
Вам абсолютно, безгранично, чудовищно всё равно.

Излом зажмурился, резко ударив чёрной лапой по песку. Равнодушие хуже ненависти. Равнодушие хуже всего. Оно убивает. Предки медленно, настойчиво, неотвратимо убивали, загоняя в угол отчаяния. Интересно, чем же они тогда хуже тварей, влачащих своё существование под беззвёздной антрацитовой чернотой? Те хоть сразу, по-честному, не внушая ложных надежд.

Кот криво ухмыльнулся, опустив голову. Нечего соплеменников пугать — ещё подумают, мол, этого припадочного опять приступ непонятной ломоты схватил. Жалеть начнут. О, старейшина терпеть не мог жалость. И надеялся, что маленькая ученица, безвинно попавшая под опалу звёзд, тоже. Иначе точно загнётся в мнимом принятии своей «судьбы». Излом помнил себя тринадцать лун назад. Помнил сестру чуть раньше. И потому знал — в падении свернуть куда-нибудь, где полегче да поспокойнее, нельзя.

Лагерь, тем временем, внезапно ожил. Яркие сине-голубые глаза внимательно выхватывали детали, вскоре найдя главную — пёструю племянницу. Та отчего-то была крайне взволнована, но увы, закончила лепетать явно интересную новость Тощей, стоило старейшине аккуратно приблизиться к кошкам. Мало того, «интересная новость» явно была ещё и невероятно тревожной — Оцелотка, едва приняв к сведению информацию, уже в экстренном порядке собрала отряд. Гневным рявканьем. Излом еле переборол желание резко подпрыгнуть от тона глашатаи. Даже прибежавший с вестью о восстановленной безопасности Ландыш, судя по всему, мало кого взволновал так, как это удалость сделать пятнистой Выдрохвостке. Однако что всё же произошло? Старейшина усиленно выискивал взглядом того, кто не проворонил, погрузившись в невесёлые воспоминания, чрезвычайно важное, видимо, событие.

+5

114

Новость о Миндальной заставила взгляд брата тревожно потемнеть, и эмоции мгновенно передались чувствительной Ласке. Кошка заёрзала на хвосте, желая как можно скорее оказаться рядом с детьми, загнать их в детскую и не выпускать оттуда, пока всё не прояснится. Львинозвёзд отдал чёткие распоряжения и поспешил к выходу, оставляя сестру в волнении посреди поляны.
Ласка нервно огляделась, не без облегчения замечая рыжий мех Ясенницы, вынырнувшей откуда-то из палатки целительницы. Ох, что они там уже успели натворить? Щербатая же наверняка занята Миндальной... Предки, сильно же они наверное перепугались крови. Королева шустро вскочила на лапы, но прежде чем она успела подозвать детеЙ, до ушей донёсся довольный голосок дочери:
— Ма-а-ам, нам Щербатая велела мох собрать, он ей очень-очень нужен!
Что? Глупость какая!
- Подождите, я... - она обернулась на жилище целительницы, собираясь поговорить с той, отговорить брать малышей в лес. Они только из яслей выбрались, какой ещё лес? Это даже Воинским Законом запрещено. Хвост Ласки нервно подёргивался, а пёстрая шерсть на загривке приподнялась, выражая крайне обеспокоенное состояние кошки. Ей было слишком сложно уследить сразу за всем, страх за чересчур активных котят, за их возможные шалости не покидал мать.
— Ну-ка, Ласка, скажи, мягкая у тебя подстилка? Не дует ли где в яслях?
- Крестовничек, - выдавив улыбку, Ласка растерянно заморгала, словно не совсем поняла вопрос. - Немного дует... со стороны реки. А подстилку уже давно пора поменять, я сама собиралась, да всё как-то времени не было, - кошка заботливо потрепала загривок оруженосца хвостом, выражая искреннюю благодарность за подобное внимание, но всё же сейчас её очень беспокоили котята. И не зря.
— там... там котята, из лагеря вышли!
Не-ет. Мгновение она не шевелилась, почти видя в отражении глаз Оцелотки, только что говорившей о тех самых неприятностях, собственный ужас. Одни. Ушли в лес одни. Там же лиса. Сердце так сильно билось о рёбра, что в груди начинало болеть.
- Нужно их найти, - с мольбой прошептала Ласка себе под нос. Язык не слушался.
Глашатая быстро развернулась, называя имена, следующих за ней. Пары секунд хватило королеве, чтобы решиться и броситься следом за помощницей Львинозвёзда.
- Оцелотка, я с вами! Пожалуйста! - столько отчаяния и мольбы в голосе - но Ласка не послушала бы Оцелотку, даже если бы та отказала. Там мои дети. Она не оставит их на растерзание какой-то драной лисице. Перед глазами в красках вставали воспоминания сегодняшнего утра - изуродованная Миндальная, над которой сейчас корпела целительница. А что может случиться с несмышлёными котятами? Шерсть на спине Ласки поднималась дыбом от одних предположений.

>>>калиновая роща

+7

115

Она лишь криво улыбнулась, поймав взгляд Оцелотки на себе в тот момент, когда Черничка пошла спрашивать Черепа о прогулке-тренировке. Тощая слышала, что сказал предводитель, и нарушать его слова белобокая не смела. Но, с другой стороны, предводитель сказал, что можно покинуть лагерь с позволения Оцелотки, а не «ждите, когда мы с Ручей вернемся обратно». И именно на позволение глашатаи воительница надеялась. Да и, как видно, надеялась зря.
«С другой стороны, если бы Череп пошел вместе с нами, она бы вот точно отпустила! Она ему доверяет больше, чем мне»
Внутри Тощей – пожар, и она не в силах потушить его. Ей остается лишь наблюдать да морщиться. Её внутренний котёнок то и дело просится наружу – как, например, сейчас – позволяя Тощей глупо обижаться на вполне очевидное «нет», ершить шерсть на загривке и смотреть исподлобья на заместительницу предводителя, будто бы на мать, запретившую выйти в дождь из Детской. Лишь тогда, когда Выдрохвостка попыталась – смогла – вытащить Тощую из закипающей бури, белошкурая проморгалась, удивленно посмотрела на понурую ученицу и ласково провела хвостом по боку:
- Ничего страшного, мы можем потренироваться и в лагере. За палатками. Ну, или во время утепления Детской. Можно же что-то придумать, верно?..
Задав вопрос в пустоту, Тощая забегала взглядом по поляне, пытаясь отыскать хотя бы часть чего-то, что может сгодиться для первой тренировки. Конечно, без исследования локаций, привычных Тощей и новых для Выдрохвостки, ни один первый день ученичества не пройдет идеально, но она хотела быть хорошей наставницей в глазах ученицы, а потому пыталась как можно скорей что-либо придумать. Что бы сказал её наставник, увидев то, чем сейчас занимается белошкурая?
«Скорей всего, недовольно вскинул голову и отправил бы помогать остальным. Хотя, постойте-ка, Оцелотка сделала практически тоже самое?»
Скрипнув зубами от недовольства, Тощая продолжила заглядывать внутрь себя, разжигая все тот же огонек недовольства, однако внешне оставалась довольно спокойной – разве что распушившаяся шерсть выдавала то, насколько сильно она огорчилась расположением дел. И все бы ничего, если бы не ученица, громко заметившая, что котята выходят из лагеря. Без сопровождения. Вскинув голову, Тощая большими глазами уставилась в ту точку, где еще недавно были котята Ласки, прижала уши к голове и кинула взгляд на Оцелотку, выжидая сигнала. И как раз вовремя – услышав ученицу, пятнистая тотчас отдала компанию выдвигаться следом, что Тощая и сделала, не забыв хвостом поманить за собой оруженосца.
«В целях безопасности будет проще, если она будет всегда на виду»
И, в подтверждение своим мыслям оглядела ученицу.
- Не так я представляла нашу первую вылазку в лес. С другой стороны, это будут не простые котячьи игрища, как выражался мой наставник о первых днях оруженосца, а настоящее серьезное задание.
Она будто намеренно пропустила мимо ушей слова взъерошенного Ландыша: ни о каких лисах не может идти и речи, когда из лагеря ушли котята. Двуногому и тому, что он там сделал с рыжей прохвосткой, можно подивиться и потом, когда блудные дети вернутся обратно. Окинув взглядом собравшуюся с ними Ласку, Тощая лишь закусила губу, не в силах представить, что в этот момент испытывает мать потомства. Территории племен довольно опасны и для простых воителей, а уж что говорить о котятах. Впрочем, Тощая стремилась думать о хорошем так сильно, как только она умела.
за Оцелоткой -> калиновая роща.

+2

116

НАЧАЛО ИГРЫ

[indent] Холодная вода медленно капала с промокшего брюха от каждого медленного и тягучего движения Сердцедуба. Он сверху поглядывал на полосатую макушку Блестяшки, довольно усмехаясь в усы. Всё-таки что-что, а эта тренировка прошла на славу.  - Нужно будет замолвить за тебя словечко перед Львинозвёздом, - низким, рокочущим басом произнес Сердцедуб, ухватывая добычу за хвост, - но всё же жаль, что мы упустили ту ондатру, - он крепко перехватил карпа, подбросив его в воздух, а затем распушил загривок, гордый собой и тренировкой с ученицей: - того и гляди, станешь воительницей раньше положенного.

[indent] Казалось бы, Сердцедубу бы остаться возле реки на подольше, обсудить с Блестяшкой аспекты её дальнейшего обучения, но кот физически не мог тут находиться долго. Слишком тяжело давил на сердце груз той долгой беды, которую он нёс на себе. Упрямо, как баран, вспахивая перед собой землю. Именно поэтому тренировки на реке стали конкретно редкими, а для ученицы оказывались и того праздником в те дни, когда желание Сердцедуба превозмочь всё то, что уже давно должно было остаться позади, за плечами, за спиной, перебарывало страх перед неизвестностью и тоской. Раненная душа не затягивается за один день, не становится чистой и будто бы сшитой заново за несколько лун. Это борьба будет продолжаться ровно до тех пор, пока Сердцедуб не будет готов отпустить. Сам кот особо и не заметил, как прошло время с тех пор, как он с ученицей двинулся из лагеря, уча пеструю кошку основам охоты на воде и рыбалке. А ведь уже смеркалось. Именно поэтому решение заканчивать пришло спонтанно и быстро: с приходом падающих листьев темнело достаточно рано, не очень хотелось становиться лёгкой добычей для ночных зверей. Когда на лоб Сердцедубу упала крупная капля воды, он вгляделся в потемневшее небо, сверкнув зелёными глазами.

[indent] - Поспешим, - кивнул он ученице, прибавив в шаге, на несколько мгновений буквально приостанавливаясь у входа в лагерь, чтобы пропустить Блестяшку вперёд, - отужинай, пока не начался ливень, а потом можешь быть свободна. До утра, конечно. Завтра жду тебя на тренировку, возьмём старших и повоюем, -  Сердцедуб широким шагом, расправив широкие, завидные плечи, выровнялся в спине, остановившись и окинув взглядом лагерь. Держа в зубах карпа, он долго искал того, с кем можно перекинуться парой слов до тех пор, пока не начался завидный ливень. С напряжением, он бросил последний, прощальный взгляд на реку, окончательно от неё отворачиваясь. В его мыслях проскользнул образ вышедшей из берегов реки, которая затопила лагерь и заставила котов покинуть свой родной дом. Отмахиваясь от этих мыслей, как от какой-то мелкой, но уж больно назойливой мухи, Сердцедуб прикрыл глаза, успевая наткнуться взглядом на Соловушку.

[indent] - А ты чего тут сидишь и мокнешь? - грозно задал вопрос Сердцедуб, возвышаясь над черно-белой ученицей высокой скалой, - и куда уже успела деться твоя наставница?

+3

117

Начало игры.
Мелкими семенящими шажками Блестяшка, а также её наставник Сердцедуб неторопливым, размашистым шагом, приближались к лагерю Речного племени. Они были насквозь мокрые, но это не портило хорошее настроение, созданное весьма недурной тренировкой, что получилась у них сегодня. Видя настрой Сердцедуба, пёстрая ученица даже не стала громко ворчать, что озябла до кончиков ушей.
Устроят вечно тренировки в холод, а нам, оруженосцам, хвосты морозить... — клацая зубами, процедила кошка и мельком глянула на наставника, надеясь, что он не расслышал её слов.
Нужно будет замолвить за тебя словечко перед Львинозвёздом, — Блестяшка облегченно выдохнула. Не услышал. И только спустя несколько секунд до неё дошёл смысл сказанных наставником слов.
Пра-а-авда? — заискивающим голосом пропела она и оглушительно замурчала. Похвала — это всегда приятно.
Но всё же жаль, что мы упустили ту ондатру, — между словом произнёс Сердцедуб, а ученица почувствовала себя так, словно её снова бросили в ледяную реку, где она барахталась не так давно. Она потупила взгляд: ведь именно из-за неё они возвращаются в лагерь с одним карпом. Было действительно глупо бросаться на ондатру в воду. Н-да, Блестяшка, твой план был весьма... оригинален. В порыве чувств ученица даже взрыхлила землю когтистой лапой, подняв в воздух облако пыли и запачкав мокрую шерстку, превратив её из рыжей в грязно-коричневую. Она уже открыла рот, чтобы начать защищать свой "продуманный" план, как вдруг Сердцедуб произнес:
Того и гляди, станешь воительницей раньше положенного.
Сердце речной ученицы подскочило и радостно застучало где-то в горле. Ух ты, ух ты, ух ты! Великие Звездные Предки, вы тоже слышите это? Скорее бы кому-нибудь рассказать, вот все обзавидуются... Не каждый день наставники говорят такое своим оруженосцам! Широкая улыбка озарила мордашку Блестяшки, и она едва сдержалась, чтобы не сорваться с места — так хотелось скорее добежать до лагеря и похвастаться своими успехами. Её лапы были готовы броситься в нетерпеливый нервный пляс, и ученица вся распушилась от напряжения.
Спасибо за твои добрые слова, Сердцедуб. Твоя похвала действительно важна для меня, — вежливо и с расстановкой произнесла Блестяшка, а у самой внутри душу распирало от гордости за саму себя. Она едва дождалась того момента, когда наставник лёгким кивком головы отпустил её до завтрашнего утра, велев поужинать и не опаздывать на завтрашнюю боевую тренировку. Пёстрая ученица лишь активно кивала головой, словно болванчик, надеясь побыстрее освободиться. Попрощавшись с Сердцедубом и увидев, что он подошел и начал разговор с Соловушкой, Блестяшка подскочила как ужаленная и в предвкушении обвела главную поляну взглядом. Тощая, Черничка, Соловушка, Излом, Крестовничек... Она в легкой задумчивости склонила голову, мысленно перебирая варианты возможной жертвы. О, Крестовничек! Им-то я и займусь. Ухмыляясь собственным мыслям, Блестяшка лёгким, танцующим шагом направилась к трёхцветному оруженосцу.
Ну здравствуй, Крестовничек, — кокетливая улыбка и горящие глаза. Эта кошка готова на всё, чтобы её слушали, чтобы ей интересовались, — чем это ты занят? Я вот только с тренировки вернулась. — нетерпеливо выложила ученица, хитро глядя на кота, искренне надеясь на интерес оруженосца к её словам.

Отредактировано Блестяшка (10-11-2018 00:35:01)

+3

118

→ речной берег

Она вывалилась на поляну вперед Форельки, чтобы отвлечь все внимание на себя. На всякий случай, чтобы юнцу не досталось за "самовольную отлучку", на самом деле инициированную самой старейшиной. Щуря глаза от противного мелкого дождя, Сивая присмотрелась. Было довольно спокойно, но какой-то остаточный запах страха и тревога висели в воздухе.
Безошибочно выделив среди всех темномордого братца, кошка уверенно направилась в его сторону, привычно прихрамывая. Земля под лапами мякла и расползалась, превращая следы в размытые подобия. Судя по растерянно-невеселому виду Излома, его настроение было примерно на том же уровне, как и настроение его сестры до беседы с Форелькой.
— Да уж, — без предисловий выдохнула серая, останавливаясь рядом с братом и толкая его плечом вместо приветствия. — Бедняжка Миндальная теперь в наших рядах, а? Интересно, это можно считать, будто нам дали ученицу, или нет?
Старейшина сделала вид, что серьезно задумалась, после чего улыбнулась голубоглазому, с волнением ловя его взгляд. Понятно, что известие о нападении лисы любого Речного выбило бы из равновесия, но зная братца, Сивая скорее ожидала бы от него схожей с ее реакции, а не тоску и тревогу.
— Что-то случилось? Маловато тут наших для разгара дня, — она огляделась вокруг, пытаясь подметить детали.
Неподалеку обнаружился Сердцедуб и его ученица, решительно направляющаяся к Крестовничку. Серая не удержала улыбки, вспомнив о выходке соплеменника на последнем Совете. А ведь раньше и она могла себя так повести. Она кивнула старшему воину, после чего вновь обратила свое внимание на брата. Что же его так встревожило?
— Я выходила с Форелькой из лагеря и все пропустила, — негромко произнесла она, склоняясь к темному уху брата и стараясь говорить так, чтобы никто больше не слышал. — Сразу после того, как все это случилось с ней. Не могла успокоиться — меня на смех разобрало, аж жуть.
Доверительно глядя на Излома, серая понимала, что он ее тоже поймет и поддержит. Скорее всего, узнав о травме юной ученицы, он испытал нечто подобное — да и вообще обсудить это все с родственной душой, зная, что тебе скажут все, что у него на уме, стоило.

+3

119

Временной разрыв.
>>> целительская
[indent] Боль. Последние несколько лун Миндальная ощущала только её. Боль всех возможных видов. Но физическую можно перетерпеть, она не вечна. Щербатая умела унимать её, «угощая» травами из запаса. Они притупляли боль или устраняли её напрочь. И ученица могла дальше существовать. Не жить — именно существовать. Разве это жизнь, когда ты лежишь в целительской, слыша, как с поляны доносятся голоса? Весёлые, взволнованные, удивлённые... Там текла настоящая жизнь, а здесь... Здесь ты покрываешься несколькими слоями пыли, не в состоянии даже на лапы-то подняться толком. Вдыхаешь запах разных трав и, кажется, начинаешь сходить с ума. Вроде бы их аромат уже не такой одинаково противный. Даже понимаешь, что эта травка воняет острее, а та — чуть приятнее, хотя всё ещё не вызывает радости. И вкупе со всем этим приходит боль душевная. Когда ты видишь, какими взглядами тебя одаривает целительница, как она разговаривает с тобой. И ты понимаешь — так выглядит безысходность. Где-то в глубине жёлтых глаз лекаря отражается понимание того, о чём ты думать не хочешь.
[indent] Не можешь.
[indent] Потому что так — больнее.
[indent] Сначала она надеялась, верила, что Щербатая поднимет её на лапы. И её тренировки продолжатся, она сможет стать воительницей. Но с каждым днём надежда гасла. Но не пропадала совсем. Миндальная пообещала себе, что будет бороться. Если так решили Звёздные предки, то она посмеет вступить с ними в спор, в спор с самой судьбой. Воин должен быть всегда смелым. И сейчас она начала битву, пусть для остальных она и не заметна. А для неё вполне ясен враг, вполне понятно, чего она должна добиться. Кошка не показывала виду, что разочаровалась в Щербатой. Было видно, что той и так тяжело — на её лапах ещё одна калека, уже третья в племени. Только вот, когда Миндальной позволили выбираться из целительской, стала обходить стороной палатку старейшин. Что-то внутри переворачивалось, когда она проходило мимо. Ученица не хотела даже думать о том, что, возможно, окажется там. Нет. Она борется. И её борьба начиналась с малого. Попытки встать на все четыре лапы, ходьба по целительской. Ученица никому не говорила, что у неё в голове. Она хотела возобновить свои тренировки, хоть Щербатая даже и заикаться о них не давала. Ну уж нет, Миндальная на себе крест не поставит.
[indent] Кошечка, хромая, вышла из палатки на главную поляну. Глубокий вдох. Приятный запах чистого воздуха наполнил лёгкие. Можно хоть немного забыть о резком запахе трав. Щербатая ушла за травами, поэтому Миндальная в палатке была одна. Каждый раз, когда кошечка наступала на лапу, было больно. Но терпимо. Целительница говорила, что лапу всё равно разрабатывать нужно. Значит, она потерпит, не такое уже пережила. Переваливаясь, кошечка прошла чуть дальше. Было бы неплохо перекусить. В последние дни во рту сушило из-за трав, даже те, наполненные водой комки мха, не помогали утолить жажду. Поэтому кошечка поковыляла ближе к воде, чтобы сперва напиться. Жадно лакая воду, она наслаждалась тем, как она растекается по языку и горлу. Теперь Миндальная училась радоваться мелочам. В лагере все были заняты своими делами. Кому интересно, как там ученица?
[indent] Но кошка не жаловалась. Наоборот, она натянула на мордочку улыбку, стараясь не показывать, что у неё внутри. Нечего остальным портить день своей кислой миной. Как-нибудь переживёт и сама всё. А остальные пусть думают, что у кошки всё хорошо. Не хотелось ей своими переживаниями делиться направо и налево. Хотя поговорить с кем-нибудь ученица и не отказалась бы. Она заметила только что вернувшуюся в лагерь Блестяшку и Крестовничка. Что же, можно и с ними перекинуться парой фраз. Миндальная подошла к ученикам и проговорила:
[indent] — Крестовничек, Блестяшка! Как ваше обучение проходит? — в словах нет и тени сарказма, — Я слышала, тебя скоро посвятят в воины! Волнуешься? — обратилась она к трёхцветному коту с улыбкой.

+3

120

- Со стороны реки, понял, - чрезмерно бодро вторил Ласке Крестовничек и тут же активно закивал. - Устраним всё в лучше виде, вот увидишь, сегодня же будешь спать в лебяжьем пуху, - трёхцветный игриво махнул хвостом и сорвался с места, бросаясь к запасам мха для подстилок. Первоначально, конечно, потаскает оттуда, сделает вид, что никуда не выходит, а так уж дальше, извините-простите, но свежий мягкий мох придётся набирать за пределами лагеря, а никак не внутри него.
Крестовничек деловито порылся в куче мха, сосредоточенно выбирая лучшие кусочки, подхватил рогоз, которым собирался оплести уютное гнёздышко и обозначить дыры, которые мешали жить Ласке, и вернулся на поляну как раз к тому моменту, когда можно картинно вываливать из пасти всё набранное и в панике нестись следом за остальными взбудораженными воителями.
Однако из всего этого Крестовничку суждено было лишь скептически пробурчать себе что-то под нос да посторониться, пока яркий пятнистый бок Оцелотки нёсся мимо него к выходу, возглавляя целую кучу кошек. Что, куда они? Крестовничек позволил себе проследить за кончиками хвостов, по очереди скрывавшихся на выходе, после чего пожал плечам и направился к яслям.
Дыру размером с карпа ученик обнаружил достаточно быстро. Он хмыкнул и без вопросов принялся за работу, споро оплетая разрыв имеющимся в наличии рогозом. Он даже отшипнул немного мха, заделывая мелкие разрывы, после чего отошёл в сторонку и оглядел работу. Ух, загляденье! Ласка должна ему десять карпов за такую красоту.
Довольный собой, Крестовничек присел рядом с кучей мха, оставленной для подстилки, и, вытянув заднюю лапу вверх, принялся вылизываться. В такой позе его и застала светящаяся от счастья Блестяшка. И своего положения, в общем, не поменял.
- Спасаю Ласку от зимних холодов, - проведя языком аж до самых пальцев, Крестовничек хитро уставился на ученицу, нисколько не уступая ей в некотором кокетстве. - Между прочим, смотри, какая была здесь огромная дыра и как ловко я её заплёл! - ученик разогнулся и вальяжно ткнул лапой в то место, о котором говорил. Жёлтые глаза искрились от наслаждения: хоть кому-то можно показать то, какой он старательный, прилежный и вообще молодец-молодец! Жаль, что Крылатки рядом не было, но от общения с соплеменниками, конечно, это его не должно отвлекать.
- А-а, Миндальная, - тут уж трёхцветный подскочил на месте и распушил пышный воротник. - Хочешь присоединиться к нам? Могу научить применять передние лапы в полезных и важных делах, - Крестовничек гордо задрал голову, сдерживая урчание. - Конечно! После такой работы сам Львинозвёзд припадёт к моим лапам и будет умолять стать меня главным воителем племени, - он довольно повёл ушами и благосклонно взглянул на учениц, окруживших его. Ох ну и счастье же к нему привалило.

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна