У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 141 страница 160 из 287

1

http://sd.uploads.ru/vEhCf.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="3"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Ч</size></b><font size="2">асть суши, вдающаяся в русло реки и тем самым огибаемая водой с трёх сторон, а с четвёртой плотно окружённая тростником, являет собой лагерь Речного племени. Поляна встречает уютом и спокойствием, тихим журчанием реки и шорохом камышей. Сердце Речного племени - небольшая песчаная поляна, где воители любят нежиться на солнышке и болтать о насущном. Палатки хоть и расположены глубоко в зарослях, на поляне всё равно остаётся не так много места, но, как говорится, в тесноте, да не в обиде. Ближе к выходу в гуще тростника ночуют воители, рядом расположена скала собраний - большой округлый валун, с которого предводитель обращается к соплеменникам. Палатка лидера находится за скалой, в небольшой ложбинке. На противоположной стороне палатка старейшин, а рядом - ученическая. На безопасном расстоянии от воды в зарослях камышей живут королевы и котята. Целитель проживает обособленно от всего племени, его можно найти в дальней части лагеря в небольшой пещерке меж корней старой ивы.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+1

141

Ручей уже пару раз приоткрывала рот, чтобы вмешаться, сердито поджав уши, в перепалку Сердцедуба и Вербы, но воспитание каждый раз немного прижимало желание разобраться в ситуации. Более того: все было настолько тревожно, напряженно и неспокойно, что Ручей оставалось только восседать серой тенью чуть за спиной старшего воителя и нетерпеливо перебирать лапами в ожидании хоть какого-нибудь объяснения. Синие глаза беспокойно бегали по поляне, ушки дергались на каждый шепоток, и не осталось ни тени от того легкого, почти беззаботного чувства, которое зародилось там, в кувшинковой заводи.
Профиль соплеменника повернулся к ней, и Ручей, как послушная ученица, с готовностью вытянулась навстречу, жадно вслушиваясь в каждое слово, которое должно расставить все по полочкам.
— По слухам, — Сердцедуб выделил это слово, и кошечка поджала губы: да по ершу что там за слухи, давай ближе к делу, — Щербатая отправила котят за пределы лагеря собирать мох. Их пропажу застали слишком поздно, отряд Оцелотки с вечера выдвинулся в сторону калиновой рощи, чтобы их найти.
Звенящая тишина в ушах, зрачки сузились в ужасе. Приоткрыв рот, Ручей оторопело, как рыба, пыталась сказать хоть что-то, но паника сработала скорее: серая бросила взгляд в сторону детской, но Ласки в лагере и не слышно, да и не могла она сидеть здесь, когда её дети - предки, все трое! - там.
Где - там?
Живы ли?

- Видимо, не все прошло так гладко, потому что их ещё нет в лагере.
Второй удар, и Ручей медленно осела, ощущая, что дыхание ускоряется и теряет свой плавный ритм. Непонятно - да и не важно - кто прав, кто виноват. Все, о чем думала серенькая - Ласка и её дети. В порядке ли?
- Бедная Ласка... - сокрушенно помотав головой, выдала речная, поднимаясь на все четыре.
- Может нам в патруль? За ними? Я не знаю, Сердцедуб, хоть что-нибудь... - растерянно бормотала речная воительница, беспомощно перебирая лапами.

+5

142

Когда кремовая легкой походкой выбежала на поляну, Крестовничек и Блестяшка скидывали друг на друга последние слова. Полосатая не слышала, о чем именно была речь, как ни пыталась. Затем  на ее глазах кот резко сделал выпад вперед, и началось сражение. Кремовая даже непроизвольно открыла рот от ужаса, поняв, что это будут не один—два приема. И никто, никто не собирался их останавливать, и, наверное, Бежевичка была слишком занудой, но она действительно не понимала как можно на поляне устраивать подобное и не получать по ушам от старших? Это же главная поляна, мышь ее бери, зачем ее превращать в место для таких тренировок? Но вопреки внутреннему возмущению, зеленоглазая находила эту потасовку и весьма интересной. Кошечка она тихонько прошелестела поближе, выглядывая из—за спины соплеменника. Бежевичка как зачарованная смотрела на схватку двух старших, уже опытных, оруженосцев. Малышка облизывала губы, с едва скрываемой завистью поглядывая на идеальны, на ее взгляд, боевые приемы и уловки старших собратьев. Она едва ли верила в то, что когда—то сможет также, но знала точно, что будет пытаться повторить эти приемы уже вечером, когда останется наедине с собой. Крестовничек был очень мощным и резким, Блестяшка едва поспевала за ним, и, если кремовая правильно понимала, кошечка была эмоционально подавлена, словно бы что—то было не так. Это было даже не видно, а чувствовалось… Возможно, именно это и не давало биться в полную силу? А может, Бежевичка просто любит фантазировать и драматизировать? Хотя, если углубиться в фантазии, то полосатая уже видела шумных деток этих двоих. Хихикнув последниммыслям, юная ученица с сожалением признала, что Блестяшка проиграла. Смотря на глаза побежденной, так сильно хотелось поддержать и сказать хотя бы парочку добрых слов, хотя, быть может, это все было бы и лишним, учитывая юный возраст Бежевички. В сердцах та надеялась, что ее наставник никогда не разрешит ей сражаться с кем—то на главной поляне, на глазах у всех… Ведь это было действительно унижающе, пусть и могло учить чему—то… Или давать большее желание победить. Так или иначе, кремовая не могла вынести и мысли, что ей придется опозориться подобным образом. Слишком уж это было нестерпимо.. Кажется, малышка успела уже обидеться за старшую ученицу.
Оруженосцы разошлись, и Крестовничек ответил торопливо подбежавшей к ним Бежевичке.
Ты выложился на все сто! Это явно был трудный бой, — приторно мяукала полосатая старшему оруженосцу, сама недоумевая, зачем говорит подобное. Но, впрочем, ладно, этот старший котик не был тем, кто мог бы найти подтекст в словах и вдарить по язвительному языку. — С вами, куда я денусь, — отзывалась она мягче и с искренней добротой, записывая в свой личный списочек Крестовничка как хорошего приятеля. Было как—то по—своему приятно, что ее зовут с собой, пусть и выполнять грязную работу, но… вместе. Глаза кошки тепло засветились, и она посеменила вслед за крупным пушистым комком шерсти.
Зеленёные глаза взглянули в спину старшей ученицы. Бежевичка искренне надеялась, что та в порядке и чувствует себя достаточно хорошо, чтобы веселить наравне со всеми и… и просто в порядке. Полосатая сама не понимала, почему так волнуется за нее, но знала точно, что будь сама на месте Блестяшки, чувствовала себя отвратительно, пусть и скрывала бы это за ярчайшей улыбкой.
«Надеюсь, все хорошо…»
-> палатка целителей

Отредактировано Бежевичка (01-12-2018 16:08:10)

+2

143

[indent] Выдрохвостка была мокрая, замерзшая и очень недовольная. Распушившаяся клочьями мокрая шерсть смотрела в разные стороны, а сама Выдрохвостка выглядела так, как будто бы только что проснулась, а не была занята охотой. Племени нужна добыча, - мысленно передразнила Оцелотку молодая кошка, машинально сильнее стискивая острые зубы на рыбине. Её теперь брала такая злость и озлобленность на старшую кошку, что каждый раз смыкало горло. А следом шёл рвотный призыв. Безусловно, она не скажет ей в морду ни слова, потому что рискует быть наказана. Но Оцелотка же неглупая кошка. Сама должна понимать, что даже у оруженосца есть собственное мнение. Которое может не стыковаться с её собственными мыслями.

[indent] Шла Выдрохвостка без Тощей. Решив оставить наставницу поохотиться подольше, она, безусловно, предупредила её о том, что уйдёт раньше. Стоит посмотреть в глаза Щербатой, когда Львинозвёзд будет говорить ей ту самую грустную правду. Когда отряд возвращался обратно, рассвет давно прошёл. Они рыскали всю ночь и не нашли ничего, кроме следов взрослых котов, запаха поганого места и разбитых в огромные кривые осколки надежд. Отвратительно. Больше всего в жизни кошка ненавидела проигрывать, этот проигрыш встал у неё комом в горле, как назойливая, но очень острая трубчатая кость.

[indent] К удивлению, в лагере кошка не обнаружила Щербатой, однако поведя носом, поняла, что по благословению Звездного племени они всего лишь разминулись. Очень жаль, потому что Выдрохвостка горела желанием прошипеть целительнице всю ту правду прямо в морду, а затем посмотреть, как округлятся её янтарные глаза, когда к ней придёт осознание того, что произошло. Выдрохвостка хотела увидеть, как быстро Щербатая проглотит свой острый язык. Хотелось посмотреть на то, как в глаза целительницы приходит озарение. Но, к сожалению, или к счастью, такой возможности не было. И, очень-очень жаль, но по статусу ей не положено.

[indent] Выдрохвостка положила карпа в пустеющую кучу с добычей, окинув её оценивающим взглядом, после чего очередной раз отряхнулась, вытягивая длинное, грациозное тело так, что позвонки захрустели. Потянувшись, она ощутила долгую истому, которая наполняла лапы и заставляла себя чувствовать откровенно говоря - не очень. А как себя чувствуют те, кто целую ночь рыскал по лесу в поиске пропавших котят для того, чтобы ничего не обнаружить? Разочарование накатывало ещё быстрее, чем усталость. Выискав глазами в котах Львинозвёзда, кошка нацепила на морду самое спокойное выражение, дабы показать предводителю, что она уже не ребёнок. Что может делать выводы самостоятельно. Что в её голове уже живёт воительница, способная оценивать свои действия сама и получать за них наказания. Пускай так решила не очень-то любимая Оцелотка.

[indent] «Не разочаруй и ты», - мысленно попросила Львинозвёзда ученица, прежде чем прямо встать перед ним, решительно заглянув в золотые глаза предводителя. На его фоне она смотрелась мелочью: песчинкой по сравнению с целым диким пляжем, каплей в море. Но ей было не отбавлять желания делать.
- Мы никого не нашли, Львинозвёзд, - холодно донесла Выдрохвостка, раздраженно дернув кончиком хвоста, - котят нет, - достаточно громко, чтобы каждый на поляне это услышал, - но мы нашли следы, ведущие к реке. Мы склонились к версии, что похитители пересекли Реку. Оцелотка отправилась на границу с племенем Ветра вместе с Лаской, чтобы удостовериться, что там - чисто.

+3

144

>разрыв

Пушистый, белоснежный и очень мягкий на ощупь снег покрывал всю главную поляну и Форелька восхищенно открыл рот и вытянул язык. Прохладные снежинки падали на влажный язык и тут же превращались в воду. Оруженосец воодушевленно вдохнул холодный воздух и резко выдохнул, наблюдая, как пар изо рта превращался в самого настоящего огнедышащего дракона, а потом моментально растворялся прямо перед носом. Темно-серый успел обрасти достаточно густым и длинным мехом, а потом такие морозы вызывали в нем разве что едва заметное покалывание в подушечках лап. Он обожал сезон Голых деревьев. Да что уж там, обожал он абсолютно все сезоны! И плевать, что сезон Голых Деревьев скуп на добычу...
"Видели этот классный снегопад? А снегири! А река! Река же замерзнет! Буду ухаживать за кошечками, учить их по льду бегать. Покажу, как нужно балансировать на замерзшей реке. Все кошечки буду моими!" - в мраморно-сером просыпался кот.
Широко расправив плечи, он направился к главной поляне. О, он так вырос! Даже сестру свою перерос. А вот еще чу-у-у-уть-чуть и станет как сам Львинозвёзд!
"Между прочим, я уже выше некоторых воительниц!" - и впрямь. В прожорливом организме было достаточно веса и роста, чтобы обскакать некоторых представительниц прекрасного пола. А что? Пора уже! Форелька ворвался на главную поляну, а там... была драма какая-то. Все загруженные, грустные, озабоченные чем-то. А потом уши-то уловили новость.
- Найдутся, - перебил Выдрохвостку самец и едва качнул хвостом. Медленно сокращая расстояние до ученицы, Форелька подождал, пока предводитель отвлечется, а затем продолжил, - их обязательно найдут. Ну, никто из нас не идеален. Каждый горазд на ошибки. Ничего, найдутся живыми и здоровыми, - спокойный и уверенный голос Форельки создавал вокруг него самого какую-то невозмутимую, нерушимую стену. Он всегда был настроен на положительный результат. Так и сейчас. Ну, найдутся же они! По-другому и быть не может!
- Пойдем, реку покажу замерзшую! Отвлечемся, - медноглазый добро подмигнул и ободряюще боднул кошечку в плечо. Бодро лизнув правую лопатку Выдрохвостки, Форелька посмотрел на ученицу глазами, полными надежды и уверенности, - Все хорошо будет, честно, - уверял ту темно-серый.
Сзади послышались шаги. Форелька обернулся и заприметил Серебряка.
"О!"
- О, Серебряк, мягкого снега тебе под лапами! А мне Ракитник сказал сходить к реке, проверить, не замерзла ли она там. А то мы уток хотели снова половить, - слукавил Форелька, но лишь из добрых убеждений! Надо развеять мысли загруженной Выдрохвостки. Нужно хоть кому-то тут настроение поднять! - Только вот сам он не пошел, сказал, что дел у него по горло. Но не пойду же я один, да? Поможешь?
"А там уже по ходу дела разберемся!"

Отредактировано Форелька (02-12-2018 23:38:22)

+4

145

Сезон Голых Деревьев всегда казался Серебряку по-своему завораживающим. Будучи большим любителем помечтать, воин мог подолгу сидеть под снегопадом, пытаясь выловить самые крупные из падавших с небес снежинки. Однажды, будучи еще совсем юнцом, он заметил, что ни одна из них не похожа на другую - каждая узорчатая пластинка была уникальная. Прямо как все мы. - решил для себя тогда молодой философ, крайне довольный подобным умозаключением. С тех пор пятнистый никогда не упускал случая насладится снегопадом, и когда большинство его соплеменников стремились укрыться в палатках, Серебряк, упорно щуря глаза, глядел в белое небо. Ох, если бы не мороз, голод, отсутствие трав и добычи, да жуткие эпидемии кашля, цены бы не было Голым Деревьям! Но воитель всегда пытался найти что-то прекрасное даже в не самых приятных вещах, иначе жизнь казалось ему пресной, как речная вода.
Конечно, не всё в жизни было радужным и блестящим, и Серебряк, хоть и являлся в душе мечтателем, не идеализировал настоящее. Пропавшие малыши очень глубоко задели его - воин всегда испытывал особую нежность к котятам, еще не познавшим никаких бед этой жизни, и так наивно и искренне ей восхищавшимся. В последнюю луну и Оцелотка, и Львинозвезд были жутко заняты, и пятнистому едва ли удавалось перекинутся с ними парочкой слов - обстановка в лесу была неспокойная. Оттого воин в одиночестве сидел на поляне, раздумывая, с кем бы ему отправиться в охотничий патруль.
— О, Серебряк, мягкого снега тебе под лапами! А мне Ракитник сказал сходить к реке, проверить, не замерзла ли она там. А то мы уток хотели снова половить. - вывел его из задумчивости бойкий голос Форельки.
- Снова? - улыбаясь, изогнул бровь Серебряк. - Чтож, может меня научите?
Но не пойду же я один, да? Поможешь?
- Конечно - согласно закивал Серебряк, обрадованный возможностью выбраться из лагеря, да еще и провести время с оруженосцами.
- Если начнет заносить снегом - кричите, пока не превратились в сугроб с ушами - хохотнул он, отмечая про себя, что снегопад усилился.

► речной берег

+2

146

С границы с Ветром

[indent] Как она дотащила вонючий предмет и насколько сильно возненавидела его на момент прибытия в лагерь, лучше не знать. Кошка специально шла в конце их маленького отряда, чтобы держать в поле зрения измученную бесплотным поиском Ласку, ну и Черничку в придачу – все же глашатая за них отвечала перед собой, предводителем, племенем и их общими предками. Совершенно выбившись из сил, взвинченная донельзя Оцелотка молилась всем звездам, которые носили имена бывших воителей, которых только знала, чтобы никто не прицепился к ней с вопросами, и дал короткую передышку. Бирюза глаз скользнула по скудной куче с едой, где на верхушке лежала свежая рыба, затем обладательница оного взгляда слегка кивнула Тощей в знак искренней благодарности, после чего бросив свою мерзкую ношу на землю, посмотрела на речного короля.
[indent] В немедленном докладе не было нужды: вернувшиеся раньше них соплеменницы должны были уже обо всем рассказать рыжегривому коту, так что самка, поймав его взгляд, черной кисточкой хвоста указала на объект, который уже через секунду должен был вызвать повышенный интерес у всего племени, пусть в сумерках его не было так хорошо различить.
[indent] - Плющевик, - громко позвала она отца пропавших котят, резко повернув голову в его сторону. – Доверяю Ласку твоим надежным лапам, - смягчив тон, Оцелотка проводила взглядом пушистую кошку, в следующий миг вернув себе мрачный взгляд. – Если ночью будет плохо спать, спроси у Щербатой маковых зерен, - поднимать на обсуждение вину целительницы в случившейся беде прямо сейчас не было смысла. Кроме как, конечно, раздуть еще больший скандал на ночь грядущую.
[indent] - Мы нашли это на границе с Ветром, - коротко отозвалась короткошерстная, вновь привлекая внимание предводителя к находке. – Оставить там я его не могла. От этой дряни за версту несет нашими соседями, - понизив голос, она приблизилась к старому другу, чтобы он слышал каждое ее слово. – Предлагаю решить, что с этим делать утром, - впереди их обоих ждала встреча с Сумраком. Они оба были разбиты, глашатая видела это, чувствовала, но не могла ничего сделать.
[indent] Собственная беспомощность раздражала куда сильней всего прочего, что происходило вокруг.
[indent] - Утром я организую патрули, а сейчас рекомендую всем успокоиться и пойти спать! – потребовала она, обведя поляну сияющим в сумраке строгим взглядом. - Нам не хватало только свалиться завтра с лап от усталости из-за бессонной ночи!
[indent] «Мне тоже не мешало бы взять себя в лапы…» - подавив очередную вспышку гнева, речная отступила, склонив голову перед своим лидером. «Подробности событий будет лучше услышать всем утром. Мы все равно ни на что сейчас не способны», - почувствовав, как с силой впивается когтями в мерзлую землю, Оцелотка чуть прижав к голове уши, бесшумно скользнула к палатке воинов, где собиралась хотя бы немного поспать.
[indent] И упаси предки того, кто попробует ее потревожить до момента, когда нужно будет идти к Четырем деревьям.       

В палатку воителей

Отредактировано Оцелотка (06-12-2018 19:12:15)

+2

147

Новый день (вернее его конец, то бишь ночь)

Как можно спокойно спать, когда в племени происходит... такое?
- Мы никого не нашли, Львинозвёзд. Котят нет.
- Мы нашли это на границе с Ветром. От этой дряни за версту несет нашими соседями.
Поставленный голос, решение ждать утра - всё это хотя бы ненадолго успокоило племя, но не речного короля. Не смыкая глаз всю ночь, не успокоившись даже на секунду, предводитель очнулся в бреду на своей подстилке, настороженно, с опаской сразу вслушиваясь в происходящее за прочными стенами своей палатки. Его утро начиналось ровно также, как и прошлое, но только в этот раз, покидая своды пещеры, Львинозвёзд уже не слышал счастливое мурлыканье Ласки, не видел мелькающие вдали хвостики её малышей - весь лагерь поник в тревожной, снежной тишине, ожидая хоть каких-то добрых вестей.
Машинально взяв курс к общей куче после целого дня поисков, которые не увенчались успехом, златогривый, полностью погружённый в свои мысли, не замечал, казалось, ничего. В голове пульсировала лишь одна картина: его племянники где-то в холоде, ждут помощи, скучают по матери. Не было дел важнее, чем это, и вопросы с соседями - подождут. Но тут в глаза бросилась вещица Двуногих, обнаруженная на границе с ветряками, и это вдруг вынудило речного льва еще больше посмурнеть, задуматься. А что если это - зацепка? Тот самый ключ к разгадке?
Не заметив, как заключённый в минувшую ночь союз с племенем Теней уже приносил пользу, Львинозвёзд вдруг встрепенулся: со слов Крушины странности на стыке владений двух соседей могли быть связаны с пропажей котят. И с этим нужно было разобраться, причем немедленно.
Стараниями Оцелотки многие были еще заняты охотой и разведкой, но Львинозвёзд понимал, что ждать они больше не могут - нужно действовать. Теми силами, что остались в лагере. Сейчас.
- Ручей, - словно вынырнув из ледяной воды, кот резко, с предыханием отозвался в сторону молодой воительницы, как только заметил её на поляне - все они сегодня устали, сбивая в кровь лапы ради его племянников, но нужен был последний рывок. - Будешь мне нужна.
Сощурившись и задумчиво осмотревшись по сторонам, предводитель попытался выдохнуть напряжение, набирая в лёгкие свежий, чуть морозный воздух. С ним уже рядом была кошка, которой он мог доверять.
- Нужно разобраться с племенем Ветра. Ты как, в порядке? - останавливая взгляд на синеглазке, речной король ощутил легкое умиротворение, понимая, что не всё, что произошло прошлым днём, он хотел бы забыть будто страшный сон.
- От Миндальной есть новости? Ей лучше?
Одной бедой уже было меньше: лисица, что ранила юную ученицу, покинула территорию речных, и дай Звёздное племя не нарвётся (если живая) на малышей Ласки. Выпрямившись, Львинозвёзд нахмурился: он чувствовал, что всё не может закончиться плохо. Они не заслужили этой потери. Они этого не допустят.

+3

148

Котят нет.
Как приговор, стучащий в ушах, и Ручей понуро сидела чуть поодаль, чувствуя, как к горлу подступает недавно съеденный пескарь. Убитые горем родители - худшее, что видела синеглазка в этой жизни, даже несмотря на то, что совсем недавно их племя также пережило страшную потерю.
И все-таки... страшнее, когда это дети. Когда осознание, что ужасного можно было избежать, колет изнутри, затрагивая каждый нерв, каждый импульс, проходя через воспаленную совесть.
Оцелотка - вот уж кому тоже не позавидуешь. Решив хоть ненадолго оставить подругу в покое и дать ей отдохнуть - если бессонное метание можно назвать отдыхом, - Ручей оставалась на месте, прикованная к холодной земле, и только синие глаза в редкой панике выискивали черно-белую шкурку, даря успокоение: её воспитанник тут, жив-цел орёл, в лагере. Наверное, за этот день молоденькая наставница успела раз пять и в разных интонациях мяукнуть Соловушке, чтобы тот не смел покидать лагерь и подсоблял старшим оруженосцам в построении палаток. Вон, какие молодцы ребята, даже провинившийся Крестовничек! За их потасовкой с Блестяшкой наблюдали с интересом ровно до того момента, как Оцелотка явилась во главе патруля мрачнее тучи, огласив вердикт.
Котят нет.
Трое несмышленышей, славные, хорошие малыши - и пропали? Ну не могла эта, пусть и неспокойная, троица вот так вот взять и уйти в холод и снег из лагеря по собственной воле. А думать о том, что соседи могли причинить зло их будущему поколению, не хотелось.
Но светлая фигура, мелькнувшая в перифирии, мрачным силуэтом возвещала: могли.
— Ручей, — неужели она затаила дыхание, ожидая, окликнет ли её речной король? Неловко клацнув зубами, серенькая поднялась и тихонько, оставляя мелкие следы на едва опавшем снежке, подошла к предводителю тихой мрачной тенью. Все в племени были объединены общей напастью и страшной, будто идущей наперёд... скорбью.
— Будешь мне нужна.
Выдохнув облачко пара, Ручей чуть отвела уши назад, ощущая чуть притупленную после необычного времяпровождения на заводи неловкость. Что бы ни имел в виду Львинозвезд, фраза была очень многозначительной, а молоденькие кошечки любят слышать то, что, наверное, хотят.
А хотят ли?
В любом случае, она сидела рядом с ним, молча давая понять, что любое его слово будет исполнено.
— Нужно разобраться с племенем Ветра. Ты как, в порядке? — повернув голову чуть вбок, к нему, Ручей встретилась усталым, обеспокоенным взглядом с янтарем, в котором, помимо отражения её эмоций, плескалась еще и колоссальная, сокрушающая даже такие могучие плечи ответственность. За всё, что происходит в племени, и отчего-то внутренности речной кошки скрутило от острого желания забрать хотя бы часть этого гнетущего чувства себе.
Ну, вдвоем ведь легче?
- Нет, не в порядке. Мне стыдно Ласке в глаза посмотреть, - негромко произнеся имя сестры предводителя и своей хорошей подруги, Ручей отвела глаза от лидера в приступе отчаяния. Три маленьких комочка, снега и ночь.
— От Миндальной есть новости? Ей лучше?
- Да. Как я услышала, с ней все будет в порядке, и вырасти ей воительницей сильной и славной, - с заметным успокоением о судьбе Миндальной доложила Ручей, добавив также с надеждой:
- Щербатая ушла куда-то с Сивой. Они обе были немного взволнованы, что ли. Я очень... - она запнулась, понижая голос, - очень надеюсь, что Сивая станет ученицей нашей Щербатой. Она уже которую луну смотрит на палатку целителя, как волк на лес, - добавила Ручей, задумчиво прихлопнув хвостом по земле и поднимая снежное облачко.
- Я не смогу сегодня спать, Львинозвезд. Почти все племя не спит, смотри, - кивая подбородком на целителей, на Крестовничка с Бежевичкой, на Блестяшку, Выдрохвостку и Сердцедуба, каждый из которых был совсем рядом, на Вербу, которая не давала нападать на Щербатую, серая видела, как общее горе объединяет племя.
Но лучше бы его не было.
- Если скажешь, я пойду в лес хоть сейчас, - тихий голос с отзвуками страшного отчаяния.

+3

149

<<< -------------------- палатка целителя

«Надеюсь, он ещё не забыл, как я вчера таскал перед ним мох!»
На самом деле, Крестовничек был более чем доволен собой. Перед окончанием дня он успел ещё перестелить подстилку в палатке самого Львинозвёзда, проведал старейшин и подкинул пару ракушек для уюта в собственную палатку, украшая гнёздышки Бежевички, Блестяшки и особо - Крылатки, а потом просто свалился с лап от усталости, развалившись на несколько моховых спальных мест и раскидав лапы. Он точно не знал, что его разбудило, какое-то внутреннее предчувствие (и отошедшая на задний план тоска, резко вернувшаяся во сне в виде цветных и ярких снов), но вот он соскочил, продрав глаза, крепко зевнув, и вывалился на главную поляну, уставившись прямым и дерзким взглядом прямо на Львинозвёзда.
Кажется, пора.
Он бросился к нему, задрав хвост и взрыхливая мощными лапами наваливший на поляну снег, резко остановился, когда чуть не упал на ровном месте, и уставился на лёд под лапами. Лёгкая улыбка коснулась его губ: вспомнилась первая рыбалка вместе с Ассоль. На реке, на льду, когда они вместе сделали прорубь и он вытащил пакет. Ах, это было одним из лучших его воспоминаний.
- Львинозвёзд! - отряхнувшись и подняв голову от земли, позвал его Крестовничек. Тёплая дрожь при воспоминании об Ассоль и их рыбалке были ещё лучшим стимулом для изви...
А, всё, опоздал.
Резко затормозив, Крестовничек степенно кивнув Ручей и предводителю.
- Я вчера сделал всё, как ты сказал, можешь спросить у Ласки, например, как ей хорошо спалось сегодня ночью без всяких порывов ветра внутри палатки и её гнёздышка, - он тряхнул головой, сбрасывая невидимые снежинки. - Если бы не котята. Уже придумал, как нам их найти? - Крестовничек чуть наклонил голову. Он совсем не знал, как начинались прошлые Голые Деревья, но эти определённо шли совсем не так, как ожидалось племенами.

+1

150

наплывала тень... догорал камин, руки на груди, он стоял один,
неподвижный взор устремляя вдаль, горько говоря про свою печаль:

Одно, второе, третье — каждое мгновение после ухода сестры вместе с целительницей во тьму ночную начинало новую сотню лун для голубоглазого старейшины. И каждая сотня лун наполнялась новой эмоцией. Беспокойство обвило быстро забившееся сердце колючим плющом, сдавило остро — вдруг болезнь окончательно одолела родственницу так, как вечность назад самого Излома? Или это что-то про него, а Щербатая просто не знает наиболее мягкую тропинку для подхода к новости? Впрочем, вторую версию буро-кремовый отмёл тотчас, стоило оной лишь возникнуть. Не из благоухающих скромной чистотой ромашек делана целительница Речного племени. Тут нужно брать сразу с шипами да поядовитее.

Нервно усмехнувшись своим мыслям, бывший воитель глубоко вдохнул морозный воздух. Четвёртое, пятое, шестое. Колючки плюща обрели жёсткие очертания, наполняясь той самой отравой, кою прочил он чудному внутреннему миру вечно растрёпанной кошки. А если сбылась давняя мечта родной души, если Щербатая увела её подальше, чтобы посвятить в таинство врачевания? Нет, отчего тогда тиски, сдавившие сердце, стали лишь больнее. Почти невыносимо больно. Взгляд за плечо. За плечом только опостылевшая палатка старейшин. За плечом, коли предположения верны, только бескрайние тёмные воды одиночества.

Седьмое, восьмое, девятое. Десятое считать страшно, невероятно, первобытно жутко. Ведь на десятое слегка забрызганный чернильными мазками бок может больше никогда не найти холодной ночью серый. Целители живут в другой палатке.

Целители живут другой жизнью.

но теперь я слаб, как во власти сна, и больна душа, тягостно больна;
я узнал, узнал, что такое страх, погребенный здесь, в четырех стенах.

+6

151

>>> граница

Прихрамывая и низкo oпустив гoлoву, Ласка вoшла в лагерь, взглядoм сo слабo гoрящей искoркoй пoследней надежды oкинув пoляну. Кoнечнo их нет. Нет уже какие сутки. Ласка не oщущала течения времени, слишкoм дoлгo бегая пo лесу в пoисках кoтят. Oна чувствoвала лишь тупую бoль и oпустoшение. Слёзы быстрo на бегу пoдсыхали на длиннoй шерсти щёк. Ласка сгoрбленнoй тенью прoкралась вдoль стены, целью видя перед сoбoй пустующую детскую. Детскую, в кoтoрoй, мoжет, oна бoльше не будет спать.
Плющевик. Рoдная фигура вызвала лишь нoвый приступ плача. Взoр застлала слёзная муть, кoгда кoшка ускoрилась и, спoткнувшись, ткнулась в пoлoсатoе плечo. Её сoтрясали рыдания, вина и страх придавили кoрoлеву к земле, не давая вырваться, взять себя в лапы, пoдумать хoть o чём-тo другoм. Хoть o чём-тo oбнадёживающем.
Oна выглядела ужаснo. Свалявшаяся кoлтунами длинная шерсть, испачканная и загрязнённая всяким сoрoм, искажённoе гримасoй страдания лицo, ссутулившаяся и уменьшившаяся в разы фигура, кажется, даже пoхудевшей кoшки. Ласка едва ли пoхoдила на прежнюю себя, лучившуюся нежнoстью и дoбрoтoй. Вхoд в детскую, темневший какoй-тo ужаснoй пустoтoй, заставлял вздрагивать при oднoм тoлькo взгляде. Кoрoлева чувствoвала, как слёзы накатывают снoва и снoва, стoит ей тoлькo вспoмнить o свoих детях. Кoтята сейчас были где-тo сoвсем oдни, гoлoдные, замёрзшие, испуганные, вспoминающие пoкинувшую их мать. Были ли? Или ктo-тo из них сейчас пытается сoгреть oстывающее тельце брата или сестры? Ласка судoрoжнo всхлипнула.
- Их нет. Нигде нет, - oбречённo и тихo звучал её гoлoс, кoгда кoрoлева слегка oтстранилась oт Плющевика. Нo сил смoтреть ему в глаза не былo. Винил ли её вoзлюбленный? Нет. Никтo не винил. Нo oбвинений Ласки в сoбственный адрес хваталo с гoлoвoй. Хoрoшая мать не дoпустила бы. Мoжет быть, мне и не предназначенo былo иметь детей? Внoвь слишкoм натуральная картинка трёх мёртвых телец, запoрoшённых свежим снегoм, вспыхнула в её мoзгу, пoрoждая нoвый приступ беззвучных рыданий.

+5

152

НАЧАЛО ИГРЫ

День откровенно не задался; ситуация с пропавшими котятами не сдвинулась с мертвой точки, и сам Буран каждой жилкой чувствовал эту угнетающую атмосферу в племени, буквально каменной плитой ложащуюся на плечи, старался наравне с каждым думать, анализировать и бросать все возможные ресурсы на поиски. Пускай пока — безрезультатно.

Взъерошенный и помятый, серебристый возвращался в лагерь после затянувшейся охоты и разведки, проделывая себе путь по заснеженней поляне между вереницей кошачьих спин, стараясь сохранить хотя бы видимую выдержку под взором каждого. Нервы были ни к черту, в голове — вакуум, полнейшее непонимание, кому могло понадобиться похищать котят, а, главное, каковы мотивы столь бесчестного поступка. Снова и снова приходилось прокручивать любые возможные варианты, переосмысливать и делать все, лишь бы отсрочить неблагоприятный исход, а навалившаяся на плечи усталость только ухудшала настроение, растягивая мышцы в жестокой пытке.

Буран отнёс свежепойманную дичь в палатку старейшин, оставил одного снегиря в распоряжение Плющевика, взглядом обозначая, что тому необходимо любыми усилиями заставить есть изнурённую горем королеву, потому что прекрасно понимал, что из-за стресса кормящая кошка могла попросту лишиться молока, а в Голые Деревья становилась ещё более уязвима к любым болячкам. Качнув лобастой головой соплеменникам, он устало выдохнул и оставил за спиной надсадные стоны и тихие всхлипы, лишний раз травящие душу, непроизвольно погружающую в пучину заразительного отчаяния.

На глаза попались две фигуры предводителя и бывшей ученицы, и Буран, кивком каждого поприветствовав, подошёл, заранее догадываясь о причинах их сборов.

Моя помощь требуется? — с максимальной твёрдостью в голосе спросил он, стараясь не обличать внутреннего состояния. Впрочем, Буран все же считал, что куда больше пользы принесёт в стенах лагеря — в нынешнее, неспокойное время последнее, что им было нужно, беспорядки внутри племени.

Глаза, между тем, вскользь изучили поляну и ее присутствующих, то ли выискивался знакомую крапчатую шерсть дочери, то ли не желая встречаться ни с одним растревожнным взглядом более.

Отредактировано Буран (17-12-2018 03:08:55)

+2

153

На следующий день после заключения союза с Тенями.

[indent] Утренний свет проник в палатку, заставив Оцелотку разлепить тяжелые веки, подняться на лапки, сладко потянувшись: вытянув все тело вперед до характерного приятного хруста затекших мышц, и, наконец, широко зевнуть во всю хищную пасть. Пусть сон ее был коротким и тревожным: вернувшись из ночного похода к Четырем деревьям, пятнистая все-таки умудрилась ненадолго забыться. Конечно, кошка встала с восходом солнца, чтобы организовать патрули, после чего вернулась в гнездышко доспать, однако даже несмотря на то, что ей не удалось уснуть снова, сей утренний ритуал пробуждения никто не отменял. Говорят же, мол, привычка – вторая натура. Вот и Оцелотка в который раз за прожитые в Реке луны не изменила себе, усиленно стараясь при этом ни о чем не думать. Хотя бы до того момента, когда глашатае придется выйти на поляну.
[indent] Она знала, что и кого увидит там. Мрачные предположения наплывали одно за другим, превращая легкий кошачий шаг в тяжелую поступь, будто лапы внезапно налились чем-то неподъемным. Впрочем, был ли у нее выбор? Проснувшееся Речное племя ждало, когда его предводитель и собственно, глашатай дадут им надежду на светлое завтра. Надежда эта была необходима Ласке и Плющевику – родителям, что потеряли своих котят, и в глубине души, несмотря на отчаяние, верили, что они их вернут. Надежда также необходима была юному поколению – ученикам, которые смотрели на взрослых, брали с них пример, и хотели быть капельку, но похожими на старших соплеменников…
[indent] Надеждой жило и дышало все Речное племя.
[indent] Каждый кот от мала до велика знал, что за темной ночью всегда приходит рассвет, а значит, нечего опускать лапы. Племя сильно единым механизмом, слаженной работой каждого его члена, поэтому тем, кто стоял у верхушки следовало быть тем самым неиссякаемым источником энергии, которая поддержит их всех. Сила духа. Решимость – два основных столпа, на котором все держалось. Оцелотка искренне полагала, что только вера соплеменников друг в друга не дает им разбрестись кто куда.
Несомненно, племя черпало силу из каждого кота в отдельности, но в свою очередь, отдавая всего себя Воинскому Закону, кот был силен силой своего племени. В это златошкурая искренне верила, этим она всегда жила.
[indent] До этих пор…
[indent] Нельзя сказать, что воительница утратила надежду, нет, такой поблажки она себе позволить не могла. Тем не менее, в свете последних событий, Оцелотка чувствовала, что постепенно начала сдавать позиции. Собственная беспомощность перед угрозой родному дому душила глашатаю, казалось бы, напрочь, перекрывая доступ к кислороду. Она чувствовала, как над головами у всех сгущаются непроглядные черные тучи, и никак не могла их отвратить. Это выбивало почву из-под лап.
[indent] Только была ли польза в этих ее моральных страданиях?
[indent] Верно. Не было. От слова совсем.
[indent] Поэтому прекратив думать о тяготах племени, пятнистая глубоко вздохнув, вышла в прохладный свет зимнего дня…

***

[indent] Не успела глашатая оглянуться, как наступил вечер. Дела племени захватили ее бешеным порывом ветра: он пронесся мимо, неся на своем шлейфе, обыденные заботы, а затем, бросил на землю, предоставив речной кошке, наконец-то, перевести дух. Она успела переговорить с Львинозвездом о перспективе взять себе нового оруженосца, и была одобрена златогривым королем. Правда, еще не успела обрадовать Бежевичку. Сегодня она отдала ее в распоряжение Тощей, которая вместе с небольшим патрулем, в который, к слову, затесались два оруженосца, отправились в ритуальный обход реки. Возможно, они даже поохотиться успеют. Того, что осталось от кучи с рыбой, едва ли хватит на ужин для всей их большой семьи.
[indent] Тихонько выдохнув, выпустив из пасти белесое облачко пара, зеленоглазая окинула поляну беглым взглядом, выискивая одного кота.
[indent] - Буран, - голос ее разрезал тишину лагеря, обратив к себе взгляды. – Патруль вот-вот должен вернуться, - приблизившись к старшему воину, тише произнесла она, когда все любопытные занялись своим делом. – Я попросила их глядеть в оба, но так как время нынче не спокойное, с оруженосцами на границу с Ветром им лучше не соваться. Ты, кажется, сейчас ничем не занят, - то было утверждением, а не вопросом, так что кошка продолжила, не дожидаясь ответа. – Предлагаю еще раз сходить туда, где была найдена та штука, - выделив слово презрительной интонацией, и даже сморщив нос, Оцелотка бросила быстрый взгляд куда-то за спину Бурана, словно там находился ненавистный ей аппарат Двуногих.
[indent] Как-то забегавшись, глашатая забыла спросить предводителя о том, какая участь постигла тот предмет, что принес в их племя тревожную смуту.
[indent] - Мы были там, когда искали котят. И утром сегодня патруль ходил обновлять метки, но мне кажется, что мы что-то упускаем, - невольно передернув плечами, златошкурая посмотрела коту в глаза. – Не могу выразиться конкретнее. И запах, должно быть, уже пропал, но я не усну, если не схожу туда сегодня вечером, - выдохнув, наконец, призналась она, тут же на себя рассердившись, что отразилось в бирюзе взгляда.
[indent] - Из старших воинов твое мнение всегда было самым непредвзятым. Сейчас оно нужно мне, - уже тверже добавила глашатая, чтобы соплеменник, не дай предки не подумал, что ей страшно.

Отредактировано Оцелотка (22-12-2018 14:47:15)

+2

154

Смотреть на Ласку было больно. Сердце сжимали коготки тоски и почти отчаяния, которые Ручей как могла от себя отгоняла. Нерешительно глянув на Львинозвезда, серенькая уже хотела было сделать мучительный, тяжело дающийся шаг к безутешной матери, как басовитый голос, проникнувший в сознание с самого детства и до глубоких седин, отвлек её, и дымчатая воительница по заученному рефлексу обернулась к своему бывшему наставнику, один вид которого до сих пор вызывал трепет, уважение и покой.
- Моя помощь требуется? - приветливо мурлыкнув ему навстречу, Ручей бодро боднула наставника в плечо, приветствуя своего учителя как всегда горячо и преданно. Кот, научивший её так многому, стал вторым отцом, не сумев, конечно, вытеснить из сердца Бурозвезда, но занявшего почетное рядом с ним место. И эта привязанность лишь крепла оттого, что старого предводителя не стало.
В присутствии Бурана и Львинозвезда сейчас, в этот самый момент, синеглазка почувствовала толику облегчения. Тиски тревоги отпускали сжатый в комок желудок, тошнота пропадала, а пульс учащался лишь в самые близкие рядом с одним из них моменты, и прямо сейчас Ручей поняла, что котята найдутся.
И все будет хорошо.
И уже к Ласке шаг давался не так тяжело, а почти крылато.
- Уж кто, если не мы, котят найдет, - чуть бодрее улыбнулась котам Ручей, примечая подходящую к ним глашатую. Ну точно - величайший отряд всего леса! Эта мысль воодушевила синеглазку ровно настолько, чтобы дождаться подошедшей Оцелотки, и помрачнеть с одних только её слов.
Что ж, пятнистая никогда не была оптимисткой.
- И запах, должно быть, уже пропал, но я не усну, если не схожу туда сегодня вечером, - мяукнула, заканчивая свой монолог, Оцелотка, и сердце кошечки подпрыгнуло: ну вот, точно такую же фразу сказала Ручей предводителю.
- Возьмите меня с собой! - выдохнула серая, в надежде глядя на всех троих, в том числе и на молчаливого, статного лидера.
- Ласка! Найдутся они! Найдутся! - оборачиваясь через плечо к безутешной королеве, через всю поляну, самонадеянно и открыто мяукнула Ручей.
Теперь по-другому просто и быть не может.

+2

155

Сдержанной улыбкой снабдив синеглазую мордашку бывшей воспитанницы, Буран в немой поддержке коснулся хвостом бока  кошки. Серебристый едва ли успел отвыкнуть от этой живости и неистощимой энергии, которую та умудрялась излучать даже в таких напряжённых ситуациях, и по праву ценил эти качества в ней, надеясь лишь, что молодая воительница со временем не утеряет эту искру жизни.

Усталость, накопившаяся за этот день, так или иначе, непосильно давила на плечи, но кот упрямо выпрямился, напрягаясь и силясь подавить растёкшееся по телу расслабление, когда знакомый голос донёс его имя. Ритмичный шум увлечённых бесед прерывался чужими шагами. Невесомые, едва слышные — Буран прекрасно знал, кому они принадлежали. Знал и обернулся, машинально окинув внимательным взглядом жёлтых глаз пятнистую фигуру глашатаи, с явным неодобрением подмечая не менее усталый вид кошки.

Оцелотка, — лишь выслушав начало речи, он попытался прервать кошку, на середине осознав, к чему та клонит: с каким-то отчаянно-болезненным рвением она хваталась за любую возможность, совершено не беря в счёт своё состояние, и вряд ли ей пошло бы на пользу очередное погружение во всеобщую трагедию. — мы прочесали всю территорию вплоть до прибрежных окраин. Границы закреплены за патрулями, которые ты назначила на рассвете, — ровно произнёс он, сам, между тем, пытался избавиться от собственных подозрений, вновь взвившихся на подкорке со словами глашатай.  — уверен, сейчас нет острой нужды твоего присутствия в этом отряде, — выразительным взглядом окинув соплеменников, он снисходительно дёрнул усами в доброй полуухмылке на инициативу тотчас вызывавшейся Ручей. Как же, в первых рядах. И все же, Буран надеялся, что Львинозвезд его поддержит и не воспримет такое решение, как отлынивание от обязанностей. Каким бы сильным не было желание разобраться во всем, как бы не была близка эта боль ему, а лапы не просили выбраться из загнившего в несчастье и тоске лагеря, события наглядно отражались на лицах котов неподдельным страхом и растерянностью — и эта волна утягивала племя в один бесконечный поток угнетений и переживаний, подрывая командный дух.

Сейчас лагерь требует не меньшего контроля, — встретившись взглядом с бирюзой, он решительно дал понять, что таким было его непредвзятое мнение, — нужно назначить дозорных на предстоящую ночь и убедиться, что весь молодняк вернётся до наступления сумерек.

Отредактировано Буран (21-12-2018 16:11:00)

+2

156

[indent] Кошка нервничала, старательно скрывая волнение за напущено грозным видом: бирюза миндалевидных глаз вспыхивала в полумраке вечера опасными огоньками – то было первое предупреждение каждому, кто осмелился бы оспорить решение глашатой. Она уже давно все для себя решила, еще до того, как подошла к Бурану, завуалировав приказ за предложением-просьбой. Впрочем, Оцелотка не хотела пользоваться своим статусом чтобы добиться немедленного повиновения: не сейчас и не с ним. Бураном она в глубине души всегда восхищалась. Особенно его выдержкой и терпением, которого ей как правой лапе вожака племени всегда не хватало. Наверное, из этого серого исполина вышел бы куда лучший глашатай чем из нее, но пятнистая предпочитала не слишком зацикливаться на этой мимолетной мысли, которая как назло то и дело задерживалась в подкорке сознания, постепенно осваиваясь на постоянное место жительства.
[indent] «Утешает лишь то, что он растерян не меньше меня», - с некоторым удовольствием подумалось зеленоглазой кошке, пока она смотрела воину в глаза. «Пусть и скрывает это лучше многих других».
[indent] И действительно, Буран со стороны казался своим соплеменникам уверенным и твердым оплотом в бушующем тревожном море. За такой, должно быть, приятно бы было держаться. Вот только даже при мысли о подобном, Оцелотка морщила нос в неприятном подобии оскала, и лишь твердая позиция не срывать злость на своих, спасала желтоглазого от ее праведного гнева.
[indent] — Уверен, сейчас нет острой нужды твоего присутствия в этом отряде.
[indent] «Да кто он такой, чтобы мне указывать?!» - конечно, твердость слов речного кота имела немного другой смысл, но вздорная самка уловила неприятный для себя подтекст.
[indent] — Возьмите меня с собой!
[indent] Оцелотка уже хотела холодно осадить Бурана, но тут ее опередила вечно энергичная и жизнерадостная Ручей, которая обреталась неподалеку, вернее даже совсем рядом, преданно заглядывая своими большими глазами в морды своего бывшего наставника, глашатаи, и, собственно, предводителя, который, кстати, все это время хранил молчание.
[indent] «Сложно представить какая жижа у него сейчас в голове», - хмыкнув, речная медленно перевела взгляд на молодую воительницу.
[indent] - Как видишь, наш дорогой соплеменник не видит пользы от данной затеи, - раздраженно заметила пятнистая, допустив в голос яд. Поднявшая голову злость затмила собой моральную истощенность. Снова посмотрев в бледно-желтые глаза Бурана, кошка по старой привычке чуть склонила голову набок, внимательно рассматривая кота, словно стараясь прочесть его.
[indent] — Сейчас лагерь требует не меньшего контроля, - тот продолжил не дрогнув, на что его соплеменница лишь раздосадовано повела золотистыми ушами. - Нужно назначить дозорных на предстоящую ночь и убедиться, что весь молодняк вернётся до наступления сумерек.
[indent] В его словах проскальзывало разумное зерно, но и только.
[indent] - И кого ты предлагаешь на этот пост? – усилием воли уняв злость, прекрасно зная, что подобная сдержанность ударит по ней после этого разговора, когда она будет одна, Оцелотка прищурила бирюзовые очи. По интонации вопрос в очередной раз приобрел риторический оттенок. Он был скорее насмешкой, если не издевательством на всеми, над собой в том числе.
[indent] - Вернувшийся с обхода патруль придет вымотанным. Котам нужен будет отдых, чтобы завтра быть в полной боевой готовности, на случай чего, - скосив взгляд на серую подругу, глашатая напомнила себе, что, будучи двадцатилунной, та давно уже вышла из возраста ученика, а значит, понимает больше, чем в бытность оруженосцем. – Мы могли бы втроем занять пост на ночь, но только с условием, что будем твердо стоять на лапах, когда того потребует наш долг, - слова ее были резкими и хлесткими. Почему-то в последнее время ей начинало изредка казаться, что в племени не хватает работоспособных воинов, и, хотя она уважала по-своему каждого своего соплеменника, эти неприятные мысли посещали ее все чаще.
[indent] Глашатая долго хмурясь смотрела на Ручей и Бурана, наконец, протяжно выдохнув:
[indent] - Хорошо, ты сможешь проследить чтобы все наши ученики благополучно добрались до своих гнезд и просидели в них до самого утра? - решительно повернув голову в сторону серой кошки, пятнистая требовательно заглянула ей в глаза. – Мы с Бураном заступим в ночное дежурство, и, если ты чувствуешь, что в состоянии сделать это, можешь присоединиться к нам, как только все до единого оруженосцы окажутся в палатке.
[indent] Закончив, речная как-то устало посмотрела на серого, словно невольно спрашивая его: «Теперь ты доволен моим решением?» - не то чтобы это было так уж важно, однако на душе златошкурой уже который день скребли мыши, отчего она чувствовала себя как-то особенно одиноко. Поэтому и только, стороннее одобрение, за неимением мнения брата, от которого кошка с течением лун незаметно для себя отдалилась, было для нее чем-то необходимым.
[indent] Нужным.
[indent] Но это, как уже говорилось, вовсе не было важно…

Отредактировано Оцелотка (22-12-2018 20:42:43)

+3

157

Выражение пятнистой мордочки менялось с каждой режущей воздух фразой, колючие нотки которых во время напомнили серебристому воину о том, кому он решился раздавать советы. Ещё немного, и было впору прервать этот зрительный контакт, но он остался как стоял, с такой же прямой спиной и тщательно масскируемой усталостью в прищуренных глазах. Казалось, взгляд  вот-вот заискрится, будь тому причиной засевшее в душе тревожное ощущение или натянутое между ними напряжение. Однако, следовало отдать должное, он не слышал упрека в ответе, который, наверняка, вызвал бы неприятный укол совести, ведь  по большей части обязанность беспрекословного повиновения лежала на нем с самого рождения. Благо, его мнение несло определённую ценность в рядах соплеменников, о чем Оцелотка не преминула ему напомнить, в итоге все же прислушиваясь.

Думаю, Ручей спокойно может заняться другими делами, — негромко заметил он в поддержку молодой воительницы, как бы признавая право Оцелотки окончательного распоряжения, одновременно делясь своими мыслями,  — дежурство будет на нас до середины ночи, а там она может сменить тебя и дать немного времени выспаться перед рассветом, — кивнул он, с уверенностью взглянув на Ручей: бывшая ученица в состоянии занять свои лапы полезными делами — после чего почти сразу отвёл взгляд.

Глядя за лесные верхушки, серебрящиеся под снежными шапками, на какое-то мгновение, едва картины родных пейзажей исказились, и ослепительная белизна обагрилась, Буран переменился в лице, одним только титаническим усилием сдержав в себе желание поморщиться от горького чувства, стискивающего горло: сколько должно пролиться крови и пострадать невинных жизней, прежде чем они добьются правды, и горизонт вновь просветлеет? В этот момент он даже засомневался: было ли верно его решение остаться в лагере, упустив, вероятно, стоящую возможность поискать упущенные зацепки или же наткнуться на свежие? Всему свое время.

А времени у них не было.

Ледяной ветер резко и бесповоротно заставил отсечь мимолётное наваждение, собраться и расправить плечи. Оставалось надеяться, что его «заминка» осталась без внимания присутствующих. И, дождавшись, пока глашатая оставит за собой последнее слово, Буран направился к условному мести предстоящего дозора, по пути выхватив из кучи самолично пойманную мышь. Этого едва хватило бы, чтобы пригубить голод в желудке самого исполина, однако Оцелотке должно было хватить. Потому бросив тушку под лапы кошке, с прямым намерением он заглянул в глаза той, настаивая на приеме пищи — одно другому не мешало. Самому кусок в горло не лез.

+1

158

[indent] Кот медленно сморщил губы в гримасе недовольства, прежде чем взмахнуть пушистым хвостом:
- Пока в лагере никого нет, мы не имеем никакого права оставлять его без должной опеки. Ты и сама должна это понимать, - холодно отозвался Сердцедуб на опрометчивое предложение Ручей, - как бы сильно мы не переживали за соплеменников, которые сейчас находятся в лесу, мы обязаны быть ответственными за тех, кто все ещё здесь. Вне зависимости от того, что ждало в лесу патруль, - с этими словами старший воитель устремил внимательный взгляд в сторону палатки Щербатой, откуда доносились громкие голоса оруженосцев. Перебудят там всех к карасям звездоцаповым. Холодного оттенка травянисто-зеленые глаза хищно сверкнули, когда на поляне показались знакомые фигуры: Выдрохвостка, тянувшая ещё ворочающегося карпа, вымотанная, а оттого ещё более нервная Оцелотка и ошарашенный Львинозвёзд. Его ведь так всегда учили, жалеть живых, а не тех, кто находился на пороге исчезновения. Безусловно, жаль. Но даже если котята не найдутся, Речное племя не должно оказаться без воителей, которые могли погрузиться в траур и долгую тоску по столь любимым будущим оруженосцам. В частности Львинозвёзд, ведь это и его родная кровь тоже.

[indent] Хорошим отцом Сердцедуб не был никогда. Наверняка именно поэтому из аспектов воспитания собственных сыновей упустил практически все. Глубокая печаль, засевшая в уродливом рубце на живо бьющемся сердце, болела и ныла, и ни одна трава не способна была вылечить горе. Почему-то многие соплеменники считали, что этот незаживший шрам будет мешать Сердцедубу действовать в интересах своего племени и быть хорошим воителем. Но это не так. Незажившие шрамы это проблема только самого Сердцедуба. И он был уверен, что долгая, и совсем не мимолётная тоска по Ракушечнице однажды покроется ороговевшей кожей и потеряется под густым подшерстком среди других боевых ранений. Нужно жить дальше, а для того, чтобы исцелить душу, требуется сначала понять тело.

[indent] Сон был беспокойным, однако Сердцедуб не заметил, как в пучине сновидений пропал до следующего рассвета. Он не помнил, что ему снилось, помнил только то, как топают рядом с ним лапы тех, кто выдвигался в дневное патрулирование. Он спал и был удивлен тем, что никто его не разбудил. Однако даже после такого продолжительного сна Сердцедуб не чувствовал себя полным сил: будто бы на шее поселился паразит, который пил из него все жизненные соки. Лапы, налитые тяжестью, вопреки всем желаниям завалиться обратно, вынесли Сердцедуба на главную поляну, как оказалось, как раз вовремя. Кот расправил широкие плечи, со скрипением зубов заставляя себя выйти на прохладный и искрящийся от мороза воздух, когда свирепый ветер тут же встрепенул густой серебристый загривок, пройдясь своими лапами по спине вдоль позвоночника. Холод наступал стремительно. А это значит, что племени так или иначе нужны новые воители. Сердцедуб с пренебрежением кинул взгляд на скудное количество дичи в куче, несмотря на то, что вчера их охота с Блестяшкой была удачной. Дичь уходила как проклятая.
- Совсем скоро начнёт светлеть, - веско произнес старший воитель, подходя ближе к Оцелотке, глядя на медленно краснеющее небо за верхушками елей, - я бы хотел отправиться с оруженосцами на групповую тренировку, - все так же медленно, оглядев Оцелотку и Ручей прохладным взглядом, каркнул Сердцедуб. Заморить себя до изнеможения из-за проблем - все так в стиле Оцелотки. Медленный кивок Ручей и Львинозвёзду, - и они уже достаточно взрослые и обученные для того, чтобы получать статус. По крайней мере, Блестяшка и Крестовничек с его братом и сестрой, - достаточно тихо, чтобы не трогать лишними разговорами об оруженосцах трехцветного ученика Львинозвёзда и не тешить от этого его эго, вынес Сердцедуб, приближаясь к златогривому предводителю.

Отредактировано Сердцедуб (25-12-2018 13:52:08)

+2

159

Птица задумчиво подёргивала кончиком хвоста, не торопясь выходить из размышлений. Обстановка, накалявшаяся в лесу с каждым днём, не могла ей нравиться, особенно если учитывать последние события. Исчезновение котят Ласки и вовсе казалось чем-то из ряда вон выходящим: мысль о том, что кто-то мог навредить котятам, которые оказались жертвами лишь по праву своего рождения в этом племени, шипом покалывала рассудок, будто напоминая о том, насколько разные приоритеты у воителей различных племён. Обвинять импульсивных соседей воительница не торопилась, но и бдительность сбавлять нисколько не собиралась. Верить в невинность каждого встречного было чревато новыми шрамами и душевными потрясениями.

- Если где-то ещё на рассвете потребуются рабочие лапы, всегда готова помочь, - негромко дала знать о себе старшая воительница, спрыгивая с невысокого камня и приближаясь к говорящим. Перехватив на секунду взгляд глашатой, Птица тепло кивнула той - у каждого воина свои взгляды на то, как лучше стоит распределять ресурсы внутри племени, но упрекнуть Оцелотку в том, что она плохо справляется со своими обязанностями, вряд ли бы кто-то посмел. Ощущая где-то в глубине души смутную гордость за то, что кошка, которую она так привыкла называть сестрой, трудится на благо Речного племени, положив на алтарь все свои личные интересы, Птица постаралась зацепиться за это чувство, разогревающим бальзамом разливающееся по её телу. Так легче. Всегда легче, когда твои соплеменники разделяют твои приоритеты. - вчера я была в дневном патруле и уже восстановила силы, чтобы стоять на лапах до вечера. - заметила пятнистая кошка, краем глаза разглядывая небо. Холодный ветер ерошил шерсть, но сейчас это мало интересовало её обладательницу.

Отчего-то она чувствовала себя спокойнее среди старших воинов, которые уже давно на практике доказали свою верность и ум. Вероятно, потому что в таком кругу сама Птица оказывалась тем, чем ей было существовать проще - советником, но одним из многих, а также средством для улучшения благополучия племени, но не владельцем, отдававшим приказы. Сложить голову за Речное племя в бою было делом почётным, а вот нести на себе бремя этих смертей - как-то тяжелее. Много тяжелее. Возможно, по этой причине она так симпатизировала Оцелотке и Львинозвёзду? Вполне вероятно, что ключевым чувством здесь была благодарность.

+1

160

[indent] — Думаю, Ручей спокойно может заняться другими делами, - и здесь у него нашелся ответ. И самое неприятное, что Буран даже вроде как не возражал. Просто делился своим мнением, собственно, как она сама его просила.
[indent] — Дежурство будет на нас до середины ночи, а там она может сменить тебя и дать немного времени выспаться перед рассветом.
[indent] На долю секунды сомкнув веки, пятнистая кошка протяжно выдохнула, унимая потревоженные накатывающими волнами раздражения холодные воды собственной души. Убедить себя в том, что серый исполин, просто преданный своему племени воин, пекущийся о его благе в целом, оказалось не так легко, как хотелось бы, однако, Оцелотке пришлось уступить ему. Потому что обычно твердая почва, на которой она долгие луны стояла всеми четырьмя лапами, начала угрожающе шататься, лишая глашатая Реки необходимого равновесия. А раз так, рычанием на своих соплеменников, она себе помочь уж точно не могла.
[indent] «Дыши глубже», - велела она своему Я, вновь устремив взгляд в бледно-желтые глаза кота. Чуть помедлив, кивнула, соглашаясь. Указывать Ручей она также не собиралась, достаточно было хорошо знать серенькую кошечку, чтобы понять, что в стороне она все равно не останется. Златошерстная как-то запамятовала, кто был наставником младшей подруги в ученичестве. Гадать откуда росли лапы, к счастью, не пришлось.
[indent] «А ты попробуй убедить ее остаться в палатке на ночь», - тихонько хмыкнув себе под нос, глашатая искоса глянула на Ручей.
[indent] - Полагаю, твоя бывшая ученица умеет распределять собственные силы без каких-либо подсказок со стороны, - спокойно, без намека на укор или сарказм, молвила кошка. Подавленная злость отозвалась болевым импульсом в голове, из-за чего самка слегка напряглась, стиснув зубы, но не более. – Но ты прав.
[indent] И все же ее задела эта навязчивая опека. Захотелось в какой-то крайне соблазнительный момент гордо вскинуть подбородок и спросить: «- Почему Ручей должна заменить именно меня, а не тебя, ведь мы с тобой будем в равном положении?», однако время вздорных и неуместно детских вопросов с ее стороны ушло безвозвратно. Оцелотка понимала насколько глупой покажется соплеменникам, пойдя на поводу эмоций. А ведь так хотелось!
[indent] Буран замолчал, когда она снова посмотрела на него, ожидая ответа, но кот словно перестал видеть и слышать ее. Он будто бы выпал на миг из реальности.
[indent] Внутри пятнистой шевельнулось не совсем ясное чувство: что-то сродни жалости и понимания. Ей тоже случалось вот так «зависать», казалось, бедная голова банально не может вместить в себя столько мыслей-предположений сразу, сколько в последнее время выдавал активно работающий воспаленный от перенапряжения мозг. Прищурив бирюзовые глаза, она молча смотрела на Бурана, не решаясь спросить его о том, что ему привиделось.
[indent] «Мы слишком измотаны последними событиями», - так или иначе во взгляде каждого ее соплеменника нет-нет, да мелькала искра тревоги. Даже самые отстраненные и внешне  холодные члены племени не могли не думать об испытаниях, какие были уготованы им небом за следующим поворотом злодейки-судьбы. Златошкурая самка коротко взглянула на Львинозвезда, не собираясь сейчас тревожить его своим беспокойством – он итак все знал, потому что чувствовал то же самое.
[indent] - Прежде чем заступишь на пост, лучше отдохни немного, - все же произнесла глашатая, обращаясь к Ручей, поднявшись на лапы, чтобы последовать за серошкурым воином. – Но оруженосцы на тебе, - указав кончиком хвоста в сторону палатки Щербатой, откуда доносился шум и визг, она заняла свой пост.
[indent] Когда к ее лапам упала мышка, кошка вопросительно взглянула на Бурана, но промолчала, приняв угощение, а закончив с ним, облизнулась, насмешливо поинтересовавшись:
[indent] - Ты всю ночь собираешься играть роль великомученика? Много от тебя будет пользы, когда в ответственный момент тебя скрутит от голода, - негромко укорила она, сверкнув глазами. После чего принципиально подошла к куче с дичью, чтобы вытащить оттуда кусочек посмачнее. Не даром же говорят, что остатки – сладки.
[indent] - Ешь, - приказала, бросив коту под лапы небольшую рыбину. – Даже если кусок в горло не лезет, ешь по маленькому кусочку, - в настойчивом голосе не было ни тени сомнения в собственной правоте. Здесь она ему не уступит.
[indent] «Нам нужны здоровые и сильные воины», - с некоторым раздражением подумала Оцелотка, глядя на воина в упор. «Мы давно выросли из Детской, Буран», - чуть прижав к голове уши, глашатая подняла взгляд на небо, где на темном его полотне холодно мерцали звезды.
[indent] - Если Ветер ни причем, то ситуация гораздо сложнее, чем мы предполагаем, - спустя какое-то время отозвалась она, посмотрев на свои лапы, а затем – на товарища по ночному дозору. Ей не особо нужен был ответ, у нее все равно в голове роились собственные мысли на любой счет, однако молчание тяготило. – Не думаю, что наши соседи просто так ни с того, ни с сего, пожелают украсть наших котят. Столько лун жили бок о бок, и только сейчас у них в головах осы завелись, ага, как же… - высказав вслух чаще всего всплывающие на поверхность сознания мысли, пятнистая негромко фыркнула, показывая всю степень одолевающего ее скептицизма на сей счет.
[indent] - Если это так, если это не они, - замолчав, она стеганула себя по боку длинным хвостом. – Тогда почему на той пропахшей кровью и смертью штуке, мы нашли их запах?! – одолевающие душу сомнения отразились в бирюзе глаз, которые кошка не опустила, позволив серому исполину увидеть ее такой, какой видеть могли только брат и Львинозвезд. Возможно, Птица. То был знак доверия, а такими вещами глашатая просто так не раскидывалась.
[indent] Ждала ли она на самом деле от него ответа? Или уверения, что все это мысли-домыслы, и что их следует гнать из себя, чтобы действовать по факту исходя из возникшей перед носом проблемы?
[indent] Она сама не знала.
***
[indent] Уже давно перевалило за полночь и дальше, постепенно и неотвратимо приближался рассвет, когда зоркий глаз воительницы заметил движение на поляне. Напряжение оставило ее, когда в приблизившейся фигуре, Оцелотка узнала свою названную сестру. Выдохнув, она дружелюбно кивнула ей, в который раз отмечая про себя, что несмотря на тот факт, что кошка была ее старше, пятнистая чувствовала за нее некую ответственность. Должно быть, дело было в характере родственницы. Даже несмотря на внутренний стержень той.
[indent] - Вчера я была в дневном патруле и уже восстановила силы, чтобы стоять на лапах до вечера, - глашатая даже не стала спрашивать, почему Птица подскочила так рано. Просто приняла это как факт, данность, которую следует принять без вопросов. Старшая воительница выглядела действительно отдохнувшей, в сравнении со своей сестрой. Златошкурая прекрасно понимала, как сильно контрастирует ее измотанность на фоне бодрости серебристой соплеменницы.
[indent] - Отлично, - мяукнула она, одобрительно глядя той в глаза. – Поведешь рассветный патруль. Обновите метки, и возвращайтесь домой. Возьми с собой кого сочтешь нужным, но оруженосцев лучше оставить здесь. Сейчас не то время, когда они могут свободно гулять по нашим землям.
[indent] Вторым котом, кто подошел к ней в предрассветный час стал Сердцедуб. Ему она тоже приветливо кивнула, выслушав просьбу-предложение:
[indent] — Я бы хотел отправиться с оруженосцами на групповую тренировку, - в первые секунды кошка почти отказала ему, но промолчав, подумала, что старший воин по-своему прав.
[indent] — И они уже достаточно взрослые и обученные для того, чтобы получать статус. По крайней мере, Блестяшка и Крестовничек с его братом и сестрой, - «добил» ее кот, заставив спустя время выцедить ему еще один согласный кивок. Насчет посвящения все равно прежде стоило говорить с Львинозвездом, поэтому она намеренно упустила этот момент в своем ответе:
[indent] - Ты можешь взять старших оруженосцев и провести групповую тренировку, Сердцедуб. Только лучше это будет сделать подальше от границ с Ветром, - глашатая редко приказывала старшим воинам, хотя бы из уважения к ним, да и к тому же еще не случалось такого, что кто-то из котов открыто в пренебрежительной форме оспорил ее мнение. Ну, кроме Выдрохвостки недавно, но она пока что не в счет.
[indent] - Тебе нужны буду помощники? – прямо спросила самка, невольно оглянувшись на Бурана. – На рассвете я отправлю охотников. Птица поведет пограничный патруль. Если есть кто-то на примете, говори сейчас. После рассвета все лапы будут заняты делом.
В голове она тем временем перебирала имена соплеменников, чтобы наметить план на дальнейшие распоряжения. Была шкодливая мысль, возглавить охотников самостоятельно, но что-то подсказывало ей, что найдутся те, кто будут резко против и отправят ее спать.
[indent] «В любом случае, я обещала уйти только с приходом Ручей. Вот она тогда и возглавит охотничий патруль».

Отредактировано Оцелотка (25-12-2018 19:56:53)

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » главная поляна