У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.05 Тем временем игра на Последнем пристанище не стоит на месте: очередные персонажи разделили между собой лавровые венцы почестей, как лучшие персонажи месяца! От всей души поздравляем с этим достижением.
Совсем скоро, 7-го мая состоится долгожданный совет, который расставит многие точки в нынешнем сюжете. Не пропустите общий сбор всех четырёх племен!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » детская


детская

Сообщений 1 страница 20 из 27

1

http://s3.uploads.ru/dmZ58.png

детская
——————————————————————
Речные малыши с ранних лун приучены к воде: только выйдя из детской в первое своё путешествие по лагерю, они видят переливающийся широкий поток. Котята рано учатся плавать и с самого детства любят реку, как вторую мать. Ясли расположены на безопасном расстоянии от кромки воды, чтобы разлив не доставил неудобств самым беззащитным членам племени. Снаружи кустарник, под ветвями которого расположились королевы и котята, украшен раковинами, перьями, забавными камушками, что находят воители. Подобные вещички часто приносят в детскую в качестве украшений и подарков малышам. Внутри столь же уютно: гнёздышки утепляют птичьим пухом, а ракушки, вплетённые в стены палатки, в солнечную погоду наполняют ясли бликами.

0

2

Начало игры


Полуденный отдых давно минул, зажигая серебристые огоньки на темной половине горизонта, неуклонно поглощая небосвод. В отдаленном уголке детской поздний закат, впервые пробившись сквозь разогнанный вечером туман, зажигал красными отблесками желтеющие листья маленького гнёздышка единственного обитателя палатки. Медленно плывя, угасающие солнечные блики перемещались по крошечным прорехам стен, едва ощутимо мазнув теплом вздымающийся бок котенка. Птенчик сладко зевнула, вытягивая маленькие лапки вперед и выгибая спину. Под подушечками лап зазвенели ракушки - любимые игрушки котенка - и самая красивая, перламутровая раковина, откатилась к выходу. Птенчик подвернула лапки, сонно расплющивая глаза и вновь закрывая, не собираясь покидать теплую постилку и холодить шубку под промерзлой погодой: туманы накрывали приток реки почти каждый день, погружая лагерь в легкий дымчатый ореол. Это было красиво, сказочно, всем видом соответствуя сказкам про Предков, даже налипшая роса сверкала на шерсти соплеменников как звезды.
Порой, речные жители тихо выплывали из туманного занавеса, посверкивая глазами, выполняя обычные обязанности воителя, но приобретая загадочность в мечтательных глазах Птенчика, и пятнистая кошечка ходила следом, воображая себя следопытом-наблюдателем, исследующим неизведанные земли звёздных угодий.

Снаружи чуть усилился гомон знакомых баритонов. Сегодня произойдет важное событие для маленького жителя племени, будоража юный ум новыми перспективами. Птенчик, наконец, встала, легким движением подкидывая ракушку обратно к подстилке, на прощание взглянув на свое моховое гнездышко, почти все шесть лун проведя в уютном, успокаивающем одиночестве. Птенчик всколыхнула ушками, поднимая голову к потолку, в миг задумавшись и помотала головкой, отгоняя оцепенение и паука, что внезапно спустился прямо на задранный нос.
- Пчхи!

Ну все, пора выходить! Давай!
Робко выставив лапки, котенок вынырнул из проема яслей, изучающе исследовав поляну. Предводитель и несколько воителей. Птенчик глубоко вдохнула и направилась вперед, вертя головой в поисках самых пятнистых шубок во всем лесу.

► главная поляна

Отредактировано Птенчик (19-09-2018 23:10:32)

+4

3

главная поляна >>>

Дышу. Нужно дышать. Не забывать дышать. Смесь ужаса и истерики на мордашке Ласки кого-то угодно могла взволновать. Всё ли идёт так? Правильно? Откуда ей знать? Многие королевы рожают сами. Да, целитель просто наблюдает. Большинство справляются, а остальные... Пёстрошёрстная прикусила губу, чувствуя, как паника нарастает снежным комом.
- Не уходи, пожалуйста, - сдавленно пискнула Ласка, будто Плющевик мог действительно бросить её здесь в одиночестве. - Мне страшно.
Она осторожно легла в своё утеплённое гнёздышко, попытавшись принять хоть сколько-нибудь удобное положение, однако всё было не то. Подняла глаза на Плющевика - он здесь, рядом, всё должно получиться, разве нет? Вымученная улыбка. Это наши дети. Я должна им помочь. Белая лапка вытянулась вперёд, слегка касаясь лапы воителя. Будет немного спокойнее.
Схватки не заставили себя долго ждать. Как только дыхание королевы выровнялось, каждый вдох стал одинаково глубоким, схватка сковала мышцы таза. Она слышала учащённый стук сердца в ушах, чувствовала боль очагом перемещающуюся вниз. Какой ужас, мамочки...
- Уфф... - стиснув зубы, Ласка вся напряглась, помогая котёнку появиться на свет. - Пузырь... и вылизать.
Тяжело дыша королева слабо кивнула другу, чтобы тот помог малышу сделать первый вдох. Слабая улыбка засияла на круглой мордашке кошки, когда воздух в детской разрезал тоненький писк. Небольшая передышка. Ласка прижала первенца к себе, обращая взор на не менее встревоженного,чем она сама, Плющевика.
- Надеюсь, их всё-таки будет не десять.
В ответ на её слова живот снова скрутило спазмом, и королева впилась когтями в край подстилки. И всё-таки дальше рождение каждого котёнка шло намного легче. Буквально Ласка досчитала до трёх. Только очень-очень медленно, прерываясь на тихие стоны и охи, каждый раз ожидая, что её хрупкое тельце просто порвёт от такого количества котят. Второго котёнка королева вылизала сама, судорожно переводя дыхание. Третья волна затянулась, однако она и закончила этот такой долгий для Ласки процесс. Но если бы здесь был опытный целитель, он бы наверняка похвалил королеву, сказав, что она справилась очень быстро.
Придвинув к себе третьего малыша, пёстрая бессильно повалилась на гнёздышко, не без удовольствия ощущая, как дети впервые напиваются молоком.
- Наши дети, - тихо пробормотала Ласка, уверенная, что Плющевик слышит её. Наши, наши... я так люблю их. Так люблю его. Это... Она приоткрыла рот в тихой счастливой улыбке, не помня, когда ещё была так счастлива. Тёплые попискивающие комочки у её живота, надёжный уверенный Плющевик - что нужно ещё? Покой. Ничего не менять. Оставить всё как есть. - Я люблю тебя.
Едва слышимое мерное урчание вырывалось из груди молодой матери. Теперь всё хорошо.

+6

4

НАЧАЛО ИГРЫ

[indent] Все важное происходит, когда этого совсем не ждешь. Вот и сегодняшний день, незаметно перетекший в вечер в череде посвящений, патрулей и забот о Совете, не обещал новых потрясений, плавно затихнув по мере того, как большой отряд котов покинул лагерь, держа путь к Четырем Деревьям. Но именно этот момент предки (али какие-то другие высшие силы?) сочли самым лучшим для появления новых жизней. Каковы же будут радость и удивление речных, когда они, вернувшись после неожиданно напряженной ночи, заслышат писк новорожденных? Но забегать вперед рано, пока звездную безмятежность тревожит лишь тяжелое, испуганное дыхание будущей матери, переживающей сложный, болезненный, но такой трогательный и важный процесс родоразрешения.
[indent] Несколько усилий, и первый на удивление большой мокрый комочек падает на подстилку, вроде бы мягкую, но удар некомфортен, резко распахнувшиеся легкие пронзает боль, еще недостаточно густая шерсть пропускает холод, колкими лапами сковывающий пока неадаптированное к температуре внешнего мира тельце, вырывая на удивление громкий протестующий не то что писк - визг, не оставляющий никаких сомнений в жизнеспособности девчушки и ее бойком нраве. Терзаемая чьими-то языками, кошечка кричала все громче и громче, покуда её наконец не оставили в покое, предоставив, хоть и на несколько секунд, самой себе. Слепо тыкаясь мордой в мох, безымянная пыталась двигать непослушными, непривычными лапами, инстинктивно подаваясь к животу, к материнскому теплу и сытному молоку: что еще может быть нужно такой крохе, кроме ощущения защищенности и полный желудок? Внешняя сила подтолкнула ее в нужном направлении, и речная, уперевшись в заметно сдувшийся живот Ласки лапами, жадно впилась в сосок, еще не совсем умелыми, но уже на удивление сильными движениями капля за каплей добывая желтоватую жидкость, покуда, присытившись, не заснула там же, где лежала, так и не выпустив питательный жезл из пасти. Мерное мурчание счастливых родителей еще не звуком - вибрацией - добираясь до золотистой, убаюкивало, создавая удивительное, где-то на уголке сознания уже отождествляемое с приятным, ощущение уюта. Не так ли выглядит идиллия? Когда ты долгожданен, важен и любим. Не за что-то, лишь потому, что ты уже есть. И пусть так будет всегда.

Отредактировано Ясенница (05-10-2018 22:32:25)

+8

5

Начало игры

Недовольно пнув кого-то сбоку, котенок резко ощутил, как стенки вокруг начинают сжимать его крохотное тельце, пытаясь выгнать из этой маленькой вселенной. Малыш настолько привык к теплу, вечно толкающихся соседей по бокам и этому приятному сладкому мурлыканью. Да, он чувствовал эти нежные вибрации по всему телу и ощущал прямое присутствие матери. Малыш еще не знал, что ему предстоит пережить в своей жизни, как только он покинет это безопасное место. Но все вокруг сдавливало, надежно выталкивало его из этого любимого мирка. Котенок инстинктивно заводил лапками, пытаясь избавиться от неприятного чувства. Оттолкнувшись от чего-то (а если быть честным - от своего родного братца), маленький комок шерсти резко очутился на холодной земле. Шершавый язык интенсивно заводил по макушке и малыш громко заверещал, избавляясь от жидкости в носу.
Вокруг было тихо, слишком тихо. Там, внутри, раздавались приятные вибрации, ощущался стук сердца матери. А здесь? Здесь была устрашающая тишина. Рыжий мокрый котенок еще громче заверещал, пытаясь услышать хоть что-то. А мало того, что он ничего не слышал, так еще и не видел.  Первобытные инстинкты заставили будущего Пчёлку двигаться вперед. Он, хаотично перебирая лапками, пополз по холодной земле. Да только не в сторону матери.
Все вокруг будто бы уснуло. Пчёлка чувствовал это каждую ночь, когда мама засыпала и вокруг все становилось недвижимо и глухо. Но сейчас было гораздо страшнее. Прохладный ветерок щипал нос, а шершавый, но теплый язык с силой надавливал на тельце, избавляя его от влаги. Котенок вперся во что-то мягкое и жалобно открыл рот, ища сосок. Но наткнулся он не на родной живот мамы, а в лапу отца. Ворошась где-то под лапами Плющевика, Пчёлка заверещал во все горло, требуя молока.
Уверенная хватка за загривок подняла котенка над землей и он тут же очутился возле пушистого живота, чувствуя как барахтается рядышком его сестра. На ощупь уткнувшись в живот, он нашел сосок и жадно присосался к нему.
Да, это был котенок, который очень хотел жить, но не знал как совладать с этим миром. Ему чего-то не хватало. И если зоркие глазенки откроются уже через пару дней, то эта тишина в голове... она не пройдет никогда. Малыш родился практически полностью глухим.

Отредактировано Пчёлка (05-10-2018 23:58:43)

+7

6

Начало игры

Короткие, едва ощутимые, словно волны в штиль, импульсы пробудили котенка от вечной ночи. Совершенно непонятные ощущения обволакивали, и казалось, что окружающая, привычная темнота сгущается еще больше, порождая первое чувство маленького организма: страх.
Что-то идет не привычным образом, и появившийся последним на свет малыш едва успел придти в себя, чтобы после расправить плечики и громко пискнуть, знаменуя свое рождение.
Влажный комочек буро-белого окраса беспомощно катался по подстилке. Ничего не получалось, и с огромным трудом котенок перевернулся на брюшко, замирая со смешно растопыренными лапоньками во все стороны. Взяв короткую передышку и попытавшись разложить окружающий его белый шум на отдельные источники, будущий Березка протяжно взвизгнул от полнейшего непонимания происходящего, и, поддаваясь инстинктам, проворно пополз к самому родному и теплому существу.
Возле которого копошились еще двое.
Решительно протаранив брата с сестрой, малыш втиснулся между родственниками и по их примеру уперся передними лапками в живот Ласки, требуя свое молоко. Совершенно непонятно, зачем им понадобилось появляться на этот свет, но настоящее положение бок-о-бок с сестрой и братом, у источника пищи и тепла, его вполне себе так устраивало.

+4

7

— Сейчас, сейчас, — Беспокойно тараторил воитель, провожая королеву внутрь Детской. У него заметно потряхивало лапы, было такое ощущение, что он вот - вот родит сам. Он неожиданно вспомнил о том, как рожали другие кошки Речного племени. Все это было не так волнительно, как сейчас. И ведь понятно почему: это были не его дети и не его королева.

Как только тельце Ласки прильнуло к моховой подстилке, Плющевик уселся рядом, бегая тревожным взглядом по телу рожающей. Глаза были большими, испуганными, дыхание тяжелое, все тело содрогалось и это была просто ужасная картина. Но нужно было оставаться рядом, папаша это прекрасно понимал, а потому, вцепившись когтями в моховую подстилку, сидел пристально смотря на трехцветную.

" Я никогда не видел как проходят роды. Только слышал, как некоторые королевы кричали от боли, слышал писк котята, чувствовал запах крови. Сейчас, рядом не было не целителей, не каких-то опытных королев. Только я и Ласка находились сейчас в Детской. Только я мог ей помочь. Мне было не по себе, сердце стучало быстро и я просто умирал от мысли, что ничем не могу ей сейчас помочь. Боялся лишний раз шелохнуться, чтобы не помешать процессу родов. Я держался когтями за меховую подстилку, будто пытался удержать самого себя. Я будто боялся что неожиданно вскочу и убегу куда-то прочь из лагеря, лишь бы не наблюдать эту картину. Но моя любовь к Ласке сильнее собственных страхов ... наверное, именно по этому я остался."

— Все хорошо, роды это не так страшно. Всего лишь болезненное мгновение, перед многим лунами счастья, — Успокаивал Ласку полосатый. Признаться, он и сам боялся, что что-то пойдет не так. Но ведь осложнения бывают так редко, а Ласка была весьма здоровой кошкой. Никаких проблем за время беременности у нее не было, а значит, все должно быть хорошо.

Истошные, приглушенные вздохи давили коту на уши. Первый котенок стремился в этот мир и в момент, когда оглушающий писк раздался на всю Детскую, Плющевик дрогнул. Услышав слова Ласки, тот торопливо начал давать котенку все для выживания. Старательно работая языком, он старался одновременно разглядеть хотя бы мордочку своего ребенка. Однако в глазах мелькала лишь рыжая шерсть, на столько он быстро работал. Вторым малышом занялась Ласка, Плющевик же поспешно подталкивал носом первого малыша. А потом третий, им Плющевик занялся так-же. У него все так-же тряслись лапы, казалось от каждого сквозняка его потряхивало. Он уже не ведал что делает, все получалось автоматически. Прошла целая вечность прежде чем все закончилось. Трое пушистых комков нежились у живота матери, Плющевик во все глаза уставился на них, будто увидел что-то совершенное новое.

— Наши дети, — Тихо проговорила Ласка и воитель уставился на нее. Вид у нее был достаточно усталый, но неимоверно счастливый. Полосатый прилег напротив, рассматривая детей. Они больше пошли в маму, чем в серо-бурого папашу. Но он не расстраивался, ведь, три копии любимой кошки это просто прекрасно. Он, почему-то был уверен что дети будут не хуже их родителей, — Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, — Голос воина дрогнул, он прижался мордой к морде королевы, издавая сладкое мурчание. Как знал, что именно сегодня будет этот день. Он будет чувствовал сердцем, чувствовал своим отцовским инстинктом. Теперь все будет хорошо. Теперь все будет лучше, чем когда-либо было.

+2

8

Плющевик оставался рядом, даруя подруге больше сил и спокойствия в эту ночь полнолуния. Совет в самом разгаре, а мы тут рожаем. Надо же, как подумаешь, смешно. Обессиленная, но совершенно счастливая Ласка лежала на подстилке с прикрытыми глазами, словно пытаясь на чём-то сосредоточиться, найти силы для ещё чего-то. Котята совсем недолго копошились, причмокивая и попискивая, и уже через несколько минут крепко заснули у живота матери. Мерное мурлыканье Ласки слегка поутихло, будто она боялась разбудить малышей вибрациями.
- Нужно дать им имена, - прошептала королева, прерывая благоговейную тишину. Усталым, но оттого не менее счастливым взором пестрошёрстная окинула котят, совершенно здоровых и сильных, как ей казалось. С сумраке палатки сложно было в точности разглядеть все пятнышки и полосочки на их маленьких тельцах, но Ласка и не собиралась давать имена детям, полностью полагаясь на их внешность. За время беременности она развлекала себя придумыванием самых разных имён, как ей казалось очень красивых и необычных или значимых и хорошо подходящих для нравов малышей, которые она хотела воспитать. Конечно же, делилась мыслями с возлюбленным, как же без этого. - Давай ты назовёшь сыновей?
Она любовно ткнулась мордашкой в полосатую лапу, как бы собираясь с силами, чтобы произнести вслух своё решение. Это ведь очень трогательный и важный момент в их жизни.
- Я хочу назвать девочку Ясенницей, - кошка потянулась к трём маленьким комочкам, едва ощутимо касаясь носом ближнего котёнка, единственной дочери, будто бы подражая предводителю на церемонии имянаречения. Ему понравится. Обязательно понравится. С наслаждением вдохнув аромат котёнка, Ласка снова вытянулась, чувствуя одновременно, что невероятно хочется провалиться в сон и в то же время что она не может потерять ни мгновения этой чудесной ночи, когда её жизнь стала чуточку счастливее. Совсем не чуточку. Это... невообразимо. Тихое дыхание Плющевика рядом, редкое попискивание задетых во сне лапой сестры или брата котят, мирная тишина спящего лагеря - не о такой ли жизни мечтала Ласка? Пусть всё остаётся так. Пусть всё будет хорошо.

+4

9

Волнение как рукой сняло, когда в Детской наступила тишина и слышно было лишь тихое мурчание и копашение маленьких лапок. Он слышал как они причмокивали материнские соски, жадно поглощая ценное молоко. Тяжело было представить их в более взрослом виде, но так хотелось. Плющевик уже видел как отправляется со своими детьми на первую охоту. Как они отправляются в патруль и как рождаются его внуки. " Великое Звездное племя, только бы дожить. " Он с любопытством разглядывал маленькие пушистые комочки, любуясь мудреной расцветкой. Они были в мать, все без исключения, лишь некоторые взяли в себя маленькие части окраса отца. Но то было не так плохо, Плющевик только рад трем копиям своей любимой.

— Вот этот, рыженький, пускай будет Пчелкой, — Расплылся в довольной улыбке кот, — Он самый шумный, кричал громче всех, — Ассоциация с Пчелой была весьма забавной. Разве может одна маленькая пчела издавать так много звуков? Куда весомее шум от роя пчел, но это уже можно обсуждать в дальнейшем.

— Ясенница, будет так-же красива как и ты, — Сладко мурлыкнул Плющевик, ткнувшись носом в нос Ласки. Ему искренне хотелось передать все хорошие качества. Он хотел чтобы его дети были похожи на них самих. Чтобы в будущем, каждая из их семей будет крепкой и дружной. Ох, сколько же будет внуков, если у каждого будет хотя бы по два котенка. Плющевик станет самым счастливым дедом, черт его дери. Деловито пробежавшись языком по спине последнего сына, чье имя еще не было озвучено, он не долго думая ляпнул:

— Березка, — Его шкурка была и правда похожа на кору березы ... относительно. Сейчас, он практически не думал о том, какое имя дать своим детям. Он говорил первое, что приходило в голову, ведь имена не были так уж и важны в жизни котов ... или важны? Ласке очень подходит ее имя. А Плющевик? Был ли он тем самым ядовитым растением, коим его назвали далеко в детстве? Сомнительно и он несказанно рад. Имена котятам были даны весьма и весьма хорошие, спокойные, совсем не агрессивные.

— Ты хорошо постаралась, милая. Думаю, Львинозвезд обрадуется такому пополнению, — Малышам повезло родится в столь теплое время года, у них больше шансов пережить заморозки и голод. Хотя, давно ли голодает Речное племя? Рыба в реке всегда есть, редко бывают случай реального голода. В любом случае, Плющевик выбьется из сил, но найдет пищу для своей любимой и детей.

+2

10

[indent] Увы, долго малышка не проспала. Неосознанно ёрзая во сне, она слишком резко запрокинула голову, и захватчески удерживаемый в беззубой пасти сосок ушёл чересчур глубоко в глотку, уперевшись в верхнее нёбо и вызвав рвотный рефлекс, с которым столь юное, буквально ещё не обсохшее создание, разумеется, не понимало, что делать. Золотистая лишь рефлекторно разжала пасть, выпустив железу, а вместе с ней и небольшое количество недавно съеденной желтоватой субстанции, судорожно содрогнувшись всем тельцем. Кашляя и жалобно пища с явным намерением пожаловаться на постигшую её беду и крайнюю степень дискомфорта, золотистая завозилась, очевидно, подыскивая более удобное положение, которое оказалось обнаружено на спине одного из братцев. Устало вздохнув, девчушка уже готова была вновь провалиться в дремоту, утомлённая и рождением, и недавней неприятностью, но в воздухе витало какое-то непонятное сладкое торжество, и пусть речная ещё не видела и не слышала, не имела возможности понять, о чём говорили родители (как и осознанно их таковыми классифицировать, впрочем), она кожей чувствовала, что происходит что-то важное, и, натужно вытягиваясь в струнку, вопросительно верещала в надежде, что ей помогут выяснить, что же это такое волшебное, хорошее творится.
[indent] Между тем, Ласка присвоила будущей озорнице и сорвиголове её первое имя, с которым золотистая вступит в слаженную жизнь племени и начнёт знакомиться с устоями и нравами сурового, но прекрасного леса. А у входа в лагерь уже толпился вернувшийся с Совета отряд во главе с Львинозвёздом, которому вот-вот предстояло узнать о пополнении. Миры объединялись: крошечная, едва пришедшая в этот мир жизнь находила своё место, сливалась в необъятной, бескрайней жизнью родного племени, чтобы стать его неотъемлемой частью, его надёжным будущим. Ясенница.

+2

11

главная поляна >>>

Мерное тихое урчание доносилось из груди кошки. Она оглядывала котят и всё никак не могла наглядеться. Все трое так подросли, так окрепли не только телом, но и разумом. Они вели себя как настоящие оруженосцы. И вполне готовы ими стать. Нужно их отпустить. Ласка глубоко вздохнула и улеглась на своё гнёздышко, кивая своим детям на три свежие подстилки, которые подготовили оруженосцы незадолго до их возращения. Она обернулась к Ракушке и Лепесточек, удостоверяясь, что те тоже удобно устроятся. Может, этим девочкам понадобится её помощь? Вновь почувствовав вкус жизни, Ласка вдруг явственно ощутила и укор совести - две сиротки совсем не почувствовали материнского тепла, и это притом, что в Речном племени была королева, жила с ними в одной палатке и... была слишком безутешна, чтобы думать хоть о чём-то, кроме своего горя. Если Созвездие позволит... они уже едят рыбу, но, быть может, я смогу сделать хоть что-то для них. Ласка вытянула лапку и слегка подтянула ею к себе ближайшее гнёздышко, то ли смущённо, то ли виновато улыбнувшись кошечкам. Так быстро растут.
- Устраивайтесь. Наверное, вы тоже устали, - Ласка глянула на троицу, которой завтра предстояло пройти посвящение. И тут же королева вспомнила, что так и не успела рассказать детям, что именно от них потребуется. Вот клуша. Это обязанность каждой матери. - Но нам нужно поговорить ещё кое о чём.
А что Созвездие говорила об их готовности? Им наверняка хочется уже взрослеть. Хочется выйти с наставниками в лес, научиться рыбачить и драться. Всем детям хочется. Что было бы сложнее для Ласки: вновь отдалиться от них или закрыть в детской, лишив возможности расти и взрослеть? Хорошо, что выбор дан не ей. Пусть малыши обдумают всё это и дадут ответ предводительнице. Детская душа не обманет сама себя.
- Если завтра вас ждёт посвящение, то хорошо бы знать, что от вас там потребуется, - Ласка улыбнулась, остановив взгляд на Берёзке. Кто-кто, а он точно готов. Он единственный не заставлял сердце матери тревожиться. Немного грустить, да, этого сорванца Ласке будет не хватать. Но Берёзка выглядел совсем как ученик, и держать его в детской ещё хоть сколько-нибудь было бы жесточайшей ошибкой. - Когда Созвездие подберёт вам наставников, я уверена, самых достойных воителей, вы выйдете к скале для приветствия. Всё племя будет смотреть на вас, поэтому уж я постараюсь, чтобы вы выглядели безупречно, как и подобает ученикам Речного племени. Вы выйдете к своим наставникам и потрётесь с ними носами. Это древний ритуал. Наверное, он существует столько же, сколько и сами племена, - Ласка усмехнулась, укладывая гудящую от усталости голову на край подстилки.

+5

12

главная поляна --->

А палатка-то стала гораздо меньше! Распушившись от изумления, буро-белый юнец послушно семенил за королевой, с непонятным щемлением в груди осознавая, что уже завтра они будут спать в палатке оруженосцев - большой, просторной и... без Ласки.
И как-то резко захотелось прижаться к светлошерстной красавице-королеве, чтобы еще разок задремать в ее лапах.
А вот и подстилка! Заменили, наверное, и не раз, но было так славно перескочить через край, покружить на месте туда-сюда и плюхнуть пятую точку ровно в центре - а вы все давайте, укладывайтесь вокруг юного заводилы.
Под сладкий зевок буро-белого Ласка сказала, что нужно поговорить еще о чем-то эдаком, и малыш звонко захлопнул пасть, вглядываясь в мордашку матери с наклоном головы бочком.
- Когда Созвездие подберёт вам наставников, я уверена, самых достойных воителей, вы выйдете к скале для приветствия, - и глаза у Березки загорелись так, что, казалось, всю палатку осветят.
- Всё племя будет смотреть на вас, поэтому уж я постараюсь, чтобы вы выглядели безупречно, как и подобает ученикам Речного племени. Вы выйдете к своим наставникам и потрётесь с ними носами. Это древний ритуал. Наверное, он существует столько же, сколько и сами племена, - ворковала королева, пока Березка, слушавший особо внимательно, ме-е-е-едленно оседал, растягивался возле передних лап королевы. Глаза слипались, малыш моргал все медленнее, и под мерное звучание голоса заснул, уткнувшись лбом в шею Ласки, словно под старую и забытую колыбельную. В голове мелькали образы самых достойных воителей, и Березка, почти-почти задремавший, представлял то Медведицу, то Сердцедуба с Бураном...
Еще один счастливый малыш на целую палатку.

----> сон и к посвящению готов

+5

13

[indent] Вжав голову в плечи, Лепесточек плелась позади всех. Ей было неловко за свое присутствие в этой семье пусть и радовалась за всех она от всей души. Подобно навязанному Ласке грузу, котенок буквально физически чувствовала, что ей приходится отвлекать королеву одним своим существованием. Возможно, белоснежка излишне принимала все близко к сердцу, но вряд ли недолюбленный ребенок будет чувствовать себя счастливым и полноценным. Слишком удачно должны сложиться звезды для этого.
[indent] Безусловно, королева не должна была тратить свое время и энергию на сироток. Но до того, как Ясенница, Березка и Пчелка пропали, они были одной семьей. Как выяснилось нет. Горе слишком сильно подкосило Ласку, от чего сестренки остались сами по себе. Лепесточек никогда не обсуждала свои душевные терзания с Ракушкой. Боялась показаться слабой, да и клеймо нытика не особо прельщало зеленоглазую.
[indent] Котенок улеглась на соседней подстилке, стараясь не смотреть на счастливое семейство. Уткнуться бы сейчас мордочкой в сестру и уснуть. Никого у них нет кроме друг друга. И вряд ли когда-нибудь появится. Их должны будут посвятить совсем скоро и тогда и Ракушка от нее отдалится полностью погрузившись в тренировки. Лепесточек шумно выдохнула, когда их подстилка поехала, наскоро вытирая мокрые глаза лапой. Резко обернувшись, она увидела Ласку, что подвинула сестренок ближе к себе.
[indent] Рассказ о посвящении Лепесточек слушала очень внимательно, ведь им тоже это скоро пригодится. И готовить к посвящению сестренки будут друг друга вдвоем, вылизывая шерстку до блеска. Картина не самая веселая, но может все оно и к лучшему? Березка засопел первым, Лепесточек же то и дело впускала и выпускала когти от смущения, стеснения и неловкости. Внезапно, она подняла взгляд на королеву и тут же отвела его.
[indent] - Прости, за то что мешаемся... - вполне искренне извинилась Лепесточек, освобождая личное пространство семьи.

+4

14

>главная поляна

Впервые за такой большой отрезок времени, Пчелка почувствовал себя дома. Запах детской наполнил его легкие приятным пряным ароматом молока, отчего он, взвизгнув, поежился и весело зашагал к палатку. Ласка совсем не изменилась, зато вот Ракушка и Лепесточек вымахали в огромных пушистых кошечек, в которых уже сложно было узнать прежние взъерошенные пищащие комочки. Медно-палевый последовал за мамой, усаживаясь прямо возле нее. Спать совершенно не хотелось. Казалось, что если она закроет глаза, то на утро обязательно окажется вновь в лагере Ветра. Нет, он конечно уже обвыкся с той обстановкой, но Река... вот настоящий дом. Приятный рыбный запах, журчание реки, колышущиеся на ветру ивовые ветви - это ли не счастье?
- О чем поговорить, мам? - Пчёлка прижался к Ласке, плотно зарываясь в ее мех. Не хотелось ее отпускать. И до сих пор не верилось, что это не мираж. Что мама рядом. И теперь всегда будет рядом.
"Я буду защищать тебя, мамочка. Буду самым лучшим сыном, честно-честно. И никогда больше не буду убегать из лагеря без взрослых."
Детский, наивный разум очерчивал будущее таким семейным, словно Ласка до самой старости должна была находиться возле своих детей. Пчелке так этого не хватило в детстве. И недостаток общения с матерью выливался в абсурдные, хаотичные мысли. Хотя, почему абсурдные? Малыш и впрямь хотел бы посвятить свою жизнь маме. Самой прекрасной кошке на всем белом свете!
- Посвящение? - Пчёлка даже немного растерялся и развесил уши по сторонам. Ведь только вернулись, а уже хотят снова их разлучить! Еще сильнее прижавшись к маме и, обхватив ее лапу своими передними лапками, палевый тяжело вздохнул.
Готов ли он к новому этапу своей жизни? Готов ли вновь потерять свою семью, только-только ее обретя. И пусть мама всегда будет рядом, она не будет настолько близка с ним, если Пчёлке придется стать оруженосцем. Голова затрещала от сомнения. И пока мама рассказывала про обряд посвящения, Пчёлка растерянно глядел на своих сестер и брата. Интересно, а они были готовы?
- Мам, а меня тоже будут посвящать? Щербатая, а теперь и Сивая, говорили, что у меня что-то со слухом. Созвездие разрешит? - о, он бы хотел, чтобы это стало его универсальной отмазкой. Признаться всем, что он не готов = показать слабость. А слабым казаться не хотелось.
— Прости, за то что мешаемся... - Пчёлка оторвался от Ласки, заметив Лепесточек. Добродушно мурлыкнув, он мило, но не без напряжения (уж так настораживало грядущее посвящение), улыбнулся.
- Иди ко мне! Вместе теплее, - Пчёлка простецки поманил названую сестру к себе хвостом, - Ты мне расскажешь какую-нибудь интересную историю? Я уверен, у тебя таких накопилось много. Я бы с удовольствием послушал!
Было желание - отыграться за все потерянные луны и восполнить запасы эмоций. Хотелось вновь стать семьей.

+5

15

Королева видела, как малыши постепенно клюют носами, убаюканные её негромким нежным голосом. Ласка не могла сдержать восторженную улыбку. Наконец-то её дети дома. Едва ли она могла представить, как сильно повлияет это на её истерзанный рассудок. Но котята буквально вдохнули в неё жизнь. И пусть у них осталась всего одна ночь с матерью, ей было достаточно и этого. И спать почти не хотелось.
— Мам, а меня тоже будут посвящать?
Ласка склонилась к пушистому комку рыжего меха и легонько потёрлась о его загривок, пройдясь языком по наиболее встопорщенным участкам шерсти. О, милый Пчёлка... Сколько раз его мать думала об этом, не находя себе места и волнуясь о будущем сына? С раннего детства эта проблема тревожила кошку. Но она молчала, обсуждая это разве что с Плющевиком. Он, конечно, пытался утешить. Всё будет хорошо, родной.
- Я уверена, всё будет в порядке, - грусть мелькнула в её взгляде против воли на одно мгновение. - Это не станет проблемой.
Берёзка и Ясенница скоро засопели. А вот сестрёнки, принятые Лаской под крыло, видимо, чувствовали себя не в своей подстилке.
— Прости, за то что мешаемся...
Королева удивлённо вскинула брови и обескураженно улыбнулась. Она наклонилась к Лепесточек и аккуратно ткнулась носом в маленькое ушко.
- Что ты такое говоришь? Мы все семья, - кошка говорила искренне. Она действительно чувствовала вину за то, что так надолго оставила девочек. Но Ласка любила всех котят до единого. Места в её нежном сердце хватало на всех речных котов. И оттого эти извинения Лепесточек вызвали искреннее недоумение. Они думают, что остались одни после смерти матери, но это не так. Они никогда не будут одни. - И завтра вы все как братья и сёстры выйдете к наставникам, чтобы встать на путь оруженосцев. Я буду гордиться вами всеми.
Ласка лучисто улыбнулась белой кошечке и замурлыкала, сворачиваясь на своей подстилке, до последнего переводя взгляд с одного котёнка на другого. Рассвет приближался.

>>> короткий сон >>> главная поляна

+5

16

главная поляна ---->

Малышне, оставшейся в лагере, и без того хватило потрясений: посвящение, военный поход соплеменников, общее волнение. А потому Ручей, едва почувствовав, как накатывающий за отряд страх превращается в тянущую физическую боль, едва не проворонила тот момент, который должна была бы тихо-мирно дожидаться в палатке королев и котят.
Потому что смазанный переход от беспокойства за битву к началу (а это определенно они) родов оказался быстрым, резким, и Ручей хватило самообладания только умоляюще глянуть на Ласку.
- А Сив-вой еще нет, да? - беспокойно кружа на более-менее чистой подстилке, серенькая мерила шагами узкую палатку, не находя себе места. Беспокойно копошась, она взбивала мох, хлестала себя хвостом и то и дело выглядывала из детской, даже не зная, кого хотела бы видеть больше: Бурана или Сивую, которая так надолго ушла к грозовым лекарям.
- Ласка, болит как, - шептала себе под нос Ручей, попытавшись лечь: неудобно. Неуклюже перевернувшись на другой бок, она вроде успокоилась - и тут же поднялась снова, чувствуя, как накатывающий мандраж не давал взять себя в лапы.
Ничего, Ласка рожала, она поможет. Главное чтобы... о-о-о-ох, как же больно...
А эта самая боль только усиливалась: от притупленной боли схваток до резкой - когда на свет начал появляться ее первенец. Ручей зажмурилась, зажала зубами мох и напряглась всем телом, давая жизнь своему первому котенку.
- Ласка, ты здесь? Только не уходи, Ласка, миленькая... - чувствуя, как немеют лапы, беспокойно заерзала серая, боясь перегнуться, чтобы глянуть на первого малыша: а вдруг что-то не так?

+10

17

главная поляна >>>

Ласке не потребовалось много времени, чтобы понять, что тот самый момент наступил. Она счастливым взглядом провожала Ракушку в её первый патруль, как вдруг заметила, что Ручей перестала улыбаться, а её голубые глаза забегали из стороны в сторону. Обеспокоенным взглядом королева окинула раздувшиеся бока, которым совсем не долго оставалось оберегать малышей внутри. Да, милая, их там точно больше одного.
Ласка тихо попросила Пчёлку погулять, многозначительно кивнув. Умный мальчик, не станет расспрашивать, даже если не поймёт в чем дело. Кошка поспешила следом за Ручей, которая скрылась в яслях очень быстро.
- Ещё нет, - пестробокая сохраняла голос спокойным, чтобы не нервировать Ручей ещё больше. Она уселась у самого входа, одновременно и загораживая его, чтобы любопытные морды не помешали будущей матери, и готовясь чуть что окликнуть целительницу, когда та объявится на пороге. Ласка то и дело возвращалась взглядом к Ручей, что в волнении мерила шагами палатку и часто с придыханием что-то шептала.
- Сосредоточься на схватках, - вдруг сорвалось с языка, хотя поначалу королева не хотела отвлекать молодую кошку, зная, что той сейчас не до советов. Но это же важно? Мне говорили важно. - И дыши ровно, ни на что не отвлекайся.
Как глупо это, должно быть, звучало. Но с каждой минутой обеспокоенных движений Ручей Ласке всё больше становилось её жаль. Ещё и эта битва. Буран ещё там. Бедняжка, она должна быть сильной, ради своих детей. Когда серая красавица наконец опустилась на подстилку, раскинув лапы, Ласка не выдержала и поспешила присесть рядом с ней. Белая лапка аккуратно опустилась на живот. Так делают целители? Королева чувствовала движение внутри, но ей тяжело было понять, что оно означает - готов или нет котёнок начать свой путь? Всё-таки она не лекарь.
- Старайся, дорогая, ты должна. Ради котят ты должна постараться, - видят предки, это было лучшей мотивацией. Ласка почувствовала, как тельце Ручей содрогнулось. Ещё немного.
Первый котёнок увидел свет. Пестрая кошка быстро подхватила его и, спешно раскусив пузырь, начала вылизывать. Послышался писк. Лучезарно улыбаясь, королева подняла голову на подругу.
- Смотри, какая прелесть - радостно урча, Ласка бережно поднесла малыша к животу роженицы. - Сейчас будет небольшая передышка. Ты отлично справляешься.
Ручей и правда держалась с завидной стойкостью. Если их будет трое, как и у меня, всё будет в порядке. Хотя, она и с большей оравой управится.
- Всё идёт хорошо, - она знала, что во время родов это один из самых волнующих вопросов. И Ласка нисколько ни лукавила, успокаивая Ручей. Кошка склонилась и лизнула молодую маму в серый лоб, желая хоть как-то утешить. Чудесно, дорогая.

+5

18

Ничто. Такое пронзительно-тихое и кромешно-темное ничто. Никаких тебе звуков, ни единого, даже самого слабого запаха, даже простейших ощущений и тех не так много, лишь вроде как изредка что-то пихается рядышком. Однако и этого ты не чувствуешь. Да и вообще ничего не чувствуешь. Вроде бы уже существуешь, а вроде бы и еще нет. Ты никто и ничто, пока не доказано обратное. Пока не случился Великий Переход. Переход между бытием ничем и чем-то. Между полной тьмой несуществования и ослепительным светом жизни. Между теплом полной защищенности и непривычным холодом неизвестности. Между спокойной, умиротворяющей тишиной и резким, оглушительным звуком. И Переход этот не заставил себя долго ждать, принеся с собой сумятицу, хаос, нарушение мира и спокойствия.

Разрушение всего, что было, чтобы построить то, что будет...

Крохотное непонятное существо глухо шлепнулось на подстилку мха и тростника. Не больно - оно еще не знало и не могло знать о боли. Не колется - подстилка умята и приятна. Первое ощущение - лишь жуткий внезапный холод, неосознаваемый таким словом, но от этого не менее существующий. И еще как-то уж очень тяжело в теле, все словно гудит и совершенно непонятно себя чувствует. Но это определенно нехорошее, неудобное. Первый и, будем надеяться, последний раз в жизни существо испытало невозможность дышать. Но затем что-то еще прикоснулось к нему, и следующим новым ощущением стала шершавая теплота кошачьего языка. А вместе с ним пришло и новое, удивительнейшее действие. Прохладный, живительный воздух мигом наполнил малюсенькие легкие, крохотный ротик медленно, но верно раскрылся, издав тоненький, слабый, но уже весьма отчетливый, упрямый звук, которого сам же источник и не услышал.

Ну а затем существо слегка подняли вверх, так как под лапками пропала всяческая опора, и сразу захотелось повторить тот же звук, чтобы выразить хоть что-то в ответ на столь непонятное поведение. Однако не успело оно разразиться праведным писком, как его уже вернули обратно на твердую поверхность, совсем рядом с чем-то большим, приятным, тёплым. Присутствие и близость этого Большого Тепла пробудило самое важное из пока что освоенных и прочувстованных существом вещей. Оно разбудило древний инстинкт, заложенный в каждом, сопровождающий каждого кота и каждую кошку на всём пути их жизни и далее. Голод пробудил память поколений, передавшуюся этому крошечному созданию, и оно медленно, слепо, но упорно поползло вперед, хоть и сделав буквально два малюсеньких движения, прежде чем упереться в Большое Тепло.

Не чувствуя пока что ни единого запаха, но точно зная по мягким, настойчивым подсказкам внутреннего голоса, что следует делать и где искать, существо наткнулось на необходимый ему источник пищи. Пища? Да, очередное новое открытие. Сколько-то их еще будет на её пути! Большое Тепло, дающее вкусную, приятную пищу, слегка вибрировало, иногда приходилось мять его внезапно обнаружившимися лапками, но в целом это было весьма продуктивно и даже интересно. Что-то на время прерывало деятельность существа, не знавшего, что рядом есть и другие такие же, что оно даже не первым, а лишь вторым ощутило на себе Великий Переход. Наконец-то, удовлетворив первую потребность, существо почувствовало, что мир начинает растворяться. Оно еще толком не успело ничего узнать, даже самого себя понять не успело, а уже снова все забирают. Несправедливо!

Котёнок задремал.

+9

19

Ручей дышала часто-часто, чувствуя, как взмокла на загривке шерсть. Задние лапы были неприятно влажно-липкими, и в один момент молоденькая королева захныкала в мох, едва почувствовала, как первенец - прелестный сероватый малыш - впился и принялся сосать ее молоко.
Предки, это было секундное, но такое колоссальное облегчение.
Ласка была рядом: вот это успокаивало. Она светлым видением сидела у изголовья роженицы, неустанно следила и говорила что-то, чего Ручей разобрать не могла - но негромкий голос истинной королевы убаюкивал и приносил покой.
— Смотри, какая прелесть — и урчание Ласки эхом породило урчание серенькой воительницы, которая, единожды глянув, уже не могла отвернуться от своих котят.
Своих котят.
Самые что ни на есть наши с Бураном. Наши. Котята. Подумать только, они такие... мои!

— Сейчас будет небольшая передышка. Ты отлично справляешься.
Шершавый язык кошки коснулся лба, и серенькая прикрыла глаза, переводя дух на мгновение. Ощущение жизни у себя под боком дарило силы и порождало глубинное любопытство: а сколькими котятами их с Бураном благословили предки?
— Всё идёт хорошо.
- Ох, Ласка, - благодарно уткнувшись лбом в лапу королевы, Ручей зажмурилась и сдавленным рыком помогла себе дать жизнь еще одному котенку, которым - предки, спасибо тебе! - тотчас же занялась Ласка.
И еще одним котенком.
И...
- Еще? - на последних, уже знакомых схватках ахнула серая, бессильно откидываясь на подстилку. Правда, безжиненно повисшие ушки напряглись мгновенно, заставляя ее поднять голову: на поляне послышались голоса, и Ручей уже не могла не думать о товарищах, которые вернулись.
Все ли?..
Последний котенок появился на свет, четвертым комочком приткнувшись к братьям и сестре. Тяжело дыша, серенькая откинулась назад,  влажным блеском глаз поглядывая на Ласку.
- Спасибо тебе, Ласка, спасибо, я... Он пришел? Позови его, Ласка, я так боюсь за него, - глубинное, искреннее рвалось наружу, вместе со слезами облегчения: малыши появились на свет, целых четыре еще влажные разномастные спинки.
И сейчас нужен был только Буран.
И все будет хорошо.

+9

20

начало игры
Невероятно легко и прекрасно воспринимать всё, как единое целое. Наверное, это - одно из самых масштабных заблуждений, которое вообще существует: пока будь то котёнок, ягнёнок или вообще не есть кто находится глубоко в материнском утробе, он даже не догадывается, какой сложный и опасный, хоть и интересный мир его поджидает по ту сторону рёбер матери, там, где далеко не так же тепло, а родное большое сердце не стучит так громко. Спроси ведь кого из тех, кто ещё и одного вдоха сам не сделал, хотят ли они наружу, и многие бы поди отказались.

Минимальное количество лишней информации вместе с отсутствием предметного восприятия мира как такового, не подсознательное его отрицание, а абсолютное неведение, которое невозможно нарушить никаким ликбезом, никаким наставником, никакой истиной, потому что это, признаться, истиной и будет. Клин нельзя вышибить клином, потому что клин - это имя собственное, а предметного восприятия у нас нет! А ещё здесь тепло и нет ничего такого, что кто-то где-то мог бы назвать голодом, холодом и неуютом. Конечно же, иногда кто-то где-то двигается, иногда пространство сгибается, но это так - мелочи, к этому можно привыкнуть, ведь здесь невероятно спокойно! Звуки были чаще довольно приятными, и они успокаивали. Впрочем, спокойствие было тут стабильно, как и совершенно всё остальное: вокруг ничегошеньки не менялось. Маленькое котоподобное существо, смахивающее на криво-косо развитую креветку, было тут абсолютно счастливо.

«И куда вы отсюда пытаетесь меня выдавить?»

Котёнок без имени и толкового сознания даже не знал, что что-то когда-то поменяется, не знал даже течения времени, как не мог определить и того самого дня, с какого его мысли вообще стали считаться за мысли, если он, конечно, уже наступил. Но такое резкое, неприятное и, честно говоря, очень пугающее движение, которое сжало наше существо чуть ли не в ком ровной круглой формы, зашевелило его и подвигало непонятно куда, подвергая таким ощущениям, какие он ещё не испытывал!.. Если бы она уже могла негодовать, то точно занялась бы этим.

Правда, ровно до того момента, пока не шмякнулась бы на пол. Мягкий шлепок на твёрдую холодную поверхность, всё холодно, всё мокро, всё очень-очень странно и ощущается кожей совершенно по-другому. Малыш сумел только отчаянно заорать, толком даже не отдавая себе отчёт в том, что да, это он сам издаёт какие-то звуки, требуя, чтобы ему срочно всё-всё объяснили о том, что за дичь сейчас только что произошла. Истошный дикий визг смог только немного приглушить большой шершавый язык, заботливо опустившийся котёнку на голову, согрел и облегчил попытки дышать самостоятельно. Какая-то элементарная инерция и неожиданные желания, которые словно родились вместе с нашей героиней разом, помогли ей добраться до первого источника пищи, но на большее сил не хватило - котёнок уснул очень быстро, очутившись уже обложенным со всех сторон чем-то ворсистым и тёплым.

+7


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » детская