У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна


главная поляна

Сообщений 181 страница 200 из 297

1

http://s9.uploads.ru/qQi45.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">Л</size></b><font size="2">агерь племени Теней предсказуемо очень хорошо скрыт от посторонних и даже при большом желании чужаки вряд ли смогли бы отыскать его.  Местность вокруг него очень густо засажена соснами, елями, пихтами и прочими преимущественно хвойными деревьями, чьи кроны пропускают минимальное количество света под свои сени. Пройдя сквозь их обильные ряды, можно наткнуться на  сплошную стену из терновника и ежевики, что произрастает плотной ограждением вокруг лагеря, в котором не сразу можно обнаружить узкий просвет, служащий входом внутрь. Пройдя сквозь него, мы можем увидеть, что представляет собою сердце Сумрачного племени: продолговатая неширокая поляна, по разные стороны от которой располагаются палатки котов: оруженосцы и воители спят по соседству; целительская и детская близки относительно друг друга, а старейшины же обитают в отдалении ото всех, ибо тем нужен покой. В конце всей поляны, параллельно ей самой, вытягивается остроконечный утес, с которого обычно вещает предводитель и в расщелине которого находится его обиталище.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

0

181

— Ты права. Странная.
Мошка облегченно улыбнулась. Приятно знать, что ты не одна такая! Тем более, от того, кто вырос в Племени, привык к этому!
— Переживаешь о своём грядущем посвящении в воительницы? Твоё имя станет иным.
— Я больше переживаю, что не изменюсь. Я не особо хочу - но этого от меня того-этого, желать будут. Так? Я думаю, так. Просто... Ты зовёшь меня Мошкой, но я до сих пор... Мявра. Мявра эт моё старое имя, если чё. Мне его дали за то, что я кричала подобным образом, когда мне драли хвост. Хехе. — Кошка попробовала своё старое имя на вкус. Она не могла не признать, но оно чувствовалось намного роднее. — Я...
Я боюсь взрослеть. Оч боюсь.
— Просто... Если я как Ива... И, и остальные? Ммм... Если я полностью изменюсь - как я могу быть уверена, что это по-прежнему буду я? — Мошка дёрнула ухом и посмотрела на Луну. — Я стану как моя наставница? По ней и не скажешь, что и она когда-то была одиночкой. Я стану как Ива? Мы с ней чуточку похожи, она тоже чёрно-белая, но такая... Ух, какая...
Ой. Ой-ой-вэй. "Чёрное". "Белое". МАТУШКИ-КОШЕЧКИ, Я ТАКАЯ ГЛУПАЯ!
— Сойкоглаз... Ты... знаешь, что такое цвета? Я всегда забываю про твоё, эм... Ха-ха! Ну то понял. Так вот. Эм. Цвета? Ну, знаешь. "Чёрное". "Белое". Я, эм, ха, я понимаю, что ты их не видишь... — Теоретически, он всегда должен видеть чёрный цвет? Нет? — Так, эм... тебе кто-нибудь... пояснял? Ты того-этого, не обижайся, если что. Я не обидеть хочу, я просто хочу сменить тему, чтобы ты не подумал, что я унылая бубука. Ха!
Лучше бы я начала говорить о бабочках. О чём угодно. Я так не хочу его обижать. Мошка искоса посмотрела на старейшину. НО МНЕ ТАК ИНТЕРЕСНО, Я ЩАС УМРУ.
— Я, если чё, могу попробовать пояснить!
Эт звучит как забавная игра!
— Эт звучит как забавная игра!

Отредактировано Мошка (12-12-2018 13:25:22)

+4

182

> из лоу
Стрижик отстранено сидел у палатки оруженосцев и наблюдал за происходящем на главной поляне. Всё, что произошло, не могло не повлиять на молодой разум. Сон сбился, котик ходил понурый, не видел радости в тренировках. Через пару дней его энергичность и энтузиазм обещали вернуться, ну а пока ему оставалось лишь глазеть на соплеменников, шныряющих на главной поляне.
Вздохнув, Стрижик лег, подмяв под себя лапки и выпустив порцию воздуха из легких наружу. Затем с интересом склонил голову, следя за тем, как белесый пар поднимается ввысь, и растворяется через пару секунд. Это навеяло мысли о том, что все не вечно, и какая-то тоска одолела оруженосца.
Может зайти к Ивушке? - забывчиво пронеслось в голове ученическое имя новой целительницы сумрачного племени. Нужно обязательно вечером попросить маковых семян, чтобы я мог заснуть...
Шоколадная шерстка ученика неприятно встопорщилась, на мордочка искривилась. когда в голову прокрались воспоминания, воспоминания ночного сна, такого беспокойного, кончающегося либо падением в бездну, либо другой смертью, и не только самого Стрижика.  Видимо, вид мертвой целительницы настолько ошеломил молодой разум, что осознание смерти никак не хотело покидать молодую голову, и ночами ученик почти не спал. Да и стал более... пугливее? Настороженнее? То и дело шарит глазами по окрестностям, а от каждого легкого звука шерсть топорщит.
Настал сезон Голых Деревьев, но оруженосец не особо радовался этому. Это был первый холодны сезон в его жизни, но, измученный страхами, он не мог обращать внимание на изменения в природе.

+2

183

Мошка была болтлива, не в пример обычному, но Сойкоглаз только отстранённо улыбался, наслаждаясь ничего не означающей беседой. Суетливые – быстрые, встревоженные, точно певчие птицы, вспугнутые неловким охотником – её слова метались вокруг старейшины кружевными хлопьями снега, и тот позволял им виться и резвиться в своём беспорядочном танце и лишь изредка вставлял ответные реплики.

Разве тебе стоит меняться? – удивлённо склонил голову набок пятнистый кот, заслышав первые тревожные ноты в голосе соплеменницы. – Ведь ты хороша тем, какая ты есть. Как и каждый из нас. И новое имя и новые обязанности не должны тебя пугать. Ну, мне так кажется, – неловко рассмеялся он. – К слову… Я надеюсь, сейчас твой хвост в порядке.

И Мошка продолжила. Говорила, легкомысленно порхала с одной темы на другую, неосознанно увлекая за собой и своего собеседника, и неизбежно пришла к тупику: врезалась в то самое чувство такта, которое Сойкоглаз ненавидел до зубного скрежета.

«Никто не хочет ранить чувств калеки, – прикусил он кончик языка и уткнулся носом в грудь. – И этим делает только хуже. Предки, Мошка, неужели и ты туда же?..»

Цвета?.. – помедлил старейшина, стараясь скрыть раздражение за простым взмахом хвоста, и вновь вскинул на ученицу монохромно-голубой взгляд. – Я… Да, знаю. Я выучил. В палатке старейшин не особенно много развлечений, знаешь ли, так что я могу назвать окрас – цвет, да? – каждого кота нашего племени, – тонко усмехнулся Сойкоглаз и тут же хитро прищурился. – Вот только… Зачем это мне? – Он замялся. Задел клыком нижнюю губу и потупился; а затем тихо засмеялся, возвращая голосу прежнюю наигранную беззаботность. – Я ведь даже не смогу увидеть их удивлённые морды, когда скажу, что серо-белая шерсть Ивы сегодня особенно красиво лоснится. Красиво… Кстати об этом, – горько хмыкнул пятнистый кот, прервав себя на полуслове. – Столько понятий, от которых я бесконечно далёк. Что принято считать красивым? Как это – красиво? И как – уродливо? И как понять, что на самом деле красиво, если у каждого своё восприятие? Я много думал над этим. И слышал много разных версий. – Подвернув под себя лапы, Сойкоглаз устроился на земле и положил на них подбородок. Разговор обещал быть долгим. – Эй, Мошка, а расскажешь мне свою?

+5

184

[indent] → откуда-то с охоты типа
[indent] Лес смолк. Совсем недавно Сумеречник слышал переговоры пернатых у себя над головой, чуял запахи дичи, витающие повсюду, да чувствовал под лапами упругую сосновую хвою, полностью укрывавшую весь бор. А зимой всегда тихо. Пахнет свежо, пахнет морозом. Но вот живот-то тихо бурчит, напоминая про сытные времена, когда в листве шуршали упитанные землеройки. Здесь же все смолкло. Воитель вдохнул морозный воздух, который, по ощущениям, заморозил его самого изнутри, инеем покрыл колючим. Но Сумеречник продолжил свой путь, пробираясь сквозь небольшие сугробы, держа в пасти лишь небольшого воробья.
[indent] Только утро, а еще темнота. Выйдешь хоть пораньше на охоту, хоть уже под полночь, результат тот же – темно и дичи почти нет. Впрочем, на что Сумеречнику не приходилось жаловаться, так это на густую шерсть, которой сейчас он был благодарен за тепло. Вот только жаль, что уже знойным летним днем он будет проклинать ее в который раз. Сощурив янтарные глаза, кот задержался взглядом на колючей изгороди, чуть прогнувшийся под слоем снега и вернулся в лагерь.
[indent] Снег под лапами холодит подушечки лап, но кот уже успел привыкнуть к позабытому ощущению. Лагерь как лагерь. Кто расположился по краям, завтракая, кто уже ушел патрулировать. Отнеся воробья в кучу, Сумеречник недовольно скривился, отметив, что воробей выглядит очень жалко в этой хиленькой кучи дичи. Да и можно ее вообще так назвать? Кот сдержал еще и разочарованный вдох, решил перекусить и, может быть, Крушина доверит ему возглавить и отвести патруль куда-нибудь к границам.

+2

185

— Разве тебе стоит меняться?
— Не знаю. Типа? В этом идея? — Я тут чё, зря расстраиваюсь? Э-э-э-э.
— Ведь ты хороша тем, какая ты есть. Как и каждый из нас. И новое имя и новые обязанности не должны тебя пугать. Ну, мне так кажется.
Мошка растёрянно опустила взгляд. Стойте. Мне никто никогда такого не говорил! Уж я-то помню. "Ты глупая". "Ты шумная". "Ты бесполезная". "Ты мясо". Это нормально? Я могу остаться такой?.. Мошка испуганно подняла взгляд на старейшину и попыталась влить всё своё чувство благодарности в следующую фразу:
— А-э-э... Пф-ф-ф! Ха-ха. Эм. Спасибо?
Никто никогда не догадается, что я чуточку смущена. Никто.
— К слову… Я надеюсь, сейчас твой хвост в порядке.
— Иногдаболиткдождюатакничегострашногохаха! — Протараторила с энтузиазмом Мошка, обрадованная возможностью уйти от темы.
— Цвета?.. Я… Да, знаю. Я выучил. В палатке старейшин не особенно много развлечений, знаешь ли, так что я могу назвать окрас — цвет, да? — каждого кота нашего племени,
— Ва-а-ау! Это же... типа. Многа!
— Вот только… Зачем это мне?
— Понятия не имею! — А правда, зачем? Эх-ма...
— Я ведь даже не смогу увидеть их удивлённые морды, когда скажу, что серо-белая шерсть Ивы сегодня особенно красиво лоснится. Красиво… Кстати об этом/ Столько понятий, от которых я бесконечно далёк. Что принято считать красивым? Как это — красиво? И как — уродливо? И как понять, что на самом деле красиво, если у каждого своё восприятие? Я много думал над этим. И слышал много разных версий.
Чего-о-о? Мошка наклонила голову на бок. Так, падажжи...
— Эй, Мошка, а расскажешь мне свою?
— Свою... теорию... красоты? Пф, легко! — Мошка задумалась. — А не, наврала. Не легко. Ну я-то с этим справлюсь! Э-э-э...
Может, вспомнить моих бывших? Не-е, плохой пример. Я больше задумывалась о выживании и его положении, чем о красоте. Хмм, хмм, это очень сложная игра! Мошка начала осматривать всех присутствующих на поляне. Все красивые! Все симпатяжки!
— Я типа люблю всё, что движется, ага? Но, эм... — Мошка неопределённо повела плечами. — Если говорить о внешней красоте... То оч важна сим... миметрия. Меметрия. Во. Эт когда справа и слева всё одинаковое, если чё. Бывает, что у котика там лапа одна короче другой. Или глаз один большой, а второго ваще нет. Эт не оч красиво. Это может быть уродливо. Пара-тройка шрамов для кота может быть просто вкуснейшим зрелищем для глаз - они показывает что он типа сильный. Но если эти шрамы оставляют залысины, если эти шрамы коверкают тело, меняют его форму, слишком видны, если... если напоминают о смерти, о хрупкости тела...
Мошка посмотрела на свои лапы. Сейчас всё заросло.
— Примерчик: я. Когда я голодаю, мои шрамы становятся видны. Я становлюсь уродливой. Это даже на ощупь неприятно! Эть тоже влияет - если котик на вид неприятнотрогательный, с ним общаться не хочется, не-не! — Мошка встрепенулась. — Ну и ассоциация с цветами оч важна для некоторых, конечн. Мне не критично, но я люблю сравнивать тех, кто мне мил с... чем-нибудь.

Отредактировано Мошка (13-12-2018 23:29:02)

+8

186

/начало игры
Пузырник встречает похолодание как потерянного любимого брата и подставляет морду горстям первого снега. Налипший на шерсть, он почти что сливается с черно-белой пестротой, и будто бы оно так и надо. Снегопад похож на то, если бы звездный свет просыпался через тучи и попытался укрыть и обнять, и Пузырник ненадолго прощает ему серое небо. В колючем языке мороза ему мерещится Саламандра — взбодритесь, прижгите холодом раны, может быть.
[indent] Пузырник греет нос в загривке сестры, а потом расстроенно сопит, когда у нее находятся дела. В ожидании того, чтобы его определили к новому наставнику — временному? не верится, слишком обреченно по хребту ползает предчувствие, скатывается в ребра и к кончику хвоста каждый раз, стоит подумать о прошлых трех лунах своей ученической жизни, — он вовсе не чувствует себя бесполезным, только запрет выходить в лес без взрослых едва-едва горчит на зубах остатками мышиной желчи. В лагере полно работы, для которой не нужно сильно напрягать голову, и оруженосец не спешит напрашиваться воителям, чтобы взяли тренироваться.
[indent] Он долго лежит, развалившись на три пустые подстилки, пока призрачное тепло соседей не растворяется. Забыв об умывании, выбирается из палатки, жмуря глаза. Неловко вдыхает стылый воздух и чихает громко, встряхнув ушами.
[indent] — Чтоб ты сдох, зараза, через сто лун, — Пузырник бормочет в усы стариковскую присказку, только теперь замечая лежащего почти у входа Стрижика. — О, — тянет виноватую улыбку, — я не напугал?
[indent] Рядом с младшим садится, рассеянно зевает, проглатывая мысленное "добрая охота" Сумеречнику — судя по виду воина, доброй он ее не считает, а Пузырнику не хочется его раздражать. Голод лежит в животе безвредным комком и не мешает, ученику легко не думать о нем. Правда, взгляд и мысли чуть плывут, как тонкая корка льда под солнцем, но это еще от сонливости.
[indent] — Утречка, — произносит куда-то в пустоту, перемешанную с мелкой снежной крупой. Прислушивается к разговорам и лагерным шорохам, слабыми взмахами хвоста отгоняя тревогу, неясную, но настойчивую.

Отредактировано Пузырник (09-01-2019 20:40:42)

+1

187

Сойкоглаз мерно покачивал кончиком хвоста в такт словам соплеменницы. Его клонило в сон, а мелкий снег, сыплющийся с небес, едва ощутимо задевал шерсть, и словно бы ещё больше убаюкивал пятнистого кота.

Я типа люблю всё, что движется, ага? — совершенно бесхитростно поведала Мошка, и старейшина молча улыбнулся себе в усы и негромко заурчал. — То оч важна сим... миметрия. Меметрия.

Симметрия, — мягко поправил он и с интересом вслушался в дальнейшие разъяснения. Подобной версии Сойкоглаз ещё не слышал, но ему было приятно, что соплеменница старается объяснить так, чтобы и ему, коту, лишённому зрения, было всё понятно.

Примерчик: я, — между тем продолжала разглагольствовать ученица, явно войдя во вкус и чувствуя себя настоящим рассказчиком. — Когда я голодаю, мои шрамы становятся видны. Я становлюсь уродливой.

Уверен, ты всё же очень красивая, — тепло улыбнулся старейшина и машинально дёрнул ухом, смахивая приставшую снежинку.

Ну и ассоциация с цветами оч важна для некоторых, конечн. — Голос Мошки набрал силу, стал резче, живее, и Сойкоглаз приподнялся на лапах и с любопытством приоткрыл рот, стремясь уловить все оттенки настроения бойкой соплеменницы вместе с нитью её запаха и скачка́ми интонации. — Мне не критично, но я люблю сравнивать тех, кто мне мил, с... чем-нибудь.

Сможешь сравнить с чем-нибудь и меня? — поинтересовался кот, но тут же, сообразив, какой это могло иметь подтекст, отпрянул и смущённо прижал уши к затылку. — Ну, то есть… Ам… Забудь. — Он небрежно встряхнулся и прошёлся возле ученицы, пытаясь скрыть неловкость за чеканным шагом, но почти сразу же остановился и вперил невидящий взгляд себе под лапы. Вспомнилась одна давняя история, которой с ним поделились ещё в раннем детстве. — Знаешь… Я как-то слышал, что красиво – это когда тебе что-то — ну, или кто-то, — на этих словах уши Сойкоглаза незаметно порозовели, — нравится. К кому ты чувствуешь привязанность, благодарность или, в особенности… — Слово — острый осколок льда, застрявший в глотке. Ни вдохнуть, ни выдохнуть. Старейшина запнулся, выпустил когти и мгновенно спрятал их, застигнутый врасплох минутным порывом выцарапать это самое слово из своей головы, а лучше — прямиком из сердца, и оставить там лишь зияющую проплешину; уродливую, не способную порасти скрывающей её шерстью. Ту, что стала бы шрамом, а на деле — малой платой за освобождение. — Любовь. Вот что такое красиво.

Слепой кот отвернулся от собеседницы и тихо выдохнул.

Отредактировано Сойкоглаз (16-12-2018 12:21:13)

+4

188

— Уверен, ты всё же очень красивая.
— "Красота в глазах смотрящего". Мне так Ба говорила. — Мошка неопределённо повела плечами. — Но хэй, спасибо!
— Сможешь сравнить с чем-нибудь и меня?
Ученица радостно встрепенулась. Игра в ассоциации! Моя любимая! У-у-ух! Птичка? Хм-хм! Кучка цветных пахучих тряпочек с Гнили? Стёклышки в воде? Солнце вверх головой? Теплая труба холодной зимой? Столько вариантов!..
— Ну, то есть… Ам… Забудь.
— Не-е-е, ты чё, ты чё, я, я же уже всё придумала! Почти! Ща... Ща... — Мошка напряглась из-за всех сил. Ещё чуть-чуть, и, казалось, у неё в мозгу что-то щёлкать будет. Самое сложное - составить образ так, чтобы и слепому было понятно... Ха! — Ммм... Аккуратная идеальная тропка из следов по нетронутому снегу... И, и... И вокруг прохладно-приятно, вокруг Белое Времечко. Нет! Дорожек много. Они аккуратные. Как твои полосочки! Ну, пятнышки-полосочки. Хе-хе. И, и эти тропки, они идут дальше, а вокруг - ни души. А в конце пути чудом сохранившиеся два цветка, бледные... сиреневые... Между-между. Как облачное ночное звёздное небо. Как твои глаза. Это всё - ты. Вот так вот!
Ну, вроде всё понятно. Оч логично, даж ёж поймёт. Пфф, я такая умная! Мошка заурчала, невероятно довольная собой. Умная и красивая. Эт всё я!
— Если не нравится - то это не мои проблемы. Ха!
— Знаешь… Я как-то слышал, что красиво — это когда тебе что-то — ну, или кто-то, — О матушки-кошечки, ОН ПОКРАСНЕ-Е-ЕЛ! Мошка улыбнулась невероятно широко и довольно. — ...нравится. К кому ты чувствуешь привязанность, благодарность или, в особенности… Любовь. Вот что такое красиво.
Улыбка чёрно-белой сразу сошла на нет. Мошка нахмурилась. Кто тебе такую глупость сказал?
— ...Мо-о-ожет быть. Если это хороший вид любви. Эт всегда надо в голове держать, не забывать. Но это скорее... не красота. А дом. — Мошка задумчиво посмотрела на отвернувшегося старейшину. Мы, наверное, эти штуки по-разному чувствуем. Но не потому, что... Хм. Как бы красиво сказать? — Кароч, у нас тута могут быть разные взгляды. Эт нормальна, ага. И эт не потому что у тебя взгляд, э-э-э-, ну ты понел. А потому что пока ты рос в Племени с законами, я тусила с котами по имени Опарыш и Лу, пытаясь найти пожрать. Во. Так что... я не лучший рассказчик? Советчик? Кто бы-то не было. Но думать на такие темы немного весело и много интересно!
Обычно я вообще не думаю.
— Обычно я ваще не думаю.

Отредактировано Мошка (18-12-2018 22:52:43)

+5

189

Сойкоглаз благодарно улыбнулся, стоило Мошке начать «описывать» его яркими, понятными образами.

Котику нравился снег, нравился его обжигающий холод и скрип под лапами; нравилось, что он мог быть разным: рыхлым и сыпучим во времена заморозков, а с наступлением оттепели забавно сминался в любые фигуры и формы; падал откуда-то с небес, где его нельзя было поймать, свободный, вольный и никем не пленённый.
И следы – такие же, как и пятна на серебристой шерсти, – отпечатанные на снегу, старейшина вообразить мог. Их текстуру, гладкость углубления и более острые кромки.

А в конце пути чудом сохранившиеся два цветка, бледные... сиреневые... Между-между. Как облачное ночное звёздное небо. Как твои глаза, – продолжала вдохновенно вещать соплеменница, и Сойкоглаз зажмурился, пытаясь представить себе цветы и то самое таинственное звёздное небо, о котором был неоднократно наслышан, но не более того. – Это всё — ты. Вот так вот!

Это всё – я, – шёпотом повторил он и вдруг лучезарно улыбнулся, прильнул к мордочке Мошки и лизнул её в щёку. – Спасибо! Это… Это было очень здорово.

Его переполнял восторг и искренняя благодарность, но тема разговора быстро сменилась, и былое настроение постепенно поблёкло, уступив место чему-то монотонно-серому.

Старейшина нахмурился, вслушиваясь в голос собеседницы, и с удивлением поймал себя на мысли, что не может с ней поспорить. Мошка была права: любовь – это дом. То, что греет изнутри даже в самую лютую стужу, и дарит силы и вдохновение на поступки, чуждые лишённым этого чувства котам; это тёплая подстилка, согретая родным боком, и кусочек дичи, припасённый для уставшего друга; это смятая кувшинка, ценой мокрой шерсти и горькой болотной воды в горле выуженная из особенно топкой местности; это сказки на ночь и мягкие уверения, что всё будет хорошо, даже если это желанное «хорошо» не наступит никогда.

Красота же могла быть чем-то другим: более острым, опасным и не всегда благостным.

Но если любовь была домом, то мог ли Сойкоглаз считать себя бездомным? Он вздохнул и незаметно прикусил губу, отгоняя непрошеные мысли о Вяхире и Комете.

Обычно я ваще не думаю, – мяукнула Мошка, и пятнистый кот вздрогнул и рассеянно уставился по направлению её голоса.

А? Да… – невнятно ответил он, постепенно сбрасывая задумчивость, и со вкусом потянулся. Глаза слипались, а в животе призывно заурчало, и старейшина запоздало вспомнил, что за весь день у него и маковой росинки во рту не было. – Спасибо за разговор, Мошка, – отозвался он и, взмахнув хвостом, направился к куче с дичью. – Ещё… увидимся.

Подхватив крупную мышь для Безуха и тощего воробья для себя, Сойкоглаз встряхнулся и устало поплёлся в палатку старейшин. Он был измучен, истощён морально и физически, но молодой организм быстро оправится от перенесённого.

К утру – или же к моменту своего пробуждения посреди ночи, как бывало уже не раз – он будет как новенький.

– палатка старейшин(сон)

Отредактировано Сойкоглаз (19-12-2018 20:03:26)

+2

190

Луна выбралась из воинской палатки раньше, чем следовало: если ей не изменяла память, она не была сегодня назначена ни в один утренний патруль, но при этом спать больше совершенно не хотелось. Осторожно ступая между мерно вздымавшимися и опадавшими боками соплеменников, пятнистая взмолилась Звёздному племени, чтобы не наступить ни на чей хвост или ухо. Почему-то она была уверена, что ей если не надерут её собственные уши, то как минимум поднимут такой шум, что оставшиеся соплеменники предпочтут просто закопать источник проблем в ближайшем сугробе и не разбираться в ситуации.

На поляне, кстати, её ждало разочарование. Ранее Луна тешила себя мыслью, что хотя бы сумеет разбавить своё утро какими-нибудь непринуждёнными беседами с такими же ранними пташками или, например, со своей ученицей. Став прошлым вечером невольной свидетельницей разговора Сойкоглаза и Мошки, полукровная воительница с трудом подавляла улыбку: как ни крути, но именно такие проявления поддержки позволяли ей самой держаться стойко до самого конца, даже если казалось, что ситуация будет абсолютно безвыходной. И теперь, пожалуй, стоило проверить воинские навыки чёрно-белой ученицы, а там и подумать о посвящении. Ведь у опытных наставников это работает именно так, верно?

Блуждавшая на губах полуулыбка погасла, когда молодая воительница увидела высившуюся фигуру Сумеречника. Напустив на себя самый спокойный и безразличный вид, Луна кивнула, заменяя данным жестом пожелание доброго утра и отвернулась - не хотела наткнуться на ещё один презрительный взгляд, который, несомненно, был адресован ей лишь потому что у неё не получилось выбрать при рождении своих родителей. - Отдыхаете перед трудовыми буднями? - приблизилась кошка к Пузырнику и Стрижику, распушив шерсть, чтобы противиться холодам.

+3

191

---> ( разрыв) сосняк

Похороны Саламандры затянулись, оно и не удивительно. Земля, укрытая снегом знатно промерзла, отчего раскапывать могилу было тяжелым трудом. Лапы воительницы почернели от земли, меж перепонок застряли комочки почвы. Идти до лагеря было не очень приятно, придется еще и привести себя в порядок перед сном. Однако, все прошло еще лучше, чем могло быть. Ящерка, к слову, проявила себя с лучшей стороны и держалась крепко, не смотря на тревожные взгляды отца.

" Обратно я шла с полной уверенностью в завтрашнем дне. Мне показалось, что ничего страшнее, чем было — не произойдет. Лагерь был более-менее успокоившимся. К моему возвращению, коты уже медленно расплывались по палаткам, чтобы смело углубиться в подсознание и видеть сладкие сны. Хотя, в связи с произошедшими событиями, воителей будут мучить разве что кошмары. Отчего то думалось, что смерть Саламандры была не первой. Много еще крови прольется этой зимой, даже спорить смысла не было. "

Солнце уже ушло за горизонт. В зимнее время темнеет рано, оттого и понимание происходящего несколько мутнело. Солнечных часов становилось все меньше, оттого и рабочие дни относительно сокращались. Отряд брел обратно уже в вечерних сумерках, настороженно прислушиваясь к каждому шороху. Однако теперь, когда коты достигли цели, следовало отчитаться. Кометы нигде не было видно, может, она в патруле? Тяжело усевшись возле палатки воинов, Цикада взглянула на грязные лапы. Оттираться от этого придется весьма долго, потому не теряясь, она окунула лапы в снег. После, с силой потерев одну лапу о другая, она начала работу языком, то и дело морщась от горького привкуса земли.

+1

192

Начало игры
Никто не звал Воронушку на похороны Саламандры, хоть она и чувствовала, что должна быть там больше многих других. Без наставника время в лагере текло ещё медленнее и мучительнее, чем обычно, и от собственного покоя кошка всерьёз начинала злиться, ища себе занятие только либо во сне или докапывании до соплеменников. К палатке целителя Воронушка потеряла интерес сейчас так, как никогда ранее, но пустота в голове и не занятые лапы не могли позволить ей и посидеть на месте. Если и раньше авантюры с другими оруженосцами палатки её не интересовали, то сейчас Воронушка старалась даже не смотреть на всех них, имеющих возможность тренироваться с собственными наставниками в любое время.
Сегодня же, несмотря на это, оруженосцы на поляне особо занятыми не выглядели, как и сама Воронушка. Хоть взрослые тоже здесь и были, занять их они кажись не торопились. Никто никуда не торопился... Только Воронушка - стать умной, взрослой и умотать отсюда подальше. Но никого же это не волновало, верно?
- То есть бездельничают, - вставила кошка своё непрошеное слово сразу после Луны, - Сна же не хватает. В действительности, пред ними же само воплощение неутомимости и бодрости - Воронушка, с трудом сдерживавшая зевки и едва ли не дрожащая от того, насколько мерзко и сильно холодный ветер шебуршил её шерстью. Казалось, редкие особо сильные его порывы добирались до самых сердцевин её костей, и тогда кошку трясло целиком прям изнутри. Темношкурая скромно рассчитывала, что, когда её шерсть станет полностью взрослой, как она вся, холода не будут ей настолько же страшны. Благо, шкура у неё была длинная: какого тем, чья шуба была не длиннее, чем у новорождённых, Воронушка не представляла, но и, признаться, даже не беспокоилась.
Предвзятым взглядом кошка задержалась на Пузырнике и Стрижике. В свои десять лун кошка видела между собой и ними ощутимую пропасть, не соответствующую реалиям, хоть их расслабленное и умиротворённое выражение морд вызывало немножко зависти.
- Луна, ты слышала, может.., - поворачиваясь снова к воительнице, Воронушка начала разговор, - Кто-то уже назначен меня тренировать? Наверное, мне просто ещё не сказали об этом. Надежда, звучавшая в голосе кошечки, сильно переплеталась с ожиданием разочарования в очередной раз.
Последнее время Воронушка с большим трудом сдерживала свои лапы на ровных местах, после того, как её наставник исчез с границ. Темношкурая-то ещё толком не освоилась без Саламандры, а тут исчезли разом все, до кого можно было допытываться. По своему наставнику особой тоски кошка не испытывала, но всерьёз волновалась, что от всех этих нерадостей её посвящение может серьёзно отложится. Хоть кошка и старалась держаться не опечаленной очередными утратами, голос её явно был беспокойный. От того, что себя деть некуда, безделие других оруженосцев возмущало её ещё больше, так что своих сверстников Воронушка старалась даже избегать взглядом.

+2

193

Котята явно были заняты обществом друг друга, так что Топь наконец выделила время для себя. Не всё же с ними сюсюкаться и возиться. За Капелькой так вообще слежка не нужна, он уже вон какой умный и самостоятельный.
Слегка сощурив глаза, глядя на уходящее солнце, полосатая королева зашагала в сторону кучи с добычей, звонко хрустя снегом под массивными лапами.
- Привет, Сумеречник, - поздоровалась кошка со своим соплеменником. Он был ненамного старше её, "старушка" даже помнила сколько раз они соревновались, когда были оруженосцами и молодыми воителями. В характере кот тогда не уступал Вяхирю, да и самой Топи, но такого негатива, как к брату, кошка не испытывала к отцу предводительницы, - Надеюсь ты не возражаешь, я присоединюсь, - кошка достала из кучи полёвку, которая были ещё более-менее нормальной температуры, так как лежала под остальной добычей, - Представляешь, оруженосцев больше не посылают приносить еду королевам. До чего докатились! - буркнула Топь, с аппетитом разжёвывая кусочек ужина, - Всё сама, всё сама, - хмыкнула Топь. Если честно, она не будет скучать по всему этому. По шестилунному заточении в детской, опеке за отпрысками других кошек. Единственной отрадой для неё был Капелька, который уже вполне был готов слезть с мамкиных плечей и стать оруженосцем. Она был готов к этому ещё две луны назад, но разве Комета её бы послушала? Четыре луны - это рано для ученичества. Тьфу на вас.

+2

194

Увлекательные межплеменные прения всегда знаменательно кончались (начинались, впрочем, тоже) яростными поисками рогатых символов отпущения. Что меж соседями, что внутри одной большой семьи — надо же кому-то охранять покой оной под покровом долгой зимней ночи. Аляповатая воительница, впрочем, всегда вызывалась добровольно, ибо шило в том самом месте, где спина теряет своё благородное название, с рождения служило ей прочным внутренним стержнем. Заработавший хроническую бессонницу на все оставшиеся луны Сабельник о том, например, знал просто прекрасно.

Сабельник, да. Чьего духу на главной поляне не наблюдалось весьма давно — аккурат с момента «кражи» миловидной сестрицы матери Полыни в дальние дали. Поименованная нескромно фыркнула, слегка передёрнув худощавыми плечиками от холода. Был ли данный инцидент просто обыкновенным патрулём и если да, то почему патрульные ушли сладкой парочкой, несмотря на крайне неспокойные времена? Впрочем, какое ей до данной информации дело. Любопытство только. Она уже давным-давно выросла из поры наивной котячьей неразумности и слепого «папа только мой!», невероятно обострившегося после побега из племени матери. Выросла ведь? Конечно, но… Выбор Сабельника, коли он действительно обретает черты Багрянки, бередил нечто неясное, смутно болезненное. Точно к закономерной жирной точке прибавились ещё две.

Причитавшая подле сварливая королева виделась отличным способом отвлечься от непрошенных в своей тревожности мыслей.
— А не ты ли, Топь, беспокоилась о потере формы воительницы за время бытия королевой, м? Оруженосцы чай не всесильны и не вездесущи, или ты не согласишься с тем, что у них в наши неспокойные времена дел тренировочных невпроворот? — хитро подмигнув выползшей подышать свежим воздухом молодёжи, Полынь вновь перевела лукавый серо-зелёный прищур на старшую соплеменницу. Вмешивалась ли в разговор почтенно-возрастных Теневых? Пусть так, зато скука развеялась, будто и не было.

+3

195

Выглядывая из палатки предводительницы, Ива осмотрелась и судорожно выдохнула, собираясь с мыслями. Недавняя ревизия трав напару с Мотылюшкой даже невооруженным взглядом дала юной врачевательнице понять, что дело дрянь.
А если процитировать в таких случаях Саламандру, уши трубочкой свернутся как у глашатая племени Ветра.
А потому Ива понимала, что нужно что-то предпринять, как бы по-дурацки это ни звучало. Во-первых, она как-нибудь соберется проведать пару-тройку схронов, которые они с Саламандрой успели сделать по зеленым листьям еще. Вот тот в овраге, например... да, там должно быть что-нибудь ценное, а если повезет, если звездоцаповски повезет - даже хвощ!
А во-вторых... ей нужна помощь. И серо-белая очень хорошо понимала, что знаниями-то Полуночник поделится, может быть, даже слишком охотно, а вот травы - это прямой источник жизни его родных соплеменников в этот тяжелый сезон. И даже если ветряной лекарь поделится с осиротевшей вдруг недоцелительницей - этого однозначно будет мало.
А значит, что Иве очень нужна помощь.
Поймав взглядом куцый хвост, чуть опушившаяся к холодам врачевательница мелким, но почти уверенным шагом поскрипела по снегу к Сабельнику. Этот кот всегда был хорошей, надежной и, что несвойственно её соплеменникам и даже самой Иве, спокойным.
- Сабельник, - негромко, чуть прокашлявшись, позвала со спины дочь Вяхиря, чуть озирнувшись по сторонам. Быть может, то, что попросит у куцехвостого Ива, будет не очень уж правильным, но... полезным. Уж кому, как не её теневой семье это оценить.
- Мне нужна помощь. У нас совсем мало трав, и сгодится сейчас все. Мне... - и тут она приметила Костолома, за которым шел, прости звездное племя, самый вожделенный на данный момент для Ивы кот всея леса. Навострив уши и приветственно кивнув Полуночнику, которого черношкурый провел аккурат в её палатку, серо-белая вернулась взглядом к рослому соплеменнику.
- Нам всем нужны травы. Возьми, пожалуйста, кого-нибудь из воителей в помощь и... найдите. Хоть что-нибудь, - очень постаравшись скрыть отчаяние в голосе при виде этого треклятого, укрывающего все снега, Ива сглотнула.
- Любыми способами.
Помолчала и добавила:
- Только если увидите засохшие красные ягоды, вот такие, - и она подтянула взятый с собой сверток с несколькими скукоженными смерть-ягодами, - даже не думайте трогать. Остальное, думаю, тащите все, - вздохнула она, напряженно уставившись на Сабельника. Понимает ли воитель, что Ива просит его добыть травы любым способом?
- Спасибо тебе, - зная, что тот не откажет, она слабо улыбнулась и поплелась пободрее в свою палатку, встречать соседа.

----> палатка целителя

+2

196

→палатка предводителя

Отоспавшись на год вперёд, Комета пребывала на редкость в благосклонном настроении. Пробудившись от долгого сна, кошка будто бы вновь стала различать цвета и запахи, видеть краски и слышать звуки - навалившаяся накануне усталость настойчивой болью в голове заглушала все прелести окружающего мира. Ох уж эта блаженная нега после заслуженного отдыха, эта приятная, тягучая боль в мышцах и удивительная легкость мыслей. Казавшиеся ещё вчера огромными проблемы от чего-то утратили всю свою глобальность, вдруг став вполне себе преодолеваемыми. Почувствовав притуплённый, но всё же давший о себе знать укол совести, предводительница засуетилась, торопливо покидая палатку. Как-никак, всё это время в лагере за главную была уставшая не меньше её Крушина, и более мучать свою глашатую кошка не могла. День обещал быть полным забот, но в первую очередь необходимо было разобраться с самой легко исполнимой задачей.
- Коты и кошки племени Теней, соберитесь под скалой на собрание племени - зычный голос чернобокой предводительницы разнёсся по поляне. С первого дня своего правления Комета намеренно опускала фразу про "способных самостоятельно охотиться", считая её заведомо неверной. Сумрачный кот был ценен вне зависимости от его возраста и здоровья.
- Мои дорогие соплеменники, я думаю, все уже поняли, что мы находимся в предвоенном состоянии. С ночи совета мы с Крушиной активно работали над тем, чтобы обеспечить наше племя надежным союзом, и, слава предкам, нам это удалось. Но любая провокация со стороны племени Теней может повлечь за собой разрыв соглашения. Поэтому я хочу, чтобы каждый кот сумрачного племени вёл себя разумно и достойно, ни на секунду не забывая ставить интересы своего клана на первое место. Любое неосторожное и необдуманное действие в отношении наших соседей может вернуть нас в совершенно проигрышную позицию. И это вовсе не то, с чем мы хотим разбираться в пору Голых Деревьев. Все поняли? Отлично. - по очереди задерживая взгляд на каждом из собравшихся, подытожила кошка.
- По части более радостных новостей: наши старшие котята уже достаточно подросли, чтобы стать оруженосцами. Медяк, Капелька - взмахнув хвостом, сумрачная дождалась, пока юнцы сделают шаг вперёд.
- Медяк, с этого дня твоим именем будет Медный. Сумеречник, ты будешь обучать Медного. Передай ему все знания и навыки, которыми обладаешь сам, и покажи своим примером, что значит быть воином, достойным своего племени. - дождавшись, пока отец традиционно коснется своего нового ученика, синеглазая продолжила.
- Капелька, отныне ты будешь зваться Капля. Твоей наставницей стану я, и, поверь, я обучу тебя всему, что в моих силах. - одним прыжком соскочив со скалы, Комета тороплива потерлась носом о нос сына Топи, и, развернувшись, вновь взобралась на своё место.
- Для меня, каждый сумрачный кот - на вес золота. Мы все - звенья одной цепи, и лишь работая вместе и помогая друг другу, мы сможем раскрыть свой потенциал полностью и возвеличить родной клан. Я хочу, чтобы вы никогда об этом не забывали. - продолжила черногривая, не торопясь заканчивать собрание.
- Сойкоглаз, пришло время начать твое обучение. Твоей наставницей станет Наледь. Наледь, несмотря на твою молодость, ты уже проявила себя, как прекрасная воительница. Я ни секунды не сомневаюсь, отдавая тебе в ученики Сойкоглаза, и уверенна, что ты оправдаешь моё доверие. - огласила Комета тем же спокойным и уверенным тоном, которым она объявляла наставников для Капли и Медного.
- Пузырник - продолжила говорить кошка, обратя свой взгляд на ученика тяжело заболевшей воительницы. - Так как твоя наставница не может продолжать обучение, твоим наставником станет Вяхирь. - скользнув взглядом по серой шерсти бывшего наставника, обьявила Комета. - Вяхирь, в твоих воинских навыках и преданности я никогда не сомневалась. Оправдай моё доверие.
- Все возвращаемся к делам. - дождавшись последнего традиционного жеста, подытожила лидерша.
→палатка целителя

Отредактировано Комета (06-01-2019 22:21:23)

+7

197

Гниль

Дайсы на охоту

[indent] Над лесом разлились первые сумерки, и Крушина встрепенулась, словно только-только, нос к носу столкнувшись с последним лучиком заходящего солнца, очнувшись от дремоты и осознав, что день оборвался, а она так и не добралась до лагеря. Лапы вязли в толстом слое густого, мокрого снега, и у кошки, уставшей за эти дни настолько, что она сама уже не могла оценить степень своего переутомления, попросту не чувствуя его, не оставалось никаких сил бороться с этой напастью. Тяжёлая и грузная, она легко провалилась бы по грудь, и лишь исполинские размеры не давали ей окончательно потонуть в сугробах белоснежного болота.
[indent] Ещё днём, практически добравшись до лагеря, дымная на развилке свернула в другую сторону, увлёкшись полёвкой - после неудачной охоты на свалке упускать добычу, которая практически сама шла на язык, да ещё и в лютый зимний сезон, безусловно, казалось преступлением, - а после, приободрённая успехом, решила и вовсе повременить с возвращением. Тем паче, в лагере была, хоть и отдыхающая, Комета, которая в любую минуту в случае необходимости могла прийти племени на помощь, а значит, в ней самой там не было столь острой необходимости. Результатом отлучки помимо грызуна стали дрозд и тетерев, и именно последняя птица, ввиду своих особенностей будучи непростой в ловле, заняла столь много времени.
[indent] Утомлённо качнув головой, кошка вытянула шею, слизывая со спины опавший с потревоженной сосны снег. Вход в лагерь маячил уже за следующим стволом, и даже со своего места Крушина слышала отголоски посвящения и властный, зычный голос Кометы. Лишь дождавшись, пока чёрная отпустит собравшихся, великанша поудобнее перехватила добычу и поволокла её за собой в лагерь: разве стоило срывать новопосвящённым момент триумфа, отвлекая внимание на своё появление? Ветер, оббивающий бока, срывал с шерсти запах охоты, смешанный с духом одиночки и его кровью. Свалив ношу в общую кучу, дымная устало уселась рядом, прикрыв глаза: разыгравшийся голод сводил желудок, но спать хотелось настолько, что даже вытянуть шею и проглотить какую-нибудь лежащую в кроличьем хвосте полёвку казалось невозможно. Какие это сутки? Третьи? Четвёртые? Безумие.
[indent] - Поздравляю. Надеюсь, ваши успехи не заставят себя ждать, - с трудом разлепив веки, окликнула юных оруженосцев сумрачная. Видишь, Сойкоглаз. И ты дождался...

+5

198

северные луга <-

Когда они вернулись, их встретили только глаза дозорных, лишь потом Сабельник заметил на поляне пару снующих от бессонницы силуэтов, но даже те были слишком заняты своим делом, чтобы уделить вернувшимся куда большее внимание, чем косой взгляд. Впрочем, встречающей под утро толпы из соплеменников воитель не ждал, более того, не хотел, а потому первым звуком, который он издал, войдя на поляну, был вздох облегчения. Тихий, но заметный по опустившимся от исчезнувшего напряжения плечам. Шепот же, на который перешел Сабельник, был не громче того вздоха, однако Багрянка могла слышать его, прекрасно различая слова. Кот коснулся её слуха мягким пожеланием на ночь и дождался, пока она скроется в палатке воителей. Конечно, он пошел за ней. Но не сразу. Янтарные глаза напоследок пробежались по поляне и, прищурившись, глянули на звёзды. И все же в поле они были красивее.
Неужели не сон?
Моргнув, Сабельник по привычке зажмурился, как делал это бессонными ночами, но ощущение реальности никуда не исчезло.
Еще ни одной ночью за последние луны он не спал так крепко.

Рассвет не заставил себя ждать. Воитель слышал утренний и хриплый от сна разговор соплеменников, слышал, как отправляется первый патруль, но, лишь лениво подняв голову на привычные, но от этого неожиданно не менее раздражающие звуки, Сабельник уронил голову обратно на подстилку и носом коснулся мягкой шерсти Багрянки, чей теплый бок не дал замерзнуть ему этой ночью. Хотелось, чтобы он согревал и днем, и до самого вечера, но после второго пробуждения Сабельник все же решил не закрывать больше глаза. Коснувшись кончиком носа скулы Багрянки, пятнистый аккуратно поднялся и выполз на поляну, словно уж из тенистого озерца; голова загудела, стоило встать на лапы, веки казались тяжелыми от долгого непривычного сна, а солнце светило сильней обычного, ударяя светом о снег. Мягко говоря, из палатки Сабельник вышел не в самом своем лучшем виде.

Казалось, он не просто ушел к ночи и проснулся позже обычного, а пропустил половину луны: суета из-за границ сменилась какой-то другой, привычные визги котят Топи неожиданно сменились тишиной со стороны детской, чувствовался запах ветряков...
Сабельник нахмурился и кинул взгляд в ту строну, откуда он доносился, но уперся в аккуратные золотистые глазенки. Морда сразу смягчилась и кот даже выпрямился, чтобы не походить на взъерошенного барсука.
Сабельник, — пятнистый кивнул целительнице в качестве приветствия, поспешно пытаясь скрыть недоумение с собственной морды: то ли он был удивлен тем, что соплеменница решила подойти именно к нему, то ли запахом соседей. Вопросов Ива, правда, задать не дала. Спрятав язык за клыками, старший воин внимательно выслушал её, запихивая тревожащий вопрос подальше себе в глотку, разглядел её ягодки (Звездоцап пойми как целители различают все красные ягоды, их же пруд пруди в лесу) и твердо кивнул. Травницу воитель провел настороженным взглядом. Неужто Ива запрятала к себе какого-то ветряка в целительскую?

Взгляд ненадолго уперся в землю, прежде чем вернуться к поляне и выискать среди соплеменников знакомый силуэт. Твердо взяв курс на соплеменницу, пятнистый обогнул ее сбоку и, приблизившись, коснулся ф пестрого плеча.
Травушка, — янтарные глаза пробежались по пестрым пятнам, прежде чем секундно коснуться глаз дочери. Голос Сабельника опустился до глухих звуков, когда он наклонился к уху Полыни. — В целительскую Ива там случайно гостя не пускала?
В подтверждение своих слов Сабельник покосился на Костолома, сидевшего у целительской, словно дозорный, однако от дальнейших расспросов его уберег знакомый громкий голос.
Коты и кошки племени Теней, соберитесь под скалой на собрание племени.
Ох, — Сабельник чуть сморщился, — однако расспросить подробней не судьба, — на этом он аккуратно коснулся кончиком куцего хвоста бока Полыни и направился к постепенно собравшейся толпе.

Комету он слушал внимательно, однако почти все собрание думал о просьбе Ивы. Любыми целями? Неужто трав набрать так трудно, — сведя брови на переносице, он покосился на Медного и Каплю, эхом повторив их новые имена следом за соплеменниками. — И где же их искать?
Когда Комета произнесла имя Сойкоглаза, это заставило Сабельника лишь приподнять брови от удивления, но не более. Он, конечно, никогда не видел в сынке Вяхиря кота, который всю жизнь будет сидеть среди старейшин, однако не ожидал, что предводительница решится дать ему наставника. Черно-белый с интересом глянул на Наледь, которой предстоял не менее сложный путь, чем её новому ученику, и задумался о чем-то своем, остановившись взглядом за затылке слепого кота.
Он ведь брат Ивы. Знает ли он что-то о травах?

Когда коты постепенно разошлись, старший воитель чуть помедлил, но вскоре возник рядом с Сойкоглазом. И с какой стороны к нему лучше подступиться? Только сейчас Сабельник неожиданно пожалел, что не общался должным образом с соплеменником ранее — тогда бы он знал.
—  Сойкоглаз, — с ноткой неуверенности начал кот, еле избежав приветственного кивка в адрес слепому. — поздравляю. Ты вылазкой из лагеря свой новый статус справить не желаешь?
Чуть склонив голову набок, Сабельник рассмотрел светлые глаза кота и выдержал паузу.
Ива передала, что срочно ей понадобились травы, я думал, вдруг ты захочешь ей помочь? Возможно нам еще туда дойти придется, где раньше ты и не был, — на последней фразе старший воитель задумчиво понизил голос. Кто знает, куда заведут их эти поиски? — И Полумесяца с собой возьмем.

Отредактировано Сабельник (06-01-2019 17:42:02)

+6

199

<<< ------------------ племя теней — грозовое племя

Сказать или нет?
Этот вопрос вился в голове не первый день после ночного открытия. Не в первый раз Наледь изнутри грызла-точила совесть; точно также и в прошлый раз, столкнувшись с одиночкой, не знала, что можно рассказать соплеменникам, а о чём умолчать. Коготь тогда решил за неё: вскользь, этак по-дружески, упомянул об этой стычке, после чего её посвятили в воительницы.
Так и знала она тогда: этот поступок всю жизнь теперь будет висеть над ней, отравляя её веру в Воинский Закон, в справедливость и праведность следования ему. Впрочем, это же самое подстёгивало в каждом патруле чуть отставать от основного состава соплеменников, принюхиваясь, призывая, буквально делая из себя живую наживку для золотистой одиночки, лишь бы та появилась снова. Почему она ограничилась только Саламандрой - вот второй вопрос, не выходивший из головы ни на секунду.
Наледь целиком и полностью уверилась в версии, составленной по результатом той неожиданной встречи с Горелым. Его слов она так и не передала - не было возможности - но иногда возвращалась к ним, ища ответы на свои вопросы. Какая связь между этим милым учеником и бесстрашной, хладнокровной одиночкой? Что он ей хотел сказать - изменить место встречи? Она держит его в страхе, заставляет шпионить за племенными, заставляет делать что-то против Воинского Закона?
Как бы то ни было - его надо спасать. Лес надо спасать. И пока только Наледь знает, от кого на самом деле необходимо защищаться.

Охотничий патруль возвращался с богатым уловом: сама воительница тащила, прихватив за хвост и лапы, мышь с жабой, поймать которую вообще не составило никакого труда, настолько она была по-зимнему сонная. Для зимнего периода они вообще постарались на славу: куча с добычей, в которой Наледь оставила свои трофеи, выглядела полной и по-настоящему способной прокормить каждый многочисленный рот в племени.
Чувствуя приятную усталость, убивающую мысленную работу, воительница улеглась у палатки воителей, грызя полёвку, когда услышала зов Кометы. Предводительница выглядела бодрой и полной сил; поневоле, как и всегда, прилив гордости за родное племя принялся распирать грудь, приятно согревая сердце.
Начала Комета за здравие, и Наледь потупила глаза. Неприятные вопросы снова закололи лапы, понукая отправиться к предводительнице и обо всём её доложить, но что-то каждый раз её останавливало. Стыд? Что скрыла - не раз и не два - свой проступок. Чувство вины? Что сразу не призналась. Страх? Наказания?
Нет, это ей уже не страшно. Давно не страшно.
После Комета принялась за церемонии посвящения. Остатки полёвки не лезли в горло, но Наледь заставила себя доесть, напоминая, что каждый кусочек в сезон Голых Деревьев - дар предков своим детям, замерзающим в эти голодные времена. Скелетик она аккуратно отодвинула в сторону, напомнив себе после закопать его в поганом месте.
Глазами Наледь следила за каждым из котят, внутри так и билось нетерпение, волнение. Может, сегодня? Каждая церемония сопровождалась этими чувством и - Наледь в этом уверена, - не у неё одной. Думалось ей, что и старшие воители каждую церемонию с нетерпением ждали, кто и сегодня ли достанется им на новый период обучения. Ученики и котята - несказанная радость племени.
Но, увы, ни Медяк, ни Капелька не стали её первым учеником. Наледь подавила грустный вздох, провожая глазами Комету, продолжавшую собрание.
Речь предводительницы ни к чему её не подготовила. Даже к имени Сойкоглаза, которому давно пора обучаться. А вот собственно заставило вздрогнуть и застыть на месте, приморозившись лапами к прогретому собственным телом месту.
      «Сойкоглаз
Медленно понукнула себя, переставляя лапу за лапой, пробираясь к центру поляны, к своему - первому - ученику.
«И это Сойкоглаз».
Она старалась не выдать собственного смятения; уверенные слова Кометы придавали сил, и внутри всё просто пело от этих, казалось бы, стандартных фраз.
«Спасибо. Я оправдаю эту честь, - и тут же - неуверенно, - только вот почему Сойкоглаз
У неё же совершенно нет необходимого опыта!
                   ... хотя у кого в племени он есть?
- Ну привет, - неловко прошептала Наледь, дотрагиваясь носом до носа слепого кота. Взрослого слепого кота. Кажется, им обоим будет нелегко.
«А что чувствовал Коготь, увидев меня?»
Тяжесть кровяных капель на её носу. Тёплый и притягательный янтарь, не предвещающий ничего плохого. Наледь как сейчас помнила своё посвящение.
«А что он чувствует?»
Наледь неловко провела хвостом по пёстрому боку, разворачивая ученика и отводя его следом за собой к краю собравшихся котов. Села, дожидаясь окончания посвящения, и как только отгремели последние крики соплеменников - сама усердно выводила имя Сойкоглаза, боясь, что он почувствует её неуверенность, - повернулась к его слепым глаза и спросила, буквально наскоро выпалив:
- Что ты сейчас чувствуешь?
«Как ты ко мне относишься?» - затаённый подтекст, скрытый в голубых глазах, что не видны её ученику.
Она обернулась на зов Сабельника, пусть тот и обращался к другому. Сгорбилась, кивнула, вслушиваясь и одновременно стараясь не обращать внимание на их разговор. Вот так, сразу - забирают? Она же ещё даже не показала ему территории, не рассказала о Воинском Законе, о том, как надо себя держать в соответствии с канонами воинской жизни.
И всё же внутри разжалась какая-то струна. Облегчение. Ещё немного подумать, осознать, принять. Придумать, что теперь делать, как теперь его учить. В мечтах ведь она совсем не видела его.
«Сойкоглаза. Привыкни к этому имени теперь».

Отредактировано Наледь (06-01-2019 16:40:40)

+9

200

[indent] Снились лишь какие-то невнятные всполохи, какие-то давно забытые воспоминания, вдруг всплывшие со дна его сознания, всколыхнув в груди холодное сердце. Сумеречнику почудилось, что он чует запах Ромашки, но как только он распахнул глаза, то пришло быстрое осознание. Кот зажмурился. Как бы это сопливо не звучало, он хотел вернуть ее. Безумно хотел вернуть свое прошлое.
[indent] Солнце исчезло за соснами, и воитель постарался вдохнуть как можно больше морозного воздуха, а после задержал ненадолго дыхание, выравнивая ритм своего сердца. Заставить голову холодно соображать было не так-то и просто, особенно когда вскрываются старые раны и напевается давно забытая мелодия. Сумеречник дернул ухом, заслышав речь Кометы. Он пропустил ее зов, и вскоре возле скалы начали собираться разношерстные соплеменники, а кот встряхнулся, внимательно слушая дочь. Она ведь так похожа на нее. Вперед выходит молодняк, которого собираются посвятить, а когда из уст Кометы звучит имя его, Сумеречник вздрагивает, но выходит вперед. Медный, значит. Шоколадная шкурка акцентирует на себе внимание, слишком выделяется на снегу. Кот касается носа ученика, и они отходят на край поляны. Племя выкрикивает имена учеников, и воитель, довольно распушившись, присоединяется к ним, гордо выкрикнув имя своего подопечного.
[indent] — Что ж, отправляйся занимать самое лучшее место в палатке учеников, а уже завтра отправимся с тобой знакомиться с территорией нашего племени, — чуть улыбнувшись, сказал Сумеречник юнцу, а после повернулся к остальным, поднимаясь с места.
Снег так неприятно колет подушечки лап.
[indent] — Ну что, завтра с нами пойдете? — обратился кот к Комете, а после перевел взгляд на Наледь и ее ученика, кивнув ей. Оруженосец-то не увидит.Поздравляю, Сойкоглаз. Успехов в учебе.
Угроза войны все еще витала в воздухе, но Сумеречник предпочитал отмахиваться от нее. Сейчас он хотел наслаждаться размеренными деньками, полностью посвятив себя тренировкам. Может быть они и станут последними, увы, никто не может заглянуть так далеко.

+6


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна