У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна


главная поляна

Сообщений 121 страница 140 из 185

1

http://s9.uploads.ru/qQi45.png

главная поляна
——————————————————————
Лагерь племени Теней предсказуемо очень хорошо скрыт от посторонних и даже при большом желании чужаки вряд ли смогли бы отыскать его.  Местность вокруг него очень густо засажена соснами, елями, пихтами и прочими преимущественно хвойными деревьями, чьи кроны пропускают минимальное количество света под свои сени. Пройдя сквозь их обильные ряды, можно наткнуться на  сплошную стену из терновника и ежевики, что произрастает плотной ограждением вокруг лагеря, в котором не сразу можно обнаружить узкий просвет, служащий входом внутрь. Пройдя сквозь него, мы можем увидеть, что представляет собою сердце Сумрачного племени: продолговатая неширокая поляна, по разные стороны от которой располагаются палатки котов: оруженосцы и воители спят по соседству; целительская и детская близки относительно друг друга, а старейшины же обитают в отдалении ото всех, ибо тем нужен покой. В конце всей поляны, параллельно ей самой, вытягивается остроконечный утес, с которого обычно вещает предводитель и в расщелине которого находится его обиталище.

0

121

→граница с Грозой
С горем пополам таща увесистую Саламандру, Крушина с Кометой, наконец, приблизились к лагерю. По пути к дому уже начало смеркаться - разговор с Солнцезвёздом, как обычно, не смог ограничиться парой милых фраз, и разошлись племена лишь ближе к вечеру. Опаздывать не хотелось, но потревоженной Комете отчего-то казалось, что останься она в лагере, племя будет в безопасности. Целый рой предположений крутился в её голове, но огромным усилием воли предводительница всё же удалось их заглушить - её предстояло заняться чем-то более важным, чем раздумывать о мотивах Солнцезвёзда. В конце концов, от решения речного лидера зависело многое : Комета решила рассказать внушавшему ей хоть какое-то доверие коту всё, не тая. С Крушиной на её стороне шансы казались не такими уж жалкими, а имея в союзниках славившееся упитанными боками даже в самые суровые морозы племя, будущее выглядело гораздо светлей.
Когда приползёт ко мне за помощью, я ему так и скажу : "МНЕ ПЛЕВАТЬ НА ТВОИ ПРОБЛЕМЫ", да - всё ещё негодовала про себя Комета, впрочем, стараясь это скрывать - не дай Предки кто-то поймёт, что ответ грозового её задел. А я буду такая : "ага, и кто тут лягушка? Лижи мои лапы, жалкий червяк!". А потом заставлю его смотреть, как Вяхирь метит каждое Звездоцапово дерево на его идиотской земле, дважды. И его заодно. - увлёкшаяся мыслями о мести, Комета и не заметила, как буквально оказалась в лагере. Витать в облаках времени больше не было - кошка пристыдила себя за слишком разыгравшуюся фантазию, и, нацепив на себя маску полной серьёзности, прошествовала к соплеменникам.
- Никто, кроме сопровождающих Ивушку, не покидает лагерь. Будьте на чеку, мы скоро вернёмся. - сообщила Комета, поясняя приказ глашатой, которая, казалось, буквально читала мысли чернобокой.
- Надеюсь, эта ночь принесёт хоть какие-то хорошие вести - негромко проговорила кошка, подходя к Вяхирю и склоняясь над его ухом. - Будь внимателен. - а затем, переведя взгляд на Ивушку, обратилась уже к ней.
- Я знаю, что это всё страшно и неожиданно, но такое случается в жизни. Ты сильная, и я верю в тебя. - проговорила кошка, вспоминая, как язвительно грозовой предводитель отзывался о способностях ученицы лекаря перспективах Теней. - Всё племя в тебя верит. Да помогут тебе Звёзды. - добавила она, торопливо срываясь с места - Крушина уже ожидала её у выхода из лагеря.
— Уже знаешь, что будешь говорить?
- Как и ты. - кивнула Комета, пробираясь по узкому лазу.
→четыре дерева

Отредактировано Комета (06-11-2018 22:20:27)

+5

122

мшистая полянка (разрыв).



Луна не поверила своему счастью, когда её лапы коснулись мягкой почвы, коей был выстлан их лагерь в огромном достатке. Несмотря на то, что она в конечном итоге внесла в воспитание молодняка куда меньший вклад, чем Наледь и Цикада: будучи скованной в своих движениях и домыслах, полукровка всё чаще задавалась вопросом: а каково ей придётся в настоящем сражении? В Грозовом племени, как и в Ветре, матёрых воителей, похожих на скалу, было более чем достаточно, чтобы вытряхнуть её из шкуры.

- Саламандра мертва, - тихо подала голос молодая кошка, вспомнив услышанный парой минут ранее разговор перепуганных соплеменников и заметив, как Вяхирь ястребом возвысился над своей дочерью, и без того пережившей слишком много потрясений за день. Вмешиваться яснее и разводить ругань Луна не решилась: слишком сильно было привитое в раннем детстве воспитание и наставления матери. Как ни крути, но она не имела решительно никакого права открыто выступать против старшего воителя, даже если считала его поведение откровенно жестоким.

- <...>  Вяхирь, дежурство в лагере на тебе. Возьми в помощь одного-двух воителей и оруженосцев, - отдавала приказы Крушина. Пятнистая украдкой глянула на свою бывшую наставницу, в глубине души испытывая странную смесь уважения и удивления: как глашатая могла держаться так же, как и всегда, после столь вопиющего убийства и зревшей между племенами смуты? Между тем, привычные строгие черты последней вернули самой Луне шаткое, но душевное равновесие: пока Крушина и Комета стояли стеной, защищая своё племя, им было не о чем тревожиться.
- Я пригожусь в дежурстве, - отозвалась молодая воительница, надеясь, что голос её прозвучал невозмутимо и скорее констатацией факта, нежели робким вопросом. В конце концов, ей следовало быть полезной племени Теней, покуда все были озабочены серьёзными тучами на горизонте. И она будет.

+4

123

Поляна наполнялась с ошеломляющей, удушающей скоростью. Вернулся отряд Вяхиря, показалась надменная Топь, и удивительно, но именно ей удалось вывести ученицу целителя из оцепенения и ступора, сковавшего лапы в четыре непослушные деревяшки.
— Ты же освободился, да? - мяукнула королева, обращая всеобщее внимание громким голосом и несколько эксцентричным поведением. Ивушка подняла голову и столкнулась застывшими, мокрыми глазами с отцовским взглядом. - Потренируй моего сына.
Всколыхнуло. Тошнота подступила к горлу, в ушах оглушал пульс, а подушечки лап оголили короткие, подтупленные коготки.
Лишь спустя пару мгновений серо-белая поняла, что скалилась.
- Саламандра. Погибла! - с нажимом прохрипела Ивушка словно бы не своим голосом, резко оборачиваясь на выросшую за спиной тень. Редкий случай: растерянность на серой морде отца, и серо-белая, на одну ошеломительную секунду позволившая прорваться внутренней боли, припала к земле и попятилась назад, скалясь на Вяхиря.
На всех.
Даже на добрую красавицу-Багрянку, которая всегда была так добра.
- Ты! Ты мне не поверил! - нужно было найти кого-то, чтобы можно было обвинить. Хотя бы на эти несколько секунд, пока слезы застилали разноцветные щеки: горючие, злые слезы. Несправедливо!
- Вы все теперь смотрите на меня так, будто я начинающий убийца, а не ваш лекарь, - оборачиваясь на поляну, всхлипывала, рычала ученица покойной Саламандры, враждебно прижимая уши.
В каждом видела врага.
- Справлюсь я! - рявкнула она в сторону, да что там, почти в морду Топи, чувствуя, как лапы трясутся от накатывающей истерики.
Успокаивающий голос Багрянки.
Прости меня. Я извинюсь, я обязательно, я...
Крушина и Комета появились под звенящую тишину застывшей в рваном дыхании Ивушки. На них посмотрела взъерошенная кошка с мокрыми щеками и злым, обиженным прищуром.
- Ты сильная, и я верю в тебя, - простые слова предводительницы не остудили проснувшуюся бурю в душе кошки, слишком рано познавшей горе. Она смотрела на Комету исподлобья, угрюмая и взъерошенная, с тяжело опадающими тощими боками.
А после, не сказав ни слова, развернулась в резком порыве в сторону своей палатки, по пути нарочно толкнув Вяхиря плечом.
Ну, попытавшись.
- Ешьте, - через плечо бросила Ивушка, обращаясь к Сабельнику и Багрянке. Травы путника, примятые, но все же верные, лежали под лапами воителей, да и сама ученица жевала кажущуюся бесвкусной траву.
- Сейчас и пойдем, - так же бесцветно бросила кошечка, чувствуя, насколько это плохая идея: лапы дрожали от усталости, а глаза закрывались в сон.

---> лунный камень

+8

124

- Нет, - королева скопировала выражение морды Вяхиря.
- Ты хотел сказать: "Да, конечно, дорогая сестрица", - Топь сузила глаза, нетерпеливо ударив хвостом по земле.
- Оставь мелкого в покое наконец.
- Ага, чтобы он вырос как твоя? - фыркнула кошка, провожая Ивушку неодобрительным взглядом. То, как она рявкнула на неё - Топь не забудет. Безмозглая девчонка, ей бы преподать пару уроков, как держать себя в лапах.
- А что насчет братца? Он тоже будет тренироваться? - королева обернулась к своему сыну и недовольно дёрнула усами.
- Он тебе не брат. Тренироваться...не знаю, не важно, - полосатая повела плечом и снова пошла в атаку на Вяхиря, проигнорировав то, что уловила в мордочке Капельки страх. Плохо!
- Вяхирь. Как видно, в обучении манерам (отсылочка на Ивушку) ты слабоват...но зато в бою, так и быть, ты неплох. Я хочу, чтобы в племени Теней были такие же сильные воины, как мы с тобой. Потренируй своего племянника. Это на благо Сумрачному племени. Это ведь Капелька будет тебя защищать, когда ты будешь овощем лежать в палатке старейшин. Всё в твоих же интересах.
Я не отдам Капельку какому-нибудь слабаку.
Удивительно, что Вяхирь никогда не входил в список слабаков. Топь могла считать брата кем угодно: бестолочью, наглецом, невыносимым говнюком, но только не слабаком. И сейчас в ней проснулась отнюдь не сестринская любовь, а личный интерес. Королева действовала только в приоритетах своего сына.

+3

125

[indent] Вяхирь, казалось, и ухом не повёл на истерику дочери. И мускул на его морде не дрогнул. Он медленно обратил взгляд стальных глаз на собственную дочь, видя то, как в её глаза зреет настоящая истерика. К счастью, или к сожалению, даже выпаленная прямо в морду ненавистная фраза мало затронула Вяхиря. Ненависть делает нас всех сильнее и то, что Ивушка дала собственному гневу выйти - безусловно, плюс. Но с возрастом Ивушка поймёт, что чем меньше народ вокруг знает - тем лучше. Попытка толкнуть его в плечо так же не увенчалась особым успехом, всё же Вяхирь был крупнее и тяжелее, чтобы какая-то тростиночка вымещала на нём таким образом злость. Если истерика Ивушки не могла как-либо вывести кота из себя, то Топь, которая, видимо, остатки мозгов родила вместе со своим звездоцаповым котёнком, заставила кота закатить глаза.
[indent] - Найди остатки своих мозгов, которые растеряла по дороге. Или зайди к Ивушке подлечить слух: я сказал, что я не буду тренировать твоего выродка. Мозгов хватило нарожать - занимайся им самостоятельно до достижения им шестилунного возраста, - отрезал Вяхирь. Он не собирался возиться с этим молокососом просто потому, что к Топи у него не было никакого хорошего отношения. И никогда не будет, - как моя - это учеником целителя? Твоему не светит.
[indent] Оставшись в лагере за старшего, ему меньше всего сейчас хотелось церемониться с наглой Топью и чесать язык о сосну, пытаясь ей что-то доказать. На попытку Топи подмазаться в следующий раз, Вяхирь даже не обратил внимания. Доказывать этой мымре, что нет никаких «мы» было абсолютно бесполезно, будто бы Топи в голову действительно ударило молоко, или чего покрепче. Болотной воды нахлебалась что ли? Самообладание Вяхиря было разрушить чрезвычайно сложно: всё равно, что биться головой об замшелый булыжник, скорее протаранишь дыру во лбу, чем в нём. Глядя на подошедшую Луну с поднятой бровью, Вяхирь нахмурился.
[indent] — Я пригожусь в дежурстве, - Вяхирь кинул долгий оценивающий взгляд на полукровку. Ну, и куда ты лезешь в самое пекло, рыбья голова? Едва ли Вяхирь и на мышиный хвостик испытывал к Луне что-то, что могло бы оправдать мерзкий поступок её мамаши, которая принесла племени аж двоих нечистокровных котят. Как там говорится? Сын за отца не отвечает? Ещё как отвечает, и благодаря своей матери Луне придётся отвечать головой за любую ошибку ещё очень долго. Подцепив когтем принесённую свежую ящерицу, он с глухим хлопком уронил её перед лапами Луны, распушив густой воротник.
[indent] - Как Сойкоглаз? - с напускным равнодушием, задал вопрос Вяхирь, прежде чем плотно обвить передние лапы хвостом и устремить холодным взгляд на выход из лагеря. И мышь не проскользнёт.

Отредактировано Вяхирь (07-11-2018 14:16:33)

+7

126

с границы с Ветром
Казалось, его язык сейчас превратится в одну отмершую кожу, заразившись метрвечиной. Сабельник готов был поклясться, что явственно почувствовал, как какая-то мошка скользнула по его языку и выскочила через приоткрытые зубы.
Воды бы.
Из-за занятого рта ему не удалось распросить Сумеречника о том, что произошло в их отсутствие, потому бесхвостый надеялся разузнать все самостоятельно по прибытию в лагерь; новость хуже и противнее, чем выходка ветряков, было найти сложно, как ему казалось, потому черно-белый заранее натянул на свою морду хмурый, холодный вид, намереваясь рассказать да описать все в красках. Да только стоило лапе ступить на территорию лагеря, как рассудок обдало мрачной атмосферой, да такой явственной, словно воину в лицо дунули прелым теплым воздухом. Пробежавшись взглядом по поляне, кот кивнул головой в ту сторону, где принесенная улика источала бы наименьший аромат. Предки, пошлите сил нам это позже закопать.
Кометы нет тут?  — сухо (от пересохшего горла) спросил он, скорее лишь подтверждая отсутствие предводительницы, чем искренне интересуясь. Её дымчатой помощницы тоже было не видать. Лисий помёт. Кошки явно были здесь недавно, и воитель повел носом, пытаясь определить, насколько давно, но в голову ударил еще один яркий запах, даже более явный, чем запах побуревшей крови на останках... Это была свежая кровь.  — Что тут случилось?
Янтарные глаза принялись вновь бегать по поляне, на сей раз более внимательно, и вскоре нашли ответ, от которого Сабельник скорее разозлился, чем испугался. Что племя будет делать в сезон Голых Деревьев, у какого выродка поднялась лапа на избранную предками кошку  — вопросы, которые волновали Сабельника меньше всего, ведь: Кто будет помогать Ивушке?
Пятнистый глухо рыкнул, но спустил с себя раздраженный вид шумным вздохом. Ничего не сказав патрульным, он трусцой направился к Багрянке, за плечом которой виднелась знакомая пятнистая шерстка. Он даже не знал, как поздороваться в таком случае. Просто переглянулся с шоколадной кошкой и кивнул ей.
И как давно они вернулись в лагерь?  — шепнул он ей почти на ухо. Сколько Ивушка уже так? Такой малышке вообще безопасно на всех так рычать, вены от напряжения не лопнут? В любом случае, её прекрасно можно было понять, однако холод, который встретил горькие чувства юной целительницы, не вызывал в груди Сабельника ничего хорошего, лишь очередное беспокойство, которое бесхвостый скрыл под настороженно прищуренныим на соплеменников глазами. На Вяхиря, перекидывающегося с сестрой шипением, в том числе. Сказал бы лучше ей чего.
В таком состоянии, наверное, говорить хоть что-либо будет бесполезно, однако Вяхирь свой момент точно утерял.
Янтароглазый скосил взгляд на Наледь, еще несколько мгновений внимания уделив кошке.
Похоже, ветрякам продуло через уши сено в голове, и на границе мы нашли чьи-то останки,  — покосившись через плечо Багрянки на уходящую Ивушку, Сабельник подобрал для своих слов тот момент, когда их точно не смогла бы услышать травница.  — Я был уверен, что в лагерь я за день несу самую плохую новость. Но я, похоже, ошибался.
Уши прижались к затылку в попытке как-то заглушить Топь и её родственичков.
Ешьте.
Какой серьёзной она стала за несколько мгновений.
Со скрытым удивлением глянув на пятнистую, воитель поспешно зажевал горьковатые травы (все лучше, чем его недавняя ноша) и поднялся с места, обойдя Ивушку сбоку и молча коснувшись ее спины коротким хвостом. Наклонившись к заплаканной мордочке, он обеспокоенно скосил на целительницу глаза.
Ты только не молчи, если почувствуешь, что что-то вдруг не так.
за Ивушкой

+6

127

Воительница неловко переминулась с лапы на лапу: меньше всего ей хотелось становиться свидетельницей чужой ссоры, особенно между столь эксцентричными соплеменниками, как Вяхирь и Топь. А уж стоять и слушать, как брат с сестрой выясняют отношения и вспоминают давние обиды, не стесняясь задевать детей друг друга, кошке хотелось меньше всего, а потому она отвернулась в другую сторону, предпочитая сделать вид, что её чрезвычайно заинтересовала воображаемая птица на ветках сосны. А стоило повысить голос Ивушке, через плотину тишины которой прорвалась волна сильнейшего эмоционального потрясения, Луна и вовсе почувствовала, как кровь приливает к её собственной коже и возблагодарила предков за то, что этого не будет видно за шерстью. Странно - ссорились другие, а неловко и стыдно было ей самой, никоим образом в этом не замешанной.

- Как Сойкоглаз? - пятнистая полукровка задержала взгляд на поданном ей ужине и кратко кивнула, выражая собственную благодарность. Вопрос насчёт юного старейшины, впрочем, невольно заставил её напрячься, но она приложила все свои силы, чтобы не выдать своих эмоций касательно данного вопроса. О том, что на её взгляд Вяхирь до безобразия жестоко обходится со своим удивительным сыном, Луна предпочла не говорить и даже для надёжности плотнее сжала зубы, рассматривая тускло поблёскивавшую на едва гревшем солнце чешую.

- Из него вышел бы отличный воитель, родись он под более счастливой звездой, - негромко отозвалась молодая кошка, шевельнув ухом и вспоминая недавнюю тренировку. - трудолюбивый, способный и нисколько не обиженный на мир за свой недуг. Поистине светлое сердце, - в голосе Луны прозвучали тёплые ноты вперемешку с сожалением. Когда они возвращались в лагерь, воительница много думала о том, какую бы службу мог сослужить этот кот племени Теней, если бы он ничем не отличался от своих ровесников. Однако задумчивость на мордашке кошки быстро сменилась дуэтом ступора и отвращения, стоило ей заметить Сабельника, патруль и их ношу. Пятнистая шерсть встала дыбом, когда та вслушивалась в принесённые старшим воином дурные вести. - Неужели Солнцезвёзд и Звездопад посмели так подло угрожать нам? - выдохнула Луна. Кончик длинного хвоста подёргивался, выдавая крайнюю степень озабоченности. К ящерице она не притронулась.

+5

128

Комета и Крушина вернулись тут же, внося в лагерь грузное тело мёртвой целительницы. Зрелище заставило Багрянку вздрогнуть и инстинктивно отвернуться. Ей бы хотелось и Ивушку оградить, но, кажется, та уже повидала за жизнь много больше ужасного, чем зрелая воительница. Слишком тяжёлый груз для таких хрупких плечей. Слишком большая ответственность для столь юной кошки. Едва заметно Багрянка качнула головой, как бы укоряя Звёздных предков. Чем так провинилось племя Теней, что на него отовсюду валятся неприятности?
Мысли будто бы преобразовались в реальность. Опасения Багрянки оправдались - Ивушка не выдержала навалившейся тяжести утраты. Ученица без единого звука мгновенно перестала быть похожа на прежнюю себя. Шерсть на загривке поднялась дыбом от ярости, губы дрожали, обнажая в оскале белые клычки, а в глазах плескалась злость. Воительница на мгновение опешила, выискивая в своих словах что-то обидное и неправильное. Но, кажется, гнев целительницы был направлен не только на неё.
— Вы все теперь смотрите на меня так, будто я начинающий убийца, а не ваш лекарь.
Багрянка закусила губу, чувствуя, как тревожно мечется из стороны в сторону кончик длинного хвоста, но более ничем не выдала своего беспокойства. Ивушка когда-нибудь должна была выговориться, честно сказать, что её тревожит. И это произошло, пусть и не совсем так, как предполагала воительница. Ей будет очень тяжело. В потемневшем от раздумий лазурном взгляде, направленном на удаляющуюся целительницу, можно было заметить каплю жалости. Багрянка бы хотела помочь и поддержать, но это было бы сейчас более, чем неуместно.
Внимание пришлось переключить на Крушину, первую взявшую слово и раздавшую довольно чёткие указания. Багрянка с готовностью поднялась на лапы, мысленно уже собравшаяся отправляться к Лунному Камню. Далёкий будет путь. Кошка проводила взглядом предводительницу и глашатую, удалившихся по никому не известным делам, и поискала Сабельника. Но друг ещё не вернулся из патруля.
Багрянке хотелось бы поговорить с ним, обсудить всё произошедшее. Ей всегда становилось спокойнее рядом со старшим воителем, и скучать по разговорам с ним было вполне обычно. До Лунного Камня шагать и шагать. Только вот при Ивушке не получится обсудить всю эту... ситуацию с Саламандрой.
— И как давно они вернулись в лагерь?
Едва заметно вздрогнула от знакомого шёпота прямо над ухом. Багрянка попыталась приветственно улыбнуться, но обстановка не позволила. Легонько потёршись бурой щекой о плечо воителя, она подняла на него погрустневший взгляд.
- Ивушку привели около полудня, совсем разбитую, но патруль вернулся недавно, видимо, выясняли что-то, - Багрянка нахмурилась. Она знала, что Сабельник много общался с юной целительницей, быть может, он сумеет найти правильные слова? Непременно. Если он не поможет Ивушке, то едва ли кто-то вообще сумеет. - Какой ужас, - Багрянка поморщилась, услышав новости от друга, и тряхнула головой. Что вообще происходит на границах племени Теней? Не нравится мне всё это, неужели это знаки Звёздного племени? Чем мы могли их прогневать? - Слишком много плохих новостей. Надеюсь, ничего не случится, пока мы доберёмся до Лунного Камня и обратно. Я, ты и Наледь сопровождаем Ивушку, - быстро пояснила Багрянка, вспомнив, что друг разминулся с Крушиной и приказа не слышал.
Целительница уже двигалась к своим сопровождающим с кульком трав. Несложно было догадаться, что это травы путников - обычная процедура перед путешествием к святыне. Багрянка быстро пережевала и проглотила растения, чтобы горечь не успела осесть на всей поверхности языка. Ивушка была, кажется, всё ещё сердита. Но Багрянка не рискнула снова лезть со своими советами, предоставив эту роль Сабельнику. Он наверняка справится лучше. В последний раз окинув взглядом наполненный трауром лагерь, воительница бодро двинулась следом за юной целительницей, надеясь, что дорога выйдет без приключений.

>>> лунный камень

+5

129

→ детская (номинально)

Непрекращающийся гвалт с главной поляны, конечно же, должен был заинтересовать одну великолепную, уважаемую старшую воительницу. Оставалось лишь немного подождать её «блистательного» выхода в свет вместе с возлюбленным братцем, и самому незаметной тенью скользнуть из ненавистной детской. Уют, запах молока, мягкое урчанье королев? Слишком скучно. Холод, тлетворный отголосок запаха крови погибшей матери, вечные визгливые лекции-придирки Топи. Дайте два, ага. Можно не церемонясь, прям по морде наотмашь. Тёмный котёнок едко фыркнул, тут же останавливаясь, застывая неподъёмным булыжником.

Ха-ха, шутки про запах крови. Великолепно, Медяк, ты сегодня в ударе. Пошути ещё. А потом пошутит жизнь. Тебе будет смешно, Медяк? Будет же, да? Ха-ха, совсем не отголосок, до противного явный металлический солоноватый запах, почти привкус. Глазами испуганной совы зацепившись за пёструю груду меха в центре клочка покатой земли, Теневой едва слышно нервно хохотнул. Кончики дрожащих губ сложили на скуластой мордочке жутковатого вида гримасу, ядовитый требовательный тон приёмной матери пробирался к небольшим ушкам будто сквозь толщу отвратительной болотной жижи. И пробрался.

Это твоя маменька, Медяк, слышишь? Другой уже никогда не будет. Но почему, почему не получается добавить и не было? Никто ведь не помнит первых дней своей жизни, это естественно. Однако тонкому отголоску запаха крови сей факт явно поведать забыли.

Мелкий с трудом отвёл взгляд от тела соплеменницы, фокусируя всё своё внимание на «родственниках». М-да. На что, интересно, надеялась Топь, прося дядюшку Вяхиря потренировать милого Капельку. Да Вяхирь саму Топь вполне готов сожрать, не то, что мелкого тщедушного котёнка. Ироничная мысль пришлась Медяку по вкусу. Им он уж точно перебьёт тот, другой, полный соли и металла. Тёмно-бурый наклонился к пушистому сверстнику, гадко ухмыляясь.
— Мой возлюбленный небратец, чего ж тебя всего перекосило, м? Про меня вон умудрился вспомнить. Ты Вяхирю всего-то на один укус. Больно даже, наверное, не будет. Хотя-я. Как знать, как знать.

Отредактировано Медяк (09-11-2018 22:47:30)

+6

130

Котёнок так и не получил ответ на свой вопрос, а потому был вынужден молча сидеть между Вяхирем и Топью, округлыми глазами вглядываясь в сморщенные от оскала морды и горящие глаза. Так все братья с сестрами делают или как? В любом случае, пример Капелька усвоил. Плюнуть язвой на язву. Какие там семейно-дружеские отношения?
Он тебе не брат.
Прижав уши к затылку так, словно ему дали по лбу, белесый сделал кислую мину. Ну, раз не брат, то тогда подобного обращения не требует. Наверное так. Или наоборот? Если мать так разговаривала с братом, то как же она просила одолжения у других? А что насчет других племен? От размышлений у сумеречного закружилась голова, но, к счастью, от них его оторвал звонкий голос матери.
Когда он будет.. чем в палатке старейшин? — Вяхирь не был похож ни на какой овощ.Что такое овощ?
Задать этот вопрос самому дяде котёнок не осмелился, хотя был уверен, что воитель знал точный ответ, потому продолжил смотреть на его клыки с огромными глазами. Может наведаться к старейшинам, как только мать упустит его из виду? Здравствуйте, а  где у вас валяются овощи? Из узкой мордочки тихо-тихо раздались сдавленные смешки.
Твоему не светит.
Малыш-племянник изменился в выражении за секунду и страх в голубых глазах заменило возмущение.
Мне-е не светит? Да Ивушка даже драться не умеет! А я — и левой, и правой, — Капля отвернулся от взрослых и вынул язык из-за клыков: будь бы он постарше, да будь голос потверже, он бы нашипел своему дяденьке всего самого сладкого насчет того, что ему светит, а что нет. Цели-и-ительница, — это уж заслуга целителей и каких-то звездных котов. А как насчет воительских навыков? а? Если даже взрослая целительница не смогла себя защитить от смерти...
Сморщенная морда расслабилась, и Капелька, приоткрыв глаза, врезался тут же в чьи-то чужие. Взгляд уперлись в братца
И ты тут.
А ты на пол-укуса, — с нелепой язвой парировал белесый. — Это он щас упирается, еще увидишь, как Комета сделает его моим наставником. Тогда посмотрим, кто кого укусит.
Капелька слабо клацнул зубами перед темной мордочкой, не задев ту, и отстранился от Медяка.
Вот увидишь, в первый день ученичества я тебя сразу уделаю, — отстраненно оглянув поляну протянул котёнок, тут же обращаясь вопросительным взглядом к матери; глаза по-привычному заблестели умилительно и вопрашающе: — Да, маменька?

Отредактировано Капелька (10-11-2018 21:30:16)

+4

131

<<< --------------- мшистая полянка

- Нет, - прошипела себе под нос, мотая головой из стороны в сторону.
Нет. Просто отрицание, прекрасно закрывающее разум от осознания того огромного тела, лежащего посреди поляны. От осознания того, что это вообще могло произойти. От осознания того, где нашли целительницу.
Нет, не целительницу. Тело, тело целительницы - вот какое слово теперь уместно.
- Не может быть, - Наледь растерянно уставилась на Крушину, которая уже назвала её имя, веля сопровождать Ивушку.
К Лунному Камню? Уже? Так сразу? А как же прийти в себя?
Светлая воительница растерянно поискала взглядом Сабельника с Багрянкой, медленно подбираясь к ним. По пути, насторожив уши, слушала одновременно всех и вся, пытаясь понять, что же произошло. Как случилось, кто посмел? От Кометы с Крушиной никаких объяснений, что вызывало больше досужих размышлений и грязных сплетен. Вон, со стороны слышится чей-то недовольный голос, обвиняющий во всем теперь уже ненавистное Грозовое племя. Из-за напряжённых отношений. Конечно.
«Но они же не могли нарушить Воинский Закон!» - Наледь проглотила упрёк, понимая, что любая защита осознанного и реального (вымышленного) врага может сказаться на целостности её шкуры. В этом Луна была права: при ухудшении ситуации все шишки полетят в шкуры живущих внутри племени полукровок.
Рядом с Сабельником и Багрянкой оказалась как раз к тому моменту, как из палатки целителей выскользнула Ивушка. При взгляде на неё Наледи непроизвольно захотелось притянуть её к себе поближе и вылизать встрёпанную макушку; как же сейчас тяжко бедняжке! Послушно, дабы не расстраивать, слизнула травы путников и отвернулась, пряча перекосившую от горечи морду, напоследок изучая остающихся в лагере котов. Вяхирь уже занял свой пост, рядом с ним устроилась Луна. Не было времени и даже желания, чтобы внутренне подкалывать пятнистую подругу, но, проходя мимо неё следом за Ивушкой и остальными, бросила ей настороженный взгляд, мол, будь аккуратнее.
«Высокие звёзды, уберегите племя Теней этой ночью. Прошу вас».

--------------- >>> лунный камень

Отредактировано Наледь (18-11-2018 18:48:27)

+4

132

Как моя — это учеником целителя? Твоему не светит.
Топь вдруг поменялась в лице. Она старалась держаться достойно, но предательский мускул на морде дрогнул.
- Ой, так мило, что ты гордишься этими её маленькими победами, - слащаво протянула кошка, подходя вплотную к ненавистному брату, - Мой сын станет самым сильным воином леса, а твоя дочь будет носить ему травки. Смирись. И кстати...ещё раз назовешь моего сына выродком - я отправлю тебя к нашей покойной матушке. Усёк? - королева развернулась, при этом от души так дав Вяхирю хвостом по морде, и вернулась к котятам. К сожалению, она пропустила едкие слова Медяка, но услышала звонкое обещание Капельки.
- Да, маменька?
Топь не стала ничего говорить. Но её тёплый взгляд и благоговейная улыбка сказали всё за неё.
- А ну ка. Давайте сейчас мне покажете на что способны. Капелька, ты воин племени Ветра. Нападай на Медяка. Я вас учила, вспоминайте, - и ничего не рано. Пусть с ранних дун начинают тренироваться, - Когти не выпускать, - полосатая посмотрела на обоих. Конечно, по большей части она волновалась за Капельку, но и объяснять Комете откуда у Медяка кровь - не хотелось.

+3

133

Одобрительная улыбка только добавила Капельке уверенности, и эта капля переполнила чашу его гордости, от чего та приятной негой разлилась по всему маленькому тельцу, и котёнок вот-вот был готов начать светиться изнутри, благо соплеменников от этого чудного зрелища уберегла пышная шерстка... Потому малыш только улыбнулся так, что из-под губ блеснули клыки. Кто бы сомневался! Но слова словами, а дело делом.
Ветра? — в голосе скользнула нота уныния, тяжелая и хорошо заметная. Пару раз моргнув и скосив голубые глаза к земле, теневой шумно вздохнул. Он-то хотел быть теневым защитником. Но да ладно. — В таком случае... Берегитесь, Тени.
Хохотнув в морду братца, Капелька поднялся со своего места и задрал голову так, словно это придало бы ему в росте. Ветряки же длиннолапые? Обойдя Медяка, белесый оценивающе окинул его взглядом, после чего быстро начал входить в образ: нос сморщился, глаза прищурились, хвост пару раз качнулся в напряжении.
У-уу, тухлыми жабами завоняло! Теневой, а ну, с дороги!
С этими словами Капелька угрожающе шикнул и высоко подпрыгнул, надеясь приземлиться прямиком на темную спину, однако та так быстро улизнула из-под лап, что ветряк только глухо коснулся лапами земли и с широкими от удивления глазами уставился на Медяка. Он что, ждал этого? Времени, правда, смотреть на него и не двигаться, особо не оставалось. В последний момент пригнувшись к земле, Капелька увернулся от летящей лапы братца и только охнул. Это тебе не по земле в Детской кататься — на них смотрит вся поляна. И Вяхирь, наверное, тоже. Эта мысль придала котёнку новых сил, а может это был просто испуг позора. Да, наверное, эти силы так и назывались. Голубые глаза поднялись от земли на Медяка: грудь того была открыта.
Ба! — гаркнул Капелька, выпрыгивая вперед и с радостным видом отмечая, как подкосились чужие лапы; собственный лоб глухо заныл от того удара, коим он удостоил родственничка. — Теперь будешь знать, как нарушать чужие границы, теневой.
Белесый уперся лапами в его плечи. Внимательно изучал его мордашку. Как приятно быть сверху. Медяк снизу дернулся в попытке освободиться, но просто так Капелька на глазах у всех заваливаться не собирался. Он покачнулся, но остался на месте.
Чего вырываешься? — прищурившись на брата, котёнок замахнулся лапой, но тот, явно прочитав чужие мысли, громко зашипел, и Капелька от этого воинственного звука настолько опешил, что лапа осталась в воздухе. Медяк явно отлеживаться долго не собирался, и за свое стыдное положение решил удостоить соперника лапой в нос, но ведь не Капелька не смог увернуться.
Медяк, давай сражайся, а то потом прозовут тебя Землеполз! Ха!
Звонко пискнув в качестве смешка, белесый вздернул свой точеный подбородок и растянулся в улыбке. Маменька, вы довольны? Где его похвала? Неужели все и будут молча просто смотреть, как ловко он управляется с Медяком? В голубых глазах скользнуло что-то холодное, несвойственное котяческим глазенкам, и Капелька понял, что устал. Ему стало скучно.
Проваливай обратно в Тени, — шикнул он, подскакивая на месте и тем самым ударяясь задними лапами прямиком о мягкий живот.
Вот так. Враг повержен.

+3

134

— Конечно, научи ещё только вспоминать то, чего не было, — тёмный котёнок гневно шикнул в сторону «маменьки» и даже успел забыть о братце на мгновение. Вас? Вас?! Нет никаких вас, нас, нет никаких мы. Топь крайне успешно забывала все четыре луны про существование этих местоимений рядом с приёмным сыночком, так почему сейчас решила вдруг вспомнить, прозреть, а?

Да брось, Медяк, ты знаешь ответ. Твои милые соплеменники смотрят, целая главная поляна вон, казалось бы, даже отвлеклась от своих дел ради зрелища. А маменьке ведь хочется, неймётся занять в глазах окружающих позу лучше, много лучше, нежели есть на самом деле. Привыкай, Медяк. Вон братец твой слёту схватывает сие чудное умение, распушился-то как. И ты. Завис старым, искорёженным чёрным вороном. Только сверкать глазами можешь. Злобно ли, отчаянно ли. Им плевать.

А Капелька, конечно, времени даром не теряет. Уже примеривается как бы сразу прижать к земле. Не дождётся. Теневой выгнулся резкой дугой, громко зашипев раненым зверем. Он уже знал, что вряд ли победит в этой схватке. Братец, быть может, редкостный любитель красоваться, однако красоваться тоже чем-то надо. И чем же, как не боевыми приёмами, подсказанными заботливой матушкой. Однако раненый зверь остаётся зверем.

Тяжёлый глухой удар в грудь. Смешно, Медяк. А раньше они твоё сердце били только метафорически. Тёмный котёнок валится наземь, нелепо взмахнув длинными лапами. Бесполезными лапами, если не знаешь, как ими управлять. Считай, связанными. Безуспешная попытка отмахнуться от родственничка одним ударом задних только служила тому подтверждением. И ответ оному не заставил себя ждать. Волна мрачного, ослепляющего гнева, поднявшись со дна юной, пропитанной насквозь в это мгновение ядовитой ненавистью к своей слабости, души вырвалась отчаянно громким шипением.

Омерзительно. Последний меткий удар по животу, выбивший из маленьких лёгких весь воздух, омерзителен. Нет, Медяк. Кого обманываем, а? Омерзителен не удар, а ты. Жалок, смешон. Валяешься тут. Даже на лапы до сих пор не поднялся.
— Лучше ползать по земле — это хоть закаляет, чем ползать перед ней, — сплюнув гадкую пыль в сторону бело-бурой королевы, Теневой резко, до потемнения в глазах вскочил на лапы. Собственные слова звучали эхом, стискивая виски отравляющей болью. Ползать перед ней, да? Отличная замена для «быть любимым».
Браво, Медяк.

+6

135

[indent] Вяхирь вытянулся в морде, в пол-уха слушая Луну. Надо же. Трудолюбивый. Способный. И слепой, как крот. Он не обратил внимания на плевок ядом от Топи. Сестрице всегда не хватало мозга, чтобы держать себя в лапах. Не хватало мозга, чтобы не залететь, чтобы не загреметь в Детскую, ведомую гнетом полной деградации боевых умений. Но это был её взрослый, осознанный выбор. Если ей для него не хватило ума и желания двигаться вперёд это Вяхиря никоим образом не касалось. А то, что вырастет из избалованного, уже сейчас влюбленного в свое отражение, Капельки, Вяхирь знать  не хотел. Это не его дело. Края уха коснулся возглас Капельки о том, что быть Вяхирю его наставником и кот прикинул в голове, как будет выглядеть мелкий с тиной на голове и зеленоватым, от болотной воды, оттенком шерсти. Как жаба. Он его быстро сломает и, не дай Звездоцап, Комета приставит его к Капельке.

[indent] - Поистине светлое сердце, - обратив взгляд к Луне, Вяхирь вскинул брови. Светлое сердце. Очаровательно. Прямо как у мамаши. Прямо как у доброй половины племени. И с кем водится этот простец. Удивительно, как сильно борется Сойкоглаз с собственной природой, которая уже давно должна была склонить их к тени. На пришедшего Сабельника Вяхирь поднялся, распушив грудь. Кишки, которые принес патруль к границе с племенем Ветра не вызывали у Вяхиря ничего, кроме желания заткнуть их в пасть Звездопаду, чтобы он выблевал их при склонившемся над ним Полуночником. Так же медленно кот дождался того момента, пока отряд к лунному камню наконец покинет лагерь, прежде чем приблизиться к этим останкам. Вонявшие падалью, они пахли чем-то ещё. Кем-то.
[indent] - Удивительно, от них несёт так, будто бы племя Ветра на них помочилось целой оравой, - пророкотал Вяхирь, сдвинув брови на переносице. На удивленный вздох Луны, Вяхирь неспеша повернул голову в сторону пятнистой полукровки, приоткрыв пасть, чтобы на некоторое мгновение задержать премерзкий запах котов ветра в голове, а потом хмыкнул, - то-то для тебя открытие. Труп Саламандры и кишки, и всё - на наших границах. Удивительное совпадение после очаровательных переговоров на Совете. Комета будет рада ответить на эту прямую и глупую, как и сами ветряки, провокацию. Ей нужен был повод. Разве это - не он?

[indent] - Чего не ешь? - грозно исподлобья глянув на лежащую нетронутой ящерицу, Вяхирь перевёл тот же тяжелый, будто бы огромный валун, взгляд на Луну, сощурившись, - если останешься такой же худощавой, то любой грозовой кот тебя пополам перекусит. Кот бросил взгляд на труп Саламандры. На главной поляне воняло мертвечиной. А как бы чувствовал себя Вяхирь, если бы его наставник погиб? Был бы рад, что эта бесконечная тирания со стороны старшего кота закончилась? Изменился бы он?  Вряд ли.

+8

136

---> с мшистой полянки >>> ----разрыв---
Мышцы ныли, лапы то и дело отказывались послушно вставать на землю с уверенным нажимом, от усталости тело непроизвольно хотело куда-то прилечь. Тренировки заняли огромное время - весь день. И когда проблески закатного солнца прорезались сквозь тучи на какой-то миг, воительниц решили заканчивать и свернули тренировки, возвращая ораву оруженосцев в лагерь.
Стрижик шел с мыслью о скорой еде и блаженном отдыхе. Он был возбужден и удовлетворен прошедшим днем, что на какой-то миг забыл, что может пересечься с наставником в лагере. Но сейчас, отвлеченный прошедшей боевой тренировкой, он ставил возможный разговор на задний, а не на передний план.
Подгоняемый холодом и чувством голода, юркий оруженосец проскочил на поляну лагеря и первым делом кинулся к кучи с добычей. На подходе к ней котик замедлился, внимательно и недопонимающе глядя на скопление котов. И замер. Лапы просто словно забыли, как совершать движения, когда глаза наткнулись на мертвое тело.
- Что..? - приглушено просипел каштановый, вжимая голову в плечи, когда смог распознать в мертвом теле соплеменницу, а именно саламандру - массивную по размерам целительницу племени Теней.
Оруженосец сглотнул, неуверенно подходя ближе. Чувство голода сошло на нет.
Он робко встал напротив мертвой туши и склонил голову в скорбном молчании, стараясь не обращать внимание на крики Ивушки, оставшейся без наставницы.
- Мне жаль, - уже отходя к куче с  дичью, тихо пробормотал каштановый ученик, но сомневался, что пятнистая кошечка его услышит.
Устроившись поудобнее, он старался запихнуть в себя жалкую жабу, но все время ощущал холод, стайками муравьев блуждаюший по телу. Ему становилось не по себе и кусок в горло не лез.
Как? Как это могло произойти? Коты е умирают просто так...

+1

137

- Племя Ветра всегда считали самым близким к звёздам, - негромко отозвалась Луна скорее в ответ на собственные мысли, нежели для поддержания беседы. При воспоминаниях о тех днях, когда все её проблемы в детской состояли лишь из того, что ей не дали попробовать свежепойманную дичь, сердце молодой воительницы тоскливо сжалось. Недостаточно юная, чтобы избегать глобальных проблем, недостаточно взрослая, чтобы суметь решить их в одиночку. - спят под открытым небом под взорами своих предков, рьяно вступаются за старые законы и волю Звёздного племени. Кажется, нам пора пересматривать даваемую оруженосцам информацию о соседях, - как бы мимоходом заметила полукровная. В душе её, между тем, шевелилась змея сомнения: в то, что два племени сразу решили столь мерзко и подло угрожать им на пороге холодов, отчаянно не хотелось верить. Если племя Теней сможет получить поддержку Львинозвёзда, им всё равно не обойтись без жертв, как бы сильно не отрицали это соплеменники.

- Если я погибну от лап Грозового племени, кто-нибудь найдёт способ через Ивушку упрекнуть меня в Звёздном племени за такой позор, - качнула головой кошка. Впрочем, она и в самом деле была голодна, несмотря на удручающий вид, открывавшийся её глазам: мёртвая целительница, чьи-то внутренности и морды соплеменников, которые, как она готова была поклясться своим хвостом, побелели и позеленели под густой шерстью. Принявшись за ящерицу, пятнистая смолкла на время, пока в голове роились мысли и вопросы. Закончив, наконец, она вздохнула, собираясь с силами. Не убьют же её, в конце концов, за такие вопросы, пока Крушины и Кометы нет в лагере? - почему ты так холоден с Ивушкой и Сойкоглазом? - спросила после непродолжительной паузы Луна. - На них рушится одно несчастье за другим, а самые родные для них соплеменники никак их не поддерживают, - на ум пришла недавняя перепалка с Топью.

+3

138

Начало игры

[indent] Когда кто-то из твоей семьи уходит, приходится быстро взрослеть. Быстро настолько, что в порыве этого смертоносного ветра, который треплет шерсть на загривке и уши, забывается всё то, что было раньше. Мотылюшка могла забыть улыбку, взгляд и горящие синевой радужки собственной матери, но она никогда не забудет голос. Он впечатался в её сознание намертво так, что и не оторвёшь, не отцарапаешь. Глядя на Капельку, растущего в своей семье, состоящей из Топи, его отца, Медяка и самого сливочного котёнка, Мотылюшка не приравнивала себя к ним. Не могла, да и не имела никакого права.

[indent] «Надо заглянуть к Ивушке, когда она вернётся. Может, она сможет рассказать что-то про папу», - потупив взгляд, Мотылюшка намертво уставилась в собственные белоснежные лапки. Будто бы это отчаяние, в котором она уже откровенно научилась жить, давясь всеми эмоциями, которыми надо было хоть с кем-то поделиться, - а ведь не с кем, - пройдёт. Или лечится. Может, у Ивушки есть лекарство от этого? Какая-то трава, или мёд, или то, что можно приложить к голове? Как там это называют? Тоска? А Ивушка тоже тоскует по своей наставнице? Так же, как Мотылюшка по своей семье?

[indent] Топь Мотылюшка побаивалась. И искренне радовалась, что единственное, чем может заниматься это кошка с ней - насильным выкармливанием и попытками воспитать. Всё же настоящий стержень в ней должен взрастить наставник. Если сможет, конечно, сделать так, чтобы он появился из ничего. С такой же опаской, с которой Мотылюшка смотрела на Топь, она окидывала взглядом двух... можно ли их назвать братьями? Справедливо ли это будет по отношению к её настоящим братьям, которые ушли на Серебряный пояс? В любом случае, она настороженно смотрела, пусть, на шуточную и игривую борьбу двух котов, судорожно сглатывая каждый раз, когда в её голове проносилась мысль о том, что когда-нибудь её тоже могут так подрать. Только когтями. Так, что кровь брызнет в глаза всем, кто находится рядом. Из-за этого к горлу подкатил комок, а Мотылюшка забегала по поляне глазами. Жаловаться Топи? Нет уж, лучше съесть у Ивушки мышиную желчь. Нос наполнял едкий запах мертвечины, с которым Мотылюшка была знакома лучше всех остальных котят в детской. Этим холодным и колким запахом пахла шкура матери, отца и братьев. На мгновение по спине Мотылюшки пробежался змеиным танцем холодок, после чего кошка неряшливо тряхнула головой, подскочила на лапы и вылетела на центр поляны между Медяком и Капелькой.

[indent] Встав между разошедшимися братьями, Мотылюшка с волнением осмотрела Медяка, больше его неродного брата пострадавшего от этой драки. Тренировки - так ведь это назвала Топь? Ей, что, тоже придётся кого-то бить и обижать?
[indent] - Зачем друг друга-то драть! - срывающимся голосом просипела кошка, глянув в сияющее самодовольной ухмылкой лицо Капельки. Он-то доволен.

+4

139

С губ потрепанного от резвых скачков малыша сорвалась пара тяжелых вздохов: от такой потасовки он бы и язык набок свесил, будь бы тут один. Дыхание перебил шипящий скрежет голоса Медяка, который пока еще лежал в пыли; та не успела окончательно осесть на землю, серой пыльцой опадая вниз. Колкость братца словно пролетела мимо светлых ушей, в голубых глазенках мелькнул некий проблеск но тут же исчез: Чего ему шипеть? Все ведь честно. Да и плевок в сторону Топи белесый расценил не как пренебрежительный жест, а что-то просто очень странное. Он не думал, что соплеменнику может быть обидно, ведь он окружен всем, чем нужно, а потому и попросту не мог понять его обид. Качнув плечом, Капелька вздернул пушистый хвост и приоткрыл пасть, готовясь возразить, как между ним возникла она. Мотылюшка. Морда котёнка несколько преобразилась, и самодовольство сменило удивление. А кто тут драл кого?
Но я ведь даже когтя не выпустил! — спина Капельки выгнулась, глаза распахнулись в возмущении, и котёнок неуверенно обернулся на Топь. Чего она сидит, сказала бы этой мелкой, что все понарошку! Хвост хлестнул белесые бока, и ледяные глазенки метнулись к Мотылюшке. — Ты что, испугалась?
Сумеречные не боятся ничего! Тем более дружеской тренировки. Одна мысль о том, что кошечка чего-то испугалась за время их притворного боя, заставила Капельку приподнять губы в кривой, нелепой (пока еще ненатренерованной) ухмылке, которую он подсмотрел у кого-то из воителей.
А когда ты станешь ученицей, ты тоже будешь так мяукать на всю тренировочную поляну? — казалось, котёнок слишком крепко вошел в образ и зазнался. — И как тогда ты будешь тренироваться?
С каждым словом подбородок белесого поднимался выше, пока он не возвысился над соплеменницей настолько, что глазам стало больно смотреть вниз. Тут же котёнок сел, грустно вздохнул и опустил уши. Тот жар, который пробежался под всей его шерстью за время боя, отступил, а сквозь пелену самолюбивых мыслей на поверхность всплыли воспоминания обо всех ужасах, что произошли сегодня. Внезапно Капельке стало стыдно за то, что они расшумелись на всю поляну скорбевших воителей, но ни разу не стало стыдно за то, что он хорошенько пригвоздил брата к земле у всех на глазах.

+3

140

О-о-о, я придумала столько штук, которые могут всех-всех смутить! А ещё больше - вспомнила! История про бабулю-Глазок, да примут, эм, Предки её душу - это лучшая история! Я надеюсь, я помру так же, как и она - с половиной леса в качестве моих любовников, а с другой половиной в качестве детей. И чтобы ВСЕ рыдали! Ух, какой шум был! Мошка начала в нетерпении перебирать лапами, ожидая ответа Крысолапа. Ну, как "ожидая". Она дала ему три с половиной секунды на то, чтобы отреагировать на её вмешательство в разговор. Как правило, никто не успевал (в этом и была часть плана).
— Таки вот, знала я одну кошку, она была такая вся пышная, и звали её Глазок, потому что она всегда высоко сидела над местом, где Прямоходы собирают рыбу и всё-всё видела, отчего была оч умная! И к ней можно было придти и задать любой вопрос - ну, или получить немного теплых...
Это может показаться для многих удивительной новостью, но Мошка знала, когда следует замолчать и не высовываться.
К примеру, когда твоя наставница тащит на поляну мёртвое тело. Кошка вытянулась, пытаясь разглядеть, кто же это. 
— Саламандра мертва.
Мошка растерянно оглянулась на остальных котов на поляне. Что случилось? Как? Ещё вчера всё было тихо? Нет?
— Вы все теперь смотрите на меня так, будто я начинающий убийца, а не ваш лекарь! — Чего-о-о? Её убили?
— То-то для тебя открытие. Труп Саламандры и кишки, и всё — на наших границах. Удивительное совпадение после очаровательных переговоров на Совете.
Но... этот... Мошка понуро посмотрела на землю. Я только выучила закон! Там говорится, что так делать нельзя! Кошка посмотрела на тело, к которому начали собираться воители. Зачем они в неё носами тыкают? Почему? Они едят? Тело надо выкидывать, иначе от него пойдёт болезнь! Нет?.. У-у-у-у, я ничего не понимаю! Мошка оглянулась на Луну, которая была занята разговором с Вихярем. Я бы задала вам этот вопрос, но Вяхирь противный, тьфу на него. О!
Мошке нравилась Топь. Она надеялась, что когда она вырастет, то станет такой же приятно-неприятной для общения.
— Топь. Пс-с-с! Топь! — Мошка встала чуть позади воительницы, не желая заграждать для неё такое приятное зрелище, как детские бои. — А куда Ивушка пошла, Топь? Зачем тыкать носом в трупы, Топь?
"Топь". Мне нравится это имя. Топь-топь. Это как топ-топ!

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » главная поляна