У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.05 Тем временем игра на Последнем пристанище не стоит на месте: очередные персонажи разделили между собой лавровые венцы почестей, как лучшие персонажи месяца! От всей души поздравляем с этим достижением.
Совсем скоро, 7-го мая состоится долгожданный совет, который расставит многие точки в нынешнем сюжете. Не пропустите общий сбор всех четырёх племен!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 261 страница 275 из 275

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">М</size></b><font size="2">инуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней. 
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+2

261

>>>детская
— А давай я тебя сам спрячу! У себя внутри, — опять этот несносный комок за своё.
- Я так и знала, что за тобой нужен глаз, да глаз, - недовольно мяукнула копия матери, наскакивая на своего брата, но в итоге просто оказавшись перед ним, загораживая собой Травушку, - Хватит обижать свою сестру, иначе кусать начнут уже тебя, - Зайчонка бесило, что такие поступки брата оставались безнаказанными, а сестра была слишком добродушной, чтобы сделать Гусёнку так же больно, как и он ей. Зайчонок же была за справедливость.
Заметив, что какая-то бело-рыжая кошка зашла в детскую, малышка в предвкушении шевельнула ушами.
- Всё. Мама занята. Как насчёт посмотреть что там за главной поляной? - вдруг предложила дочь Тайфуна, тут же начав глазами поиски второго брата. Идти втроём будет не честно, нужны были все четверо. Так и каждый получит впечатления и нагоняи они получат поровну. На троих то нагоняев явно будет больше, но если поделить на четверых...А хотя кто сказал, что об их вылазке кто-то узнает?

Отредактировано Зайчонок (21-05-2019 16:33:58)

0

262

Старик замер, внимательно наблюдая за немой кошкой. Только зрачки его бегали в такт её движениям. Он прищурился, сам того не заметив, чтобы лучше видеть. Этот жест был идентичен повороту уха, чтобы яснее слышать речь. Такой же инстинктивный, только из другого измерения: измерения, где коты общаются только знаками и мимикой, без слов. Он, впрочем, уже привык, хотя раньше осознание того, что он общается с немым собеседником, вызывало у него диссонанс.
Почувствовав, что Шептунья прилизывает его мех, Космач смущенно опустил уши, но не стал ничего говорить. Наверняка оба они понимали, что наступит день, когда его лапы ослабнут настолько, что не смогут поднять потяжелевшее тело. Что его сердце станет биться с трудом, дряхлое и постаревшее вместе с ним. Но упоминать об этом вслух нельзя. Правда подгоняет время.
- Что ж, попробую разгадать твои загадки, - проурчал Космач, заметив, что хвост Шептуньи пришёл в движение. Сонная голова не хотела решать никаких задач, но он строго-настрого запретил себе сдаваться. Уж лучше пусть лапы откажут ему, чем ясный разум. Космач пригляделся к хвосту кошки.
- Хм-м, кто-то в траве... бегает, - улыбнулся старик своей догадке. - Прыжок вверх? И... - он повернул голову в том направлении, куда указал хвост. Окончательно всё поняв, Космач рассмеялся и обвил собственным пушистым хвостом бок Шептуньи.
- Значит, тебе не нужны стариковские патрули? - промурлыкал он, ласково глядя на свою уже такую взрослую ученицу. - Думал, ты сидишь в лагере, скучаешь, а тебе не до лени. Того и гляди, всё племя накормишь. В твоих жилах течёт кровь настоящей воительницы.
Космач не лукавил. Он даже немного удивился тому, что Шептунья не стала будить его, а сама вышла в лес и поймала дичь. Быть может, со своим братом или сестрой? Или нашла в племени ещё кого-нибудь, способного её понять?
"Было бы здорово", - подумал бело-бурый кот, понимая, что не так много найдётся воинов, готовых тратить своё время на "расшифровку" жестов Шептуньи. "Да и славно, что не найдётся. Ведь такой чудесной кошке не всякий подойдёт".
А в том, что Шептунья - чудесная кошка, Космач не сомневался. И были у него на то свои причины. Причины длиною в шесть полных лун, в которые старик и изгой плечом к плечу пытались доказать всем, что они достойны воинского звания.
Тонкие, не успевшие окрепнуть голоса котят заставили уши Космача дрогнуть. Он повернулся как раз вовремя, когда один из них коснулся лбом его меха. Коснулся - и отскочил, словно наткнулся на дерево, а не живого кота.
Старик сощурился и с интересом присмотрелся к пищащей троице. Он вполне догадывался, чьи это котята, хотя очевидное сходство с матерью проглядывалось только в одной кошечке. Она же казалась наиболее ухоженной из троих. Двое бурых малышей казались худыми и забитыми. Один из них, совсем тощий, с кривыми лапками и очень крикливый - новый местный задира? - играл со второй, шерстка которой была истрепана, местами пожевана и щедро сдобрена пылью. В её взгляде Космач, насколько он мог, разглядел отчаяние, печаль, может быть, обиду? Опрятная чёрно-белая сестричка, в свою очередь, встала между двумя бурыми, обрывая их игру. Он хотел уже было вставить своё слово промеж их писка, как грустная бурая кошечка взметнулась моховым комком, по которому ударили лапой, и зарылась в его шерсть, словно мышь, пытающаяся спрятаться в густой траве.
- Так вы, значит, котята Ласточки, - сказал старик, разглядывая потрепанный мех котёнка. Он накрыл его лапой, но не стал прижимать, чтобы кошечка могла сама выбрать, остаться рядом с ним или уйти к своим брату и сестре. Она легко замаскировалась рядом с Космачом, став одним из дюжины буро-полосатых пятен на его меху.
- Я всё ждал, когда же вы выберетесь наружу. Будем знакомиться. Я Космач, а рядом со мной Шептунья. Мы живём в палатке старейшин - это вон то поваленное бревно, - он указал на стариковское убежище. - Воины нынче готовятся уйти на Совет, так что, лучше не путайтесь у них под ногами. Но со мной вы вполне можете поговорить. А если будете умны и внимательны, то и с Шептуньей.
Космач ободряюще улыбнулся немой кошке. Общение с котятами бывает той ещё морокой для калек, ведь они до ужаса прямолинейны и наивны. Но он верил в то, что Шептунья понравится этим малышам. Ведь они не знают её прошлую, им не с чем сравнивать, и они примут её такую, какая она есть, без оглядки назад.

+4

263

Она была уверена, что он поймёт. И всё-таки испытала огромную радость оттого, что он понял. Снова. Каждый раз, мелко, глупо, но так для неё важно. Важно, что есть кто-то, кому нравится играть с ней в эти неописуемые шарады, кто не против потратить своё драгоценное время, чтобы узнать, как провела своё время она. Что она думает о происходящем. Что видит и слышит вокруг. Такие крохи для всех остальных и такая ценность для неё. Наверное, она скорее согласилась бы переродиться, стать слепой, глухой, изломанной и искорёженной, но всё же иметь возможность говорить. Высказаться, выплакаться, порадоваться и погрустить, поучить и пожурить. Имеем - не ценим, а потерявши - плачем. Она не ценила свои слова. Держала их при себе. Стеснялась лишний раз подойти к кому-то. Боялась быть отвергнутой и потому даже не пыталась наладить отношений с кем-либо. Не оправдывалась, тем самым только признавая за собой несуществующую, ярлыком наклеенную чужую вину. И только теперь, потеряв голос, поняла, насколько глупо было отгораживаться ото всех, когда была возможность протянуть лапу, а не отдёргивать её.

Он это знает. Они знают. Космач, Крона, Перевал. Светочи надежды во всё еще беспроглядной темноте будущего. Три столпа её опоры, её любви и счастья, желания продолжать играть в эти загадки. Играть в эту жизнь.

Кошка наморщила носик и замотала головой, легонько шлёпнув бывшего наставника хвостом по макушке. Затем довольно ощутимо боднула головой в бочок и приосанилась, словно говоря, мол: "Какие-такие стариковские патрули? Да ты полон сил и энергии! Еще оставишь меня далеко позади!" Попутно серая, поймав хвост кота, проредила аккуратно еще и его, и наконец, собрав всю шерсть и выкушенные колтуны в кучку, затолкала куда поглубже в ежевичные заросли. Глядя на лоснящуюся теперь шубку Космача, она видела перед собой всё того же Тучегона, которого знала всю свою пока еще короткую жизнь. Шептунья любила его, каждую шерстинку, каждый коготь. Наверное, даже родного отца она не смогла бы обнять так крепко, как обнимала его порой своим хвостом. Важен не тот, кто родил, а тот, кто воспитал, а именно Тучегон и воспитал её такой, какой она теперь была.

Не говоря уж о том, что всегда был рядом после моего "перерождения"...

Зеленоглазая хотела было показать своему собеседнику что-то еще, но их "разговор" был довольно внезапно прерван появлением на поляне целых трёх котят. Кошечка видела их в первый раз, но точно знала, что перед ней малыши Ласточки. Мухоморчик, Травушка, Гусёнок и Зайчонок. Осталось только угадать, кто из них кто, и можно считать, что она уже заочно познакомилась со старшими обитателями детской. Почему-то щуплый буро-коричневый котенок со смешными длинными лапами, пока еще нескладными и чуть заплетающимися во время бега, показался ей Мухоморчиком. Она сразу вспомнила грибы, их большие шляпки на тонких ножках, забавные и растущие целыми кучками то тут, то там, прижавшись к стволам деревьев. Следовавшую за ним примерно в том же окрасе малышку идентифицировать оказалось немного труднее, но всё же, немного подумав, Шептунья окрестила её Травушкой. Пушистая шерсть малышки, даже примятая и невылизанная (скорее всего, от котячьих игр) напомнила старейшине о сочной молодой травке, что еще недавно показалась из-под снега, а теперь уже пошла в буйный рост. Замыкавшей процессию черно-белой кошечке осталось имя Зайчонок, хотя, признаться честно, если белый цвет был еще более-менее понятен, то уж чёрных зайцев она не видела в своей жизни ни разу. Ну, у родителей свои причины давать имена.

Врезавшись в лапу Космача, мальчишка тут же чуть ли не на всю поляну запросил помощи и укрытия от какой-то страшной напасти. Скорее всего, услышал какую-нибудь жуткую историю или, может быть, испугался Сипухи, до этого заходившей в детскую. На старейшин малыш едва взглянул и, прежде чем Шептунья успела хоть как-то отреагировать и оказать котятам "помощь", попытался совершить удивительный во всех смыслах поступок: буквально съесть свою сестру. Из благих побуждений, разумеется, но оттого это не выглядело менее странным. На спасение "Травушки" тут же пришла "Зайчонок", сама же укушенная проявила большую смекалку, выбрав в качестве надёжного укрытия пушистую шерсть старшего кота. Решив, что пришло её время взять ситуацию в свои лапы и сделать первый шаг к чему-то стоящему, Шептунья вытянула шею, легко сомкнула зубы на загривке её брата, без особых усилий (пока еще) подняла его в воздух и перенесла к себе под лапы, опустив в густую травку. Так как она всё еще сидела, прижавшись к Космачу боком, котята оказались довольно близко друг к другу. Для большей надежности старейшина обвила хвостом свои передние лапки и котёнка вместе с ними, организовав некое подобие защитной стены с единственным небольшим проходом к его спрятавшейся сестре.

+3

264

Детская

[indent] Вообще-то, распоротые животы со всеми кроваво-кишечными темами - как бы немножко не то, что следует демонстрировать двухлунным котятам. Даже очень-очень лесным и просто невероятно суровым. То есть, по-хорошему, нужно было если уж не эвакуировать срочно всю абстрактную мелюзгу из детской - а вместе с ней, возможно, и некоторых особо впечатлительных мамаш, которых послеродовые гормоны во все места шарахали, - так хотя бы не толкать конкретно взятого Мухоморчика в лужу крови, а, например, послать его за помощью (уж поголосить-то на поляне он определённо сможет), а самой остаться с Бурецапкой и пытаться как-нибудь помочь. Или хотя бы не сделать хуже, то есть, не заболтать да задолбать до состояния, когда несчастной кошке любой ценой захочется от черепаховой куда подальше, хоть на небо, хоть под землю. Но Сипуха - вещь такая, немного беспардонная, она в принципе по жизни не церемонилась и не заморачивалась, поэтому ей - нормально. Честно и абсолютно, вот прям ни одна мысль в круглой голове не шевельнулась.
[indent] Чуть ли не кубарем выскочив на поляну, ученица затормозила, подняв столб пыли, за которым не разглядела Космача, через которого в самую последнюю секунду пришлось сигать, дабы не протаранить в ту же самую пылюгу. Вислоушка - девочка активная, шустрая и резкая, её на поворотах заносит, обычно кувырком и в дерево, но тут как-то не срослось, видимо, мысль о серьёзности происходящего как-то согревала и помогала собраться. Чихнув и оглядевшись, грозовая почувствовала, как сердце проваливается куда-то в пятки: на поляне она не нашла ни Ореха, ни его ученицу. Правда, оставалась надежда, что оба лекаря у себя в палатке караулят других больных, но как тогда, прости звёзды, они в четыре глаза умудрились прохлопать Бурецапку, и чего вообще кошку так рано понесло в детскую? Не уж то в целительской все полы вымыла, так решила и за ясли взяться? Так, прямо скажем, уборщица из буро-белой вышла так себе, средненькая. Эффектно, конечно, но слишком головокружительно.
[indent] - Где Орех, где Бабочка? Там, в детской, Бурецапка, она зашла и ей как-то совсем плохо стало, хуже, чем было. Там всё в крови уже, они срочно-срочно нужны! - понимая, что у неё нет времени совать нос в каждую щель в лагере, даже если делать это очень быстро, особенно с учётом, что лекарей на месте действительно может не оказаться, в отличие от тех, кто знают их направление и быстренько его подскажут, а то ещё и разделиться да сбегать помогут, Сипуха предпочла просто проголосить на всю поляну, не сомневаясь в том, что уж с её-то связками всеобщее внимание привлечь не проблема. Всё-таки зря она затронула с Мухоморчиком тему смерти. Слишком уж она зыбкая, опасная и веющая холодком. Предки, если Бурецапка умрёт, вислоушка никогда себе этого не простит! - Ну пожалуйста! - от волнения бока кошки вздымались, будто бы она бежала от самой границы: подумать только, ведь грозовая едва успела обрадоваться, что битва прошла без смертей и необратимых последствий, как тут такое. Не сказать, чтобы вид открывшихся ран был для вислоушки чем-то запредельным, скорее уже обыденным, но за соплеменников она всегда переживала максимально сильно и преданно, что с учётом в целом повышенного (раз в так дцать) уровня эмоциональности давало свои плоды.

Отредактировано Сипуха (23-05-2019 00:50:28)

+1

265

Тайфун не терпел, когда его будили. Особенно, когда это делали соплеменники. Он погрузился в неглубокую дрему в тени воинской палатки, когда поляну внезапно заполнили чужие, пронзительные вопли. Кончик бурого хвоста раздраженно метнулся из стороны в сторону и тотчас застыл. Котята, разумеется, как он мог забыть? Попробуй ему кто-нибудь ещё несколько лун назад сказать об участи "счастливого" папаши, он бы малодушно отмахнулся, избегая щекотливую тему, как звездоцапову хворь. Но эти маленькие сорванцы росли, как грибы, а Тайфун по-прежнему с трудом различал их по шкуркам.

- А давай я тебя сам спрячу! У себя внутри,  -  вдруг донёсся до чуткого уха воителя звонкий голос Гусёнка, и Тайфун приподнял голову, недобро щуря янтарные глаза, наблюдая, как тот тянется к плечу сестры, - и без того заметно потрёпанной, - намереваясь укусить. Забавная чертовщина.

- Контролируй свои порывы, юнец, - глухо пробасил кот, прожигая взглядом крикливую мордашку, точно изучая прежде невиданное существо. - или хочешь узнать, что у нас обычно делают с маленькими задиристыми крысятами, подобными тебе? А ты, - посмотрел на Травушку, - учись отвечать. Если хочешь, чтобы тебя твоя же семейка во что-то ставила.

+3

266

детская --->

В последние луны своего "заточения" Ласточка выбиралась наружу изредка, и чаще - совсем кромешной ночью. Она добровольно превратилась в затворницу, мрачно и молчаливо вынашивая свое тяжкое бремя, постоянно напоминающее об ошибках, порывах и глупостях.
Что и говорить, четверка нежданных котят сделали королеву мудрее. А еще - более замкнутой и спокойной.
Выбравшись наружу, Ласточка готова была поскорее юркнуть в лес уже проторенной тропинкой, но не могла уйти, не бросив взгляд на котят. Все-таки, какими бы нежеланными они ни были, все четверо принадлежали ей.
Всех четверых она все же... хм.
Удивляло Ласточку и то, какими они росли: каждый из них становился личностью, в каждом из них неожиданным образом проглядывались черты обоих родителей, и кошка молчаливо удивлялась их взрослению, наблюдая за потомством как за диковинкой.
Видимо, эти же чувства посетили и их отца, а потому Ласточка медленно осела у детской, оставляя планы на прогулку - на время, конечно же.
- А ты, — принялся за воспитание отец года, — учись отвечать. Если хочешь, чтобы тебя твоя же семейка во что-то ставила.
И Ласточка, не удержавшись, хмыкнула, покачивая хвостом медленно и планомерно. Все-таки она еще не понимала, как относится к такому общению котят с Тайфуном, а потому сидела и разбиралась в своих ощущениях - пока побеждал долг, ведь котята рано или поздно становятся частью единой системы племени, а потому их общение с Тайфуном как со старшим воителем просто неизбежно.
- Что случилось? - дернув ухом на окрики Сипухи, спросила Ласточка, не прекращая подергивать хвостом. Видимо, концентрация внимания и резкость реакции улетучились вместе с прекрасной физической формой, и черно-белая подорвалась при виде окровавленной Бурецапки.
- Что... кто? - рыкнула Ласточка, метнувшись к бывшей ученице.

Отредактировано Ласточка (25-05-2019 13:03:53)

+3

267

[indent] Несмотря на серьёзность проблемы, разморённые недавней победой, вечерним теплом и сытным ужином коты не спешили реагировать на Сипуху, которая, силясь привлечь столь необходимое внимание, горланила всё активнее и громче, пока, наконец, не осипла и не закашлялась, подавившись особенно остро резанувшим пересохшее горло шматом холодного воздуха. Скривив болезненную гримасу, юница едва не осела от облегчения, поймав взгляд Ласточки: кажется, её материнский мозг, затуманенный грудным вскармливанием, прикормом, наполнителем для детских подстилок и необходимостью слежения за чистотой нежных котячьих попок разум начал просыпаться, возвращаясь в суровую боевую реальность их дикой необузданной жизни. - Бурецапка случилась! В детской! - пропитым голосом потрёпанного жизнью рокера просипела ученица, подпрыгивая от нетерпения и волнения на месте, отчего её лопоухие ушки взметнулись в воздух и захлопали, словно у слонёнка.
[indent] Бросившись вслед за Ласточкой, Сипуха в спешке второй раз прочесала затылкам потолок детской, устало закатив глаза и плюхнувшись задницей прям в кровавую лужу в нескольких миллиметрах от Мухоморчика, которого, кажется, слегка обрызгало. - Мышки-норушки, ну что ж за день сегодня такой! - а ведь грозовая ещё рассчитывала сходить сегодня на Совет. Это же весь остаток вечера вылизываться придётся, а она ох, ох как не любила это нудное занятие! Была бы только жива Рябина, она бы помогла, но... - Бурецапка, ты там как? - тыкая лапой кошку в бедро, настороженно уточнила черепашка, методично отодвигаясь от натёкшей из воительницы лужи. - Ласточка, тут слишком тесно, и Ореху дольше бежать будет, давай выведем её на поляну! Мухоморчик, помогай! - игнорируя ровно так, как она умеет, обалдевшее состояние котёнка, вновь в привычной для себя манере засуетилась вислоушка, видимо, впитал энергию земли, которая едва ли не дымом из ноздрей начала клубиться. В конце концов, нужно же было хоть что-нибудь делать, пока целители заняты, Сипуха не могла допустить, чтобы её соплеменница обливалась кровью в детской, нежное сердце черепаховой просто разрывалось от сочувствия и боли. Поэтому пусть Бурецапка шевелит ляжками и истекает кровь на поляне.
[indent] Подставив кошке плечо и выудив её таки на улицу, ученица отошла, заметавшись в поисках того, чем ещё можно помочь. На глаза попался камень. Средненький такой, гладкий и безумно красивый. В огромных круглых глазах загорелись лампочки, дым повалил ещё и из ушей. Рванув к объекту, грозовая подкатила камень к Бурецапке, тщательно обдув оный от пыли и даже заботливо отполировав его от грязи собственным хвостом. - Вот, прижми. Камни не впитывают влагу, значит, кровь будет отторгаться от них внутрь тебя, - уровень познаний в целительстве - «Сипуха». - А Орех скоро придёт. Или Бабочка. Или ещё кто-нибудь. Только добрый, а не как барсуки, так что не бойся. А пока я с тобой посижу. Ты только это, не молчи. А то я не понимаю, живая ты или померла уже, - уровень заботы - «Сипуха».

Разрыв закрыт → Совет

Отредактировано Сипуха (06-06-2019 13:46:32)

+3

268

детская.

Ей удается впервые покинуть детскую совсем нетрадиционным способом: мир продолжает вертеться в звездном водовороте, но Травушка упорно прикусывает нижнюю губу, силясь, дабы не высказать слабости. Она – дочь своей матери, и Ласточка на ее месте ни за что бы не разревелась от обиды и горечи. Мухоморчик жесток с ней – это факт, но Травушка решает мириться с этим фактом, в глубине души взращивая очередной цветок Семьи и лелея надежду, что этот же цветом однажды вырастет и в сердце и черно-белого брата. Гусенок же свой уже получил – защищает Травушку от чужих языков и чужих лап, выводит на яркий свет. И Травушка замирает вместе со всем миром, распластавшись на земле и хватая небрежно воздух ртом. Спаслась. В очередной раз спаслась, но какой ценой? Что, если теперь Мухоморчик затаит еще большую обиду на нее? Что, если после этого он затаит обиду и на Гусёнка? Нет, этого Травушка не может позволить.
Она решает поговорить еще раз с братом, с глазу на глаз. Решает, что теперь не поддастся слабости и обязательно вытащит его из омута грязи, налепленной на черно-белую шерсть.
Она кивает на слова Гусенка и усиленно хмурит брови, а затем оборачивается в поисках более удачного места для того, чтобы спрятаться. Сейчас-сейчас, еще минута, и Мухоморчик выйдет с гордо поднятой головой на поляну. Он не должен увидеть ни ее, ни Гусенка. И Травушка продолжает кивать словам Гусенка, пока до нее не доходит смысл: спрятать в себе.
- Нет-нет-нет, погоди, мы так не договаривались! Я сама себя спрячу!
Пятится назад, норовя спрятаться от цепких зубов второго брата, а про себя молится Предкам, о которых она слышала от других там, в детской. Что такое звёзды и как они могут помочь – Травушка еще не до конца понимает, но знает – если о Звёздах говорят как о спасителях, то они, стало быть, обязательно спасут.  Она чувствует, как на ее плече смыкаются острые котячьи зубы Гусенка, заводит уши за голову и тянется прочь, не смотря под лапы. Поеданию Травушки спешно мешает Зайчонок, на что бурая дарит сестре благодарный взгляд и разворачивается, чтобы отбежать на другую половину поляны.
Но не выдерживает, врезается в чью-то большую пушистую лапу.
- Простите, здравствуйте - обеспокоенно шепчет Травушка, а затем повторяет еще раз и уже переводит глаза на того, чей отдых она испортила. Светлый с бурыми пятнами – чуть светлей ее шерсти – воитель, смотрящий на каждого с доброй улыбкой: - Травушкой зовусь, а это Гусёнок и Зайчонок - мои брат и сестра.
Завороженная, она даже не сразу понимает, что ее прикрывают лапой, пряча от Мухоморчика, Гусёнка да и целого мира в принципе. И Травушка благодарна вдвойне до тех пор, пока не отвлекается на очередной голос. Голова гудит от обилия новой информации и новых голосов, ни разу не услышанных до сих пор.
- Но они же семья, - не понимает котёнок, смотря на такого же бурого, как они с Гусёнком, кота: - Зачем уметь отвечать тем, кто тебя любит.
Еще слишком наивна, слишком молода и не познавшая жизнь, Травушка смиренно верит в то, что семья ни за что не обидит. Просто это такой нрав, но на деле – посмотрите же – её обязательно защитят. И Мухоморчик тоже непременно защитит ее рано или поздно, просто еще не было подходящего случая.
- Правда же, Зайчонок? – смотрит на сестру, пытаясь найти в ней поддержку, будто бы свято верит, что черно-белая красавица такого же мнения, что и сама Травушка.
А потом она отвлекается от общей суеты на соседние разговоры, с непониманием смотрит на матушку, только выбравшуюся из палатки и мигом рванувшую обратно. Что-то происходит, и что-то явно нехорошее.

Отредактировано Травушка (06-06-2019 01:19:27)

+5

269

совет >>>

Бабочка бежала быстро. Очень быстро. Она хотела убежать прочь с этой поляны, над которой повис запах тухлятины. И, как ни парадоксально, она желала оказаться как можно дальше от Ореха, чтобы пропасть между ними не стала ещё шире. А она росла непомерно быстро по вине обоих врачевателей. Юная травница переживала всё это слишком тяжело, но никак не могла взять себя в лапы и понять, что часть вины лежит на ней самой. А потому лишь злилась и выплёскивала агрессию на самого близкого кота. Пока она не находила в себе сил поразмыслить над сложившейся ситуацией холодной головой. Пока.
Пробежка слегка остудила пыл Бабочки, и в лагерь та вбежала хоть и растрёпанной, но более-менее спокойной, лишь на морде ещё можно было заметить остатки раздражения. Увы, в лагере тоже не было покоя. Струйка кровавого запаха, приправленная ароматом календулы, вела к бело-рыжей фигуре воительницы рядом с детской.
- Что произошло? - Бабочка в несколько прыжков достигла Бурецапки, склоняясь над той и обнюхивая открывшуюся рану. Судя по всему кошка просто решила пренебречь предупреждениями Ореха и отправилась неизвестно куда до того, как календула и паутина подействовали. Почему от воителей так много проблем? - Отойдите, - ученица целителя скользнула взглядом по воителям, собравшимся вокруг. Ей нужно было немного места, а любопытные взгляды и шорохи мешали. Травница метнулась к своей пещере, захватив оттуда ещё паутины, немного ракитника и листьев дуба. Кровотечение было слишком сильное, и это рождало неуверенность в душе Бабочки. О, Полуночник, здесь пригодились бы твои кровь-ягоды. Возможно, несколько дней назад она бы упёрлась и сделала бы всё возможное, но теперь... Теперь лапы подрагивали, а в голове звучал голос Ореха. Нужно учиться ещё. Мало у кого бывали такие неталантливые ученики? Кошка стала жевать травы интенсивнее, стараясь избавиться от призраков неуверенности. Просто немного больше ракитника, и всё как обычно. Бабочка осторожно нанесла кашицу на рану и стала прикрывать паутиной.
- Бурецапка? Слышишь меня? Не отключайся, - слабость налицо. Воительница могла потерять сознание от большой кровопотери. - Посмотри на меня, - Бабочка приблизила морду к морде воительницы, вглядываясь той в глаза. - Только попробуй умереть здесь. Орех убьёт меня.

+4

270

Ласточка забыла уже и о котятах, и о физиономии Тайфуна, и о ноющей, преследующей ее с начала вскармливания котят боли в животе: вздыбленная шерсть королевы как нельзя лучше характеризовала её состояние, когда она, онемев от ужаса, смотрела на окровавленную Бурецапку.
Прежде такое уже случалось...
- Барсуки? - на выдохе подала голос Ласточка, чувствуя, как внутри что-то кольнуло: глубоко припрятанный материнский инстинкт, добавившийся к обязанностям воительницы, защищающей свое племя. Если барсуки сунутся ближе к лагерю...
— Ласточка, тут слишком тесно, и Ореху дольше бежать будет, давай выведем её на поляну! Мухоморчик, помогай! - раскомандовалась бывшая ученица Куницы, и черно-белая, хмурно скривив брови, осторожно перехватила за загривок Бурецапку: нежно, намного нежнее, чем обращалась со своим выводком.
Все-таки, была у Ласточки особая привязанность к своей ученицы. Столько труда было вложено в эту рыжую бестию, что пойти им насмарку вот так попросту нельзя.
- Звездоцапов Совет, как невовремя, - кружила вокруг Бурецапки королева, хвостом отстраняя котят от раненой: ей сейчас точно нужен покой.
И предки, никогда прежде Ласточка не была так рада видеть Бабочку, как сегодня.
Кошка слабо выдохнула, нехотя делая шаг назад по приказу ученицы целителя. Когда-то, не так давно, Ласточка нуждалась в помощи Бабочки - когда Орех был ни жив, ни мертв после стычки со все теми же засранцами барсуками.
— Только попробуй умереть здесь. Орех убьёт меня.
- Или я, - глухой рык за спиной Бабочки, и только округленные, по-настоящему испуганные глаза королевы выдавали припрятанный за грубостью страх.
- Что ты телишься, шевелись! - кружила коршуном Ласточка, хлестая себя хвостом.
- Что надо? Принесем, командуй, соберись, - не в силах хоть раз заткнуться в нужный момент, порыкивала вздволнованная кошка.

Отредактировано Ласточка (06-06-2019 16:01:42)

+3

271

[indent] Сестра на вкус не как мышь, не как родная кровь, и совсем не как трава вопреки своему имени. Нечто другое, что ядом проникает во все внутренности и заставляет собственное сердце сжиматься - Травушка - это яд. Гусенок успевает понять это уже после того, как другая сестра его от нее оттолкнет и что-то спросит, уже после того, как чужая воительница сожмет на его загривке зубы и отец отведет в его сторону замечание - Гусенок готов плакать, он уже почти воет, каждое его движение сопутствует тревожное мычание.

[indent] - Она... она ядовитая! - слезы текут из глаз, почему, почему все смотрят сейчас на него своими страшными взрослыми глазами? Почему они все его в чем-то обвиняют? Кричат, зубы выставляют острые, языками чешут по черепушке крохотной. Он хотел спрятать сестру из самых добрых намерений - он ведь лучше, чем Мухоморчик, лучше, чем кто-то другой (?). Травушка не смогла бы себя защитить сама, она не умела.

[indent] Яд сестры выплеснулся и отравил собой весь окружающий мир.

[indent] Отец был против него, чужие взрослые были против него, и Гусенок не сдержал свой страх и вывалил его наружу горькими слезами.

[indent] - Я... я не Крысенок, я Гусенок! - неужели даже отец не будет называть его по имени? Переходная стадия от Гусенка к Мухоморчику включает еще и Крысенка? А что дальше? Может он и правда уже не Гусенок после этого яда? Как проверить? Как узнать?

[indent] Кусает собственную лапу - такая же на вкус? Нет, другая, черствая, сухая. Хочет кровь наружу вызволить, чтобы тоже отравила своим противоядием, чтобы обратный эффект дала, да только то необратимо уже видимо - Гусенку больно и он всхлипывает от этой своей боли, и от того, что уже ничего обратно не вернуть.

[indent] А потом еще и Бурецапка... так ее ведь? Имена в голове не задерживается, он забывает ее имя через мгновение, а о крови через два. Крепко вжимается в грудь прикрывающей его кошки, - это все она виновата, она ядовитая, - продолжает хныкать, зарываясь вглубь серой шерсти - тоже хочет кусить, может в этот раз получится? Но тот лишь языком ее на вкус пробует, не способный зубы на чем-то сомкнуть - взрослые воители более шерстистые и мягкие, прилизанные, чистые, как мать собственная, - от всего этого наваждения так и клонит в сон.
                                                                 в сон-сон-сон,
                                                                                         дальше некуда, дальше нельзя.

Противоядие? Трава-небо? Что может быть злым для травы?
- Мухоморчик. Он точно должен все знать.

Отредактировано Гусёнок (07-06-2019 01:34:19)

+7

272

>>>детская

Такая вдруг суматоха поднялась, Бурецапка даже не сразу поняла в чём дело. Почувствовала, когда лапы стали как-то странно прилипать к земле. Мда, надо было слушать Ореха, но голова воительницы была занята наставницей и ей детьми. Кстати о котятах...кошка бы даже извинилась перед ними за такое "представление", но точно не сейчас. Все так суетились, носились, рядом раздавался голос Сипухи, но Бурецапка не могла проронить ни слова из-за огромной слабости и испуга. За свою жизнь? Кто бы мог подумать. Хотя скорее рыжая боялась не смерти, а именно такой смерти, на глазах у всех, в лагере...как беспомощная раненная птица.
— Только попробуй умереть здесь. Орех убьёт меня.
— Или я.
Ласточка.
- Да в порядке я, в порядке, - устало протянула полосатая, приподнимая голову. Вот Орех ей задаст по первое число, когда вернётся. Лучше прикрывать рану камнем, как это сделала Сипуха, чтобы друг не увидел как она чуть не убила себя, - Спасибо, Бабочка, мне кажется, кровь больше не идёт, - спустя какое-то время мяукнула кошка, но встать не решилась. Больше она такой ошибки не допустит. Неудобно то как...

+4

273

Слушая котят, их пока еще неокрепшие, но явные для серого пушистого уха голоски, Шептунья понимает - и угадала, и ошиблась. Опознала Травушку, но прогадала с Гусёнком, что сейчас тесно жался к её животу. Какие же они милые, эти котята. Смешные, забавные, маленькие. Когда-то она и сама была такой. Только почти этого не помнит - слишком много случилось. Иногда она и правда ощущает себя дряхлой старейшиной, сгорбленной под тяжестью собственных и не очень ошибок. Ошибки родителей судить она, увы, уже не может, да и какой в этом смысл, когда ответить за них уже некому? Но вот свои... Свою главную ошибку Шептунья осознавала прекрасно, но ничего не могла с ней поделать. Не могла отвернуться от других, наплевать на чужое мнение. Не могла послать всех куда подальше и жить так, как хочется, забыть о существовании соплеменником, их косых взглядом, укоризны, недоверия, открытого презрения. Не могла, и оттого страдала, оттого пыталась что-то сделать, и в итоге лишь больше навредила себе. И теперь, глядя на этих котят, она завидовала. Завидовала их несмотря ни на что счастью.

Завидовала их беспечности.

Маленький Гусёнок, удивительно прижимаясь ближе, тихонько захныкал в её шерсть... и кошка моментально выбросила из головы всё то, что наполняло её секунду, минуту, вечность назад. Сосредоточившись, сузившись всем существом до размеров этого крохотного котёнка, Шептунья молча попыталась сродниться с ним, дать ему понять, что всё хорошо, осознать его тревоги и развеять их. Как-нибудь, хоть как-нибудь. Она не могла сказать "успокойся", да и это всё равно были бы просто слова. Только слова не способны прогнать то, что тревожит сердце.

Она тихо урчит, мерно, давая котёнку выговориться, подбадривая его поделиться тем, что накопилось. Наболело. Не лижет в макушку, но слегка касается носом - не оставляя на нём свой запах, чтобы не раздражать лишний раз восприимчивое сознание. Не жмёт к себе, но участливо смотрит, чуть кивая головой, полуприкрыв глаза, чтобы не пугать огромными зелеными омутами. Он ей нравится. Не такой, как остальные. Уникальный. Как она. И у него тоже есть они. Травушка и Зайчонок, которые наверняка поддерживают братишку во всём. Как к неё были Крона и Перевал.

Всем нужен кто-то, на чью лапу можно опереться. Кто может выслушать, дать совет, подтолкнуть к делу, дать выспаться лишний часок, сходив пока на охоту. Они должны держаться друг друга. Они еще поймут.

Шептунья легонько приподнимает кончик хвоста, также невесомо касается кончиком плечика Травушки. Едва ощутимо для малышки, но так, чтобы Гусёнок это видел.

Показывает ему свой целый хвост. Всё в порядке, малыш, видишь?

А вокруг набирается шум, и серая волей-неволей обращает на него внимание краем глаза. Следит за происходящим, волнуется, ведь Сипуха вытаскивает на главную поляну раненую Бурецапку. Видимо, снова открылись раны после сражения за Камни. Стоило ли оно того? Ради этих малышей - стоило. А вот им видеть подобное явно не стоит. Хорошо, что Ласточка загораживает собой ученицу, а Тайфун отвлекает колкими, поучительными речами. Шептунья переживает. В груди нелегко, видеть соплеменника в крови - тяжело и удручающе. именно поэтому она не может притвориться, что их нет, не может закрыть глаза на их мнение о себе. Слишком любит всё свое племя. Несмотря ни на что, любит и боится потерять. И будет с ним, путь даже все будут против. Эти малыши, эти котята не станут смотреть на неё как на изгоя. Если она откроется им, если не станет кривить душой. Если искренне попытается подружиться.

Не плачь, Гусёнок, всё хорошо...

+5

274

Кровь останавливалась. Бабочка не веря своим глазам слегка коснулась подушечкой лапы бока Бурецапки чуть выше раны и замерла так ненадолго. Кажется, пока ей ничего больше не угрожает. Язвительные и совершенно неуместные реплики Ласточки противным скрежетом проехались по ушам. Ученица поначалу опешила и не сразу поняла, что ядовитые слова направлены в её сторону. Что она себе позволяет? Я не целительница, но хоть толику уважения заслуживаю? Очень редко можно было встретить настолько самоуверенных и противных собеседников. Раздражённо прижав уши к голове, ученица обернулась к воительнице и секунду помедлила, смерив черно-белую язву холодным взглядом.
- Собралась. Будь добра, проконтролируй, чтобы до прихода Ореха Бурецапка никуда не ушла. Если она не станет напрягаться раньше времени, то быстро пойдет на поправку.
В голосе почти не слышалось эмоций. Сухие наставления. Бабочка двинулась в сторону своей палатки, вспоминая о собственных пациентах: Ежевике и Неперелётной. Как они? Держатся ли повязки? Правильные ли травы подобрала юная целительница? О, это беспокоило её сильнее чего бы то ни было. Даже ссора с Орехом ушла куда-то в подсознание, давая о себе знать лишь редкими сомнениями и отблеском раздражения. Кошка поспешила к гнёздам в папоротниках, где оставила отдыхать двух воителей, надеясь, что те, в отличие от Бурецапки, остались там же, где травница наказала им отдыхать, и сейчас чувствуют себя намного лучше.

>>> палатка целителя

+1

275

— Зачем уметь отвечать тем, кто тебя любит. Правда же, Зайчонок? – чёрно-белая внимательно посмотрела на свою глупенькую сестру, намеренно не глядя на отца. Он даже не заметил, что он разобралась с нападками Гусёнка. Она. Это не Тайфун пришёл и спас Травушку - это была Зайчонок! А он даже не похвалили её! Ни слова ей не сказал, словно её и нет.
- Именно. Тем кто любит, Травушка, - многозначительно произнесла янтарноглазая малышка. Настороженно посмотрев на своего несносного братца, кошечка демонстративно прошла мимо отца, задев его здоровую лапу своим ещё маленьким, но уже весьма пушистым хвостиком.
Мне заставить его заметить меня или делать вид, что мне всё равно?
О. Вот кому точно не всё равно!
- Маааааааам, - Зайчонок юркнула под лапы Ласточки, обошла левую и села где-то рядышком, - Всё нормально? - она видела, как королева волнуется об этой бело-рыжей кошке и еле смогла скрыть свою ревность. Я хорошая дочь. Я не буду устраивать сцену.

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна