У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!
Ищем глашатая племени Теней


2.11 Названы лучшие игроки октября и почетный персонаж месяца! Спасибо за участие в голосовании. Желаем вам активной игры, ведь может именно в декабре вам достанется звание почетного персонажа?
6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 321 страница 340 из 399

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

Код:
<!--HTML--> <style>
.gtemp-app1 { 
width: 90%;
 font-size: 11px;
 text-align: center;
 line-height: 120%;
 color: #000;
 
 padding: 15px;
 padding-top: 10px;
 margin: 10px;
 } 
</style>
<center> 
<center> 

<div class="gtemp-app1"> 
<div style="width="100%">
<div style="text-align: center; height: 320px; overflow: auto;">
<br> 
  <font face="yeseva one"><font size="4"><b>главная поляна</b></size></font>
<font face="Times New Roman">——————————————————————</font>
<font face="Century Gothic"><b><font size="3">М</size></b><font size="2">инуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней. 
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.</size></font>

</div>
</div></div> 
</center> 

+2

321

Ласточка подходит к Филину, и Лоскут без раздумий порывается за ней. Ждёт в паре лисьих хвостов, пока сестра нашепчет погибшей, давно погибшей любви что-то на ушко — что-то, что услышит только она и что понял бы только мёртвый воитель. Не бойся, Ласточка, я рядом, хочется сказать Лоскуту, только и он понимает, что словами никак не поможешь общему горю, а потому переминается с лапы на лапу, осматривая собравшихся и бросая неуверенные взгляды на чёрно-белую. Ежевика выходит из толпы, подходит ровным шагом к Филину и опускается рядом с телом. Затем поднимается, что-то шепчет Ласточке, махнув хвостом в сторону выхода из лагеря, и удаляется в детскую. Лоскут отбрасывает весь интерес к цели подобных визитов Ежевики и подходит к сестре.
   — Я, если что, тоже... — понизив тон, начинает Лоскут — и запинается. Тупо уставляется в лапы Ласточки и мнётся, как последний идиот.  — Ну ты понимаешь... Если что, то обращайся...

   Конечно, чёрт возьми, понимает.

   Лоскут бросает отчего-то виноватый взгляд на кошку и, поджав губы, отворачивается от неё. Затем делает неуверенный шаг в сторону Филина, останавливается, не сводя глаз с тела, чувствуя тупую до одури пустоту в груди, а потом — вдруг груз: отчего так тяжело? Оттого, что этот кот что-то значил для Ласточки? Оттого, что был таким же воителем Грозового племени и погиб, сражаясь за то, что не стоит и вырванного когтя? Но ведь сражался, думает Лоскут, таких героев надо поискать. 

   И подходит к Филину.

   И касается носом его лба, зажмурившись.

   И вдруг распахивает глаза, словно сквозь шторы век увидев ослепительную вспышку.

   Он не понимает своих чувств. Не понимает, почему сначала не чувствует ничего к смерти тому, с кем за всю жизнь заговорил, пожалуй, от силы пару раз, ничего абсолютно, как, наверное, и должно быть, как, наверное, и бывает. А потом — потом вдруг как будто безразличный к бушующим морям и океанам Титаник со всего маха врезается в покрытые толстым слоем льда его чувства, и мысли приходят в видимое движение.

            Но Лоскут всё равно.
            Не.
            Понима-ет.

      — Филина нужно похоронить, — вырывается у Ореха, и Лоскут тут же отнимает нос от лба мёртвого воителя.
      — Да,   — подтверждает Лоскут, вскакивая,  — я готов помочь. Куда мы его понесём?..

По крайней мере, так он отвлечётся. Может быть.

+4

322

[indent] - Прости, я не расслышала, - серый малыш поднял взгляд на склонившуюся над его ухом Жаворонок, но решил промолчать. Вновь вернулся к рассматриванию своих маленьких лапок, превратив губы в тонкую горизонтальную линию: нельзя поддаваться минутным слабостям, нужно быть сильнее этого. Воительница нужна своим соплеменникам, и со стороны Уголька было бы очень эгоистично удерживать её возле себя жалобным мяуканьем о травме детской психики и впервые пережитых эмоциях.
[indent] — Да. Филина нужно похоронить, - голос черно-белого целителя звенел в ушах даже тогда, когда того и след простыл, а светло-рыжая подруга то ли для ободрения, то ли на прощание прошлась по спинке, вырывая котёнка из пучины его пессимистичных размышлений.
[indent] - Не думаю, Зайчонок, - серый комочек проследил за тем, как обладательница черно-белой шерсти, напоминающей испачканный чернилами чистый лист бумаги, садится рядом с ним, - мы ведь даже не знали его. Странно было бы прощаться с тем, с кем даже не знакомился, - заметил Уголёк, посмотрев своими ясными очами на внезапно насторожившуюся Жаворонок, которая как раз интересовалась, кем приходится малышу его соседка по палатке. – Да, мы... иногда играем вместе.
[indent] Его новая старшая подружка зарылась носиком в пушистую серую шерсть, пообещав скорую встречу, а котёнок, понимая, что момент не совсем подходящий, но не желая упускать случая, быстро мяукнул в ответ, пока она ещё не успела отстраниться:
[indent] - В свободное время заходи в детскую, мы не кусаемся и будем рады посетителям, - я буду рад. Едва приподнимая уголки губ от навалившейся усталости, малыш улыбнулся воительнице.
[indent] Переключился на дочь Ласточки, которая с явным интересом рассматривала шерсть мертвеца, что практически полностью скрылась за спинами его соплеменников, желающих попрощаться со своим бывшим товарищем по боям, мелькая то тут, то там. Хотелось переключиться и отвлечься, но он знал: даже с исчезновением тела с главной поляны над ней будет витать угнетающий дух горя, плохая новость ещё долго не захочет покидать стен дома, а единственной темой для разговора, звучащей в данной ситуации уместно, будет обсуждение прошлого погибшего кота, воспоминания о том, каким он был, и всё это приправлено специями из всеобщей скорби.
[indent] - Интересно, каким он был? – полувопросительно-полуутвердительно мяукнул Уголёк, обращаясь к своей соседке по палатке и пытаясь придумать, чем можно снять напряжение и занять собеседницу. Жаль, в таких вопросах он совершенно бессилен и слишком скрупулезно подходит к выбору темы для беззаботного почесывания языками – настолько, что беззаботностью в итоге там и не пахнет, только натянутой вежливостью либо поучительным занудством.

Отредактировано Уголёк (02-08-2019 15:18:07)

+2

323

территория двуногих →

Останавливаясь каждый раз и принюхиваясь, чтобы уловить свежий запах соплеменников, Малина все больше убеждалась, что идут они с Космачом именно домой. Ей приходилось одновременно перехватывать рыбу поудобнее, чтобы она не ударила снова своей головой по морде, и сетовать старику о своих больных костях. В последнее время они подозрительно часто хрустели, особенно в области спины, а иногда даже были слышны скрипучие звуки, появляющиеся каждый раз неизвестно откуда. Малину это начинало серьезно беспокоить, и она было думала, не наведаться ли ей снова к Ореху. Но после того раза, как ей не удосужились дать хоть каких-нибудь трав от боли в голове, идти туда всё больше не хотелось. Скажут еще опять, что нужно отлежаться в своей палатке, и все болезни как лапой снимет.

Ступив на главную поляну, она поискала взглядом черно-белое пятно Ласточки и обнаружила ее рядом мертвым полосатым телом. - Ласточка! - обеспокоенно воскликнула старуха сквозь зубы и неуклюже подбежала к дочери. Она выплюнула скользкую добычу прямо ей под лапы и обнюхала морду дочери, чтобы удостовериться, что все с ней в порядке. - Ох, беда-беда... - покачала головой старейшина, поворачиваясь к телу Филина, принимая сидячее положение и поскрипывая костями. - Темные времена переживает наше племя, ох, какие темные. Теряем одного за другим. Сначала бедняжка Хрипуха, а теперь еще и он, - Малина давно чувствовала, что рано или поздно Грозовое племя должно было погрязнуть в темной пучине боли и потерь. "Все это из-за Нагретых Валунов, чтоб им провалиться". Теперь грозовым пришлось горько поплатиться за то, что их предводитель покусился на чужое добро. Старуха недобро сморщилась от вспоминания об этом злополучном куске земли. Из-за их вот такой гнусной безнаказанности, сейчас в бедном Речном племени наверняка котята не доедают, а слабые старейшины даже лапами пошевелить не в силах от голода.

Она свистяще выдохнула от горестных переживаний, свалившихся на ее голову, обернулась к Ласточке и подтолкнула носом тушу рыбы. - Съешь, моя дорогая. Эти треклятые псины наверняка всю живность в округе распугали. Будем теперь голодать, как бедные речные, - возможно, грозовые теперь опустятся до того, что будут воровать вот такую рыбу в Гнездах Двуногих, пока все мыши и белки не вернутся обратно в свои дома. И помрут все разом от того, что рыба эта окажется отравленной, как Малина и говорила.

Она заметила краем глаза черное копошащееся пятно и узнала в нем Лоскута, отчего вся нахохлилась и встрепенулась. - А ты где был все это время, обалдуй? Никак живот в теплом месте грел, пока мы все тут чуть не померли? - грузной лапой Малина одарила воина оплеухой, чтобы тот задумался наконец над свои поведением. Сколько бы старуха не пыталась, сколько бы оплеух не отвешивала, все равно не могла найти на него управу, как на самого непутевого сына.

+2

324

С Филином подходили прощаться снова, и снова, и снова - даже те, кто родился после его исчезновения, скорбели по воителю. Ведь он вернулся и помог забрать назад Нагретые Камни. Он погиб, сражаясь за свое племя, и все запомнят косматого здоровяка героем.
Удивительно, что эта мысль пробивалась сквозь давящую, гнетущую скорбь воительницы, заставляя слабо ухмыльнуться.
Не помню тебя героем, Филин.
Помню, как ты сбежал, заставляя только додумывать, каким засранцем ты оказался.
Ежевика, Лоскут и Бурецапка. Удивительно, как три внезапно оказавшихся близкими кота окружили ее со всех сторон, заставляя чувствовать слабой и ущемленной. Она даже вскинула подбородок, словно возвышаясь над всеми тремя и показывая, что нечего жалеть черно-белую, нечего тут сопли распускать. Скорбь Ласточки останется с ней и улетучится, ведь однажды строптивица уже простилась с Филином навсегда, и эта неожиданная, промелькнувшая птичьим крылом встреча оборвалась, будто ее и не было - только тело осталось, с которым Грозовое племя простилось давным-давно.
- Я в порядке, - с едва уловимой ноткой вызова в голосе всем троим разом ответила Ласточка. Филин оказался мимолетным воспоминанием, ностальгией по молодости, но черно-белая все-таки... разлюбила его.
До сих пор черно-белой было странным, почему тогда с губ сорвалось имя погибшего наставника.
Почему, если самые потаенные мысли тогда были именно о Тайфуне?..
- Идем, - переглянувшись с Жаворонок, воительница вздрогнула: насколько чернушно было вспоминать жаркие моменты с отцом ее котят над телом отца ее первенца?
Ласточка не смогла спрятать странной ухмылки.
Что ж, в этом вся она.
- Ты прожил славную жизнь, Филин, - искренне мяукнула Ласточка, кивнув Бурецапке. Тряхнув плечами, она взяла на себя часть веса косматого воителя и пошла следом за Жаворонок.

-----> хоронить

+5

325

Четыре дерева

Дайс на охоту: тык

[indent] На обратном пути Сипуха начала чувствовать себя куда спокойнее и вольготнее, даже обновила несколько сметённых пёсьими лапами да затоптанных несущимися четырьмя Советными отрядами пограничных меток у Ручья, и этот восстанавливающийся запах дома словно придал новых сил: юница шагала по тропинке и кроме вони, агрессии, жажды крови, страха чувствовала свой собственный, совсем свежий аромат, отлично напоминающий, кому на самом деле принадлежат эти земли. Даже захотелось проверить, осмелела ли уже добыча настолько, чтобы после недавней суматохи вновь высунуть из укрытий свои носы. Плечо, натруженное от долгой ходьбы, опять начало давать о себе знать распространяющимся жжением и почему-то покалыванием в подушечке лапы, словно намекая, что визит к Ореху таки не стоит откладывать, однако голову Сипухи, как ответственной ученицы и заботливой соплеменницы, естественно, в первую очередь занимала охота.
[indent] Даже Малина что-то принесла, не могу же я вернуться в лагерь с пустыми лапами! - весело закатывая глаза, размышляла вислоушка. Однако дело пошло совсем не так хорошо, как она рассчитывала. Видимо, сказалась всё же небольшая хромота, а не припадать на повреждённую конечность черепаховая, как ни старалась, физически не смогла, поэтому прыгнуть на ветку за удирающей белкой оказалось проблематично. А голубь, которого кошка выследила после, и без того был настолько нервный, словно тоже ночью столкнулся с проклятыми псами, что его едва удалось разглядеть за ветками кустарника, как тот брык - да был таков. Сипухе повезло лишь с третьего раза: уже почти на подходе к лагерю вновь удалось напасть на беличий след и, уже учтя прошлую ошибку, вовремя отрезать рыжей путь к спасению. Хоть что-то, спасибо, Предки.
[indent] К лазу в изгороди вислоушка подступила, едва не мурлыча под нос песенки от удовольствия, но его как лапой сняло, едва листва зашуршала, и ей на встречу вышел отряд... С Филином на спине. Похоронный! Пронзившая мысль оказалась такой резкой и внезапной, что отяжелевшая беличья тушка кульком упала под лапы. Он... Он же только вернулся. К племени, к семье, как же так? - растерянно хлопая глазами, ученица в немом молчании проводила процессию взглядом, не сумев пересилить себя и заставить негнущиеся лапы подойти поближе, хотя бы мимолётно зарыться носом в холодную шерсть погибшего в дань уважения за его участие в битве за честь и достоинство племени, за возвращение Нагретых камней. В битве, стоящей ему жизни. Но ты ведь не жалеешь, да, Филин? - с досадой сморгнув выступившие было слёзы, грозовая сильнее впилась когтями в землю, сохраняя равновесие. А я даже не успела с тобой попрощаться, - тоска и вина разрывали сердце. Стоила ли теперь вся эта возня к Гнезде Двуногих того, чтобы пропустить церемонию? Но я же не знала! - похоже на оправдание, но почему же настолько неубедительно, чтобы попытаться простить себя?
[indent] Наверное потому же, отчего так страшно и больно терять почти незнакомого кота: их жизнь настолько сложна, терниста и непредсказуема, что, не сплетая свои души в единый комок, они просто не выживут. А разве можно просто так, с лёгкостью, принять варвара, вырвавшего своей когтистой лапой её часть? Смерть - самое жестокое и несправедливое, что может произойти. И самое непоправимое, - повесив хвост, Сипуха подобрала белку и понуро пробралась на поляну. От былого воодушевления не осталось и следа, даже терзать Ореха своим плечом казалось преступлением, ведь их целитель только-только проводил в последний путь родного отца, а тут она со своей жалкой ссадиной - подумаешь, шкуру рассекло. Их тут всех зацепило, и зацепило гораздо значимее и глубже. Прости меня...

+1

326

Глядя на тело Филина, Шептунья невольно прижала Пташку поближе к себе. Ухоженный целителями во время врачевания ран, он казался совсем живым, словно просто вышел из палатки на главную поляну и решил прикорнуть в мягкой травке в ожидании возвращения своих соплеменников. С той лишь разницей, что бока почившего воителя не двигались в такт ритмичному движению, да ушки не вздрагивали от случайных шорохов, способных привлечь внимание даже спящего. Если так подумать, не так уж многим умершие отличаются от живых, это даже немного страшно. Хотя, наверное, и к лучшему. Кошечка еще не видела, но уже слышала байки и мрачные рассказы об участи котов, которым не посчастливилось встретиться нос к носу с барсуком или собакой. Эти животные могут задрать до такой степени, что беднягу потом едва ли смогут распознать даже родные мать с отцом. Интересно, если бы с ней случилось что-то похожее, кто смог бы рассказать племени, что вот это - Шептунья, кошка из Грозового племени?

А была бы вообще кому-то интересна судьба какой-то старейшины?

От мрачных мыслей серую весьма вовремя отвлекло шуршание ежевики и травы за оградой лагеря, и переменившийся ветерок сообщил о возвращении отряда с Совета за несколько мгновений до того, как лапа бегущего впереди показалась из лаза. Не в силах сдержать необъяснимого волнения, кошечка, потрепав хвостом по голове крошку-Пташку, поспешила ближе к вернувшимся, ища глазами одну единственную фигуру. Пушистую, наверняка уже сгорбившуюся от усталости и желания хорошенько вздремнуть фигуру. В глаза бросилась необычайная утомлённость, даже измождённость вернувшихся соплеменников. Шерсть большинства всё еще была вздыблена, хвосты метались из стороны в стороны, уши затравленно прижаты к голове. У каждого на мордочке Шептунья читала явное облегчение от возвращения домой. Неужели Речные коты коварно устроили своим соседям засаду по дороге к поляне Четырёх Деревьев? Или, упасите предки, прямо там?

Но нет, следов борьбы не было. Зато был удушающий, пугающий запах, заставивший серую замереть на месте.

Собаки! Это точно они! - мысленно возопила серая, нарезая круги вокруг котов, мечась то туда, то сюда. - Я была права, мне это не почудилось! Сколько же их должно было быть, что так воняло? Откуда они? Гнались за нашими? А куда делись потом? И где Космач?

И правда, её дорогого друга среди прибывших не обнаружилось. Ни его, ни Малины. Внезапно в голове начала собираться тревожная до ужаса мозаика: запах собак, который она ощущала, вернувшиеся с Совета коты, выглядящие так, словно за ними гналось что-то ужасное, собачий смрад, застрявший в их шерсти, и отсутствие старейшин как самых медленных и слабых членов отряда... Не веря в получившуюся картинку, Шептунья молча осела на траву, хватая пастью ставший таким редким воздух. В этот момент к ней бочком подвалилась Крона, и серая в безмолвном отчаянии и страхе уткнулась в бок сестры, всей мордой, махнув хвостом в ответ на её слова что-то совершенно неопределенное.

Внезапно болотно-зеленый глаз уловил, как Бурецапка, Ласточка и Жаворонок подняли тело Филина и направились за околицу. Этот страшный теперь уже ритуал заставил серо-пятнистую  вырваться из мягких и добрых объятий Кроны. Остервенело броситься к Смерчешкуру. Поймать его бледно-зеленый взор. Сейчас она готова была ослепнуть, лишь бы суметь выговорить, лишь бы суметь прошептать одно единственное имя...

+1

327

спустя несколько дней после Совета

Выходя из своей палатки, Солнцезвёзд невольно взобрался на Скалу даже раньше, чем успел подумать о завтраке - ночь, когда они чудом и милостью предков спаслись от собачьей своры, добавила ему седой шерсти на рыжую шкуру. И теперь каждое его утро начиналось с неизменного ритуала: едва солнечный свет загорался на горизонте, предводитель, повинуясь внутреннему голосу, взбирался на своё место и нёс вахту над лагерем, будто часовой, вздрагивая каждый раз, когда паранойя играла с ним злую шутку и уверяла, что мелькнувшая среди гущи деревьев тень принадлежала очередной зубастой твари, а в ушах эхом отдавался яростный собачий лай.

Сегодня же эта вахта неслась легче, чем прошлые пару ночей. Сегодня Грозовое племя должно было услышать добрые вести: котята Ласточки, весть о которых шесть лун назад отдавалась в глубине предводительской души тупым стуком злости - такая кошка и перспективная глашатая, что убежала в Детскую, предпочтя семью - были готовы получить наставников и приступить к обучению. Пока племя пополнялось оруженосцами и воинами, оно могло двигаться дальше.

- Пусть все коты, способные охотиться самостоятельно, соберутся под Скалой на общее собрание племени! - слова, казалось, сами слетали с его губ, настолько привычными они были. Впрочем, не он ли мечтал произносить их, едва сам вышел из детской? - Коты Грозового племени, - обратился к собравшимся Солнцезвёзд. - Последние луны выдались для нас тяжёлыми, они омрачились бедствиями, смертями, угрозами. Но за каждой тёмной ночью наступает рассвет, и пришло время дать начало нашему. Травушка, Мухоморчик, Гусёнок, Зайчонок, выйдите вперёд, - позвал котят Ласточки предводитель, ободряюще им улыбнувшись. - Зайчонок, отныне и до тех пор, пока ты не заслужишь воинское имя, тебя будут звать Зайка. Тайфун станет твоим наставником, а его опыт и исключительные воинские качества позволят тебе всегда видеть пример, к которому стоит стремиться. Мухоморчик, твоим наставником станет Короед, чей острый ум и воинская выдержка уже позволили ему заслужить почётное место в рядах наших воителей. Совёнок, до часа, когда ты станешь воителем, тебя будут звать Соволап. Твоим обучением займётся Смерчешкур, чей высокий пост говорит о его выдающихся качествах яснее любых похвал. - провозгласил предводитель, после чего ещё трижды повторил старые, как их земли, слова, назначив наставников и остальным котятам.

Когда церемония закончилась, а поздравляющие расступились, рыжешкурый ещё сидел в тени скалы, задумчиво глядя на своих соплеменников. Любили ли они его? Ненавидели? Презирали? После битвы за Нагретые камни он мог подумать всё, что угодно, и, между тем, снова принял бы то же решение, если бы ему представилась возможность: теперь, когда границей им служила река, в прошлое уйдут стычки и делёжка земли вплоть до мышиного уса подле треклятых булыжников.

- Что же, вот они и выросли. Стоило того? - приблизился он к Ласточке, подсаживаясь рядом. Янтарные глаза смотрели на соплеменницу без издевки, лишь с интересом. И, возможно, с вкраплениями иных эмоций, которые даже сам кот толком не понимал - сочувствие, переживание. Он и сам стал отцом и, пожалуй, мог бы на духу сознаться себе, насколько сильно гордился своими бойкими детьми. Однако с этим опытом и пришло окончательное ясное понимание: отцовство не сковывало его и не обязывало. А вот материнство делало именно это, пусть и не каждый о таком задумывался.

+4

328

разрыв

Постепенно страсти улеглись. Грозовое племя обрело новые земли, Филина проводили с почестями, и Ласточке оставалось считать дни и наблюдать, как неокрепшие, смешные комочки, появившиеся после ее неоднозначной страсти с Тайфуном, растут и крепчают.
Так быстро, что день, когда Солнцезвезд решил забрать котят у Ласточки, наступил неожиданно даже для королевы, которая спала и видела, чтобы снова вернуться к своим обязанностям.
Котята были умыты и прилизаны: черно-белой тенью мать возвышалась за спинами потомства, спокойно-прищуренным взглядом наблюдая их выдержанные спины, гордо посаженные головы, сильные профили. Каким бы нежеланным ни было материнство для бывшей глашатой, Ласточка выжала из ситуации максимум, и она не сомневалась, что четверо ее котят станут сильным пополнением в рядах Грозового племени.
Солнцезвезд появился, и церемония началась. Пройдясь хвостом по спинам ровно сидящей четверки, Ласточка отошла на несколько шагов назад, давая малышам почувствовать себя в центре внимания.
Просто она помнила свой день.
Как маленькая черно-белая бестия бежала навстречу могучему бурому воителю, тянула хвостик и нос повыше, пушилась, казалась важнее. Ластушка тогда твердо знала, чего хочет от жизни, и собиралась взять все от вояки, которого дали ей в обучение. Самого сильного, самого бесстрашного!
Кошка моргнула, наблюдая, как такая же черно-белая Зайчонок идет навстречу Тайфуну. Проблеск непонимания, взволнованно дернувшийся кончик хвоста и вовремя захлопнувшаяся пасть: никто не знал, что бурый оказывается отцом этим котятам, и поступок Солнцезвезда только укрепит общее сознание, что Ежевика умудрился сделать Ласточке котят. Наблюдая, как один за другим котята получают новый статус, черно-белая дождалась общего поздравления и тенью улыбки присоединилась к ним, отпуская из-под крыла будущее Грозового племени.
Ну вот, теперь она снова воительница.
— Что же, вот они и выросли. Стоило того? - голос златогривого самца раздался рядом, и кошка вздрогнула. Провожая взглядом котят, Ласточка промолчала, сжимая зубы... и нет, выпалила.
- Не суди о том, чего не знаешь, Солнцезвезд, - тихо процедила воительница, не глядя на лидера. Хвост отбил нервный ритм.
- Ты лучше всех знаешь, что я хотела быть глашатой. Что я создана для этого места, - не удержалась, резко повернула голову к Солнцезвезду, заглядывая в глаза преданно, с ярой готовностью.
- Верни мне мое место. Ты знаешь, что никто не станет защищать твое племя лучше, чем я. Оно мое по праву, а эта... - ошибка, - ... дала тебе четырех будущих воителей. Я хочу свое место обратно, - с пылом кошка срывалась от шепота к голосу, но слышал ее только Солнцезвезд.

+3

329

— Не суди о том, чего не знаешь, Солнцезвезд, - незамедлительно и, как и ожидалось, совершенно недружелюбно отреагировала Ласточка. Рыжешкурый качнул кончиком хвоста, однако извиняться не стал: не видел причин это делать.
- Я ведь и потому задал тебе вопрос, - заметил предводитель. Сам он находился в расположении духа, достаточно хорошем, чтобы не хотеть ответить колкостью или язвой. Забавно, как сильно и отчаянно хотело жить их хрупкое подсознание - стойко стояло под градом ударов дурных событий, но готово было с лёгкостью воспрять от осознания факта, что в их племени прибавилось учеников и, если наследование и правда имело место быть, учеников способных.

— Ты лучше всех знаешь, что я хотела быть глашатой. Что я создана для этого места, - поймав взгляд чёрно-белой кошки, Солнцезвёзд бесстрастно ответил ей собственным, встречая колкий лёд застывшим янтарём. — Верни мне мое место. Ты знаешь, что никто не станет защищать твое племя лучше, чем я. Оно мое по праву, а эта ... дала тебе четырех будущих воителей. Я хочу свое место обратно,   - продолжила Ласточка. Её собеседник не поменялся в эмоциях, сдержав душевную борьбу.

- Ты сама выбрала этот путь. И уж точно знала наверняка, что от тесной дружбы с котами случается потомство, - ответил рыжешкурый, дёрнув ухом. Затем он наклонился и приблизил морду к собеседнице, опаляя её горячим дыханием. - Хочешь вернуть свою должность? Докажи, что ты её всё ещё достойна и не размякла в детской. - Солнцезвёзд отстранился, вернувшись на прежнее место. - Моё племя балансирует на ветке, которая сломается от любого дуновения ветра, и я ясно вижу, что кто-то из моих воинов служит племени, но не мне. Это, конечно, похвально и предсказуемо, но благие намерения, как я предполагаю в худших своих домыслах, несут за собой кровь. В такие тёмные времена я не могу позволить себе такую роскошь, как слепую веру на слово.

+4

330

— Я ведь и потому задал тебе вопрос, — сносно и сдержанно заметил златогривый, не реагируя на рефлекторную колкость молодой воительницы. Беззвучно хмыкнув себе под нос, кошка дернула ухом и обвела дежурным взглядом поляну. Даже себе признаваться не хотела, что присматривалась к четырем спинкам, которых вот-вот выведут в лес.
— Ты сама выбрала этот путь. И уж точно знала наверняка, что от тесной дружбы с котами случается потомство, — ответил рыжешкурый, заставляя Ласточку дернуть усами. Хорошо говорить, когда у тебя все по плану "сунул-вынул-и-пошел".
Однако морда самца оказалась излишне близко, и что-то внутри черно-белой на секунду ёкнуло. Она даже пасть приоткрыла, на короткое мгновение допустив, что кот сейчас возьмет и вернет ее место. Может?..
— Хочешь вернуть свою должность? Докажи, что ты её всё ещё достойна и не размякла в детской. — Солнцезвёзд отстранился, вернувшись на прежнее место, оставляя кошку на удивление потрясенной. Глаза загорелись, пасть приоткрылась, грудь тяжело и медленно вздымалась.
- Уж это я с радостью, - медленно произнесла Ласточка негромким, грудным голосом, невольно пригибая голову, словно хищница на охоте.
— Моё племя балансирует на ветке, которая сломается от любого дуновения ветра, и я ясно вижу, что кто-то из моих воинов служит племени, но не мне, - понесло Солнцезвезда, и эта фраза зацепила внимание кошки, которая уже мыслями была там, на своем почетном месте рядом с предводителем. Навострив уши, она выпрямилась.
- О чем это ты? - конечно, настроения в племени были разные, но конкретной ситуации Ласточка не припомнила. Звездоцапова детская, все у нее забрала, даже сплетни!
- Это, конечно, похвально и предсказуемо, но благие намерения, как я предполагаю в худших своих домыслах, несут за собой кровь. В такие тёмные времена я не могу позволить себе такую роскошь, как слепую веру на слово.
- В лагере я вроде все замечала. На Совете что-то произошло? - при всем уважении к Смерчешкуру, любая его оплошность сейчас была Ласточке на лапу.

+4

331

— В лагере я вроде все замечала. На Совете что-то произошло? - Солнцезвёзд замолчал на какое-то время, взвешивая то, что он хотел бы рассказать и насколько искренно. Возможно, в чём-то его грызла совесть, когда он разжигал пламя соперничества в порывистой и упрямой соплеменнице, которая едва-едва освободилась от оков детской. Но, едва эта совесть поднимала голову, её нещадно жёг здравый смысл, велевший заботиться о племени. Он не сомневался, что может оставить после себя как сильное процветающее племя, так и пепелище войны, следовательно, его преемник должен быть готов ко всему.

- Смерчешкур решил делить шкуру пока что живой лисицы и вступил в демагогию с Крушиной о том, как мне следовало бы поступить, а как не следовало. Не думаю, что он успел сболтнуть лишнего, но и проверять это, кладя хвост в пасть к глашатой Кометы мне не хотелось бы, - отозвался рыжешкурый. Несмотря на устоявшееся мнение "крупный=глупый", в наличии острого аналитического ума у этой кошки он не сомневался ни на секунду. - он молод и уверен, что все вопросы можно решить переговорами. И, боюсь, служит он племени, соответственно, мне не стоит удивляться, если в его видении моя дорожка разойдётся с дорожкой Грозовых котов. - он обратил взгляд на чёрно-белую Ласточку. - Видимо, само Звёздное племя благоволит тебе, давая второй шанс.

+4

332

Ласточка слушала и недоуменно отводила уши, а в голове вертелась одна мысль:
Смерчешкур, ну не дурак ли?
Конечно, каждый по-своему теряет должность глашатая - Опаленная когда-то не справилась после полученных ран, Ласточка залетела прям в синхрон со своим именем, а Смерчешкур на первом же Совете умудрился подставить своего лидера. И пусть черношкурый самец все еще занимает должность подле Солнцезвезда, целеустремленная, живущая этой целью Ласточка была уверена, что уж ее-то лидер больше не отпустит.
Надо просто немного подождать.
— Он молод и уверен, что все вопросы можно решить переговорами.
Ласточка не сдержалась и фыркнула, снова обводя взглядом поляну. Словно уже была глашатой рядом с Солнцезвездом и присматривала за обстановкой подле своего незабвенного предводителя.
- И, боюсь, служит он племени, соответственно, мне не стоит удивляться, если в его видении моя дорожка разойдётся с дорожкой Грозовых котов. — он обратил взгляд на чёрно-белую Ласточку, и она его поймала. — Видимо, само Звёздное племя благоволит тебе, давая второй шанс.
Короткая лисья ухмылка, довольно прищуренные глаза.
- Предки знают, кого выбрать. И знают, что я сильна. Смерчешкур... хороший кот, - скупо похвалила Ласточка, что для нее было большим прорывом. Она действительно неплохо относилась к дружку Бурецапки, но все же не хотела представлять, что такой добрый, мягкий вояка станет когда-то лидером Грозового племени.
- Я восстановлюсь. Твоя Куница давала мне время побыть наедине с собой, и я не тратила его на болтовню, а охотилась в лесу, чтобы не терять форму. Котята для меня - новые воители племени с первоклассными генами, и только, - она ослепительно улыбнулась, слегка задавив червячок совести внутри.
Главное не передавить сейчас Солнцезвезда. Его авторитет пошатнется, если он сместит Смерчешкура без видимых племени причин.

+4

333

— Я восстановлюсь. Твоя Куница давала мне время побыть наедине с собой, и я не тратила его на болтовню, а охотилась в лесу, чтобы не терять форму. Котята для меня — новые воители племени с первоклассными генами, и только, - высказалась Ласточка. На морде Солнцезвёзда отразилось удивление, пусть и слабое: он не очень верил в то, что такая кошка охотно отдастся семье и будет счастлива в материнстве, однако не ожидал и настолько прагматичного расчёта.

- Зачем же ты вообще в это кинулась, если не испытываешь ничего к своим детям? - поинтересовался предводитель, краем глаза наблюдая за детской. Он, как ни старался, не мог найти в себе желания проводить время в детской и окунаться в отцовство, но признавался себе в том, что котята всё же заняли угол его души; если бы не это, он, возможно, и не решился бы на столь вероломный захват Нагретых камней и союз со своими недавними врагами. Впрочем, последнее пошло на пользу - в мнении, что лесу нужны были сильные лидеры, он с Кометой сходился. - Надеюсь, спокойный характер и исполнительность они возьмут от Ежевики, - вздохнул Солнцезвёзд. - иначе четыре маленьких Ласточки разнесут наш лагерь прежде, чем я успею придумать им воинские имена.

Взгляд его бездумно скользил по шкурам соплеменников, разбредавшихся по делам и обязанностям. В одном его полностью устраивала данная система - механизм был полностью отлажен, старшие воители не стеснялись брать на себя организацию. Его участие в этом не требовалось, лишь периодическая проверка.

+4

334

(номинально - из палатки)
Поутру Солнцезвёзд собрал племя на поляне, и черношкурый вроде и бодро, но по-утреннему грузно последовал на своё место. День было сказано начинать с охоты, что всегда нравилось глашатаю - хорошая разминка. Под конец предводитель посвятил котят Ласточки: малые получили новые имена и наставников. Итак, на племя спускалось бремя активного воспитания очередных оторв и непосед, ну, как, на племя - так-то побольше на их наставников. Вот уж кем Смерчешкур оказаться не хотел - это наставником детёныша Ласточки. Даже в их щекастых детских мордашках глашатаю от раза к разу мерещились суровые материнские скулы и тяжёлый, ледянистый взгляд. Всё те же пухлые щёки и маленькие, круглые лапки, обычно вызывавшие умиление, никак не могли скрыть маменькины гены. Вырасти из них столь же лютые воины - и племя не пропадёт никогда. Однако посвящение котят Ласточки значило для Смерчешкура кое-что ещё, немного иное, и черношкурый понимал это. Виду только не подавал, от силы - выжидающе дёргал усами да смотрел попристальнее.

Племя начало разбредаться по заданиям, и пополнить кучу с дичью с раннего утра казалось очень неплохой идеей. Глашатай обернулся то через одно плечо, то через другое, чтобы окликнуть Бурецапку, но рыжей под боком не было, и кот тяжело выдохнул: всё ещё не привык. Отчего-то ему казалось, что в новом звании и на возмужавших плечах его морда будет хоть чутка заманчивее в её глазах, но, видимо, ошибался.

Возвращая взгляд к Солнцезвёзду, кот застал его в разговоре с Ласточкой: да, теперь им было, что обсудить. В отместку ли Смерчешкуру за развязанный язык или по велению сердца - в этом наш герой не был уверен, но намертво знал точно то, что не примется дежурить на поляне и ловить каждый слушок, истекая слюной. Будь, что будет. Что пришло легко, то уходит примерно так же - этому Смерчешкур учил и сестру, и ученицу. Помнится, даже напоминал кое-когда Бурецапке, но, право, ощущения котёнка под конец прогулки, которого вот-вот прогонят назад в палатку и больше никогда не выпустят, его не покидало. Очень глупое чувство, граничащее с паранойей, а от того и едва не смешное.

- Солнцезвёзд, Ласточка.., - коротко поприветствовал обоих кот, кивнув обоим, но не подходя особо вплотную, так как особо уверен не был, что не помешал, - Слышал, твои спиногрызы посвятились. Поздравляю, - произнёс черношкурый, добавив под конец слов свою привычную простецкую улыбку.

Давить из себя поздравления ему не приходилось, да и в словах не был слышен скрежет зубов - не в его это духе. Смерчешкур мог только догадываться, какого это - вырастить четверых, а потому всегда находил время на пару добрых слов матерям. Без них-то никуда. Закончив свою очень короткую речь, Смерчешкур вновь обратился к Ласточке:

- Небось соскучилась по охотничьим патрулям? - не без прежней улыбки поинтересовался кот, степенно глядя иногда и на Солнцезвёзда - он мог успеть влезть в их разговор раньше, чем стоило, потому ближе и подходить не хотел. Не будь они рады его появлению, то сумели бы ловко пропустить всё это мимо ушей.

Кто знает - может, вот тут и было то самое время, когда они двое могли отправиться на охоту вдвоём, без Бурецапки. Рыжее связующее звено было дорого им обоим, но Смерчешкуру не хотелось укрываться подругой от того, что было, без сомнений, на уму у них всех. Ровно как не желал и того, чтобы у кого-то повернулся язык упрекнуть его хоть в мышкином когте злобы к той, на чьём месте сейчас сидел.

+3

335

— Зачем же ты вообще в это кинулась, если не испытываешь ничего к своим детям? — поинтересовался предводитель, покосившись на детскую, и Ласточка не сдержалась.
- Солнцезвезд, я не стремилась становиться матерью. Случайности случаются, - еще немного, и ее тон можно было бы описать как "огрызнулась", но сейчас... сейчас Ласточка была сама любезность.
Ну, насколько могла себе это позволить, конечно.
И пусть она переигрывала, что совсем ничего не чувствовала к котятам... Так лучше. И котятам будет лучше, если их мать станет глашатой.
Кто знает, быть может, когда-нибудь я стану предводителем, и мне доведется выбрать кого-то из них на должность глашатая...
Не сдержавшись, Ласточка лукаво хмыкнула себе в усы и улыбнулась, прилизывая лапу и проводя по мордашке, словно стирая эту непрошенную улыбку.
— Надеюсь, спокойный характер и исполнительность они возьмут от Ежевики, — вздохнул Солнцезвёзд, заставляя черно-белую сначала замереть, а потом расслабленно дернуть хвостом: слава предкам, не ляпнула что-нибудь глупое вроде "какого Ежевики?". Только повела плечами, отводя глаза и зная, что ее дети до страшного похожи на свою мать. — иначе четыре маленьких Ласточки разнесут наш лагерь прежде, чем я успею придумать им воинские имена.
- Или чужие лагеря, - лаконично мурлыкнула Ласточка, продолжая умываться. Тихие шаги она распознала почти сразу, и черношкурый самец, ставший недавней темой их с Солнцезвездом разговора, предстал перед ними, поздравляя бывшую королеву с посвящением её потомства.
- Спасибо, Смерчешкур, - кивнула она, вежливо до страшного. Воительница не могла не заметить волнение во взгляде глашатая, когда тот смотрел то на нее, то на Солнцезвезда.
— Небось соскучилась по охотничьим патрулям?
Глаза кошки зажглись: гори оно все синим пламенем и дайте ей наконец включиться в жизнь племени.
Решительно кивнув, она поднялась, даже сделав несколько шагов к глашатаю и за него. Их разговор с Солнцезвездом не требовал окончания: самонадеянно черно-белая была уверена, что они продолжат общение.
- Куда прикажешь, глашатай?

Отредактировано Ласточка (26-08-2019 12:14:21)

+3

336

— Солнцезвезд, я не стремилась становиться матерью. Случайности случаются, - несмотря на внешнюю вежливость, предводитель не удержался и пренебрежительно фыркнул. Такой ход мыслей, пусть он и не мог ручаться за абсолютную искренность услышанного, отозвался в его подсознании противоречивыми эмоциями.

- Ты торопишься взять ответственность за всё племя, но не можешь взять её даже за своих собственных котят, - жёстко ответил Солнцезвёзд, качнув кончиком пушистого хвоста. Он отвернулся от чёрно-белой кошки, ставшей теперь снова воительницей, провожая взглядом уходящий патруль. - Ты вправе не любить их или винить в твоих собственных ошибках, но ты не можешь попросить предков забрать их обратно, Ласточка. Так неси последствия своего выбора с достоинством, а не открещивайся от них, - рыжешкурый кот только заметил приблизившегося Смерчешкура: он и не услышал шагов, пока говорил.

Приветственно кивнув помощнику, предводитель Грозового племени последовал примеру собеседников и поднялся на лапы. Составлять им компанию в охоте или патруле ему не хотелось, да и голова была занята совершенно другими вещами. А потому он лишь обратился к глашатаю: - Зайди ко мне, когда у тебя будет время.



палатка предводителя

+4

337

Неспешно переминаясь с лапы на лапу, вытягивая то их, то - хвост, как-то даже непозволительно лениво озираясь по сторонам, кот услышал, как разговаривавшие Ласточка и Солнцезвёзд обратились к нему. На короткую благодарность Ласточки Смерчешкур лишь формально кивнул, уже вспомнив, что не в этой матери-то и таилась самая необъятная и искренняя любовь к своим детям, но ему лично сути это не меняло - стоило-таки поздравить.

Уши Смерчешкура никто не удостоил продолжением разговора, отчего кот только вздохнул, приминая в себе эту странную, детскую жажду слухов. Какую-то даже не совсем здоровую, если вспомнить, что во благо ему эти слухи не созданы точно. Солнцезвёзд решил и вовсе удалиться, напоследок только пригласив к себе в палатку. Будь дело срочным, то потребовал бы незамедлительно, но, видимо, у глашатая были все шансы проветриться на охоте до этой встречи. Ласточка уже поднялась и направилась в сторону лесов, попутно напомнив нашему герою, что теперь тут он приказывает, а не она. Это как-то неприятно резануло кота по ушам, но он, прежде чем ответить, оглянулся через плечо, чтобы убедиться, что ни одно ухо не пристроилось к ним в хвосты.

- Ох, оставь это, - не особо довольно ответил кот, чутка поморщив морду, - Веди.

Смерчешкур наскоро вспомнил, как метко способна Ласточка подкосить равновесие одним словом. Впрочем, и вроде ничего дикого она не сказала - так ответил бы каждый воитель в ответ на его приглашение, так полагалось. Но почему-то из уст Ласточки это звучало как-то не так, ну, или же кот сам стал за последние луны излишне раздражительным. Как бы оно ни было, куда бы ни пошёл их разговор дальше - этого лучше не слышать ушам поляны.
за Ласточкой

+3

338

Происходящие события быстро сменяли друг друга, по нарастанию становясь все запутаннее и непредсказуемее, норовя выбить из колеи каждого. Барсуки, собаки, одиночки, кишки на границах - Тайфун перестал удивляться даже этому. Погруженный в работу и ежедневную рутину, старший воитель исправно нёс на своих плечах долг, ставя его превыше пустых переживаний. От последних у него попросту не осталось ничего, кроме пустой, вбитой в груди тяжести - впрочем, даже с ней он боролся все той же, проверенной годами практикой.

Рассвет потихоньку занимался, разбавляя унылую серость небосклона тусклой желтизной, а значит смена воителя подходила к концу. Тайфун на какое-то время отвлёкся от мыслей, боковым зрением заметив тень фигуры предводителя у скалы, и повёл плечом на раздавшийся голос. Под начавшееся собрание он сошёл с поста и молчаливо присел позади соплеменников, устремляя взгляд к скале - причина была ясна, как день; читалась в холодных горделивых глазах Ласточки и опрятно прилизанных шкурах ее детей.

Со смесью отстранённости и любопытства Тайфун взглянул на новоиспечённых учеников, но, несмотря на собственную кровную причастность к ним, оставался сух и невозмутим: в них он видел прежде всего потенциальных воителей и процветающее будущее Грозового племени. Так или иначе, за прошедшие луны эмоции, пусть даже когда-то имевшие место быть, стёрлись из его памяти, скрупулёзно вымылись водами времени, оставив после себя лишь пустоту, не требующую заполнения. И Тайфун был крайне признателен Ласточке, что за шесть месяцев их взросления черно-белая не пыталась влезть ему в голову, но нашла иное решение своей проблеме.

Сокрытие своего отцовства бурый воитель воспринял с лёгкой иронией, впрочем, никак не отразив своё отношение к теперь уже общеизвестному факту. Слишком очевидным было то, что дать котятам заслуженное тепло и поддержку он не мог, поэтому такой исход оказался лучшим для них всех. Исход, при котором для детей он остался никем иным, кроме как простым соплеменником, для Ласточки - живым напоминанием прошлых ошибок и, вероятно, ценным жизненным опытом. Что ж, хотя бы не было сомнений в избирательности этой кошки - хватка, признаться, что надо.

Когда с официальной частью церемонии было покончено, Тайфун, к своему скрытому удивлению принявший на себя бразды наставничества над Зайкой, отошёл в сторону, коротким кивком подзывая ученицу к себе.

- Начнём с обхода границ. Затем займёмся охотой, - спокойным тоном распорядился он, глядя в глаза своей воспитаннице. Янтарные глаза смотрели со сдержанной пристальностью, точно оценивая внешнюю готовность кошки. - До того момента у тебя есть время подкрепиться и собраться с мыслями. День предстоит трудный, - с этими словами воитель оставил ученицу одну, позволяя ей самостоятельно решить все свои нужды до их отхода, и направился к куче: ему самому не мешало бы поесть.

+5

339

из детской

- Могла бы и поздравить, гадюка, - сквозь зубы прошипел Мухоморчик вслед уходящей Ласточке. Может, она и поздравила котят по-своему, но ему этого оказалось недостаточно. Он с нетерпением ждал дня, когда покинет опостылевшую Детскую, и теперь был раздосадован тем, что не получил должных почестей. Никаких "ты станешь лучшим из бойцов, сынок", и даже без банального "я в тебя верю". А ведь он заслужил, ещё как заслужил. Наел широченную морду, отрастил толстые лапищи. Неустанно колотил свои маленькие тренировочные чучелки, Гусёнка и Травушку. И всё ради жиденьких возгласов, предназначавшихся даже не ему одному, а всем сразу. Мухоморчик фыркнул и отвернулся. Его задняя лапа непроизвольно дёрнулась в резком движении: он копнул землю в сторону выхода из лагеря, выдернув несколько травинок. Взгляд сам собой нашёл Травушку, теперь - Траволапую. Она ещё не поняла, что он смотрит на неё, а он уже чувствовал негодование, видя её мордочку, лучащуюся довольством и восторгом от прошедшей церемонии. "Видно, уже и забыла, как валялась у меня под лапами и глотала пыль. Думает, она теперь наравне со мной. Учени-и-ица. И почему Солнцезвёзд не назвал её Грязнолапой? Она же насквозь пропахла сырыми лужами и несвежими мышами".
Мухоморчик медленно пошёл в обход соплеменников, стараясь не касаться их боками, чтобы не растрепать свою красиво прилизанную шубку. Он знал, что совсем скоро его шерсть станет вздыбленной и лохматой, но до последнего момента наслаждался красотой, которую создал сам, сидя над лужей и приглаживая длинные шерстинки одна к другой.
Наконец, Мухоморчик смог подобраться к Траволапой сзади, а там уж медлить не стал: оттолкнувшись задними лапами, прыгнул и навалился ей на спину всем весом своего тела, стараясь придавить её к пыльной, песчаной земле.
- Что, неужели не готова к разминке перед своей первой боевой тренировкой? - желчно прорычал он ей в ухо, нажимая передней лапой на её затылок. - Смотри, как бы твой замечательный наставник не разочаровался в тебе, Грязюшка, - гнусная кличка, данная им ещё крохотной Травушке, прозвучала почти неслышно, но горячей иглой воткнулась в её бурое ушко. Он всеми силами пытался стереть довольство с мордочки сестры и снова поселить в её сердце благоговейный страх перед ним, перед будущим, перед всем миром, жаждущим увидеть падение и позор Траволапой. Она должна знать своё место и всеми силами стараться стать лучше, чем есть сейчас, чтобы поменьше разочаровывать своего брата.
- Каково это, стать худшей ученицей в первый же день учёбы? Хотя погоди, я послушаю эту историю вечером, когда вернусь со своей тренировки с добычей для вас, слабаков, - продолжал глумиться он, не давая Траволапой вырваться из своей хватки. У него вполне хватало самоуверенности заявлять, что этим днём он что-то поймает. Разве мог он, Мухоморчик, вернуться домой ни с чем? Плевать, что он не умеет охотиться, он эту мышь из самого Сумрачного леса достанет, но не спасует. С такой-то кучей потенциальных соперников ему нельзя налажать. А вот Траволапой - можно. И даже нужно. Чтобы он почувствовал жаркое удовлетворение от её приниженного взгляда и покорно сгорбленной спины.
Он не знал, видит ли наставник Траволапой их потасовку, но надеялся, что видит. Пусть знает, с какой слабачкой связался.
"А что до Ласточки, так она ещё пожалеет о том, что не воспользовалась своим шансом заполучить мою любовь. Пожалеет, когда вернётся в свою любимую старую палатку и ляжет на подстилку, полную ежевичных колючек". 
Мысли о матери болезненно укусили его в висок, а затем в грудь, пытаясь добраться до сердца. Её нелюбовь действительно приносила ему страдание, а своё страдание он обращал в разрушительную злость, не собираясь распускать нюни и вздыхать о тех, кто его не оценил по достоинству.
Ощущение меха Траволапой под ногами и брюхом приносило ему странное успокоение и удовлетворение, как всегда в детстве, когда он заваливал её и наслаждался победой над ней. Он ощутил невольную радость от того, что они будут жить в одной палатке, и он сможет снова и снова чувствовать запах её меха, отрывать клоки от её подстилки и напоминать ей о том, какая она слабая и никчёмная. Каждый день, много-много лун. Ведь ей, униженной и грязной, никогда не стать великой кошкой. И он сможет измываться над ней до самой её старости.
- Может, тебя теперь и зовут Траволапая, но не торопись забывать, что ты такое на самом деле, - прошипел Мухоморчик на ухо сестре, отпуская её и напоследок отвешивая унизительный подзатыльник. Выпрямившись, он горделиво взглянул на неё свысока: пусть смотрит на своего красивого чёрно-белого брата, пусть видит его распушившийся мех, разгоряченный блеск его глаз. Пусть восхищается им!

Отредактировано Мухоморчик (27-08-2019 19:58:33)

+7

340

Зайчонок не была удивлена, она точно чувствовала как это приближалось. Чувствовала по становившимся каждый день сильнее лапам, по утолщению своих когтей, по тому, как живот больше не касалась и не притягивала к себе трава, кошка теперь без труда могла придавить преграду лапой. И этот день был ожидаем и желанен. Сколько же лун она пыталась поразить мать обычным «я поймала бабочку», сколько лун выносила общество Мухоморчика, наказывая его за жестокость с Травушкой только своим скудным запасом недоприёмов.
Теперь всё будет по-другому.
Не без довольства на мордочке от того, что её Солнцезвёзд посвятил самой первой, чёрно-белая коснулась носиком большого носа Тайфуна. Этот кот почему-то мелькал рядом с детской чаще того же Ежевики. Даже что-то указывал...Возможно, Тайфун даже догадывался, что Зайка станет его ученицей.
Спустившись со скалы, кошечка не стала оглядываться. Мать не поздравит их, вот, она уже и занята разговорами с предводителем. Предки, обернулась. Зайка уже видела посвящение, как королева с волнением вылизывает своих котят, с тоской и гордостью подталкивая их к предводителю. По морде же Ласточке же было сразу понятно, какое облегчение она испытывает, не неся больше титул королевы.
— Начнём с обхода границ. Затем займёмся охотой, - так странно, Тайфун был таким огромным, но ученица ни капли его не боялась.
- Хорошо, - едва ли скрывая радость мяукнула Зайка, глядя воителю глаза тем же янтарным взором. Наставник ушёл к куче с добычей, чёрно-белая только собиралась последовать его указаниям и присоединиться, как услышала этот противный голосок.
— Может, тебя теперь и зовут Траволапая, но не торопись забывать, что ты такое на самом деле, - предки, не успела. Сестра получила по уху.
- А ты забыл, каково это лежать на земле и глотать землю? - презрительно произнесла кошка, отпихнув брата от запуганной сестры, - Ещё раз тронешь её - будешь иметь дело со мной.

+5


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна