У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 41 страница 60 из 143

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

главная поляна
——————————————————————
Минуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней.
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.

+1

41

> палатка предводителя
Орех выглядел загруженным и недовольным. Сейчас ему как никогда прежде хотелось бросить все дела и идти в собственную палатку. Да и вообще общаться ни с кем не хотелось. Чертополох поступил жестко, чего черно-белый никогда не ценил в соплеменниках. Сам же он был мягкотелым и наивным добряком, все еще свято надеющийся на нерушимость этого мира и верящий во что-то светлое. Но разговор в палатке предводителя окончательно прибил целителя к земле и хорошенько "ударил" под дых.
Угловатый кот сильно стиснул зубы, лишь бы не вывалить на плечи юной Бабочки все свои переживания. А ученица целителя как раз-таки обрабатывала Бурецапку. Орех в очередной раз устало отвел глаза от рыже-белой соплеменницы. Не день, а катастрофа. Еще и старые обиды.
"О, этот вкус неудачного дня на губах."
Подойдя к Бабочке, Орех вскользь глянул на обработанную рану и довольно похлопал кремово-черную ученицу хвостом по плечу.
- Умница, ты все сделала правильно, - приободрил ее Орех, стараясь не показывать свое волнение и раздражение. Рядом нарисовалась Соль. Орех медленно выдохнул и причмокнул.
- Привет, сестренка, - как-то совершенно обыденно отозвался грозовой целитель и приветственно дернул ушком. В любой другой день, он непременно бы подбежал, расспросил о делах, получил бы очередные ценные указания от Соли (читай, насильно был бы загнан к куче с дичью, а то "мы тебя скоро перестанем замечать твою тощую тушу"). Но не сейчас. Еще и Совет на голову свалился.
— Коты Грозового племени, пришла пора собираться на Совет, - Орех понуро перевел взгляд на Скалу. Видимо, Солнцезвезд закончил собрание как раз после ухода Ореха.
"И что вы там решили?" - обреченно подумал целитель, уже морально готовясь к наихудшему.
И каково же было удивление Ореха, когда предводитель не назвал Бабочку! Она же ученица целителя, она должна идти! Черно-белый худыш растерянно переглянулся с голубоглазой кошкой. Нужно было что-то ответить. Может Солнцезвезд забыл? Или не сказал, потому что это итак разумеющий факт? Но почему он назвал Ореха? Но нет.
— Если что-то случится, первостепенно защищайте Бабочку и палатку целителей, - донеслось до ушей Ореха и он напрягся всем телом. Кончик хвоста заметался по сторонам, выражая крайнюю степень нервного расстройства. Он был на пределе. И сейчас смог найти лишь одно оправдание поступку Солнцезвезда, осознавая, к чему все идет.
- Бабочка, - осторожно обратился целитель к своей ученице, - грядут тяжелые времена. Боюсь, этот Совет тебе лучше провести в лагере. Обещаю, что поделюсь с тобой самыми свежими и важными новостями. Прости. Так будет лучше для тебя, - кот запнулся, - для нас, -вновь пауза, - для всего племени. Цап знает этих Теневых, что они могут вычудить на Совете. Я не уверен, что для них сейчас и ночь полной луны священна. Нам нужно быть осторожными, - Орех бы очень не хотел оставлять Бабочку в одиночестве. Он чувствовал, что несет ответственность за нее. Но Солнцезвезд не был дураком, чтобы делать необдуманные шаги. А значит так действительно было нужно. Орех нервно сглотнул, - Присмотри тут за всеми, - прошептал Орех, как бы взваливая груз ответственности и выказывая полное доверие и отношение как к взрослой кошке.
Развернувшись, он последовал за предводителем. Прямо возле выхода из лагеря он обернулся, чтобы еще раз запечатлеть свой родной лагерь и неуверенно потрусил следом за всеми.
>четыре дерева

+5

42

Уходящий в палатку предводителя состав избранных замыкал Чертополох, чья косматая шерсть попала в поле зрения Ласточки и посмела там задержаться. Отводя настырный взгляд от Тайфуна на глашатая, кошка хладнокровно приподняла брови.
Слушаю?
— Ты признаешь кого-то достойным? Этот день войдет в историю, милая, не иначе. Как состоящий в числе их, очень польщен, жизненная цель выполнена, после такого и умереть можно спокойно, — разошелся в своих игрищах заместитель предводителя, чем вызвал ответную фальшивую улыбочку на точеной мордашке черно-белой.
- Обращайся. По любому из перечисленных тобой поводов, - сладко пропела Ласточка, подтверждая сказанное слегка нервным взмахом пушистого хвоста.
— Обиды маленькой девочки выглядят довольно отталкивающе, ты знаешь, одной симпатичной мордашкой расположения не добьешься. Во всяком случае, не плотского, ведь не думаю, что Солнцезвёзду приглянулись наши задницы и поэтому он решил всех созвать.
- Симпатичной мордашкой? Наконец ты начал признавать очевидные вещи, - так же беззлобно поддевая Чертополоха, черно-белая проводила его прищуренным, оценивающим взглядом лисьих глаз и добавила: негромко, но так, чтобы  глашатай обязательно услышал.
- А может и приглянулись.
И отвернулась на визги матери и обращение Мышелапой. Старуху в ее амплуа хотелось проигнорировать, и поморщившаяся кошка сконцентрировалась на оруженосце, отмахиваясь от родительницы, словно от мухи:
— Ла-а-а-асточка. Как смотришь на то, что бы преподать молодому поколению парочку уроков по добычи пропитания?
Холодно приподнятая бровь.
- Наглая. Люблю таких, - скосив взгляд на Бурецапку в короткой усмешке, хмыкнула черно-белая, медленно прилизывая шерстку на груди.
- Дай мне пару минут, и я посмотрю, чему тебя обучили, - важно прикрывая веки, добавила воительница. Конечно, куда уж без ее оценки.
- Мне казалось, ты ещё не в том возрасте, когда брюзжание принимается за естественные особенности, - басовитый голос самца не мог не привлечь внимание кошки, и та, не отрываясь от вылизывания шерстки на груди, приподняла взгляд исподлобья на Тайфуна.
- Тем не менее, мое, как ты выразился, брюзжание привлекает твое внимание. Даже несмотря на возраст, - негромко хмыкнула воительница, снова принимаясь за свое. Выглядеть нужно подобающе, иначе ее подколки будут выглядеть так же, как флиртующая Малина.
Неуместно.
-  Буду из Звездного племени приходить по твою душу, пока сама не помрешь. А когда помрешь, не отстану от тебя и там.
- Малина! - взвизгнула Ласточка, окончательно теряя терпение, распушаясь и убивая всю свою работу по укладке шерстки.
- Ты мне талдычишь это с трех лун. Не поверишь, ДО МЕНЯ ДОШЛО. Давно дошло, а ты все никак не даешь мне повода это проверить! - на высоких тонах Ласточка обвиняла мать в ее удивительном долголетии, бросая острый взгляд на Соль: та, конечно, имела право ее подкалывать, но в нужное время и в нужном месте.
- Ласточка.
- Да что?! - рявкнула она, разворачиваясь на... Солнцезвезда. Конечно. Они все ее цепляли, чтобы в конце-концов ее нерезиновое терпение закончилось именно на предводителе.
Блестяще.
— На тебя ложится ответственность за охрану лагеря.
Кошка несколько раз моргнула, состроив гримасу, которая была бы уместна  в случае, скажи ей Солнцезвезд о желании оставить пост в пользу Малины.
- Оставшихся воителей можешь распределить на посты по своему усмотрению, — распорядился Солнцезвёзд. — Если что-то случится, первостепенно защищайте Бабочку и палатку целителей. Нападающих не щадить.
- Будь спокоен, - отойдя от первого потрясения, Ласточка быстренько вжилась в роль, снисходительно улыбнулась и проводила взглядом процессию.
- Мышелапая, - отчасти властный оклик, - в следующий раз, - с легкой полуулыбкой добавила Ласточка, возвращаясь к Соли.
- Хорошее решение, - мяукнула она, глубоко вдыхая воздух.
М-м-м. Так пахнет власть?

+7

43

[indent]Ох, и чего это у меня желание удавиться за ближайшим кустом появилось? Растерянно оглядевшись, Мышелапая пыталась найти источник этого подозрительного чувство. А в то время от этого странного и неприятного чувства у нее разве что шерсть на загривке не горела. Смутные подозрения закрались в голову оруженосца. И она осторожно опустила мордочку к кошечке, возлежавшей подле черно-белой кошки. Вопросительно наклонив голову к правому плечу, Мышелапая непонимающе моргнула. Когда это она умудрилась наступить на хвост подруге? Вроде едва умудрилась из палатки сегодня выползти. А потом гениальная мысль родилась где-то в закромах ее черепушки. Точно, Бурецапка хоть и переселилась наконец в воительскую палатку, она все еще держалась за свою наставницу.
[indent]-Да верну я тебе ее позже. С твоим то состоянием сейчас только на охоту и идти, лапы то еле подтаскиваешь, – беззлобно расплылась в слабой улыбке кошечка.
[indent]- Наглая. Люблю таких.
[indent]Улыбка стала настолько гордой, словно она только что поймала мышь размерами с ту же Ласточку. Ох, любила она, когда ее хвалили не только за умения физические, но еще и за свойства немного гаденького характера. На поляне появился рыжий наставник. Вымученно поморщившись, кошечка скользнула по его шерсти взглядом. Она заметно топорщилась. Были заметны легкие следы недавней стычки. И в основном они были сосредоточены на плечах и шее. Обидно. Пусть они все еще притирались друг другу, как учебный тандем, она уже воспринимала их как одно целое. Да и не всегда были согласны с мнениями друг друга. Но все же Солнцезвезд был ее наставником. Котом, который вот уже как три луны был ей не только предводителем, но и ее частью. Поэтому его «проигрыш» воспринимался как личный. А проигрывать оруженосец никогда не любила. Даже на тренировках. Так что хмурое настроение предводителя липким репейником вцепилось в ее шкуру и проникло под нее. И боевой настрой на охоту развеялся дымкой от костра по ветру. Теперь хотелось улизнуть из лагеря и побродить под взором звездных предков в ночи.
[indent]А пока Мышелапая вдыхала над утреннем происшествием – о котором она в принципе нечего не знала, но вполне себе могла догадываться, все же родилась не в Речном племени, а в Грозовом – племя было призвано на собрание. Звездоцапов день! Она совсем забыла. Потихоньку настроение опускалось ниже дна болота. Четвертый Совет! Если забыть о том, что она вообще-то пропустила не только свой первый Совет, но еще и два последующих. Кстати, интересно. Наставник вообще объявил, что взял себе ученицу? И не во время столкновений на границах с соседями. А там, на священной поляне со скалы. Она как-то никогда не спрашивала. Эх, опять ей придется всю ночь продежурить перед лагерем, забравшись на дерево. По крайней мере, именно там она провела первые две луны. Последнюю вообще сидела в палатке Ореха. Ну, хоть тогда Мышелапая полностью по своей мышеголовости упустила возможность побывать на этом собрании всех племен. За такими мрачными мыслями оруженосец упустила начало собрания.
[indent]- …Мышелапая и...
[indent]Ну конечно!.. Стоп, что?! Мышелапая едва не стала первой кошкой, которая бы поперхнулась собственными мыслями. Неверяще уставившись на наставника, кошечка потрясенно заморгала. И в следующее мгновение кинулась приводить себя в порядок. Парочка кусочков мховой подстилки, щепки, обрывки коры и травы – вот тот мусор, который еще недавно сонная кошечка носила в своей бурой шубке. Ее первый Совет! Звездное племя! Неужели она наконец окажется среди всех четырех племен одновременно?! Одним ухом она слушала распоряжения, отдаваемые Ласточке, а вторым уже пребывала на поляне Четырех Деревьев. Впрочем, это не помешала ей нахмуриться и подозрительно посмотреть в спину рыжего наставника. Да что там с утра случилось, что он такой взъерошенный? Что ж, сейчас ответа ей не дождаться, поэтому Мышелапая лишь ускорилась с умыванием. Ведь Солнцезвезд уже выходил с поляны. Едва успев вытащить кусочек уже начинающего сохнуть репейника, кошечка кинулась следом.
[indent]- Мышелапая! – застыв в шерстке от лаза, кошечка обернулась к несостоявшейся партнерше по охоте — в следующий раз!
[indent]- Всенепременно! В следующий раз так легко от меня не отделаешься! – весело махнув змееподобным хвостом, оруженосец нырнула в лаз. Ну держись Совет! Дочь двух племен уже мчится к тебе!

переход: четыре дерева

Отредактировано Мышелапая (03-10-2018 05:52:32)

+5

44

Исподлобья наблюдая за происходящим на главной поляне, грозовой кот был темнее тучи. Хвост, кажется, зажил своей жизнью, жестко рассекая воздух и поднимая пыль. Недавняя стычка на границе, пусть и не оставила видимых ранений на его теле, одарила его глубокой обидой и целым возом пищи для размышлений. Мышеголовый дурак, как он мог проиграть какому-то пожирателю жаб? В один миг все его луны жизни, которые он посвятил боевому искусству и совершенствованию собственных навыков в это нелёгком деле, показались ему потраченными зря. Он словно в одиночку наловил такую кучу дичи, которой хватило бы племени на несколько сезонов, а после, желая преподнести кушанье соплеменникам — случайно утопил все в реке. Проклятье.

В лагере было шумно. Ненароком зацепившись взглядом за огненный силуэт предводителя, Камень невольно прочесал землю собственными когтями. Мало того, что он проиграл, так ещё и других подвёл. Непонятно с чего, синеглазому действительно казалось, что все зависело только от него. От чего было ещё паршивей. Резко отвернувшись и тряхнув темной головой, желая избавиться от назойливых мыслей, кот всеми силами старался успокоиться и не горячиться. Получалось не очень.

Ох, в вот и ещё одно бедствие на его голову. Неподалёку притаилась бело-рыжая, которая, кажется, была в более приподнятом настроении. Беседует о чём-то с другими воителями, увлечённо так. Как она может быть такой спокойной? Неужели то, что произошло, никак не задело ее гордость? Его вот задело. И, ведомый каким-то странным порывом, от чего-то кот захотел ей об этом сообщить. К добру или к худу, он невозмутимо остался сидеть на своём месте, в этот раз отгоняя не только дурные размышления, но и странное желание завести разговор.

+3

45

—> предводительская

Как только собрание окончилось, чёрный не без спешки выбрался из пещеры Солнцезвезда. Поёжившись от прохладного ветра, тут же зарывшегося в короткую шерсть, он бросил быстрый взгляд на лагерь и спустился к соплеменникам, на ходу слушая предводителя и находя в его словах подтверждение раннему предположению: на Совет в этот раз он не отправляется. Не сказать, что Чащобник горел желанием, и потому это не стало для него большой бедой — ожидаемо ведь, да и не последний совет это в его жизни, а с племенем Теней и конфликтной ситуацией отчасти все решено, а отчасти решится именно по результатам сегодняшнего собрания, о котором ему наверняка доложит...
— Опалённая, — громко позвал он бывшую ученицу, когда та тоже вышла наружу, чтобы присоединиться к отправляющимся в сторонУ четырех деревьев. — Будь внимательнее и запомни все, — даже перестав быть ее наставником, кот не прекращал командовать. Этичность сего вопроса его волновала мало.
Чащобника слегка покоробило, что лагерь остался на плечах Ласточки, а не, например, на его, однако для неё это было вполне себе посильной задачей, несмотря на вспыльчивость, острый язык и прочие качества, не всем особенно и нравящиеся. А он, потомок одиночки, мог быть и не особенно достоин. Этот вопрос «достоинства» кота вообще вечно волновал, и прийти к какому-то единому мнению касательно самого себя он не мог. Себя любил и презирал одновременно, и потому постоянно метался.
Когда вереница соплеменников потянулась в сторону Четырёх Деревьев вслед за ярким силуэтом Солнцезвезда, кот двинулся в сторону черно-белой воительницы, намереваясь немного поговорить и выяснить пару интересовавших его вещей. Это Солнцезвезд не стал особенно распространяться на тему мелочей сегодняшней стычки, а вот близкая болтливой Бурецапке Ласточка вполне могла поделиться информацией и занять внимание чёрного на некоторое время. Остановившись около беседовавших воительниц, он кивнул в том числе и серой Соли, прежде чем заговорить:
— Бурецапка не рассказала тебе, что именно у них там произошло? С чего началось-то? — ему интересно было понять истоки стычки и выяснить вероятность того, могла ли она быть заранее подстроена. Чащобник не сомневался, что будь он в составе патруля, поражение тоже было бы возможным, однако он бы точно понял причины происходящего. Внимание к деталям было в его сути.

+4

46

- Я пошутила, любовь моя. Только с Ласточки пример не бери, - Бурецапка не стала показывать как ей понравилось это проявление нежности. Так, нет! Она кремень! Каменная кошка! Держать мордочку! Но это действительно было очень мило, полосатая даже не стала ругаться. Ей так не хватало любви в жизни, что просто проявление симпатии от кошки, которую она уважала, давало её почувствовать себя нужной.
- А ты когда, мышь, к Бабочке идти думала? - рыжая закатила глаза, громко цокнув языком. Ей послышалось, её назвали мышью??
- Бессмертный что ли? - Бурецапка развернулась к лучшему другу, нависая над ним словно коршун. Ну, ей по крайней  мере так казалось. По факту же она была меньше его. Со стороны это могло показаться как перепалка, но Смерчешкур и Бурецапка то знали, что это просто часть игры. Рыжая никогда бы не обидела своего лучшего друга, и его слова тоже не несли в себе никакой злобы, как могло бы показаться. Только забота. Просто завуалированная.
- Не хочу я ни к кому идти из-за какой-то жалкой царапинки. И Малина во мне не заинтересованна, слава предкам. Ей нравятся кооотики, -полосатая ехидно улыбнулась и сделала кружок вокруг чёрного воина, -Ты хорош. Так что скоро тебя настигнет эта страшная...ой, прости, почётная участь, - кошка хмыкнула и внезапно дунула коту в нос. Ага! Не ожидал?
Но Бабочка сама подошла.
- Болит сильно? Могу дать маковое зёрнышко, но лучше, конечно, обойтись без него.
- Да всё нормально, терпимо, - воительница кивнула ученице целителя, перед тем, как та ушла к Рычале - Спасибо тебе.
- Опа, опа, а ты на Совет не идёшь! Сиди теперь, думай над своим поведением. Посчитай сколько листочков упадёт с этого дерева, пока  я не вернусь, - бело-рыжая боднула друга лбом в бок, собираясь уходить, - Я ведь знаю - твоя жизнь прекращается, как только я ухожу.
Последний раз подразнив Смерчешкура, Бурецапка уже направлялась к выходу из лагеря, как заметила, что мимо проходит знакомая серая тень.
- Привет, Камень, - первая заговорила кошка, но не глядя на соплеменника. Ей ещё много нужно было ему сказать, но ничего, у них на это будет вся дорога и весь Совет. Главное, чтобы он снова не вёл себя как засранец, - Пойдём, покажем этим жабомордым кто тут главный.
>>>четыре дерева

Отредактировано Бурецапка (04-10-2018 21:36:34)

+6

47

Пока Бабочка возилась с упрямыми воителями, Орех уже вышел со сверхсекретного собрания из палатки предводителя. Делая акцент на движении лапы, ученица пододвинула Рычале маковое зёрнышко и поспешила к наставнику, оставляя на совести черношкурого трату запасов. Как так можно вообще? Они к целителю не пойдут, даже если им голову оторвёт. Хотя, такое ощущение, что уже оторвало. Или все мозги выстудило. Сквозняк там в палатке воителей, что ли? С абсолютно серьёзным выражением морды кошечка приблизилась к Ореху, опуская к лапам кулёк с оставшимися травами.
— Умница, ты все сделала правильно.
Ради этого стоило потерпеть несносных мышеголовых воинов. Бабочка сдержанно кивнула, слегка расслабив плечи и навострив ушки. Расскажет что-нибудь? Должен. Всегда рассказывает. Внимательный, почти требующий взгляд ни к чему не привёл. Целитель отвлёкся на разговор с сестрой, а затем...
— Коты Грозового племени, пришла пора собираться на Совет.
Расскажет по дороге. Ну, не мог же, в конце концов, Орех проигнорировать молчаливый навязчивый взор синих глаз. Не находя для себя никакой пользы в речи Солнцезвёзда, ученица целителя уселась на хвост, продолжая то и дело коситься на чёрно-белого. Что-то серьёзное, наверняка серьёзное. Неужели война? Если бы всё было хорошо, Орех сказал бы, а если... сейчас? Перед голыми деревьями? Безумие какое-то. И Орех не отговорил Солнцезвёзда?
- ...первостепенно защищайте Бабочку и палатку целителей.
Что? Это он сейчас о чём? Бабочка округлила глаза, слегка опешив. Она остаётся в лагере? Но это... нечестно. Я же будущая целительница, я должна всегда... На несколько мгновений на лице кошки застыло беспомощное выражение. Что о ней подумают другие целители? Что она недостойна даже прийти на Совет, куда берут еле передвигающуюся Малину? Бред.
Но взгляд Ореха лишь придавал ситуации более безнадёжный оттенок. Бормотание наставника раздалось над ухом и каждое слово лишь усугубляло положение дел. Не то чтобы Бабочка была расстроена... разочарована? Возможно. Раздражена даже. Сходили за травами, с целителями пообщались, прелестно. Чёрный хвост метнулся вверх, выражая крайнюю степень негодования, но кошка тут же постаралась взять себя в лапы.
Коротко кивнув, Бабочка поспешила отойти в сторону, чтобы не мешать собираться возле предводителя тем, кто был удостоен такой чести. Никогда она не думала, что будет так задета пропуском одного Совета. От меня-то здесь много проку будет, если сумрачные всё-таки нападут, ага, - мысленно ворчала Бабочка, потемневшим синим взглядом провожая делегацию Грозового племени.

+4

48

Старушка прижала к затылку уши и махнула лапой около Ласточкиного ушка, промахнувшись на мышиный усик, но твердо уверившись, что оторвала дочери ухо целиком. Даже ошметки во все стороны полетели, кажется. - Я тебе покажу, как от матери отмахиваться! Всю жизнь будешь мне белок жевать, - вскрикнула старая кошка, пыжась еще больше, превращаясь в страшную скрягу, что шастает по сумрачным болотам и насылает на слабое сердце стариков квакающих бородавок.
- Малина! - как полоумная мышь взвизгнула Ласточка, наконец удосужившись одарить родительницу вниманием. -  Ты мне талдычишь это с трех лун. Не поверишь, ДО МЕНЯ ДОШЛО. Давно дошло, а ты все никак не даешь мне повода это проверить! - брови Малины вспрыгнули вверх, высвобождая округлые глаза из шерстяного заточения. Неслыханная наглость! "Вот паразитка, а!.
- Вы посмотрите на неё! От всей души, с самыми чистыми помыслами, просишь ее пережевать тебе эту трухлявую белку, сама уже одной лапой в Звездном племени от голода и холода, а она убить тебя хочет, окаянная! - сварливо пробухтела старейшина, с большим удовольствием огрев Ласточку по носу. - И даже не думай претендовать на мою подстилку после смерти. Всё отдам Желудю, шо б тебя жаба задушила, - она показала воительнице язык, будто маленький котенок, и величественно отвернулась, заехав пушистым хвостом дочери по морде. Но толку от всего этого было мало. Сколько бы Малина не била эту мышеголовую кошку, сколько бы не угрожала и плевалась ядом, все равно Ласточка ее не будет слушать. Всё сделает наоборот, встанет костью поперек горла и не удосужиться сдвинуться с места.
- Ладно, оставляю вас, дамы. Пойду принесу пользу племени. Не хочу жевать пищу притворщице, - уши в мгновение ока повернулись в сторону серебристой кошки, а волосатая голова солидарно кивнула. - Я бы на твоем месте поступила точно также. Нечего для этой змеи с шилом в пасти что-то жевать. Пусть сначала для матери полезное дело сделает, - янтарные глаза впились в черную спину, намереваясь выжить в ней здоровенную дыру, чтобы запихнуть туда эту Звездоцапову белку с каменной кожей. Старейшина повернулась к Раскату, не меняясь в лице, наоборот, приобретая все более воинственный вид. - Всё из-за тебя, Висячие Уши. Принес какой-то булыжник и утыкал шерстью. Специа-ально, чтоб меня позлить? - скрипуче растягивая последние слова и щурясь, горячо желая плюнуть золотистому прямо в морду. Так бы она и сделала, если бы не зычный голос Солнцезвезда, произнесший ее имя. 
- Вот до чего доводит твоя упрямость! - вновь обратилась Малина к Ласточке, сверкнув глазами. - Правильно Солнцезвезд сделал, что не взял тебя на Совет, потому что матери даже еду переживать не удосужишься, - "Воспитала паразитку". Поделом окаянной. Пусть в следующий раз сдвинет свой жирный зад с места и поработает ртом на благо матери. - Сиди и думай над своим поведением, -  не желая оставлять мертвечину в покое, Малина покрепче ухватилась за беличий хвост и с чувством выполненного долга вышла из лагеря.

Четыре Дерева →

+7

49

Черно-белая кошка едва-едва успела пригнуть голову и прижать уши: до заученного назубок маневра движение когтистой лапой не стало неожиданностью, ибо воспитывать Малина совершенно не умела с самого котячества ее потомства.
- Утихомирься уже! - рявкнула Ласточка, отступая на шаг назад и предупреждающе шипя. Как бы то ни было и кем бы ей не приходилась эта полоумная старушка, драться с ней воительница уж точно не собиралась.
А это было величайшим показателем любви со стороны остроязычной строптивицы.
- Вот! Вот, белку ей в глотку, посмотрите! И вы еще удивляетесь, в кого я такая сучка выросла? - натужно вздыхая, крайне возмущенно промяукала Ласточка, обращаясь к честному народу и провожая разошедшуюся Малину долгим, тяжелым, таким же как у матери взглядом.
- Шоб тебя там ветряк какой за собой увел, - фыркнула вслед ей Ласточка, коротко прищурив глаза: она что, хромает?
Нет, показалось. Утихомирив хлещущийся хвост, кошка глубоко вдохнула и выдохнула через нос, осматривая вверенные ей владения.
Чащобник оказался рядом как-то незаметно, и Ласточка, медленно осев на землю, приходила в себя в компании черного отца ее воспитанницы.
— Бурецапка не рассказала тебе, что именно у них там произошло? С чего началось-то? - поинтересвался кот в момент, когда черно-белая решила успокоить себя приглаживанием шерсти.
- Да ясное дело, что там Сумрачные постарались, - сплюнула кошка, спокойным, ядовитым тоном отзываясь о соседях.
- Чего еще ждать от этих жабоедов. Перепутались с гадюками своими, вот и пыщут ядом за версту, - фыркнула черно-белая, переглянувшись с Чащобником.
- Жаль, что меня там не было, - без язвы, почти искренне мяукнула Ласточка, вздыхая с неприкрытым сожалением. Уж она бы...

+6

50

Первый совет, первое что-то. Горелый глазами ищет Опалённую или Ореха, пытаясь ухватиться за их образы, как за спасительное бревно среди этого буйного потока черных слов и настроений. Как противно, как мерзко от этого всего. Если в лагере он чувствует такой удушающий гнет, то что ждет его на Совете - пусть звезды не дадут узнать. Горелый жмется средь кустарников, как от холода, хочет исчезнуть прочь, не может.

Его имя снова называет предводитель, слышать его на весь лагерь как и в первый раз, все еще непривычно и стеснительно. Он знает, что ходить на Советы - совершенно нормальная практика, особенно для новопосвященных оруженосцев, и это теперь его новая жизнь с новыми правилами. Но как же странно ходить на Советы вот после всего того, что произошло. Горелый не вникает в происходящее, не хочет, пусть это удивительным образом пройдет мимо него, пожалуйста. Он только видит, как Бабочка обрабатывает раны, милая маленькая Бабочка, такая старательная и последовательная. Ей уж точно не приходится думать о каких-то глупых межплеменных отношениях.

Когда из пещеры предводителя выходят Орех и Опаленная, когда череда котов, следуя за Солнцезвездом, тяжелым шагом отправляется на выход, Горелый тенью семенит за ними по узким лесным тропам, оставаясь маленьким и незаметным черным пятнышком и надеясь сохранить этот образ до завершения Совета.

>> четыре дерева

Отредактировано Горелый (05-10-2018 10:12:42)

+5

51

— Да ясное дело, что там Сумрачные постарались, — в ответ на заданный вопрос произнесла черно-белая, ни разу не удовлетворив любопытство воителя сказанным.
Видимо, рассказать что-то дельное, а не смесь эмоций в виде возмущения и горечи поражения Бурецапка не смогла. Иногда черный забывал даже, что это его дочь — в такие моменты, как сейчас — и думал о ней, как об обычной соплеменнице, с легкой отстраненностью. Впрочем, даже вспомнив о том, кем ему Бурецапка приходится, отстраненности этой он почти не лишался.
— Чего еще ждать от этих жабоедов. Перепутались с гадюками своими, вот и пыщут ядом за версту, — поймав его тусклый взгляд, Ласточка возмущенно фыркнула, продолжая поносить племя Теней. Чащобник не любил пустой болтовни и оскорблений, но сейчас был полностью согласен с воительницей. Он ровно кивнул.
— Жаль, что меня там не было, — закончила кошка с явным сожалением.
Чащобник взглянул в сторону выхода из лагеря — за спинами ушедших уже давно не колыхались травы и ветви кустов ежевики. Если Предки не задумали тяжелое испытание, через которое жители леса должны пройти этим холодным сезоном Голых Деревьев, тропа войны минует их всех. Но если нет...
— Может статься, в следующий раз поучаствовать в такой битве придется и нам с тобой, — прекрасно понимая, что теперь в патрулях, усиленных и напряженных, он и другие старшие воины будут пропадать регулярно, произнес черный.
В животе заурчало, громко и призывно. Из-за всего переполоха кот так и не выбрался на охоту, не принес в племя ничего съедобного и полезного, а значит, не заслужил права набить свой желудок даже крохотной мышкой. Мой промах — но испытания закаляют дух.
— Многие считают, что будет война, — отвлекаясь от неприятного урчания внутри, снова заговорил кот. — Не могу сказать, что хочу этого для племени — но жабоеды в очередной раз нарушили Закон просто из прихоти.
В его голосе зазвенело возмущение. Вряд ли Ласточка относилась к правилам, данным предкам, так же внимательно, как и черный воитель, но она должна была его понять хоть отчасти. Все же преданная племени воительница, достойная и смелая, пусть и не особо сдержанная. Сам черный тоже спокойствием не отличался — особенно в накаленных эмоционально стычках.

+6

52

Подняв морду на расшумевшихся в небе птиц, Тайфун нахмурился, передернув плечом на в тон контрастирующие им обрывки кошачьих голосов, не скрывая внутренней дисгармонии, провожал взглядом уходящую толпу соплеменников. В глазах растеклась пустота от выдержанной безучастности, однако в каждом движении отчётливо прослеживалось нарастающее напряжение — сгущающиеся краски последних событий и без того были неприятней всяких ожиданий от предстоящего Совета — очевидно, что энтузиазма у многих поубавилось.

Постепенно возня улеглась, большая часть из присутствующих разошлись по палаткам; даже остатки сумрачной вони, казалось, растворились окончательно вместе с порывами студёного ветра, треплющего бурую гриву, очень кстати охлаждая горячую голову. Дёрнув ухом на разговор сидящих неподалёку, он распрямился, игнорируя усталость и направляясь ближе к дозорной точке, откуда поляна открывалась со всех выгодных сторон и оставалась возможность контролировать вход, но слова Чащобника заставили обратить на себя внимание, невольно возвращая причастность к актуальным вещам.

Лягушатники знают устав лучше многих нас,  — заметил он, задержавшись в эпицентре обсуждений, — так же трепетно оберегают свои границы, как умело лавируют отдельными аспектами Закона в угоду собственных интересов,  — принципы и способы достижения у всех различались, что во многом было обусловлено разностью нравов лидеров, но всех их объединяла единственная цель: защита и развитие племени — последнее так же зависло от восполняемости ресурсов. И, если одни в своих намерениях действовали ва-банк, другие — не спеша обрабатывая  идею, методично приближали час икс, нанося сокрушительный удар с фланга. Сумрачные выбрали однозначно не лучшую тактику — в глазах Тайфуна это жалкое покушение казалось неудавшимся спектаклем, пожинать плоды которого придётся обеим сторонам.

Если у Кометы не достаточно влияния, держать своих отморозков в узде, не сомневаюсь, что она выставит ситуацию в максимально красивом для них свете, — сухо усмехнулся, и в голосе сквозило откровенное презрение, скрывающее за собой непреодолимое желание окунуть нашумевшего, самонадеянного выродка мордой в болотистую трясину и заставить давиться родной землёй — должно быть, тогда проникнется уважением?  — остается надеяться, что у неё хватит благоразумия не усугублять шаткое положение и признать вину. — пошевелив ушами на посторонний шум, Тайфун вгляделся вглубь виднеющихся территорий, пытаясь переварить все озвученное и недосказанное в уме. 

Хотя, кто знает, что за осы у кошек в голове, — не без подтекста, впрочем, беззлобно обронил, намерено не встречаясь взглядом с Ласточкой — ещё зацепится.

Отредактировано Тайфун (06-10-2018 03:51:08)

+6

53

Оленехвост не мог найти Ежевику в лагере с самого утра: а сейчас уже вечер. поэтому кот был максимально недоволен собой, он же потратил целый день, считай, впустую. И что делать? Неизвестно. Оленехвосту не прельщало целый день перед советом сидеть в лагере, а потом и целую ночь. Ну, не сделал он ничего такого, за что его могут брать на совет. Само собой Солнцезвёзд найдет для себя куда более хорошую компанию на Совет.

О том, что случилось недавно Оленехвост слышал краем уха, однако так и не разобрал, из-за чего случилась стычка на границе: предводитель глазами метил молнии, когда молодой кот встретил отряд, идущий на Совет, со стороны выхода из лагеря. Сдержанно кивнув гривастому коту, кот сделал вид, что намеренно ничего не принёс. Действительно, стоило ли говорить, что единственный голубь, которого он нашёл в лесу, выпорхнул буквально из его лап, а обрыскав большинство действующих нор полёвок, кот наткнулся лишь на старый помёт, который говорил о том, что мышей в корнях деревьев, не было уже, минимум, четверть луны.

Однако стоило Оленехвосту зайти в лагерь, как перед его глазами пробежала целая рутинная жизнь Грозового племени: ворчащая Малина пытается вразумить Ласточку, Чащобник, возвышаясь длинной тенью, сидит на поляне и зыркает орлиными глазами по каждому углу, слишком, прости Звёздное племя, громкая Бурецапка даёт всем понять, что она откусит любому желающему голову, а самым адекватным в этой эпопее был Орех и Бабочка. На выходе кот успел так же кратко кивнуть Ореху и перекинуться с ним парочкой словечек, после чего медленным шагом побрёл к общей куче, вытаскивая оттуда уныло выглядящего мелкого фазана.

Хлопочущая ранее, как пчёлка, Бабочка над Рычалой едва ли не сшибла Оленехвоста с лап, когда он вытянулся в струнку, хлопнув пару раз глазами.
- Добрый вечер, Рычала, - с уважением поздоровался ученик Ежевики, - привет, - уже к Бабочке.

- Я слышал, - дёрнув ухом, - произошла стычка на границе. Солнцезвёзд метал молнии, когда шёл на Совет. С кем на этот раз? Снова Сумрак? - он лапой подвинул фазана ближе к ученице целителя, уверенный в том, что Рычала, как большой мальчик, может самостоятельно и без особенных проблем взять себе поесть сам, - отужинаешь? - кривовато улыбнувшись, предложил светлый кот, качнув кончиком хвоста, кивая на фазана, - лес совсем пустеет. Не отказывай, пожалуйста, если будет война, то тебе нужно быть в форме.
Глядя на понурое личико Бабочки, Оленехвост тоже вздохнул.
- Ты не расстраивайся так, что тебя не взяли на Совет. Меня вот тоже не взяли. Считай, что не случается, всё к лучшему.

+6

54

Слушая только краем уха то, как Малина полирует своим старческим языком нервы Ласточки, практически не давая той и маленькой-маленькой паузы, чтобы попытаться отбиться от таких обвинений, Смерчешкур со спокойным удовлетворённым выдохом понял, что внимание Бурецапки хотя бы частично удалось переключить. Не надолго, понятное дело, но жизнь тёмношкурой ученицы вроде как была спасена.
- Бессмертный, бессмертный.., - спокойно передразнил подругу кот, - Есть ещё запасные шкуры под подстилкой.
Со сменой времени на поляну стали подтягиваться главные морды племени, и совсем скоро уже должны были огласить список имён тех, кто должен будет отправиться сегодня с главами на Совет. На своё спокойствие и даже небольшое житейское счастье, Смерчешкур не услышал своего имени, что Бурецапка же нашла тоже поводом для радости, только уже своей.
- Какая жалость, - наскоро ответил черношкурый, в голосе которого не было ни капли сожаления, - Пропущу самый крупный праздник нализанных задниц и лживого урчания... Советы Смерчешкур никогда не любил, как не жаловал и всех тех, кто на них собирается. Необходимость и обязательство перед племенем ещё могли его заставить туда двинуть, но ни интереса, ни желания к подобным коллективным мероприятиям Смечешкур никогда не испытывал. Ему и дома хорошо-удобно. А на Советы и надо было отправлять кошек, вроде Малины и Бурецапки: таких, с какими разговор вымотает больше, чем любые воины или мор.
- Не развалились по пути, - продолжил, надменно фыркая и явно не имея вид согласия с тем, что не имеет никакой жизни в отсутствие Бурецапки, - И постарайся не развязать войну без меня... Если уж и воевать, с его участием: иными словами, лишь бы эта рыжая задница не нарвалась. Впрочем, в вес своих слов Счерчешкур верил настолько мало, что произносил их без особого энтузиазма: если Бурецапке захочется, она не то, что гору свернёт, но и Совет сорвёт, и войну учудит, и всё, что душе угодно: это ж легко, это ж не бок сходить в целительскую зализать...
После того, как избранные счастливчики удалились, поляна помрачнела даже как-то: кажется, остались самые занудные палаточные политики, которые решили перебрать косточки всему происходящему в мире, но не на Совете, а тут. Оставалось только усесться не так раскидано, а в ровный кружок, уложить большие куски дичи в центр и посыпать их валерьяной из целительской, продолжая цинично и глубоко мыслить о мире, жизни, совете и политике: кажется, вариант оказаться на Совете уже не был настолько скучным и тяжёлым для Смерчешкура. Но тут оставалось одно - иметь дело с тем, что осталось.
- Это у кошек, Тайфун, и осы, и мох, и птичьи пёрышки там.., - не имея привычки выжидать, пока его мнения спросят, но имея сильную скуку, с которой что-то делать было необходимо, Смерчешкур непринуждённо нырнул в их разговор, не двигаясь с места, а разваливаясь на своём прежнем, нагретом. Двигаться ближе к соплеменникам было даже неохотно: с уходом всей остальной гурьбы племени можно было с таким же успехом отползти куда-то подрыхнуть, всё равно ничего интересного не произойдёт, хоть подстилки иди дери.
- А тебе-то куда вестись на провокации лягушатников.., - не опасаясь сказать не красиво, Смерчешкур по своей морде не скрывал, что с радостью бы подшутил и ни раз над такой озабоченностью проблемой, - Оголодали на своих лягушках, подурели со скуки... Их и так жалеть можно, у них предводитель - кошка... Вот и из шкур своих вон лезут. Чего хотеть от племени, которым заправляет кошка, Смерчешкур искренне не понимал: несмотря на то, что кот всегда очень уважительно относился к самкам, ни разу бы не подумал, что предводительство - женское дело. Может, да, лягушатником и стоило потрепать шкуры за то, что расслабились, но потрепали бы да и дело с концом... Не любил Смерчешкур таких усложнений и длинных дебатов: пускай либо потрепали бы сразу, либо уже забыли бы.

+6

55

Ласточка спокойным, острым взглядом осматривала происходящее на поляне. Возможно, могло показаться, что она выслуживается, оставаясь за главную, но стоило признать: черно-белая, пусть и обладала дурным нравом, к указаниям относилась исполнительно и самоотверженно, надеясь лишний раз всем доказать, кто в племени мамочка.
— Многие считают, что будет война, — краем уха дернув на урчание со стороны Чащобника, Ласточка успела дурным делом подумать, что это он ей мурлыкать посмел. Но нет, это был его страждущий желудок, и бровь кошки вопросительно приподнялась вверх.
— Не могу сказать, что хочу этого для племени — но жабоеды в очередной раз нарушили Закон просто из прихоти.
- Да будет война, - пожала плечами кошка, выкусывая из когтей застрявшие хвоинки. Разговаривая о войне будничным тоном, черно-белая при этом же лихорадочно обдумывала такую перспективу. А если и правда... война?
- Надо будет - повоюем. Не впервые, - сплюнула хвоинку и облизнулась, - Грозовому племени тыкать носом чужаков, словно котят в какулю.
Короткая усмешка в уголках губ. Суровый нрав Чащобника импонировал Ласточке, и такая спокойная, уверенная беседа пришлась как нельзя кстати в ночь Совета.
Как там наши-то?
Краем глаза приметив массивную фигуру, подходящую к ним в сумраке ночи, кошка повернулась к Тайфуну в полупрофиль. Кот осел рядом с ними, ненавязчиво присоединяясь к беседе, и Ласточка подобрала хвост: то ли место освобождая, то ли указывая на свою драгоценную неприкосновенность.
Его слова о молодой предводительнице племени Теней, ровеснице Ласточки, затронули неприятные струны в душе воительницы. Эта черная кошка умудрилась в ее возрасте оказаться лидершей целого племени, и этот факт до глубины души удивлял Ласточку, заставлял сомневаться и отчасти завидовать такому стечению обстоятельств в пользу бывшей Настурции.
- Остается надеяться, что у неё хватит благоразумия не усугублять шаткое положение и признать вину.
Кошка коротко улыбнулась, но промолчала: чем-то они с Кометой были похожи, судя по ее выходкам на Совете. И если так... вряд ли Сумрачная предводительница умудриться признать свои ошибки.
Что, собственно, подтвердил Тайфун, заставив льдинистые глаза прищуриться.
— Хотя, кто знает, что за осы у кошек в голове, - негромко, но все же ощутимо добавил Тайфун, вызвав легкий, гортанный рык в горле соплеменницы. И она бы спустила это на невинную колкость, если бы не подошел Смерчешкур. Юнец, у которого молоко на губах не обсохло, позволял себе такие фразы, что Ласточка не выдержала и предупреждающе оскалилась.
— Это у кошек, Тайфун, и осы, и мох, и птичьи пёрышки там...
- Как ты в свои луны так помудрел, Смерчешкур, - с неприкрытой издевкой съязвила кошка, приподнимая загривок во враждебном жесте.
- Сидел бы да помалкивал, чернушка. Языком болтать все горазды, но что-то Комета умудрилась стать предводительницей, хватило-таки ос в голове, а, - рявкнула на Смерчешкура Ласточка, всем своим видом побуждая юнца отделиться от компании воителей.
- Шел бы ты, пока шкурка на месте. А то можем наглядно посмотреть, что у тебя там, под черепушкой, - фыркнула следом кошка, оборачиваясь подергивающимся хвостом.

+6

56

Видя разгорающийся на пустом месте конфликт, Бабочка уже хотела удалиться в свою палатку, чтобы там ещё раз просмотреть запасы, а потом со спокойной душой завалиться спать. Споры о котах и кошках ей были категорически не интересны. Если кто-то из них когда-то упомянёт, что кошки не справляются с такой ответственной работой, как лечение раненых и больных, я вполне могу позволить им выздоравливать самим. Осы в голове, наверное, мешают кости вправлять. Холодно пройдясь взглядом сначала по Тайфуну, а затем по Смерчешкуру, ученица целителя заметила недовольное выражение на морде Ласточки и осталась спокойна - честь кошек есть кому отстоять.
— Привет.
Бабочка помедлила, внимательно оглядывая Оленехвоста, словно не могла решить стоит ли с ним здороваться, но на самом деле проверяла наличие у того ранений, всё-таки брата давно не было видно в лагере, загулял допоздна. Удостоверившись в невредимости светлой шкурки, ученица целителя коротко кивнула.
- Солнцезвёзд метал молнии, когда шёл на Совет. С кем на этот раз? Снова Сумрак?
Только потом подумав, что вопрос, наверное, адресовался Рычале, Бабочка озвучила свои мысли.
- Больше не с кем хвостами помериться. Сумрачные подраться хотят, а мы и не против отправить молодняк против старших воителей, - буркнула кошка, чувствуя, как внутри снова растёт раздражение и непонимание этого поступка. Скорее всего, она никогда не поймёт, зачем нужны все эти стычки и выяснения отношений с помощью когтей, потому что избрала совершенно иной путь. Её дело - латать подранные шкуры и делать припарки. Естественно, повинуясь этой чрезвычайно скрытой заботе, она надеялась, что воители будут хотя бы пытаться беречь себя. И коты, и кошки такие. Никакой разницы. Просто есть умные, а есть... да, с птичьими пёрышками в голове. - А ты где был?
Вернулся с пустыми лапами, без наставника, ничего не знает о стычке. Где вообще Оленехвоста носило целый день? Подружку себе нашёл? Да я скорее поверю, что он ежей летать учил. Бабочка не стала отказываться от столь щедро предложенного фазана, который целый день лежал в куче. Быстро очистив грудку птицы от перьев, кошечка сделала пару укусов, а затем кивнула брату, как бы предлагая присоединиться к трапезе.
- Война-война. Если будет война, то мне не еда понадобится, а травы, которые исчезают так же быстро, как дичь, - проворчала Бабочка, как будто была сестрой Малины. Все ли целители так рано набираются скептицизма? Да нет, Орех до сих лапочка. Куда ухом не поведешь, везде слышится "война". Нравится вам это, что ли? Вояки. Если у меня календула кончится, я лично ни одного из лагеря не выпущу на эту "войну".
Изредка поглядывая на разговаривающих поодаль воителей, Бабочка хмурилась. Не нравилось ей всё это. Ещё и сорвавшийся поход за травами нервировал. Ей всё казалось, что количество растений в лесу уменьшается слишком быстро, буквально с каждым днём. Теряем слишком много времени.
- Ничего там и нет интересного, - надо же было Оленехвосту заговорить о Совете, когда Бабочка нашла себе тему, на которую можно отвлечься. - Всю жизнь мне туда придётся ходить. Сегодня можно и отдохнуть, - она фыркнула, и тёмная мордашка приняла максимально пофигистичное выражение.

+4

57

НАЧАЛО ИГРЫ

Только спустя некоторое время, как ушёл отряд на Совет, Куница смогла вздохнуть спокойно. На сердце будто бы тяжёлой ношей лежал непонятный груз, цель и назначение которого были очень далеки от мыслей Куницы. Проведя тоскливым взглядом загривок Солнцезвёзда, кошка мысленно пожелала молодому предводителю не натворить бед. У неё и у самой в сердце бушевало пламя, но всё это - вспышка от ветки, по сравнению с огромным пожаром в рёберной клетке предводителя. Тряхнув головой, Куница отогнала нервные мысли, как стайку мотыльков, после чего поднялась на лапы. Кусок в горло не лез, поэтому не тронутую горьковатую землеройку кошка вернула обратно в кучу.

Обычно Куница была в приподнятом настроении, или, как минимум, в нейтрально-положительном. Но когда над Грозовым племенем нависал злой рок, даже эта кошка не могла скрыть своего волнения. Она, по назначению Солнцезвёзда, уже собиралась найти котов в патруль к Речным границам, когда края её уха коснулись весьма красноречивые и самоуверенные речи. Куница прижала уши, остановившись перед компанией воителей, чешущих языками.

Ласточка, безусловно, тут же ощетинилась на молодого Смерчешкура, а Куница предупреждающе вскинула хвост.
- Ты, должно быть, - красноречиво начала кошка, - лучше самих кошек знаешь, что у них в голове, - Куница сдвинула брови на переносице, однако в этом жесте было мало недовольства или раздражённости. По крайней мере, для окружающих. Эта новая мода котов считать, что кошки годны только для рождения котят, её довольно-таки напрягала. Никакого уважения у этих юнцов в голове, - не без раздражения прокрутила у себя в голове мысль Куница. И так было. Эту добрую традицию пренебрегать преданностью и заслугами кошек, подхватывали коты отовсюду. Ещё бы, ведь им так удобно: запри кошку в Детской с оравой котят, таскай ей дичь, да радуйся жизни. Зато все заслуги за ними, за котами.

Однако раздражения и напряжение у кошки из голоса пропало достаточно быстро, а едва ли поднятый загривок моментально опустился. К Тайфуну у кошки было заведомо предвзятое отношение, просто по той причине, что этот кот часто позволял себе вольности, которые в его возрасте, уже не стоит спускать с лап. Как и сейчас: это стрекозье стрекотание начал не кто иной, как грубый Тайфун, а у Смерчешкура просто язык как помело, вот и подхватывает за другими. Если не осекать старших, молодые будут позволять себе ещё большее.
- Зато у тебя, наверняка, - беззлобно хмыкнула Куница в сторону Тайфуна, - в голове все работает чётко и слаженно. Не учи молодёжь неуважению к другим, - внимание к Тайфуну больше не обращалось: ещё чего, такой чести для этого кота будет многовато.

- Я была бы не против, если бы ты, - глядя на строптивую Ласточку оценивающим взглядом, произнесла Куница, - составила мне компанию в патруле к Речным границам. Если мы всё ещё хотим, чтобы границы оставались на замке, Речных соседей нельзя упускать из виду.
Куница сдержанно кивнула сидящему неподалёку Чащобнику, храня на лице нейтрально-дружелюбную улыбку, а после пробежалась взглядом по оставшимся на поляне воителям. Не густо, но если Ласточка всё же решит остаться в лагере и выделить ей кого-то для компании в патруле, будет предостаточно, чтобы, если что, отбить внезапное нападение.

Отредактировано Куница (07-10-2018 11:31:40)

+6

58

Оленехвост, расправив плечи, наблюдал за тем, как трапезничает Бабочка, однако сам никакого желания поесть за собой не наблюдал. Возможно это всё клеймо воинского закона: он ведь ничего не принёс в кучу для того, чтобы поесть самому.
- А ты где был? - неожиданный вопрос Бабочки поставил Оленехвоста в ступор и он замер, думая о том, что бы ответить для того, чтобы не опозориться перед собственной сестрой, да перед племенем. Поэтому решил просто махнуть хвостом.
- Пытался охотиться, - не без раздражения отрезал Оленехвост, - Ежевика решил, что сегодня я должен поохотиться самостоятельно и, как видишь, итоги печальные. Не знаю, то ли в голове бардак, то ли вся дичь действительно попряталась перед ночью полной луны.

Ответ Бабочки по поводу сумрачных соседей конкретно так напряг Оленехвоста. А ведь действительно: в племени не так много старших воителей, всё в основном молодняк, который сам недавно-то вышел из палатки оруженосцев. Безусловно, горячая кровь это всегда хорошо, но нужно ещё иногда, хотя бы иногда, думать головой, касаясь безопасности собственных соплеменников. Оленехвост тряхнул головой, из-за чего кончики его больших ушей закачались.

Ворчащая сестра вызывала у Оленехвоста подобие на улыбку. Она будто бы слишком долго варилась вместе с Малиной в одной палатке, из-за чего нахваталась её коронных фразочек.
- Ты с каких пор стала такой ворчуньей? - хохотнул светлый оруженосец, качая головой - отказываясь от трапезы.
-...а травы, которые исчезают так же быстро, как дичь.

Оленехвост, недолго думая, переминаясь с лапы на лапу, всё же предложил:
- Если хочешь, сходим, пособираем трав. Всё равно в лагере делать нечего, от скуки помереть можно. А я и не усну совсем: тревожно.
Кот, конечно, заметил то, что своим навязчивым разговором про Совет, окончательно выбил Бабочку из колеи, из-за чего тут же сделал себе мысленную пометку: до следующего Совета с сестрой не говорить на эту тему. А то ещё отравит. Тисом. Безусловно, это всё напускное, но мало ли чего ещё Бабочка нахватается в компании этой сомнительной Малины.

Действительно, коту было конкретно так тревожно из-за того, какие страсти кипели между племенами. Не так давно только успокоилось Речное племя, как когти успел распустить Сумрак. Оленехвост привстал, отряхиваясь от осевших на него бурых иголок. Их было не так много, но достаточно, чтобы понять, что совсем скоро начнутся первые заморозки.
- Я серьёзно, - сдвинув брови, мяукнул оруженосец, - пойдём, пособираешь свою кал... календулу, или как там её? А я поохочусь. Может всё же поймаю что-то, прежде чем придёт Ежевика и за пустые лапы отправит меня выдирать лопух из хвоста Малины. Боюсь, тогда это она мной отужинает.

+6

59

К разговору присоединился Тайфун, и в словах его Чащобник нашел отражение некоторых его мыслей касательно перспектив разрешения проблемы с нападением, что сейчас наверняка активно обсуждалась на Совете, и явно на повышенных тонах и с максимальным количеством взаимных обвинений. Каждый раз уже после любой произошедшей стычки или ссоры черный корил себя за вспыльчивость и думал в следующий раз быть осмотрительнее в словах - и каждый раз срывался на крик, стоило только оппоненту высказать что-то не то.
— Хотя, кто знает, что за осы у кошек в голове, — негромко бросил полосатый воин, и эта фраза миновала бы сознание черного воина, если бы к ней в форме высказывания своих "драгоценных" мыслей не присоединился Смерчешкур.
— Это у кошек, Тайфун, и осы, и мох, и птичьи пёрышки там...  Оголодали на своих лягушках, подурели со скуки... Их и так жалеть можно, у них предводитель — кошка... Вот и из шкур своих вон лезут.
Все время, что юнец молотил языком, кот хмурил морду и сверлил его недовольным взглядом, не замечая, что рядом не менее недовольной выглядит Ласточка, для которой подобная болтовня явно была куда более оскорбительной.
  — Ты бы придержал язык,  — рыкнул на него Чащобник, углядев в словах Смерчешкура посягательство на воинский закон, что в его глазах было ужаснейшим преступлением. — Наша будущая целительница тоже кошка, как и половина наших бравых и куда более способных воинов,   — продолжил кот.
Кто выбран предками на роль предводителя — тот достоин этого звания вне зависимости от того, что болтается под хвостом. Жаль, что тебя не научил этому твой наставник, равно как и хоть какому-то уважению к старшим, — решительно завершил гневную отповедь воин, переглянувшись с черно-белой.
Та тоже не менее язвительно отчитала мальца, а вот присоединившаяся к воинскому кругу беседующих Куница была более спокойной, хотя от нее Чащобник мог ожидать достаточно резкого ответа. Внимание черного полностью отвернулось от похожего на него внешне юнца, и теперь он отвернулся спиной от того, желая продолжить общение с более-менее ровесниками. Или вот на охоту отправиться что ли...
— Ласточка, ты за главную, — негромко позвал-констатировал кот, поднимаясь с места. — Отпустишь ненадолго на охоту? Я так и не выбрался с утра, — он пожал плечами, мол, не срослось со всей этой кутерьмой вокруг.

--------> граница гроза-река

Отредактировано Чащобник (12-10-2018 18:11:20)

+6

60

Реакция была соответствующей, и Тайфун не удивился столь красноречивой отдаче от тех, кого он так нелестно охарактеризовал — не из прихоти или скрытой неприязни — в сущности, не вкладывая в треклятую реплику ни намёка на предвзятость; более того, видел среди кошек поистине достойных представительниц, с которыми служил бок-о-бок на протяжении многих лун. Впрочем, те предсказуемо воспринимали сказанное в штыки, даже Куница, репутация которой в глазах Тайфуна была близка к уважаемой, явно задетая, посчитала необходимым вмешаться в разговор со своей точкой зрения, вызывая на бурой морде лишь сухую усмешку. В очередной раз напоминая себе не ступать на этот тонкий лёд, он равнодушно дёрнул ухом, не удостоив словом ценное замечание соплеменницы: в дальнейшем развитии конфликта у него не было абсолютно никакой потребности.

Ветер, шелестящий в кронах, цеплялся за шкуру, заставляя в такт беззвучно выдохнуть, через силу приглаживая шерсть, и прищурить округлившиеся глаза на все ещё подзуживающего Смерчешкура — тот не упускал ни единой возможности поблистать своим острым умом, и был вполне уместно отчитан старшими. Привлеченный столь беспардонным поведением, Тайфун недовольно шевельнул желваками на морде — за снисхождением скрывалось одобрение  — несмотря на развязный язык, в будничной рутине юнец ему многим симпатизировал.

Может быть, внесёшь еще более неоценимый вклад в развитие племени и составишь компанию Чащобнику?  — взваливать на смельчака очередную менторскую тираду было бесполезно: присутствующие сделали это без того доходчиво, однако перенаправить его  умственный потенциал в пользу текущих обязанностей казалось резонным, — думаю, это у тебя получится многим лучше моего, — вкрадчиво заглядывая в глаза, приподнял брови. — если он, конечно, будет не против твоей компании, — такой дуэт мог определено возиметь успех: чёрные шкуры патрульных в условиях ночной охоты имели ряд очевидных преимуществ, тогда как сам Тайфун сейчас нес куда больше пользы, оставаясь на страже безопасности лагеря.

Доброй охоты, — резко меняя положение, несколько мгновений разминая затекшую шею, он поднялся и уважительно кивнул воинам, — я останусь на карауле, — бросил коротко и отступил на несколько хвостов. Острой необходимости патрулирования границ в ночь Совета он не видел.

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна