У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 61 страница 80 из 143

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

главная поляна
——————————————————————
Минуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней.
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.

+1

61

Бабочке даже стало не по себе от такого явного раздражения в голосе брата. Совсем не намереваясь поддевать, она попала в самую точку. Червячок вины шевельнулся внутри, но эта кошечка была не из быстро раскаивающихся особ, что кидаются в лапы при каждом удобном случае. Переживёт. У всех бывают неудачные дни. Ученица целителя ограничилась коротким кивком. Брат и сестра быстро обнаружили неугодные друг для друга темы и легко их миновали, обозначая русло разговора. Бабочка находила в таких беседах с Оленехвостом свою изюминку. Никогда они не были особенно дружны, близки, но всегда имели опору в лице друг друга, не забывая о важной связи. Возможно, именно различие путей, которыми они теперь идут, повлияло на сдержанность в общении, однако Бабочка точно не ощущала никакого дискомфорта. Не умея привязываться к окружающим, она, можно сказать, лишь поверхностно касалась их личности, предпочитая наблюдать со стороны, но запрещая себе бросаться в чужой омут. "Не положено по статусу," - говорила она себе, уверенная, что хладнокровный целитель намного полезнее того, кто плачет над каждой чужой бедой. "Мы неплохо дополняем друг друга,"- и неплохо находила оправдание добродушию и сердобольности наставника. Уж кого-кого, а Ореха она никогда ни в чём не упрекала.
— Ты с каких пор стала такой ворчуньей?
Закатив глаза, Бабочка наигранно фыркнула и махнула лапой в сторону Оленехвоста, подражая старейшинам.
- Ты меня еще манерам поучи, юнец. Я столько всего видела, что тебе и не снилось, - хотелось ещё добавить про сны, где брат гоняется за мышами, но ученица целителя воздержалась, самодовольно ухмыльнувшись.
Вставшая спозаранку юная целительница уже готова была вновь улечься на свою подстилку, к тому же, чувство сытости, наполнившее брюхо, тоже к этому располагало. Однако внезапное предложение брата сходить в лес за травами заставило пересмотреть планы на ночь полнолуния.
- Не знаю даже, - кошечка слегка нахмурилась, переводя взор на засобиравшийся к границам патруль. - Вряд ли мы много наберём, но... возможно, ты так заскучаешь, что заснёшь хоть ненадолго.
Ученица улыбнулась уголком рта и с готовностью поднялась с места, расправляя плечи и раздумывая, куда бы им податься. К ручью, как собирался Орех? Но мы сегодня истратили часть запасов календулы. А ещё можжевельник и мята нужны. И куда? Бабочка тряхнула головой, избавляясь от сонливости и пытаясь сосредоточиться на собственных мыслях, чтобы чётко обозначить план действий.
- Ладно, идём. Но лучше бы нам поторопиться и вернуться раньше моего наставника, - усмехнулась ученица, ожидая, что Орех будет не в восторге от того, что его подопечная вместо здорового сна всю ночь прошлялась по лесу, пусть и с общественно полезными целями.

>>> высокие сосны

+5

62

Ласточка скосила глаза на пестрое пятно: Куница. Одобрительно фыркнув на слова старшей соплеменницы, черно-белая даже слегка приосанилась, с насмешкой наблюдая за Смерчешкуром. И Тайфуном, на всякий случай. Все-таки мнение одной дурной кошки вполне может быть субъективным, но когда две уважаемые воительницы Грозового племени ополчились на черношкурого юнца - это уже приговор.
— Я была бы не против, если бы ты, — послышалось рядом, и воительница дернула ухом, оборачиваясь к Кунице, — составила мне компанию в патруле к Речным границам. Если мы всё ещё хотим, чтобы границы оставались на замке, Речных соседей нельзя упускать из виду.
- Я бы с радостью, - и это было чистейшей правдой, - но останусь в лагере. Раз Солнцезвезд изволил доверить мне свои драгоценные земли на целую ночь, стоит удивить, насколько тут все может быть слаженно. И насколько кошки, - она выделила последнее слово, бросая колючий взгляд на черного самца, - умеют руководить процессом, - с подтекстом мяукнула черно-белая, на мгновение бросая цепкий взгляд и на Тайфуна.
Чащобник поддержал соплеменниц, а потому и без того нормальное отношение Ласточки к старшему коту приобрело еще более, если можно так выразиться, теплый оттенок. Качнув хвостом в подтверждение его слов, кошка обернулась на обращение.
— Ласточка, ты за главную, — негромко позвал-констатировал кот, поднимаясь с места. — Отпустишь ненадолго на охоту? Я так и не выбрался с утра.
А все-таки приятное чувство.
- Конечно. Вы с Куницей и Смерчешкура возьмите, - идеальная месть. Сладко улыбнувшись младшему коту, Ласточка решила, что такая компания очень полезным образом скажется на мировоззрении этого самовлюбленного юнца. Идея Тайфуна отправить Смерчешкура с патрулем до того понравилась Ласточке, что она даже приободрилась, заметно вскинув подбородок.
- Эй. А вы двое куда? - строго, но увы невовремя, окликнула Ласточка ученицу Ореха и Оленехвоста. Недовольно рыкнув, черно-белая осмотрела лагерь.
Ладно, в остальном все спокойно. Ух не будь Бабочка в особом статусе, я бы ей...
Тайфун остался на карауле. Скучающе осмотрев пустеющий лагерь и осознав, что спать ей не то что бы не хочется, но даже нельзя, Ласточка вальяжно и неохотно подсела к бурому самцу, составляя (не)навязчивую компанию в карауле.
- Хотел бы быть глашатаем? - вот так, с порога. Все-таки, Чертополох был не единственным в касте достойных старших воителей, да и черно-белая, в общем-то, не оспаривала хороший выбор Солнцезвезда. Просто такая, пусть и мнимая, короткая, власть, которая попала к ней в лапы в эту ночь, заставила задуматься: а если бы глашатаем стать мне?

+5

63

Куница никогда не старалась судить по обложке, но больно у Смерчешкура был гадковатый вид. Особенно сейчас. Не прошло и года с того времени, как он сам был оруженосцем, зато с полной уверенностью подхватывает за старшими воинами. Кунице бы сейчас закатить глаза, однако кошка прекрасно помнила, какой она была в этом возрасте: наверное не менее ветреной, нежели любая кошка. Матёрость и любое уважение приходят со временем. Но всё же ему нужно следить за своим языком. Пусть и достаточно острым. Куница усмехнулась в усы: воспоминания из юности всегда вызывали у неё какие-то свои мягкие ассоциации и мысли. А сейчас все выросли. И некому, не-ко-му быть самим собой.

Кошка понимающе кивнула Ласточке. Ещё бы, лагерь ни в коем случае нельзя оставлять без присмотра. Особенно в такой час.
«Надеюсь, с ними всё в порядке», - короткий, но ничего не значащий вздох вырвался из приоткрытых губ, когда Куница снова подняла большие червонно-золотые глаза, оглядев состав своего отряда. Она собиралась взять с собой ещё Соль. Куница, наконец, взяла себя в лапы. Она умела превосходно скрывать своё волнение, но до сих пор не научилась скрывать то, как она абстрагируется, думая о других котах. О том, как Солнцезвёзд, холодно выдерживая колкий взгляд Кометы, отвечает ей коротко, но ясно давая понять: под любой удар Грозовое племя не будет подставлять вторую щёку. А откусит бьющую лапу. Но насколько же сильно кошка хотела, чтобы их лидер не натворил дел. Не натворил глупостей. Эти коты, у которых в голове лишь одна война... Куница боялась войны. Боялась её хищного лика, но не боялась пойти против неё за племя, бок о бок со своими соплеменниками. Наверняка половина из них и не знают, какая благодать ждёт тех, кто умрёт на поле боя.

Непонятно, почему, но сердце упрямо норовило выпрыгнуть из грудной клетки. То ли волнение говорило за кошку, то ли непонятная и необузданная раньше эмоция. В любом случае, стоит отгородиться от всего этого. Она обязательно поговорит с Солнцезвёздом, когда отряд вернётся с Совета. Куница взглянула на Чащобника, выгнув бровь.
- Двух зайцев одной охотой? - это не предложение, а скорее некоторая шутка, чтобы разнообразить молчаливую и явно натянутую обстановку, - Соль! - окликнула собирающую себе компанию кошку пестрая Куница, - пойдём с нами. Лишние лапы не помешают.
Взглянув на Смерчешкура, Куница ему одним только взглядом дала понять, что здесь не прокатят никакие отговорки: юнец идёт в патруль с ними и мало ли, что он хочет, мало ли, что он думает.  Существует такое слово: надо.

Куница снова окунулась в воспоминания: они с Чащобником почти ровесники. Если с Солнцезвёздом Куница выходила из детской, считай, в один день, то Чертополох и Чащобник ненадолго задержались при боку матери за счет того, что были младше. Тогда всё было хорошо. А сейчас... сейчас, когда племена на грани войны, а лес готовится к холодам, Куница не знала, что делать и как быть.
- Идём, - скомандовала Куница, прежде чем скрыться в сухих зарослях, - нам нужно вернуться до рассвета, до того, как вернётся отряд Солнцезвёзда.

→ граница с рекой

+7

64

Изначально Соль намеревалась быстренько пробежаться вдоль границ на тот случай, если кое-кому священные Воинские Законы не писаны, а по пути еще и, быть может, поохотиться. Все-таки уже холода, сезон Голых Деревьев впереди, а есть хочется уже сейчас. Чем больше жирка племя нагуляет перед привычным голодом зимы, тем выше вероятность, что они переживут этот сезон без больших жертв.
«Нужно поймать Ореху жирного голубя и заставить съесть всего за раз. Чем чаще будет сыт, тем сильнее будет» - уже расписывала свои блестящие планы по превращению любимого брата в большой мясной шар уже к «белым мухам». Если представить, то выглядело бы это очень мило и Соль бы даже пустила смешок, если бы голос соплеменницы не вернул кошку в реальность.
— Соль! - окликнула Куница, — пойдём с нами. Лишние лапы не помешают.
— А. Ну ладно, пошли  — просто ответила серая. Она легко развернулась и последовала за соплеменницей, словно ничего до этого не планировала. Почему бы и нет. В составе полноценного патруля обходить границы легче, да и добычи принести можно в несколько раз больше. Полезно ведь. Главное успеть к возвращению Солнцезвезда в лагерь. Им, оставшимся, тоже интересно, как прошел совет. Не успеть к возвращению – не преступление, однако, все-таки очень хотелось бы узнать, как все прошло. Не каждый же день все собираются вместе, чтобы рассказать, как у них дела. И вынести сор из избы заодно. Как и всегда.

→ граница с рекой

+3

65

Полумрак ночи не позволял зрению в должной мере охватить необходимый диапазон прилегающей округи. Тайфун, обратившись в органы чувств, избрал более менее окраинный участок земли и осел под сенью раскидистого дерева, сосредоточив внимание на активности внутри лагеря; лишь убедившись, что несколько фигур благополучно покинули его стены, устремил взгляд к черным верхушкам виднеющейся вдали лесной полосы. Тяжесть ощутимо отхлынула, однако усталость, накопившаяся за день, не заставляла себя ждать, и выходка соседей его порядком озадачила, вызывая внутри паршивый сгусток противоречий — сложнее всего было оставаться в неведении о происходящем в это время на Совете. Хотелось надеяться, что великая набожность не даст никому из сторонников конфликта опуститься до открытого мордобоя на священной земле. Гнев предков — последнее, что им было нужно на преддверии неминуемых холодов, хоть и верить в их могущество сейчас казалось полнейшим абсурдом. В разумности соплеменников — был более, чем уверен.

Он не сразу обратил своё внимание на приближение соплеменницы, но стоило той ненавязчиво присесть рядом, янтарные глаза блеснули интересом. Вопрос Ласточки не застал его врасплох, однако заставил задуматься, а взгляд сконцентрироваться на фигуре кошки, догадываясь о причине поднятия столь щекотливой темы.

Интересуют мои виды на будущее? — уклончиво отозвался он, медля с ответом. — разумеется, как и любой другой воитель в нашем положении, — выдержав паузу, ответил, когда в нем на мгновение проснулось давно заглушенное, алчное желание, которое сопровождало его в переходный период от желторотой юности в матёрый возраст: тогда его амбиции неустанно подкреплялись этим чувством. Озвученное и всплывшее на задворках неожиданно пробудили в нем животный аппетит, однако он ни на толику не растерял стоического вида, лишь расслабленная грудная клетка рефлекторно подергивалась в такт придыханию.

Любая власть — искушение для таких, как мы, Ласточка, — губы непроизвольно скривились в гримасе, отчаянно схожей на ухмылку, и Тайфун предпринял попытку выйти на зрительный контакт, без задней мысли, вполне откровенно делясь с воительницей своими мыслями. Та достаточно уверенно и охотно управлялась с возложенными на ее плечи полномочиями, пускай временными: стоило полагать, у Ласточки, к случаю, могли быть все шансы.

+2

66

Промедление в ответе Тайфуна заинтересовало его соплеменницу, и она скосила холодные глаза на воителя. Собственно, а почему бы Тайфуну не хотеть стать правой лапой предводителя? Бросив на буро-полосатого оценивающий и максимально объективный взгляд, Ласточка поджала губы, с неохотой признавая, что в самце есть почти все качества, которые подошли бы как глашатаю, так и, возможно, предводителю.
Совершенно очевидные плюсы в виде силы, решимости и воинственности, которой их обязывает воинский закон и преданность племени. Вполне очевидно и то, что Тайфун предан племени и был бы рад привести его к максимально возможному процветанию. Он будет... был бы способен отстоять интересы Грозового племени и в таких, как сегодня, мелких конфликтах, и в битвах покрупнее, когда на кону стоит не только территориальная целостность, но и честь.
Впрочем... было ощущение, что Тайфун нелюдим и замкнут в себе. Он, казалось, редко искал компании, и не стремился подружиться со всем и каждым, что Ласточка, в силу характера, вполне себе одобряла, хоть и встала бы горой за каждого из своих в случае стычки. Все-таки, их причастность к одному племени, общая кровь и врожденные идеалы без промедлений заставили бы кошку пропесочить противника за каждого. Даже за таких смехотворных юнцов, как Смерчешкур.
Так вот, смог бы Тайфун, обладая такой вот замкнутой натурой, править племенем? Быть у всех на виду, быть причастным и участливым к, пусть и мелким, неурядицам всей общины в целом и каждого ее члена в частности?
Пока что Ласточка сомневалась.
- Разумеется, как и любой другой воитель в нашем положении, — уши черно-белой заинтересованно повернулись в сторону собеседника. Не почудилось ли ей эта "общность", с которой говорил Тайфун?
Воительница смерила его оценивающим взглядом, но промолчала. Когда становишься воителем, границы в возрасте несколько смазываются, и для таких нахальных, как Ласточка, выскочек не составляло особого труда хотя бы притворяться равными.
— Любая власть — искушение для таких, как мы, Ласточка, - да, не показалось, и отчего-то Тайфун смог найти вот это общее "мы" между ними. Перебрав передними лапами, подушечки коих слегка промерзли, воительница поджала губы и с сомнением, но все же признала:
- Да. Не могу не признать, но иногда мне кажется, что я смогла бы принимать решения ничуть не хуже, а то и лучше многих из старших воителей, - коротко вздохнула черно-белая, словно взгрустнув от такого расклада событий.
- И вот та же Комета. Звездоцап ее побери, но как удачно сложилась судьба в ее пользу, а! - с плохо прикрытым восхищением кошечка приподняла уголки губ. Конечно, черная предводительница Теней - та еще мерзавка, раз посмела позариться на земли Грозового племени, но оказаться у власти в таком возрасте и с таким характером...
- Чертовски не хочу это признавать, но, кажется, я ей завидую. Я бы тоже смогла, - возможно, чуть авансом, но все-таки выпалила Ласточка, сверкая разгоревшимся взглядом.

+2

67

Углубившись в свои мысли, воитель не заметил приближения Бабочки. Его куда больше беспокоило, что скажет на Совете Солнцезвезд, кого он возьмет. Это должен быть мощный патруль, на случай, если на Совете Комета выкажет открытую агрессию, грозовые должны будут показать, что готовы дать отпор, готовы защитить свои территории, так нужные в преддверии морозов. А уж в Грозовом племени было много крепкосбитых котов, которые встанут на стражу родных земель. Лично Рычала готов был прямо сейчас порвать глотку любому посягнувшему на их земли. Ему достаточно было бы только намека, чтобы ринуться в бой и исправить это досадное недоразумение, как последнее поражение.

— Серьёзного ничего? - Раздался совсем рядом голос ученицы целителя. Черношкурый переместил немигающий взор желтых очей  на миловидную кошку. Она обнюхала его и отступила на шаг. На аккуратной мордочке Рычала пытался прочесть хоть какие-то эмоции, но голубые глаза оставались непроницаемы. Резко тряхнув головой, воитель поднялся на лапы, сбрасывая охватившее его оцепенение. Не каждый в племени мог вот так подойти и грубо нарушить его уединение. Но целители всегда стояли выше всего этого, и Рычала, как и остальные его соплеменники, склонял голову перед их мудростью. Удержал себя от раздражения кот и сейчас. — Чтобы шишки и ушибы не беспокоили, могу дать мак.

- Нет, ничего серьезного, пара вырванных клоков шерсти, переживу. - Коротко ответил черношкурый. Не хватало чтобы на его здоровый лоб целители тратили сейчас лекарства. Они ещё пригодятся. Особенно если Комета затеет войну.

Когда предводитель вышел из палатки и огласил тех, кто отправится на Совет, Рычала быстро приблизился к куче с дичью и выудил оттуда мышь. Быстрая трапеза не принесла ни удовольствия, ничего, спокойное удовлетворение набитым желудком, не более. Присоединившись к покидающим лагерь котам, черношкурый быстро обвел дом взглядом, отмечая тех, кто остался. На удивление Бабочка тоже была среди остающихся. Удивленно покачав лобастой головой, Рычала направился следом за лидером и его правой лапой. Впереди была тяжелая ночь.

---> четыре дерева

+5

68

◄ четыре дерева

[indent] Опалённая вдыхает прохладный воздух полной грудью и выпускает небольшое облачко пара из пасти; мышцы теперь уже гудят куда заметнее. Путешествие на Совет и обратно сказалось на теле, и сейчас сильнее всего хотелось упасть на подстилку, свернуться клубочком и проспать до самого утра, но голова вряд ли позволит. Не так быстро. Опалённой нужно было переварить услышанное: она прокручивала эту ночь в голове всю дорогу - чужие слова запомнила с поразительной точностью, а косые злобные взгляды сумрачных котов прочно засели в подсознании; по телу разлилась волна... безнадёжности. Всякое действие, всякий выбор имеет последствия - всегда, - и этот не исключение.
[indent] Неприятный осадок облепил черепную коробку и душу тяжёлым слоем пыли - отчего-то разыгралось острое желание принять водные процедуры, смывая с себя весь сегодняшний день, но тот ещё не кончился. Как только вернувшиеся ступят на главную поляну, шквал вопросов тут же обрушится на них горной лавиной, и уж с этим точно ничего не поделаешь. Опалённая всё ещё ощущает недовольство по отношению к теневой предводительнице, некое подобие злости по отношению к Вяхирю, и переживание за дальнейшее будущее; сегодня звёзды разгневались. Но у Грозового племени по-прежнему много сил, и они обязательно со всем справятся. Иначе и быть не может.
[indent] Знакомому запаху родного лагеря и доносящимся оттуда голосам всё же удалось немного успокоить смуту мыслей в голове грозовой воительницы. Она дёрнула ухом, мотнула хвостом в сторону и распрямилась в прямой осанке; нужно было найти Чащобника, а ещё поговорить с Горелым, и разумеется, перекинуться парой фраз с Солнцезвёздом. Проще было начать с последнего. Она нагнала предводителя где-то на середине пути и тихо позвала того по имени; в ярких медовых глазах рекой плескались эмоции, выходя из берегов.
[indent] - Расскажешь всем? - племя так или иначе узнает о произошедшем со слов остальных, но будет лучше, если предводитель самолично оповестит об этой ночи. Пусть без подробностей и деталей, но о самом главном: другие соплеменники сами передадут оставшимся в лагере пикантные нюансы. Дождавшись ответа на первый вопрос, за ним последовал второй, куда более важный. - что будем делать? - одной фразой Опалённая показала, что готова оказать любую необходимую помощь [и не только она], и что Солнцезвёзд вовсе не обязан взвалить на себя весь груз ответственности в одиночку: все они - племя, все они - семья [как ни крути], и всё преодолеют вместе, общими усилиями.
[indent] Уже на подходе к лагерю Опалённая разглядела с краю две фигуры, в одной из которых без труда узнала Тайфуна [его не спутает ни с кем], а другой, судя по всему, была Ласточка. Внутри что-то слабо кольнуло, вынуждая непроизвольно нахмуриться; что это? что за чувство? Его Опалённая, впрочем, отогнала моментально, подавляя здравым смыслом и переключением на что-то более важное. Можно было поставить десять мышей - чёрно-белая будет недовольна больше прочих, в этом нет сомнений, и в мыслях Опалённая этому даже усмехнулась. Не имея привычки открыто показывать собственных эмоций, за чужим гневом, тем более направленным в сторону сумрачных котов, она бы понаблюдала с особым упоением. Подходит ближе, осматривает округу и, наконец, останавливается возле них.
[indent] - Всё спокойно? - обращается к сидящим в карауле негромко, переводя взгляд с одного на другого, а у самой в голове саркастичное «надеюсь, не помешала.» Бред.

+8

69

У Куницы сердце колотилось так, будто бы сейчас норовит выпрыгнуть из груди. В такт того, как стучали лапы по продрогшей земле. Она не позволит своему народу, своему племени упасть мордой в грязь. Но сейчас было о ком волноваться. Звездное племя, лишь бы всё было хорошо. Лишь бы все были целы. Где-то в подсознании молодая кошка прекрасно понимала, что Звездное племя не даст на Совете устроить бойню. Но не просто так, не из-за обычных ворчливых старейшин небо заволокло тучами. Когда кошка влетела в лагерь, она едва ли не сшибла с лап Солнцезвёзда, остановившись прямо перед носом. Зажатая белка в зубах у Куницы, казалось бы, должны была уже провизжать, что скоро ей сломают хребет, но на счастье, давно уже была мертва.

- Я поседею из-за вас, - шепотом дрожащим, как дубовые ветки после дождя, проговорила Куница, укладывая белку между лап. Солнцезвёзд хмурее тучи: но цел. Опаленная, стоящая рядом, также цела - это самое главное. Куница беглым взглядом окинула каждого из отряда, собранного на Совет, серьёзно сдвигая брови. Она была готова к любой новости, была готова к любой войне и любым нападкам. Хоть сейчас. Главное - сейчас все живы, целы и здоровы. Только в следующий момент Куница сделала неловкий шаг назад от предельной близости с предводителем, глубоко вобрав полные лёгкие воздуха.
- Что произошло? - тем же шепотом произнесла старшая воительница, прижимая уши. Лопатки, плотно обтянутые шкурой, нервно заходили ходуном, а хвост всем своим видом показывал опаску, недовольство и звездоцаповы нервы. Это ведь достойное воителя дело? Воевать. Убивать так, чтобы когти входили в чужие глотки, пачкались в крови и, считай, выходили наружу с обратной стороны. От одной мысли об этом Кунице стало дурно, но та, только отчетливо показывая готовность, сжала зубы и горделиво вздернула подбородок, показывая свой норов.

Куница, казалось, обратилась во слух, внимательно вглядываясь в черты всех воителей. В том числе и в черты Солнцезвёзда. Она медленно скользнула взглядом по нахмуренным бровям, по хранящим леденящее душу спокойствие янтарным глазам, по вздымающейся груди и по затылку, который трепал резкий и порывистый ветер. Звездные предки гневаются, не хватало только этого.
- Не молчите, - срываясь на нормальный голос, произносит Куница, оглядываясь в сторону выхода из лагеря, чтобы проверить наличие за спиной своего отряда. Червонно-золотые глаза нашли травянистые радужки Ореха, кошка медленно кивнула, приветствуя целителя. Кажется, она заглянет к нему потом, после такой ночи ей бы не спать целые сутки. Вот только куда деться: природная пелена накрывала глаза при каждом удобном случае. Но сейчас Куница упрямо отгоняла её, будто бы сонливость - стайка назойливых мух. Она должна была удостовериться, что все будет хорошо.

Резко рвётся чья-то глотка, теплая, липкая кровь брызжет прямо в глаза. Она льётся, казалось бы, бесконечным потоком, когда сердце застигает леденящий душу ужас. Такой животный, невозможный ужас, заставляющий замирать и цепенеть. На выпученный от того же страха глаз кота под лапами садится муха. Нос щекочет железистый запах крови, смерти.
Желваки у Куницы заходили ходуном, когда она выровнялась, будто бы своим взглядом показывая. Что несмотря на все свои страхи, она пойдёт за своим племенем. Она пойдёт за ним. Отдавать долг, который никогда не брала.
Куница буквально отдаленно почувствовала запах сумрачных воителей: терпкий и вяжущий, ужасно болотистый, он заставил её сморщиться. От одного только запаха становилось мерзко, что уж говорить о встречах с сумрачными котами? О чем может идти речь?

Куница скосила глаза на Опалённую. Дочь Горлицы была в добром здравии, а Куница чувствовала свою ответственность за кошку. После того, как Горлица умерла Куница взвалила на себя заботу об этих котах. И иногда ноша казалась неподъемной. Куница не могла одновременно волноваться за всех и вся, это однажды доведёт её эмоционально. Кошка кивнула Опаленной. Все будет хорошо.

+7

70

четыре дерева.



Совет казался ему какой-то неразумной игрой, спором, вызовом. Но лишь теперь, приближаясь к собственному лагерю, Солнцезвёзд внезапно ощутил тяжесть принятых им решений. Множественные слова, взгляды и крики навалились на выступавшие из под шкуры лопатки, стискивая грудную клетку в невыносимо жгучих тисках, ни на секунду не позволяя забыть о том, что именно происходило этой ночью. Время от времени кот поднимал голову и оглядывал небосклон, не желавший проясняться, долгим пристальным взглядом. Упрямство, гордость и набожность смешивались в ядовитую жидкость, разгоняемую сердцем по венам, вынуждая снова и снова прокручивать в голове каждое произнесённое слово и продемонстрированный жест. Заставляя лишний раз убедить себя в том, что он сделал всё так, как показалось ему правильным.

— Расскажешь всем? — нагнал его прохладный голос, прошелестевший среди опадающих жёлтых листьев. Поднимая голову и встречаясь янтарными глазами с прозрачной зеленой, Солнцезвёзд неопределённо кивнул, облизывая пересохшие чёрные губы. Почему-то перспектива рассказывать о случившемся остальному племени нисколько его не радовала, напротив, вынуждала прикидывать, какую реакцию он встретит в пустеющем лагере. — что будем делать? — задаёт свой следующий вопрос пёстрая воительница.
— Готовиться, — просто ответил Грозовой лидер, оборачиваясь к стороннице и позволяя проглянуть бесконечной усталости сквозь тщательно выточенное изваяние холодной решимости. Душевные переживания выматывали его до состояния натянутой струны, что могла порваться в любой момент. Избрав путь, отличный от своих предшественников, решая демонстрировать соседям силу и смелость, а не благородство и отзывчивость, он уже не мог повернуть назад. Оставалось лишь оглядываться назад и без конца сомневаться в том, что именно он совершил каждым своим шагом. — и ждать, чьё терпение кончится первым.

Когда они зашли в лагерь, он отвернулся и чуть замедлил шаг, пропуская воительницу вперёд, к караульным. Но прежде, чем гибкая спина начала отдаляться, он открыл было пасть, поддавшийся порыву благодарности и горькой печали. Мысли, вскинувшие голову глубоко внутри его души, хотели вырваться наружу — поблагодарить Опалённую за её поддержку и острый ум, за доверие и за иное; сказать о том, что он сожалеет о том, как поздно ему открылись исключительные качества молодой кошки и как жаль, что она была так юна, когда он выбирал себе глашатая и теперь терзался непределённостью. Однако, перехватив взгляд, который его недавняя собеседница бросила на Тайфуна и Ласточку, с едва слышным хлопком захлопнул пасть и остановился, заставив себя смотреть на Ласточку, как на ту, кого он оставил в лагере за главную. Переживая внутреннюю борьбу в подсознании, секундой позже предводитель, пока что частично скрытый от остальных глаз неровной тенью веток и частично уцелевшей листвы, пришёл к своему умозаключению и медленно, с каким-то сожалеющим пониманием, кивнул в ответ на собственные мысли, прежде чем сделать шаг в сторону поляны.

Мгновением после своего возвращения он вынужден был остановиться. Предстоявший разговор, несомненно, тревожил его всю дорогу до лагеря, а теперь, когда его друг стояла перед ним, вглядываясь в ещё более заострившиеся от волнения черты — она за многие луны научилась читать его открытой книгой, это Солнцезвёзд знал хорошо, — он снова ощутил неуверенность и... раскаяние?
— Комета и Крушина заявили, что любое упоминание этой стычки на Совете было сочтено ими за открытую провокацию. Вой стоял такой, что его-то, несомненно, звёзды и услышали, — уголок рта дёрнулся в попытке улыбки, исказив отмеченную шрамом щёку. Я сожалею, Куница, — уже тише добавил рыжий кот, — но теперь эта история просто так вряд ли закончится. Племя Ветра на нашей стороне, но перед лицом снегопада мы можем лишь усиленно патрулировать границы и ждать, — говорил он. Где-то внутри голос услужливо подсказывал, что он не будет спокоен до тех пор, пока нависший над лесом конфликт не разрастётся в логическую кульминацию войны, однако сжал челюсти настолько крепко, насколько только смог, почувствовав скрип клыков друг о друга. О том, какими он сам видел последствия сегодняшнего Совета, Кунице предводитель не сознался бы под самой страшной пыткой.

+9

71

переход: четыре дерева

[indent]Весь пусть до лагеря был проделан в тишине. У каждого было над чем подумать. Хотя пища для размышлений у всех была одна. «И чего же им теперь ожидать». Сгорбившись, кошечка вперилась взглядом в кисточку хвоста Солнцезвезда. Каким-то образом она умудрилась покинуть поляну следом за наставником и теперь шла за ним в кошачьем хвосте от него. Такое расстояние сохраняли все. Безопасное расстояние. Чувствуя, как ветер треплет ее загривок, бурая тяжело вздыхала. Ощущение веса пару лишний котов на плечах напрягало. Окончание Совета стало для нее неприятным. Хотя и не только конец. Но еще и начало. Середина. И вообще каждое мгновение. Да и итоги не очень радовали. Еще бы. Комета не только выставила их не с самой лучшей стороны, но и внесла раздор между племенами. Хоть и не до конца. То, как вел себя Звездопад, вселяло надежду.
[indent]Кинув взгляд на небо, Мышелапая отметила, что даже здесь луну закрывали тучи. Пусть не так явно, как делали это на Совете. Но сомнений о том, что не спящие грозовые в курсе вмешательства предков, не оставалось. А ведь так было бы неплохо сейчас спрятаться в палатке и утонуть в беспокойном сне. Просить у Ореха пару маковых семечек было бы расточительством. Скоро холода и мака найти будет уже нельзя. Так что лучше пусть она помучается с кошмарами до рассвета, разбирая события сегодняшней ночи по полочкам. Или может сбежать из лагеря и устроиться на каком-нибудь дереве, встретив на нем рассвет и выспавшись от души? Нет, иначе пропустит чего интересного. Впереди раздался голос Опаленной и перед котами выросли заросли ежевики. Наконец добрались. Протискиваясь мимо колючих ветвей, бурая ученица слышала слова наставника. И неприятный червячок бешенства вновь зашевелился.
[indent]- Ужасный Совет, – картинно стонала кошечка, вываливаясь на поляну из кустов и слегка пихнув наставника в бок, скорее по-дружески и что бы подвинулся. Это она мелкая, смогла пролезть мимо, а другие коты покрупнее будут,- Рано еще, что бы загадывать о том, так ли глупа Комета, что бы последние теплые деньки Падающих Листьев тратить на войны, – неприятная атмосфера, тишина резала уши хуже вражеских когтей, - Да и не все думается мне в Сумраке довольны сложившейся ситуацией. Вяхиря разве что собственные соплеменники на Совете не покусали. А то чего это он к нашей Малине под бок сбежал? – хитро блеснув глазками, кошечка припомнила и количество соседских воителей вокруг старейшины, - Да и наша старушка сегодня кавалерами обзавелась. Да какими! Один Волчеягодник чего стоит!
[indent]Весело подмигнув Ласточке, кошечка плюхнулась неподалеку от наставника и подавила зевок. Лапы потихоньку наливались усталостью, все-таки вчерашняя тренировка еще не была забыта. Ни ей, ни ее телом.

Отредактировано Мышелапая (14-10-2018 00:24:22)

+5

72

Горящий прищур устремился куда-то сквозь фигурку кошки, будто пытаясь уличить в зарослях, служащих стеной лагерю, возможного нарушителя. От него не укрылись интонации в словах соплеменницы, что, казалось, явственно выражала свою симпатию к личности сумрачной предводительницы, однако Тайфун не разделял эмоций кошки, внутренне не чувствуя никакой однозначной предрасположенности к упомянутой. Своё отношение он строил лишь на объективных наблюдениях.

Удачно, — с акцентом на слове пророкотал, встречаясь с холодной синевой, —  удачная власть — та, что подкреплена неоспоримым авторитетом и дисциплиной, — решительно заметил Тайфун,  — пока что я вижу отражение обратному, — произнёс глухо. Недовольство обнажалось во вновь ожесточившихся чертах морды и изогнутом кончике хвоста. Даже те имеющиеся зачатки чести не позволяли проникнуться хоть каплей понимания к шумному инциденту на границах и, быть может, обыкновенному скудоумию зачинщика. Его не заботила первопричина, когда есть те, что были однажды запущены, и их последствия зрели у самого корня проблемы, а источником стал недостаточный авторитет и абсолютная безнаказанность.

Взор скользнул к потемневшему за время разговора небу, едва ли придав этому факту особое значение, однако реакция некоторых заставила нутро настороженно дёрнуться. Силуэты на поляне слились в беспорядочное месиво прежде, чем он понял, что их приватная беседа нарушится, а ушей коснутся знакомые кошачьи голоса — приглушённые и нервные. Переглянувшись с Ласточкой, Тайфун расправил плечи — напряженный — и обратился было во внимание к пришедшим, когда рядом остановилась Опалённая.   

Порядок, а ты? — уже на автомате бросил он, стараясь не заглядывать в плавящие здравый смысл зеленые глаза, окунающие в душное марево, полное личных демонов и недосказанных решений. Сколько раз на дню они обменивались этими пресловутыми фразами — он уже не замечал.   

В какое-то мгновение невидимая пасть сомкнулась на хребте ощутимой ношей, напоминая покалыванием в пульсирующем затылке; с голосом предводителя разум стал более восприимчив к принятию информации. Впрочем, слова вожака лишь укрепили тот настрой, что он держал оставшуюся ночь, терзаемый выстроенными в голове сомнениями — позиция Кометы не удивила, ни чуть не обелив воспетую репутацию в сторонних глазах.

+5

73

[indent] Он кивает в молчаливом ответе и Опалённую это устраивает; большего она и не ждала. С его до селе твёрдого вида в один момент словно бы спала какая-то пелена, ограждающая от любопытных_посторонних глаз истинное состояние предводителя - состояние душевное, - и рыже-чёрная впервые за долгие луны видит в нём столь огромную усталость, что наваливалась грузным весом вместе с ответственностью на плечи лидера. Она заглядывает ему в глаза и кивает в ответ, стараясь выглядеть как можно более спокойно [даёт понять, что голова по-прежнему холодна и лишних поводов для беспокойства нет], а затем твёрдо, без толики сомнения в душе, отчеканила приглушённым тоном:
[indent] - Ты всё сделал правильно, - в этом не было сомнений, и Опалённая снова [в который раз] убедилась, что ни один нынешний предводитель с ним не сравнится. Он не просил о поддержке, не просил о помощи, взвалив на себя, казалось бы, непосильную ношу, день ото дня упорно тянущую к земле словно неподъёмный валун, но сейчас она была нужна ему как никогда, и Опалённая видела это в его сверкающих глазах. И потому она будет рядом. - попробуй отдохнуть. Впереди много работы, - произносит с нескрываемой заботой и, касаясь кончиком хвоста рыжего плеча, отходит в сторону.
[indent] У них всех много, а о Малине она скажет потом. Завтра. Пока ему было необходимо время.
[indent] Голос Тайфуна звучит привычно монотонно, внешний вид всё столь же невозмутим — какой-то почти невидимой тени на его морде Опалённая не замечает; скорее не предаёт значения, и удовлетворённо расслабляется. Хоть где-то сегодня было тихо.
[indent] — Порядок, — вторит чужим словам, сопровождая их кивком. Старается смотреть прямо в глаза, но Тайфун словно избегает прямого контакта, и так, пожалуй, было даже лучше.
[indent] Слишком знакомый запах ударят в нос, за ним - слишком знакомый голос. Он бьёт по ушам и Опалённая поворачивает в сторону источника сначала их, а после и голову: глаза цвета молодой листвы встречаются с грязным золотом Куницы. Встревожена. Не мудрено. Она задаёт вопрос, который застаёт врасплох; проще - загоняет в тупик; ещё проще - бьёт по больному. Смотрит на Солнцезвёзда испытывающе, выжидающе, переводит взгляд на пёструю и последняя скользит по цветастой шкуре соплеменницы [так похожей на её собственную]. Склоняет голову, отрицательно ею покачивает:
[indent] - Ничего хорошего, - на секунду отводит взгляд, но тут же возвращает его, врезаясь в большие глаза напротив. Что-то новое любой из грозовых вряд ли услышит; всё то, что произошло на Совете, было вполне ожидаемо, но от того не делалось менее неприятным. Должного ответа Куница так и не получает - не от Опалённой, и не сейчас, но внешний вид и заряженный напряжением воздух говорит красноречивей всяких слов. - кстати, Ласточка, - обращается уже к голубоглазой кошке. - давно Чащобник ушёл? - в лагере чувствовался его запах, но слабый, а значит здесь его не было: наверняка отправился на охоту, на которую они с Опалённой так и не дошли.
[indent] Солнцезвёзд обращает на себя внимание и наконец говорит. Не так много, может, но по делу, выделяя из сплошного потока мыслей, тянущихся за ним вереницей с самого Совета, основную мысль. По поляне проходит волна возмущения, раздаются шепотки и комментарии - Опалённая расправляет плечи, перекатывая под кожей лопатки: мышцы непрерывно гудели, а к ним ещё и добавилась головная боль. В висках пульсация, в лапах - напряжение, в голове - сумбур. Мышелапая прямо говорит, что Совет был ужасен, упоминает племя Теней, Комету, Вяхиря... всех тех, от кого уже порядком тошнило, как от прогнившей дичи [в принципе, таковыми они и являлись], и вдруг захотелось хоть на время скрыться от этого множества глаз, но пока Опалённая оставалась. Стояла на земле, слабо подкачивая хвостом, и неизменно держала спину ровно, будто и не устала вовсе. Будто не о чем было волноваться.
[indent] - Они просто искали повод, потому и зацепились за упоминание стычки, - довольно тихо, но всё же слышно, и как бы меж слов высказывается грозовая воительница. А потом Солнцезвёзд, кажется, извиняется; Опалённая вскидывает брови в вопросе, поворачиваясь на Куницу: но за что? Он не сделал ничего неправильного и приложил максимум усилий, утерев жабомордым носы, а сейчас, похоже, за что-то раскаивался. - не за чем. И, будто непроизвольно ища чего-то с родни спасению, ища прочной скалы, способной сокрыть от бури, Опалённая мельком косится на Тайфуна: всё такой же невозмутимый, чего не скажешь о многих других. Даже Куница в эту минуту не могла подавить встревоженность — её выдавали ритмично вздымавшиеся пятнистые бока.

Отредактировано Опалённая (14-10-2018 09:45:32)

+7

74

Ласточка не заметила, как за собственными мыслями принялась вылизывать шубку: мерными, плавными, почти умиротворенными движениями, которые были такой редкостью для резкой, порывистой кошки. Она слушала, что говорил Тайфун, что возражал ей, и коротко поводила плечом, якобы пожимая им.
- Удачная власть — та, что подкреплена неоспоримым авторитетом и дисциплиной, — решительно заметил Тайфун,  — пока что я вижу отражение обратному.
Короткие проблески языка на белесой шерсти.
- А что если Комета этого хотела? По глупости, по молодости, но хотела спровоцировать, и ни о каком нарушении дисциплины и речи не велось? - удивительно спокойным для себя тоном рассуждала Ласточка, почувствовав нутром неладное. Поежившись, черно-белая приподняла голову и замерла, не найдя великого небесного светила. Тучи - вот, что скрывало полную луну, и это могло означать не просто погодное явление.
Короткий, резкий взгляд на Тайфуна, и почти одновременно с этим послышались шорохи сухой листвы под множеством лап. Отряд возвращался, и запахи в воздухе смешались: примеси ароматов чужих племен, запах волнения и неминуемой войны. Солнцезвезд выглядел решительным и взволнованным, Опаленная, чей престранный взгляд поймала Ласточка, выглядела не менее переживающей, и слава предкам, что отряд Куницы пришел почти одновременно с делегацией на совет.
Хотелось прикрикнуть, поторопить их с новостями, но Ласточка не спешила, не зная, хочет ли услышать такие вести.
- Племя Ветра на нашей стороне, но перед лицом снегопада мы можем лишь усиленно патрулировать границы и ждать, - заключил предводитель, и шерсть на лопатках кошки приподнялась, выражая настрой воительницы в глухом оскале.
- Ласточка, - окликнула её Опаленная, и с коротким рыком взволнованная грозовая развернулась, резковато, тут же успокоившись: она слишком живо представила, что сулит такая обстановка с соседями, и именно в этот момент воинского азарта, разгоревшегося в душе строптивицы, соплеменница назвала её имя.
Ласточка отрешенно повела ушами, якобы извиняясь за эту резкость, и тут же качнула носом.
- А вон и Чащобник, - примечая черную шкуру воителя, который отправился с Куницей, Ласточка неуютно повела плечами и отошла от Опаленной и Тайфуна, присоединяясь к Кунице и Солнцезвезду.
Ласточка не грезила войной. Она хотела славы, но... побаивалась лишней крови. Даже если она неизбежна. Даже если она прольется по глупости одного верзилы или его молоденькой предводительницы.
- В лагере все спокойно, - негромко добавила Ласточка, зная, впрочем, что это никому не интересно.
- Бабочка и Оленехвост где-то у лагеря, но, уверена, у нашей будущей целительницы хватит мозгов никуда не соваться, - пожала плечами черно-белая, намекая на естественный отбор и выбор Ореха. Она переглянулась с крапчатой Куницей и выдохнула, видя неприкрытое волнение старшей кошки.
- Я готова пойти в утренний патруль. И в любой какой бы то ни было. Что прикажешь дальше, Солнцезвезд? - несмотря на дурной характер, воинской чести Ласточке не занимать, как и готовности служить племени. Почему-то казалось очень важным то, как поведет сейчас Грозовой лидер, и этот момент до легкой дрожи в лапах взволновал молодую кошку. Она смотрела на предводителя, которого наградили даром девяти жизней, имени и вечной славой в истории племен, но что сейчас сделает Солнцезвезд для того, чтобы его клан оставался великим? Как распорядится ценным ресурсом в виде доблестных, воистину славных воителей, молодых и постарше, для того, чтобы Грозовое племя вышло победителем?
Ласточка замерла и, казалось, не дышала, ожидая решения рыжеватого самца.

+5

75

Куница цеплялась за любые намеки в глазах Солнцезвёзда, но прямо сейчас чувствовала себя целиком и полностью обезоруженной. Пустой, лишенной любых эмоций, ждущей, пока что-то внутри зашевелится и угомонится одновременно. Только судорожное сердцебиение отдавалось в ушах барабанной дробью. Куница медленно склонила голову в сторону, внимательно осматривая Солцнезвёзда с кончика хвоста до удва ли заметных кисточек на ушах. Цел. Она с непониманием смотрела на него, пытаясь найти хотя бы далекие намеки или отголоски произошедшего в его внешнем виде, но видела перед собой только собранного, готового воина. Готового защитить свое племя.  В Солнцезвезде всегда читалась решительность, он был отличным отражением гордого, дикого и необузданного грозового духа. Куница не верила, что всё это может быть собранно в одном только предводителе.

В чем причина этой ненависти? Куница не знала, да, и, пожалуй, никто не знал. Грядут нелегкие времена, которые могут всем племенам показаться угрозой от Звёздного племени. После жарких Зеленых листьев нужно выжить в период снегопадов. Нужно держаться вместе и сплотиться с другими племенами, нужно показать Звездному племени дух единства. Но у многих предводителей в голове всегда война, и они считают, что факт того, что они - лидеры своих племён, их оправдывает.
Пожалуй, Куница ни разу так ещё не волновалась, с тех пор, как сама начала ходить на Советы. Терки были всегда, но она уже не помнит, когда в последний раз небо закрывали тучи.
И по какой причине.

Попытка Солнцезвёзда улыбнуться поставила Куницу в ступор. То ли кот пытался таким образом смягчить обстановку, то ли был слишком самоуверен в себе. Куница потянула носом, искренне пытаясь понять, который из этих вариантов верный. Не ошиблась ли эта кошка, когда отдала Солнцезвёзду свою преданность и верность, как лидеру и как предводителю? Куница краем глаза заметила то, как натянулся плотный шрам на щеке молодого кота. Она не помнит, кто оставил его на ней, но помнит за что. Солнцезвёзд ненавидит проигрывать.
- Я надеюсь, что Звездопад поможет нам закончить это кровопролитие с минимальными жертвами, - задумчиво протянула Куница, провожая взглядом Мышелапую. Глупая, маленькая ученица - она ещё никогда не сталкивалась с ликом войны наедине. Она ещё не знает, как широко может раздвигаться её хищная пасть. И что там можно пропасть с головой. Куница на несколько минут отвернула голову, выискивая зрачками непонятную точку для концентрации, а уже в следующий момент снова заговорила.

- Мы были в патруле, - констатировала факт Куница, - у речных границ. Все чисто, такое ощущение, что это затишье. Как перед бурей, - глаза Куницы округлились, когда она поняла одну простую вещь. Простую, как мячики изо мха у котят в Детской, но ту, которая может их спасти, если это понадобится, - Солнцезвёзд, - понизив голос, - как относится Львинозвёзд к Сумрачному племени? Готов ли делить лавры с... Кометой? Если мы допустим союз племени Теней с Речными котами - мы в западне.
Противостоять двум племенам одновременно, не имея никакой связи с единственным союзником - с племенем Ветра - это заведомо бесполезная трата времени. С котами Ветра не было никаких шансов связаться, ведь Грозовое племя не имеет с ним общих границ. Однако та же напасть была приготовлена и сумрачным котам, если их хитрость не преодолеет странное желание кровопролитий.
- Нам необходимо дождаться заморозков, тогда мы хотя бы сможем дать им отпор, - намекая на то, что ни один кот не полезет в ледяную воду до тех пор, пока она не покроется толстой кромкой льда, произнесла Куница, - а до тех пор мы для них - как кролик в поле.

Куница вовремя абстрагировалась от своих мыслей, глубоко вздохнув. Пока рядом мало котов, стоит быть предельно честной с предводителем. Да, и к тому же, здесь оставалось все меньше и меньше тех, кому бы Куница доверила в лапы свою жизнь.
- Я не боюсь, Солнцезвёзд, - на перерез всему тому, что вывернуто напоказ, твердо произнесла Куница, - и я очень надеюсь, что ты не оставишь меня в лагере. Я очень рада, что с тобой все в порядке, - молодая кошка с трудом подавила желание растянуть губы в ласковой улыбке, всем телом подобравшись и сделав неловкий шаг назад, когда к диалогу присоединилась Ласточка.
Куница хмуро сдвинула брови, глянув сначала на Ласточку, а затем и на самого предводителя.
- Мы едва ли только вернулись из патруля, возле лагеря - мёртвая тишина, - Куница поднялась на лапы, - как давно они ушли?

+5

76

Четыре дерева

Орех был настолько сильно встревожен, что даже умудрился вспотеть. Горячее, заходящееся в судорогах тело неприятно обдувало порывистым ветром, от чего целитель лишь сильнее ежился и тихонько охал. То и дело поглядывая на затянутое облаками небо, он, закусывая губу, искал ответы где-то в глубине туч. Но предки были немногословны, как обычно. Нагрянув к своим земным собратьям тяжелой тучей, они ни слова умудрились не проронить со своего небосклона.
"Плохо-плохо-плохо," - зычно и нудно било тревогу подсознание. Орех лишь ускорил бег, вскоре поравнявшись с предводителем. Будучи практически на голову ниже Солнцезвезда, целитель взглянул на него искоса, а затем перевел взгляд на виднеющийся вход в лагерь. Тревожить предводителя в таком расположении духа - плохая идея. Пусть переспит со своими мыслями, как и Орех, а наутро можно будет и разузнать подробнее у предводителя о предстоящих планах. Черно-белый будет пытаться остановить неизбежное. Всеми лапами будет.
Быстро влетев в лагерь, Орех тут же начал искать глазами Бабочку. Нужно было поделиться с ней новостями. Нужно было предупредить об опасности, что им придется хорошенько поработать, чтобы суметь вытащить племя. А еще хотелось видеть Соль. Она бы успокоила (нет). Но Ореху хотелось верить, что успокоила бы.
— Не молчите, - короткий взгляд на Куницу. Та была явно обеспокоена. И не мудрено. Половина леса сейчас стояло на ушах. И спасибо благоразумию всех - в эту ночь не пролилась ничья кровь.
Солнцезвезд взял слово, отчего Ореху стало вдвойне не по себе. Он не отрицал возможности войны. Все. Надежды рассыпались битым стеклом между лап, застревая острыми осколками в подушечках лап, неприятно покалывая и заставляя морщиться. Орех тускло приземлился на землю и тяжело вздохнул. Он практически отчаялся. И боялся. Боялся как коты боятся огня, псин и огнепалок Двуногих.
— Бабочка и Оленехвост где-то у лагеря, но, уверена, у нашей будущей целительницы хватит мозгов никуда не соваться, - слова Ласточки как электрический разряд вздыбили шерсть Ореха и он тут же вздернул голову и резко подскочил.
- КАК ЭТО ГДЕ-ТО У ЛАГЕРЯ?! - звонко взвизгнул целитель и округлил глаза, да так, что они были сродни скрывшейся полной луны. Прекрасно заменяли ее на этом празднике отчаяния и ужаса, - Где Бабочка?! - обратился ко всем на главной поляне Орех.
"Сумрачные, лисы, Двуногие, капканы!" - хаос в голове затуманивал разум. Тяжело дыша, словно даже задыхаясь, целитель рванул к выходу из лагеря, но тут же осекся. Шумно остановившись, он возбужденно замахал хвостом по воздуху.
- Еще и с оруженосцем. В лес. Ночью! - неразборчиво замямлил Орех. Вот теперь уж он точно не верил в чудо.
"А если что-то случилось и она прямо сейчас с Оленехвостом зовет на помощь, но не может докричаться?" - дурные мысли окутывали подсознание. Орех практически потерял контроль над собой. Но промелькнувшая между свинцовых туч звезда яркой вспышкой ударила в зрачок целителя и черно-белый медленно выдохнул.
"Вернется, все будет хорошо. Она. Вернется. "

+6

77

— Ты всё сделал правильно, — услышанные слова мягким бальзамом легли на душу, затягивая былые раны и синяки. Он был предельно вымотан, обуреваем усталостью и множеством мыслей о том, насколько далеко он зашёл по кажущемуся теперь ему неправильном пути. Возможно, он и вовсе зря попытался отвести Грозовое племя от извечной судьбы благородных мишеней, что страдают за чужое горе? В это рыжему коту хотелось верить меньше всего. Осознание того, что вся проделанная за десяток с лишним лун работа была пустой и напрасной добило бы его. А потому, улыбнувшись — несколько нервно, но всё же, — предводитель медленно кивнул, безмолвно соглашаясь со словами соплеменницы. Ему стоило отдохнуть, и он намеревался отойти ко сну так скоро, как только разберёт дела, связанные с лагерем. Спокойный вид окружавших его воителей внушал спокойствие: Опалённая, Тайфун, Чащобник, Ласточка, Куница. Каждый был ценен по-своему и каждый с лихвой заслужил того уважения, коим их чествовали в родном племени. И пока рядом были такие, как они, волноваться насчёт маячившей на горизонте войны не следовало.

—  Солнцезвёзд, как относится Львинозвёзд к Сумрачному племени? Готов ли делить лавры с... Кометой? Если мы допустим союз племени Теней с Речными котами — мы в западне. — вопрос, хоть и должен был прозвучать неминуемо, всё же обрушился на предводителя ударом. Обречённо вздохнув, он пожал плечами.
— Львинозвёзду не нужны лавры победителя. Лишь покой и процветание Речного племени. Он молод, но держится с достоинством настоящего предводителя, и ему ни к чему союзы для достижения его целей, — отозвался Солнцезвёзд. — Но если его справедливость пойдёт на поводу у россказней Кометы и Крушины, то, возможно, они и заключат союз. Но даже если так, — он посмотрел в глаза Кунице, твёрдо выдерживая взгляд давней подруги, — племя Теней окажется в худшем положении, чем наше. Река почти никогда не промерзает до конца, а чтобы прийти на помощь племени Теней, им придётся пересечь реку, огромный кусок территорий и Гремящую тропу. Это время, и время немалое: у них нет общей границы. А если они решат напасть на нас, то мы куда быстрее успеем обратиться к Звездопаду с просьбой о помощи. Речные коты обдерут о наши заросли ежевики и шиповника все шкуры, пытаясь драться здесь. И всё же на Совете Львинозвёзд ясно дал понять, что его наши распри мало волнуют, пока мы не трогаем его племя, — хмыкнул предводитель, всё ещё не веря в то, что предводитель Речного племени решит ввязаться в эту игру. Услышав, однако, про Бабочку — и, предсказуемо, прижав уши к голове от голоса Ореха, — кот помрачнел. — Перед уходом я сказал, что Бабочка и её защита остаются первостепенной задачей для находящихся в лагере. Отпускать её с Оленехвостом было очень необдуманным решением. Возьми с собой Мышелапую и отыщите их. Мы уже вернулись в лагерь и они должны были почуять наши запахи, — распорядился Солнцезвёзд, обращаясь к Ласточке. В его словах не звучали злоба или упрёк, лишь бесконечная усталость со слабыми нотами разочарования. — Завтра я проведу окончательное переформирование патрулей. И мне понадобятся добровольцы из числа опытных воинов, которые считают, что могут внести дельные изменения в уже имеющийся у нас порядок. Подумайте об этом до завтрашнего полудня, — задумавшись после о том, чем ему завтра следует заняться в воинской подготовке своей ученицы, он и не заметил, как снова заговорила Куница.

— Я не боюсь, Солнцезвёзд, и я очень надеюсь, что ты не оставишь меня в лагере. Я очень рада, что с тобой все в порядке, — поймав промелькнувшую в воздухе некоторую неловкость, Солнцезвёзд замер, после чего с деланной небрежностью повёл плечом, стараясь дать понять, что последние события вымотали его меньше, чем то было в действительности.
— Для тебя в лагере всегда найдётся работа, — с благодарностью ответил предводитель Грозового племени. Затем, поднимаясь с земли и вспоминая про совет Опалённой, он бросил взгляд на собственную палатку. — приведите в лагерь Бабочку с братом и укладывайтесь спать. Если случится что-то серьёзное, не стесняйтесь кричать мне на ухо, — отдал последние указания Солнцезвёзд. С трудом переставляя лапы, сам он побрёл к своей пещере. Остановившись у подножия, он обернулся на оставшихся в лагере, задержав взгляд на каждом, после чего, стараясь привести в порядок мысли и очистить голову от лишнего, добрёл до прохладного мха.



пещера предводителя (номинально).

+8

78

-----> Граница с Рекой

Боже-боже, наконец-то они вернулись в лагерь. Соль едва не потеряла интерес к происходящему, если бы они едва ли не столкнулись с пришедшими с Совета котами. Интересно, как же все-таки прошел совет? Судя по закрывшим луну облакам – не очень. Собственно, это и подтвердилось, если делать вывод из услышанного в разговоре Солнцезвезда и Куницы, а так же ответов предводителя на вопросы других котов.
К слову, если подумать, то в последнее время отношения между предводителем и Куницей весьма и весьма теплы… Неужели между ними расцветает цвет любви? Или, быть может, Соль нафантазировала себе и ничего такого и в помине нет? Но было бы забавно. Как-нибудь нужно подловить соплеменницу и спросить, что она думает о предводителе.
Война – она еще не объявлена, но уже в мыслях котов всех племен. Она в словах, она в глазах, она в воздухе. И это весьма печально на самом деле. Неужели нельзя было просто наказать того сморчка, что преступил границу, а не вставать в позу. Мир не содрогнется, если Тени признают свою ошибку. Или им нравится перспективка потерять половину племени в бесполезном сражении накануне самых трудных времен?
И размышляла бы Соль об этом еще очень долго, ругая глупые решения глупых котов Теней, если бы не учуяла, а после и увидела, своего любимого братика Ореха.
« Звездные Кошечки!» - только и ахнула Соль, по-достоинству оценив внешний вид целителя. Он был измотан физически и морально, выглядел так, будто им как минимум сметали листья под скалой Совета.
Не теряя времени даром, воительница направилась в сторону Ореха, но аж мышь выронила, когда тот внезапно взвизгнул после реплики Ласточки о его ученице Бабочке. Соль одновременно смеялась, умилялась, сочувствовала и жалела брата. Он был невероятно мил в момент своего волнения за свою подопечную. Кажется, ее мальчик растет.
- Мы найдем ее. – сказала кошка, приблизившись к целителю сзади и бросив к его лапкам мышь, что была ему предназначена. Воспользовавшись заторможенностью брата, воительница лизнула его в щеку, успокаивая и проявляя редкую для старшей сестры заботу и нежность. Вернее сказать, обычно ее забота выглядит как принуждение.
- Я пойду на поиски Бабочки и Оленехвоста, если никто не против – подала голос Соль вновь, обходя братишку и направившись в сторону собирающегося поискового патруля. Действительно, Бабочка вышла раньше патруля Куницы и должна была уже быть дома. А раз ее нет, то, быть может, с ней что-то случилось. Если это так, то нужно поспешить, а если ученица целителя просто заигралась, то нужно непременно ее проучить. Соль вернет ее, даже если по частям. Душевное равновесие брата для старшей сестры на первом месте, так что воительница с легкостью пренебрегает своим собственным здоровьем. Хоть в три патруля сразу пойдет, если нужно, если ее малыш будет радостнее.

Отредактировано Соль (16-10-2018 10:14:49)

+6

79

высокие сосны →

У Оленехвоста до сих пор дрожали лапы. Судорожно, будто бы он не барсука увидел, а настоящего медведя. Он боялся, что такими темпами норовит свалиться с дерева. Найдя глазами Бабочку, Оленехвост не без страха упасть глянул вниз: никакого фырчания, топанья и пыхтения. Неужели барсук отстал? Кот на несколько мгновений остановился, переводя дыхание, после чего в несколько прыжков по веткам нагнал Бабочку. Она выглядела испуганной похлеще его самого, но сам Оленехвост сейчас максимально собрался телом для того, чтобы унять сердцебиение, которое отдавалось где-то в ушах, и не наводить ужас на сестру.

- Отстал, - констатировал факт Оленехвост, глянув на землю, а затем снова поднимая глаза на Бабочку. Он сейчас серьёзно сдвинул брови, - Бабочка, - обратился к сестре кремовый кот, - Если тебе кто-то говорит «Бабочка, беги!» - это значит, что нужно бежать. А не устраивать самодеятельность, - отчитывал, конечно, Оленехвост её, как собственного оруженосца. Своего-то бревна в глазу и не заметил. Они бы могли оба целые и невредимые уйти от барсука. Но Оленехвост брал во внимание ту возможность... возможность того, что барсук, не дай Звездные предки, кого-то догнал из них. И разодрал. И собирали бы тогда или Бабочку, или Оленехвоста по запчастям. Немного погодя, светлый оруженосец всё же снова позвал сестру по имени.
- Но ты поступила, как настоящая воительница. - Оленехвост даже неловко засмеялся, растягивая губы в улыбке, - давай спускаться.

Немного опешив перед высотой, Оленехвост, наконец, тряхнул головой, прежде чем спрыгнуть на ветку пониже. После этого разговора ему стало как-то легче воспринимать произошедшее. Правда, в голову ещё не закрадывалась мысль о том, что по прибытию в лагерь их отсутствие может кто-то заметить. Оленехвост потянул носом, остановившись возле самого входа в лагерь, огороженного множеством ежевичных и терновых кустов.
- Звездоцап подери! - выругался оруженосец, - делегация с Совета вернулась.
Оленехвост переглянулся с Бабочкой, ища в её глазах поддержку и некий совет, но так ничего и не найдя, замер на месте. Может... может, получится как-то проскользнуть в лагерь незамеченными и избежать наказания? Может их пропажу так и не заметили? Всё же их не было совсем недолго!

- Бабочка,понизив голос, мяукнул Оленехвост, - привлекая к себе как можно меньше нежелательного внимания, попробуй пробежать в палатку целителя, а я... я к оруженосцам. Поняла?
Не прошло и нескольких минут, как Оленехвост, аккуратно ступая и не сводя взгляда с собравшихся в куче воителей, прожигая в их спине дыры, медленно высунулся из кустов, оценивая обстановку.
- Всё чисто!

+7

80

[indent] Напряжение витает над головами, оплетает тела прочными стеблями-корнями и крепко сжимает грудную клетку в металлические тиски. Шерсть на загривках соплеменников встала дыбом, а изо ртов вырывалось приглушённое шипение, граничащее с гневным рыком - в глазах воителей сверкали молнии. Казалось, сама вселенная злится в унисон Грозовому племени: ветер крепчал, вскидывая в воздух яркие листья, шумел меж крон величественных деревьев и играл в разноцветной шерсти котов. Лес негодовал, лес угрожающе кряхтел и скрипел, лес злился. Иные увидят в том знамение предков, другие - глас природы и её гневный дух, Опалённая же не знала, что видела в действительности.
[indent] Ласточка отвечает резко, колко, но пёстрая не предаёт этому значения: она ведома эмоциями, подобное для неё в порядке вещей. Коротко кивает с благодарностью и вновь обращает внимание на тётушку - та как обычно до последнего старается надеяться на лучшее и верит в отсрочку войны. Похожая черта есть и у Опалённой [наверняка досталась от неё]. Они говорят с Солнцезвёздом о возможном союзе теней и реки, Куница рассказывает о патруле, и племянница слушает их диалог в пол уха, блуждая взглядом по поляне в поисках Чащобника и Горелого.
[indent] Когда показывается знакомый силуэт целителя, она чувствует почти облегчение: значит, и с учеником всё в порядке. Верно: тот предпочёл сразу по прибытию скрыться в палатке. Он, должно быть, испытал сильные переживания на Совете; но что же ты, Горелый, даже не попытался с ними справиться? Опалённая опускает плечи в бесшумном вдохе, поднимает голову к небу - всё ещё темно, луна по-прежнему прячется, словно не желая видеть происходящего [или не желая вмешиваться?], и Опалённая вдруг ловит себя на мысли, что, кажется, настоящего вмешательства предков в самом деле ни разу не видела. Неужели и в этот раз они отвернутся, кинув врачевателям каждого племени скудную загадку, над которой придётся поломать голову? Сколь много в этом прока.
[indent] [ уж не хочешь ли ты сказать, милая, что стала иноверцем? ]
[indent] Когда Орех вскрикивает, Опалённая полностью переводит на него своё внимание и заинтересованно впивается в кошачью морду глазами. Переглядывается с Тайфуном, поднимается с места и подходит ближе; неужто и правда ушли вдвоём? Следовало отправить с ними кого постарше, пусть даже и риск какого-либо происшествия казался ничтожно мал. Эта ночь была неспокойная, тёмная, и всё может случится, а потому переживания целителя грозовая воительница понимала. Она хотела было предложить свою помощь и вызваться на поиски добровольцем, но промолчала - подошедшая Соль попросилась с Ласточкой и Мышелапой, и всем идти за потерявшимися не было смысла.
[indent] - Мы дождёмся вашего возвращения, - обращается к патрулю, смотрит на Ореха и надеется, что всё обойдётся. Волноваться пока рано, да и не было смысла, но отчего-то на душе заскребли когти. Перед уходом Солнцезвёзд говорит о предстоящих патрулях и Опалённая одобрительно кивает - она как раз хотела попроситься в утренний, а пока будет в лагере, ожидая возвращения всех соплеменников. - поешь, - мягко обращается к целителю, указывая на принесённую его сестрой добычу, хотя прекрасно понимает, что из-за волнения в него может не влезть и кусок, и потому добавляет: - тебе нужно набраться сил.
[indent] Несколько шагов в сторону, и воительница оказывается на краю лагеря, всматриваясь в ночной лес. Где-то вдалеке щебечут птицы, над головой слышится шелест листвы: тихо. На удивление тихо. Но не проходит и пары минут, как со стороны раздаётся шорох. Бледно-зелёные глаза улавливают движение среди кустарников, и Опалённая тихо фыркает, но двигаться с места не спешит. Вернулись? Когда очертания вырисовываются в знакомые силуэты, в душе начинает плескаться облегчение, но попытка вернувшихся незаметно проскользнуть в лагерь даёт понять - что-то не так. И о том говорил едва уловимый запах кого-то чужого, принесённый на кремовых шкурах. Только сейчас, пока Оленехвост был занят наблюдением за собравшимися воителями, Опалённая зашевелилась.
[indent] - Неужели? - подходит сзади и намекает на последнюю фразу оруженосца, вскидывая бровь. - что случилось? - беззлобно, скорее с некой обеспокоенностью, но твёрдо задаёт вопрос, надеясь, что у обоих хватит здравомыслия не отпираться; их внешний вид говорил сам за себя.

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна