У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна


главная поляна

Сообщений 81 страница 100 из 159

1

http://s8.uploads.ru/mIcRS.png

главная поляна
——————————————————————
Минуя тоннель в зарослях ежевики и утёсника, что окружают лагерь Грозового племени по периметру, воители попадают на главную поляну. Здесь довольно много свободного пространства, чтобы вместить всё племя, песчаная почва с редкой порослью травы, а так же много валунов, некоторые из которых воители приспособили под палатки, - всё это следствие того, что когда-то очень давно, когда коты ещё не заселили этот лес, на месте Грозового лагеря протекала река, отчего-то пересохшая и оставившая в лесу вымытую ложбинку. Ближе всего ко входу расположена палатка воителей, главных защитников племени. Далее огромная скала, с которой лидер племени проводит собрания и у подножия которой расположено его жилище. По другой стороне лагеря друг за другом виднеются палатка старейшин в поваленном дереве, палатка оруженосцев у старого пня и детская в зарослях ежевики. На противоположном конце лагеря можно заметить папоротниковый туннель, ведущий к пещере целителя, расщелине между камней.
Коты Грозового племени любят проводить вечера у зарослей крапивы возле палатки воинов, где обсуждают события прошедшего дня, ужинают или просто вылизываются. На ночь у входа в лагерь обязательно оставляют одного или двух дозорных.

+1

81

высокие сосны >>>

Не могла же она не послушать брата. Надеюсь, он знает, что делает. Пусть только попробует отослать меня одну, я его... Бабочка сорвалась с места, как только Оленехвост нанёс ещё один удар. Хвоя разлеталась под лапами, пока ученица так быстро, как никогда раньше, неслась по лесу. Буквально за пару секунд она забралась на дерево, когда оказалась на безопасном расстоянии, и побежала дальше немного медленнее. В ушах стоял гул от учащенного сердцебиения, а лапы покалывало от страха. Только бы успел. Успеет, не маленький. Барсуки не лазят по деревьям. Шум стих, и ученица целителя скоро остановилась, судорожно пытаясь выровнять дыхание и унять панику. Спаслись? Или нет?
Волной накатило облегчение, когда в поле зрения показалась светлая фигура брата. И с ходу он принялся отчитывать Бабочку.
- Знаешь, - немного придя в себя, кошка даже нашла силы, чтобы изобразить искреннее оскорбление, - обязательно пожелаю приятного аппетита барсуку в следующий раз. Не самодеятельность, а забота, если ты не понял.
Бабочка нахохлилась, обиженно отворачиваясь от неблагодарного родственника. Она его шкуру спасала, пусть и не слишком успешно, но спасала же. И вообще, кое-кто забыл, что прогулка была его идеей. А направление её собственной, впрочем, уже неважно.
- Пф, воительница, - кошка закатила глаза, словно и вовсе не считала это комплиментом. Только и могут, что когтями махать. А когда я их раны обрабатываю, меня что-то никто так не хвалит. Но взгляд Бабочки немного потеплел, когда она спустилась на землю следом за братом.
До лагеря оставалось совсем немного, и оруженосцы торопливо двинулись домой. Однако почти одновременно с Оленехвостом Бабочка учуяла свежие запахи соплеменников. Хм, чем же пахнет? Мышиной желчью, старыми подстилками и... подзатыльниками, да. Не знала, на что надеялся брат, предлагая незаметно пробраться в палатки. Его одного, может, и не стали бы искать, а вот единственную ученицу целителя, а точнее, её отсутствие сложно было оставить без внимания. Особенно с таким заботливым наставником. Но Бабочка лишь смиренно выдохнула, следуя за Оленехвостом в ежевичный туннель.
Им суждено было попасться с самого начала. Бабочка нахмурилась, виновато сжимая губы, когда их появление привлекло внимание сразу нескольких воителей. Ладно-ладно. Всё хорошо. Осталось их в этом убедить.
— Что случилось?
- Надо же, уже все вернулись, - нервный смешок и виноватый взгляд в сторону наставника. Лишь бы не при всех. - Мы ходили за можжевельником, но...
... вернулись без него. Хотелось как можно меньше лжи, но Бабочка была в этом не слишком сильна. Слегка запачкавшаяся в ягодах подушечка, несколько игл в шерсти Оленехвоста. И что сказать?
-... почуяли запах барсука и решили вернуться. Мало ли что, - кошка повела плечами, будто была совершенно спокойна. С кем не бывает? - Кажется, нам не стоило уходить одним.
Склонила голову кошечка, признавая свою вину в том, что многие в лагере были сильно встревожены. Орех сильнее всех, конечно же.

+6

82

Его состояние менялось так же быстро и неуловимо, как каскады туч застилали лунное светило, погружая пространство в непроглядную тьму и одновременно темнели бурные потоки мыслей в лобастой голове. Видя в глазах взбудораженных соплеменников отражение собственных опасений, невольно поддаваясь всеобщим волнениям, Тайфун чувствовал, как шевелится шерсть на лопатках и как ему самому нестерпимо хочется выпустить когти. Однако уверенный глас предводителя и общая манера подачи информации, из чего удалось выяснить о нейтральной позиции речного лидера, внесли немного спокойствия в разгоряченный ум, и былое настроение практически поблекло в памяти. В действительности у них были задачи важнее, и самостоятельная отлучка двух учеников лишний раз это доказала, подтверждая омрачившими грубый профиль складками недовольства — увлёкшись разговором с Ласточкой, он не проконтролировал очевидное: молодняк не должен был покидать лагерь ночью.

Оставайтесь здесь, я разберусь, — он осек инициативу соплеменниц, подрываясь с места и вызываясь идти в одиночку. Тайфун не хотел и в мыслях допускать последствий своей неосмотрительности, а потому намеревался исправлять ситуацию  собственноручно, тем более что вновь ощущал острую потребность в деятельности. Так было проще переваривать воздействие любых внешних раздражителей и внутреннюю дисгармонию.

Едва возникшее чувство контроля сменилось раздражением, в нос ударил едкий запах, и он обернулся, напрягая мышцы, когда на периферии промелькнули несколько кошачьих фигур, а чужой голос коснулся ушей.

Только запах? — глухим басом осведомился он, вычленив долю сухих фактов из сбивчивых речей. Опалённая уже была рядом, так же интересуясь причинами отсутствия, и Тайфун остановился напротив, интуитивно цепляя глазами черты крапчатой мордашки: кажется, это тоже вошло в привычку. — полагаю, выяснять причину столь острой необходимости пополнять запасы ночью, в одиночку, не имеет смысла, — он оценивающе прищурился, досконально осматривая каждого и убеждаясь в отсутствии видимых телесных повреждений (?). Трясущиеся лапы Оленехвоста весьма красноречиво обличали его состояние — внутренний голос подсказывал, что оба не договаривают. 

Стало быть, вы его не видели? — уже с явным нажимом  говорил он, — где это произошло? — заявляться с таким докладом было действительно смело: меньше всего сейчас им была нужна проблема в виде слоняющегося близ лагеря барсука. На преддверие холодов  вся лесная живность заметно активизировалась, пополняя запасы и готовясь к спячке — борьба за любой кусок ценного ресурса ожесточалась не только между племенами.

—  Отправляйся спать, — с небрежной озабоченностью, между тем бросил Тайфун, едва взглянув на Опалённую. Была ли то искренняя забота, или желание избавить себя от чертова наваждения пары зелёных глаз и постоянно сопровождаемого чувства скованности рядом с соплеменницей — он не знал, но считал, что так будет лучше для неё. Или для тебя?мы решим эту проблему, — решительно добавил.

Отредактировано Тайфун (16-10-2018 18:13:16)

+6

83

[indent]Наставник говорил. И говорил довольно правильные вещи, которые даже со своего пьедестала молодости и глупости нельзя было таковыми не признать. Под решения предводителя, сказанные приятным низким и бархатным голосом, кошечка начала уплывать куда-то в свои мысли. О том, что их ждет. Или ее. Ведь наверняка теперь оруженосцев будут гонять по всей программе. Поэтому желание присоединиться к черной тени с белой кисточкой росло с каждым мгновение. И чего это Горелый так быстро смылся? Истеричный взвизг надежды всех больных и здоровых племени вырвал кошечку из собственных мыслей. Прижав ухо со стороны черно-белого целителя, она поморщилась. Ну что стоит так кричать? Ну в самом деле. Его ученица же не малый котенок. Вроде даже старше бурой. И последняя спокойно могла смотаться из лагеря, стоило чьему-то неусыпному взору недоглядеть. При том она потрясающе редко была за это наказана. Сейчас. Все ж не маленькая.  Кроме того, Бабочке ведь провели уроки основ самозащиты. И точно не только наставник, полнейший пацифист, но и воители ведь по первому времени с ней занимались. Да когти у нее вроде еще с утра были на месте. Или предки решили подшутить, пока они сходили на Совет и лишили кошку ее единственного довода для вражески настроенных существ? Да вроде не наблюдалось у котов прошлого подобного неуместного юмора. Впрочем, медленно до сонного вещества в ее черепной коробки, дошла мысль. Мысль, что-то тут не так. И даже подкинул воспоминания об утренних наказах Солнцезвезда. Потихоньку раздражение с морды сползло словно улитка с камня. И сменилось напряжением.
[indent]Подобравшись, Мышелапая, услышав свое имя, рывком поднялась со своего места. В любой другой момент она бы разворчалась, чего это она должна искать ученицу. Не она же вроде ее отпустила одну в лес. В момент, когда от племени Сумрака неизвестно что ожидать. Ночью. Когда большинство старших воителей на Совете. Скунсье подхвостье! С каждой озвученной в голове мыслью усы у ученицы все больше и больше провисали. Плохо. Очень плохо. Кажется, эта тяжелая ночь только-только начинается. Вот Сова вызвалась идти с ученицей и Ласточкой. И ответом ей был благодарный и полный теплоты взгляд Мышелапой. Лишние лапы и глаза сейчас не помешают. Проводя взглядом вымотанного не столько физически, сколько морально, предводителя, кошечка уже собралась двинуться на выход. А вот самонадеянность Тайфуна заставила кошку раздраженно зашипеть.
[indent]- Неужто бравый воитель страдает преждевременной глухотой? Вроде тебя не называли, – косясь на кое-кого полосатого, проворчала ученица, - Мы тоже идем, - но тут ее привлекла фигура Опаленной, замершей на краю поляны и едва заметное шевеление ежевики. Ветер? Так вроде улегся. Следя за оградой краем глаза, бурая кошечка ожидала решения Ласточки, по негласному решению ученицы возглавляющую патруль. А затем… затем появились две одинаковые мордашки, замеченные пестрой воительницей. И ехидна бурая несколько раздраженно подала голос, - Надо же! И по лесу за ними бегать не пришлось. Да вы проходите-проходите, не стесняйтесь. Может не все целители у нас еще удар получили!
[indent]Да, ядовито. Но свои пол мышки Мышелапая – забавная тавтология, не правда ли? – не могла не вставить. Впрочем, воители уже занялись учениками, а бурая… бурая подозрительно окинула взглядом найденышей. Что-то в их внешнем виде было не так. Ну не могут так выглядеть коты, просто почуявшие запах барсука. Да, может испуганные, но не такие… взъерошенные?!
[indent]- Просто почуяли значит? Ну-ну, – высунувшись из-за плеча полосатого воителя, кошечка насмешливо поинтересовалась, - А чего вы тогда словно после тренировки всколоченные и от вас разве что не на поляне Четырех Деревьев барсуком тащит? – и хитренько так сщурилась, хоть и стараясь говорить не слишком громко. Что б один нервный целитель ее не услышал.

Отредактировано Мышелапая (16-10-2018 18:28:38)

+5

84

Куница всем сердцем надеялась, что Солнцезвёзду дадут отоспаться эту ночь. По крайней мере до рассвета. Молодая кошка медленно кивнула, бросив тоскливый взгляд в след, прежде чем обернуться к оставшимся котам на этой поляне.
- Не будите его по пустякам, - негромко произнесла Куница с надеждой на понимание соплеменников, - хотя бы до рассвета.
Не без усталости, Куница обронила долгий выдох, глядя вслед продвигающемуся в сторону выхода патрулю. Куница, наконец, собралась с духом, для того, чтобы признаться самой себе в долгом уважении: не каждый раз ведёт себя кошка, когда на кону стоит много жизней. Но неужели Куницу смог успокоить ровный и уверенный в себе голос грозового предводителя? Кошка не знала и, если честно, знать не хотела. Она точно была уверена только в одном: Солнцезвёзд и отряд вернулись целыми и невредимыми. А касательно Совета кошка завтра ещё поговорит с Солнцезвёздом. Или сегодня с Орехом.

Она была уверена, что коты и сами устали после такого... яркого Совета, из-за чего главная поляна очень скоро останется пуста. Поэтому Куница, у которой сна не было и в глазу, а вот усталости навалился целый груз, медленно покачивая кончиком хвоста подошла к Ореху, по-дружески лизнув того в край уха. У Куницы, пожалуй, ко всем и во всех движениях читалась нежность, забота и ласка. Вот только некоторым она чаще всего побаивалась её выставлять напоказ. К счастью, Орех таким не был.
- Найдётся, - мяукнула Куница, присаживаясь рядом, - приятного аппетита, - у самой же воительницы в горле костью стояла возможность скорой войны. Эта буря, поднявшаяся так спонтанно, безусловно, не наводила никакого спокойствия и уверенности в завтрашнем дне.
Она бы попыталась поддержать Ореха, но сейчас правда не знала, как. Если бы это был её оруженосец, который среди ночи пропал из лагеря, она бы, пожалуй, места себе не находила. И для каждого наставника  оруженосец - это собственный котенок, за которого он несёт полную и всецелую ответственность.

- Мне кажется, я совсем не засну, - качнув головой произнесла Куница. Действительно, её мысли были сейчас достаточно далеко для того, чтобы думать о завтрашнем дне и сне, - боюсь, Солнцезвёзд разозлится, если весь завтрашний день я буду как лягушка из-за того, что ночью и глаза не сомкнула. Можешь... дать мне чего-то, что поможет заснуть?
Даже это, пожалуй, было больше предлогом: она надеялась, что после того, как найдут Бабочку, Орех сможет рассказать ей, что же в действительности было на Совете. Слишком хорошо Куница знала Солнцезвёзда, чтобы верить в эту максимальную нейтральность подачи. Всё это, чтобы не волновать котов. И тебя в том числе, мышеголовая. Иногда эта деланная забота о племени порядком бесила. Почему нельзя сказать всё сразу и прямо? Как отодрать давно присохшую повязку из паутины.

- Что они там столпились? - хмыкнула Куница, глядя на Ореха, - пойдём.
Идти далеко не пришлось: кремовые шкурки котов были видны издалека, а мысленно Куница шумно выдохнула. Это было облегчения.
  - Видишь, нашлась. А ты переживал, - глядя на то, как Тайфун отчитывает оруженосцев, Куница тряхнула головой, - тебе бы забрать Бабочку отсюда, пока Тайфун её не съел с потрохами.
Кошка скосила глаза на Мышелапую, которой по счастливой случайности всё же не пришлось идти на поиски поразительным образом пропавших соплеменников.
- Марш спать, - обращаясь одновременно и к оруженосцу Солнцезвёзда, и к Опалённой, на которую следом кинула Куница красноречивый, полный смешинок, взгляд, Куница кивнула Тайфуну. Кот был склонен к тому, чтобы не применять традиционные методы, да и его жестокости даже в обращении со своими оруженосцами было не занимать. Иногда это, пожалуй, было даже полезно. Но скорее всего не сейчас.
- Расскажешь с утра все Солнцезвёзду? - на этот раз обращаясь к Тайфуну, задала вопрос Куница.

+4

85

→ граница гроза/река

Они возвращались быстро и в тревожном молчании; Чащобник изредка бросал взгляды на Куницу, и ее волнение передавалось ему несмотря на попытки держать себя в лапах. Темнота вокруг, прежде освещаемая светом луны и звезд, давила на спину, словно тяжкий камень. Предки гневались, и даже глупец сможет связать этот грозный знак с тем, что должно было обсуждаться на Совете. По спине непрерывно проходила дрожь какого-то страха перед божественным, надежда, что Грозовое племя все же не разгневало своих предков, и целая смесь других чувст и чаяний, о которых кот и не догадывался, не заглядывая внутрь себя.
Соплеменники заполонили лагерь. Кот разглядел пеструю шерсть бывшей ученицы рядом с Солнцезвездом; на мордочке Куницы от волнения пребывало какое-то неописуемое выражение, многие были возмущены или слегка испуганы и встревожены. Волнение словно наполняло воздух неприятным низким гулом.
Черный протиснулся было к ученице, чтобы узнать во всех подробностях о произошедшем, но решил повременить. В его сторону бросила взгляд Ласточка, что-то сказав Опалённой, и кот встретился с ней взглядом, заметно кивнув. Подойду, мол, чуть позже. Он ощущал, как сильно и быстро колотится сердце.
Соплеменники обсуждали то, что ждет их племя. Ожидание войны. Патрули, напряженные и состоящие из сильнейших. Холод, все крепчающий и усложняющий охоту. Усиленное обучение... А у него тем временем так и нет ученика, которого можно было бы посвятить в основы внутреннего устройства племени и воинской жизни, передать опыт и тем самым усилить Грозу... Чащобник ощутил, как пламя ненависти к племени Теней в его душе разгорается все сильнее и сильнее.
— Опалённая, — повышая голос, позвал он, все же направляясь в сторону воительницы. — Да что же опять такое-то... — раздраженно выдохнул он, услышав очередное нарастание гула вокруг.
Бабочка, говорят, пропала. С братом ушла и пока что не вернулась — Чащобник не видел в этом особого повода для волнения. Ученица целителя была неприкосновенна, и скорее всего юная кошка отправилась за очередными травами, и ведь не одна — с ней ученик, способный в силу имеющихся навыков ее защитить. Шум вокруг был излишним, ведь Ореху стоило только лишь сказать ученице при возвращении пару слов. Мол, предупреждай и будь осмотрительна.
И ведь вернулись — почти сразу же, со слегка испуганными лицами, и до ушей черного донеслось что-то о барсучьем вонючем запахе, обнаруженном в области высоких сосен. Кот припомнил, решив отправляться с патрулем и все проверить, если будут набирать желающих в ближайшее время, а не утром, после отправки пограничных.
Черный воин мотнул головой, отгоняя посторонние мысли о сне, желании поесть — не поймал — не поел — и другой глупости. Он наконец поравнялся с Опалённой и присел рядом, надеясь, что бывшая ученица уделит ему немного времени.
— Звездные предки разгневались на нас, — с затаенным страхом сказал он. — Что происходило? Я понимаю, что они сцепились на словах, наши предводители, и Комета явно пыталась обелить поступок своих недалеких воинов... Но почему предки послали этот знак? На Совете все всегда ругаются, и до такого дело доходит очень редко.
Плохой знак, предчувствие беды. Он ощущал это кожей, и шерсть топорщилась на загривке, словно кот был раздражен и не желал униматься. Глаза слипались, но он не чувствовал усталости и мог провести в обсуждениях знака свыше еще день и ночь, а то еще и еще.

+5

86

[indent] Тайфун намеревается отправиться в патруль один, игнорирую уже составленную группу - Опалённая закатывает глаза и вздыхает. Молча поднимается с земли, раздражённо бьёт хвостом себя по боку: откуда этот тупой героизм? Она не собиралась спрашивать разрешения, как не собиралась и предлагать свою помощь; просто высказала факт, и слушать возражения не собиралась. Тем более от него.
[indent] - Правда думаешь, что в одиночку уйти разумно? - ответ её и не волновал толком: если он уйдёт - она последует за ним. Не потому, что очень рвётся составить ему компанию [не потому ли?], и уж точно не потому, что сомневалась в его силе_умениях, но если на территории Грозового племени в самом деле забрёл барсук, одного воителя, пусть даже и столь массивного, может быть недостаточно. И Тайфун сам должен был это прекрасно понимать. Для гордости было не время. Как и для внутренних треволнений. Где-то со стороны слышится голос Мышелапой: Опалённая недовольно сверкает глазами и хмурится чуть больше обычного - она, конечно, отчасти права, но сдаётся начала забывать об уважении по отношению к старшим, но здесь Тайфун наверняка разберётся и без посторонней помощи.
[indent] Оленехвост дрожит, Бабочка - заметно мнётся // оба явно нервничают. Голос молодой целительницы звучит ровно и практически спокойно, давая понять, что ничего критичного не случилось, но бегающие глаза и общий внешний вид говорил совсем об обратном, и это не скрылось от пытливого взгляда. Опалённая терпеливо выслушивает оправдания, складывает в голове два и два, и приходит к вполне очевидному выводу, что всё было не совсем так [совсем не так].
[indent] Она окидывает взглядом Оленехвоста - проскальзывает по его шкуре, всему телу, и где-то на подступе к глотке подавляет смешок, обходясь сведёнными бровями и лёгким прищуром; хорошая попытка, но недостаточно. Тайфун, кажется, тоже это заметил, и попытался вывести учеников на чистую воду весьма прямолинейным способом, и усмешка с каким-то интересом застряла внутри, так и не вырвавшись наружу. Ничего другого от него она и не ожидала.
[indent] Пёстрая чуть вскидывает подбородок: взгляд то и дело скачет с одного соплеменника на другого, осматривает их с лап до хвоста и подмечает несколько несущественных деталей; несущественных достаточно, чтобы уловить в словах Бабочки ложь. Но они целы, а это главное, и надо ли придавать этому инциденту огласку? Едва ли. Не когда им всем нужен был отдых.
[indent] - Хорошо, что вы целы, но в следующий раз не покидайте лагерь без кого-то из воинов, тем более ночью, - беззлобно, но строго пролепетала воительница, расслабляя напряжённые мышцы. Слишком насыщенный день. Она делает несколько шагов навстречу, склоняет голову и добавляет уже намного тише: - будем считать, что вам просто повезло, - причин для паники не было, а значит и беспокоить Солнцезвёзда не стоило: как сказал Тайфун, они справятся сами. - если на наших землях появился барсук, нужно это проверить. Нельзя допустить, чтобы он заявился в лагерь, - отвечает твёрдо, но здравый смысл [и вся телесность] всё же говорит о том, что ей правда стоит отдохнуть, и в этот раз она даже не пытается настоять на своём. Кивает подошедшему Чащобнику, встречается со взглядом янтарных глаз бурого воителя и почти сразу же отводит его в сторону, дёрнув ухом. Пф. - будет лучше, если ты пойдёшь не один, - так будет спокойнее, - интересно, с каких пор?
[indent] После этих слов, наконец, оборачивается к бывшему наставнику, примяв лапами листву.
[indent] - Слишком многие сумрачные бросились на защиту предводительницы во время спора, - ровно начинает она. - каждый стремился доказать собственную правоту, и убедить в ней остальных. Комета говорила, что мы стали провокаторами, рассказав о стычке, а Солнцезвёзд защищал честь нашего племени, объясняя ситуацию, - лёгкая улыбка коснулась губ, и Опалённая повернула голову на чёрного кота. - но у кого-то, видимо, мозгов не больше, чем у лягушки, так что разумеется Комета отказалась верить, что наш патруль только защищался. В любом случае, я ведь там не была, и не знаю как всё было на самом деле, но безоговорочно верю всему, что услышала от вас. И Звездопад, кажется, тоже придерживается нашей стороны, так что теперь у нас может появиться союзник. Вот только все эти распри явно пришлись предкам не по душе, - воительница сладко зевнула, облизывая губы. - думаю точную причину мы сможем узнать уже после ночи половины луны.
[indent] [ если вообще узнаем. ]

+7

87

Разочарование предводителя заставило Ласточку поджать губы, а взгляд - остекленеть.
За обликом черно-белой стервы (который, конечно, имел право на жизнь и основания под ним) скрывалась совсем еще молодая воительница, о чем многие, кажется, позабыли. Ласточка, в силу тяжелого периода ученичества и личных драм, из кожи вон лезла, чтобы завоевать уважение. Чтобы её, как и тех старших воителей, Солнцезвезд взял в палатку советоваться.
Чтобы он замечал еще одну воительницу в рядах своих подданных, а также знал ей цену.
А потому, мысленно чертыхаясь, кошка держала напряженный взгляд на уставшей морде предводителя, и внутри кольнул маленький просвет жалости: в свете недавних разговоров о том, как повезло Комете, такой облик золотисто-бурого кота показывал еще один несладкий аспект жизни лидера.
Чертовская ответственность.
Ласточка была достаточно взрослой, чтобы замечать этот недостаток, но в то же время слишком юной, чтобы им считаться. Её амбиции кричали кошке о том, что из нее вышел бы сногсшибательный лидер, и Комета перестала держать место главной звёздной стервы в лесу.
Короткая ухмылка коснулась краешка губ, и она тут же отвлеклась на визг целителя.
- Да найдем мы её, - поморщившись, отмахнулась черно-белая, которая, пожалуй, впервые видела Ореха в таком состоянии. Оценивающим взглядом охватив щуплую фигурку, кошка не без язвы добавила:
- Твоя ученица - считай, твой оруженосец с особой программой. И ты не научил её самому простому: нельзя выходить из лагеря, особенно ночью, - поучала черно-белая кошка, подергивая роскошным хвостом. Солнцезвезд отчитал её, но Ласточке не хватило мудрости не перебрасывать раздражение на кого-то другого.
- Спроси у Бурецапки на досуге, что я с ней делала за куда меньшие провинности, - с таким же, как у предводителя, разочарованием в голосе мяукнула Ласточка, напоследок смерив целителя взглядом. Подорвались все: Куница, Опаленная, Тайфун. Мышелапой, как и Ласточке, также предстояло отыскать беглецов, но те спохватились и вернулись в лагерь раньше, чем отряд выдвинулся их искать.
Чуток оскалившись, кошка львиной походкой вышла навстречу.
- А я говорила, - бросилось в спину Солнцезвезду, - что они возле лагеря.
И остановила тяжелый шаг около Бабочки. И хотела уже разразиться тирадой, как новость о барсуке заставила замереть.
- Уверены, что только запах? - повторяя вопрос Тайфуна с нажимом, кошка переглянулась с бурым великаном.
- Спать, - рявкнула на юнцов Ласточка. Эти двое подставили её, и получат по заслугам.
- Чертовщина какая-то творится, - рассерженно плюхнувшись около Опаленной и Чащобника, фыркнула черно-белая строптивица. Конечно, главной новостью были и остаются Сумрачные коты, и даже запах барсука (которого, конечно, утром надо проверить) не перебил новость дня.

+7

88

Нет, все же он по праву гордился своей ученицей! Опалённая излагала ясно и коротко, притом ровно и не без подробностей, умудряясь их в свой краткий рассказ в достаточном количестве уместить. Чащобник внимательно слушал воительницу, понимая, что его ожидания касательно возможного прохождения Совета оправдались... Но этому он был не рад. Кто же обрадуется вероятной войне? Есть и кровожадные воины, но должны же они быть благоразумными!
— Спасибо за рассказ, — он склонил голову, улыбнувшись черно-рыжей.
Племя постепенно расходилось спать. Пусть и взбудораженные произошедшим, они все были обычными живыми котами, уставшими за долгий день и не менее долгую ночь. Стоило ли ложиться спать самому Чащобнику сейчас? И да, и нет. Он все еще обдумывал эту возможность где-то на закорках сознания. Все же основные мысли были о Совете да о стычках.
— До ночи половины луны еще нужно дожить, — довольно резко ответил кот на последнюю фразу Опалённой. — Целителям придется постараться и истолковать все увиденное верно.
Иногда он жалел, что не стал целителем и не может разговаривать с предками, вера в которых была столь сильна. Это вызывало бурные сожаления в его душе, и настроение черного кота в подобные моменты стремительно портилось. Однако он также осознавал, что нечистокровный приблуда, коим считал себя воин, не достоин занимать столь почетную и важную должность в племени — и нести слово предков. Он всего лишь исполнитель в их лапах, а вовсе не пророк. Обычный среди обычных, и не имеет никакого права даже мыслить о подобном величии.
— Не хочешь отправиться спать? Ночь была тяжелой, — устало выдохнув, поинтересовался у воительницы он, когда рядом плюхнулась черно-белая фигура Ласточки.
— Чертовщина какая-то творится, — фыркнула та, и кот тут же нахмурился в ответ на сказанное.
— Не поминай духов Темного леса почем зря, — недовольно взглянув сначала на воительницу, потом на темное, затянутое облаками небо, проворчал Чащобник.
За словами надо было следить — и если о Звездных предках говорить можно было в любой ситуации, лишь бы не поносить их грязью и ересью, то накликать беду, упоминая Темный лес и обитавших там существ. Пожалуй, больше всего на свете черный боялся именно попасть туда и не спасти свою душу — и потому так реагировал на любое упоминание. Болезненно и резко. Острого языка Ласточки он не боялся, будучи сейчас слишком уставшим, чтобы реагировать на подначки в его сторону.
Воин выдохнул, сильно зажмурив глаза и проморгавшись как следует. Под веки словно насыпали песка, хотя зевать и прилечь не хотелось. Он твердо вознамерился отправиться с утренним патрулем на проверку того барсучьего запаха, что был обнаружен Бабочкой и Оленехвостом. Поохотиться на обратном пути, поесть наконец немного — а там можно будет и прилечь ненадолго, чтобы восстановить силы. Каким бы ответственным и серьезным по отношению к своим обязанностям воина Чащобник ни был, он все же понимал, что от обессиленного и изможденного бессонницей воина мало толку.
— Отправишься утром в барсучий патруль? — довольно равнодушно поинтересовался у Ласточки, сквозь полуприкрытые глаза глядя куда-то в сторону, на воинскую палатку. Взгляд не хотелось фокусировать на чем-то конкретном.

+4

89

[indent] Чащобник слушал внимательно, не перебивая, время от времени сменяя эмоции на морде, и только когда Опалённая закончила - поблагодарил за рассказ. Она кивнула, набрала в лёгкие воздуха, вздымая грудную клетку, и медленно выпустила его изо рта тонкой струйкой дыма: холодает. Благо густой подшёрсток спасал, но вот подушечки лап ощущали под собой промёрзлую землю, и пёстрой воительнице пришлось снова примять под собой желто-красные листья.
[indent] Когда собеседник заговорил про знаки, Опалённая будто действуя автоматически подняла голову к небу: всё ещё темно, но степенно тучи расходятся, а значит беспокоиться было не о чем. Пока. Неужели и правда где-то там есть те, кто когда-то ходил теми же тропами? Кто жил в этих же палатках, охотился среди тех же деревьев, а теперь наблюдает за оставшимися внизу со звёзд? Странно всё это, смутно и непонятно. Одним словом: противоречиво. Опалённой верить хотелось, что мать с отцом глядят на неё оттуда, с призрачных бескрайних холмов, а иной раз стоят совсем рядом, за спиной, но развитое со временем мировоззрение всё чаще заставляло воительницу в этом сомневаться. Другим же, кажется, не нужны были никакие подтверждения того, что спрятавшаяся луна действительно являет собой дурной знак, и лишь одним целителям и предводителям была открыта правда. Правда, никому более не известная, а потому как можно быть в ней уверенным?
[indent] - Никогда не понимала почему бы предкам не предупредить нас прямо, - честно призналась Опалённая, пожимая плечами. У них в этом отношении взгляды разнились: Чащобник верил в Звёздное племя свято и непоколебимо, когда как его ученица всё чаще начинала замечать за собой сомнения. Она никогда не говорила об этом напрямую, да и слова её звучали вполне обыденно, совсем не подозрительно - и одному только Ореху она когда-то открылась, выпалив всё, как на духу.
[indent] Голос Чащобника разгоняет пелену мыслей, и Опалённая почти уже отвечает, как вдруг рядом появляется Ласточка. Пожалуй, ни на ком эмоции не читались столь открыто, сколь на чёрно-белой соплеменнице - каждая мысль словно отражалась в этих пронзительных голубых глазах, а чувства выходили наружу нескончаемым потоком.
[indent] Говорить, что Ласточка наступила лапой в лужу, Опалённая не хотела: и без того громкая воительница со сто процентной вероятностью поднимет лишь больше шума, получив выговор [особенно от другого воителя]. Говорить, что не Орех был ответственным за Бабочку во время своего отсутствия - тоже не было никакого желания. С каждой минутой усталость в теле только накапливалась, и тратить оставшуюся энергию на споры очень не хотелось. К тому же, Солнцезвёзд наверняка поговорит с ней завтра утром, да и она не была мышеголовой - наверняка сама понимала собственный проступок, только признаваться в нём не хотела. Не сейчас.
[indent] - Постарайтесь не думать об этом хотя бы до утра. День в самом деле выдался непростым, а ночь - ещё тяжелее, и нам всем нужен отдых, - она поднимается с земли, ещё раз окидывая мрачный лес взглядом, и отряхивается, переводя его на собеседником. - насколько я поняла, Комета не горит желанием развязывать войну во время Голых Деревьев, чего не сказать о её соплеменниках, - она вновь хмурится, вспоминая её пылкие речи на Совете и кричащие фразы о том, что ей не нужно ещё больше проблем перед холодами, но так ли это было на самом деле можно было лишь догадываться. - теперь всё будет зависеть от её умения справляться с ними и не поддаваться чужому влиянию, - подсознание само собой вырисовывает образ Вяхира - пёстрая дёргает ухом в желание избавиться от него. - утром нам всем будет, чем заняться, а пока стоит как следует выспаться. Идём, - при взгляде на Ласточку лёгкая улыбка касается губ, а кончик хвоста - плеча наставника в знак благодарности за то, что дождался, и совсем скоро Опалённая исчезает в темноте палатке.
[indent] Там она свернётся клубком, поджав лапы под себя, и практически сразу провалится впервые за долгое время: в этот раз бессонница не будет её мучить даже не смотря на обилие происшествий.

► палатка воителей и сон

Отредактировано Опалённая (17-10-2018 16:26:17)

+5

90

В лагере началась возня. Точно такое же состояние было у мыслей Ореха. Целитель беспокоился. Беспокоился, кажется, сильнее, чем за собственную репутацию. Черт знает этих зверей, Двуногих, Сумрачных. Что там за стенами лагеря по ночам происходит? Ведь даже патрули ночью не высылают. Не просто же так! Черно-белый обеспокоенно заходил туда-сюда возле выхода из лагеря. Очень вовремя подоспела Соль, пытаясь успокоить брата и кидая ему под лапы мышь. Орех поспешно замотал головой.
- Не хочу сейчас есть, - протараторил целитель, - Бабочка сейчас где-то там, в лес, ночью. Понимаешь, Соль? С Оленехвостом, за которым все еще глаз да глаз! - Солнцезвезд попросил Ласточку и Мышелапую отправиться на поиски Бабочки. Орех и сам было хотел вызваться идти с ними, но спасовал. Страх подкатил к горлу и он осознал, что лишь больше бед натворит, нежели поможет в поисках.
- Поешь, тебе нужно набраться сил.
Орех услышал мягкий голос Опаленной и пристыженно прижал уши к затылку. В самом деле. Ему тут стараются сделать как лучше, поддерживают. Хватит отторгать чужую помощь. Орех коротко кивнул.
- Хорошо, - коротко отблагодарил Опаленную за заботу черно-белый худыш и на трясущихся лапах опустился к добыче. Впиваясь в холодное мясо клычками, он спешно отрывал кусок за куском и, практически не разжевывая, заглатывал суховатую дичь.
— Найдётся, приятного аппетита, - внезапный голос сбоку заставил Ореха повернуть голову. Куница. Теплое, практически материнское прикосновение к уху. Мышцы невольно расслабились.
- Очень на это надеюсь. Куница, как они не понимают? Ей десять лун всего лишь. Я ее буквально пару раз отдавал воинам на тренировке по защите. Не знает она ничего. А в лесу опасностей - за каждым кустом. Стоит только зазеваться - и нет тебя, - горячо зашептал Орех. Перед глазами пронеслась смерть матери. Лисья пасть, брызги крови, этот безнадежный, пустой взгляд. Смерть, одиночество, горе. Целителя нельзя было отнести к разряду паникеров, но к Бабочке он был привязан настолько сильно, что пережить ее болезнь, исчезновение или что еще похуже, казалось самым жутким испытанием в его жизни. Бабочка стала ему близкой, очень родной и дорогой кошкой в племени. Это его первая и, дай Звездное племя, последняя ученица. И потерять ее было равносильно потери матери.
Куница заговорила о бессоннице. Орех глубоко вдохнул и медленно выдохнул, подключая своего внутреннего врачевателя. Постаравшись привести себя в порядок, он тут же с заботой произнес:
- Конечно, сейчас, если ты не против, доем мышь и схожу за маковыми семенами, - "и Бабочку сейчас найдут, обязательно найдут."
— Твоя ученица — считай, твой оруженосец с особой программой. И ты не научил её самому простому: нельзя выходить из лагеря, особенно ночью, - Орех сморщился. Как-то жалобно глянув на Ласточку, он протянул.
- Да я разберу-у-усь как-нибудь сам, спасибо, - лишь бы поскорее отстала от него, отчитался Орех. Вообще, на Ласточку он был зол. Но сейчас еще этого не осознавал. Лишь слабые отпечатки в сознании корректировали ему общую картину, указывая на черно-белую воительницу, как на оставшуюся за главную в лагере.
"Это твоя вина и ничья больше."
Со входа в лагерь послышался посторонний звук. Орех тут же навострил уши и с замиранием сердца уставился на ежевичные заросли. Голубые глаза сверкнули прежде, чем Оленехвост появился в лагере. Следом за ним проскользнула Бабочка. Орех тут же подскочил и на всех парах подлетел к своей ученице. Ему было абсолютно без разницы, что там с ними приключилось. Главное одно - с ними все в порядке! Худое тело соприкоснулось с Бабочкой и целитель горячо положил подбородок на лопатки Бабочки, прижимаясь к ней всем телом.
- Ты в порядке? - Орех постепенно отлип от ученицы и осмотрел ее с лап до морды. Бабочка выглядела виноватой. Тут же бросив взгляд на Оленехвоста, целитель засуетился вокруг него, высматривая на предмет царапин или ушибов.
- ... почуяли запах барсука и решили вернуться. Мало ли что, - если бы Орех умел, он бы демонстративно свалился в обморок. Округлившиеся глаза выдавали истинное беспокойство за этих двоих. Орех задержал дыхание, медленно посчитал до пяти и выпустил воздух из легких .
"Они живы."
И это действительно грело душу. Тайфун тут же принялся  отчитывать свинтивших с лагеря учеников, а юная Мышелапая звонко подпевала за спинов воина. Орех обошел Бабочку сзади и поравнялся с ней плечами. Положив ей на спину свой хвост, он сильнее прижался к ее боку. Ему было необходимо чувствовать, как бьется ее сердце.
— Просто почуяли значит? Ну-ну. А чего вы тогда словно после тренировки всколоченные и от вас разве что не на поляне Четырех Деревьев барсуком тащит? - Орех смутился. Да, в действиях Оленехвоста и Бабочки действительно присутствовали грубые ошибки. Но...
- Я попрошу тебя быть вежливее к Бабочке. Она - будущая целительница нашего племени. И в ее лапах уже десятки кошачьих жизней, - вступился за свою ученице Орех. Посмотрев в глаза Тайфуну, Орех отступил на шаг назад, но все же высказал дельное предложение, - Пусть они отдохнут. Утром все и узнаем. Посмотри на них - ученики измотались и устали. Я не уверен, что они сейчас чем-то поспособствуют в решении данной проблемы. Оленехвост, если тебя действительно ничего не беспокоит, отправляйся спать. Куница? - черно-белый  взглянул на трехцветную кошку, молча приглашая ее к себе в палатку.
Хватит на сегодня напряженных разговоров. Уводя Бабочку с поляны, Орех то и дело оглядывался назад, на воителей.
- Где вы уже успели побывать? Я волновался, Бабочка. А если бы что-то случилось? - обеспокоенно негромко спрашивал ученицу целителя. От Куницы эти слова он особо и не скрывал. Перед ней он мог быть откровенным. Куница поймет.

палатка целителя

+7

91

У Куницы уже уши вяли от этого гомона на поляне. Причем никакой смысловой нагрузки этот гомон не нёс. В том числе бурчание Ласточки, в том числе оправдания только что вернувшихся, измотанных и испуганных учеников. Такое ощущение, что эти коты сейчас разговаривают с двумя молодыми дубками: всё равно что бросать дохлую белку об землю и требовать, чтобы она ожила. Сделав глубокий вдох, Куница взяла себя в лапы, чтобы никого не послать к Звездоцапу. Сейчас, когда опасность и волнение были позади, она скорее хотела разделаться с шумом на поляне и отправиться, наконец, спать.
За Ореха перед Ласточкой вступилась и Куница: она медленно поднялась на лапы, поведя точёным подбородком.
- Следи за языком, Ласточка, - сдвинув на переносице брови, прочеканила Куница, - здесь не ты одна на нервах, но устраивать раскол внутри племени своим остроязычием не торопись.

Она прекрасно знала вспыльчивость молодой воительницы, но оправдываться характером и считать, что с лап будет спускаться всё - логика котёнка. Куница хмыкнула, глядя на то, как плюхается черно-белая возле Чащобника. Она прекрасно знала Чащобника и была уверена в том, что если кто и вправит мозги молодой воительнице, так это он. Она ещё совсем юная, пусть и пытается строить из себя взрослую и желающую принимать важные решения. Не таким образом добиваются уважения. Да и такой тон к целителю неуместен: даже сейчас Орех стоит по лестнице иерархии выше, чем Ласточка. И значит тоже больше.

Орех говорил правильные вещи: пытаться добиться чего-то от испуганных и всклоченных учеников поздно ночью, когда те не спавшие и не отдыхавшие целый день - заведомо бесполезная трата времени. Куница в очередной раз закатила глаза на высказывание Ласточки. Когда клещи под хвостом этой воительницы уже успокоятся? Наверняка тогда-то в лагере настанет мир и покой. Куница старалась максимально нейтрально относиться ко всем соплеменникам, но это уже переходило все границы. Никто не давал права свою злость выливать на учеников. Когда Ласточка прекрасно знает, что они весьма ведомы более авторитетным мнением.

Куница достаточно внимательно выслушала всё, что сказала Бабочка, после чего окинула присутствующих оруженосцев на вид тяжелых телесных повреждений. Только у Оленехвоста лапки трясутся, как осиновые листы, но это ничего страшного: выспится и успокоится.
- Давайте мы все будем разумными, все успокоимся и возьмём себя в лапы, - достаточно громко произнесла Куница на правах старшей воительницы, - и идите спать уже наконец. Едва ли следующий день будет на мышиный хвостик такой же насыщенный, как этот.
В частности это казалось оруженосца и ученицы целителя. На немое приглашение Ореха Куница медленно кивнула: из-за гама разболелась голова. Её преследовало ощущение, что кто-то настойчиво перекидывает внутри головы одну и ту же полусгнившую шишку.
Глядя на то, как Орех говорит с Бабочкой, на сердце у Куницы несколько полегчала. Она надеялась, что хотя бы этот кот в преддверии войны не посходит с ума.

→ палатка целителя

+5

92

Вот о ком, о ком подумать, так это об Опалённой Оленехвост и забыл. Она напугала его до полусмерти, хотя изначально даже не пыталась. Голос, прозвучавший у кота прямо над ухом, заставил его судорожно ввалиться обратно в куст, пытаясь выровнять дыхание. Спокойнее, мышеголовый, это всего лишь Опалённая, а не барсук! И в отличие от барсука Опалённая явно не преследовала цели сожрать двух учеников, облизываясь и поглаживая живот.

Оленехвост с трудом откашлялся, поднимаясь на дрожащие -  Звездоцапов хвост! - от совершенно неожиданного испуга лапы, когда Опалённая прямо в лоб задаёт ещё один вопрос.
- Что случилось?
Благо здесь вступилась Бабочка, и Оленехвост всей душой задался вопросом, когда ей такие проказы сходили с лап в последний раз. Может, сжалятся? Всё-таки, ночь Совета, уставшие ученики, все дела... Ну, пожалуйста? Кот нервно сглотнул, активно закивав головой, как болванчик, на слова Бабочки. Нет, ну, а что ему ещё сказать? Ведь всё так и было... за исключением того, что на самом-то деле существовала ещё большущая проблема, такая как барсук. Которая чуть их обоих не сожрала. Пф. Мелочи жизни.

Кот, откровенно говоря, потерялся в чужих голосах, искренне пытаясь вставить свои пять копеек, но, видимо, воители настолько увлеклись отчитыванием учеников настолько, что каждый второй воитель норовил в очередной раз почихвостить их. Оленехвост весь сжался: его-то наставник не Орех, он не погладит его между ушек по головке, приговаривая, мол, как хорошо, что он вернулся. Уж лучше бы барсук сожрал. Благо, сейчас Оленехвост не видел Ежевику на поляне, а оттого судорожно выдохнул, стараясь не встречаться глазами со злющей, как та же барсучиха, Ласточкой, после чего воспользовался секундной заминкой, пока Орех забирал Бабочку из всего этого хаоса, и галопом метнулся в сторону палатки оруженосцев, и был таков. Он надеялся, что завтра с утра сможет хотя бы более-менее адекватно объяснить, что произошло. И одновременно надеялся, что Ежевика не придушит его по возвращению в лагерь: а то он мог.

→ палатка оруженосцев (номинально)

Отредактировано Оленехвост (17-10-2018 12:56:18)

+5

93

Соплеменники повыскакивали отовсюду, окружая оруженосцев, не таких уж и малых, к слову, чтобы не понимать опасности леса в любое время суток, и считая своим долгом отчитать их как малых котят. Бабочка инстинктивно прижала уши к загривку, выражая крайнюю степень раздражения, однако не проронила ни слова, лишь резковато переводя взгляд с одного воителя на другого. Рядом был брат, тоже не сумевший сказать ничего в ответ этой громкой ораве праведников.
- Не имеет, - глухо процедила ученица целителя, насупившись. Не его ума это дело, почему она, будущая целительница, решила набрать трав ночью. Если я и буду отчитываться, то только перед наставником. Продолжая диалог с Тайфуном, кошка попыталась абстрагироваться от недовольного причитания и упрёков соплеменников. Недавнее столкновение со зверем и последовавшее за ним потрясение уже отошло на второй план, уступая место раздражению. Громкие, истеричные, пустоголовые... Оленехвост уже почти закончил обучение, неужели надо из-за нас так трястись? Как и любому подростку, Бабочке претила излишняя опека. - Не видели. В высоких соснах.
Высунувшаяся откуда-то сзади ученица, явно желавшая выделиться на фоне старших воителей, ведь иначе её вообще вряд ли бы заметили, лишь больше раздражала Бабочку. Ещё одна, первая воительница в лесу, гляньте на неё. Юная целительница скользнула по Мышелапой взглядом: - А от тебя тащит мышеголовостью.
Словно себе под нос процедив это, Бабочка глянула на брата. Тоже не в восторге от этой встречи. Лучше бы вообще не возвращались. Однако же в ком она не сомневалась, так это в наставнике. Почти сразу Орех оказался рядом, закрывая подопечную от озлобленных, словно они испытали на себе страдания несчастного дуба, соплеменников.
- Всё в порядке. Только набрать ничего не успели, - кошка вяло улыбнулась, будто бы извинялась. Хотя вину она всё-таки чувствовала: столько ягод пропало.
Кошка слегка приосанилась, чувствуя себя увереннее рядом с Орехом, и уже спокойнее окинула взглядом всех соплеменников. Наставник быстро всё замял, уводя ученицу в палатку, и той удалось лишь на прощание коснуться хвостом плеча Оленехвоста. Ему-то наверняка так просто не отделаться. Больше не будет напрашиваться со мной за травами. Жаль.

>>> палатка целителя

+2

94

— Следи за языком, Ласточка, — резко обернувшись к крапчатой кошке и уставившись на нее горящим, слишком уж вспыльчивым взглядом, черно-белая глубоко вдохнула: как бы то ни было, эту воительницу строптивица уважала и даже худо-бедно сдерживала свою горячность, — здесь не ты одна на нервах, но устраивать раскол внутри племени своим остроязычием не торопись.
- Посмотрела бы я, если бы на тебя, - она не удержалась, хоть и совершенно ненамеренно съязвила, - Солнцезвезд оставил лагерь, а тараканы в макушке нескольких оруженосцев привели их в лапы к барсуку. Да он же, - лапа в сторону уходящего Солнцезвезда ("не смотри на него, не смотри!", - содрал бы мою шкуру, постелил в палатке и хвастался бы всем, что завалил барсука! - переглядывая через плечо Чащобника, с нотками детской обиды в голосе промяукала черно-белая, бросая косой взгляд на целителя.
Ты можешь воспитать её лучше!
Что ж, лучше и правда спать. Поскольку веки действительно слипались, а ночное бдение, так напоминающее первую воинскую ночь, совершенно ей вымотало, Ласточка очень правдоподобно изобразила послушание старшей кошки, по пути примирительно боднув ее в пестрое плечо.
Редкий жест для непростого характера кошки.
Бросив еще один осуждающий, разочарованный взгляд на тощего врачевателя, черно-белая помотала головой в ответ своим мыслям и скрылась в полумраке палатки.

***

... и проспала почти до полудня.
Что и говорить, целая ночь без сна, беспокойные сновидения под утро и отчего-то совсем неудобная подстилка. Выспавшись за последние несколько часов сна, когда солнце пробивалось сквозь неравномерный свод палатки и поигрывало на веках спящей кошки, Ласточка потянулась во сне и перевернулась на спинку, подставляя на удивление нежное и белое брюшко узору из солнечного света. Негромко что-то мурлыча, черно-белая окончательно пробуждалась, потягивая вверх конечности до натужного хруста.
Пора.
Резво перевернувшись и отряхнувшись ото сна, воительница бодро вышла из палатки, по пути отметив, что подстилки Тайфуна и Опаленной пустуют.
Ухмылку сменило недоумение: а, и Куницы тоже? Патруль, что ли, и без нее?
Вздохнув, черно-белая тряхнула ушами и вышла наружу, потягивая студеный утренний воздух. В голову явилась светлая мысль о том, что ей давно бы пора обзавестись новым учеником, да только никак вот кошки родить не изволят. Удрученно скосившись на пустующую детскую, Ласточка выбросила вперед лапы и прогнулась до похрустывания в пояснице, пробуждаясь окончательно и бесповоротно.
- А патрули уже были, да? - выискивая взглядом Чертополоха, громко спросила Ласточка, осматриваясь.
- Я бы на границы сходила. С нашими любимыми соседями, - обращаясь ко всем и сразу, мяукнула кошка, высматривая жертву. В смысле, попутчика.
- Так что там по патрулям-то, м? Кто готов размять лапы?

+4

95

[indent]- Извини.
[indent]Буркнув одно-единственное слово в ответ отчитавшему ее целителю, кошечка едва сдержалась от того, что бы закатить глаза. Ага, целительница, которая ослушалась предводителя. Эх, жаль ее наказание останется за Орехом. А если перевести на простой кошачий – его не будет. К несчастью целитель слишком уж печется о своей ученицы, что бы заставлять ее вместо зубрежки трав менять подстилки старейшинам. А ведь оруженосцам сейчас не помешала бы помощь той, в чьих лапах их жизни. Ну, чего не дано – того не дано. Кроме того, продолжать разговор было уже и не с кем. Да и косой взгляд от Опаленной не самая приятная вещь. Прикинувшись глухой мышью, бурая задумчиво посмотрела на небо. Да, еще темно. Редкие облачные лапы еще покоились на ярком диске луны. Луны, которая уже начала убывать. Та-а-а-ак. А ведь если она сейчас не исчезнет в палатке оруженосцев, то позже будет уже незачем ложиться. Выразительно зевнув, кошечка сделала пару шагов в сторону. Впрочем, в следующий момент замерла. А где там Орех с его ученицей? Эх, ежики колючие, уже ушли. Задумчиво проводив взглядом длиннолапого оруженосца, Мышелапая поморщилась. И ведь придется спать с этим барсуком в одной палатке! И чего сестра его к себе не взяла. На четверть луны так. А то вдруг обладатель того самого ежа под хвостом, что вывел ночью ученицу целителя в лес, слишком колюч и поранил хозяина. Морщившись и бурча себе что-то под нос, кошечка скользнула в палатку вслед за ним. Но не пошла до центра, где старшие оруженосцы сейчас спали, а плюхнулась при входе. Где-то неподалеку завозился Горелый, что-то поскуливающий во сне. Но вот ее нос накрыт хвостом, и ученица проваливается в сон безо всяких сновидений. Хорошо-о-о.

разрыв

[indent]Раздраженно причмокивая, кошечка развернулась к входу своей пушистой филейкой. И вот что стоило солнцу сегодня так рано вставать? А ведь в темноте так ую-ю-ютно. Хотя бы потому, что там нет барсучьего запаха. Который тут же ворвался в ее нос. У. Вонючка. Шипя и припоминая черно-белых гигантов не лучшим словом, Мышелапая попятилась на выход. И сначала на поляне показался ее хвост. Потом задница. Спина. И наконец, вслед на затылком, мордочка. Которой она обернулась к племени. Точнее, к ее проснувшемуся после ночи волнений или вернувшемуся с Совета части. Хм. А ведь солнце уже давно царапает своими лучами небосвод. И замерло на самой его середине. Так вот почему она чувствует себя заметно отдохнувшей. Хоть лапы и первые пару шагов похрустывали. Но стало явно лучше, чем вчера. Чудно. Покосившись на скудную кучу дичи, кошечка решила, что там еще достаточно. И подхватив молодую мышку, утащила ее к камням. Где подставляя спину солнцу, принялась за… завтрак или обед? Ну, одно другому не мешает.

Отредактировано Мышелапая (18-10-2018 20:06:27)

+3

96

Он плохо спал, гораздо хуже, чем мог бы подумать. Расплывчатые смутные образы, скалившие клыки и выпускавшие молочно-белые когти, преследовали его всю ночь, раздирая шкуры и глотки. Звёздный свет стремительно гас каждый раз, когда он в глухом отчаянии старался обратиться к нему с мольбой о помощи, оставляя кота в одиночестве среди мрачных теней, преисполненных безмолвной ненависти. Они не издавали не звука, приближаясь к нему с пугающей быстротой. В воздухе остро пахло страхом и кровью, и предводителю потребовалось время, чтобы осознать, что и то, и другое исходило от него. Это его шерсть слипалась от рацветавших багровых пятен на шкуре, нанесённых чужой лапой. И лишь в тот момент, когда он, обуреваемый отчаянием, попытался собрать остатки скопившегося в лёгких затхлого воздуха, чтобы закричать, сон закончился.

— А патрули уже были, да? — голос соплеменницы привёл его в чувство, как ушат холодной воды. Оглушающая тишина, преследовавшая Солнцезвёзд в его сне, исчезла, уступив место привычным звукам. Он был дома, в родном лагере. Всё было хорошо. Эта мысль, пожалуй, придала рыжему сил, которые требовались перед порогом начавшегося дня.
— Видишь, как хорошо, что я проспал дольше всех вас, — хмыкнул предводитель, спускаясь на главную поляну к тем, кто проснулся и ещё не разбрёлся по патрулям. Запах Бабочки, не успевший выветриться окончательно за остаток ночи, принёс с собой облегчение: стало быть, с ученицей Ореха было всё в порядке. Оглядывая тех, кто находился вокруг, предводитель удовлетворённо махнул хвостом. Найдя Чертополоха, рыжий кивнул ему, прося приблизиться и понижая голос, чтобы никто не слышал разговора лидера и его преемника. — Граница с племенем Теней эти несколько дней на тебе. Проверяй по возможности лично с патрулём старших воителей или отсылай того, в ком уверен. Передай остальным, что я запрещаю как-либо контактировать с нашими дорогими соседями. Сталкиваетесь на границах — здороваетесь, этого достаточно. А я за это время поговорю со Звездопадом, — решил Солнцезвёзд. Взгляд его натолкнулся на Мышелапую, и в голове отряхнулись от пыли кое-какие мысли.

— Ласточка, отправляешься со мной в охотничий патруль. Мышелапая — тоже, —  повысил голос предводитель, останавливаясь глазами сначала на одной кошке, потом на другой. Не позавтракав — после пережитого недавно дурного сна кусок решительно не лез ему в горло, — он приблизился к выходу из лагеря и замер, ожидая спутниц. И когда те приблизились, кратко поприветствовал обеих, разворачиваясь к темневшему впереди лесу. — Мышелапая, напомни мне, как нам следует драться с воином племени Теней на нашей территории и о чём нужно помнить, — Солнцезвёзд перевёл взгляд на чёрно-белую спутницу. — А пока у неё есть время на раздумья, я бы хотел услышать последние новости.



большой платан.

+7

97

—> номинально из сна

Прошлой ночью Чащобник намеревался сохранять трезвое сознание и не ложиться спать, смысл-то — всего пару часов напряжённо дремать? Утром он почувствовал бы себя ещё более разбитым. Смотрел на облачное небо, слушал голоса немногих неспящих соплеменников, но в глаза будто песка насыпали. Понимая, что он засыпает буквально сидя посреди поляны, чёрный сдался и поплёлся в воинскую, где уснул сразу же, едва улёгся на примятую моховую подстилку.
Как и ожидал, проснулся еле-еле. Снаружи просветлело, но рассвело не так давно, судя по зычному голосу Солнцезвезда, раздававшего указания снаружи. Что именно он говорил, расслышать воин не мог, и потому поспешил выбраться наружу, не успев толком привести себя в порядок. Погода полностью повторяла предыдущие несколько дней — облачно м прохладно, но хоть без проливного дождя, что не могло не радовать.
Предводитель выглядел неважно, и Чащобник негромко поздоровался с ним и его спутницами, хотя они спешили покинуть лагерь — очевидно, в составе патруля. Пограничного или охотничьего, уловить не успел.
Поморщившись от болезненного покалывания голода в желудке — не ел воитель почти два дня, и на организме это начинало сказываться, он прошёл мимо кучи с дичью, игнорируя доносящиеся оттуда запахи. Пока не принесёт в лагерь добычу, сам прикоснуться к еде не имеет права, даже если совсем ослабнет. Закон был свят, хотя голод — чудовищен. Чащобнику казалось, что урчание его живота способно разбудить всех, кто ещё спал по палаткам в этот ранний час.
Соблазн немедленно отправиться на охоту рос с каждой минутой, проведённой на воздухе, но кот решил дождаться глашатая и распределения патрулей, приграничных и охотничьих. И интересно, отправился ли кто проверить тот барсучий запах, о котором речь вела Бабочка прошлой ночью? Дел было невпроворот, хотя день только начался.
— Если патрули ещё не отправлены, я хочу пойти, — окликнул он глашатая, когда увидел его крупную фигуру на главной поляне.
Конечно, в праве Чертополоха выбрать состав патруля самостоятельно, но кот никогда не подставлял племя и не давал причин усомниться в его способностях. Ващобнику хотелось вновь ощутить себя нужным и наконец выбраться за пределы лагеря с возможностью удачно поохотиться после — если вновь не случится стычек.

+2

98

разрыв из светлого леса >>>

Вернувшись ночью после странного разговора с Песчаной, Ежевика сразу же отправился спать, не чувствуя острой необходимости оставаться на поляне и обсуждать с соплеменниками Совет, который благополучно пройдёт и без него. Однако незадолго до рассвета воителя разбудил тревожный гул, доносящийся откуда-то извне. Да, в этот самый момент отчитывали Оленехвоста и его сестру, без разрешения покинувших лагерь. Чудно. Почему приключения на хвост находят моего оруженосца тогда, когда он покидает зону видимости? Ежевика без энтузиазма приблизился к выходу, угрюмо наблюдая, как толпа, затихая, расходится, и ученик направляется в свою палатку. Про себя воитель решил, что разговаривать с ним сейчас всё равно будет бесполезно - даже если услышит, забудет, как только его зад плюхнется на подстилку.
До рассвета он дремал. В свежую голову однако всё равно лезли непрошенные мысли о молоденькой палевой воительнице. Кот корил себя за столь навязчивые воспоминания и не мог найти им объяснения. Или, быть может, не желал копаться в себе. Слишком реалистично ему представлялся укоряющий взор подруги, отошедшей к Звёздному племени.
Когда снаружи стало достаточно светло, Ежевика выбрался из палатки слегка помятый, но мысленно настроенный на продуктивный день. Быстро управившись с самой тощей мышью из кучи, - ведь он всегда успеет нормально поесть после охоты (более удачной, чем вчера, он надеялся) - воитель сунулся в палатку оруженосцев и нашёл светлую спину своего подопечного.
- Оленехвост, - требовательно позвал полосатый и немного подождал, пока оруженосец зашевелится, намереваясь подняться, - на тренировку. Можешь поесть, и идём.
Старший воитель перевёл взгляд на ещё одного оруженосца. Ему показалось, что Горелый был потревожен громким голосом. Если память не изменяла, то юный ученик сегодня ходил на Совет, а потому дёргать его не стоило, хотя Ежевике и хотелось пригласить кого-нибудь на парную тренировку.
Снаружи он дождался, пока Оленехвост приведёт себя в порядок и позавтракает, и затем бодро направился к выходу, упрямо смотря вперёд, а не на оруженосца.
- Ну и что за шумиху ты устроил перед рассветом? Лучше расскажи всё подробно, наверняка мне придётся выслушивать возмущения твоей подготовкой от Солнцезвёзда и Чертополоха. Я же должен как-то оправдать своего ученика.
Ежевика имел дело с шебутными и взбалмошными детьми, знал, как с ними управляться, однако же Оленехвост не казался дураком или бунтарём. А потому его наставник был уверен, что слишком краснеть перед предводителем или глашатаем не придётся. По крайней мере, серьёзных последствий, вроде отложенного на луну посвящения, выходки ученика повлечь не должны были.

>>> песчаный овраг

+4

99

[indent]Чудесное утро – ну или день, кому как удобнее и мировоззрение позволяет - и даже теплое. Было. Пока на поляне не появилась надежда и опора всея племени. Солнцезвезд. Помятый. Ну да, сейчас многие так выглядели. Даже его ученица. Хоть и спалось ей хорошо. И тени усталости сейчас были более заметны, чем обычно. Напоминание о том, какую ношу на своих плечах он носит. Каждый день, каждую луну и каждый сезон. Поморщившись, кошечка уткнулась взглядом в собственные лапы, где лежало пол мышки. Его нельзя жалеть. Почувствует. Уж слишком явно на ее морде читалась жалость, стоило ей появиться в ее мыслях. И не помогало нечего. Предводитель сам пошел по этому пути, когда согласился стать глашатаем. Это его выбор. Поэтому зачем жалеть мышь, что сама прыгнула в пасть охотнику? Тихо хмыкнув себе под нос, кошечка вновь вернулась к приему пищи, откинув глупые мысли. Да только ее желание, которое она не решилась озвучить ни мысленно, ни устно, не было услышано предками. И она вновь услышала свое имя из уст наставника.
[indent]Ух ты, ее взяли на охоту. Задумчиво уставившись на кости у лап, Мышелапая растерялась. Так. Или в лесу что-то сдохло… нет, в лесу определенно что-то сдохло. Ведь она была уверена – расположение духа наставника закончилось еще на Совете. Но нет. Подхватив скелетик, ученица рванула на Грязное Место, где быстро прикидала его листвой и поспешила обратно. И в ожидание обернулась на Ласточку, которая как раз подошла вместе с ней. Хм. А что они там вчера обещали друг другу. Ну да. Эй, а ведь хорошая возможность исполнить данное совсем недавно обещание. Они идут на охоту. И они не оговаривали, что с ними никто не может пойти. Да, отличная возможность. Если бы еще наставник не озадачил ее практическим вопросом. Ну ладно. Позволив воителям начать путь и пристроившись за ними хвостом, бурая задумалась. Основательно так. Ведь не просто так наставник выбрал именно соседей с болот. Итак…

переход: большой платан.

Отредактировано Мышелапая (19-10-2018 19:00:26)

+1

100

[indent] У Куницы подкашивались лапы. Дыхание застряло костью в горле, судорожно выстукивала на границе сознания одна мысль: «я сейчас упаду». У неё дрожали лапы, у неё дрожало всё: от напряжения не попадал зуб на зуб, а из глаз катились бесполезные, тщетные и очень злые, - такие гадкие и противные признаки слабости, - слёзы.

[indent] - Только живи, - она судорожно повторяла это словосочетание так, будто бы это была молитва. Будто бы это была её чертова мантра, - Я прошу тебя, только живи.

[indent] Куница громко простонала, когда вес Тайфуна начал прижимать её к земле. Все ближе к этой звездоцаповой земле. Возьми себя в руки, мышеголовая идиотка, возьми и дойди уже! Её усталость изнемождала и пила последние силы: впивалась зубами в жаркую, горячую плоть и пила, пила, пила. А Куница все стояла на лапах, упрямо, будто бы впереди её ждёт осознанная награда, будто бы впереди был источник хрустально чистой воды. Она дрожащим взглядом окинула Тайфуна, прямо с его груди на голову Кунице капала бордовая кровь. С противным железистым запахом. Его перебивал гадкий смрад барсука: какой же это ошибкой было нападать на этого зверя сразу же. Надо было бежать. Этого патруля было слишком мало.

[indent] - Ты как? - негромко, но с натяжным стоном, коротко спросила Куница, подтягивая и без того раненного Тайфуна к себе на плечо. Даже сквозь мех, сквозь шерсть и кожу, она с благоговением слышала слабое сердцебиение Опалённой. А это было самое главное. Лишь бы дотянула, там Орех сделает всё, что вообще возможно, чтобы спасти эту кошку. По крайней мере, Куница на это надеялась.

[indent] В горле стояла сухость, режущая суша, которая не давала кошке покоя. Лапы заплетались, шея судорожно вытягивалась в струнку, когда Куниа пыталась поймать хотя бы глоток свежего воздуха. Свежего, без привкуса крови и шерсти барсука. Но этого не получалось сделать, поэтому она отдавала все силы себе, чтобы донести эту тяжелую ношу до лагеря. Носа уставшей Куницы коснулся запах лагеря: запах её соплеменников, терпкий и сладкий, так пахнут обычно желуди в замшелой листве. Она ускорилась, надеясь дойти до лагеря ещё в сознании, потому что что-то смутно подсказывало кошке, что оно начинает её покидать. Усталость брала своё, шок и нервы и отдавались в голове тревожным звоном, но кошка шла вперёд. Шла вперёд и всё же дошла.

[indent] Папоротниковый тоннель стал очередным испытанием, внутри которого Куница, казалось бы, едва ли не отошла к Звездным предкам. Стон вырвался из её пасти даже сквозь плотно сомкнутые зубы. Усталость наваливалась на неё постепенно, но с каждым мгновением давила на затылок все сильнее и сильнее,  а по приходу в лагерь окончательно зазвенела в голове тревожным колокольчиком. Словно Куница прямо сейчас потеряет сознание.
[indent] - Чащобник? - смутно разбирая перед собой образы соплеменников, кошка увидела перед глазами размытое черное пятно, а рядом с ним нечто серое, - Чертополох? - кошка сделала натужное усилие, поддевая лбом подбородок Тайфуна, крепко зажмурившись, отдавая последние свои силы лапам. Для того, чтобы те хотя бы как-то донесли её до сердца грозового племени, до главной поляны в лагере. Сдавленный шепот неразличимым и тихим рычанием вырвался у неё из самого нутра глотки, когда Куница вытянула шею:
- Помогите! - читалось по одним губам, но Куница стояла твёрдо, до тех пор, пока никто не подойдёт и не поможет донести соплеменников до палатки целителя, - позовите... позовите Ореха, я прошу вас, быстрее! - силы могли оставить Куницу в любой момент, даже сейчас, когда дрожащие оцепеневшие лапы воительница могла передвигать с огромным трудом. На ней не было столько же ран, сколько у Тайфуна и Опалённой, но казалось бы разбитое волнующееся сердце однажды доведёт Куницу до Звёздных предков. А этот обоснованный страх и огромная, как гора на горизонте, усталость давали ей ясно понять: ещё чуть-чуть и она не выдержит.

+7


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » главная поляна