У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » journey to the unknown


journey to the unknown

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

tell me what's been happening - what's been on your mind?
lately you've been searching for a darker place to hide.
// that's alright.

http://funkyimg.com/i/2LzDd.gif http://funkyimg.com/i/2LzDf.gif

большой платан & позднее утро неделей раннее————————————————————————————————в тот день началась новая глава жизни горелого, и у них с опалённой впереди долгая дорога, в которой каждому предстоит открыть целый мир: ему - окружающий, а ей - его внутренний.

Отредактировано Опалённая (29-09-2018 15:49:54)

+3

2

опалённая
о п а л ё н н а я

проговаривать это имя тысячу раз в голове было одним из способов достичь его тайного смысла. звезды шутили над бедным учеником и ему это совсем не нравилось. после того, как все случилось, он чувствовал опустошение, словно бы его лишили чего то очень важного и нужного для жизни и теперь он от этой самой жизни далек как никогда раньше. рядом стояла мама и шептала, что гордится, и что он, лишенный совсем недавно чего-то очень важного, непременно сможет пройти этот путь.

горелый предпочитал ничего не отвечать и ни о чем не думать. первые сухие листья изредка падали на поляну. ему уже недавно рассказали, что это для того, чтобы умереть и воскреснуть вновь, дать начало новой жизни. горелому оставалось только видеть в этих маленьких листиках и в их последнем и единственном легендарном полете себя, и только это успокаивало, потому что они действительно очень красиво кружились и танцевали друг с другом на ветру, совершенно не обращая внимания ни на крики, ни на настроения снизу, ни на собственную смерть.

у нее разноцветная шерсть и зеленые глаза. он смотрел в них, как в отражение. она сгорела еще не полностью - определение сущности кота по окрасу стало своеобразным хобби, потому что этот мир не может быть случайным. конечно он видел опалённую раньше, ловил на себе этот серьезный взгляд и отвечал своим испуганным. как же он не хотел, чтобы кто-либо из всех котов с серьезным взглядом был его наставником. смотря в такие глаза, он видел свое будущее среди крови и искаженных морд, чувствовал боль в лапах и тысячу действий против собственной воли, от которых что-то важное и нужное для жизни с каждым разом терялось в большем количестве.

с одной стороны ему хотелось признаться в этом своем неправильном "всём", чтобы его сразу признали глупым и неспособным и отправили в палатку старейшин. с другой стороны как же он боялся сказать что-то не то и все испортить с самого начала. им предстоит взаимодействовать вместе 6 лун. 6 лун. еще ровно столько же, сколько он прожил! но как же много горелый прожил, стоит только подумать об этом - и голова кругом. он же настоящий старик, ему определенно срочно нужно в палатку старейшин. столько еще прожить он явно не сможет.

"надоели мысли, холода-тревоги.
я хочу быть ветром в листьях и иголках"

теперь эти зеленые глаза еще ближе, а собственные мысли все дальше. нужно что-то сказать, но горелый теряет все мироощущение разом. все его силы уходят на снятие внутреннего напряжения.
- здравствуйте, - понуро, тихо, взгляд в сторону. с этого мгновения он перекладывает все на наставницу, отдает ей свою жизнь, позволяет вести ее и вытворять с ней что угодно. пусть говорит все что ей нужно, он будет соглашаться и делать, что велено. он просто должен пройти это испытание, пробежать через огонь. может быть, по ту сторону жизнь и правда лучше, кто знает.

Отредактировано Горелый (29-09-2018 14:22:55)

+4

3

[indent] У Опалённой взгляд холодом пропитан: отнюдь не под стать её имени. Она смотрит внимательно, сосредоточено, изучает каждую шерстинку на чёрном теле юнца и ловит на морде гримасу страха. Боится. Её? Нет. Будущего. Небольшая кошачья фигурка заметно мнётся и едва уловимо дрожит - казалось, малейший порыв ветра способен согнуть его словно тростинку, и Опалённая расправляет плечи в прямой осанке. Он слаб - отрицать это также глупо, как говорить, будто ежовые иголки вовсе не колючие, - и совершенно не готов к тому, что может поджидать за ближайшим деревом; исправить это будет тяжело, быть может, куда сложнее, чем Опалённой думается, но вовсе не невозможно. По крайней мере, она на то надеется.
[indent] Пёстрая помнит его ещё беспомощным комком: крохотным, беззащитным, совсем уж немощным. Помнит как радовалась его появлению мать, и как бережно и заботливо к нему относилась. Помнит, как подрастая он почти что слился с палаткой, в которой проводил большую часть своего времени, и как даже не пытался встретиться с тем, что ждало его там, по ту сторону растительной изгороди - с миром. А сейчас он стоял здесь, перед ней, всё ещё безумно уязвимый ко всему новому, но вместе с тем покорный, будто глина; и именно ей, прожжённой ещё не полностью, предстояло вылепить из него то, кем он должен будет стать.
[indent] Опалённая на него смотрит чуть мягче, но всё ещё холодно - не потому, что он того заслуживает, но потому что так она смотрит на всех. Слушает его тихий голос, видит опущенную голову и спрятанный от посторонних глаз взгляд, и лишь немного щуриться.
[indent] - Здравствуй, Горелый, - голос её звучит ровно, негромко, практически монотонно и вкрадчиво, но от него всё ещё веет какой-то внутренней прохладой, словно в Опалённой собственное ледяное царство. - идём, - поднимается с земли неторопливо и зазывающе машет хвостом, пока лапы несут её к выходу из лагеря. Он ступит на эту почву впервые, увидит совершенно незнакомые места, почувствует новые запахи и услышит звуки, до селе ему неизвестные; Опалённая этими тропами блуждала бесчисленное количество раз, каждый шелест и запах зная уже наизусть, как хорошо заученную легенду. - не бойся.
[indent] Она даёт ему несколько минут поздороваться, терпеливо дожидаясь пока широко распахнутые глаза рассмотрят как можно больше, а лёгкие надышатся новым воздухом, и только потом начинает двигаться вглубь леса, оставляя за собой следы примятой травы. Назад, на него, почти не смотрит - слышит, что он ступает следом [всё ещё неуверенно и робко], и только иногда направляет уши в сторону обыденного для леса звука. Где-то вдалеке шуршат крыльями птицы, журчит холодный ручей и трещат деревья, перешёптываясь меж собой. Опалённая порыву ветра лицо подставляет, встречая его словно старого друга, и позволяет путаться в пятнистой шерсти - когда-нибудь она побежит за ним, но не сейчас; пока она сама должна стать той, за кем пойдёт котёнок с угольной шерстью.
[indent] - Смотри, - взмахом тонкого хвоста указывает на раскидистое дерево, чья крона образует под ним широкую тень, и поднимает голову кверху, останавливаясь так, чтобы видеть его полностью. - это Большой платан. Как думаешь, почему я привела тебя сюда? - опускает бледно-зелёный взгляд на ученика и совсем немного улыбается.

+3

4

не бойся-бойся
если тебе страшно, значит ты еще живой

горелый не доверяет первым шагам, первым звукам и запахам. он так долго ждал этой встречи, представлял места, куда улетают из лагеря все птицы, место, куда уходит солнце, пристанище ветров и зверей. живых. он так часто представлял себе это все, что не хотел верить ни во что другое. ни в эту сырую землю, ни в эти палки-колючки под лапами. ему не терпелось увидеть мышек и белочек настолько же сильно, насколько не хотелось потом убивать. хотя впрочем, они могут оказаться настолько жуткими, что ничего другого он не сможет сделать и неведомая сила заставит его выпустить когти. этого он боялся еще сильней.

горелый ошалевший от всего, он слишком много слышит, слишком много чувствует, видит шкуры соплеменников где-то вдалеке и слышит шелест листьев под их лапами. он ступает, как будто прогибаясь под этот лес. словно тот давит на него и морально и физически. ему неудобно и страшно, но это не доходит до паники или истерики. просто лес это огромное существо, великое существо, уважение к которому дурманит голову (обычно дурманит любовь, а тут уважение, надо же).

они приходят к огромному дереву. горелый думает, что это похоже на сердце леса, но чувствует, что это не так. как же он красив и могуч - старый, почтенный. сколько всего наверное он повидал, пока рос до своих высот. горелый все еще осторожен и смиренен - его хвост завис в воздухе, боясь шевельнуться и случайно высказать свое недовольство.

большой платан.
зачем ты привела меня сюда?

горелый садится, прогибаясь в спине и сосредоточенно уткнувшись взглядом в землю, показывая опаленной свой черный лоб. это выглядит, как будто его сейчас вырвет или как он очень усиленно пытается прийти в себя. "странный, неказистый".

- сердце леса? - осторожно высказывает свою догадку и тут же прижимает уши из-за своей глупой ошибки. он же на самом деле не знает и возможно прямо сейчас он опорочил настоящее сердце, гораздо более прекрасное и недосягаемое. "как опрометчиво, милый, ты слишком разговорчив сегодня, веди себя потише."

Отредактировано Горелый (02-10-2018 17:33:05)

+4

5

[indent] Она смотрит на него украдкой, вскользь, но даже этого мимолётного взгляда хватает, чтобы увидеть сомнения. Горелый колебался, жался и беспокоился; казалось, словно к этой встрече с лесом [миром] он и готов не был, да и будет ли? Необъяснимые переживания забились раненной птицей в груди, и Опалённая невольно нахмурилась, ощущая некое подобие страха под кожей; страха за него.

[indent] Опалые листья шуршат и крошатся под мягкими лапами - ветер то и дело подкидывает их в воздух, но те неизменно опускаются на землю; туда, где им и место. Совсем скоро все деревья, пока ещё не лишённые своих красок, превратятся в сухие кривые прутья, рвущие своими когтями серое небо, а чуть позже почва спрячется под белоснежный покров. Но пока они неспешно ступают по невидимое тропинке, едва протоптанной многими, и встречаются со сторожем племени, сторожем всего леса, и Горелый несмело выдаёт свою догадку, пока Опалённая внимательно смотрит на него.

[indent] - Можно и так сказать, - одобрительно кивает, подмечая его смятение, и переводит взгляд с юного ученика на крону дерева. - это самое старое дерево в лесу, оно появилось здесь задолго до всех остальных, и помнит самых первых воителей. И оно наше, - по венам отчётливо разлилась гордость, и Опалённая сделала глубокий вдох, втягивая прохладный воздух. - по-моему, оно заслуживает быть сердцем леса, как думаешь? - она осторожно садится на землю, обвивая лапы тонким хвостом, и выпрямляется в своём невысоком росте; взгляд блуждает между стволами деревьев, поднимается к их верхушкам, бегает по последней зелёной траве и обводит всю поляну, оценивая обстановку. - а теперь закрой глаза и скажи, что слышишь. Ни о чём не думай, не пытайся что-то найти, просто слушай.

[indent] Ему ещё многому предстояло научиться, многое узнать и многое сделать, прежде, чем Горелый станет воителем. И его это, несомненно, пугало. По-правде сказать, их обоих, но по какой-то необъяснимой причине Опалённая вместе с тем испытывала и радость - этот котик не был простым, и во многом отличался от своих соплеменников, но было в нём нечто загадочное, сокрытое, запрятанное от чужих глаз за колючими кустами и поросшее мхом. Нечто, что не было ни в ком другом, даже в самой Опалённой. Она непроизвольно тянулась к этому, как мотыльки тянутся к свету, и на подсознательном уровне желала найти подступ к тайному ларцу, где хранится самое дорогое сокровище.

[indent] Никакая тьма не пугает, если в тебе самой сотня таких же шкатулок.

[indent] Ветер принёс с собой прохладу и оставил мороз на коже. Непроизвольно кошачья голова повернулась в сторону юнца, словно боясь, что его вот-вот может унести куда-то в поднебесье, но внешне Опалённая по-прежнему оставалась спокойной: лишь лёгкая ухмылка по какой-то причине не спадала с её губ, и то было не просто упоение после получения ученика - в этот раз причина была куда глубже, и оттого ей не до конца понятная [больно странно всё это].

+4

6

Горелый на самом деле не думал, что для того, чтобы быть сердцем, надо быть старым и жить на территории Грозового племени, но на всякий случай кивнул. Вдруг это правда так? И какая-нибудь Малина на самом деле является хранителем нашего племени, а к ней многие так брезгливо относятся.

Опалённая предлагает закрыть глаза и прислушаться. На обратной стороне век Горелый встречает образы, сплетенные из запахов: сырая земля, отцветшие травы, не дождавшиеся Ореха, странный запах самого старого дерева в лесу и запах кучи с добычей. Именно кучи, колорит перемешанных запахов сбивает с толку, Горелый взмахивает головой, словно пытаясь их разделить в воздухе или просто выкинуть из головы. Надо сосредоточиться на звуках.

А еще надо ответить наставнице.

- Недалеко идет патруль, мне кажется, его ведет Тайфун. Он всегда так твердо ступает на землю, ни с кем не спутаешь, - смешок, - еще тут много дичи, наверное поэтому мы здесь, - голос стихает, когда Горелый понимает, что ждет его дальше, - трава слабо шуршит, наверное кто-то маленький пробегает, - подметил ученик чуть ли не с умилением, - еще пение птиц. Я плохо помню... здесь есть звуки, похожие на воробьев, а есть что-то странное, крик. Я раньше такого не слышал. Горелому еще предстоит познакомиться с дроздами, авторами сих крикливых песен, ему еще предстоит запомнить голос каждого лесного певца, а пока он сильно теряется в новом незнакомом мире и боится из-за этого встречаться с Опалённой взглядом.

Ученик еще недолго думал, пытаясь понять, что же нужно дорассказать. Ничего не придумав, он распахнул глаза и увидел, как прямо над ним рассекают небо юные воробушки, такие свободные и непринужденные в своем полете.

- Я не смогу кого-то убить, - выдает Горелый, вдохновленный сей живописностью. Теперь, находясь рядом с большим платаном, пропустив через себя все его запахи и звуки, почувствовав нутром это место, он чувствует себя в безопасности, пока никого не трогает. Только потом Горелый понимает, что это было утверждением самому себе и на самом деле он все еще боится излишней откровенности с наставницей.

Ведь.

Кто такая Опалённая?

Стоит ли ей вообще доверять? Почему мы ушли сюда, так далеко от лагеря? Что теперь она будет со мной делать? Что вообще делают наставники со своими учениками? Внезапно все перевернулось. Горелый принялся выводить кончиком хвоста круги на земле - это было для успокоения, для призыва духов, для получения контроля над ситуацией и поворота ее в свою сторону. Проще говоря, предельно необходимо.

Отредактировано Горелый (08-10-2018 23:14:22)

+4

7

[indent] Бледные глаза щурятся и скользят по небольшой чёрной фигуре; Горелый - целованный ночью. Его темнота в себя окутала, накрывая хлопком тени, обернула в тонкую кружевную шаль и присыпала пеплом, оставляя единственный шанс на спасение - белый кончик хвоста, словно опущенный на мгновение в молочный туман. Он кивает, но во внешнем виде не читается уверенности, и Опалённая это подмечает: видит каждое малейшее изменение на его мордочке, слышит, как бьётся его сердце, видит, как вздымается грудная клетка при дыхании, и отворачивается. Не потому, что смотреть на него не хочет - наверное, под долгим пристальным взглядом наставницы ему скоро станет не по себе.
[indent] Он закрывает глаза и уши-локаторы принимаются вслушиваться, улавливая самые дальние звуки, самые слабые шорохи; то, что другие бы не подметили, Горелому удаётся угадать с лёгкостью. Какое-то время они сидят в тишине, а затем юнец начинает говорить. Он упоминает Тайфуна, и Опалённая вслушивается - проверяет его слова и понимает, что он ни в чём не ошибается [в этом она не сомневалась]. Горелый справляется пока хорошо, он показывает себя неплохо и, кажется, вполне способен подавать надежду.
[indent] - Хорошо, - согласно кивает грозовая. - очень хорошо. Не каждый может различить своих соплеменников по походке, в будущем тебе это может пригодиться, - но даже одобрение едва ли сможет отвлечь его от истинной цели визита этого места; цели, которую Горелый уже угадал. Опалённая выискивает меж ветвей коричнево-крапчатую птицу и наклоняется ближе к ученику, поднимая лапу в указке. - видишь? Это дрозд. Его ты только что слышал. Но он умеет имитировать пение других птиц, так что по звуку порой его легко можно спутать с соловьём, - выпрямляется в ровной осанке. - у всех птиц хорошо развито зрение и слух, но куда хуже обоняние, так что при охоте на них постарайся издавать как можно меньше шума и двигаться неторопливо. А вот мышь может не заметить тебя до последнего, но запросто услышит, и ко всем старайся подходить с подветренной стороны, - Опалённая обычно много не говорила, если в том не было необходимости, но сейчас была готова рассказывать обо всём, что знает сама - пока обошлась основами; главное, чтобы голова у Горелого от обилия новой информации не вскипела. - смотри,- поднимается с земли и тут же припадает обратно как можно ниже, но не задевая землю подтянутым животом. - вот такой должна быть стойка. Переносишь вес на задние лапы и двигаешься плавно, без резких движений, - в таком положении Опалённая делает несколько шагов вперёд, пристально всматриваясь в точку перед собой. Горки-лопатки перекатываются под кожей, а лапы ступают мягко - тело действует на автомате, натренированное в бесчисленных охотах. - не поднимай голову и следи за хвостом - он может выдать твоё присутствие, - после этих слов выпрямляется и оборачивается на Горелого. - повтори.
[indent] Он знает: ему придётся это сделать. Рано или поздно. Каждый в племени обязан выполнять свой долг и должен приносить еду, и исключением Горелый не станет. Все проходили через это, все пережили свою первую охоту, но едва ли у кого-то ещё за долгое время внешний вид и, соответственно, нутро, до последнего оттягивали этот момент. Опалённая специально сама наглядно ничего не показала - не хотела раньше времени распугивать дичь, но пока лишь подготавливала почву.

Отредактировано Опалённая (13-10-2018 02:31:19)

+4

8

Слова Опалённой облаком летают перед ним, он не хочет в них вслушиваться и разбираться. Когда он пытается это сделать, каждое слово тяжестью на нем отвешивается. Можно, он просто всю жизнь будет тем, кто хорошо разбирается в запахах соплеменников и каким-то удивительным образом эти знания использует?

Он видит уверенного в себе дрозда со смешными крапинками. Тот выглядит так, словно командирует армией воробьев перед собой, да и вообще занимает какую-то особо важную должность в этой жизни. Опалённая рассказывает интересую вещь про имитацию звуков, Горелый восхищен этой птицей. Может, он вообще разбойник-хулиган и обманом созывает самочек-соловьих своими песнями? Нет, он определенно должен быть кем-то знатным в этом лесу.

Смотри.
И тут Горелый начинает жутко нервничать: тяжело дышит, пытается понять, как убежать, скрыться, избежать, что-вообще-делать-Звёздное-племя-где-ты-сейчас. В голове прокручивается недавнее собрание, мама, ее слова, слова Опалённой, слова самому себе. Конечно. Он обещал себе пробежать через этот огонь, он через него пробежит. Ради мамы, ради чего-то святого. Про себя ему уже давно стоило забыть.

Припасть к земле, не дотрагиваясь животом - сделано. Лапы дрожат.
Перенести вес на задние лапы - вроде сделано, черт знает, где у Горелого этот вес.
Двигаться плавно - о нет, каждое движение Горелого резкое, угловатое. Ему сложно расслабиться.
Не поднимать голову, следить за хвостом - сделано. Усмирить кончик хвоста сложно, но возможно.

Ученик медленно двигается к птице. Он старается делать все максимально тихо, каждая травинка в эти моменты оглушительна для него, а для дрозда наверное Горелый - настоящий крадущийся оркестр. Он удивлен, как эта птица еще остается на месте. Может, он на самом деле все уже понял и просто дразнит эту большую угольную тень?

Еще ближе.

Ну привет.

Что теперь, Опалённая?
Теперь прыжок, Горелый.

Он забывает, как вообще прыгать, но, тем не менее - прыжок.
Крик.
Перед тем как улететь, дрозд кричит на Горелого, словно сам всегда был знаком с ним и знал, что тот из себя представляет. Горелый сильно пугается этого, что такая большая птица прямо сейчас перед ним, еще и кричит, еще и крыльями машет и перьями по носу щелкает. У него конечно же была прекрасная возможность уже пять раз словить его, но Горелый упускает все, взъерошенный и напуганный, пятящийся назад.

Какой позор. На всю жизнь.
Горелый ждет, пока дрозд окончательно скроется из виду, сам на месте остается, в той же позе, совершенно растерянный. Что он теперь скажет Опалённой? Это их первый день тренировки, может еще не поздно все изменить и сдать Горелого на растерзание Малине? Насколько нормально среди учеников совершать вот такие вещи? Наверное он первый такой трусливый и глупый попался. Как же Горелому сейчас хочется просто необратимо и навсегда исчезнуть в один миг.

- Прости. У меня никогда не получится, в этом нет смысла, - шепчет Горелый, упираясь взглядом в оброненное дроздом перышко, - я не смогу быть хорошим оруженосцем. Мы можем пойти к Солнцезвёзду, может он передумает и даст тебе другого ученика, а я... я займусь подстилками, - сломленный ситуацией, Горелый выдает все подчистую. Возможно просто обороняясь, пытаясь сказать что-то первым, прежде чем услышать от Опалённой самые ужасные и уничижительные слова в его сторону, которых он точно не сможет вынести.

Отредактировано Горелый (13-10-2018 18:59:04)

+4

9

[indent] Неуверенность.
[indent] Она читалась во всём: в его движениях, взгляде, вдохах. Казалось просто летала вокруг, создавая собой прочную броню, пробить которую изнутри Горелый не мог [проще - не хотел]. Он выполняет всё послушно, даже правильно, но Опалённая видит в его теле плохо скрываемое напряжение. Что с тобой, милый? Неужто родился не тем зверем? Она щурится и почти хмурится, но решительно отгоняет прочь навязчивые мысли; только первый день. Рано делать выводы, рано огорчаться, рано радоваться. Ещё слишком рано для всего, что связанно с угольным учеником.
[indent] Опалённая обходит кошачью фигуру кругом и молча кивает, не говоря ни слова. Он, между прочим, всё сделал практически ювелирно, с первого раза, но стоило двинуться с места - движения оказались излишне ломанными. Может дело в комплекции тела, а может в том, что творилось у него в голове, и если в первом случае сию данность можно отнести к особенности, то во втором это было явно проблемой.
[indent] Она говорит ему попытаться поймать птицу: не схватить, но лишь попробовать, и Горелый делает это слишком уж нехотя [будто даже не пытается скрыть своё нежелание]. Ступает на опалую листву громче нужного, и та шуршит под подушечками лап; дышит слишком громко и думает наперёд, когда как просто должен действовать потакая инстинктам и не представлять, как вонзит в тельце зверя когти раньше времени.
[indent] Прыжок // осечка.
[indent] Дрозд взмывает в воздух, хлопает крыльями, но у Горелого всё ещё остаётся возможность поймать его; он ею не пользуется. Остаётся на месте, виновато глядит в землю и Опалённая подходит чуть ближе. Вовсе не разочарована, но явно не понимает.
[indent] Горелый говорит очень тихо, осторожно - так говорят, когда хотят быть услышанными, и Опалённая, в первые несколько секунд сохраняющая спокойствие, вдруг начинается сдержанно смеяться. Теперь она понимает, что он напоминает ей маленького мышонка: испуганного, ничего не понимающего, и желающего как можно скорее забиться к себе в норку; там и пролежать до конца жизни. Но у Горелого она долгая, намного дольше, чем может подуматься, и Опалённая не позволит ему скрываться от мира и, в конце-концов, самого себя.
[indent] - Это всего лишь первая попытка, у тебя их будет ещё много, и не все - удачные. В этом нет ничего страшного, - мягкий до этого взгляд вдруг твердеет, и она поднимает склонённую раннее к оруженосцу голову. - но ты никогда не должен опускать лапы после первого проигрыша. Всегда пробуй снова, до тех пор, пока не получится, ясно? - голос звучит твёрдо, но беззлобно, и пятнистая вздыхает, расслабляя плечи. - если бы я сдалась так же легко, как ты - давно была бы в палатке старейшин.
[indent] Опалённая опускает голову и на мгновение прикрывает веки. Обрывки прошлого - что сейчас кажется столь далёким, но не забытым - дают о себе знать, врываясь в сознание, но не приносят с собой никаких эмоций, никаких чувство. Одно только холодное понимание и принятие: то, через что ей пришлось пройти в своё время, сделало её сильнее. Сделало её той, кем Опалённая теперь является, закалило и возвело внутри металлический стержень: прочный настолько, чтобы никогда более не прогибаться.
[indent] - Зачем мне другой ученик? - протягивает задумчиво, всматриваясь бледно-зелёными глазами куда-то в сторону. - ты ни чуть не хуже других, - и уверенность, звучащая в спокойном голосе, была далеко не поддельной: Опалённая в самом деле верила собственным словам, и знала, что Горелый в чём-то мог стать даже лучше - он просто сам пока этого не понял. - попробуй ещё раз, но на этот раз не бойся.

Отредактировано Опалённая (13-10-2018 21:39:55)

+4

10

Смех, да, именно это он заслужил.

Пробовать, пока не получится, не сдаваться (Горелый напоминает себе узнать про историю Опалённой), попробовать еще раз. Ты ничем не хуже других. Горелый молча кивает, смотрит на Опалённую с благодарностью за такую поддержку (сильную, между прочим), но внутри куча противоречий. Тем не менее слова Опалённой подбадривают ровно на столько, на сколько Горелому хватает силы воли не возражать и действительно попробовать еще раз.

Он слышит и видит мышь сквозь заросли в корнях дуба. Повторяет стойку - припасть, перенести, двигаться, не поднимать, следить. Вроде все. Так, Опалённая? - взгляд в сторону, ожидающий одобрения. На второй раз выходит почти интуитивно. Он все еще старается быть тихим настолько, насколько это вообще возможно для него. Теперь его внимание обращено не на стойку, а на цель - надо просто сделать это очень быстро.

Горелый пугает первую, смотрит на Опалённую, пробует поймать вторую, третью. Совершенно автоматически, ему самому уже надоедает играть в эту игру.

Третий прыжок внезапно удачный, вот оно - маленькое серое существо в его лапах, еще двигается, еще дышит, несмотря на когти в своем брюхе.

                что
                           я
наделал

Неужели действительно я?

Он замирает, выпустив когти из мыши и отупленно смотрит на страдающее животное, не зная, чем помочь и что сделать. Жалобный писк, моргающие глаза - все это просит о помощи хоть кого-нибудь, кого здесь явно нет. Горелый сам себе оправдывается - он не хотел вонзать когти, оно само, инстинктивно, но сам себе этого не прощает, никогда не простит. Великие предки... Он определенно бы заплакал в этот момент, если бы мог, сказал бы, что не хотел, но Горелый сам понимает, что это был не последний раз, что с этого момента ему придется быть кем-то другим, и что никто его за красивые глазки и жалобный голос не освободит от своих обязанностей, ведь он ничем не хуже других.

Звучит как приговор.

А мышь живучая. Горелый все еще всматривается в ее прерывистые движения, познает новую грань себя. Не будь здесь Опалённой он бы наверное сконструировал ей могилку из дубовых листьев у самых корней великого дерева, приходил бы раз в луну и что-то монотонное проговаривал. Но этот мир был устроен по-другому и Горелому ничего не оставалось, кроме как отдать ее в дар племени, чтобы кто-нибудь наполнил этим существом свой желудок. И все, же, пока Опалённая не подошла:

Простите предки небесные, лунные короли и солнечные королевы, за это невинное животное, за то что отнял у нее самое ценное и дорогое, за то, что не совладал с собой. Прошу, отдайте этой мышке особый почет на ее небесах. И пусть дорога ее будет легкая, а звездные подстилки - мягкими. Да будет так.

Отредактировано Горелый (14-10-2018 12:02:01)

+4

11

[indent] Лёгкая усмешка пропадает с губ, сменяясь привычной серьёзностью. Неотрывный изучающий взгляд, скользящий по чёрной фигуре, одобрительный кивок, что утверждал правильность действий, и ожидание. Оно разливалось под кожей ручьями, расходилось в разные стороны, проникая в самые недры своими устьями-ветвями, и отзывалось окутывающим теплом. Опалённая приподнимает подбородок, щурится, смотрит сверху вниз и прочерчивает траекторию Горелого; он её услышал. Пробует снова, ещё раз, ещё, но пока по-прежнему не выходит, однако он не сдаётся. Облегчение, смешанное с гордостью, порхает где-то возле уха невесомой бабочкой, и садится на плечо: всё-таки он молодец. Пусть даже ничего не поймает, пусть вернётся в лагерь ни с чем - то было не важно, не критично. Куда важнее Опалённой казалось то, что он, кажется, по чуть-чуть начинает осознавать.
[indent] Новый прыжок в этот раз увенчается успехом, и в чужих когтях виднеется движение. Справился. Но, постойте-ка, что-то здесь не так. Горелый медлит, Горелый глядит распахнутыми глазами зелёного цвета на крохотное тельце в лапах и ждёт. Что же ты делаешь, мышонок? Выражение мордочки меняется на заинтересованность, и пёстрая воительница выжидающе сверлит тёмную спину оруженосца.
[indent] Жестокость? Огнезвёзд упаси - только не в нём. Тогда что это? Нечто, что может разрастись в душе угольного котика сорняком, прорости меж рёбер и укорениться прочнее всякого плюща; нечто, что может доставить не мало хлопот.
[indent] [ только не это. ]
[indent] Она подходит к нему и заглядывает за плечо: полёвка, пока ещё живая, начинает дышать реже, пока не испускает дух. Перестаёт шевелиться и мякнет в лапах охотника, принимая свою смерть. Опалённая перемещает глаза на затылок Горелого, будто пытаясь прочитать мысли [что же творится в этой тёмной черепушке?].
[indent] - Каждое животное, пойманное тобой на охоте, может спасти чью-то жизнь, - твёрдо и негромко, под стать шелесту опавших листьев. - они кормят нас, и за это принято благодарить Звёздных предков, - словно уловив то, о чём он думал, продолжает грозовая. - но такова жизнь, и с этим ничего не поделаешь, - очередной порыв ветра ударяет в бок - Опалённая подставляет ему мордочку, прикрыв глаза и втягивая воздух носом. Скоро патруль вернётся в лагерь. - ты молодец, - переключает внимание на ученика и вновь небольшой кивок.
[indent] Он ещё мягкий и податливый, словно глина: из него что угодно лепить можно. Горелый пока с жестокостью настоящей не сталкивался - она всё ещё прячется от его глаз, но в то же время назойливо маячит на горизонте. От неё никуда не деться, мышонок. К ней можно только подготовиться, и лишь собственные силы [больше моральные] помогут встретить тяжёлые удары жизненности стойко, не пошатываясь.
[indent] - Я кое-что скажу тебе, Горелый, - выдерживает небольшую паузу, в голове выстраивая слова в правильный порядок, и смотрит на платан. - самый большой враг любого воителя - страх. Он порождает сомнения и тянет назад даже в самых незначительных моментах, - как этот, например. - и с ним нужно бороться. Найди нечто, ради чего тебе захочется идти вперёд. У тебя будут неудачи, будут травмы, ты будешь ошибаться и порой даже испытывать отчаяние. И в такие моменты не забывай о том, для чего ты всё это делаешь, - и их глаза, кажется, встречаются впервые за этот день.

+4

12

- А для чего ты все это делаешь? - вырывается у оруженосца после встречи со взглядом Опалённой. Слова, перед которыми нет мыслей, - самые легкие, но не легче маковых семян, которые так тяжело пережевываются первые разы. Только потом Горелому станет стыдно за такую "дерзость", но разве теперь может быть что-то стыднее крови на собственных когтях?

Вместе с дыханием серой тушки Горелый на пару мгновений теряет собственное дыхание, словно пытается понять, какого ей там, отплатить себе той же ценой. Горелый теряет верность себе, теряет свои идеалы, внутреннюю гармонию. В этом испустившемся мышином духе все его представления о правильной жизни и добрых целях. Тот, наивный, думал, что все это он потерял еще при посвящении, но нет, только сейчас все его котячьи принципы о сохранении всего прекрасного и живого были срезаны словами Опалённой. И чем больше времени проходило с момента убийства, тем больше все вокруг казалось темным и гадким. Теперь это - твой мир, Горелый, познакомься с ним.

Было обидно, за себя, за это. Стыдно. Еще много чего другого. Как только он сумел позволить этому случиться? Горелый правда пытался пояснить это для себя, но ничего разумнее захвата его души злодеем из Сумрачного Леса он придумать не мог.

Для чего ты все это делаешь.
Для племени? Охотников в племени было достаточно, на его памяти куча всегда была полной и колоритной.
Для чего-то святого? Лишение жизни не выглядит как причастность к чему-то святому.
Для мамы? Будет ли мама гордиться этим существом?

Горелый поднимает свой взгляд к солнцу и представляет за пеленой облаков и этой легкой белоснежной дымкой скрытое лучами звездное небо. Ищет ответа, просит его. Издавна коты живут именно так и Звездные Предки ни разу не посмели их в этом упрекнуть. Может, просто не могут? Или смирились? Горелому срочно нужен был грозовой целитель  для решения этого вопроса, и он обязательно его найдет по приходу в лагерь, но пока ему остается всматриваться в зеленые глаза наставницы и искать ответ где-то там.

Отредактировано Горелый (16-10-2018 02:19:55)

+3

13

[indent] Вопрос заставляет задуматься. Поднять голову к небу, будто высматривая среди облаков ответ, набрать воздуха в лёгкие и чуть вскинуть брови: а ведь действительно, для чего? Причин, казалось, было слишком много, чтобы озвучить их все, но в то же время ничтожно мало - выделить какую-то одну оказалось практически непосильным заданием. Опалённая всего на несколько секунд уходит в себя // ей кажется, что проходит вечность.
[indent] Мысли в голове роятся пчёлами, жужжат, больно жалят и так и норовят вырваться из сознания, в котором им становится тесно. У неё, пожалуй, уже был ответ [так она думала], но озвучивать его едва ли хотелось: будет лучше, если Горелый сам узнает его спустя время, но с другой стороны это могло помочь ему.
[indent] - Для тех, кто мне дорог? - с несколько вопросительной интонацией выдаёт Опалённая, посмотрев на чёрного котика. - хотя скорее - для себя, - вдруг уточняет уже более твёрдо, заглядывая в светлые глаза ученика. - чтобы не быть для остальных обузой, но помогать им. И чтобы в решающий момент быть достаточно сильной для этого, - на секунду замолкает и опускает взгляд в пол, дёрнув ухом, будто отгоняя проникающие в разум образы из прошлого. - я не могу допустить, чтобы по моей вине кто-то погиб. Особенно те, кто заботятся обо мне, - хватит с меня потерь.
[indent] У каждого была своя причина двигаться вперёд, каждый находил собственную цель и стремился достичь её любой ценой. Опалённая, потеряв в своё время самых близких сердцу, так и не смогла с этим смириться. Корила себя, ненавидела, и боялась лишь одного: повторения. А потому однажды стиснула зубы и, вопреки чужим голосам, вопреки смешанным чувствам внутри самой себя и опасениям, тянущим ко дну грузом, смогла выбраться на поверхность. Тонущая из-за чувства вины в одно время, нынешняя была готова не просто костями лечь ради кого-то, но и продолжать бороться.
[indent] Всякие воспоминания о том дне возвращали её в прошлое, и Опалённой это не нравилось. Она упорно игнорировала их, стараясь закопать как можно глубже, отодвинуть назад, в темноту, и никогда к ним не возвращаться, но выходило не всегда. Казалось бы, столько лун прошло, столько пережитого за плечами, но только одно это отравляло похуже смерть-ягод.
[indent] - Думаю, на сегодня хватит, - после молчания произносит воительница, поднимаясь с земли. - ты хорошо потрудился, отдохни немного, а вечером попрошу Солнцезвёзда, чтобы он позволил нам отправиться в пограничный патруль. Рассказу немного о соседях, - лёгкая улыбка сопровождается мягким взглядом на ученика, и пёстрая кивает в сторону добычи. - не забудь свой трофей, мышонок, - тянется, разминая лапы, и кивает Горелому в сторону лагеря: патруль, должно быть, уже вернулся. Ученик по-прежнему не выглядел воодушевлённым, да и охота, видимо, его не прельщала - со временем, Опалённая надеялась, он привыкнет, и начнёт к подобным обязанностям относиться проще. В конце-концов, было в этом и нечто полезное: мыши плодились слишком быстро и отчасти являлись вредителями, а потому охота на них была даже благородным делом. Оставалось лишь ждать, пока Горелый осознает это и перестанет видеть в собственных поступках нечто неправильное. Или, хотя бы, научится принимать это.
[indent] Немного подождав ученика, Опалённая ещё раз кидает прощальный взгляд на платан: а ведь где-то там, на его коре, остались отметины её когтей. Возможно, и Горелый когда-нибудь сможет совладать с этим великаном, проявив себя как древолаз, но пока они возвращались в лагерь; всему своё время.

+2

14

Малыш долго всматривается в фигуру напротив, изучает по-новой. Теперь пятна на её шкуре играют новыми красками, а взгляд открывает дорогу к неизведанному маршруту по её истории. Завлекает. Горелый видит её другой в этот момент, момент едва заметных, коротких и чистых эмоций - в них личная жизнь, поступки, личная трагедия. Трогает. Удивительным образом это было шагом к большей откровенности и доверию, и Горелого это впечатляло. По крайней мере он перестал её бояться и видеть просто фигуру с причудливым окрасом и холодным взглядом, которой предводитель наказал учить убивать. Ученик ловит себя на удовольствии фантазировать о её прошлом. Ему нравится представлять наставницу своей сверстницей, одного с ним роста или даже ниже, такой же неопытной, со своими страхами и ошибками. Ему хотелось бы увидеть её такой, поверить, что это можно преодолеть.

В Горелом просыпается эта его эмпатия, он хочет как-то поддержать этот разговор, поддержать Опалённую, но все слова лишние и ему ничего не остаётся, кроме как надеяться, что кошка хоть что-то прочтёт по его взгляду - внимательному и печальному.

Опалённая вовремя решает закончить занятие, напоминает о мышонке - Горелый возвращается к нему взглядом неохотно - как бы он хотел закопать его и забыть о своём позоре. Привыкай. Ученик бережно берёт его за хвостик, направляется за наставницей, всматриваясь в листья под лапами, вспоминая весь этот урок, думая о своей большой проблеме, о звёздах. Ведь если предки всё ещё говорят с целителями, если они помогают котам в тяжёлые минуты - значит, прощают. Ведь не было бы дичи - не было бы жизни. Горелому плохо от такого круговорота природы, да и сам он, наверное, ещё не скоро притронется к добыче, но других путей в этой истории у него нет.

Только после прихода в лагерь он вспомнит ещё об одной вещи и обязательно сюда вернётся. Найдёт средь нового пласта упавшей листвы пёрышко дрозда и вплетёт его в подстилку как вечное напоминание о своём страхе, своём позоре. Наверное. чтобы преодолевать его, просыпаться с мыслью о том, что он должен стать сильнее этого, должен обязательно найти своё "что-то" и ради этого идти вперёд. Пока - ради Опалённой, хотя бы потому, что она в него, такого неказистого, действительно верит.

- конец эпизода -

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » игровой архив » journey to the unknown