У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » ферма двуногих


ферма двуногих

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sh.uploads.ru/7JUty.png

ферма двуногих
——————————————————————
На окраине пустоши в окружении ветхого старого забора стоит огромный амбар, который хоть и выглядит ровесником Звёздному племени, до сих пор представляет собой крепкое сооружение, где в тепле и безопасности может отдохнуть путник. В изобилии в амбаре водятся мыши, а также иногда сюда заходят Двуногие, живущие в гнезде неподалёку и держащие несколько лошадей. Но пожилая пара Прямоходов совсем не обращает внимание на ночующих внутри котов, прекрасно понимая, что те, охотясь на местных грызунов, приносят лишь пользу.

0

2

-------------> Главная поляна
Звездопад двигался медленно, грузно переставляя каждую лапу по холодной земле. Он ни разу не обернулся назад, погружаясь все глубже и глубже в собственные мысли. Он был уверен, она идет позади. И пусть долгие тренировки дали Воробушке необходимую сноровку для бесшумной ходьбы, Звездопад по-прежнему слышал ее сопение где-то позади.
- Семь лун, - наконец-то хрипло пробасил голубоглазый и тут же остановился. Не оборачиваясь назад, он пялился на появившуюся из-за горизонта ферму Двуногих. Его выражение морды не показывало ничего, кроме мнимого равнодушия. Лишь нахмуренный брови говорили об истинной бури внутри, - Семь лун тебе бы на Совете дали, - Звездопад перевел взгляд в сторону, но так же остался неподвижен, - Моя ученица должна вести себя подобающе ее статусу, - предводитель не стал дожидаться ответа рыжей Воробушки и, ссутулившись продолжил движение.
Ферма Двуногих притягивала каждого любопытного воина, но кремово-полосатый знал наверняка - помимо халявной дичи в виде мышей, тут водятся не менее опасные существа - лошади. Они настолько высоки, а вес настолько велик, что эти копытные запросто задавят и козявку-Воробушку и козявку-побольше-Звездопада. Правда сейчас топот лошадей был неслышен, а навязчивый утренний туман, наверняка, окончательно отбил желание Двуногих выпускать этих зверей на пастбище. Кремово-полосатый наставник продолжал игнорировать свою ученицу и молча проскользнул под изгородью. Очутившись на пастбище, в нос ударил резкий запах навоза. Дернув усами и едва сморщив нос, он стряхнул с себя неприятное чувство и целенаправленно потрусил к амбару.
Как только перед ним исполином встали ярко-красные двери амбара, он нырнул внутрь. Пахло свежим сеном, опилками и все тем же навозом. С разочарованием, предводитель заприметил в своих маленьких деревянных палатках лошадей. Тяжело фырча, топчась по своим клеткам, они не выражали никакого интереса к новоприбывшим. Звездопад-таки развернулся и посмотрел прямо в глаза Воробушки.
- Не проголодалась? - совершенно внезапно выдал наставник и тут же нахмурился. Заприметив на ярко-рыжей шубке ссохшийся колосок, он одним движением лапы смахнул его.
И даже несмотря на общее недовольство и вспыхнувшую искру злости, Звездопад четко осознавал - Воробушка - его ученица. И ничья больше. И он заботился о ней так, словно та была его родной кровью, в кого Звездопад так старательно вкладывал необходимые знания и опыт. Воробушка выросла в замечательную будущую воительницу и... привлекательную кошку.

Отредактировано Звездопад (26-09-2018 20:45:12)

+7

3

лагерь --->

Грузный шаг предводителя выдавал его дурной настрой, и шедшая за ним Воробушка, как всегда чуткая к изменениям в наставнике, переняла эти сигналы, недовольно поджимая уши. Она шагала, невольно копируя походку кумира, и мысленно ворчала: на Жаровницу, на свою глупость, на требовательность Звездопада.
Даже на Медолапа, который так раззадорил ее на охоте. И этого гребаного кролика.
— Семь лун, — хриплый голос наставника послужил ударом хлыста, и Воробушка, словно тренированная в цирке двуногих тигрица, остановилась, послушно заглядываясь на дрессировщика. Затылок Звездопада, впрочем, оставался нем.
"Семь?" - протестующе раздалось в голове, и она нахмурилась, недовольно переступая передними лапами. - "Как всегда преувеличиваешь. Обучаешь меня всего шесть!"
— Семь лун тебе бы на Совете дали, — добавил лидер племени Ветра, и ответом ему был тихий, возмущенный вздох. Даже не оборачиваясь, светлошерстный кот мог бы догадаться, что его воспитанница протестовала таким глупостям.
— Моя ученица должна вести себя подобающе ее статусу.
Сказал, как отрезал. На рыжих щеках заиграли желваки, и кошечка почти остервенело прижала под лапой пучок усыхающей травы.
- Я соответствую. Но я тебе не игрушечный клубок двуногих, и не могу быть послушной и бесчувственной, - негромко, без лишних интонаций, с долей здорового эгоизма и рационализма мяукнулось позади Звездопада, и спустя несколько шагов кошечка нагнала самца, равняясь с ним в поступи.
- Я исправно охочусь. Я стараюсь на тренировках, и мне даже удается одолевать соперников. Я не шугаюсь от каждой резко вспорхнувшей птицы в зарослях, - констатировала факты Воробушка с акцентом на серьезность. Она даже умудрилась обогнать Звездопада, чтобы заглянуть ему в глаза: эта странная помесь безрассудства, упрямства и преданности удивляла даже рыжебокую.
- Так что еще от меня нужно, кроме показушного достоинства? - не удержалась ученица, которой впору бы уже стать воительницей. Этот вопрос порой мешал ей уснуть: что еще ей нужно сделать, чтобы получить заслуженное воинское имя и оказаться достойной в глазах Звездопада? Ведь она старалась. Всю жизнь, даже казалось, что с самого первого пойманного перышка в игре с котятами, Воробушка старалась быть лучшей.
— Не проголодалась?
Короткое касание, и кошечка передернула плечами, рассеянно глядя на опадающий колосок.
- Да, - короткое, быстрое. Резковато обернувшись, она нырнула на запах в густые заросли, но кролик, которого охотница даже не заметила, почуял ее прежде, чем ученица успела хотя бы задуматься о его выслеживании. Почти шуганувшись от выскочившей дичи, Воробушка рассеянно прислушивалась к барабанящему сердцу, но ни убежавший кролик, ни почти пойманная пищуха не устаканивали рваный ритм.
Замерев, рыжая обернулась к коту с прищуренными, почти злыми глазами.
- Это потому, что ты смотришь!

+7

4

Звездопад до сих пор испытывал неудовлетворение и стыд. Ему действительно достался тот еще фрукт, в виде несносной рыжей ученицы. Воробушка была непременно одной из лучших среди своих сверстников, но ее яркий характер, ее бойкость, амбиции... Наставник боялся. Боялся, что и в ней может поселиться эта чернь, что когда-то выгрызала прежнего Соломника изнутри и заставила отвернуться от него половину соплеменников. Путь становления предводителем был тяжел и тернист и лишь спустя десятки лун соплеменники смогли простить ему ту ошибку. Можно ли допустить, что Воробушка могла также зазвездиться? Конечно, можно.
Звездопад с тревогой взглянул на Воробушку.
"Попробуй мне только, " - мысленно проворчал предводитель.
— Я соответствую. Но я тебе не игрушечный клубок двуногих, и не могу быть послушной и бесчувственной, - кремово-палевый закатил глаза и тут же отвел взгляд в сторону, ничего не отвечая, — Я исправно охочусь. Я стараюсь на тренировках, и мне даже удается одолевать соперников. Я не шугаюсь от каждой резко вспорхнувшей птицы в зарослях. Так что еще от меня нужно, кроме показушного достоинства? - увесистая лапа приземлилась прямо возле лапы рыжей ученицы и Звездопад практически коснулся носом носа Воробушки.
"Что еще от тебя нужно?" - повторил вопрос голубоглазый и приподнял подбородок, косясь на кошечку сверху-вниз.
- Твоя сила - не в идеально отточенных приемах, Воробушка, - басовито, но негромко заключил Звездопад. Он видел ее гибкий ум, ее непревзойденный интеллект, ее желание жить и бороться за эту жизнь. А сейчас она была самой настоящей оторвой. А с ее львиной долей инициативы и распущенности языка... да все что угодно может случиться. И кремово-полосатый кот тщательно оберегал Воробушку все эти луны. В голову начали закрадываться мысли.
"Я бы вообще не хотел бы тебя потерять, дура."
Чем старше становилась Воробушка, тем сильнее она напоминала ему Степь, так плотно засевшую в голове. И с каждым новым днем Звездопад все чаще пресекал в себе эти мысли, выстраивая толстую стену, ища в ученице лишь недостатки. Но от этого клокотания в груди не уйти и не скрыться. Предводитель сел и ссутулился.
Воробушка высказала свое желание перекусить и, наставник хотел было проявить инициативу и добрый жест. Но не успел. Рыжая бестия тут же скрылась из виду. Льдистые глаза внимательно наблюдали, как туда-сюда мелькало рыжее пятно, а потом...
— Это потому, что ты смотришь! - ... вернулась с пустыми лапами.  Звездопад взглянул на Воробушку так, словно готов был на месте же прихлопнуть. Сердце пропустило удар, а к затылку прилила кровь, агрессивно пульсируя в висках. Наставник резко оттолкнулся задними лапами от земли и настиг Воробушку. Переворачивая ее на лопатки, он широко расставил лапы, заставив ученицу оказаться ровно под ним. Медленно приблизившись мордой к мордашке Воробушки, Звездопад вцепился взглядом в ее узкие зрачки:
- Так? - выдохнул предводитель и замер. Голубой взгляд сверлил Воробушку, не выражая ни агрессии, ни радости. Он был полон надежды. На что? Пока и сам Звездопад не хотел признаваться в этом, - Так смотрю? - хрипло прошептал Звездопад и на мгновение задержал дыхание, находясь максимально близко к кошке.
"Что ты делаешь?" Внутри все бушевало и предводитель находился в неком смятении, не ожидая даже от самого себя подобных действий. В любой другой раз он бы залепил смачную оплеуху или звонко цокнул бы. Но... Почему сейчас-то не сделал так?

+7

5

Сердце клокотало внутри трепыхающейся птичкой, бьющейся о ребра изнутри. Злая, смущенно поджавшая уши Воробушка лихорадочным, настойчивым взглядом блуждала по окружающей ее местности, словно искала виноватого в ее провале. Серьезные, холодные глаза наставника стали ее постоянными спутниками на эти долгие шесть лун, и рыженькая уже устала искать в них, как награду, искорки тепла и смеха: неужели можно порадовать такого, как Звездопад?
Можно. Иногда рыжебокая видела его неприкрытую гордость успехами ученицы, и эти редкие моменты складывали про крупицам ее возрастающее эго. Изредка Воробушка видела заинтересованный, непростой взгляд наставника - и, похоже, именно с этим взглядом она, словно птичка, увивала гнездо своей. первой. влюбленности.
Потому что это был он. Его стать и сила удивляли, злили и восхищали, вступая в странный и бушующий диссонанс с характером строптивой ученицы. Она была умелой и знала об этом, но вот чего ей совершенно не хватало в обучении - воспитания отношений. У Воробушки не было примера счастливой семьи: мать-кукушка, которая даже не удосужилась рассказать им об отце, отчего троица котят негласно выбрала на его должность Шипа. Конечно, отношения этих двоих вроде как складывались, но Воробушка ничегошеньки не знала ни о чувствах, ни о том, простигосподи, откуда котята берутся.
Рыженькая просто знала, что её радует гордость во взгляде Звездопада. А еще, что ей до безумия, до трясучки в поджилках хотелось узнать, какой на ощупь его мех, и как Звездопад обрадуется, когда все племя негласно признает ее лучшей воительницей кровей Ветра.
Потому что он ее воспитал. Он взрастил Воробушку, не осознавая, что поощряет её и направляет так, чтобы рыженькая, словно жгучая, яркая лоза, вилась вокруг него, становилась его опорой и украшением. Воробушка не страдала от низкой самооценки: она знала, чего стоит, и подозревала, что впереди её успехи будут только расти, а потому была уверена, что имеет право быть влюбленной в Звездопада.
Особенно, когда он смотрит на нее...
- Так.
Тихо, сорвав настойчивый грудной голос в попытке быть уверенной, ученица ощутила, как внутри съеживается тугой, горячий узел. Она лихорадочно вспоминала, каким образом лопатки оказались на земле, но видела сейчас то, что хотела видеть.
А что, если это неправильно?
А смогу ли я взять и потянуться к нему?
А хватит ли мне храбрости?

.
Всегда хватало. Рыжая Воробушка - один большой вызов окружающим, и невероятный, фундаментальный вызов себе. Зеленовато-желтые глаза блеснули, и она никогда не признается, что ей было по-заячьи страшно взять и сделать что-то такое неправильное. Такое, что любят делать все непослушные девочки - переступать рамки, которые нельзя.
Она подалась вперед и потерлась скуластой щекой о морду предводителя, отстраняясь и глядя на лидера, словно львица. Откуда в ней проснулся этот флирт? Каким образом ее природная игривость, смелость и глупая безрассудность привели их обоих к этому запретному моменту.
Ведь это было однозначно неправильно?
Но, предки, как же сладко переступать рамки и доказывать себе, что ты способна даже на такое.
Даже если лапы трясутся в мелкой дрожи, являясь ложкой дегтя в бочке меда вида почти уверенной в себе рыжей.

+8

6

Что он в ней видел? Почему выбрал именно ее ученицей? В Воробушке было слишком много Степи. Слишком много воспоминаний несла эта рыжая бестия и мастерски дополняла прошлое и заполняла эту удушающую пустоту в груди. Звездопад никогда не был падок на любовные отношения, да и в принципе к кошкам относился отстраненно, почти так же как к воинам-котам, разве что немножко помягче.
Секунды казались вечностью. Кремово-полосатый внимательно разглядывал каждое пятнышко, каждый узорчатый изгиб на радужке Воробушки. Сердце сбивчиво настукивало какой-то бешеный ритм, отзываясь глухим биением в ребрах. Внутри все будто перевернулось, к макушке подступила кровь и Звездопад почувствовал жар. Или это жаркое дыхание его ученицы?
"Ученицы. Она еще ученица," - пытался угомонить свой пыл предводитель. Он давно присматривался к Воробушке, давно искал тот самый момент, когда сможет проверить ее на прочность. И речь сейчас шла совсем не о тренировках. Речь о ее чувствах. Он никогда доподлинно не понимал, кем его считает рыжая кошка. А все симпатичные взгляды и флирты списывал на бойкий и яркий характер. В конце концов, она при всех такая открытая.
Это была его первая попытка после смерти Степи. Он впервые чувствовал все тоже, что и будучи четырнадцатилунным юнцом, приметив Степь. Где-то в глубине души коренастый предводитель побоялся быть отвергнутым и непонятым. Но сбивчивое дыхание Воробушки говорило об обратном.
— Так.
Зрачки резко расширились, так, словно Звездопад увидел прямо перед своим носом добычу. Тело, казалось, отделилось от разума. Наставник медленно приблизился к щеке Воробушки и тут же почувствовал ее горячую скулу. Кошка нежно потерлась о морду предводителя и Звездопад, если бы ему позволял характер и статус, вмиг бы отреагировал - живо, эмоционально.
Она.
Его.
Выбрала.
Наставник обескураженно приоткрыл рот, чувствуя тепло ее тело максимально близко к своему. Он ощущал ее, слышал ее сердцебиение. Ему хотелось бы оттянуть это мгновение и вновь почувствовать ее прикосновение. Все тело вытянулось в струнку, а затем, Звездопад дотронулся языком до топорщащейся шерстки на щеке Воробушки и аккуратно лизнул ее, приближаясь к уху.
- Моя, - хрипло и горячо шепнул наставник и дотронулся влажным носом до кончика уха Воробушки. Она должна была понять о чем он. Звездопад не силился назвать это истинной влюбленностью, но кошка явно источала своей рыжиной нежность, женственность и силу. Все то, чего так не хватало предводителю. Его останавливало лишь одно - она ученица. И Звездопад никогда не позволил бы ни себе, ни ей запятнать их честь. Но он точно знал - начало положено. Он решился на этот шаг, он наконец-таки понял, чего ему так не хватало.
Переступив через Воробушку, Звездопад расцвел. Напыжился, словно важная птица, расправил плечи и вообще воодушевился.
- Идем? Совет скоро, - как бы невзначай пробасил предводитель и поманил лежащую на спине Воробушку к себе.
Всю оставшуюся дорогу они шли молча, то ли обмозговывая произошедшее, то ли наслаждаясь моментом.
Теперь все будет по-другому.
"Теперь все будет хорошо."
------------->Главная поляна

+8

7

Расширившиеся зрачки наставника можно было варьировать по разному: от прединфарктного ужаса от поведения ученицы, через злость и немой укор к тому, что так сильно отбивало маленькое пугливое сердечко ученицы. Она до крови зажимала губы, чтобы не давать им трястись, и желваки заиграли под рыжей шерсткой на щеках. Пушистый хвост кошечки подергивался, словно в конвульсиях, и она чувствовала, как каждая секунда ожидания отзывалась в ушах набатным стуком.
Наверное, подобное Воробушка испытывала, стоя у кромки воды и осознавая, что через пару мгновений холодные щупальца стихии поглотят тебя, и пути назад не будет. И можно даже не выжить.
И совершенно утонуть в то мгновение, когда Звездопад пригладил языком клочок шерсти. Воробушка дернулась, словно где-то на уровне инстинктов опасалась укуса, и совершенно опрометчиво подалась вперед. Ударилась скулой до глухой боли, потянулась к нему с унизительным, искренним мурлыканьем, и прижалась всей своей маленькой щекой, словно к последнему, единственному шансу выжить.
Тихий всхлип на слове "моя". Страшно как.
Что дальше?

Звездопад выглядел уверенным. Таким, какой рыжая мечтала однажды стать. Какой притворялась перед ровесниками, совершенно точно воплощая желаемый образ в жизнь. Она перенимала черты предводителя, но никогда не думала, что наступит вот такой, наверное, самый интимный момент в ее недолгой яркой жизни.
И главным героем в нем будет Звездопад. О нет, о таком Воробушка если и помышляла, то лишь на уровне фантазий и небылиц, ведь воображение у нее такое живое. Видеть, как предводитель целого племени с глазами, словно у влюбленного первогодки, вот так нависает над ней... предки, голову кружит. Эта неясность, близость и крупицы власти над котом, которые зарождались в еще совсем юном сознании кошки.
Напряженный воздух - хоть когтем режь! - их близость и недосказанность волновали больше всего. Потому что слишком юное, неопытное и несведущее сознание Воробушки никак не могло подсказать: а что же... теперь? Что дальше?
Звездопад улыбался.
- Кажется, - откуда в ее бойком, мальчишечьем голосе явились нотки томные и глубокие? - теперь ты мной гордишься, Звездопад.
Лидер расцвел. Рыженькая, гордая тем, что такие изменения в нем - ее заслуга, приподнялась следом.
- Совет так совет, - послушно, как истинная кошка, проворковала рыженькая. И было в ее голосе что-то такое по-женски многообещающее, что она даже сама не понимала.
Но, кажется, очень хотела.

----> главная поляна

+10

8

пасека →

Неуклюжее тельце переваливалось с одного бока на другой, сминая под собой всё живое. Летящая сзади орава пчел только подгоняла Грома перебирать лапами всё быстрее и быстрее, а жужжание с каждым разом становилось всё ближе и ближе. Сердце ускакало в пятки как бешеное вместе. Пробежав расстояние сродни сотни лисьих прыжков, на горизонте наконец показались очертания спасительного амбара двуногих. Не для таких пробежек Гром создан, совсем не для таких. Грудная клетка скоро разорвется на здоровенные куски от недостатка воздуха в легких, сам воин готов уже свалиться прямо посреди поля и пусть пчелы его сожрут.
Но мысль, что Соловушка может не успеть всё собрать до возвращения этих насекомых, не давала сделать это. Вот хоть убейте, но Гром таки добежит до этого амбара и тихонько умрет там, выиграв для ученицы некоторое время. Всё же, он за нее в ответе как никак. Звездопад не порадуется новости, что исполин поступил так безрассудно и подверг опасности свою подопечную. Хотя, вовсе даже и не безрассудно, ведь это он сейчас несется стремглав как конь от разъяренных пчел, а Соловушка вполне себе в безопасности.
Конечно, если кто-то их заметит, он так всё и расскажет: вскользь, мимолетом, пропуская все формальные подробности о болезненных укусах вплоть до смертельного исхода, который может возникнуть в худшем случае. Но до этого не должно дойти.
Со всего размаху острая игла впилась в мягкое место, заставляя серого сжать зубы покрепче, но не крикнуть на всю округу. "Всё таки цапнула, зараза такая". Лапы сами понеслись быстрее, ибо чувствовали - опасность близко, катастрофически близко, а обзавестись покусанным задом не хотелось. Топая как барсук, что вся дичь за версту знала - это Гром несется, он залетел в амбар и по уши нырнул в груду свежей соломы, бросив где-то снаружи цветки лаванды. Не шевелясь, не издавая ни звука, даже боясь выдохнуть, чтобы пчелы его не услышали, он просидел в соломе несколько минут, а может и больше. Сложно определить точное время, когда висишь от верной смерти чуть ли не на половине мышиного усика. Укус ужасно ныл, напоминая о себе и том, что не плохо бы было показаться Полуночнику. Сидеть на месте ровно приходилось сквозь большой желание почесаться об дощатый пол с зазубринами.
Ушастая голова медленно высунулась наружу, когда нутро подсказало, что всё чисто. Ни пчел, никого. "Улетели, слава пчелиным предкам".
С большей осторожностью он выполз из убежища, забирая с собой в шерстки кучу соломинок, которые даже и не подумает вычистить. Снаружи тоже было тихо. Потягивая носом воздух, кот уловил нотки яркие нотки аромата Звездопада и Воробушки - видимо, совсем недавно были тут. "Чем меньше любопытных глаз, тем лучше". Не придется лишний раз объясняться. Совсем скоро должна появиться Соловушка, целая, невредимая, и с кучей меда на перевес. Гром сел прямо перед входом в амбар, чтобы в глаза сразу бросилась серая копна меха, и замер в ожидании.

Отредактировано Гром (03-10-2018 19:11:08)

+3

9

►ГП Ветра

Аспид остановилась и вскинула мордашку. Небо было чистым, а солнце, пусть и холодное, все равно согревало хотя бы мысли. Желтый шар был далеко-далеко, совсем маленький, но такой яркий. Улыбнувшись, воительница подумала, что если все ветряки - дети неба, то, пожалуй, их солнце - Овсянка. Маленькая, далекая и теплая.
Улыбка быстро превратилась в затяжной зевок. Пожалуй, самый радостный и откровенный зевок за последние стуки, с тех пор, как они с Шипом снарядились вместе со всеми идти на Совет. Потянув заднюю лапу, кошка аж задрожала от удовольствия из-за хрустнувших суставчиков. Шерсть на спине поднялась и мягко опустилась, а короткие ушки прижались к голове. Второй день охотничьих патрулей, пожалуй, завтра Жаровница получит от наставницы славную взбучку на боевой тренировке. Аспид обернулась на котов, догоняющих ее. Два рыжих шара - как же они похожи - выглядели вместе очень мило. Вот Аконит - настоящий родитель, каждый его ребенок, даже Шип, облюблен просто с головы до пят. Пожалуй, даже дети Аспид получили долю ласки от своего.. названного деда? Та же рыженькая Воробушка наверняка вызывала у воина теплые чувства.
Не теряя даром времени на разговоры, Аспид обогнула забор покосившегося строения. Заслышав в траве шорохи, маленькая воительница остановилась и замерла. Среди желтенькой растительности, она быстро подметила темно-зеленый хвост. Странно, что ящерицы еще не исчезли с полей. Коты не знали о сезонных спячках рептилий, но были прекрасно осведомлены, что ближе к Голым Деревьям те внезапно уходят отовсюду. Замахнувшись, кошка прыгнула в сторону добычи, протягивая к ней лапу, но тушка оказалась проворнее и быстро исчезла в неизвестном направлении. Фыркнув, воительница подняла голову. Неудача не выбила ее из колеи, и кошка, проходя вдоль забора, принюхалась. Вскочив на забор, она увидела сороку.
Сороки - птицы умные и верткие. Да еще и с крыльями. Пригнувшись, балансируя на кромке забора, ветрячка медленно набрала полную грудь воздуха и сиганула на сороку. Заехав птице по голове, Аспид завалилась на бок и сильными, как у зайца, лапами, стала бить трепещущее тело. Черно-белая птица сражалась, но на долго ее не хватило. Воительница ощутила горячую кровь, стекающую в пасть и поднялась на лапы. Взлетев на забор, она бросила птицу на землю, обозначая для своих соплеменников место сбора дичи.

+3

10

Главная поляна племени Ветра ===>

Едва выйдя из лагеря, Аконит с неожиданной прытью рванул по пустоши вслед за Аспид.
- Догоняй! - крикнул он Жаровнице, уверенный, что активные движения помогут ей не уснуть на ходу. Ах, как же кот любил родную пустошь. Это же идеальное место - простор, свобода, ветер. Какой обзор и какой вид! Как остальные ходят под удушливой сенью деревьев, где можно задохнуться от недостатка свободы?
Несмотря на то, что лапы Аконита были длиннее лап Аспид, нагнали два рыжих комка ее уже во время охоты. На самом деле, охота на кроликов была самой любимой из всех охот, а вот мыши и птицы уже заставляли понервничать, заставляя охотника пересмотреть свои умения.
- Вы с Аспид уже охотились на мышей?
Сгруппировавшись, Аконит мощным прыжком взлетел на забор, который зашатался под его весом. Отъел таки он себе бока за сезон Зеленых Листьев. Вернувшись на землю, кот встал в охотничью стойку и замер. Рядом послышалось шевеление маленьких лапок, и в паре кошачьих хвостов от него пронеслась испуганная мышка. Прыгнув за ней вслед, Аконит едва не вписался лбом в какой-то непонятный предмет двуногих и моментально отскочил назад. Понаставят! И как тут после этого охотиться?
- Ненавижу это место, - фыркнул рыжий охотник, вновь припадая к земле и высматривая новую добычу. Слава Звездному племени, грызунов здесь было достаточно и такой неудачливый охотник за мышами, как Аконит, всегда мог попытать свое счастье еще несколько раз. Вновь прыгнув вслед за маленьким серым комком, в котором и мяса-то было совсем чуть-чуть, не то, что в их сочных кроликах, Аконит стукнул по несчастной добыче лапой, оглушая. Перекуси ей горло, чтоб она не вздумала очнуться и сбежать из их кучи (наученный горьком опытом юношества), Аконит бросил грызуна к сороке Аспид.
- Аспиид, а ты видела свою мокрую дочь? Мне кажется Звездопад совсем ее не жалеет, уже довольно прохладно, - воин задумчиво лег, возле их небольшой кучи, - Надеюсь, их не посвятят без нас. Жаровница, ты там когда уже в воители посвящаться будешь? Сколько тебя еще учить можно? Тетушка Аспид, ты плохо стараешься.
Рыжий прищурился от солнца, светящего в глаза, и сквозь лезущие в глаза шерстинки посмотрел на белоснежную воительницу.

+1

11

Из лагеря
Лениво плетясь вслед за отцом, Жаровница несколько раз довольно тоскливо взглянула на лагерь, в котором не при обязанностях остались многие её друзья. Воробушке оставалось до посвящения совсем немного, а, как назло, почти что всё оставшееся время, отведённое им в одной палатке, проводить вместе им не удавалось. Оживилась кошка после команды отца и резкого старта, за которым пришлось также зашевелиться. Бег изгонял из кошки почти что всю лень, а ветер, резко и не всегда нежно облетавший вокруг щёк, придавал даже какой-то бодрости.
Только в этот сезон их с отцом яркие шубы немного теряли свою броскость на фоне всех куч опавших листьев и пожелтевших и порыжевших кустов: тогда уж одним из лучшим ориентиром была белая Аспид, правда, ровно до первого снега, после которого функции маяка вновь возвращались к отцу нашей героини. Однако, сорвавшись вслед довольно оперативно, Жаровница практически не отставала от отца, теряя того только на редких ускорениях: лапки ещё не доросли до того, чтобы бегать вровень со взрослыми, но до этого момента и оставалось довольно-таки недолго. На гордость племени полосатая и сейчас-то могла смело хвастаться уверенным ровным бегом, какой переплюнуть будет не по зубам ни одному её сверстнику из других племён.
Устала кошка самая первая, хоть и сдвинулась с места последняя. Тяжело вздыхая, полосатая уже уставшим шагом подошла к ферме, где старшие уже начали охоту.
- Если я умру до посвящения, это будет на вашей совести, - заявила кошка, игнорируя отцовский вопрос и по-прежнему очень тяжело дыша.
Пока Жаровница пыталась вернуть размеренное дыхание и привыкнуть к запаху, который в этом месте всегда был какой-то диковатый, Аспид уже открыла счёт, скинув на землю первую пойманную добычу. «В принципе... Они и без меня неплохо справляются.» Отвлёкшись слишком сильно на запахи, Жаровница ещё и засмотрелась на все местные угодья, пытаясь дать определение каждому из непонятных ей предметов и углов, которых тут было немерено. Самих двуногих, была уверена Жаровница, она не боится, но их запахи и диковинная утварь, не похожая совершенно ни на что другое, что было возможно найти в лесу, наводили какое-то нервное волнение и заставляли неодобрительно морщится.
- А? - голос отца вернул её из далёких мыслей на землю, когда кучка с дичью уже довольно заметно прибавила в размерах, - Я - да хоть завтра, вместе с Воробушкой... Если вы, конечно, не надумали ещё побегать и вообще добить меня. Полосатая негромко хихикнула. Не пошевелив и лапой в сторону охоты, она была абсолютно удовлетворена своим бездействием: а что? Её ведь присоединиться и не просили! А тут столько всего интересно, кроме охоты...
- А туда внутрь можно? - перевела тему полосатая на то, что было ей действительно интересно, - Посмотреть на прямоходов? Быт этих безшёрстных чудовищ интересовал её больше мышей, да и чудовищами-то она звала их мысленно потому, что так вроде принято: никаких ужасов и тёмных сторон двуногих полосатая совершенно не знала и представить себе не могла, а ещё и, как назло, интересно.

0


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » ферма двуногих