У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
07.01 Отгремели последние салюты и через порог нашего форума переступил 2019 год, а вместе с ним глобальная перепись игроков. До 20 января включительно вы должны отписаться в данной теме. После переписи все аккаунты, не обозначившиеся в переписи, будут прокрестованы, а их внешности и цепи имен вынесены в базу свободных.
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » нагретые камни


нагретые камни

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://s3.uploads.ru/zvXBa.png

нагретые камни
——————————————————————
Крупные, теплые валуны, являются своеобразным символом вечных пререканий межу Речным и Грозовым племенами. Некогда они полностью принадлежали речным, облюбовавшим это место из-за его недоступности. Тогда Нагретые Камни еще были небольшим каменным островком над гладью реки. Но со временем поток воды отступил и у грозовых воинов появился легкий доступ. Десятки стычек и войн за это место произошли с тех пор.
Оно и правда поистине прекрасно. Камни, не затененные деревьями, нагреваются от солнечных лучей, чем привлекают не только котов, но и разнообразную теплолюбивую дичь. На каменистом мелководье водится крупная рыба, которой сложно улизнуть из-под кошачьих когтей.
Но стоит соблюдать осторожность - с гладких мокрых камней легко улететь в быстротечную реку.

0

2

разрыв в гнезде --->

Медленный, размеренный шаг кота, который знает, что нарушил границы. И крайне доволен этим.
Всем своим видом длинношерстный самец показывал, кто на самом деле хозяин этого леса: спокойная поступь, вытянутое натренированное тело, уверенный взгляд вперед и широкий шаг, выдающий абсолютную непоколебимость и уверенность в себе.
Еще бы, ведь Гор не сомневался в себе ни разу.
Воспитание Макоши взрастило самые первоклассные плоды этого леса: похоже, и партнеров кошка выбирала себе под стать. В воинской подготовке воспитание её сыновей в чем-то, похоже, пересекалось с племенными устоями, но абсолютным преимуществом стали взращенные в её потомстве беспринципность, хитрость и отрицание моральных устоев.
Единственным столпом поклонения и покорности для самцов стала Макошь, и вряд ли еще хоть какие-либо силы могли удерживать Гора от своего личного правосудия.
"Если я захочу", - спокойно, абсолютно рассудительно думал самец, останавливаясь и потягивая носом холодный речной воздух, - "эта река будет моей. Вот так вот запросто раз - и моей. Проще простого", - пожимал плечами дымчатый кот, продолжая свой шаг. Пересекая земли племен, о которых Макошь рассказала детям даже больше, чем ожидалось, Гор осознавал, что тем самым показывает полное отрицание этих глупых пограничных меток и хоть какого бы то ни было права толпы котов на земли, которые получает попросту сильнейший.
А разве был кто-то сильнее, чем Гор?
Вспорошив снег сильными задними лапами, кот грузно вскочил на поверхность нагретого камня. С удовольствием вытягивая лапы и соприкасая живот с теплым валуном, Гор растянулся и с нахальной усмешкой подумал, что будь он предводителем, то уж точно выбрал бы своей скалой именно эти камни.

+2

3

Верба едва переставляла лапы, но на малейший посторонний шорох вытягивалась в струнку, активно стряхивая приставшие снежинки с короткой промокшей шерсти. Светлая, она позволяла оставаться незамеченной на свежевыпавшем снегу, лишь тёмные уши да кончик хвоста напряжённо подёргивались, выдавая внутренние тревоги, когда кошка миновала очередной участок рощи, оставив за собой, казалось бы, небывалое количество лисьих хвостов уже пройденного пути. Весь день патрули исправно штудировали территории в поисках пропавших котят, но едва ли ситуация к этому времени изменилась.

От голода в голове все помутилось. Верба уже даже не брала в расчёт осторожность, следуя на автомате, уверенная, что на законных землях ей не может угрожать никакая смертельная опасность, однако инстинкты твердили об обратном. Если кто-то умудрился практически из-под носа выкрасть троих малышей, не оставив за собой не единого следа, стоило держать ухо востро. И речная, заранее  держа путь к границы с Грозовым племенем, все же зашагала уверенней в надежде успеть застать там соседский патруль и по возможности расспросить тех о возможных неожиданных находках. Никакие натянутые отношения между двумя сторонами конфликта не могли ее сбить с верной цели, когда на кану стояла жизнь беззащитных существ, с помощью которых какая-то сволочь, — не иначе — решила, должно быть, поквитаться с речными. Или это была попытка утвердить свою власть над племенными? Все чаще мысли склонялись именно в этом направлении, но вопросов от этого не убавлялось.   

Кошка двигалась по речному побережью, пересекая просторный участок, усеянный грядой нагретых камней, когда ее прервал шум, а затем нос уловил чужеродный запах. Тёмная фигура незнакомца расплывчивым пятном маячила впереди, заставляя прищуриться и замереть в недвижимом положении. Голубые глаза потемнели, но различить принадлежность нарушителя так и не удалось, и Верба, на свой страх и риск, решительно двинулась в направлении кота. Неужели одиночка? За всю короткую жизнь молодой воительнице ни разу не доводилось сталкиваться с ему подобными лицом к лицу, но она была наслышана о них достаточно, чтобы присвоить и этому наглецу статус потенциального неприятеля.

Это место всегда притягивало неприятности, — как бы между прочим прервала она отдых кота, окинув косматую шкуру пристальным взглядом и чуть приподняв голову с намеком на уверенность. Уж больно по-хозяйски тот расположился здесь, наверняка мыслено уже себе присвоив столь ценное на тепло местечко, и как же он заблуждался. — кто ты и что тебе здесь нужно? — мышцы напряглись.

Отредактировано Верба (18-12-2018 02:03:06)

+2

4

Темно-серый самец, бесформенной кучей лохматого меха сгрудившийся на теплых прогреваемых валунах, всегда спал спокойно. Извернувшись на спине в кривой линии, кот подставлял пробивающемуся слабому солнцу беззащитное брюхо - вот настолько Гор был уверен в себе и своей безопасности на чужой, казалось бы, земле.
Он умел наслаждаться жизнью, особенно в те минуты, когда не был рядом с Макошью, и беспрекословный инстинкт подчиняться ей ослабевал, отдавая самца самому себе.
Но на тихие шаги глаза приоткрылись, и зрачки мгновенно сузились в змеиные.
Тощая кошка. Первое, что подумал о Вербе серый, глядя на мир, перевернутый кверху лапами, это то, насколько беспросветно тощей была эта суровая воительница. Не могла не быть воительницей, ведь любая другая киска-одиночка уже улепетывала, надеясь не настигнуть кого-то враждебного в такой плохой форме. А эта нет, возникать начала, и Гор так и остался лежать на спине, посматривая на Вербу словно на диковинную зверушку, забавную и глупенькую.
— Это место всегда притягивало неприятности, — уверенно приподнятая бровь позабавила, и кот негромко хекнул, лениво, грузно переворачиваясь.
- Место как место. Отличное, я бы сказал, - пророкотал Гор, жмурясь с неприкрытым удовольствием в момент, когда брюхо прижалось к теплому валуну.
- Кто ты и что тебе здесь нужно? - требовательно мяукнула кошечка, и бродяга чуть наклонил голову бочком, ухмыляясь и бесстыже осматривая тощую фигурку палевой.
- Отдохнуть пришел. Поесть, - передернув плечами, просто выдал самец, щуря блеснувшие в бесенятах глаза.
- Хочешь разделить со мной отдых, или воинский долг не позволяет наслаждаться обществом бродяги? - нарочито потеснившись, темно-серый хлопнул хвостом по свободному месту.
- Я тебе даже заботливо нагрел камушек. Проверь, твои нежные лапки наверняка замерзли, - басовито ворковал Гор, как никогда спокойный.
Он уже знал, что сделает с этой храброй воительницей.

+3

5

Кошка недоверчиво сощурила глаза, наблюдая за реакцией бродяги, в который раз отмечая его поведение излишне вальяжным и самоуверенным.

«Бывал здесь? бывший племенной? имеет ли какое-то отношение к происходящим в лесу событиям и похищению котят?» — десятки вопросов вертелись у неё на языке, однако ни один из них она не озвучила, понимая, что скорее от замшелого пня добьётся больше нужной информации, чем от этой груды мускул, озабоченной только собственным раздутым эго.

Похоже, что я готова броситься в лапы первому встречному незнакомцу? — усмехнулась она, с вызовом вглядываясь в серого, чувствуя, как от подобной наглости сводит зубы, одновременно, как шкуру пробирает озноб. И дело было вовсе не в изучающем взгляде, проедающем до самого нутра. Внутри скопилось множество противоречий: инстинкты твердили остерегаться подобных ему котов, долг — проучить нарушителя. Но много ли она могла противопоставить такой грубой силе?

Верба решилась действовать от противного, и на губах ее тотчас мелькнула бледная улыбка.

А ты, видно, неплохо осведомлён по части воинского долга, — понижая голос почти до шёпота, вкрадчиво произнесла палевая, опуская пронзительно-голубые глаза к своим лапам. Подсознание слабо сопротивлялась, противясь каждой клеткой тела к сокращению дистанции, но Верба успешно подавила внутреннюю нервозность, когда оказалась в опасной близости от развалившейся туши, тем самым повысив ставки затянутой игры. Хотелось верить, что она с лёгкостью сможет обвести полоумного самца вокруг носа, но отчего-то догадывалась, что ведущей этой партии была отнюдь не она. — в таком случае, я несильно притесню твоё достоинство, если попрошу тебя убраться отсюда и попытать удачу в другом месте? Потому что кроме проблем на свою шкуру, здесь тебе ничего не светит.

Когти — не то чужие, не то собственные —  скрипнули по камню, и это стало решающим мгновением — разум сдал свои позиции, уступая рефлексам. Верба занесла лапу, хорошенько обдав массивную морду струёй снега и, пользуясь заминкой, бросилась было к реке, зная, что лёд на ней хоть и встал, но местами был все ещё непрочен.

Отредактировано Верба (05-01-2019 17:35:00)

+2

6

Лениво, почти показушно зевая на пробуждающуюся девичью гордость в душе племенной воительницы, Гор потянул лапы до изнеженного хруста в пояснице, бросая короткие, будто бы незаинтересованные взгляды на Вербу. Хорошо слажена, нрав бойкий - правда, начинает заводиться не в ту степь, что понравилась бы Гору куда больше. В лапах заныло: слишком давно ему не удавалось сыскать себе самочку для удовольствий, поскольку Макошь и её планы завоеваний, мести и крови увлекли серогривого ничуть не меньше, чем складная фигура любой из кошечек.
— Похоже, что я готова броситься в лапы первому встречному незнакомцу? — усмехнулась она, с вызовом вглядываясь в серого, и у кота свело зубы от усмешки. Он искривился, хмыкнул, демонстрируя короткий проблеск резцов.
- Да, почему бы и нет? - вальяжно, даже как-то простецки хмыкнул кот, вытягиваясь боком и демонстрируя будто бы совершенно беззащитный живот. Гор всячески показывал, что компания безымянной красотки ему была по душе и совершенно не вызывала того волнения, которое так туго свело хрупкие плечики самки.
— А ты, видно, неплохо осведомлён по части воинского долга, — все не туда же шептала воительница, и Гор незаметно закатил глаза: недотрога. Интересно, но бывает скучно...
- В таком случае, я несильно притесню твоё достоинство, если попрошу тебя убраться отсюда и попытать удачу в другом месте? - ... а вот тут было гораздо интереснее, и серошкурый приоткрыл один глаз, напрягась в одну тугую тетиву. Мышцы покорно откликнулись на готовность самца к бою: броситься или защищаться - еще не понятно, но Верба явно хотела вступить с ним в какой-никакой физический контакт.
- Потому что кроме проблем на свою шкуру, здесь тебе ничего не светит.
Дурочка, маленькая дурочка.
Гор медленно, почти незаметно перевернулся на живот в полной готовности, и уставился бледными, почти прозрачными глазами на воительницу. Неужели ей хватит смелости и глупости броситься на него?
Холод. Снег, пущенный в глаза, заставил Гора свирепо рыкнуть и с мгновенной задержкой провести запястьем по глазам - следующей секундой он, вскочив, клацнул когтями по камню с премерзким звуком и бросился за беглянкой, чувствуя, как распаляется нутро. В несколько больших прыжков он - впрочем, с усилием - нагнал Вербу, накинулся на неё, словно на молодого, резвого крольчонка и почувствовал, как на мелководье треснул лед.
Как обжигала вода, едва касающаяся брюха!
Как сводила лапы! Гор вцепился зубами в загривок бравой воительницы и с силой рванул её на берег, в такой же жгуче-холодный снег, которого уже не чувствовал. Он ощутил под собой тепло и податливость хорошенькой кошечки, и где-то на затворках пробудившихся инстинктов вспомнил, что очень, очень давно не позволял себе подобных утех. Ухватив её крепче, свирепо рыкнув на неё, чтобы не смела дергаться и прерывать его животное удовольствие, Гор поддался себе и взял желаемое, ощущая удовлетворение еще и от того, что ему всё можно.
Даже несмотря на то, что в процессе пришлось не раз укусить, царапнуть это хорошенькое тело до крови. Он брал её, как хотел, потому что хотел, и понимал, что эта прелестница сама бросилась к нему в лапы.
Сама.

+7

7

Почва мгновенно ушла из под лап, сердце пропустило удар, и в этот момент она поняла. Она совершила роковую ошибку, заигравшись со зверем, голодным и жаждущем утоления своих низменных желаний. Безотчётный шаг обернулся неминуемым паданием в пропасть, раскрывшую свою чернеющую пасть, обнажая клыки, что сомкнулись на ее загривке с невероятной стальной мощью, буквально вышибая дух из горящих лёгких.

Снежный вихрь швырнул ей в морду горсть мелкого крошева, и, зажмурившись, Верба распласталась по земле, когда немыслимая тяжесть массы чужого тела смяла ее. Извернувшись, словно непокорная лань в лапах хищника, кошка ударилась лбом о что-то тёплое и мягкое, и, подняв глаза, увидела над собой груды серого меха и массивную грудь, угрожающие вздымающуюся над ней. Одним только давлением этих мышц он мог переломить ей хребет. И лучше бы он так и сделал, чем терпеть собственное жалкое, унизительное положение.

Каждое действие сопровождалось болью, подобно острому булыжнику, впивающемуся в подреберье застывшей в страхе жертвы. Хотелось провалиться сквозь землю, и та словно покорно расступалась под ней, принимая жертву в свои чарующие низины. Но он вытягивал ее обратно, рвал на части ее плоть, упиваясь своим доминирующим положением, своей силой, над которой речная была уже не властна; сотрясал шаткий мир кремовой своими чудовищными лапищами и жестокими рывками, проникая все глубже и глубже — и безжалостно топил в отчаянии, вынуждая задыхаться от недостатка кислорода и взамен глотать горькую кровь, полностью теряясь во власти отвратительной близости с чужаком.

Убирайся! Ничтожество.. отребье.. — она шипела, скалилась, надрывая глотку в душераздирающих криках, цепляясь за кочки пульсирующими когтями, как за последнюю, спасательную возможность; и вжимала голову в плечи, из последних сил сопротивлялась, понимая, что теперь ей от этого не избавиться. Проклятия, клейма, которым он так безжалостно ее обесчестил.

Но стало только хуже.

Ребра сдавило немыслимой тяжестью, заставляя сердце колотиться где-то в ушах, разбиваясь на тысячи осколков, и морда ее искривилась в неприкрытом отвращении. Несколько бесконечных мгновений переживая вспышку боли, она уже не чувствовала ничего, кроме жара, острыми иглами прознающего круп, и прикосновений лохматого брюха на своей спине. Лапы дрожали, упираясь в землю, как в последний оплот реальности, когда кошка попыталась вывернуться из слабеющей хватки, успевая только оставить на щеке самца несколько неглубоких ссадин, и обмякнуть, беспомощно сползая по его груди, будто из тела разом выкачали всю энергию жизни.

+5

8

Бедняжка. Так скалится, надрывается, сопит сквозь рвущееся из глотки рычание...
Все это так распаляло Гора.
Наверное, он понимал, что сотворит с этой прелестницей в момент, когда увидел её - такую статную, горделивую, звонкую-стройную - требующую убраться с земель её племени. Именно в этот момент, покуда Гор лежал, грея щеку о нагретые камни, в голове проскользнула мысль, уступающая одному-единственному инстинкту.
Как же удобно, что она сама пришла в его лапы.
Серый самец рыкнул, надрывом закусив загривок Вербы, и замер, чувствуя, как дрожит хрупкое тельце под ним. Когда он совершил такое впервые, все было несколько иначе: кошечка, симпатичная рыженькая пройдоха, буквально сама заманила его на сеновал, и кто знает, оставил ли Гор ей в подарок котенка-другого?
В любом случае, тогда, с самочкой, готовой на все, ему было хорошо.
Сейчас, когда Верба шипела и скалилась, не в силах противостоять его натиску, ему было восхитительно.
- Лежи смирно, - медленно облизав обсохшие губы, прохрипел над палевым ушком сын Макоши, неспеша переступая через речную воительницу. Его потрясывало, и одного захмелевшего, стального взгляда должно было стать для Вербы достаточным доказательством того, что бежать ей не стоит.
Не стоит.
Кот выдохнул, запрокинув голову и чуть приоткрыв пасть. Выпуская пар от дыхания на морозный воздух, он осклабился, довольно потянулся до хруста в суставах, и повернулся к Вербе. Оценив её внимательным взглядом, самец то и дело цеплялся за ссадины, царапины и клочья шерсти, которые совершенно не украшали облик поверженной им кошки.
- Ты пойдешь со мной, - цокнув, решил Гор, нависая над плененной им красавицей. Грубо подтолкнув её носом, мол, поднимайся, серый преградил ей лапой путь и сказал очень тихо, у самого-самого ушка Вербы:
- Только дернись - останешься в своей любимой реке кормить рыб. Не поленюсь вырубить пару замечательных лунок для твоей могилы, - тихо, вкрадчиво, почти любовно. Вдовесок больно куснув её в загривок, Гор глухо рыкнул и пошел чуть впереди, то и дело оборачиваясь на изрядно потрепанную красотку.

----> заброшенные сады двуногих

+5

9

Сквозь стук учащённого пульса до неё донёсся голос. Поморщившись, точно от удара, воительница уставилась на кота стеклянным взглядом, оцепенев и до конца не понимая, как себя вести. Нужно было бежать в лагерь, вернуться и сообщить о нарушении. Но этот ублюдок был слишком убедителен — Верба не сомневалась, что он так и поступит. Гордость тут же горячим углём обожгла глотку, отрезвила её и оставила жгучий след: незримое клеймо слабости и позора. Пустота сковала лёгкие.

Катись к черту, — сдавлено прошептала одними губами, слизывая с усов кровь, когда загривок вновь пронзило жжением. Кем бы он себя не возомнил, получив желаемое, она не станет претворяться жертвой вечно. Единственным тлеющим угольком осталось желание мести. За эти бесконечные минуты мучений и издевательств над собой, она хотела только одного: превратить его жизнь в ад. Племя, семья, товарищи — все это стало болезненным отголоском прошлого. В настоящем была только испепеляющая сознание ненависть. Одержимость своей целью.   

Речная поднялась на дрожащих лапах, выпрямляя гибкую спину, все ещё чувствуя на себе взгляд горящих похотью глаз. На морде ее не дрогнул ни один мускул, храня за непроницаемой чужаку маской гамму эмоций, известных только ей одной. Не было страха или даже отчаяния. Ею овладела решимость, ведомая которой буро-белая сделала один шаг и все последующие, с видимой покорностью следуя за котом. Только холодный взгляд пронзительных глаз неотрывно буравил покатую спину бродяги, цепляясь за каждый выступающий бугорок, мускулы, запоминая каждое отрывистое их движение. 
Однажды ты повернёшься снова, и я не побоюсь нанести удар.

Отредактировано Верба (14-01-2019 03:52:20)

+4


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » нагретые камни