У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!
Ищем глашатая племени Теней


2.11 Названы лучшие игроки октября и почетный персонаж месяца! Спасибо за участие в голосовании. Желаем вам активной игры, ведь может именно в декабре вам достанется звание почетного персонажа?
6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » речной берег


речной берег

Сообщений 41 страница 60 из 70

1

http://sg.uploads.ru/WCyDg.png

речной берег
——————————————————————
Речной берег является логичным продолжением речного лагеря. Его неровный край и небольшая возвышенность почти по всей протяженности является дополнительным барьером от нападок других племен. Чтобы забраться на берег, нужно отлично знать каждую выбоину и каждый уступ. Ближе к нагретым камням находится мелководье, где выбраться на сушу гораздо проще. Здесь воины рыбачат, поблизости водятся разнообразные виды пресноводных рыб: карпы, ерши, карасики, лещи и многие другие. Ниже по реке, где скорость потока снижена, есть вытоптанная у воды полянка, где наставники тренируют своих учеников в плавании.

0

41

Ручей молчала, примечая острые изменения в чертах старого товарища. Череп говорил будто бы сам с собой, и синеглазка не могла отвести взгляд от меняющейся в эмоциях морды серо-бурого - ощущая с тем самым какую-то острую, жгучую вину.
— Чем ты меня слушаешь, Ручей? - резковато окликнул её старший соплеменник, заставляя молча отвести уши назад, но так и остаться, замереть красноречивым взглядом на морде Черепа. Она отвела дрогнувший взгляд на обезображенное водой тело, и, словно котенок, которого отчитали, попыталась оправдаться:
- Ловушку мы достали. Чего удивительного в том, что сейчас меня беспокоит именно он? - не повышая тона, но все же немного себе под нос произнесла серенькая, уже не пытаясь по-дружески боднуть товарища и стараясь сохранять выстроенную им дистанцию. Череп никогда не жаловал её тактильные проявления чувств, однако сейчас реагировал особенно остро - и оттого какая-то непонятная, внутренняя вина, ничем, вроде бы, не подпитываемая, разрасталась все больше.
Под молчание речной воительницы Череп столкнул тело отца в воду, и оно медленно погрузилось в течение реки. Все происходящее казалось каким-то неправильным, и напряжение между ними двумя остро кололо по шерсти. Серая словно нутром, почти физически ощущала исходящую от выздоровевшего после пролеживания в палатке Черепа враждебность и разочарование, и это раздирающее ощущение не давало ей просто взять и уйти, как он того захотел.
— Неважно выглядишь, — заметил самец, заставляя воительницу вот уже второй раз отводить назад уши в смущении и некоем несогласии. — Лучше возвращайся в лагерь, - а после добавил с непривычной, несвойственной ему усмешкой:
- В воду прыгать не буду.
- Ты осуждаешь меня, - не спрашивая, а скорее утверждая, произнесла Ручей, уперевшись передними лапами во влажный ил.
- Ты знаешь, да?

+6

42

"Холодно", - подумал Череп, убирая лапу от воды. "В самый раз для могилы".
Его накрыло чувство усталого удовлетворения, густое, тягучее, гнущее к земле. Соблазн поддаться ему был чрезвычайно велик, и Череп застыл, будто в трансе, глядя куда-то сквозь.
Ему стоило всерьёз задуматься над тем, что делать дальше. Жизнь и раньше имела не самую яркую палитру красок, но теперь речная вода смывала последние её оттенки. Если подумать, он уже привык к отшельническому образу жизни и вряд ли имел возможность что-то в себе изменить. Всё, что ему оставалось - смириться с произошедшим и дожить остаток жизни в равнодушном молчании, избегая тех её сфер, которые он так и не успел познать.
Будь он один, ему было бы легко отрешиться от этой мысли, но Ручей, её запах и блеск глаз, раздражали его и выбивали из привычного русла.
- Ловушка всё ещё небезопасна. В ней могут запутаться оруженосцы, - сухо ответил он. Его скулы чуть приподнялись. - А труп уже никому не причинит вреда.
Только закопав паутину двуногих в землю, Череп позволил себе ослабить бдительность. И зря, он не ожидал, что Ручей пойдёт в наступление. "Почему ей всякий раз нужно нырять глубже, чем стоило бы?"
- Осуждаю тебя? - в его голосе не прозвучало и нотки удивления, впрочем, как обычно. - Не думаю, что я вправе. Но раз ты так говоришь, значит считаешь, что тебя есть, за что осудить.
Он сделал шаг по направлению к Ручей, затем ещё один. Лапы против воли подводили его ближе. Он закрыл собой луну, нависнув над ней не то скалой, не то лезвием правосудия, которое она хотела в нём видеть.
- Я всегда относился к тебе иначе, чем к другим, - тихо, но твёрдо сказал воин, глядя куда-то поверх серебристой кошки. - Отчасти из-за Бурозвёзда, отчасти из-за тебя самой. Сначала это было что-то вроде соперничества. Я был несогласен с тобой и хотел тебя переубедить, - Череп прищурился, разглядев силуэт пролетевшей вдалеке совы. - Но потом я зачем-то проводил с тобой время даже тогда, когда не желал тебя переспорить.
Он покачал головой и уголок его рта приподнялся в подобии улыбки.
- За что я могу осудить того, к кому успел так привязаться? Чего я не знаю?

+9

43

лагерь >>>

Тухлятинкой запахло ещё до того, как серебристые отблески реки стали мелькать меж зарослей на пути воителей. Рогоз поморщился, продираясь сквозь кустарник и намеренно цепляя листву как можно чаще, чтобы хоть чем-то перебить смрад. Когда отряд вышел к берегу, взорам речных предстало унылое зрелище: чуть больше десятка рыбин были разбросаны по песку, источая отвратительный запах. Рогоз отошёл в сторону, лапой отодвигая листья камыша, чтобы остальные патрульные тоже могли выйти к воде.
- Она тут вся такая, - кот махнул хвостом, указывая на трупы, - будто бы одновременно выбросилась на берег. Та одиночка, о которой говорил Буран, если она действительно бывшая ветряная, она не смогла бы наловить столько рыбы. Я не уверен, что даже мне это по силам, - Рогоз усмехнулся. Он старался вдыхать воздух небольшими порциями, чтобы избежать рвотных позывов.
Воитель приблизился к одной из рыбёшек и подцепил её когтями. Вся рыба гнила с головы. Удивительный знак. И совсем недвусмысленный. Жаль, Сивая не отправилась с нами.
- Что думаешь? Как такое могло произойти? - Рогоз обернулся к Краснопёрке как бы невзначай. - И да. Где нам лучше её закопать?
Создавать захоронение испорченной рыбы поблизости от реки было чревато риском отравления воды. Можно было унести рыбу в лес, но таскать её пришлось бы дольше, да и копать - всё-таки песок был податливее. Может, просто выкинуть её через границу, и дело с концом? Оставить Грозовым, например. Рогоз улыбнулся сам себе, уставившись в бельмо мёртвого ока карася.

+3

44

--> лагерь
[indent] Длинный тонкий хвост в волнении покачивался из стороны в сторону, пока группа котов двигалась по лесу. Где-то вдалеке заухала сова, но воительница лишь дернула ушами, недовольно скосив взгляд в сторону. Только не хватало еще совы. Хищные птицы редко досаждали речным, но если сейчас крылатая появится на горизонте, это покажется, пожалуй, меньшей из проблем.
[indent] К горлу подкатил, кажется, слишком давно съеденный обед, когда ветер донес смрад тухлой рыбы и жужжание мух. Поведя плечами отогнав тревожные мысли, Краснопёрка все же не смогла удержаться от того, чтобы брезгливо не покривиться, как только лапы коснулись песчаного берега. Взору представилось страшное - рыба, коей можно было накормить добрую половину племени, просто валялась и тухла. Тухла с головы.
[indent] - Вот же мерзость, - скривилась старшая, подходя к одной из тушек, - Нет, это определенно не одиночки. Патрульные увидели бы следы, а доплыть по реке им вряд ли по силам, даже если бы у Макоши были бы союзники, чтобы провернуть такое, так просто зайти и выйти с территории у них бы не вышло. Да и видимых следов когтей на теле рыб нет, - задержав дыхание, пятнистая голова склонилась над тухлятиной, внимательно разглядывая ее, - Ух, аж глаза слезятся, что за вонь.
[indent] Жужжание мух, похлеще чем у помойки Двуногих, лишь нагнетало напряжение. Рвотные позывы то и дело давали о себе знать, но то ли крепкий желудок, то ли слишком давняя трапеза, то ли выдержка не давали сделать эту ситуацию еще более мерзкой.
[indent] - Да Звездоцап его знает! - в сердцах выдохнула зеленоглазая, поворачиваясь к Рогозу, - Решила рыба пешком дойти до лагеря, дабы добровольно прыгнуть к нам в общую кучу, - попытка разрядить обстановку, - Но если это действительно знак Звездного племени, то нужно отправлять Сивую к Лунному Камню, дабы та спросила у предков: какого это они посылают знаки не травинками да пушинками, как обычно, а этим! - она тыкнула лапой в дохлого окушка. Вот это было уже слишком! И добавила чуть тише: - Созвездие совершает ошибки, но кто их не совершает?
[indent] Тяжелый вздох сорвался с губ. Краснопёрка до последнего будет защищать своих детей, да только бы те хоть немного слушали ее. Она не позволит разразиться бунту из-за дурацкой рыбы, они обязательно докопаются до правды. В совпадения воительница никогда не верила, да только этот знак был очень странным. Не происки ли это котов из Темного Леса? Пятнистая огляделась, действительно, закапывать рыбу здесь было бы не уместно. Но и тащить в зубах в лес будет не безопасно. И мерзко.
[indent] - Нужно найти лопухи или что-то, на что можно положить рыбу. Оттащим ее подальше от воды, а потом обязательно мыть лапы.

+5

45

► калиновая роща

Изрядно запыхавшись и таща в пасти три лопуха с травами на двоих, маленькая процессия из Сивой и Лепестинки наконец выбралась из лесной части к речному берегу. Больная лапа целительницы поднывала, недовольная теми нагрузками, что свалились на нее в последнюю луну, но и ей приходилось трудиться. Сама же целительница внимательно оглядывалась по сторонам. Примерно прикинув, что еще вида три трав они утащат вместе, ей пришлось выстроить примерный план сборов и мысленно разложить все возможные собираемые травы по важности.
Бузина от кашля и для сил, лаванда для нервов и сна, тысячелистник от отравлений и ран... Что еще-то? Мяты собрать - никогда не лишняя, а Зеленый кашель о себе не предупреждает. Но ее придется поискать, я помню, недалеко от реки были кустики в прошлый сезон... Бурачника? Однозначно нужно, иначе придется несладко королевам, без молока-то. И что там еще я хотела?
Серая тряхнула головой и одновременно сбилась с шага. Что же, значит, тут недалеко они и остановятся. Махнув хвостом Лепестинке в сторону крупного куста неподалеку от реки, кошка побрела туда и скинула оба свертка на землю.
— Фуууф, — устало выдохнула она, все же улыбаясь своей помощнице. — Ну что, продолжим? Теперь тебе нужно будет собрать мать-и-мачеху, она растет во-он там, ближе к воде. Видишь - желтые небольшие цветочки на смешной ножке? Они пригодятся при кашле и простуде. Собери их вместе с листьями, сколько сможешь.
Присев ненадолго, она огляделась по сторонам. Так, а вот и кошачья мята рядышком нашлась, чуть дальше от воды, на открытой солнцу поляне. Прохромав туда спустя минут пять, Сивая собралась уже обирать аккуратно бесценные растения, как вдруг услышала и почувствовала соплеменников совсем неподалеку. Шумно разговаривали и о чем-то наверняка спорили воители... Идти к ним она не собиралась. Своих дел полно, а если потребуется - ее найдут, да и в лагерь скоро возвращаться. Дело целительницы сейчас было для нее самым приоритетным.
— А у меня тут замечательный урожай кошачьей мяты, я целый лопух набрала, — радостно поделилась целительница с белой кошечкой, когда вернулась и сложила свой сбор к остальным сверткам. — Она очень важна. Помогает от Зеленого кашля, чтоб он нас стороной обошел, — чуть поморщилась кошка. — Вернусь за ней еще и завтра, надо будет собрать как можно больше.

+6

46

с гп
С ходом патруля Медведица почувствовала и лёгкое облегчение: очень слабое и будто бы даже постыдное, но оно всё-таки было. Возгласы поляны больше не долетали до её ушей, и можно было хотя бы не надолго представить, что ничего этого даже и не происходило. Шагая за Краснопёркой, серошкурая была отдельно рада, что оказалась в патруле именно с ней: после их похождений к Звездопаду в этой кошке она начала видеть и что-то более тёплое, чем одну суровую статную морду. Теперь у них был даже не то, что бы свой маленький секрет, а нечто более значимое - одна общая мысль. Идея, которую столь малые разделяли в последние луны.

Однако когда Рогоз довёл их до берега, от мимолётного облегчения Медведицы не осталось и следа. Перед зелёными глазами её распростёрся родной речной берег, донельзя усыпанный подгнившей мёртвой рыбой. Когда Рогоз рассказывал свою историю, Медведица, как оказалось, не понимала и близко, насколько же всё плохо.

Я не уверен, что даже мне это по силам.., - наконец, что-то услышалось кошке. От глубоких мыслей и, не стоит врать, подступившего страха её отвлекли слова Рогоза - того, кто их сюда и привёл. Но на черношкурого кошка не посмотрела, а продолжала ошарашенно оглядывать всё это... Кладбище. Самое настоящее рыбье кладбище.

- Да какой же зверь мог столько рыбы наловить?.. - вопросила Медведица, не надеясь, что тут у кого-то был ответ, - Это ведь столько добычи...

Краснопёрка уже предположила, что это всего-навсего рыба сама решила дойти до кучи с дичью, но, глядя на всё это, забавно даже немного не становилось. Покрытые мутной и рыхлой плёнкой выпученные глаза мёртвых рыб словно завораживали Медведицу своими матовыми блюдцами, и кошка никак не могла отвлечься от них, словно надеялась выискать среди всего этого хотя бы одну не настолько гнилую или не полностью мёртвую особь. Запах, исходивший от трупов, был настолько насыщенный, что вдыхать воздух носом было невыносимо противно, а глаза начинали слезиться. Да и голова будто бы кружилась, но вот только не знала, куда упасть - кругом одни гнилые тела.

- Чем мы этак разгневали предков, что вместо пушинок они лишили нас добычи и обмазали наши берега гнилью.., - проговорила кошка себе под нос, после чего наконец-то подняла глаза на Краснопёрку. На опечаленной морде серошкурой застыла прискорбная догадка - а не знали ли они двое, чем именно... Но уж и вряд ли: если бы кто и мог единолично навлечь такое проклятье на племя, то земля не вынесла бы и его шага.

На раздумья оставалось много времени: всё это предстояло убрать. Времени пойдёт уж точно много, и Медведица теперь понимала, что совсем не зря вызвалась в патруль. Продолжая мучить себя вопросами, но теперь уже только про себя, кошка потянулась в обратную от берегу сторону, к кустам, чтобы найти что-то, похожее на лапух - как сказала Краснопёрка. Таскать такую "дичь" зубами - не дожить до утра... Хоть Медведице всегда и без того казалось, что гнилью смерти можно перенасытится и слишком долгим взглядом.

+3

47

>главная поляна

Запах илистого берега окутывал легкие, наполняя тело энергией и свежестью. Форель решился на эту авантюру лишь потому, что ему надо было развеяться. Псы на Совете, какая-то невидимая одиночка, беда с новоявленной ученицей, эта путаница с Уклейкой... все давило на грудь, прижимая темно-серого воителя к земле.
Янтарные глаза искали речной берег, скользили по ивовым веткам, улавливали брызги из-под лап. Форель с равнодушным видом месил лапами суглинистую почву, надеясь лишь на одно - уйти подальше от лагеря, избавиться от мыслей. Домыслы о прогнившей рыбе постепенно начали занимать сознание, вытесняя дурные воспоминания. И чем ближе воители был к берегу, тем сильнее рос его интерес к ситуации. Хотя, казалось бы,  ну протухла, ну выкинуло ее на берег. Однако...
Как только Форель заметил речной берег, то тут же удивленно склонил голову в немом вопросе. Рыбы было не просто много, рыбы было "дохвоста". Воин замедлился, давая всему отряду пройти вперед.
" Серьезно? Кому-то это было нужно?"
Промелькнувшая мысль об одиночке, заставила задуматься. И верно подметили патрульные - это как она одна могла бы столько наловить? Дело пахло тухлым. Форель замотылял головой, осматривая берег и параллельно с этим приоткрыл рот, чтобы открыть все свои рецепторы. Пахло гнилостно-соленым. Весь берег, усеянный рыбой, казался темным островом. Темно-серый подошел к крайней рыбешке и осторожно подцепил ее когтем, переворачивая на другой бок. Заинтересованно рассматривая тело, он заглядывал под каждую чешуйку, пытаясь увидеть там хоть что-то. Небольшая ухмылка.
"Предки, какой прямой намек. Кто бы подумал."
- Эй, а вы не думали, что это может быть связано с нашим поражением на Нагретых Камнях? - совершенно внезапно равнодушно отозвался Форель, внимательно разглядывая Рогоза. О, его бы он обязательно пригласил на охоту. Столько вопросов. Еще и его странноватая дружба с Выдрой. Чего это он, - Давайте выроем две ямы недалеко от берега, закопаем эту.. дрянь? Как говорится, кошки налево, коты направо. М, Рогоз, что скажешь? - звучало как вызов.
Вонь проникала сквозь шкуру, аккуратно выложенная рыба мозолила глаза, а спокойно плещущаяся река навевала сомнения. Что-то ведь выбросило эту рыбу. Звездные предки пока не научились материализироваться, наверное. Да и предки ли?
"Грозовые? Почему бы и нет. Камни совесть позволила отнять, так натворить бед тут ничего им не стоит. Хотя... Как?"
Можно было домыслить, что Грозовые непременно воспользовались хитростью Двуногих и выхватили с реки непонятную паутину, что Двуногие расставляют для ловли рыбы. Да только полезли бы они в воду? И вряд ли бы знали о существовании этой паутины.
"Ну не сама же она повыпригивала, Цапом клянусь, такого не видел еще."

+7

48

--> калиновая роща
[indent] Лепестинка быстро перебирала лапками, дабы не отставать от целительницы, жадно хватая каждое ее слово. Впереди показался речной берег, и белый хвостик радостно поднялся вверх. Как ни крути, сбор трав оказался весьма интересным занятием. В следующий раз малышка с большим удовольствием отправилась бы с Сивой, нежели в патруль. Подавив глубокий вздох, зеленоглазая обратила взгляд на целительницу.
[indent] - Конечно! - мурлыкнула ученица, в несколько прыжков оказавшись возле ярко-желтых цветов. - Эти, да?
[indent] И, с усердием начала откусывать стебельки, то и дело морщась от неприятного, горьковатого сока. Но, как ни странно, через несколько стебельков кошечка привыкла к привкусу на языке и практически перестала обращать на него внимание. Наверное, Сивая настолько привыкла к этому, что даже и не замечает этот вкус. Столько травы жевать для соплеменников, хочешь не хочешь - перестанешь акцентировать на этом столько внимания. Аккуратно сложив цветы в кучку, малышка обернулась на целительницу.
[indent] - Сивая, - нерешительно начала ученица, - А ты рада быть целительницей?
[indent] Она прижала ушки понимая, что вопрос, возможно, не самый тактичный, но вряд ли когда-нибудь удастся задать его, если не сейчас. Только слепой не видел, что у серенькой проблема с лапой и воительницей ей уже не быть. А выбирая палатку старейшин или роль целителя, только глупый остался бы коротать дни в лагере. Но все же, не мечтает ли она охотиться и патрулировать границы? Лепестинка вот не мечтает, но именно это ее и ждет. Как ни крути, но она единственная, кто не настолько сильно обрадовался посвящению в оруженосцы, ведь теперь появилась целая куча обязанностей и из тебя просто штампуют воина, заставляя отречься от простых радостей жизни, проставив клеймо "эта кошка с придурью", если тебе захочется побегать за бабочками.
[indent] - Здорово, - искренне улыбнулась беленькая, - А завтра, ты возьмешь меня с собой? Я честно-честно буду хорошо себя вести и делать все что попросишь!

Отредактировано Лепестинка (28-07-2019 14:32:40)

+6

49

В груди разливалось тёплое чувство триумфа, когда поочередно он видел в глазах соплеменников искреннее отвращение, опаску, понимание ситуации. Они видели всё своими глазами, и теперь ни Рогоз, ни Выдра не выглядели юнцами, извращающими правду или стремящимися достигнуть каких-то личных сомнительных целей. Сам кот был уверен, что действует на благо племени. Да, возможно, жёстко и порывисто, возможно, следовало бы не заниматься самодеятельностью, а передать всё в лапы лидерши и глашатая, но отчего-то он был уверен, что в подобной форме его не воспримут. Сначала стоило убедить кого-то более близкого и к нему, и к верхушке.
- Да, всё слишком странно, - Рогоз кивнул Краснопёрке. - Это мы и стремились донести до племени. Пока Созвездие и Буран не отправили нас обратно, даже не разобравшись толком сами.
Воитель дёрнул плечом, словно бы это излишнее равнодушие со стороны лидерши его оскорбило. Судя по всему, Созвездие была слишком занята взаимоотношениями с соседями, нежели прямой опасностью для соплеменников. Не захотела подойти и рассмотреть рыбу поближе, хотя бы отдать ее Сивой для осмотра, не захотела сама отправиться на берег, чтобы оценить масштабы трагедии: "Вы разберитесь сами, а я прослежу, чтобы никто ничего плохого про Речное племя не подумал, не дай предки". Кот фыркнул, цепляя когтями ещё одну рыбину и оттаскивая ее к первой, подальше от воды.
— Чем мы этак разгневали предков, что вместо пушинок они лишили нас добычи и обмазали наши берега гнилью.
- Если они хотели сказать нам что-то очень важное, могли и сделать это вот так настойчиво, я полагаю. Возможно, какие-то знаки были нами упущены. Не понимаю, почему Созвездие не разрешила Сивой изучить это... всё, - Рогоз мрачно обвёл взглядом берег. - Но раз Буран сказал избавиться от всех следов - кто я, чтобы возражать? У них свои мотивы наверняка.
Рогоз хмыкнул, всё ещё не допуская больше эмоций, чем следовало в этой ситуации, сохраняя задумчивый вид. Буран действительно сказал это странно. Почему следы были ему не нужны? Боится за свою шкуру? Возможно. Но Рогоз действовал деликатно, зная, что бросаться в обвинения пока рано.
- Согласен с Форелью. В нескольких ямах от этой тухлятины быстрее не останется следов. Разойдёмся, - черношкурый кивнул и подцепив свой протухший "улов", оттащил рыбу в заросли вместе с Форелью, принявшись сразу вскапывать мягкую почву. Полосатый был скользкой личностью, да и взгляд который тот изредка бросал на Выдру, откровенно раздражал, но... Да, Рогоз видел много, возможно, больше, чем следовало. Хорошо бы, чтобы эта странность в глазах Форели ему только померещилась.
- Ты же не думаешь, что Созвездие и Буран сделали правильно, закрыв глаза на внезапный мор рыбы? - негромко спросил Рогоз, всё ещё не отрывая взгляда от земли во время копания, когда удостоверился, что они с Форелью остались одни. Теперь он перестал смягчать свой тон, и в голосе воина слышался скрежет возмущения и неприязни. Чистое презрение.

+7

50

[indent] Уклейка чувствовала себя невероятно глупо, пока кралась за патрулем, пытаясь остаться необнаруженной. Казалось, что она собрала на себя веточки и листья со всех кустов, пока буравила недовольным взглядом спину уходящего Форели. Интересно, как он еще нигде не споткнулся? Трехцветная активно придумала правдоподобную отмазку на случай её обнаружения. Остановившись на том, что она не только проследит за соплеменником, но и принесет пользу племени, кошка решила поохотиться.
[indent] Резкая, ни с чем не сравнимая вонь, заставляющая глаза слезиться, вырвала Уклейку из мыслей. Она хотела было возмутиться, совсем забыв, что является незваным гостем, но вовремя прикусила язык. Трехцветная не была уверена, что Форель обрадуется, когда узнает, что воительница увязалась за ним из лагеря. Кошка так и не могла понять, что серый здоровяк чувствует по отношению к ней. В последний раз, когда она заговорила о его чувствах, воитель быстро замял щекотливую ситуацию, а потом и вовсе сбежал на Совет.
[indent] Глупый шерстяной комок.
[indent] Форель и вправду вел себя как маленький котенок. Или он ничего не может без своей вездесущей Черники? От одной только мысли о черной змее Уклейка почувствовала, как вся её сущность наполняется злобой. Мало приятного в этой особе. Решив выплеснуть злобу, трехцветка повела носом, пытаясь выцепить среди многообразия запахов запах добычи. Но в нос упорно лез терпкий запах Форели. Сознание обмануть тяжело.
[indent] Да отвяжись ты.
[indent] Всё же воительнице удалось сосредоточиться и заметить воробья. Надеясь на то, что не растеряла охотничьи навыки за время лечения лапы, речная неловко прыгнула, но птичку задела. Добив истошно пищащего воробья, кошка быстро поймала полевку. А вот дятел дался нелегко. Воительница, помчавшись за проворной птицей, кубарем скатилась в маленький овражек, да так и замерла с птицей во рту. По удачному стечению обстоятельств ей был слышен разговор Рогоза и Форели. Наспех закидав дичь землей, Уклейка замерла и навострила уши.

Отредактировано Уклейка (28-07-2019 22:31:33)

+4

51

Во время сбора  так Сивую совсем не врасплох застал вопрос от Лепестинки. Оторвавшись на мгновение от перекусывания горьких стеблей, она призадумалась. Рада ли быть целительница? Серая вспомнила своё состояние, когда услышала о смерти настав6ицы и осознала, сколько ответственности теперь лежит на ее плечах. Там было много всего - страх, отчаяние, сомнения, много всего, но никак не радость, ею там и не пахло. Лишь луну спустя, чуть разгребя происходящее, получив поддержку от других целителей, она стала более-менее ориентироваться в происходящем и смогла получить удовольствие от своих действий.
— Чаще всего рада, — наконец мяукнула она с улыбкой. — Но иногда бывают такие сложные дни, и я почти что жалею, что предки выбрали меня в ученицы Щербатой. Это моя судьба, и я ее любой принимаю.
Серая прохромала чуть в сторону, к темневшим сочным ягодам ежевики. Кусту повезло тут пробиться, и его плоды уже достаточно созрели, чтобы помочь страждущим избавиться от припухлостей и прочих неприятных последствий сильных ран. Что-то подсказывало целительница, что еще не одно столкновение придётся пережить в ближайшие дни, и все ранозаживляющие средства пригодятся только так. Обирая крупные ягоды, кошка то и дело облизывалась от вкусного, дурманящего запаха их сока, но есть их не решалась: экономила. Голос беленькой помощницы снова раздался рядом, и от ее вопроса целительница обернулась и довольно разулыбалась.
— Лепестинка, ты и так себя замечательно ведёшь! Мы с тобой набрали на двоих столько, сколько сможем унести, и конечно, я возьму тебя с собой ещё. Если твой наставник не будет против, — тут же призадумалась серая, пытаясь безуспешно припомнить, кто же обучает юницу. В голове было как назло пусто.
Набрав полный лопух ягод и листьев ежевики, зеленоглазая оттащила очередной свёрток к оставшимся. Пересчитала все — получилось шесть штук, немало. Вдвоём они справятся с таким количеством, но ей отчаянно хотелось набрать чего-то ещё, чтобы племя долгое время не нуждалось в травах. Солнце клонилось к закату, но все ещё было тепло и условия для сбора оставались славными. Спать тоже не тянуло, несмотря на легкую усталость, а в сохранности тех соплеменниц, что остались в палатке под контролем Ласки, она была уверена.
— Я думаю, мы можем чуть передохнуть сейчас и собрать ещё полезных трав, да хотя бы вот ту —, она кивнула в сторону подро растущего широколистного подорожника, название которому придумала сама. По дороге на битву нашла — и он помог, значит, подорожник. — Недавно открыла, что эти листья — подорожник — помогают остановить кровь и залечить раны. И растёт почти везде.
Она присела рядом с Лепестникой и по-дружески боднула ее в плечо, улыбаясь. Они обе здорово поработали, и кошка была благодарена помощнице, но им обеим и вправду требовался небольшой перерыв.
— Устала? — негромко поинтересовалась она, глядя на ученицу. — Вот было бы здорово сейчас ещё пару воинов или учеников сюда, да всем ещё свертка по два-три набрать, — серая мечтательно зажмурилась и негромко заурчала. Было бы и правда здорово, случись такое чудо. Но пока все было тихо и спокойно, что, в общем-то, тоже устраивало.
— А хотя знаешь, давай-ка пойдём домой,— с тихим вздохом, опираясь на больную лапу поднялась она и снова улыбнулась. — Нас наверняка заждались. А я потом ещё чего-нибудь сама добегу соберу, если успею.
Подобрав с земли свертки и едва ухватив их все, те, что она могла утащить, Сивая притворно вскинула брови, мол, о духи, как все это дотащить? Весело мотая хвостом из стороны в сторону, она направилась в лагерь, периодически оборачиваясь, чтобы убедиться: ее помощница следует за ней и не теряется от непривычной ноши.

► речное племя

собрана кошачья мята, ежевика, мать-и-мачеха

Отредактировано Сивая (02-08-2019 20:56:30)

+1

52

Форель провел взглядом проходящего мимо Рогоза и, заинтересованно взмахнув хвостом, направился следом за воителем. Темно-серый с нескрываемым любопытством в глазах двигался чуть позади Рогоза. Взгляд его был равнодушен, можно даже сказать, что слегка глуп. Всем своим видом Форель не привлекал ничьего внимания, тщательно скрывая свое нутро за маской наивности. Рогоз же с первого взгляда мог показаться столь же обыкновенным и непримечательным воителем. Но стоило лишь остаться наедине с черным котом, как тут же веяло от него чем-то темным, недобрым. Точь-в-точь со своим окрасом, Рогоз производил впечатление очень скрытного, расчетливого кота. Таких нужно было держать у лапы. Иначе перейдешь таким как он дорогу, а утром не досчитаешься головы на своих плечах. Почему и нет? Рогоз казался именно таким. А посему диалогу Форели и Рогоза было суждено состояться.
Поравнявшись с речным воином, Форель приосанился и расправил плечи. Сделавшись гадкой змеюкой, он плавно и размеренно двигался в такт Рогозу, будто бы пытаясь плясать под его мурлыканья. Хищно взглянув на воина, Форель молча продолжил идти, пока они оба не оказались в нужном месте.
Форель позвал Рогоза одного не случайно. Лишь тет-а-тет можно было видеть истинный обличий собеседника. К тому же Выдра... об этом потом. Темно-мраморный воин принялся раскапывать могилу для тухляка, по локоть погружаясь в суглинистую почву. Делая усердный вид, на самом же деле Форель работал вполсилы, будто ему и не нужно это было вовсе.
— Ты же не думаешь, что Созвездие и Буран сделали правильно, закрыв глаза на внезапный мор рыбы? 
Форель лишь на мгновение перестал копать и замер в едва уловимой улыбке. Пусть в глубине души он и опасался Рогоза, сейчас нужно было взять себя в лапы и втереться к нему в компанию. Весьма полезный соплеменник. И далеко не глупый. Секундная пауза сменилась молчанием и Форель принялся дальше раскапывать яму, словно бы проигнорировав Рогоза. На деле же - думал.
И лишь по прошествии минуты-две, когда молчание между котами достигло своей критической точки и вот-вот кто-то должен был выпалить хоть что-то, Форель открыл рот.
- Думаю, что если бы они и обратили внимание на это - ничего бы не изменилось. Закапывать эту дрянь все равно предоставили бы нам, - голос его был вкрадчивым, но в тоже время достаточно уверенным и настойчивым, - Другое дело, что они более озабочены своим положением относительно соседей. Стало быть, это важнее. Тут уже интереснее, - кот принялся выкапывать яму все глубже и глубже. Отвлекаясь на дело, он рыл и рыл, замолкнув на пару минут. А потом прильнул к земле, полностью скрывшись в яме и более тихо добавил, - Возможно, ими управляет страх или смятение. Кто бы знал. Рыба тут каждые Зеленые Листья так не валяется. Ведь так? - он юлил. Чувствовал, что вот-вот Рогоз поддержит. Он явно знал чуть больше самого Форели. Вкдь именно он первым увидел эту рыбу.
Сейчас самое время искать новые связи. Даже среди таких неприятных личностей, как Рогоз. Хотя, кто его знает?
"Может есть в тебе что-то светлее твоей шерсти."

Отредактировано Форель (03-08-2019 21:23:59)

+2

53

► Целительская

Дохромать до берега оказалось не так просто, как сначала подумала Сивая, полная энтузиазма от прошедшего сбора трав и предстоящего ещё одного. В последнее время она тратила немало сил на поддержание племени в добром здравии, но вот о себе заботиться почти что перестала. Спала мало, еле-еле умывалась по утрам, да и с Ручей совсем перестала делиться новостями, посчитав подругу слишком занятой котятами и возлюбленным, а себя — делами.
Надо это прекращать, а то так скоро меня на все племя не хватит, — помотала своим мыслям головой и приостановилась недалёко от воды. Если днём полезные травы разглядеть было просто, то скудный звездный свет и проблески луны через облака не были помощниками в темное время суток. Сивая, впрочем, знала, что ей искать, и потому уверенно направилась к воде, где было мелко. Кое-как спрыгнув по камням в наиболее безопасном месте, она улыбнулась приятному прикосновению воды к лапам и животу. Шерсть потяжелела от воды, и так хотелось пойти поплавать вместо того, чтобы заниматься делом... Отказать себе в этом желании целительница не смогла: несколько крупных гребков, и она уже не так близко к берегу, под лапами дна не ощутить.
Сразу вспомнились те дни, когда именно плаванье спасло душу и тело серой, хотя после травмы ей пророчили куда более тяжкую судьбу. Улыбаясь воспоминаниям и отфыркиваясь от воды, с брызгами и шумом она плескалась в реке, пока не заметила, что время-то летит, а травы все ещё остаются не собранными. Не без сожаления зеленоглазая покинула заводь и выбралась туда, где могла стоять, вновь. Отряхнувшись так, что камни и травинки вокруг заблестели от воды, выбралась на сушу и принюхалась, уловив специфический аромат водной мяты. За ней-то, в первую очередь, она и пришла. Сиреневые на свету, а сейчас темно-серые цветки и мягкие, ароматные листья были совсем рядом и словно просились с собой. Азартно улыбаясь, серая обирала растения и складывала щирокий лист, наполнившийся очень быстро. Больная лапа то и дело начинала странно ныть внутри, но ее Сивая упорно игнорировала, нагружая все больше.
Она выбралась на берег и вытащила лист с мятой, наклонилась, чтобы оттащить его под ближайшую ивушку и оставить там до поры до времени, но судьба решила иначе. На очередном шагу лапу пронзило такой сильной болью, что кошка не удержала жалобного вскрика и потеряла равновесие, глухо упав на траву. Боль не проходила, оставшись такой же резкой, и в том, что идти обратно в ближайшее время она не сможет, а уж тем более - собирать что-то, целительница была уверена. Жмурясь, она кое-как подползла к той иве, что была совсем рядом, и рухнула под ветками, прикрывавшими сверху.
Только бы никто меня не услышал! — взмолилась она куда-то в сторону, принюхиваясь и пытаясь понять, нет ли соплеменников поблизости. Никто не должен видеть меня в таком состоянии. Ох уж эти тупая непроходимая гордость и упрямство, что не давали просить помощи той, что сама помогала всем в племени.
Обернувшись, она приметила выроненный свёрток и прикрыла глаза, захваченная очередной вспышкой боли. Раньше они не накатывали так внезапно, а маковые семена позволяли пережить последствия травмы с минимальными неудобствами, но сейчас Сивая напрочь пропустила все предупреждающие сигналы и оказалась без нужных лекарств. Чтобы заглушить рвущийся наружу стон, она впилась зубами в отломанную, видимо, ветром ивовую ветвь, валявшуюся рядом.
В пасти мгновенно возник противный горький привкус, столь яркий, что всю сплюнуть захотелось, но эта горечь словно отвлекала. Грызя ветку, мусоля кору целительница переживала боль и обреченно ждала, когда та перейдёт из разряда невыносимой хотя бы в терпимую. Об умеренной и мечтать не приходилось.

+2

54

Пока земля под лапами податливо превращалась в хранилище для протухшей рыбы, Рогоз молчал, даже не поднимая глаз на Форель. Пусть подумает. Подумает и скажет, и тогда всё будет понятно. В голове черношкурый прокручивал всё, что было связано с соплеменником, пытаясь выстроить его образ и отнести к какой-либо стороне этого конфликта. Молод и пылок, но слишком глуп, гоняется за кошками, видя в этом смысл своей жизни. Но что-то в нём есть, может, со временем он станет дальновиднее и практичнее. Опаснее? Возможно, Форель стоило держать возле себя, но решать единолично Рогоз это не мог. Пока его задача состояла в том, чтобы узнать о настроениях соплеменников и сообщить Выдре. Она решит, что будет лучше.
Яма уже была достаточно глубока, и воитель без лишних слов спихнул трупики рыб туда. Он давно уже не боялся запачкать лапы. Можно сказать, с не которых пор он делал это даже с удовольствием.
- Важнее вылизать под хвостом ветрякам? - фыркнул Рогоз. Признаться, он и сам думал, что Созвездие и Буран слишком много внимания уделяют внешней политике, когда племя гниет изнутри. Он насмешливо осклабился. - Или может кричать о предательстве племени Теней, которые поменяли союзника в пользу более сильного?
Рогоз вытянул переднюю лапу, остановив взгляд на почерневших от грязи когтях. Возвращаться за новой порцией тухлой рыбы обратно на берег он не спешил. Форель заговорил тише, рождая в душе черношкурого неподдельный интерес. Кажется, он не ошибся в перспективе.
- Страх, - так же тихо повторил Рогоз и склонился к соплеменнику, растянув слово, слово даже его звучание приносило коту удовольствие. - Возможно, Созвездие лишь притворяется, что не знает, к чему всё ведёт. Скорее всего, она всё понимает и боится, что поймут и другие, - воитель бросил заинтересованный взгляд на гнилую голову рыбы и снова отдалился от Форели. - Но не всем хватает храбрости признать очевидное. Вот и выходит, что одна только Выдра готова отстаивать честь своего племени.
Рогоз повёл плечами. В груди вновь зарождался привычный трепет, когда кот вспоминал о подруге, но ни один мускул на его лице этого не выдал. И всё же голос его был твёрд и решителен, воин ни на секунду не сомневался в Выдре и её решениях. Кто-то мог решить, что пободное благоговение - это признак слабости, бесхребетности. Но для Рогоза верность не была пороком.

+4

55

Идя следом за Краснопёркой, Птица невольно задумывалась о том, насколько была похожа та на её родную мать. Первое, что помнила воительница - переливающуюся на солнце золотисто-пятнистую шкуру кошки, которая сейчас возглавляла их патруль. И, оборачиваясь, дабы глянуть на собственную, испещрённую такими же пятнами, пусть и более тёмными, из раза в раз приходила к мысли, что не так уж и сильно они наверняка различались. И теперь кошка ловила себя на мысли, что из её мировоззрения исчезли многие условности, а Серебряка и Созвездие она воспринимала совершенно родными братом и сестрой. Потому что так уж случилось, а они не дали повода усомниться в родстве душ.

- Но чем Речное племя могло разгневать предков? Не мы развязывали войну, и не мы жили склоками и предательствами, - распушилась от возмущения старшая воительница, в которой говорило скорее бессилие, нежели здравый смысл. Но в этом, конечно, она бы не призналась даже самой себе, чтобы не рухнули последние отстроенные моральные устои.

Когда патрульные разделились на группы, Птица предпочла остаться подле Краснопёрки. Нос морщился от отвращения и смрада, но она пересиливала себя, роя ямы в податливой илистой земле. Где-то в глубине скрутило желудок, предлагая вернуть завтрак наружу, на всякий случай; Птица с судорожным вздохом это желание в себе подавила. - Краснопёрка, - неуверенно начала воительница, будто и не пролетело многих десятков лун, а они снова были в яслях, и Птице требовалась поддержка старших. - ты веришь в то, что Звёздное племя сделало это для того, чтобы наказать нас?

+2

56

Форель внимательно вслушивался в басистый, какой-то томно-тяжелый, тягучий голос Рогоза. Те слова, что исходили из его уст, словно бы повторяли мысли Форели, которые он так боялся озвучить даже самому себе. А может и не боялся. Рефлекторно зарыл их подальше под ребра, чтобы не давали повода для волнения. Но что-то в племени назревало. И Рогоз был тому подтверждение.
- И пока они заботятся о внешней политике, кому-то нужно поддерживать внутренний баланс, - довольно кивнул Форель, тщательно складируя в выкопанной яме тухлятину, - Ты чертовски прав, - и если пару часов назад он испытывал к Рогозу, разве что, отвращение, то сейчас перед ним стоял потенциальный... друг? Будем называть его так. Друзья важны, друзья нужны. Когда это выгодно. А сейчас был именно такой момент. Да, может Рогоз и поступает как последняя безмозглая плотва, отнимая у темно-серого воина Выдру. Но, с другой-то стороны...
"Уклейка."
О, это имя он произносил бы снова и снова. Растворялся в звучании сладких букв, да так, что и Выдра как-то на фоне Уклейки становилась безразлична. Тем более, Уклейка поддержала его игру, ввязалась и, даже больше, начала играть свою партию. Так что, Рогоз сейчас казался вполне неплохим союзником. Но... союзником в чем?
В мыслях, в мировоззрении.
Форель с подозрением взглянул на черного кота, когда тот заговорил о страхах. Как яро он защищал свою подругу, как бесповоротно был убежден в своей правоте. Восхищение. Это именно то, что сейчас испытал Форель. Совершенно не сложно стать таким, каким его хочет видеть Рогоз. К такому даже привыкаешь, когда для одного соплеменника ты балбес и идиот, а перед другим можешь стать компаньоном и другом по совести. И когда рыба на берегу постепенно начала исчезать, превращаясь в солидную кучу в яме, Форель услышал те самые броские слова.
- Вот и выходит, что одна только Выдра готова отстаивать честь своего племени, - темно-мраморный демонстративно потянулся, поигрывая каждым мускулом на теле и широко зевнул. Пусть видит, что ничуть он Рогоза не сторонится, можно даже сказать, пускает в свое личное пространство и доверяет.
- Ты уверен, что одна лишь Выдра? - янтарноглазый медленно приблизился к угольному воителю, да так, что сломал все границы личного пространства, практически равняясь с ним лбами. Внимательно смотря тому в глаза, не моргая, Форель выдержал короткую паузу и добавил, - Страхом... можно управлять. Уж тебе ли это не знать, Рогоз-з-з? - затянул воитель и отстранился. Кажется, он начинал понимать, что что-то упускает, пропустив эту ночь, будучи на Совете, а не в лагере. Внутри все дрожало от подступающего страха (ведь Рогоз вполне мог бы его отчихвостить за подобную выходку), но Форель до последнего держался уверенно и ровно. Возможно, он поступил неправильно, так близко контактируя с воителем. Но рискнуть стоило.
Ради будущего.
Ради себя.
Эгоизм.

+6

57

Уголки губ кота дрогнули, скрывая довольную улыбку. С каждой секундой он чувствовал, что Форель становится всё ближе и ближе к тому, чтобы протянуть лапу. Это доставляло ему удовольствие: заманивать, склонять, увлекать в свой омут. Пускай сейчас Форель не представлял из себя ничего интересного для Выдры и её глобальных планов, о большей части которых даже Рогоз не догадывался (не потому что был недостоин, а потому что он абсолютно доверял своей королеве), но в перспективе молодой воин мог оказаться довольно полезным. В это Рогозу хотелось бы верить. Некая искорка в медных глазах соплеменника заставляла его на это надеяться. Знакомая, близкая черношкурому искорка.
- Баланс можно поддерживать разными способами. Можно грубо перетаскивать подстилку на себя, можно ломать и строить новое. Можно действовать деликатно и осторожно, - Рогоз ухмыльнулся, сверкнув глазами. Неслышно ночь накрыла лес, и теперь в темноте воин чувствовал себя ещё вольнее. Он смешивался со тьмой, будто был её отпрыском. Ночью он мог говорить без утайки. - Выдра долго пыталась действовать аккуратно. Кажется, Речному племени нужна встряска. Иногда мне кажется, что мы забыли, в чём наша сила.
По спине Рогоза пробежали мурашки от силы слов, сказанных когда-то Выдрой и повторённых им теперь. Воители должны сражаться за свою честь, своё достоинство. За своё племя. Созвездие не хочет сражаться. Львинозвёзд так и остался неотмщённым, а теперь она ещё и будет раздумывать над союзом с ветряными, лишь бы утереть нос "предателям". Изрядная пошлость. Рогоз настолько проникся неприязнью к собственной предводительнице, что теперь был уверен, что может предугадать её шаги.
Кот обернулся на негромкий голос Форели, вдруг оказавшегося совсем близко. Едва уловимо дёрнув ушами в раздражении от столь внезапного контакта, Рогоз не шевельнулся и остановил холодный взор на поблёскивающих интересом глазах Форели. А ты не так прост, как кажешься. Это хорошо. Наконец черношкурый улыбнулся, довольный своей находкой. Выдре понравится.
- Надеюсь, что нет, - одобрительно, почти благосклонно кивнул Рогоз. Что бы он мог иметь в виду? Так долго молчал или так быстро переметнулся? С этим нужно быть осторожней. - Управлять можно чем угодно. И я прекрасно знаю как, - беззвучно хохотнув, воитель остановил взгляд на рыбе, сложенной на дне ямы. Он негромко хмыкнул, после чего принялся закидывать захоронение землёй. - Возможно, не позволить целительнице осмотреть трупы было серьёзной ошибкой.
Рогоз метнул взгляд в сторону берега, удостоверившись, что соплеменники всё ещё были далеко, занимаясь своей частью тухлятины. Стоило ли рассказывать Форели хоть что-то, и если стоило, то как много? Был ли он настолько надёжен или хотя бы увлечён этой идеей, чтобы узнавать о планах Выдры и Рогоза? Двое - это мало. Трое, в общем-то, тоже.
- Зная слабые места, можно управлять кем угодно. Страх - лишь одна из слабостей. Есть и другие. Любовь к близким, например.
Этим сейчас и занимался Рогоз. Он прекрасно знал, с какой любовью его соплеменники относятся не только к родным, но и ко всему Речному племени, к своей предводительнице. Отчасти потому, что в какой-то степени и он умел любить. По-своему. Чего только не делают коты, ради тех, кем дорожат. А Рогоз предпочитал наблюдать за этим.

+6

58

Слова Рогоза все глубже и глубже проникали в сознание Форели, оставляя после себя сладкое послевкусие. Каждая его фраза пробуждала в темно-сером звериный интерес к происходящему, затягивая в пучину неизвестности. Или... уже не неизвестности? Форель едва заметно кивал, осторожно складывая гнилую рыбу в кучу, пропускал сквозь себя каждую букву, молча восторгаясь своим расчетом. Все-таки сработало.
- Оставим же грубую силу для недальновидных воинов. Как я вижу, и ты, и я - оба обладаем кое-чем более сильным, нежели когти и зубы, - мраморный встрепенулся и еле взмахнул кончиком хвоста, указывая на макушку головы. Он позволил себе голословно объединить себя в команду с Рогозом. И даже если тот откажется или спасует - Форель уже не отступит. Воин будет прорываться через любые баррикады и выстраивать новые пути подхода к черному коту. Здесь слишком нагретое и мягкое место. Тут будет удобно существовать.
Что Рогоз, что Выдра - оказались той еще парочкой. Так долго нести в себе такую ношу, лживо улыбаться во все зубы, мысленно держа оскал. "Чудесные. Я бы даже сказал - чудаковатые."
— Возможно, не позволить целительнице осмотреть трупы было серьёзной ошибкой, - и стоило черному бросить эту меткую фразу, как в глазах Форели тут же помутнело, затем резко осенившая мысль продрала веки, заставив темно-серого присмотреться к закапываемой рыбе. Конечно же, он ничего не успел увидеть. Нужно было заниматься этим до захоронения. Теперь же гниль мешалась с песком и глиной, полностью отрезая Форель от истины. Но Рогоз же не просто так это сказал. Он бы пустыми словами не бросался. Хм.
- Незачем ей лапы марать об эту гадость, меньше знает - крепче спит, - ловко поддержав игру слов Рогоза, Форель хитро улыбнулся, понимая, к чему ведет воитель, - С этой гнилью мало кто бы возился. Разве только мы, простые воины, простая рабочая сила, не способная видеть ничего дальше своего носа, - кот отвел взгляд на дальний отряд кошек, раскапывающих яму, - Занимательный факт, правда? - янтарноглазый заканчивал закапывать яму, - Все внимание всегда приковано к важным головам. Мы тут так, тени, - довольно проурчал Форель. Сейчас он был безмерно счастлив, что в свое время не привлек к своей персоне излишнего внимания. Что, по факту, никто о нем ничегошеньки не знает. Не было крепких друзей, кроме сестры, не было крепкой семьи, опять же, кроме сестры. Простой воин - что он может сделать?
- Мне кажется, я был бы вам полезен, - негромко заключил Форель, плавным движением отряхивая свои лапы от грязи, - Мы с вами идем по одной и той же тропе. Так, почему бы не составить компанию друг другу?

+5

59

Скупо кивнув, Рогоз поднялся и медленно двинулся вокруг небольшой свежей насыпи, что они соорудили, словно бы ему было важно, чтобы работа была сделана хорошо. Грубая сила. Он умел её использовать и совсем не думал отказываться от этого своего преимущества. И всё же, пускай Форель думает, что они одной речки рыбы. Да, пожалуй, Рогозу было приятно провернуть нечто, требующее расчёта и деликатности, внимания и проницательности, как сейчас, например, но использовать когти и зубы ради достижения цели ему было не привыкать.
Реакция Форели была прекрасна. Рогоз лишь сдержанно ухмыльнулся, но в душе он поражался самому себе. Никому и в голову не могло прийти. Столько наивности, столько доверия. Это было лишней похвалой для черношкурого самца, теперь снова абсолютно уверенного в правильности своих решений.
- Как бы всё самое важное не проспать с такими заветами, - хмыкнул кот. Всё играло ему на лапу, и это было даже странно. Не то чтобы он любил трудности, но... да, пожалуй, с ними жизнь была интереснее. - Тени. Так даже удобнее.
Форель понимал всё, что до него пытался аккуратно донести Рогоз. Это радовало. Если он не задаёт лишний вопросов, можно было бы даже посчитать его довольно сообразительным. Главное, чтобы он не посчитал себя настолько чудесным, чтобы подходить слишком близко к Выдре. Иначе придётся признать, что грубая сила - тоже весомый рычаг давления.
— Мне кажется, я был бы вам полезен.
На несколько секунд Рогоз замер и остановил холодный золотистый взгляд на морде соплеменника. Сейчас нужно было решить, захочет ли Выдра иметь с ним дело. В конце концов, её защитнику было плевать: её слово - и он справится со всем в одиночку. Но Выдре требовались союзники, поддержка среди речных. А в обязанности Рогоза входило и обеспечение её репутации. Стал бы он иначе марать лапы?
- Быть может, - глухо отозвался черношкурый, двинувшись в сторону берега, обратно к патрульным. - Только не разочаруй её.
В ночи они оба были почти невидимы. Тихо выбравшись из зарослей на озаряемый лунным светом берег, Рогоз поспешил к кошкам, снова надевая маску едва заметного участия. Ему не хотелось, чтобы кто-то задавал вопросы о его разговоре с Форелью. Да никто и не мог услышать. Они были далеко.
- Закончили? Пора возвращаться, мы сильно задержались. Я бы хотел ещё выспаться, - сухо улыбнувшись, Рогоз развернулся и быстрым шагом двинулся в лагерь. Ему нужно было многое обдумать, поэтому всю дорогу кот молчал.

>>> в лагерь

+2

60

[indent] Пожалуй, Уклейка услышала достаточно, чтобы сделать кое-какие выводы. Всё то время, пока Форель налаживал связи с Рогозом, она тихо сидела в овраге, в зарослях колючих кустов, никак не обозначая своё присутствие. К разговору кошка отнеслась крайне настороженно — её воротило от одной только мысли, что воитель хочет дружить с этим мрачным молодым котом. С Рогозом у трехцветки сложились не самые теплые отношения, особенно после его резких высказываний в сторону речной предводительницы. Да и он не слишком жаловал её компанию. В общем, полная гармония.
[indent] Как только до ушей речной донеслись удаляющиеся шаги воителя, Уклейка тихо, как смогла, выбралась из овражка, встав позади темно-серого. Темнота вокруг определенно прибавляла уверенности: может, ей даже удастся немного напугать Форель. Подобравшись совсем близко, трехцветка мягко коснулась его бока своим, да и он наверняка почувствовал её запах. Удивительно, что воитель не обнаружил её присутствие раньше. Или? Уклейке не хотелось, чтобы темно-серый думал, будто она шпионит за ним или контролирует.
[indent] — Форель? — мягко шепчет кошка, смакуя каждую букву в имени соплеменника, — Что ты здесь делаешь? И я не о рыбе, дружок. — кивая на свежезакопанную падаль, заканчивает речная. Её янтарные глаза горят холодной решимостью — Форели точно не уйти от ответа. Кошке не хочется быть ласковой, в её голове жужжит, словно рой разозленных пчел, одна тревожная мысль. Воительница размышляла о Выдре. А что если?.. Быть может, это всё хитроумный план?
[indent] Ночь прохладна, а возле реки ещё и влажно, Уклейка зябко ежится, пытаясь отогнать противное ощущение. Между соплеменниками повисает неловкое молчание, нарушаемое лишь плеском реки внизу. Трехцветка украдкой бросает смущенный взгляд на Форель, тут же переводя его куда-то вдаль. И когда она прекратит смущаться, словно незрелый оруженосец? Немного погодя к воительнице приходит мысль, что Форель может взбунтоваться, прогнать её прочь. Да и вообще он не обязан отчитываться. Но ведь он всё понимает?
[indent] — ...я хочу, чтобы ты был честен со мной. — после минутного замешательства еле слышно произносит Уклейка, глядя ему в глаза. Но очевидно, что это совсем не то, что изначально хотела сказать речная.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » речной берег