У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » речной берег


речной берег

Сообщений 61 страница 80 из 121

1

http://sg.uploads.ru/WCyDg.png

речной берег
——————————————————————
Речной берег является логичным продолжением речного лагеря. Его неровный край и небольшая возвышенность почти по всей протяженности является дополнительным барьером от нападок других племен. Чтобы забраться на берег, нужно отлично знать каждую выбоину и каждый уступ. Ближе к нагретым камням находится мелководье, где выбраться на сушу гораздо проще. Здесь воины рыбачат, поблизости водятся разнообразные виды пресноводных рыб: карпы, ерши, карасики, лещи и многие другие. Ниже по реке, где скорость потока снижена, есть вытоптанная у воды полянка, где наставники тренируют своих учеников в плавании.

˟ здесь можно собрать ˟

мать-и-мачеха
лаванда
кошачья мята
ежевика
мяун-трава

апр[]июл
июн[]июл
июн[]сен
июл[]авг
авг[]дек

водная мята
хвощ
пижма
тысячелистник
кровь-ягода

май[]авг
июн[]авг
июн[]сен
июл[]сен
сен[]фев

— зима
— весна
— лето
— осень

0

61

Сивая не ожидала, что боль начнет стихать так быстро, и не волнами, как обычно, а вполне себе резко. Вокруг все еще было темно и, слава духам, никто не слышал целительницу в минуту слабости. Громко пыхтя, она наконец разжала зубы и подвигала лапой из стороны в сторону, словно не веря, что она унялась. Подозрительно быстро, словно я мака объелась, но не сплю. Она прищурилась и пригляделась к ивовой ветки, с которой в попытке заткнуть себя и боль сдирала зубами кору и вцеплялась глубже и сильнее. Потихоньку в голове начала формироваться какая-то очень занятная мысль, но Сивая еще не уловила ее, словно болезненный туман мешал разглядеть четкую картинку. Тряхнула головой - туман не рассеялся.
Жалобно вздохнув, она дотащила к примятой от лежания траве собранную ранее водяную мяту и,все еще ощутимо прихрамывая, направилась к месту, где не так давно была с Лепестинкой. Их запахи еще сохранялись на высоких прибрежных травах, слабые, но различимые. Она улыбнулась воспоминаниям о приятной компании и о том, как славно пополнилась кладовая Речного племени. Конечно, впереди было еще много работы, но в своих силах целительница была уверена. Вот и сейчас она остановилась и принюхалась, припоминая, где оставались приметные днем, но вполне находимые по запаху кустики драгоценной кошачьей мяты.
— Ну-ка, где ты прячешься, — негромко мурлыкнула серая и навострила уши, словно была готова вот-вот услышать ответ от искомых трав. Увы, на поиски пришлось потратить около десяти минут, но они того стоили. С довольной улыбкой кошка набрала еще ароматных, мягких листьев и оттащила их к "родственнице", водяной мяте.
— Так-так-так, — протянула она, усевшись на траву и уставившись на собранные травы и валявшуюся неподалеку ветку. Что-то лезло, скреблось в мыслях, и серая попыталась ухватить картинки воспоминания, так настойчиво просящиеся наружу.
Вот она лежит в целительской: лапа замотана в паутину, наставник скорбно сидит рядом, а от боли, пусть и притупляемой маком, хочется выть. Приступы были сильны и внезапны и иногда заставали еще не привыкшую к травме ученицу вне палатки. Тогда, чтобы не кричать и перетерпеть, она тоже грызла ветки - когда ивовые, когда березовые. Что ближе было, то и грызла.
— ...но легче становилось после ивовых, ведь так? — с широкой улыбкой она наклонилась к ветке и с какой-то нежностью всмотрелась в кору. Прикусила нетронутый участок, потерла зубами. Скривилась от горького сока, но тут же просияла вновь. — Так!
Вот оно! Загадку удалось разгадать, пусть и не сразу. В ивовой коре однозначно таился какой-то секрет, и она совершенно точно могла унять боль, но при этом не усыпляла, как мак. И наверняка была не так вредна - но это еще предстояло узнать. Наверно, стоит насобирать веточек, тех, что поменьше. У молодых кора сочнее будет и дольше сохранится, а мне того и надо!
На сбор гибких, ароматных веток ушло немало времени и сил, но боль не возобновлялась, что только подтверждало теорию Сивой. Она не прекращала улыбаться в усы и хотела поскорее поделиться с кем-нибудь - сначала с Ручей, а потом еще с кем-то - своим открытием.

► куда-то дальше

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Сивая (23-08-2019 12:18:48)

+2

62

откуда-то

Сердцедуб упрямо шёл вперёд через колючие заросли орешника, раздвигая их массивными и широкими плечами. Он давно хотел вытянуть Подберезку на тренировку на воде, в конце концов, когда, как не в конце сезона Зелёных листьев удастся вдоволь нарезвиться на бушующей водной глади и заморить рыбку-другую.
- Малёк, - рявкнул Сердцедуб, остановившись и оглянувшись через плечо, чтобы строгим взглядом найти своего пушистого и беспечного подопечного, - слушай меня внимательно, малёк.

Кот нетерпеливо подождал, пока коротколапый догонит его и поравняется, прежде чем продолжить идти вперёд помедленнее, выбредая к усыпанному мелкой галькой берегу.
- Это - берег, - озвучил очевидное Сердцедуб, усаживаясь, - а ты - речной кот. Знаешь, что отличает нас от остального лесного сброда? - высокомерно заявил старший воитель, вытягивая лапы и укладываясь на клочок зелёной травы, - они до потери пульса боятся намочить свою шкурку. А мы - нет. Поэтому, давай, малёк, полезай и начинай мочить лапы, пока я за шкирку тебя не макнул в Реку. А я понаблюдаю.

Сердцедуб широко зевнул. Отчасти ему хотелось спать, но посмотреть на то, как важный птиц - Подберёзка - впервые потопчется на мелководье было куда более занимательным и интересным, нежели голубые грёзы. Поэтому старший воитель только нахмурил брови и красноречиво глянул на оруженосца, как бы намекая, что про другой план, в котором он макает ученика очаровательной мордашкой в Реку, он не шутил.

- Клади сюда свою паутину, - хмыкнул воитель, - не убежит она, - Сердцедуб обратил внимательный взгляд на Ландыша и Крылатку, выгибая брови, - Вы, в общем-то, тоже можете поплескаться, - кот умолчал о том, что сомневается в навыках Ландыша плавать с такими-то лапами, только встопорщив усы, - но дело ваше.

Отредактировано Сердцедуб (25-08-2019 12:52:38)

+2

63

— Быть может, только не разочаруй её.
Темно-серый гортанно заурчал, довольно щурясь и чуть склоняя затылок перед Рогозом.
- Можешь на меня рассчитывать, - отозвался Форель, медленно поднимаясь вслед за Рогозом. Все складывалось как нельзя лучше. Сейчас самое главное было сохранять спокойствие и уверенный тон. Несмотря на то, что янтарноглазый был тем еще хитрозадым воителем, внутри все же все клокотало и содрогалось от неуверенности и исходящей от Рогоза силы. Если бы черношкурый захотел - перегрыз бы глотку прямо тут, за кустами, никто бы и не подумал. Форель отчего-то был прямо уверен, что этот кот готов абсолютно на все, лишь бы его Выдра и ее репутация в племени была сохранена.
"Какое поклонение и слепая верность," - мраморно-серый не смог сдержать эмоций и уголки его рта еле заметно поднялись. Но Форель тут же осекся, вновь выказывая подчинение Рогозу, чуть опуская хвост к земле.
Патруль засуетился, а сам же Форель решился остаться незамеченным и вообще не встревать в лишние разговоры. Замешкавшись, воитель принялся отряхивать свои лапы, уже мысленно торжествуя над своей маленькой победой. И как только отряд начал удаляться, Форель приосанился, готовый отправиться вглубь территорий в поисках дичи.
— Форель?
Этот сладковатый запах. Он знал, кому он принадлежит. Но что бы ей тут было делать? Но судя по запаху, только-только ударившему в нос, она явилась сюда только-только. Оно было бы и к лучшему. Уши невольно повернулись в сторону звука и кот оторопело впялился взглядом в Уклейку.
— Что ты здесь делаешь? И я не о рыбе, дружок.
Буквально секундная заминка и растерянный взгляд Форели резко сменяется теплотой. Медленно выдыхая воздух из легких, воин сбрасывает с себя напряжение, понимая, что вот-вот все может полететь к Цапу в Темнолесье.
- Рыбка моя, - подходя к Уклейке как можно ближе, Форель прижимается к ней своей пушистой грудкой, - Зачем так пугать? - словно бы пытаясь уйти от разговора, начинает воитель. Мягкой поступью, он обходит трехцветную вокруг и нежно касается подбородком ее лопаток, вдыхая ее запах. Она явно напряжена, чем-то взволновала, может?
Форель остановился, отрываясь от Уклейки.
— ...я хочу, чтобы ты был честен со мной.
- Пытаюсь наладить отношения с соплеменниками, - невзначай выпалил Форель, совершенно серьезно глядя на кошку, - Хотел доказать Рогозу, что мне, кроме тебя никто не нужен. Он, видимо, по уши влюбился в Выдру, ошибочно думая, что и она мне интересна. Но мне кроме тебя вообще в этом лесу никто не нужен, - серьезность сменилась добродушием и Форель мягко вильнул хвостом.
Кот был счастлив осознавать, что Уклейка была ему кем-то большим, чем просто соплеменница. Иначе, возможно, прямо сейчас его бы ждала незавидная участь. Стоило Уклейке лишь услышать хоть часть того, о чем говорили Рогоз с Форелью.

+3

64

вместе с Ландышем и Крылаткой ---->

Нагруженный по самые бубенчики, ученик Сердцедуба шел, весь окутанный паутиной. Ковыляя крепкими лапами, буро-белый юнец пытался что-то по пути поспрашивать у Ландыша и Крылатки, но при каждом лишнем слове намотанная паутина так и норовила залезть в пасть, и малыш даже подумывал, что это был хитроумный воительский план.
А потом он увидел его.
- Сердце... бха-пха! - воскликнул, а после закашлялся оруженосец, отматываясь от продукта жизнедеятельности пауков. Размотав с лапы и шеи материал для Сивой, юнец торжественно вручил его под лапы Крылатки и аж подвизгнул:
- Я пойду можно-можно-можно? - припав на передние лапы и встопорщив пятую точку, попрыгал на месте оруженосец, а после скаканул к своему кумиру.
И даже плевать, что он звал ученика "малёк".
— Это — берег, — озвучил очевидное Сердцедуб, усаживаясь, и малыш уверенно плюхнулся рядом, копируя манеры наставника, — а ты — речной кот. Знаешь, что отличает нас от остального лесного сброда? — высокомерно заявил старший воитель, вытягивая лапы и укладываясь на клочок зелёной травы, — они до потери пульса боятся намочить свою шкурку. А мы — нет. Поэтому, давай, малёк, полезай и начинай мочить лапы, пока я за шкирку тебя не макнул в Реку. А я понаблюдаю.
- А меня за шкирку не надо, я этсамое сам, - подскочил котик, скрывая от всех и вся, что уже окунался как-то. Неудачно получилось, но Подберезка хотя бы был убежден, что не боится воды.
- Крылатка, Ландыш! Давайте сюда! - взвизгнул не по возрасту несерьезный ученик, с прыжка плюхаясь на мелководье, отчего пушистая шерсть местами прилипла к телу.
- Смотри как я могу, смотри-и-и-и, - хвастался перед наставником юнец, постепенно и неожиданно быстро уходя под воду. Пару раз воды глотнул - и вернулся на мелководье с во-о-о-от такенными глазами.

+2

65

[indent] Уклейка счастливо зажмурилась, ощутив его нежные прикосновения к себе и радостный взгляд. Тревоги насчёт Рогоза и Выдры улетучились (но ненадолго!), и кошка утробно заурчала. Однако не могла не признать, что воитель попросту увиливает от разговора, но настроения разбираться в ситуации не было. Ее забавляло, когда соплеменник называл её своей рыбкой. Воительница и впрямь ощущала себя рыбкой: начиная от имени и заканчивая тем, что она, в конце концов, жила в Речном племени. Форель всегда знал, что ей сказать, чтобы она окончательно расслабилась. Именно темно-серый научил трехцветку проще относится ко многим вещам, и Уклейка была ему сердечно благодарна.
[indent] Форель ласков, даже слишком, речная полностью поглощена новыми, непривычными чувствами, ощущая, как тонет в безграничной нежности, глядя в его янтарные глаза. Когда кот прижимается к ее груди, там разливается тягучее тепло, вставая комком в горле. Темно-серый не смотрит на Уклейку, а она в этот момент часто-часто моргает, стряхивая с ресниц подступившие слезы. И что это значит? Снова играем?
[indent] — Он, видимо, по уши влюбился в Выдру, ошибочно думая, что и она мне интересна. Но мне кроме тебя вообще в этом лесу никто не нужен, — в обычной обстановке Уклейка наверняка бы возмутилась этой глупости, ведь Форели никогда не смогла бы понравиться такая кошка, как Выдра! Она холодная, строгая, да и вообще довольно своенравная воительница. А какие кошки нравятся Форели? Сознание услужливо и практически сразу предложило вариант. Такие, как я. Cейчас ей было плевать на Выдру, Рогоза и всех остальных вместе взятых. Глупая ревность отходит на второй план. Показалось или? Сердце подскочило, радостно забилось, потому что знало правильный ответ.
[indent] — Но мне кроме тебя вообще в этом лесу никто не нужен, — мягко заканчивает воитель, глядя на трехцветку. Уклейка смущенно улыбается, бросая на него горящий взгляд. Всё в её внешнем виде пело и кричало:
[indent] И я люблю тебя! Люблю!
[indent] Воительница хитро улыбается, но вслух ничего не говорит. Простоту она не любила, да и темно-серый не должен обольщаться такой быстрой победе. И вообще, пусть первый признается. Трехцветка выскальзывает из его лап, не забыв потрепать его ухо своим хвостом. Уклейка заливисто смеется. Как приятно быть счастливой! Кошке хотелось прокричать о своих чувствах так громко, чтобы услышали коты всех четырех племен и даже одиночки. Уклейка действует как никогда решительно: поворачивается к Форели, оставляя на его морде нежный, чуть влажный след от языка и резво отскакивает в сторону, чтобы воитель не смог ее схватить.
[indent] — Тебе придется догнать меня, если хочешь получить еще один поцелуй от меня, маленький домашний котик! — радостно кричит трехцветка Форели, подпрыгивая на месте от нетерпения, — Ну же, поймай меня, Форель!
> водопад

Отредактировано Уклейка (26-08-2019 20:59:16)

+3

66

Крылатка была очень довольна "уловом". Нагруженное по усы трио двинулось по следу целительницы, но на пути встретило никого иного, как наставника юного Подберёзки. Разумеется, малышу больше ничего не было нужно, и поспешное сматывание паутины шло тому в доказательство. Да, кажется, они остановятся тут. Белая была не против немного отдохнуть, если это правда немного, потому что столько паутины они собрали не псу в пасть, а на лечение больным, и им эти мотки могут в любой момент очень понадобиться, особенно с этой воительской жизнью.

Вот, как и предполагалось, юнец сбросил с себя остатки паутины и подбежал к старшим с одним только искрящимся вопросом в глазах. Конечно же ответили ему утвердительным кивком. Наставник - очень важное дело. Эх, хотела бы и Крылатка воспитываться в племени с детства, чтобы вот также сиять при одном только упоминании о вылазке из лагеря или тренировке с наставником, чтобы иметь духовную связь с звёздным племенем и уже на подкорке понимать воинские законы, без позволения пустить о них сомнение.

Собрав паутину за котиком, в чём ей очень помог Ландыш, они сложили всё в одно место, отряхнулись и подошли к счастливой парочке.

- Добрый день, Сердцедуб. Как ты?

Поинтересовалась кошка, пока Подберёзка решил попробовать воду на вкус и пару раз окунуться. Но вскоре и ей поступило предложение намочить лапы. И от него Крылатка не смела отказаться. Всё таки юнец её зовёт.

Тихо зайдя в воду, она дала пару секунд коже привыкнуть к температуре воды и окунулась, чтобы быстрее проплыть вперёд. Ей было не впервой, а плавание, как всем известно, давалось этой бывшей домашней намного лучше боя, что даже странно. Она обплыла котика вокруг, пока не заметила, что тот стал глотать больше боды, чем нужно. Так они снова оказались на мелководье, где белая решила немного подбодрить "малька".

- Ты хорошо держишься для первого раза! Очень! Конечно, судить Сердцедубу, но я, честно говоря, завидую, в твоём возрасте так бесстрашно зайти под воду сможет не каждый. Только истинно речной котик.

Она провела мокрым хвостом по спине Подберёзки и встряхнулась. Сезон Зелёных Листьев уходил с каждым днём. Это ощущалось и по воде.

+2

67

Подберезка старался. Мех намок, и оруженосец уже не походил на крупный шарик из шерсти: прорисовывались лапы, неожиданно крупные и коренастые, да поджарый живот. Плескаясь на мелководье и несмело уходя дальше, юнец старался, греб лапами воду под себя да посматривал на наставника, ожидая его одобрения. Еще бы, ведь Сердцедуб - настоящий кумир!
Но наставник, кажется, отвлекся. Буро-белый почти расстроился, если бы не хвост красавицы-Крылатки, прошедший по мокрой спине:
— Ты хорошо держишься для первого раза! Очень! Конечно, судить Сердцедубу, но я, честно говоря, завидую, в твоём возрасте так бесстрашно зайти под воду сможет не каждый. Только истинно речной котик, - похвалила его соплеменница, и малыш, к своему стыду, громко разурчался. Ему так хотелось привлечь внимание наставника, заставить говорить о себе, а теперь ко всему прочему - порадовать Крылатку, которая так вселяла в него уверенность.
Признаться, оруженосец даже забыл, что собирался поймать по рыбке для Ракушки и Ясенницы, и, едва увидел спинку пескаря на мелководье, опрометчиво бросился за добычей, чтобы положить его под лапы беленькой.
- Иди сюда... я покажу кто тут... малек! - сопел от усердия Подберезка, распугивая всю речную рыбу в десятки лисьих хвостов вокруг. В конце-концов рыбка улизнула в ил, и буро-белый остался с носом, мокрый, но не разочарованный. Лишь выжидающе смотрел на наставника: мол, я готов, сил много, знаний ни мышиного усика.
И шепоток, для Крылатки:
- Я тебе в следующий раз поймаю.

+3

68

[indent] - Выгуливаю своё горе луковое, - усмехнулся воитель себе в усы, пока Подберёзка бесился у, на удивление, спокойного речного берега, - вот, решил его утопить с утра пораньше.

[indent] Сердцедуб хранил непроницаемое выражение морды, изредка покачивая кончиком хвоста. То, насколько страстно и с особым удовольствием плюхался на мелководье Подберёзка могло вызвать у кошек умиленную улыбку. Впрочем, Крылатка только подтвердила его догадки, из-за чего старший воитель закатил глаза, устало поднимаясь на крепкие лапы.
- Стало быть, для грозовой развалюхи плаваешь ты действительно достойно, - строго произнёс он, одним плавным движением войдя в холодную воду до локтей, - отставить самодеятельность.

[indent] Сердцедуб одним широким движением лап подплыл к Подберёзке и крепко схватил его за шкирку, чтобы тот, наконец, перестал бултыхаться. И только после того, как оруженосец значительно успокоился, в ещё несколько движений передвинул его туда, где лапы илистого дна совсем не касались.
- Не борись с водой, - всё ещё крепко держа пушистый загривок, просипел Сердцедуб, - чувствуй и плыви по течению, сильно работай лапами. Я тебя сейчас отпущу, понял меня, малёк?

+4

69

— Выгуливаю своё горе луковое, вот, решил его утопить с утра пораньше.
- Эй!
И взахлеб под воду.
Вообще, Подберезка до какого-то странного равнодушия не боялся воды. Вот прям совсем: она забивала уши, нос, а он гоготал, как в детстве, заливисто и заразительно.
Особенно, когда Сердцедуб так хмурился.
Особенно, когда рядом были красавицы.
И плавал, и старался, и лапами толкался в воде так сильно-сильно - только бы кумир детства заметил и похвалил.
— Стало быть, для грозовой развалюхи плаваешь ты действительно достойно, — строго произнёс он, одним плавным движением войдя в холодную воду до локтей, и Подберезка закатил глаза, отвернувшись: знал же, что старший воитель доволен, — отставить самодеятельность.
Р-раз - и остановился, на мгновение потеряв дно под лапами и требухнувшись.
А потом на загривке сомкнулись стальные зубы наставника, и у малыша с натянутой шкурой мгновенно округлились глаза.
Что-то новенькое.
— Не борись с водой, — всё ещё крепко держа пушистый загривок, просипел Сердцедуб, — чувствуй и плыви по течению, сильно работай лапами. Я тебя сейчас отпущу, понял меня, малёк?
И Подберезка загоготал, сильно перебирая лапами, как сказал наставник - чисто случайно это сопровождалось огромными, задевающими старшего брызгами. Решительно кивнув, малыш насупился, нахохлился и пошел на воду так, словно на самого лютого врага. Сильно гребанув, Подберезка, напрягшись, ожидаемо и очень красиво ушел под воду с головой. На пару секунд.
А потом выплыл, весь зализанный, немного ошалевший, но очень довольный.
- П-плыву, д-да? - зуб на зуб не попадал то ли от холода, то ли от страха. Он смотрел то на Крылатку, то на Сердцедуба, а сам плыл-плыл.
- П-плыву же, да?

+3

70

Сердцедуб, как всегда, был щедр на комплименты. Это сарказм. Кошка весело усмехнулась себе под нос, отнюдь не подразумевая ничего плохого. Ей просто стало очень любопытно, как эта пара сойдётся в будущем. Её собственный первый опыт с наставником закончился, не успев начаться, и не то чтобы его можно считать опытом очень ценным. Но тут ведь другая ситуация. Крылатка видела, как при удачном раскладе холодность и серьёзность взрослого кота, как качества, могли смягчиться под энергичностью и огнём юнца. И наоборот игривость мальца направилась бы в положительное русло работы на благо племени. Тут главное не переборщить. Но думать об этом уж никак не ей, а только воителю-наставнику. И белоснежка была почти полностью уверена, что он всё это уже продумал. Так хорошо иметь кого-то, кто сможет позаботиться о тебе и твоём будущем. В этом плане племя было единственным утешением для кошки, как и во многих других планах.
- Не борись с водой. Чувствуй и плыви по течению, сильно работай лапами.
Крылатка вспомнила свои уроки, наверное, самые полезные, потому что плавать она действительно научилась и весьма неплохо. Воду любила всегда, это правда.
- Давай Подберёзка, постарайся!
Подбодрила она малыша, отплывая чуть подальше от пары, чтобы, вероятно, служить неким ориентиром на пути малыша. По себе она знала, как этого по-первой не хватает. Вот, вроде плывёшь, да плывёшь, а куда? Где берег, край песка под лапами и самая глубь? Как бы не врезаться в камыши? Когда вода застилает глаза после пары не слишком удачных нырков, надо суметь остаться спокойным и сознательным, чтобы в итоге таки выбраться самому.
Вообще Крылатка подумала, что совет Сердцедуб дал невероятно дельный, течение и волны очень помогают, только вот после тех отчаянных размашистых гребков ученика она была не уверена, что тот собирается придерживаться стратегии. И все же он очень старался. Это было видно. Наблюдая за малышом, белая была сама в воде без дна под лапами, поэтому оставалась собрана, но не проронить пару улыбок никак не могла.

+1

71

>лагерь
Форель хотел искать утешение абсолютно во всем. У него чесались когти и горели подушечки лап от накатывающей на Чернику злости. Он был готов отвлекаться на все что угодно, лишь бы поскорее забыться, отрешиться от личных проблем. Он хорошо запомнил то чувство, когда дрался с Черникой. Тогда он не думал ни о чем. Никакие трагичные и пессимистичные мысли не лезли в его голову. Форель не проникался в этот момент ни горечью болезни Уклейки, не чувствовал ответственности за своих котят. Было лишь одно - ярость. И, цап дери, темно-серому воителю нравилось это состояние. Именно в ту секунду он чувствовал себя хотя бы на мгновение живым, полноценным.
Путь до речного берега был близким, а потому до назначенного места воины добрались быстро. Форель не мог не подметить, как же сильно он охладел к Выдре, стоило только ему обрасти семьей. И если еще луны две назад он и поглядывал на Выдру искоса, так, будто бы пытается найти ее слабое место, будто бы до сих пор хочет завоевать ее, то сейчас янтарноглазый не испытывал к кошке никаких подобных чувств. А припоминая ее негативную реакцию на попытки Форели стать  с ней ближе, так и вовсе отбросил все сомнения - Выдра ему была не интересна как кошка. Другое дело - соплеменница. И не просто соплеменница, а верная подруга Рогоза.
Все еще сохраняя потерянный и отрешенный взгляд, Форель оборачивался то на Рогоза, то на Выдру, не силясь ничего сказать. Пока что. И наконец, когда медовый взгляд уловил застывшую реку, кот замедлил ход, практически останавливаясь.
- Черника с Крестовником только портят все, - внезапно выдал Форель, а затем встретился взглядами с Рогозом, - Если ты думаешь, что после появления котят мое отношение к общему делу изменилось - то ты крупно ошибаешься. Выдра в курсе? - отрезал темно-мраморный воитель, глядя на Выдру.
Почему-то Форели хотелось объясниться перед черным соплеменником, дать ему понять, что его намерения серьезнее, чем он думает.  А сам воитель уже предвкушал предстоящие дела, с надеждой торопясь вновь почувствовать "ничего". Забыться, отрешиться от всего личного и полностью погрузиться в дело. Только так он имел возможность вдохнуть полной грудью и продолжать жить, а не существовать. Поэтому и хотелось как можно скорее обсудить все до мельчайших подробностей. Все-все, лишь бы в голову даже мысли об Уклейке и семье не прокрадывалось.
"Только предстоящие дела."

+4

72

главная поляна >>>

Когда воители покинули лагерь, сумерки уже накрыли лес и повалил снег. Отличное время, чтобы незаметно покинуть лагерь - вопросов не будет. Рогоз, склонив голову, брёл следом за Форелью. Он слышал тихие шаги Выдры позади, и это тешило его самолюбие. Если она одобрит, если она оценит его старания, значит, оно того стоило.
- Черника с Крестовником - рыбоголовые дурни, - выплюнул ругательство черношкурый, скривившись. Более он не сдерживал себя, убедившись, что теперь и Форель осуждает действия сестры. Это было определённым плюсом - теперь у него меньше привязанностей, теперь он больше будет сосредоточен на деле. И это было видно в решительно сверкающих медных глазах. Рогоз смотрел на Форель с едва видимым одобрением. Всё-таки ему хотелось, чтобы Выдра поддержала его выбор. Как бы то ни было ответственность за участие Форели в их маленькой (или не очень) авантюре лежала целиком на Рогозе, так как именно он открыл тому все планы.
- Выдра всегда в курсе, - эхом повторил воитель с твёрдой уверенностью в голосе. Пока он не сообщал подруге, насколько глубоко погрузил Форель в их дела, но был уверен, что она и сама во всём разобралась, опираясь на его поведение. К тому же, нельзя было позволить Форели думать, что главный тут Рогоз.
- Нам нужно будет быстро вернуться. Созвездие и Ручей трясутся над племенем, как юные королевы над первым помётом. Они, видимо, забыли, что мы воители, - кот остановился в тени раскидистого куста. Сейчас, без листвы, он едва ли являлся укрытием, но снег, постепенно накрывающий весь лес, наращивал сверху некое подобие крыши. - Я не хочу больше ждать. Я считаю, нужно начать действовать, и знаю как.
Рогоз твёрдо взглянул в глаза Выдре, желая услышать её. Если кошка назовёт его самодуром и запретит делать что-либо, он повинуется. В конце концов, у нее всегда был план. Иначе же - уже скоро Рогоз сможет доказать самому себе, что Речное племя до сих пор сильно. А Выдре - что она не ошиблась в нем.
- Я знаю, к кому обратиться, - кот снова впился взглядом в подругу. Редко в его золотистых глазах можно было видеть столько огня. Рогоз действительно был поглощён своим замыслом. - Многие жаждут возвращения прежнего Речного племени, самого сильного в лесу. Я бы смог убедить их.
Непоколебимая уверенность. Разве есть хоть что-то, чего он не сделает для неё?

+5

73

главная поляна →

Мороз не пробирал тебя, ведь ты итак была слишком холодна. За мыльными стенами лагеря ты всегда чувствовала себя более свободной от всей этой суеты и клекота собратьев. И когда ветер касался твоей черной шерсти, ты с удовольствием вдыхала обжигающий легкие воздух, стараясь насладиться тишиной ночи и свободой. Шагая чуть поодаль от Рогоза и Форели, ты думала о чем-то своем, что возможно не касалось ваших планов на счет Речного племени. То были мысли глубже: о пепелище души, черном разуме и вороне-сердце, — что являлись главной тайной твоей личности. Но вот среди деревьев мелькнула застывшая река, и ты замедлилась вместе с Рогозом, глядя на то, как Форель начинает от негодования бесноваться.

— Выдра в курсе?
«Что ты хочешь этим сказать?» Ты нахмурилась и выпустила когти, впившись ими в холодную землю. Этот тон тебе не нравился, Форель не имел права так с тобой разговаривать. Однако, взяв себя в лапы, ты заставила себя успокоиться и выпрямилась во весь рост, с вызовом уставилась на него.
— Выдра всегда в курсе.
Но в конце концов Рогоз знал, что говорить, и он сказал, от чего тление на душе твоей прекратилось.

— Я не хочу больше ждать. Я считаю, нужно начать действовать, и знаю как.
Ты уселась на промерзлую землю, крепко обвив лапы хвостом, и отвернулась от Рогоза, уставившись на заледенелую посеребренную реку. Ты чувствовала на себе его твердый взгляд, ощущала его эмоциональный всплеск и знала, что должна дать ему ответ.
Кончик хвоста дрогнул, на секунду ты прониклась сомнением, и на небе твоем появился черный ворон, однако ты подавила собственное недовольство, понимая, что должна выслушать его. Он еще никогда не подводил тебя. Так почему должен подвести в этот раз?
Янтарь в глазах все также поблескивал тусклым светом, а ты неподвижно сидела и смотрела на стынущую реку, обдумывая все сказанное Рогозом. Он был так уверен в том, что ты его одобришь, ослеплен своей мыслью, что не замечал истины перед глазами: ты была недовольна, ты была холодна, ты была раздражена. Ведь всё было как на ладони: по поведению обоих котов тебе стало понятно, что Рогоз уже успел посвятить Форель в ваши планы без твоего ведома. Без тебя. Но вместо того, чтобы поставить его на место здесь, ты решила заняться дисциплиной немного позже, наедине.

— Говори, — как можно отстраненней и холодней произнесла ты, не спуская взгляда с Рогоза, однако голос предательски дрогнул, когда ты повернула голову к Форели. Легкая обида и злость: — раз знаешь.
Главная тут ты и только ты.

Отредактировано Выдра (29-12-2019 23:05:23)

+2

74

— Черника с Крестовником — рыбоголовые дурни, - услышав имя брата, Форель скривился, обнажая клыки. Как бы он хотел сейчас вонзить в этого недоумка свои когти, как бы хотел упиваться сражением с ним, безжалостно выпуская кишки. Но пусть этим занимается кто-нибудь другой. Темно-серый воитель давал себе отчет в том, что убивать - не его лап дело. Он был рожден для чего-то более занимательного, чем простая смерть. И пока остальные тратят силы на драки, он обязательно придумает что-то такое, что заставить Крестовника пожалеть о случившемся.
"И Чернику."
К сестре Форель сейчас испытывал ничего, кроме отвращения и непонимания. Кошка перестала казаться ему разумной, да и родственницей уже язык не поворачивался назвать. Да уж, вот такая семейка выросла. Один только Форель в ней выглядел более менее толково. Ну, пока бед не натворил еще. А тем временем подсознание диктовало свои правила - заглушала боль от болезни Уклейки, притупляла все отцовские чувства. Это в лагере Форель будет до бесконечности сильно любить своих отпрысков, будет восхищаться ими и учить уму разуму. Сейчас же перед ним стояли Выдра с Рогозом, которым нужен был другой Форель. Совершенно не семейный и отстраненный воин.
— Нам нужно будет быстро вернуться. Созвездие и Ручей трясутся над племенем, как юные королевы над первым помётом. Они, видимо, забыли, что мы воители, - Форель коротко кивнул, оглядываясь по сторонам. Было тихо.
- Что ты придумал? - повторил за Выдрой Форель, искоса глядя на воительницу. Выдра, подросшая и ставшая полноценной личностью, сейчас вызывала в Форели очень двоякие чувства. С одной стороны он помнил ее совсем юной - вспыльчивой, очень яркой егозой. А сейчас перед ним стояла кошка с холодным расчетом, с вскипающей изнутри яростью, тщательно скрытой ледяным взглядом. Было в ней что-то отталкивающе-притягательное. И в этом раздражении Выдры Форель находил что-то такое, отчего бы он ни за что не стал бы плечом к плечу с ней, но несомненно бы принял ее сторону. Возможно, боялся.
Форель окончательно еще не понял, что он хочет от всей этой затеи. Понимал только лишь одно - находиться сейчас в компании Рогоза ему было выгодно. А пока это приносит пользу самому Форели - игра стоит свеч.

+4

75

— Говори.
Было что-то в её голосе такое, что заставило Рогоза задержать дыхание и замереть, словно в ожидании удара. Он будто нырнул под лёд в сезон Голых Деревьев, так всё сковало внутри. Рогоз слишком хорошо знал Выдру, эти интонации, этот взгляд. Он понял, воительница совсем не в восторге. Повисло напряжённое молчание, и не пару секунд кот задумался - а стоит ли? Но чёткий приказ говорить не оставлял выбора.
- Мы сделаем то, что должна была сделать Созвездие давно. Мы покажем, что Речное племя сильно, пусть даже и без лидера. Добьемся извинений за причинённый племени вред. Возьмём своё.
Он не моргая смотрел на Выдру, пытаясь найти в её ледяном взгляде хоть намёк на одобрение. Желудок скрутило, лапы закололо от нетерпения. Рогоз на мгновение даже забыл, зачем ему нужны все эти доказательства силы Речных. В данный момент его интересовали лишь её мысли. Оставленный на попечение самого себя, долгое время обдумывающий свой план в одиночку Рогоз и забыл, кто действительно может сделать хоть что-то, чтобы вернуть величие Речному племени. Забыл, кому подчиняется.
- Нельзя затягивать. Выступим завтра, - кот настойчиво взглянул на Форель, но когда глаза вернулись к Выдре, можно было подумать, что он скорее советуется. Будто это и не его план вовсе. Но Рогоз прекрасно знал, что какая бы расчудесная мысль ни пришла ему в голову, Выдра может сделать её намного лучше. Сделать любой его план намного эффективнее. Или открыть глаза на очевидный промах. - Иначе дотянем до того, что Речное племя и в рыбий хвост не будут ставить в лесу. Ещё хоть раз Созвездие спустит с лап унижение речных - и наши соседи решат, что нам и вовсе не место в лесу.
Рогоз отвернулся, остановив взгляд на реке. Вокруг совсем стемнело, и всем троим следовало бы возвращаться в лагерь. "Не удивлюсь, если Ручей и Созвездие умудрятся поднять тревогу из-за того, что три взрослых воителя задержались в лесу. Это явно не то, что нужно Речному племени. Ещё одна ошибка - и Грозовые или племя Ветра начнут забирать наши земли на этом берегу реки. С этим нужно что-то решать".

+5

76

Ты вскинула голову, уставившись на черное полотно небес задумчивым холодным взглядом. Слова твоего верного воина и защитника звучали как-то отдалено и долетали до твоего затуманенного разума лишь отрывками, но даже так, ты прекрасно понимала, чего он хочет. Ваши мысли имели один исток, одно начало, ведь в большинстве случаев Рогоз озвучивал твои домыслы вслух, и ты гордилась тем, как точно он выучился, как хорошо познал одинокого ворона, с какой легкостью ходил по тлеющим углям души и не терялся во тьме густого тумана разума.
Не смотря на Рогоза, ты чувствовала тот проедающий прожигающий взгляд, и от этого пепелище тлело сильней. Сейчас ты была в центре внимания, твои слова должны были поставить точку в вашем разговоре.

— Нельзя затягивать. Выступим завтра.

«Нельзя затягивать петлю на шею. Оттого не хрусти позвонками заранее, не выдавай свои намерения. Ведь ломанные позвонки не всегда успеваешь вылечить, верно? Будь осторожен в желаниях, или петля затянется, а выскользнуть не успеешь. И тогда.. тогда уже ничего не спасет».
Рогоз так торопился, бедняжка. Куда же он так спешил? Возможно, ты бы посмеялась, но позволить такое себе не дала, поэтому взглянула на него то ли серьезно, то ли недовольно. Он слишком сильно горел этой идеей. Пусть умерит свое пламя, иначе оно будет слишком заметно для Ручей и Созвездия.
Затем неторопливо повернула голову в сторону Форели, смерив того уже равнодушным взглядом. Сейчас, он смотрел на тебя по другому: с некой боязнью. Ты выжгла все то, что напоминало тебе об ученичестве или детстве, ты уже не та, «та» была погребена под слоем пепла и углей. И отныне нынешняя ты известна лишь одному единственному коту — Рогозу.

Поднявшись с места, ты подошла к самому краю берега и уставилась в свое искореженное еле заметное отражение во льду. Это помогало твоему разуму выполнять всю нужную работу. Когда Рогоз закончил говорить, ты подождала примерно минуту, а затем поставила точку:
— Не дотянем, — протяжно. — Да и если попробуют делить наши земли, то перебьют друг друга быстрее, чем сделают это, — холодно, аж мурашки по спине. — Будем осторожны в своих действиях, Рогоз. Ты ведь не хочешь быть пойманным своими же соплеменниками, верно? — сейчас тебе меньше всего хотелось, чтобы он был похож на Чернику или Крестовника, которые действовали и вовсе необдуманно. — Пойдемте, я озвучу план завтра, как только первый луч солнца коснется снега на главной поляне. Будьте готовы.
Ты повернулась и, окинув обоих воителей серьезным взглядом, скрылась в ночной тьме. Сегодня сон не заглянет тебе в гости.

→ лагерь

+4

77

главная поляна →

Спорим, я первая что-нибудь поймаю, - игриво мяукнула Ракушка, резко выскочив из зарослей камыша прямо перед носом Подберезки и, взмахнув хвостом, спустилась к берегу, почти сливаясь со светлым покровом земли. Несмотря на бодрый вид, в голове все ещё стоял неприятный гул. От мыслей, от эмоций, от чувств, нахлынувших на нее ещё в лагере, которые она безуспешно пыталась скрыть, сбежав оттуда. Все было так пугающе-странно: если раньше об изгнании она слышала только со слов старейшин, то сегодня все сказки о Звездоцапе вдруг стали явью, воплотив в реальность наихудшие ее кошмары. Предательство. Изгнание. Последнее жгло на языке подобно раскаленным углям, и Ракушка невольно поморщилась, снова и снова произнося злополучное слово про себя.

Блуждая в собственных мыслях, ученица не заметила, как твёрдая почва под лапами сменилась сначала пустотой, а затем скользкой поверхностью. Глухой вдох оборвался вместе с предупреждающим визгом. - Подберезка! - и в тот момент, когда подушечки начали предательски разъезжаться на льду, координация ее окончательно подвела. Ракушка неуклюже столкнулась с учеником, безнадежно пытаясь ухватиться за его хвост, но в итоге оба покатились кубарем, угодив прямо в сугроб.

Подберезка? - снег залепил глаза, отчего ученица растерялась, первые секунды испуганно озираясь в поисках бурой шерсти. Казалось прошла целая вечность, прежде чем знакомая макушка появилась перед носом, заставив ученицу спохватиться и кинуться откапывать соплеменника. — Ты.. ты в порядке? - выдохнула Ракушка, виновато прижав уши. Правда, от вида взъерошенного, как мокрый воробей, друга ей тут же стало нестерпимо смешно. - Ну и вид у тебя, - рассмеялась кошка, пихнув котика лапой обратно в снег.

+3

78

главная поляна --->

- Угу, как же, - косолапя следом за сверстницей, бормотал себе под нос Подберезка, шутливо пихая кошку бедром в бок. Чудное дело: когда все уже они почти - почти! - потеряли надежду, что Ракушка оклемается от своей страшной болезни, светленькая удивила всех и вся, найдя в себе силы справиться с недугом. Она, как и Сердцедуб, неожиданно резко пошли на поправку, и вот теперь посмотрите: идет такая, вся из себя важная, на охоту, да еще и без присмотра воителей!
Под присмотром одного лишь Подберезки, и он не переставал каждый раз ухмыляться при этой мысли.
- Я, между прочим, бока у Сивой не отлеживал и учился как... как самый лучший будущий воитель, так-то! - задрал нос буро-белый, гарцуя вперед. Он не хотел упоминать, что некоторое время его обучения остановилось, когда Сердцедуб слег в целительской, но уж Лебедь-то за него взялся так взялся, и теперь сын Ласки и Плющевика ощущал себя лучшим оруженосцем вполне себе заслуженно.
И он так задрал нос, что едва не упустил момент, как Ракушка поскользнулась и полетела прямо ему под лапы. А потом они вместе - кубарем прямо в сугроб.
- Подберезка!
- Пхашто? - откашливаясь от снега, ученик смахнул с себя лапой гору снега прямо на Ракушку. Недовольная, мокрая и взлохмаченная морда юнца показалась среди снега, и он, по-взрослому хмуря морду, в два гребка высвободился из сугроба, отряхивая густой длинный мех. Снег полетел во все стороны!
- У меня? На себя посмотри! - показал ей язык ученик, оценивая припорошенную снегом шерстку сверстницы.
"Все-таки я был прав: у нас в племени столько хорошеньких кошек!" - ухмыльнулся себе под нос Подберезка. Ну правда, все как на подбор: и Ракушка вот, и робкая Лепестинка, и загадочная для него Тростинка, и языкастая Щукатая, и Рыжинка, и, и, и... Замечтавшись, буро-белый дернул ухом на шорох и тут же пригнулся.
- Смотри и учись, - нарушая все правила, шикнул Ракушке ученик Лебедя. Подбоченившись, примерившись, юнец в два прыжка напал на точку в снегу, из-под которой быстро-быстро раскопал мышку. Клац!, - и вот уже зверек в пасти победителя, а мех его распушился гордым воротником.
- Говорю же: времени не терял, - сплюнув мышку под лапы, приосанился здоровяк. Вымахал так, что до звания два мышиных усика и все!

+2

79

Отряхиваясь от снега, ученица и вправду не задумалась, как нелепо выглядела на фоне заметно возмужавшего Подберезки. Мокрая шерсть облепила исхудавшие бока, чего уж говорить о координации, которая тоже оставляла желать лучшего  - и полное отсутствие мышцев, которыми ее друзья успели обзавестись, пока Ракушка восстанавливалась, теряя драгоценное время. Поэтому, когда Подберезка неожиданно подбоченился, мастерски выследив и ловко выудив из-под снега мышку, ученицу буквально захлестнула волна обиды и злости. Не весь мир с его вселенской несправедливостью. Почему вместо того, чтобы тренироваться вместе со всеми, Ракушка провела треть своего ученичества под боком у целительницы, хромой и бесполезной  тенью перекатываясь из угла в угол?

Подумаешь, - фыркнула она, вздёрнув носик. — Я тоже так смогу, вот увидишь, - и, напружинив лапы, ученица приняла подобие охотничьей стойки, крадучись передвигаясь от кочки к кочке, невольно копируя движения соплеменника. Мышка была где-то рядом, вот-вот готовая попасться прямо в когти. Ракушка чувствовала, а потому была преисполнена желания утереть нос другу, показать, что она ничуть не хуже всех остальных. Тем более, она не собиралась возвращаться в лагерь с пустыми лапами. Ушки дёрнулись, уловив звуки копошения под снегом, и ученица подскочила с места, в прыжке прихлопнув хвост едва не улизнувшей от неё добычи. 

Ну, Подберезка-повелитель всех сонных мышей леса, - гордо вскинув хвост, Ракушка повернулась к оруженосцу, с победным видом зажимая в зубах полевку. - похоже у тебя появился достойный соперник, - сверкая прозрачно-голубыми глазами, подначила друга ученица. - Сможешь поймать больше?

+1

80

Буро-белый подбоченился, щуря глаза на хорошенькой соплеменнице. С выздоровлением к Ракушке вернулось не только хорошее самочувствие, но и характер с остринкой, и, предки, Подберезка скучал по этой зазнобе. Все-таки, они с Лепестинкой были такие разные, и к каждой из сестер душа юнца ныла по-своему.

Впрочем, он еще не понимал влюбленностей. Мир оруженосца делился на простое черное и белое, "хорошо с ней" или "плохо с ней". Ему было так легко и просто выбирать, чего он хочет от жизни, но, к счастью, не так сильно ученик дорос, чтобы делать тот самый выбор. Да и сделает ли когда-нибудь? И нужно ли?
Подберезка, честно, не повзрослел достаточно, чтобы думать о таких серьезных вещах. Все, о чем он думал, это то, как ловко Ракушка разделалась с полевкой: сначала выследила, а потом выудила из-под снега, словно рыбешку из воды, легко и просто. Одобрительно сощурив медовые глаза, самец показательно-шутливо фыркнул.
— Ну, Подберезка-повелитель всех сонных мышей леса...
- ... с чего это я твой повелитель?
...похоже у тебя появился достойный соперник, — подначила друга Ракушка, и оруженосец возмущенно распушился. — Сможешь поймать больше?
- Да я бы... - и кот закашлялся от резкого порыва снега. Снегопад начался столь внезапно, что буро-белому пришлось еще больше сощуриться, дабы снег не попадал в глаза.
- Уф точно не... сейчас, - перекрикивая редкие порывы ветра, выдал Подберезка, подталкивая Ракушку хвостом.
- Укройся за деревом, за ивой, - прижав уши, юнец распушил воротник и, нащупав свою мышь, забежал за толстый ствол плакучего дерева.
- Во дела. Скорее бы уже солнце, - как старейшина заворчал ученик Лебедя, ютясь за преградой от ветра.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » речной берег