У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
07.01 Отгремели последние салюты и через порог нашего форума переступил 2019 год, а вместе с ним глобальная перепись игроков. До 20 января включительно вы должны отписаться в данной теме. После переписи все аккаунты, не обозначившиеся в переписи, будут прокрестованы, а их внешности и цепи имен вынесены в базу свободных.
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » лунный камень


лунный камень

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

http://s8.uploads.ru/crYGk.png

лунный камень
——————————————————————
Тропка в скалах приводит путника к темнеющей в камнях пещере. Длинный холодный туннель всё время то расширяется, то сужается, то вьётся змеёй, изгибаясь под разными углами, то представляет собой прямой проход. На некоторых участках кошачьи уши задевают потолок, а усы с обеих сторон касаются стен, а где-то в ряд могут пройти три воителя. Но в конце концов туннель приводит к просторной пещере с громадным причудливой формы валуном в самом центре. Большую часть суток камень кажется обычным, но как только восходит луна, вся пещера озаряется завораживающим сиянием. Через отверстие в потолке призрачный лунный свет падает на белесый валун, заставляя его светиться мягкой голубизной.
Предводители и целители приходят сюда, чтобы открыть свои сны Звёздному племени. Когда пещера озаряется сиянием Лунного Камня, нужно коснуться носом его леденящей поверхности и дождаться, пока предки будут готовы ответить.

0

2

→ пастбище

— Обычно целители и предводители предпочитают путешествовать на голодный желудок, однако раз уж эту мышку умудрился поймать ты, не устрашившись её габаритов, то-о, — ветряк задорно ухмыльнулся, в пару приёмов доканчивая половину дичи, вновь подхватывая лопухи и бодрым широким шагом продолжая путь. Пустырник, как назло, не отставал совсем-совсем. Даже не дышал припадочно-лихорадочным образом. Досадно, досадно. Сам пушистый лекарь, например, уже видел звёзды перед глазами и искренне надеялся, что то было следствием подступающего на мягких лапах вечера. Впрочем, вечер вскоре действительно подступил. А двое путников оказались пред темнеющей расщелиной. Один из них осторожно положил кульки с травами наземь, хвостом указывая аналогичное сделать подопечному.

— Не пытайся разглядеть стены, пол или потолок — тьма там, — Полуночник мягко кивнул в сторону лаза, — всегда непроглядная, независимо от освещения снаружи. Не пытайся ориентироваться с помощью своих очаровательных ушек. Можешь услышать весьма-а странные вещи, — янтарные глаза заговорщицки блеснули, — положись на интуицию. Она — волшебство и чудо внутри тебя. А ещё столь быстрый способ получения информации, за коим порой остальным просто не угнаться. В конце пути ты увидишь свет, — целитель весело хмыкнул двусмысленности фразы, — его источает Лунный Камень. Прижмись к камню носом и не думай о возможной простуде, как только почувствуешь любимую Предками температуру. Понял, принял, осознал? Что же, мо… — трёхцветный внезапно прервал свой пламенный инструктаж, подняв переднюю лапу и поведя ухом. Шорохи, слишком громкие для дичи, отчётливо доносились совсем рядом, буквально в соседних кустах. Переведя на оные взгляд, полный мирного любопытства (право слово, какому безумцу с враждебными намерениями может понадобиться Лунный Камень. Или у коварных маньяков сегодня план, как бы оный хорошенько приложить о головы предводителей?), Полуночник дождался появления четырёх котов.

Точнее, одного кота с тремя кошками. Сабельника ветряк помнил точно, имя тёмно-шоколадной красавицы пока маячило неясной тенью, Наледь определённо была на прошлом Совете и, конечно, милая Ивушка (иначе зачем трём воинам идти в такую даль). Вот только на том отряд окончился. Саламандры не было. Не было — и всё тут. Однако ученики целителей без самих целителей определённо не ходят получать знаки от Духов. Да и трое воинов… Они с Пустырником вообще одни пошли. Факты оперативно сложились вместе в сознании застывшего памятником самому себе целителя.

— Мне жаль. Мне очень жаль, — опечаленный янтарный взгляд обводил соседей, дольше всего задерживаясь на ученице, коей слишком рано придётся стать полноправной врачевательницей. Ещё и перед Голыми Ветками! Нет, это несправедливо. Едва ли юная хрупкая Ивушка успела перенять за пять лун все знания от наставницы, едва ли ей будет легко под ожидающими чуда взглядами соплеменников. Полуночник внезапно светло и мягко улыбнулся, медленно, чтобы жест сей не был воспринят угрозой, положив лапу на сухощавое плечико.

— Знаешь, ты можешь приходить ко мне или к нашей границе… Хотя нет, мне гораздо быстрее и удобнее. Да! Точно. Хочешь, я буду приходить к вам — куда скажешь, вечером, когда дел в племени уже обычно не остаётся, и рассказывать тебе про травы, смеси, болезни, толкование знаков? Мне совсем не трудно. Разве что ночевать иногда придётся у вас, но только очень иногда — не зря таки моё имя Полуночник, — кот тихо фыркнул от смеха, ободряюще улыбаясь маленькой целительнице, — а сейчас, когда выйдем от Предков, могу поделиться травами, рассказать о них, м? Мы как раз к холодам запаслись. Надеюсь, воинская часть Теней не будет против, — кот подмигнул Сабельнику, Наледи и, кажется, Багрянке.

+8

3

►Пастбище
Тьма неумолимо спускалась, черной краской малюя на прошлом Пустырника пресловутый черный квадрат. Пушистый хвостище спутника светлым пятном все больше походил на белый карандаш - бери в лапу и пиши, пиши новое, котёнок. Не стесняйся, включи фантазию, все в твоих лапах. Звезды в твоей власти.

Травы упали на землю вместе с ночью. Котишка взглянул на своего почти-учителя и нервно огляделся. Здесь он еще ни разу не был и тем более не спускался в тоннель, лишь в теории зная, где все особенные коты общаются с прародителями. Слова Полуночника плыли в ушах, проплавляли мозг, обращая его в тягучий вкусный перфорированный сыр. С трудом собирая себя в лапы, мелкий воин легонько кивал, а затем, повинуясь порыву, скользнул ближе и вгляделся в глаза Полуночника.
- Ты же разбираешься в этом всем.. - Голос обвалился в пропасть шепота. - почему я?
Но ответ не суждено было получить. Полуночник отвлекся на появившихся соседей. Резко обернувшись, Пустырник с удивлением отметил, что он не единственный воин тут сегодняшней ночью. Инстинкт толкнул его к учителю, мол, защищай, а дальше мы ни при чем. Соплеменник же испытывал в этот момент какие-то другие, лишь отчасти смежные чувства. Котишка сглотнул. Как отнесутся к нему его знакомые воины? Не станет ли его назначение или присутствие поводом для смешков? Но нет, понурые морды и грустная ученица отвели все опасения в сторону.

— Мне жаль. Мне очень жаль.
Пустырник опустил глаза, а после и вовсе отвел взгляд в сторону, опуская уши. Вот оно что. Воин тихо опустился на землю. Его собственные проблемы и страхи отступили далеко на задний план. Смерти преследовали каждого кота сезон за сезоном, луна за луной, кому-то озаряя путь, кому-то руша всю жизнь. Ка-лен-ду-ла. Обеззараживает. Ты-ся-че-лист-ник, будь он проклят. Рвота.
- Можжевельник лечит Зеленый кашель. - Печально прошептал себе под нос Пустырник, так, чтобы никто не услышал. Смерть ничего не лечит.

Поднявшись на лапы, он, неловко ступая, подошел к Ивушке. По губам скользнула легкая, обезоруживающая улыбка.
- Здравствуй. Если не помнишь, меня зовут Пустырник. - Кот на секунду замолк, подбирая слова, разглядывая эту худющую, такую уже взрослую, девчонку. - Соболезную.
Ком подкатил к горлу и коту ничего не оставалось, кроме как отступить, предоставляя главную роль своему наставнику. Тот в любой ситуации молол без разбору, так и сейчас пусть применяет свои ораторские навыки. Пус-тыр-ник. Снотворное.

Отредактировано Пустырник (10-11-2018 01:59:27)

+3

4

племя теней --->

Ивушка очень устала.
От дороги. Каждый шаг впоследствии давался все тяжелее, и на ходу ученица лихорадочно вспоминала, чем лечат потрескавшиеся подушечки. Паника подступала тошнотой к горлу: предки милосердные, она даже такую пустячность вспомнить не может - как теперь прикажете сохранить максимальную численность племени Теней в грядущий суровый сезон?
От страха. Страх душил её и выворачивал наизнанку, и пару раз серо-белая дочь Вяхиря честно испугалась, что сможет опозориться перед сопровождавшими ее тремя воителями еще и так. Она подрагивала и передергивалась, а хвост взволнованной тонкой змейкой рассекал воздух - разок Ивушка, вроде как, даже случайно хлопнула им по носу Наледи, но даже в таком состоянии нашла в себе силы буркнуть что-то про очень жаль.
От чувства вины. Багрянка и Сабельник так успокаивали и поддерживали её, что ученице погибшей Саламандры было попросту стыдно посмотреть им в глаза после своего поведения. Разноцветная мордашка отворачивалась и выискивала что-то интересное на горизонте всякий раз, когда бесхвостый товарищ или его красивая подруга обращались к ней своим выворачивающе-ласковым, убийственно добрым тоном, от которого солнечное сплетение сдавливало все органы в один тугой комок.
Я обязательно извинюсь, обязательно!
От раздирающих черепную коробку мыслей. Яркие, незабываемые картинки мертвой Саламандры и светлой шерсти в её когтях отпечатывались в памяти юной врачевательницы, выжигали в мыслях донимающие образы, и где-то на отголосках сознания Ивушка поняла, что не спала уже очень, очень долго. Она шла, почти не разбирая дороги, и когда те самые скалы показались в нескольких лисьих хвостах, на двуликой мордашке не отразилось ни единой эмоции.
Потому что она очень, очень устала.
Уже на подходе Ивушка почуяла запах целителя племени Ветра, и в душе встрепенулось что-то, поддерживающее жизнь в хрупком серо-белом теле. Она приподняла уши и пошла вперед, чуть ускоряясь. Едва завидев Полуночника, юная целительница остановилась, как вкопанная, и эмоции, отразившиеся на морде товарища, говорили сами за себя.
Под его шепот Ивушка закусила губу, сдерживая рвущиеся наружу слезы. Столько терпела, больше нельзя.
- Спасибо, Полуночник, - по-взрослому пробормотала теневая кошка, медленно подходя к священному камню. Время еще не пришло, и луна не осветила его - впервые, наверное, Ивушка ждала этого почти равнодушно.
Теплилась лишь одна мысль: наверное, Саламандра придет к ней?
— Знаешь, ты можешь приходить ко мне или к нашей границе… Хотя нет, мне гораздо быстрее и удобнее. Да! Точно. Хочешь, я буду приходить к вам — куда скажешь, вечером, когда дел в племени уже обычно не остаётся, и рассказывать тебе про травы, смеси, болезни, толкование знаков? Мне совсем не трудно. Разве что ночевать иногда придётся у вас, но только очень иногда — не зря таки моё имя Полуночник, — тихое фырканье ветряка пробудило мрачноватую улыбку на мордашке Ивушки.
- И кто из нас теперь болтушка, а? - негромко, медленно пробормотала серо-белая, с неприкрытой благодарностью в блестящих глазах взирая на Полуночника. Сердце забилось чаще: это её шанс. Он сможет, он не подведет, он точно подскажет самые важные вещи, самые важные травы, чтобы Ивушка помогла своему племени пережить суровый сезон.
- А сейчас, когда выйдем от Предков, могу поделиться травами, рассказать о них, м? Мы как раз к холодам запаслись. Надеюсь, воинская часть Теней не будет против, - продолжил Полуночник, и ученица рефлекторно глянула на сопровождающих.
Снова кольнуло чувство вины, и она промолчала, отворачиваясь.
- Надеюсь, Саламандра сможет придти ко мне во сне. Мы нашли её тело на границе с... Грозовым племенем. В когтях была шерсть, - поделилась серо-белая, присаживаясь ближе к камню и обращая взгляд на Пустырника.
- О, так ты из наших теперь, - не силясь улыбнуться, произнесла Ивушка вполне вежливо, с упорным взглядом на свои лапы принимая сочувствие юнца.
- Пустырник. Помню, кажется. Пустырник, кажется, когда живот болит, да? - несмело пошутила кошечка, с осторожным взглядом на Полуночника как бы спрашивая: а ведь правда, от живота пустырник, да?
Тихое мерцание. Прищурившись от слабого света, Ивушка обратила взгляд на камень, а после, поверх него - на других целителей.
- Я дождусь вас после, - согласившись на помощь Полуночника, малышка прикрыла глаза, глубоко вздохнула и свернулась клубочком возле святыни, поджимая совсем еще маленькие лапы куда-то под окруживший её тонкий хвост.

+7

5

<<< -------------- главная поляна

В дороге Наледь нервно глядела по сторонам. Сабельник утешал Ивушку, Багрянка прикрывала тыл, и светлая непроизвольно взяла на себя роль разведчика и «предупредителя опасности». Забегала ненадолго вперёд, останавливалась, принюхивалась, возвращалась, проверяя маленький отряд. Всё-таки была причина у глашатой послать трёх воителей для защиты будущей целительницы. Всё-таки была.
Кто бы знал, что крутилось в голове у остальных, у Наледи было только одно на уме - нарушение Воинского Закона. Что-то убило Саламандру? Кто-то убил Саламандру? Но тогда возникает резонный вопрос - кто? Информации было так мало, что разум непроизвольно тянулся к тому объяснению, что предлагали сплетни внутри лагерных стен: Грозовые. Но разве они... как... как кто-то вообще мог нарушить Воинский Закон?
Преступить границу - уже нарушение. Пусть и считают остальные его мелким, но всё же - факт. Но убийство - это уже что-то из ряда вон выходящее. Воители не опускаются до такого. Даже в самой отчаянной битве за границу не опустятся.
«И ты никогда не опускалась до такого, верно?» - ядовито напомнила себе кошка, яростно прижимая уши к голове. По себе стоит судить других, ох по себе.
И всё же сердце тревожно ныло. Не могла, просто не могла поверить в правду. Ни в ту, что так дико нарушала законы жизни, ни в ту, что внезапным холодным дождём обрушилась на всё племя Теней: Саламандры больше нет. И всё же стоило только оглянуться назад, побежать наравне с отрядом, как понимал: глаз больше не цепляется за мощную фигуру целительницы, и только лишь Ивушка - одна отныне - несла этот гордый статус на своих плечах.
«Значит, сегодня она получит новое имя и новый статус?» - вдруг подумалось Наледи, когда она в очередной раз изучала пятнистую фигурку. К этому тоже надо будет привыкнуть.
На подходе к Лунному Камню, ещё на извивающейся вверх к чёрному проходу тропе, почуяла запах племени Ветра. Не один, два. Кто туда пришёл?
Наледь обернулась на воителей, глазами спрашивая их мнение по этому поводу; внутренне собралась, вознося хвалу за тренировку днём, вернувшую ей прежнюю бдительность и быстроту лап, и стала подниматься вверх.
На прогалине перед чёрным зёвом их встретил Полуночник и Пустырник. Минута молчания. Наледь изучающе уставилась на воителя напротив, размышляя, не по той же ли самой причине он сопровождает своего целителя сегодня к Лунному Камню, и еле вздрогнула, услышав голос Полуночника.
Ещё одно доказательство правды.
Ивушка же держалась достойно; гордость брала за маленькую целительницу, грея сердце. Наледь смотрела на неё, как на родного котёнка, сдерживая могучее желание успокоить и утешить её. Когда теперь ей остаться одной, расслабиться и просто оплакать почившую наставницу, с которой они долгое время делили одну палатку?
«Наверняка она искренне любила Саламандру», - Наледь еле слышно вздохнула, молча отходя в сторону и глазами провожая каждое движение Ветреных котов.
Сердце ничего не подсказывало.
Полуночника было слишком много; он всё говорил и говорил, звенел и звенел вокруг, и воительница практически потеряла смысл его слов, предпочитая следить за действиями. Пустырник, слава предкам, был тих и не выказывал признаков враждебности; а потом и вовсе присоединился к целителям, уходя в тоннель. Наледь изумленно повела усами, но выдохнула с облегчением; поговорить с соплеменниками теперь ничто не мешает.
Дождавшись, пока отголоски переговаривающихся котов затихнут, Наледь обернулась к Сабельнику, неожиданно близко глядя ему в глаза и неловко подвигаясь назад.
- Известно что-нибудь наверняка? - воительница перевела взгляд на Багрянку. - Что-нибудь слышно?

+7

6

— Поверь, милая, болтушка ещё мягко, если говорить обо мне. Звездопад, в рассветный час пытающийся выпнуть меня из родимой палатки на подвиги, и не таких комплиментов порой отвешивает, — ветряной целитель не знал правильных слов утешения, как не был чутким психологом или распрекрасным детектором чужих эмоций. Однако каждый полдень, вставая-восставая с мягкой, обладающей просто невозможным притяжением подстилки, он давал себе обещание. Простое обещание. Пройти сегодня дорог больше, чем вчера. Узнать сегодня нового больше, чем вчера. И, наконец, помочь на своём пути любому, кто будет в том нуждаться. Независимо от обстоятельств.

Не волнуйся, маленькая взрослая Ивушка. Ты не одна.

— Пустырник у меня лично лекарство от веселья. Да, зануда? — Полуночник фыркнул, обернувшись на будущего ученика и лёгким взмахом хвоста указывая ему прилечь у Камня, — впрочем, действие пустырника-травы не слишком отличается. Это очень сильное успокоительное. Настолько сильное, что успокаивает даже бессонницу или жар. Любит, к слову, как раз пору Листопада. И, логично, пустыри. Я тебе его потом обязательно покажу, — устраиваясь поудобнее у святыни, целитель с тревогой размышлял над теми словами молодой Теневой, кои пока умышленно оставил без ответа.

В когтях Саламандры — кошачья шерсть. На границе с Грозой. Сразу после достопамятного Совета, за исход которого ветряка до сих пор грызла вина. Он ни на мгновение не верил, что в племенах есть тот, чьего безумия хватило бы на убийство целителя. И, если думать в совсем жутком направлении, развязывания войны этим убийством. Убийством поклявшегося искать знание, не оружие против соседей. Однако, коли отбросить самое жуткое (из двух зол выбираем меньшее, ага. А действительно ли меньшее?), то были бродяги. Хотя. Тогда факт обнаружения мёртвой врачевательницы аккурат на границе крайне, крайне странен. Бродяги, подбросившие тело? Бродяги, знающие о ситуации в племенах? О да, Полуночник, давай. Изобрети теорию заговора. Все лесные параноики тебе спасибо скажут.

Травник с вересковых полей тихо вздохнул, прижимаясь носом к льдистой поверхности Камня. Быть может, Духи дадут ответы? И на вопрос Пустырника, заданный коту чуть ранее, тоже. Эх, мечты-мечты.

+4

7

Бесхвостый, большую часть дороги просто находясь рядом, подстроился под темп юной целительницы; лишь в начале пути он пытался еще утешить Ивушку, но вскоре понял, что ей лучше собраться с мыслями в тишине. Да и кто он ей, чтобы раздавать советы? Покосившись за плечо,  проверяя свою спутницу, а позже переводя взгляд на Наледь, Сабельник решил, что в центре их небольшого отряда ему самое место. По морде ударило что-то холодное и мокрое, в лоб отлетели брызги, и пятнистый вздрогнул. Дождь?
Надеюсь, на пути обратном дожди дорогу не размоют, — буркнул он, обращаясь то ли к спутницам, то ли к самому себе; его не столько волновала дорога, сколько расползающаяся грязь, глушащая запахи, ведь не просто так с травницей послали аж трех воинов. Наледь, конечно, шла впереди и проверяла путь на опасности, однако что если их поджидало что-то с другой стороны? Багрянка шла позади, а значит Сабельнику оставалось смотреть по сторонам. Стена воды перекрыла все то, что было вдали, и кот тихо цыкнул языком.
Там видно что-то впереди? — голос пришлось чуть повысить, дабы белесая Наледь точно его услышала. После того подарка, что Ветряки оставили на границе, черно-белому беспрерывно казалось, что за каждым камнем их ждет очередной сюрприз. Как там ветряки-то, интересно? Сабельник приоткрыл пасть и втянул в себя воздух, но тут же распахнул глаза и чуть не замер на месте. Дерьмо.
Скажи мне, что запахи тебе эти знакомы, — низко шепнул он на ухо Ивушке. Она ведь знает запахи своих друзей-травников? Но уж если это не травники... Кот вздыбил загривок и выпрямился. Но Ивушка выскользнула у него из-под носа и уверенно направилась дальше. Сабельник чуть расслабился, но остался настороженным.
Теплой ночи, — глухо выдал он, кивнув Полуночнику и... его спутнику. Проследив за котами, бесхвостый вскоре понял, что начинает понимать из их разговора все меньше и меньше слов, а потому оступился назад и пристроился рядом с соплеменницами. Дела трав надо оставить травникам.  Так, их голоса постепенно стали утихать.
Известно что-нибудь наверняка?
Сабельник дернул ухом.
Наверняка уж нет, — он был готов холодно отрезать все словом «нет», но четкий запах на останках с границы заставлял его сомневаться. Судя по вопросу, Наледь не успела к ним подойти, а уж Багрянка и подавно. Устремив янтарные глаза на проход, в котором скрылась Ивушка, пятнистый слизнул с усов мокрые капли. — На тех кишках был явным запах Ветра, поэтому я-то напрягся от вида Полуночника у Камня. Но что бы ни случилось на границе, тверда уверенность лишь в том, что не целителей это лап дело.
Он перевел взгляд на Багрянку и какое-то время еще разглядывал кошку, прежде чем открыть рот.
Где нашли Саламандру?

+4

8

лагерь >>>

Погода заметно ухудшилась с того момента, как сумрачные коты покинули лагерь. Багрянка, замыкавшая отряд, как только они вышли из леса на открытое пространство, продуваемое всеми ветрами, низко опустила голову и распушила короткую шерсть. Не особенно это спасало от дождя и ветра, но выбирать не приходилось. Воительница часто оглядывалась, пытаясь увидеть движение приближающихся путников, с которыми их могла свести судьба, сквозь пелену небесной воды. Однако никто не увязался за патрулём, хотя пытаться увидеть опасность повсюду после случившегося за этот день не было излишней предосторожностью.
Когда отряд уже добрался до предгорий, Багрянка заметила, как идущие впереди соплеменники насторожились до того, как увидела на некотором расстоянии две светлые фигуры. Воительница поспешила нагнать сумрачных и осталась рядом с Ивушкой на всякий случай. Одним из путников оказался Полуночник, ветряной целитель, а вот второй - воитель. Напрягшись рядом с юной травницей, Багрянка всё же не изменила выражения лица, лишь сдержанно кивнув соседям. Что их принесло к святыне в этот ненастный день? Случай?
Но, казалось, ветряки были настроены дружелюбно. По крайней мере, лекарь сразу приблизился к Ивушке, а та подалась к нему навстречу. Стало быть, всё в порядке. Целители выше межплеменных распрей. Как бы ни тяжело это было понять простым воителям.
Багрянка не стала вслушиваться в разговоры лекарей, оставаясь на почтительном расстоянии, потому что считала, что теперь уже Ивушка справится сама. В конце концов, теперь она равная Полуночнику. Она полноправная целительница племени Теней. Она обязательно справится. Но когда Пустырник последовал за целителями в темнеющий туннель, ведущий к Лунному Камню, сердце кошки кольнуло сомнение. Ну нет, ничего там не случится. Святое место, целители неприкосновенны. Всё будет в порядке.
Ещё пару мгновений постояв и посверлив задумчивым взглядом чёрный туннель, Багрянка всё же отошла к краю тропы и устроилась под небольшим навесом, образованным скалой. Если потесниться, здесь вполне хватит места всем троим сумрачным воинам. По крайней мере, это укроет их от дождя.
— На тех кишках был явным запах Ветра, поэтому я-то напрягся от вида Полуночника у Камня.
Багрянка поёжилась, снова невольно представляя эту картину со слов друга. Странно всё это. И страшно. Неужели сумрачным воителям теперь в одиночку опасно разгуливать по собственной территории? Никто и никогда не сможет запугать племя Теней. Кто бы это ни был, он лишь навлечёт на себя наш гнев.
— Где нашли Саламандру?
- На границе с Грозовым племенем, - воительница повела плечами и поморщилась, словно думала о чём-то противном. - Не верится, что кто-то мог решится на подобное преступление. Комета и Крушина с патрулём долго не возвращались, похоже, они встретили отряд Грозовых. Но чем закончился разговор, увы, не знаю, - Багрянка тяжело выдохнула. Наверное, если бы выяснили имя убийцы, предводительница сказала бы племени? Значит, ничего не ясно. - Надеюсь, предки хоть словечком обмолвятся обо всём этом ужасе, и Ивушка сможет успокоить племя. Комета с Крушиной ещё куда-то ушли, ни слова ни сказав... Неужто к Солнцезвёзду?
Багрянка с тревогой глянула на Сабельника. Ей хотелось бы услышать нечто вразумительное из его уст. Воитель всегда мог успокоить склонную искать подтекст в любой фразе и тайные знаки в каждом событии соплеменницу. Сабельник уже много лун их дружбы не позволял кошке бросаться с крайности в крайность, за что она была несомненно благодарна.

+3

9

Капля с уха Сабельника шмякнулась прямиком на нос. Не специально, конечно, но Наледь всё равно использовала всю свою выдержку, чтобы не передёрнуть плечами от неприятного ощущения.
Багрянка устроилась по другую сторону чёрно-белого воителя, и все трое, сжавшись в размерах, ютились под скалистым навесом, ожидая Ивушку и думы свои размышляя. Негромкий размеренный голос Сабельника и его манера речи даже подозрительно успокаивали расшалившееся воображение, маковым семенем действуя на неистовство разъярённой неправедностью души.
Конечно, до тех пор, пока за терниями слов не раскрылся их смысл.
- Кишки? - сдавленно рыкнула Наледь, выпуская когти. Ей было стыдно признаться, но она совсем не обратила внимание на то, что притащил с собой отряд Сабельника с границы, на запах крови и потрохов, вылежавшихся в земле, окутавший его с головы до лап; нет, она лишь монотонно (обречённо) следовала приказу глашатаи, пытаясь смириться с потерей целительницы.
«Ох и внимательная же ты дура, Наледь».
И ведь сердечко ёкнуло. В этот раз ёкнуло.
«Значит, Звездопад всё-таки объединился с Солнцезвёздом, и теперь оба решили захватить нас в клещи? Выжить с территории?» - шерсть непроизвольно встала дыбом вдоль позвоночника, мокро топорщась во все стороны и смешиваясь с шерстью Сабельника - столь же мокрой, что и её собственная.
«Не могу поверить, - мотнула головой, отгоняя от себя слишком общие мысли. - Надо быть чудовищем, чтобы распотрошить... - её передёрнуло, - Саламандру и протащить по всей линии границы племени Теней».
Наледь покачала головой, продолжая вслушиваться в слова Багрянки. Кажется, среди трёх воителей она была единственной, кто не имел ни малейшего представления об общей картине преступления.
- Это глупо, - подала голос со своей стороны, вклиниваясь в лёгкий просвет между речами бурой соплеменницы, - убивать и оставлять тело так, чтобы его всенепременно обнаружили.
«Ну да, ты-то лучше знаешь. Давай, расскажи, как хотела утопить ту одиночку, пока не расслышала её тихое живое дыхание».
- Думаю, они вдвоём хотят разведать местность и понять, что произошло на самом деле, - ответила Багрянке Наледь, отметая в сторону воспоминания о золотистой нарушительнице границ. - Мне тоже не верится, что кто-то может быть способен на убийство, - игнорируй внутренний голос, игнорируй, - ведь это тягчайшее нарушение Воинского Закона, - осторожно выглянула из-за груди Сабельника, поглядывая на нахохлившуюся и пытающуюся согреться Багрянку чистыми голубыми глазами. - Честно говоря, боюсь, они уже всё выяснили. Ведь не зря с Ивушкой послали троих воителей, - вслух озвучила ещё одну мысль, неотвязно жужжавшую в ушах. - Вам не кажется, что обратной дорогой стоит держаться земель одиночек и зайти домой через топи?
Пока придержим «озарение» о союзе двух котов, чьи племена издревле хватались друг за друга при малейшей опасности. Полуночник с Пустырником выглядели, конечно, сочувствующими и дружелюбными, но вот остановит ли теперь Воинский Закон их соплеменников, возжаждущих напасть на отряд, идущий обратно от Лунного Камня? Наледь слышала и не такие истории про своё второе родное племя.

+4

10

Молоденькая кошечка, к ее собственной вежливости, не обделила Пустырника парой фраз. Повесивший нос кот поднял на нее глаза, на дне которых плескалось доброе, теплое сочувствие. Он никогда одобрительно не относился к рано взрослеющим котам, но тут девчушку просто-напросто вынудил вопиющий по своей жестокости случай. Не изменяя воинской привычке, он складывал все условия смерти Саламандры. Голова его тихо качнулась и стороны в сторону.
Болтливый ветряк-целитель продолжал что-то мурчать Ивушке. Пустырник бросил взгляд на других теневых, кивком приветствуя котов, которых пару каких-то жалких минут назад принял за врагов или засаду. Он скользил глазами по их силуэтам, вечно, но так казалось лишь ему, на самом деле слеза не успела бы упасть за это время на землю.
— Пустырник у меня лично лекарство от веселья. Да, зануда?
Кот скривил губы, подаваясь вперед и наступил своему будущему учителю на хвост.
- Конееечно. - Он медленно оторвал лапу от шерстяного опахала. - Ой, извиниии. - Протянул он нарочито медленно, сладко растекаясь словами по горлу. - Я еще и неуклюжий, тебе так со мной не повезло.

Он нырнул в лаз, двое целителей и воин остались в черном молчании одни. Шагая вперед, то и дело отирая плечами стены, Пустырник вдруг понял, что почти не соврал. Полуночнику и правда не повезло. Как хорошо, что не ему одному. Ветряки вдвоем, испытывая взаимную неприязнь, наверное этим самым понимают друг друга куда глубже, чем кто бы то ни был. Неужели в этом был замысел? Ускоряясь, воин приказал себе пока не трактовать решения Звездных Предков. Момент, момент, сейчас все откроется и все ему объяснят.
Пустырник почувствовал, как сердце в его непропорционально узкой грудной клетке забилось о ребра. К щекам прилил сильнейший жар, кровь ударила в голову и застучала в висках, усиливаясь с каждым шагом вглубь. Все внимание перешло на ощущение своего тела, на попытку толчками лап в землю утвердить свое место тут, доказать самому себе, что реальность реальна.

Он остановился и невольно обернулся за плечо. Что, по сути, держало его там? Мама примет своего самого красивого котёнка любым, хоть целителем, хоть убийцей. Пустырник ничего не успел сказать ей, события обязывали действовать быстрее. Батя тоже не поколеблется. А в племени он и не был выдающимся. Втянув холодный воздух пещеры, воин повернулся на свою прежнюю траекторию, где до этого не видел ровным счетом ничего. И тут зрачок пронзил голубой мягкий свет. не долго думая, Пустырник пошел в очерченную этим свечением сторону, пока камень, о котором ранее кот лишь в сказках слышал, не оказался перед самой мордой. Эх, пускай. Опустившись на землю, кот ткнулся носом в холод и провалился туда, где, вестимо, его уже ждали.

+2

11

[nick]Нежнолистая[/nick][status]aliis lucens uror[/status][icon]http://funkyimg.com/i/2N5zX.png[/icon][sign] - светя другим, сгораю.[/sign]

Нежнолистая терпеливо ожидала на краю поляны, что принадлежала к угодьям Звёздного племени. Здесь, в спокойном и мирном краю, чьих земель никогда не касались засухи, холода и пожары, она была в какой-то степени давно: не так долго, чтобы, подобно самым почитаемым предводителям древности начинать растворяться в воздухе, но достаточно, чтобы встретить от лица предков уже не одно поколение покинувших земной мир котов. Высокие сосны, терпко пахнущие хвоей, отбрасывали тень на белые лапки, в то время как уши юной кошки слегка подёргивались от любого шороха, выдававшего её лёгкое нетерпение.

Что-то внутри неё подсказывало погибшей целительнице, что именно ей стоило провести этот ритуал. Нежнолистая не была, разумеется, лично знакома с Ивушкой, однако с самого начала пути той пристально за ней наблюдала, с некоей печалью предчувствуя, что их судьбы будут схожи и переплетены куда теснее, чем хотелось бы, наверное, обеим. А потому, когда среди серебрившейся травы появились очертания хрупкого силуэта, кошка поднялась со своего места и неслышными шагами направилась к Ивушке.

- Счастливо встретиться вновь, Ивушка, - улыбнулась Нежнолистая. Она не повернулась назад, но шерстинки на спине, трепетавшие от присутствия столь многих могущественных предков, невзрачными силуэтами стоявших поодаль, ясно дали ей понять: эта церемония будет проведена в кругу всех павших племени Теней. Молочно-белая шерсть погибшей целительницы больше не была испачкана грязью и каплями чужой крови, как то было многие луны назад. Наверное, в тот день никто и подумать не мог, что Зелёный кашель так скоро унесёт жизнь крошечной, едва успевшей стать целительницей Нежнолапистой: её собственная наставница отошла к предкам всего половинку луны до этого, а потом призвала к себе и ученицу. - Я, Нежнолистая, целительница племени Теней, призываю остальных предков-воителей взглянуть на эту ученицу. Она училась, не щадя себя, чтобы постигнуть мудрость целителя; теперь она будет великое множество лун верой и правдой служить своему племени. Ивушка, обещаешь ли ты строго следовать законам целителей, стоять выше вечного соперничества племен и помогать всем котам, даже ценой собственной жизни? - стоило ей начать произносить давно знакомые слова, совсем юный голос целительницы наполнился древней мудростью и состраданием. В вибрирующем тембре слились голоса всех тех, кто когда-либо приносил здесь такую же клятву, древнюю, как сама природа лесных племён. Услышав утвердительный ответ, Нежнолистая медленно кивнула.

- Тогда властью, данной мне Звёздным племенем, я даю тебе имя целителя. Отныне ты будешь зваться Ива! - провозгласила молодая кошка. Звёзды на светлой шерсти засияли ещё ярче, будто отражая светлое торжество владелицы. - Звёздное племя гордится твоей стойкостью и мужеством, - закончила целительница, подхватив хор голосов, из раза в раз чествовавших новоявленную врачевательницу её новым именем.

Она машинально поёжилась от порыва холодного ветра: что ни говори, холода пришли слишком рано... Но здесь не бывает так холодно, - успела мелькнуть в голове погибшей последняя мысль, прежде чем силуэты остального звёздного воинства начали стремительно гаснуть один за другим. В замешательстве оборачиваясь по сторонам, кошка вздрогнула, почувствовав, как из под земли вырывается что-то, что хотело попасть сюда, к ним, на гаснущий холодный свет. А затем уста Нежнолистой открылись против её воли, произнося слова чужим, потусторонним шёпотом. - Берегись того, кто прячется под землёй, - голубые глаза со смесью тревоги и беспомощности смотрели на Иву. И в тот момент, когда звёзды на шерсти самой Нежнолистой начали таять, она печально покачала головой: предки не могли повлиять на ход событий, что вершил судьбы живых.

+7

12

Сумеречный не имел ни малейшего понятия о том, что происходило у Лунного Камня, а потому отрешенным нежным взглядом поглядывал на узкий проём в скале; нежность в янтаре глаз скорее была побочным эффектом того холода, что мокрыми каплями скатывался по густой шерсти и исчезал под ней — пятнистому хотелось думать, что там, в пещере, сухо, спокойно и звёздно, однако реальность несколько отличалась. Вокруг троицы от земли поднимался то ли туман, то ли какой-то прохладно-мертвенный пар, все вокруг посерело, а единственным теплом были вырывавшиеся из пастей клубки разгоряченного от острой беседы дыхания. Да и верить в то, что в пещере правда безопасно Сабельник просто не мог — хотелось, но последние события не давали. Он дернул ухом, с которого тут же упала ледяная вода, нахмурился и покосился на спутниц по очереди.
Не верится, что кто-то мог решится на подобное преступление.
А Солнцезвёзд там не зазнался?
Кот ни в коем случае не хотел обесценивать смерть травницы или принимать ее смерть с неприличным спокойствием, однако этот день одарил кота такой сместью чувств и эмоций, что места для тяготящей грусти у него просто не осталось. Гнев и ярость отсудил ливень, а потому, в наступившем томящем спокойствии, он беспрерывно пытался сложить в голове хоть какое-то ясное представление о ситуации. Что, конечно же, было мало возможно. Но ничто не мешало разбавить Сабельнику свою версию событий личными впечатлениями и отношением к соседним племенам. На слова Багрянки он несколько утробно рыкнул, словно рык раздался откуда-то из-за его спины, а не из самой глотки.
Покуда кто-то решил начать с убийства Саламандры, приняв подобное решение не без причин, должно быть в голове кого-то есть план и пострашней. Что, если этот шаг — только начало? Ведь без целителя племя ослабнет, — кот прервался и покосился в сторону Лунного Камня. Да, у них была Ивушка... Но нужно было оценивать ситуацию здраво. — В подобном положении ведь можно делать что угодно. Уверен, у того, кто смог лапу свою поднять на защищенного Законом, вполне хватает сил на преступления серьёзней.
Сомкнув губы, сумеречный примолк и обдумал сказанное. Взгляд уперся в разрастающуюся лужу. Кому это было нужно? Убийца был один или нет? А что, если действовали группой? Если это убийство готовили заранее? И как тогда им удалось из лагеря-то выловить кошку? Мысли кота прервала Наледь.
А если тело там оставили специально? Как и кишки на той границе.
Он обернулся и проследил за тем, как вода скатилась со светлой шерсти соплеменницы. Та продолжила, перевела взгляд на Багрянку. Сабельник тоже.
Сидеть так, в ряд, было неудобно — кошки постоянно переглядывались через него, глаза рябило от ливня, а потому ему тоже приходилось метаться взглядом от соплеменницы к соплеменнице, нередко пересекаясь с ними глазами. От этого он не испытывал прежнего давящего от раздражения и смущения чувства, лишь слабый дискомфорт, который отдавался в дыбившуюся на крупе шерсть, благо ту никто не видел.
А если бы узнали — стоит ли говорить им имя всем? Не взбесится ли кто-то так, что вдруг решит границы пересечь и отомстить раньше положенного, м? — если некоторые готовы пересекать границы забавы ради, то чего говорить о пересечении границ под влиянием желания мести. — Возможно, кто-то ждет и от Кометы шага. И чем холоднее в Тенях удержим дух — тем лучше. Конечно, тяжко с горяча не делать глупостей, но впереди еще трудней — снега и голод.
Надеюсь, предки хоть словечком обмолвятся обо всём этом ужасе, и Ивушка сможет успокоить племя.
Сабельник стиснул зубы, чтобы не выдать ничего колкого и не разбить тонкую, как весенний лед, надежду Багрянки, и недолгая тишина, которую он выдержал, больно сдавила глотку. Пятнистый только взволнованно свел брови на переносице.
Сначала нужно успокоить Ивушку самим, — они ведь и понятия не имеют, как успокоили Ивушку предки. —А потому пойдем в обход. Наледь права.

+2

13

[nick]Зоркая[/nick][status]половина[/status][icon]http://sg.uploads.ru/0VnW2.png[/icon]Зоркая лежала, подогнув под себя лапы, прикрыв единственный глаз. Сегодня - великое событие, по меркам земных целителей и звездных предков - посвящение в ученики целителя. Странно ли, что бывшая ветряная относилась к этому спокойно, на ее счету уже не мало посвящений.
Ее жизненная мечта - гоняться по полям за кроликами. Увы, не все рождаются под счастливой звездой, и судьба остается беспощадна. С губ сорвался тяжелый вздох – воспоминания всегда отзывались болью в давно небьющимся сердце. Здесь, в звездных угодьях, время течет совсем по-другому. Успеваешь обдумывать многое.
Увы, котят, что рождаются с дефектами, сразу же определяют в калеки и выбор у них невелик - отправится в палатку старейшин, либо же обучаться целительскому мастерству, коль роль ученика врачевателя свободна. Когда ты почти слепая, никто не возьмется за твое обучение. Не выпустит одну из лагеря и проку от тебя только в собирании травок. Так решил предводитель. Покорившись его воле, Зоркая выбрала путь целительства, хоть так она смогла бы приносить пользу соплеменникам.
Со временем, учишься смирению, а в конце принимаешь то, что тебе уготовано, в тайне мечтая о сражениях и вздыхая, принимая роды у возлюбленной того, с кем выросла и в кого всю жизнь была безответно влюблена. Целителям многое запрещено, но жестоко, когда выбора у тебя нет.
Послышалось шуршание травы и Зоркая подняла голову, вглядываясь в темноту. Наконец-то. Рыжая поднялась на лапы, огибая соплеменников, выходя вперед. Сегодня, эта честь предоставлена ей.
- Полуночник, Пустырник, - она приветственно кивнула, улыбаясь, - Рада видеть вас. Меня зовут Зоркая, я бывшая целительница племени Ветра. -  кошка расправила плечи, готовясь к торжественной речи, - Пустырник, выйди вперед. Я призываю своих соплеменников, звездных предков, взглянуть на этого кота, что решил посвятить свою жизнь изучению целительского искусства. Клянешься ли ты, Пустырник, воитель племени Ветра, отречься от всех воинских обязанностей и почестей, от построения семьи и рождения детей, и отдать свою жизнь на служение племени? - голос звучал холодно. У него есть этот выбор. У нее не было. Наверняка он знает что делает, уже испытав на своей шкуре, что такое жизнь воителя. Да, она завидует ему. Дождавшись положительного ответа, кошка едва заметно вздрогнула, - В таком случае, Звездное племя благословляет тебя. Отныне ты, Пустырник, ученик целителя племени Ветра. Пусть твое обучение будет легким и не тернистым.
Стоявшие вокруг, начали дружно скандировать имя новоиспеченного, великовозрастного ученика, Зоркая же сдержано кивнула ему не отрывая взгляда от его морды, будто ожидая от него чего-то. Но нет. Им пора уходить. А Звездным предкам предстояло все также наблюдать за жизнью живых, порой вспоминая, как здорово, когда с шерстью играет ветер. Внезапно, дыхание сперло и рыжая шумно вздохнула. Она сделала несколько шагов, остановившись аккурат между Пустырником и Полуночником.
- Переменчивый ветер взрастил семена на чужой земле. - быстро выдохнув, звездная целительница попятилась назад, качая головой. Силуэт живых начал таять, так бывает всегда, когда общение заканчивается. Или же это она исчезает? Через несколько мгновений, Зоркая уже стояла в одиночестве в звездных угодьях, таких родных и ненавистных.

+2

14

— Убивать и оставлять тело так, чтобы его всенепременно обнаружили.
Провокация. Убийца дразнится? Или всё Грозовое племя настолько прогнило, что возомнило себя властителями леса. Думают, что без последствий могут совершать тяжелейшие преступления. Неужели ненависть между нами выросла до таких масштабов, что даже целители вовлечены в эту войну? Багрянка всё хмурилась, отведя взгляд куда-то в сторону, и ощущая редкие взоры соплеменников скорее кожей.
— Думаю, они вдвоём хотят разведать местность и понять, что произошло на самом деле.
Весь день ведь провели на границе с патрулём. Неужто вдвоём они накопают больше? Опасения закрадывались в сердце, но Багрянка даже не могла понять, что именно предсказывают её плохие предчувствия. Ей просто было тревожно, но никак успокоить она себя не могла. Пока Комета не расскажет всё племени, по крайней мере. И тут же Наледь высказала мысли воительницы:
— Честно говоря, боюсь, они уже всё выяснили.
Кошка качнула головой, соглашаясь с тихим голосом соплеменницы. Сабельник продолжал рассуждать, и ситуация отчего-то с каждым его словом казалась всё мрачнее.
- А что тогда должна сделать Комета? Лично пойти разбираться с убийцей? Как бы она не занималась этим прямо сейчас, - Багрянка нахмурилась, тряхнув головой. - Племя имеет право знать правду. Нельзя отложить поиски убийцы до Юных Листьев.
Нет, нельзя просто так закрыть на это глаза, предводительница не может утаить подобное от соплеменников. Не лучше ли знать, откуда исходит опасность, чем бороться сразу со всеми возможными врагами? Племя Теней рисковало ввязаться в войну в любой момент. Что ещё патрули могут обнаружить на границах? Какую ещё ужасную весть могут принести в лагерь?
— Вам не кажется, что обратной дорогой стоит держаться земель одиночек и зайти домой через топи?
- И рискнуть найти на ещё одной границе "приятный" подарок, - тихо фыркнула Багрянка, но всё же не могла не признать логичности этого предложения. Кто бы ни был этот странный враг, он не мог зайти так далеко, не мог незаметно пересечь территорию сумрачных котов. Безопаснее было через топи, хоть и немного дольше. - В обход так в обход.
Кошка бросила взгляд на темнеющую дыру тоннеля. Долго ли целители ещё пробудут там? Это хорошо или плохо?

+1

15

Засыпалось чуть легче от одной мысли на подкорках сознания: Полуночник поможет. Знаете это ощущение перед сном, когда нечто, беспокоящее тебя тянущей, тупой болью где-то в области солнечного сплетения, вдруг до дрожи в лапах облегчается от одной, пусть даже маленькой, надежды?
Полуночник, болтун и ходячее дружелюбие, подарил Ивушке колоссальную надежду на то, что у нее все получится, и сон пришел, едва малышка коснулась носом холодного, вечного камня.
Тишина. Некоторое время серо-белая кошечка и правда спала, крепким и сладким сном. Она так упивалась состоянием некой, пусть и зыбкой, уверенности, что едва не упустила момент, когда тягучую тьму разбавили силуэты деревьев, высокой травы - и мерцание, приближающееся к ней.
Короткий взгляд на белесые лапки подтвердил, что сон сменился визитом предков, и Ивушка судорожно выдохнула, встречая подходящую к ней красавицу-кошку открытым, взволнованным взглядом. Разбирая даже самые маленькие, незначительные черты в мордашке Нежнолистой, серо-белая просто мечтала запечатлеть каждый момент, но, увы, к пробуждению она будет помнить лишь светлую шерсть, добрые глаза и мягкий, убаюкивающий голос.
— Счастливо встретиться вновь, Ивушка, — серо-белая кошечка с удивленным "мр?" приподняла брови. Вновь?
Неужели я где-то забыла? Разве...
Растерянные глаза малышки стали еще более растерянными, когда кошка заговорила вновь, даже прежде, чем Ивушка успела спросить хоть что-нибудь.
— Я, Нежнолистая, целительница племени Теней, призываю остальных предков-воителей взглянуть на эту ученицу. Она училась, не щадя себя, чтобы постигнуть мудрость целителя; теперь она будет великое множество лун верой и правдой служить своему племени. Ивушка, обещаешь ли ты строго следовать законам целителей, стоять выше вечного соперничества племен и помогать всем котам, даже ценой собственной жизни? — неужели так скоро? Будущая целительница заморгала, потопталась с лапки на лапку и, замешкавшись на несколько секунд, выдала: до унизительного пискляво, и это воспоминание будет долго терзать её перед сном.
- Да!
— Тогда властью, данной мне Звёздным племенем, я даю тебе имя целителя. Отныне ты будешь зваться Ива! — провозгласила Нежнолистая, и новоиспеченная Ива ощутила, как по шерстке прошелся холодок, и короткая шубка встала дыбом. Новоиспеченная целительница неожиданно для себя расправила тощие плечики и вытянулась навстречу звёздной кошке.
— Звёздное племя гордится твоей стойкостью и мужеством, — закончила целительница, подхватив хор голосов, из раза в раз чествовавших новоявленную врачевательницу её новым именем. Серо-белая смущенно улыбалась и отчаянно оглядывалась: где-то здесь ведь должна быть Саламандра, верно?
- А... спасибо, конечно, а где моя наставница? - осторожно мяукнула Ива, чуть приподняв лапку с земли. Но силуэты растворялись, и два цветных уха прижались к макушке, едва целительница поняла: Саламандра не придет.
Растерянный взгляд уставился на Нежнолистую двумя испуганными блюдцами, и в это мгновение кошка произнесла чужим голосом: страшным, пробирающим до костей.
— Берегись того, кто прячется под землёй.
По лопаткам прошли знакомые мурашки, и Ива выдохнула, чувствуя, как дрожат лапы.
Зажмурилась, поддавшись мгновению страха.
И проснулась, широко распахнув наяву.
Камень уже не подсвечивался, а целитель еще спал. Ива почувствовала, как шерсть стоит дыбом, и нервно присела, прилизывая ее быстрыми, успокаивающими движениями. Как Саламандра делала. Как, однажды, давно-давно, делал Вяхирь.
Хвост нервно тарабанил по земле. Ну когда уже Полуночник проснется?

+4

16

Привычное шатание-болтание в чернильном болотце меж двумя мирами целителя уж ничем удивить не могло, однако на периферии стукнулось легонько о висок назойливое беспокойство за почти-ученика — всё-таки тот действительно был воителем, изучал воинское искусство с шести лун. Мог ведь инстинктивно всполошиться перепуганной птицей, мол, вот я уснул, а предки-то где. Нет предков. Значит, что-то пошло не так. Пора устроить нерадивому «наставнику» весёлый подъём, заодно маленькую Теневую растолкать. Впрочем, Пустырник — дело благоразумное. Прямо благоразумие на четырёх лапках.

К слову о лапках, да. Под ними возмущённо зашуршала примятая фантомная трава, и целитель вересковых пустошей облегчённо выдохнул. Добрались оба. Реакция спутника была невероятно интересна, однако осмотреться со всем тщанием тому не дали. Их тотчас встретила доселе незнакомая ветряку рыжая фигурка, вскоре обретшая имя.

— Нет, ох уж мне эти чудесные уважаемые без фантазии, берущиеся за нарекание соплеменников, а, — искренне возмущённо пробухтел себе под любопытный нос Полуночник, — доброй ночи, Зоркая, — и тотчас улыбнулся призрачной коллеге. Та же лишь начала посвящение. Интересно, это трава тут такая особенная, колючая или мелкие иголочки волнения наполнили подушечки лап? Нет, вроде трава в Звёздных угодьях мягкая должна быть. — Тьху! — врачеватель нервно фыркнул сам на себя, взмахнув пушистым хвостом. Его будущий преемник принимает нелёгкую долю бескорыстной помощи другим и делает первый шаг к стезе обретения знаний, коим более нельзя обращаться в оружие, а он о траве да о траве. — Ставлю уши на то, что мой учитель когда-то ещё не так волновался, — конечно, волновался. Твоему учителю в ученики достался не милый благоразумный Пустырник. И ушами бы своими ты так не разбрасывался, а то там ещё Звездопад, небось, нервный поджидает.

Посвящение завершилось. Полуночник хотел было поздравить мелкого да спросить о самочувствии, однако между ними бесшумной тенью скользнула Зоркая. Эфемерный холод инеем осел под пушистой шерстью целителя, и с каждым словом одноглазой крепчал. «Переменчивый ветер взрастил семена на чужой земле».

— Чужая земля, чужестранцы? Неужели всё-таки одиночки? Но ведь ветер, — последняя мысль оборвалась, будто растворился в небе сияющий росчерк падающей звезды. Глубокий вдох, наполнивший лёгкие воздухом обители Духов, выдохом стал средь живых. Трёхцветный кот наткнулся ещё мутноватым тёмно-янтарным взглядом на совиные глаза юной Теневой травницы и мягко улыбнулся. Потом нашёл слегка шалую мордочку своего ученика. Все благополучно проснулись, чудесно. Кивнув соратникам по нелёгкому ремеслу на зияющий чернотой лаз, Полуночник неловко-резким шагом первым скользнул в него.

+3

17

Голословие. Они здесь втроём только сидят и размышляют о том, что могло произойти, но никак не выясняют это на деле. Разве могут они так помочь своему племени?
Наледь покосилась на темнеющий левее от неё вход к Лунному Камню, напоминая о миссии, с которой они были посланы: защитить маленькую будущую целительницу, в чьих лапах теперь остались их жизни. Нельзя допустить того, чтобы племя Ветра или - не дай звёздные предки! - Грозовые соседи что-нибудь с ней сделали.
- Специально чтобы позлить нас? - Наледь и не думала отрицать наличие особо горячих голов в племени, особенно тех, кто первым и затеял распри с Грозовыми, но ведь...
Ах нет. Всё логично.
- И всё равно глупо, - пробурчала себе под нос кошка. - Вот нашли мы её, нашли кишки, разгорячились - и что, сразу напали? Нет же. Все сидят в лагере, Комета с Крушиной только куда-то ушли да мы вот втроём с Ивушкой. И что по факту получил убийца? Ровным счётом ничего, - Наледи самой слабо верилось в то, что она говорит. Кажется, будь она на месте этого кота, осмелившегося поднять лапу на запреты Воинского Закона, то тоже рассчитывала бы на обратный эффект. Сработавший бы с невиданным ранее размахом.
«Ну допустим, мы бы сразу напали на Грозовое племя. И, скорее всего, победили бы, поскольку боролись за равновесие и за восстановление попранной чести Воинского Закона. На что на самом деле в данном случае рассчитывал убийца - что останется целым и невредимым где-нибудь в сторонке? Наблюдателем? Это же невозможно», - воительница негромко фыркнула и прикрыла глаза, пытаясь представить ту ситуацию во всей красе.
«А если это месть? Повод, чтобы развязать войну?»
- Мы должны знать правду, - несколько поправила Багрянку Наледь, снова осторожно переглядываясь с ней через Сабельника. - Ты права, этот вопрос должен быть решён здесь и сейчас. Мы должны понять, кто убийца и в каком племени он скрывается.
«А затем он должен быть наказан», - светлая кошка отвела глаза в сторону, задумчиво разглядывая каменистые уступы маленькой площадки «ожидания».
И снег, и холод не помеха. Багрянка права: нельзя просто взять и закрыть этот вопрос до лучших времён, которые ещё вряд ли наступят. Разве можно забыть о таком оскорблении племени и Воинскому Закону? Можно закрыть глаза на то, что где-то среди них затесался злостный нарушитель, не ведающий ни уважения, ни страха пред Законом?
Тут даже презрительное фыркание не скажет, сколько глубоко оскорблена Наледь этими постыдными вопросами.
- Будем молить предков, чтобы на топи ничего не найти, - прошептала в ответ каштановой соплеменнице, одновременно благодарно кивая Сабельнику за поддержку. То, что её мысль пришлась коту по душе, приятно подогревало самолюбие.
- Осталось лишь дождаться окончания церемонии тогда нам, - она легонько покивала в такт собственным словам и повернула голову к выходу, с надеждой ожидая, что серо-белая шерсть тотчас же появится перед ними.
Но это произошло лишь через некоторое время.
- Идут, кажется, - насторожив уши, объявила Наледь и встала с места, вопросительно глядя на соплеменников: ну что, решили, точно идём через топи?
Вышедшей из тёмного зёва Ивушке уважительно кивнула; чуть менее глубокого прощального кивка удостоились Ветряные соплеменники. Дождавшись окончания прощальной церемонии и вернувшись в ипостась молчаливой и тихой Наледи, она первой сбежала вниз по каменистой тропке, скользкой от прошедшего ливня, возвращаясь к своей функциональной роли «вперёдсмотрящего».

------------------- >>> главная поляна

Отредактировано Наледь (25-11-2018 16:55:43)

+4

18

И правда, где сейчас Комета? Почему не дождалась их патруля? Наверняка они с Крушиной напали на след, а может еще чего...
—  Лично пойти разбираться с убийцей? Как бы она не занималась этим прямо сейчас.
Сабельник задумчиво сомкнул зубы и поднял взгляд куда-то наверх, явно пытаясь представить себе это зрелище. На переносицу упала мокрая капля, и воитель осунулся. С Багрянкой он согласен не был, ибо не верил, что Комета так быстро прийдет к решению и пойдет разбираться с нарушителем Закона, однако кто знает? В лесу происходят такие вещи, что теперь уж точно не угадать, что случится завтра, чей труп найдут под рассыпавшимся в пыль древним, покрытым мхом бревном, чьи внутренности окажутся на низких, кривых ветках сосен, кто кинет гнездо змей под подстилку в ночи... Перечислять можно было бы бесконечно. Именно потому он не возразил соплеменнице и промолчал. Его удерживала неуверенность. И это чувство неуверенности почему-то заставляло воина чувствовать себя униженным. Где ходит сейчас этот убийца, сколько крови на его когтях, убил ли он еще кого? Кто даст пятнистому ответы на все эти вопросы? Тучи после Совета, тучи сейчас... Предки явно молчали. И это злило только больше.
Надеюсь, Ивушке хоть что-то они скажут. Иначе брошенными предками здесь станем мы.
А если не из племени убийца? — шепнул бесхвостый, не обращаясь, в частности, ни к кому. Признаться, эта мысль имела место быть, но до того казалась пятнистому чуждой, что он только сморщил нос в ответ на свои же негромкие слова. Кому это могло быть нужным? И почему вдруг на границе? Случайного кота он мог бы вдруг убить на той же гнили... Проблема только в том, что воина одиночке не побить, а вот Саламандра... Неужели патруль не нашел следов кого-то еще на границе? — Но это спорно.
После Сабельник замолк. Он только смотрел на темную тень в проходе, из которой вскоре должна была появиться Ивушка в сопровождении врачевателей Ветра — хотелось домой, прочь от этой сырости. Или уже не Ивушка? Как ее назовут Предки? И как долго ему привыкать к тому, что она больше не та маленькая кошечка со смышлеными пятнышками на морде, а взрослая кошка?
Ему имя дал предводитель. Интересно, какие ощущения испытывают те, кому имя достается от Звёзд.
Мысли прервала Наледь.
Сабельник глухо, как-то страшно и мрачно хохотнул.
Молитвами не обойтись.
Но тут не согласиться было нельзя. Найти что-то на Топях — самое ужасное, что мог бы еще принести этот день. Топи вообще не славились хорошей репутацией. Самое место для темных знамений. А темные ли знамения принесет с собой Ивушка? Это он и хотел бы у нее узнать. Однако когда та вышла, блестящая каким-то невидимым следом, словно этим свечением остался на ней визит к предкам, Сабельник передумал. Это подождет. Наледь уже в готовности привстала, а кот так и остался сидеть, пока целительница не подошла к их скудному отряду; казалось, что за тот недолгий путь, что она проделала от камня до их нелепого убежища, то таинственное свечение успело испариться, словно то было туманом по утру. И правда, то, что было между травницей и предками, должно остаться между ними. Сабельник по-глупому моргнул, словно завороженный, пускай внешне в соплеменнице не произошло разящих перемен.
Каким же именем тебя одаровали?

+3

19

Серо-белая кошечка мешкалась и мялась: пророчество - а это я-я-я-явно было пророчество - путалось в голове, и новоиспеченная Ива повторяла и прокручивала его снова и снова, опасаясь забыть.
Берегись того, кто прячется под землями.
Нет-нет, было "берегись того, кто под землей клянчится".
Прячется! Беречься надо того, кто прячется под землей, да-да!

Тряхнув головой, чтобы нужная фраза наконец улеглась в воспаленном и невыспавшемся мозге, юная целительница племени Теней шла бок-о-бок с Полуночником и Пустырником. Нужно было хоть из вежливости обратиться к последнему:
- Видел предков, да? Посвятили уже в ученики? - со слабой улыбкой поинтересовалась Ива, задержав взгляд на юнце: а и правда ведь, интересно. Бывало ли такое, что Звездное Племя разворачивало потенциальных учеников обратно?
Нагнав Полуночника, сумрачная кошка тихонько пискнула, не выдержав:
- Так встретимся, да? Давай завтра в полдень у границы? - тихонько затараторила двухцветная целительница, чувствуя, как нарастающее волнение подступает к горлу. Выслушав врачевателя племени Ветра, Ива кивнула ему, горячо соглашаясь, и показалась из лаза.
А снаружи было все так же мрачно.
Испытующие, наверняка любопытные взгляды воителей остановились на ней, и дочь Вяхиря отвела уши чуть назад. Они все от нее что-то ждут: нового имени, пророчества, фантастических навыков в целительстве.
И каждую ошибку юной Ивы они будут воспринимать, как следствие: это все потому, что ей так рано доверили такой важный пост.
Уперев упрямый взгляд в лапы, кошка тихим бурчанием попрощалась с ветряными соседями и прошла чуть ближе к своим, поднимая глаза исподлобья.
— Каким же именем тебя одаровали?
Непривычным.
Сглотнув и обменявшись взглядом с каждым из соплеменников, Ива нерешительно ступила вперед, надеясь поскорее завершить это путешествие.
И негромко, твердо добавила.
- Ива.

----> лагерь племени Теней

+7

20

Традиционный покров тишины, овевающий каждое посещение целителями Лунного Камня, был с осторожной нервозностью надорван маленькой обитательницей мрачных еловых лесов — пушистый ветряк, впрочем, не возражал. Его всегда мало волновали традиции, не подкреплённые знанием, обездушенные и болтающиеся лишь на хлипкой паутинке предрассудков.

— Конечно встретимся, — Полуночник чуть обернулся к серо-беленькой, тотчас ловя боком страстные объятия с каменной дугой, служившей выходом из тёмного лаза. Тихонько шикнув сквозь стиснутые клыки, травник мысленно в самых цветистых выражениях послал далеко и надолго собственные негодные лапы. Впрочем, вот их-то определённо посылать никуда не требовалось — сами разбегутся на все четыре стороны, — только будет лучше, если к границам пойду лишь я, а ты отправишь за мной кого-нибудь. Заодно этот кто-нибудь в патруль сходит, мышку поймает, — досадливое выражение вытянутой мордочки постепенно сгладилось тонкой улыбкой, ибо Теневая коллега без споров согласилась на предложение. Всё-таки ей лишь двенадцать лун, а границы нынче, похоже, дело не слишком безопасное.

— Как придём на главную поляну, сразу отправляйся в нашу палатку, выспись. Или можешь отдохнуть под открытым небом — я, правда, сразу звёзды начинаю рассматривать да никак не засыпаю, — пополам с весельем и смущением заметил врачеватель, теперь обращаясь к своему ученику, — но главное отдохнуть, иначе нужные вопросы точно в голову не придут. А у тебя их, предвещаю, ого-го наберётся, — трёхцветный кот фыркнул, выразительно махнув хвостом Пустырнику на его кульки с травами, мол, только попробуй забыть, мелочь. Мелочь, впрочем, с присущим педантизмом ничего забывать не собиралась.

Глубоким кивком попрощавшись с отрядом Теней, янтароглазый ещё раз приблизился к пещере Лунного Камня. Вдохнул.
— Я помогу ей, как всем, кому помочь будет в моих силах. Не сдамся, не отступлю. Обещаю, — выдохнул. Целитель — не привилегия, не власть, не особое положение. Целитель — обещание. И Полуночник оное обязательно сдержит.

Лёгким, привычным движением подхватив лопухи, наполненные лекарственными растениями, ветряк размашистым шагом отправился к родным вересковым пустошам, иногда оглядываясь на своего подопечного.

→ главная поляна ветра

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » лунный камень