У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
На Совете не всё прошло гладко.
Племена выяснили, что за чередой убийств стоит сестра Звездопада, одиночка Макошь. Однако прийти к какому-либо решению проблемы помешала внезапно ворвавшаяся на поляну Четырёх Деревьев свора собак, также приведённая Макошью. Кое-как котам удалось избежать гибели в пастях собак благодаря временному соглашению лидеров действовать сообща.

В это время воины Речного племени обнаруживают мёртвую рыбу, разбросанную по берегу, и в племени происходят волнения. Со всем этим еще предстоит разобраться предводительнице, на чью голову одновременно свалилось столько бед.

Пока делегация пребывала на Совете, оставшиеся в лагере коты племени Ветра решали, что делать с молодым речным воином Крестовником, так дерзко нарушившим границу.

Грозовое племя оправляется от недавней битвы при Нагретых Камнях, не всё идёт гладко: некоторые воители остаются в тяжёлом состоянии, Филин погибает от ран.

Лагерь племени Теней оказывается на пути своры, однако та минует болота, стремясь настичь так не вовремя собравшихся вместе котов всего леса. Но двое предприимчивых юношей всё-таки нашли приключения на хвост этой ночью: Дроздовка и Клещ покушаются на Нагретые Камни, однако своевременно подоспевшая глашатая спасает племя от позора и гонит юнцов в лагерь.

На Совете не удалось достичь примирения между племенами, чем это обернётся для каждой из сторон?
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.07 Всем яркого денечка, котаны! Ну что, пережили жаркий на экзамены июнь? Красавцы, приятно видеть, как снова расцветает ролевая, как появляются новые сюжеты и новые персонажи. .
Стали известны результаты выборов почетного персонажа и самых-самых. Поспешите заглянуть в новостную колонку нашего форума и узнать, кто же в этом месяце получил целую корзину вкусных плюшек!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева


четыре дерева

Сообщений 181 страница 200 из 285

1

http://sd.uploads.ru/xjcdL.png

четыре дерева
——————————————————————
Место Советов, где раз в луну собираются все четыре племени под кронами могучих исполинских дубов. Внутри их круга высится Скала Советов, на которой собираются предводители четырёх племен для решения важных проблем и предстоящих вопросов. Священное место, на котором любое кровопролитие запрещено Воинским законом. Ночь Совета ознаменована ночью священного перемирия. 

0

181

Кот представлял это иначе: ну, примерно так, что соберутся они сразу и все вчетвером, и разговор не будет особо касаться такого скользкого, философского русла. Помнится, только совсем недавно у ручья, выгуливая свою ученицу в первый раз, Смерчешкур отшучивался то о речных рыбоедах, то о том, что в Сумраке вывелись все коты с яйцами из-за этих их лягушек, и править оставалось только кошкам. И, говоря по взгляду вблизи, кот начинал верить в эту версию: они и впрямь походили на больших мускулистых жаб. Такие, какие покрываются слизью и выскальзывают прямо из пасти врагов. Но, медведи их задери, симпатичные из них были жабы...

- Потому что никто толком и не пытался это предотвратить, - настоял на своей миротворческой сущности кот, но тут же продолжил, - Я понимаю, что не всё в мире решается одними словами, но и то, что больше коты и кошки не смогли поделить прибрежные валуны - не повод терять жизни соплеменников и соседей. Если у кого-то бушуют гормоны и чешутся яйца - можно пустить свою энергию на целую кучу не смертоносных вещей.

Слова и Крушины, и нашего героя несли не то, что бы совсем философский характер, то балансировали как раз между серьёзными фактами, за излишне неверное истолкование которых можно изменить ненароком всю грядущую историю всех племён, и обычными сплетнями, которые раздавались в последнее время из каждой палатки каждого племени. Да что уж там: сплетни всегда были и есть. Они не вымрут, пока не вымрут живые существа. Но когда сплетничают глашатаи, в ход идут сплетни с последующей ощутимой ответственностью за их оглашение. В такие игры Смерчешкур играть ещё не умел... Стоило спросить об этом Опалённую в своё время.

- Племена залижут раны, - продолжал глашатай, - Речные встанут на лапы и с новой силой почувствуют себя ущемлёнными. Найдут вдруг сочувствующих, что ещё хуже, - добавил кот, только ухом двинув в сторону ветряков, которые только-только приближались, - Как два племени образуют союз и и пересчитывают кость третьему, перед четвёртым остаётся не очень богатый выбор, разве нет? Притвориться мёртвыми и убедить себя, что это происходит не в их части леса и не с ними, и быть однажды съеденными тем же союзом, который уже вошёл во вкус военной мощи и численного перевеса; объединиться с первыми обиженными, которые едва зализываются сами, чтобы восстановить справедливость и уровнять силы; ну или поберечь силы и нервы и примкнуть к тем, кто уже в большинстве, оставив первых проигравших едва ли не в изоляции. Это, несомненно, очень красиво с точки зрения выполнения воительского долго ради высшего блага, надёжно (мёртвые не напоминают о своих претензиях) и  так далее, - кот запнулся, всё ещё рассматривая приближавшихся ветряков, - Но мне было бы как-то морально проще пережить охотничий патруль речных на моих камнях раз в несколько дней, чем спустя лун так десять встретить на границе их детей, росших без отца или матери. Или без обоих. Было бы трудно верить им в первые луны существования такой границы, но у этого могло бы быть будущее.

Слова Крушины завораживали и внушали недоверие одновременно: от неё разило умом и опытом, но эта выдержанная многими лунами хладнокровность, сочившаяся из её тёплых медовых глазок, когда кошка говорила и дюжей нетупости речных глав и о том, что довольно искренне понимает их недовольство такой перестановкой сил, немного пугал. Но, как ни крути, Смерчешкур мог и понимать её: она ведь тоже сражалась, по сути-то, только за благо своего племени. А тут все хотят только этого.

- В этих лесах дураки не доживают и до десяти лун. Ваши действия интереса ради им, с их стороны вышли чистой подлостью. У всего есть теневая сторона, - темноошкурый чутка опасался, что не совсем можно называть вещи своими именами на Советах, но достаточно опыта в этом ещё не имел, - Но я рад и очень благодарен вашему племени за помощь. Позволь запомнить - не за разнос речных.

На какое-то время кот замолчал, хоть и длилось это совсем не долго. Смерчешкур заметно не был уверен в том, что говорит на дозволенные темы и не слишком громкими словами. И всё-таки темношкурый опасался даже не порицания Солнцезвёзда за такую храбрость глашатая: появись у него воля, он мог бы снова понизить Смерчешкура до воителя, и тот бы даже сказал спасибо. Куда уж больше смущало кота то, что останется о племени и нём самом в головах Крушины и двух других глашатаев, которые пока всё так же скрывались где-то, словно не хотели даже приходить. И кот понимал и это - он тоже не хотел тут быть.

- Но, естественно, я могу чего-то не понимать, да и такие вещи решаю не я, - закончил кот свою большую мысль, - Наверное, только поэтому я ещё могу спать по ночам. Каким бы Смерчешкур не был ответственным и самоотверженным, он искренне радовался, что не сама тяжёлая ноша в лесу легла на его плечи. Солнцезвёзду приходилось труднее, и, может, именно вся эта тяжесть последствий любого движения лапой и сотворила с ним всё то, что начинало подбешивать глашатая.

- И разреши спросить, - кот уже чутка отошёл от темы, но словно перебрал слова Крушины заново и заметил кое-что новое, - Какой интерес вы нашли в этом? Я могу строить свои догадки, но люблю больше реализм. Если наше нынешнее объединение держится на вашем сегодняшнем интересе, то мне нужно выяснить его природу и найти способы его поддерживать так, чтобы союз не развалился. Не мне осуждать ваши личные отношения с Речным племенем, но по ним довольно заметно, что Сумрачные коты очень быстро забывают друзей, когда на горизонте мелькают новые. Если бы я хотел жить жопой на ежах и держать на них же племя, чтобы никто не знал, будет с утра война или нет, мне бы это льстило. Но я везде ищу мир.

Ну хотя, что тут врать: конечно, он осуждал то, как наскоро Сумрачные поторопились забыть про союзников на реке. На мысли не требовалось разрешения высших сил, и он до сих пор старательно избегал взглядами Комету, не сомневаясь, что именно по её указу племя забыло о недавней дружбе с речными. Но сложно осуждать и преследование интересов - как ни крути, жить хотят все. А, чтобы жить, нужно уметь не только вертеться, но и быть в нужное время, на нужном месте и с нужной стороны, как бы меркантильно это ни звучало. От того, что Смерчешкуру становились понятны такие истины, ему с каждым днём становилось всё более и более мерзко от себя-глашатая, но, кажется, не он такой первый-особенный, разочаровавшийся в своей непорочности и благородных принципах.

Отредактировано Смерчешкур (16-05-2019 10:16:52)

+7

182

разрыв с гп »

Далеко не самые положительные эмоции одолевали сейчас речным, - и, несмотря на поселившееся в груди тепло, подогревающее сердце от осознания себя отцом, - физическая усталость только ухудшала ситуацию.  Пожалуй, впервые Буран ступил на поляну Четырёх Деревьев в наихудшем из возможных расположении духа, не имея ни малейшего желания здесь находиться.

- Я не видел Крестовника в лагере, - нахмурившись, поделился своими опасениями с шагающим впереди Форелью. Трёхцветный, даже находясь не весть где, доставлял племени немало головной боли, и глашатай, в свою очередь, был категорически недоволен фактом  отсутствия молодого воина в лагере на момент их ухода даже больше, чем пожизненной необходимостью участвовать в ежелунном параде лицемерия. - Рогоз с Выдрой возвращались одни.

Будучи замыкающим, он не сразу распознал среди сгустившихся запахов их потенциальных владельцев, как и то, что Речное племя прибыло последним. Впрочем, сегодня подобные мелочи его волновали не больше, чем молчаливо сверкающий Серебряный пояс над головой, или лица присутвующих, чьи взгляды на своей шкуре кот выдержал с привычностью стойкостью и - отчасти непривычным - презрением. Ведь ирония всей ситуации состояла в том, что в прошлый раз главными зачинщиками конфликта и нарушения священного перемирия были племена, что теперь, - несмотря на грязь, коей ещё недавно поливали друг друга, - являлись союзниками, мирно беседуя между собой, и, в чем Буран ни секунды не сомневался, успели перемолоть Речному племени кости. Похоже, бесхребетными, несмотря на горечь поражения, окзались далеко не речные. Так или иначе, своё мнение касаемо подавляющего большинства племён он сформировал ещё в юности, потому предупреждал их повадки заранее, никак не реагируя.

Молча проследовав наперерез толпе, он отметил для себя присутствие новоявленного грозового глашатая и вполне предсказуемую картину уже присевшей ему на уши Крушины. Зная умение этой кошки теснить аргументами в свою пользу и непостоянство позиции сумрачных, юнцу можно было только посочувствовать. Позиция же Речного племени была вполне для всех очевидна и к радушию не располагала; Буран, в свою очередь, к праздным собраниям и натянутым приветствиям, поэтому просто занял своё место, ограничившись холодным безмолвием.

+9

183

[indent] Кошка грустно улыбнулась, качнув головой из стороны в сторону. Видимо, ее догадка о том, что Смерчешкур не в восторге от этой битвы оказалась верна. Пытался ли кот точно также обсудить ситуацию с Солнцезвездом? Какие аргументы приводил, какими словами старался донести и насколько был не услышан, раз пересмотр земель состоялся? Какая часть грозовых, подобно своему глашатаю, рассматривает это как ошибку? Великанша лишь невольно порадовалась, что в большинстве по крайней мере таких глобальных случаев они с Кометой смотрят в одну сторону и даже в случае возникновения вопросов и разногласий находят способ прийти к максимально аргументированному и удовлетворяющему консенсусу. - Может, не «не пытались», а понимали и не хотели? Земли – тернистый и скользкий вопрос, никакие слова не помогут ни большим, ни малым уговорить соседа отдать кусок того, что тебя кормит и обеспечивает, иначе не ценились бы наши границы больше крови. А если и есть способ найти компромисс, то цена, которую запросит вторая сторона, будет неподъемно велика. Приди к тебе Созвездие и скажи, что хочет забрать, кусок леса от этой березы до того вон дальнего дуба, оставил бы ты это без внимания, не готовился бы к вероятной войне? Иногда разные способы неизбежно ведут к одному итогу. Но это лишь означает, что цель поистине того стоит.
[indent] Крушина оглянулась через плечо, почуяв медово-вересковые нотки в по-ночному освежающем порыве ветра. Обитатели пустошей приближались, а их со Смерчешкуром разговор, между тем, только завязался, и прерывать его на такой ноте было бы жаль, однако и форсировать события было не менее рискованно. Сейчас  дымная чувствовала себя вполне комфортно и уверенно и надеялась, что, несмотря на некоторые различия в позициях, чёрный по итогам этой ночи также сможет ощутить достаточный уровень удовлетворения и лояльности, а в идеале и решит обдумать ещё раз их беседу: может быть, хоть небольшая часть взглядом кота найдёт возможность перемениться и повернуться в более плодотворную для закрепления их союза сторону. - Тот мир, который ты представляешь, правильнее и красивее. Но он невозможен. Себя всегда приятнее ощущать действующим исключительно в рамках общественно принятой и одобренной доблести, чтобы никто ни в чём не мог упрекнуть, как тех идеальных воителей из сказок, которые до последнего сохраняли честь, выходя из любых передряг с высоко поднятой головой и незапятнанными кровью лапами. Но.. Что, если вместо потерявших семью соседей на границе ты увидишь лишившихся близких в своём племени? Потому что лишний кусок добычи или цветущий куст, которые были так необходимы, остались у тех глупых, некрасивых валунов, присутствие на которых соседей было терпеть легче, чем потеснить какие-то личные принципы и идеалы? Так ли тогда важна сохранность твоего морального облика, если у твоих лап страдают те, кому из-за этой сохранности ты не смог дать хотя бы надежду? Своё племя всегда ближе, каждый в первую очередь живёт именно его интересами, даже если кому-то это кажется слишком грубым. Я понимаю, что ты хочешь сказать, но не могу согласиться. Ты сам заметил, у всего есть вторая сторона. Поэтому когда одному племени хорошо, второму хуже. И я готова для всего леса прослыть последней тварью, но сделаю всё, что в моих силах, чтобы моё племя не оказалось во второй категории, - да, её будут сдерживать воинский закон и собственные представления об адекватности, черту которой великанша не сможет пересечь, поэтому она не станет, например, шантажировать стариков или воровать котят дабы требовать выкуп, но ей это и не требуется; кошка умна, и сможет без этих крайностей найти более достойный, укладывающийся в тонкую канву хитросплетённых лесных уставов, и максимально правильный для неё самой выход, но это вовсе не значит, что другим он не покажется жёстким. Просто лучшее их худшего для благополучия в первую очередь её племени. И пусть соседи плюются ядом и рвут на себе шерсть, ей всё равно, пока в её доме тепло, сытно, уютно и надёжно. Остальное потом.
[indent] - По поводу перегруппировки союзов ты, я думаю, прав, но, как показала практика, война застаёт тебя совсем не там, где ждёшь, и не тогда. Мы всю луну ждали обострения боевых действий с Грозой, а в итоге с ней же и сражались бок о бок. Поэтому... Пусть покажет время, - почувствовал пристальный взгляд Звездопада, дымная оглянулась ему навстречу, но реплик не последовало, и кошка моментально потеряла интерес. Соболь, видимо, затерялся где-то среди толпы, распределяя своих, и Крушина какое-то время молчала, высматривая среди разношкурой толпы собственных подопечных, дабы убедиться, что и в этот раз ничей бурный нрав не выкинет фокус. - У тебя есть время спать? - с шутливой завистью булькнула кошка, глотая зевок. Вроде бы достаточно тихо, чтобы позволить себе вновь отвлечься на разговор.
[indent] - Мне кажется, ты больше хочешь узнать, какая у твоего племени перспектива повторить учесть Речного, - строго взглянув на Смерчешкура из-под нахмуренных бровей, вычленила сумрачная, дёрнув увенчанным кисточкой ухом. По большому счёту, винить чёрного было не за что, надёжность - вещь далеко не второстепенная, но от фраз «за мир» ещё с прошлой ночи хотелось отрывать уши вместе с головой. И очень надеяться, что Солнцезвёзд всё же ставит на первое место твёрдость и силу, а уж потом все мирные позывы, иначе грозовым с речными самое время забывать все обидки да недомолвки, браться за лапы и начинать водить вокруг скалы весёлый каравай света, добра и бесконечной милоты. Нет, мир - это чудесно. Правда, честно. Но неужели о реальность нужно действительно сломать шею, чтобы эти чёртовы розовые шоры разбились-таки своими иллюзиями внутрь?
[indent] - Когда мы заключали союз с Речным племенем, им ещё правил Львинозвёзд, и политика племени ориентировалась на его взгляды и принципы. Как одно из условий его существования напрямую обговаривалась взаимная выгода. Никто ничего ни от кого не скрывал за красивыми фразами. Встретившись с Созвездие после её посвящения, мы поняли, что новые взгляды и принципы, которыми она хочет вести племя, разительно отличаются от наших. Настолько, что, в случае необходимости, мы не сможем получить поддержку, которую хотели и обозначали изначально. Наш союз распался не из-за того, что Солнцезвёзд предложил более интересные и выгодные условия, он перестал существовать логически и идеологически, это случилось бы в любом случае и произошло до того, как Комета пошла к вам на встречу. Просто так совпало. Но я этому рада. Мне не нравится причина, из-за которой разгорелся конфликт между нашими племенами и тем более не нравилось то, во что всё это выливалось и какие обороты принимало. Наш союз обеспечивает нам мир и надёжность на одной из сторон границ и возможность рассчитывать на поддержку племени, показавшего себя сильным и готовым не только бросать слова на ветер, но и активно действовать там, где это необходимо. Мне было бы интересно развить этот потенциал, - дымная недовольно пошевелила усами, обнаружив приближение речных. Она как раз собиралась заметить, что Смерчешкур ушёл от её вопроса, на который ей также хотелось бы получить максимально полный, честный и уверенный ответ, подобный тому, который представила она сама, но обсуждать сие при таких свидетелях возможным определённо не представлялось. Рыболовы, как и ожидалось, пришли с донельзя надутыми от важности и обиды побитыми мордами. Смешно и глупо. Глашатая выпрямилась, расправив плечи и парадоксально став казаться ещё больше, хотя, казалось бы, куда уж там еще? Мимо с выражением отбившего себе разум, а вместе с тем и манеры, сома проплыл Буран, показательно решивший поиграть в гордую и независимую молчанку, и Крушина, и ранее не питавшая к коту особой симпатии, с чистой совестью предпочла проигнорировать факт существования сей дурно воспитанной особи, не удостоив речного даже полувзгляда. - Что ж, посмотрим, как воплотится твоё намерение? - негромко выдохнула теневая в ухо Смерчешкуру, намекая на желание кота разрешить ряд повисших между племенами вопросов, а после продолжила уже громче, внимательно всматриваясь в толпу в поисках песочных лежачих ушей. - Где же затерялся Соболь? - его компании кошка определённо будет рада куда больше, чем отдающей илом да камышами.

+6

184

Смерчешкур внимательно вслушивался в слова своей собеседницы, хоть и часто ползал взглядом по другим пришедшим, по деревьям и по тем густым теням, откуда вот-вот должны были вылезти остатки племён. Им не хватало одного Соболя, Буран же уже подоспел. И всё-таки, несмотря на то, что Смерчешкур ждал серо-полосатого куда больше, чем Крушину, прерывать от этого беседу он не торопился.

- А заодно хотели и положить пару-тройку своих рядом, - поторопился едва ли не перебить кот, - Помочь естественному отбору?

Смерчешкур совсем на немного замолк, старательно выдыхая весь объём лёгких и ту пачку эмоций, которая на него накатила. Вероятно, только теперь он начинал понимать, насколько реальны все слухи про непереубедимость Крушины, хотя нашему герою начинало казаться  то, что не столько кошка топила за высшую истину, сколько святого принципа ради вынуждала Смерчешкура лишиться куража и обмякнуть в цепких лапах её безошибочной правоты. Он чувствовал себя мальком, заплывшим не в свой уголок озера и встретивший там заскучавшую матёрую барракуду.

- Если бы кто-то однажды пришёл ко мне с претензией на часть моих земель, - отдышавшись, аккуратно продолжил кот, - Я бы подумал о том, как мы можем поделить их, не принимая силы. Попытался бы выяснить, что манит в этих землях моих соседей кроме элементарных новых меток. Например, мои соседи были бы похожими на речных, и я бы предположил, что моему племени слабо интересна охота в воде, хотя и доступ к ней был бы нужен на какой-то мрачный чёрный день, а от того, что речные охотники будут отдыхать после ловли на валунах на самой границе, я не растеряю смысл жизни или воительскую честь. Уверен, что в таком случае в их племени тоже были бы те, кто не захотел бы воевать.

То, как течёт жизнь в их племени, казалось ему вроде и диким, но и интересным. Что-то было в словах Крушины неприлично правдивое и заманчивое: казалось, только живя по таким принципам можно дожить до стольких лун и, не меняя умудрённой морды с лёгкими тонами надменности восседать на Совете и искать способы поставить в тупик всех тех залётных мальков, которые по нелепому стечению обстоятельств были удостоены той же должности в других племенах. Но у нашего малька были свои взгляды на это, пусть он и начинал облизываться:

- Мир меняется. Как изменилась река, показав нам проход на камни, - продолжал черношкурый, на какой-то момент почувствовал себя на одной волне с наступавшей Крушиной, - С десятка три-четыре лун назад никто бы и не подумал, что вода начнёт расступаться, создавая дороги. И к меняющемуся миру нужен меняющийся подход. Если и здесь не стремиться к правильному, красивому и невозможному, то мне боязно думать, каким будет лес, когда на Совете соберутся наши дети и внуки.

Пару раз Смерчешкур стрельнул взглядом в сторону глашатая Реки: коту было интересно, слушает их Буран или нет. А, если полосатый всё-таки слушал, было бы интересно узнать тот-самый-момент, когда у него то ли лопнет терпение, то ли созреет такое слово, которое будет достойно огласки. Смерчешкур ждал от Совета этого больше всего: общества Бурана без патрулей, без Созвездия и многих прочих, кто зачастую мешал. Оказывается, в Советах и впрямь можно было найти свои маленькие, но плюсы. И всё-таки и от этого коты не становилось тут и капельки более уютно.

- Звучит похожим на правду, - чутка помедлив, согласился кот, - Одной белке, досмерти подавившейся орехом, на Совете с каждого племени можно придумать по пять сценариев убийства. Остаётся только надеяться, что бедный зверёк и вправду удавился.

Глашатай внимательно выслушал душещипательный рассказ Крушины о крахе их союза с Рекой. В принципе, всё это и в самом деле звучало реалистично, но Смерчешкур уже вполне ясно понял, что на этом торжестве двуличия выбрать правильное слово и верный взгляд едва ли не настолько же важно, как и верное решение. Сразу поставить Крушину в известность о своём недоверии он не торопился, покуда и сам не полностью убедил себя в нём. Искренность какая-то, дикая и странная, но имела место быть в её словах. Ровно как и ужасная, какая-то скользкая ветреность. Но вот в последним кот был не уверен: это непонятное ощущение скользкости исходило будто не от Крушины, но откуда-то совсем рядом... Кот не понимал этого.

- Буду рад, если наши намерения будут воплощаться сообща и в мире, - подытожил кот, снова переводя взгляд на Бурана.

Речной мог слышать больше их разговора, чем Смерчешкур надеялся, однако вряд ли его это смущало: ему скрывать было нечего. Аккуратную манеру слов он выбирал и не в ожидании Бурана, а скорее  из-за первоначального присутствия Сумрачных. Лезть с какими-то словами к Бурану кот не торопился, да и всё-таки интересовался, где ещё был Соболь. А про себя и даже как-то втихаря кот радовался, что с первой встречи не поддался Крушине - ему это было так сладко, как маленькая личная победа.

+5

185

Грозовое племя прибыло на Совет вторым, уступив пальму первенства Сумрачным соседям. В очередной раз рыжешкурый усмехнулся про себя тому, насколько переменчива атмосфера в лесу: лишь недавно, в сезон Листопада, он яростно шипел на Комету и не желал и слышать о том, что соседи и не думали претендовать на кусок его территорий. А сейчас опирался на мелькающих в сумраке как на своих союзников, не забывая, впрочем, главное. Сейчас он был обязан племени Теней, и в его интересах было как поддерживать нестабильные отношения, так и выплатить Комете огромный долг, значившийся за ним; приходилось смотреть правде в глаза, а правда подразумевала, что в одиночку Грозовое племя не могло выстоять.

- Без когтей и разговоров с Речным племенем. Пусть ноют о своей потере, сколько им будет угодно, пограничные метки говорят красноречивее слов. - хрипло распорядился Солнцезвёзд, когда они приблизились к поляне Четырёх деревьев. Посеребрённая лунным светом скала, ставшая ему привычной, встречала путников. И, однако же, пропустив племя вперёд, рыжешкурый предпочёл задержаться, высматривая на горизонте соседей. Чутьё его не обмануло - сначала племя Ветра, и, наконец, Речное. Самого же кота интересовали причудливо мелькавшие тени, будто он надеялся высмотреть в них то таинственное существо, что творило зло исподтишка два прошлых сезона. Вероятно, ему было бы интересно послушать рассуждения лесных племён.

— ...Буду рад, если наши намерения будут воплощаться сообща и в мире, - проходя к скале, предводитель замер, перехватывая взгляд своего глашатая, обращённый на Бурана. Под медной шкурой пробежали иголки недовольства.

- Смерчешкур, - властно окликнул чёрного кот, предлагая подойти и занять место неподалёку. Дождавшись, пока тот приблизится, минуя любопытные уши - а в том, что верхушки других племён заинтересуются разговором в столь интересных обстоятельствах, он не сомневался, - Солнцезвёзд заговорил, понизив голос и пристально вглядываясь горящими янтарными глазами в морду молодого глашатая, не выражая никаких эмоций. - я настоятельно советую тебе меньше говорить и больше слушать. Я назначал себе помощника, а не смутьяна и миротворца, который за моей спиной будет мусолить мои решения с чужими племенами. Власть тебе дало не Звёздное племя, а я. Я и отберу её, если ты захочешь бросить мне вызов. - в ровном и негромком голосе предводителя угрожающе зазвенела сталь.

Холодно кивнув Смерчешкуру, Солнцезвёзд прошёл мимо и в один прыжок взлетел на скалу, негромко поздоровавшись с остальными предводителями и кратко извинившись за заминку. - Решил, что наш таинственный злодей может захотеть послушать, о чём мы тут щебечем. Увы, похоже, он не составит нам компанию или припоздает. - в голове, между тем, роились мысли. Ледяная ярость, закипавшая после выходки глашатая, проясняла рассудок подобно всплеску адреналина. В голове всплывали имена: Чертополох, Опалённая, Ласточка. Страх и неопределённость мучают лишь тогда, когда смещаешь первого. Потом втягиваешься.

+13

186

>разрыв

Путь до Четырех Деревьев казался бесконечным, слишком долгим, вяжущим. Как же ему не хотелось покидать лагерь, зная, что там находится его Уклейка. Его маленькая раненая рыбешка, так остро нуждающаяся в защите. Однако, воительский долг обязывал темно-серого покорно шагать за Речным патрулем, чтобы там, на поляне Советов, в очередной раз выслушивать слащавую чушь от племенных, как у всех все замечательно, как много дичи и какие же бравые воины у них воины!
"Чушь блошиная."
Советы ему изначально не понравились. Праздник лжи и пустословия. Лишь изредка можно было встретиться с товарищами из других племен и адекватно пообщаться, поделиться важными новостями, обсудить насущные проблемы смертных. Пересекая лесистую местность, Форель не без отвращения взглянул на территории Грозового племени. Уши невольно прижались к затылку, а глаза сошлись в недовольном прищуре.
"Благородные и великодушные. Что б вы в своем великодушии и утонули."
Но большую злобу медноглазый воин испытал бы, если бы увидел хоть шерстинку Вяхиря. Коготок, что угодно. Вот, с кем он бы точно хотел бы поквитаться. Встряхнув гривастой шеей, кот переменился в морде и спокойно взглянул на Ракушку, идущую рядом.
- Это твой первый Совет. Тут нужно знать всего лишь одно правило - не болтай лишнего, а информацию с чужих ртов впитывай как губка. Наверняка, найдется полезный совет или интересная новость, - Форель причмокнул, вспоминая свой первый Совет. И только сейчас, будучи наставником, он понял одну истину - их всех с самого рождения учат лгать. На Совете плохого не говори, в племени всегда сытые животы и здравые воины. Соседей на границах устрашай своим важным и грозным видом, ты же такой воинственный и злой. Пусть идут своей дорогой! В сезон Голых деревьев ври соплеменникам, что сыт, лишь бы котята, королевы и старейшины были сыты. Все вокруг лгали. Друг другу. Себе.
От разговора с Ракушкой Форель отвлек Буран.
— Я не видел Крестовника в лагере, - темно-серый сбавил темп, равняясь с глашатаем. Тот был чертовски прав.
- Наверняка, опять где-нибудь выплескивает свои психозы, - равнодушно начал воитель, даже немного удивившись, как легко ему дается диалог с Бураном. Глашатай все-таки. Важная персона. А разговор с ним казался таким...простым, - Он весьма нестабилен. Как только умер Львинозвезд, так и сломался. Я думаю, он еще покажет свое истинное "я", - с опасением высказался Форель, постепенно набирая темп, чтобы догнать патруль, - Надеюсь, все обойдется.
Конечно не обойдется. Если оставить Крестовника наедине со своими мыслями, то обязательно из этого семени взрастет какой-нибудь сорняк.
Воитель поспешил к соплеменникам. Легкой трусцой подбегая к поляне Советов, он хмуро обвел взглядом собравшихся. Река была последней. Медные глаза скользнули по Звездопаду, Солнцезвезду и Комете. Кот еле сдержался, чтобы не плюнуть в сторону последних двух. Но надо же держать планку. Надо показать всем какой ты несломленный. Воитель сбавил темп, оставаясь возле своих соплеменников. Лезть в разговоры с чужими племенами сейчас хотелось меньше всего. А потом...
Потом он заметил этот ехидный зеленый взгляд.
"Вяхирь."
В груди зарождалась буря.

+4

187

[indent] - Заручившись нашей поддержкой, он свёл к минимуму и так невысокую вероятность не только смертей, но и серьёзных ранений. Так или иначе, в первую очередь мы - воители. История знает много примеров, когда коты отходили от своей сущности, но я с сомнением могу назвать их исходы положительными. В любом случае, мне бы хотелось думать, что Солнцезвёзд всё же даёт себе отчёт в том, что и зачем делает, - а не просто кидается туда, куда хвост захочет, в противном случае есть ли польза и смысл в этом союзе, если предводитель действительно действует так вероломно, что даже не оценивает риски и не прислушивается ни к чьим советам, взывающим к его разуму? Чисто опираясь на собственные взгляды, Крушина вполне могла понять, почему, даже если разговор между Смерчешкуром и его предводителем был, последний не поддался на убеждения и поступил, как поступил, но ей поистине было странно оправдывать и в какой-то степени даже защищать рыжего кота, в то время как чёрный глашатай своего лидера понемногу топил в болоте. Для себя великанша как-то с трудом представляла, чтобы даже наедине с Кометой высказала ей то, что думает о её решениях, в настолько резкой манере, ибо если предводитель не думает о соплеменниках, об их жизнях, уровне и качестве достатка, на что и зачем вообще этот кот занимает свой пост? Иногда даже случайное слово может значит больше и звучать иначе, чем хотелось бы. Тема взаимоотношений Солнцезвёзда со Смерчешкуром показалась кошке крайне любопытной, было над чем подумать и что обсудить с Кометой - впрочем, для собственного лидера у дымной и так собрался целый барсук информации, - ведь если два ведущих звена в племени смотря в настолько разные стороны, племя становится нестабильным, и ставки, которые Сумрак может делать на Грозу в таких условиях заметно снижаются.
[indent] От концентрации миролюбия, звучащей в словах Смерчешкура, когда тот заговорил о своём намерении договориться с потенциальными захватчиками и чуть ли не отдать оным земли сводило челюсть и очень хотели полезть на затылок глаза, но Крушина сдержалась, лишь дежурно кивнув. Сами по себе такие заявления - звоночек опасный, но, в конце концов, чёрный ещё слишком молод, жизнь не успела потрепать его и выбить веру в лучшее и идеальное, подкреплённую юношеским максимализмом, и в счёт этому можно было простить коту некоторые резкость и наивность речей. И, пожалуй, даже преступность их смысла на уровне личного восприятия сумрачной. Если оба они доживут, будет интересно посмотреть, как поменяется и поменяется ли позиция грозового лун через сорок-пятьдесят. - Надеюсь, тебе никогда не придётся разочароваться в выборе своей линии поведения на пути, который ты занимаешь, а твоему племени - упрекнуть тебя за этот выбор, - лишь подытожила кошка, убеждаясь, что ни Буран, ни Соболь их ещё не слышат. Крушина не преследовала цель переубедить Смерчешкура или навязать ему своё видение, лишь хотела понять, чем чёрный дышит, и услышала даже больше, чем могла рассчитывать. А дальше обсуждать одно и то же с тем, кто настолько твёрдо стоит на своём - пусть даже лично для неё неверном, это исключительно её восприятие и её проблемы, - что не внимает и не слышит ничего более, также бесполезно, как битья головой о дуб, надеясь его повалить, и смысла в этом великанша более так не наблюдала. Для неё Совет после правления кого-то с позицией Смерчешкура рисовался лишь в одном варианте: его ни внуков, ни правнуков там не будет, ибо такое племя, племя, не способное дать жёсткий, решительный отпор противнику, не боясь вида и смысла крови, попросту не жизнеспособно. И насколько жизнеспособна Гроза после этого обсуждения тоже появился дополнительный повод проверить: Крушине не хотелось бы в один прекрасный момент выяснить, что союзники попросту не смогут отдать её племени обещанный долг, потому что вот это вот всё. Что, если они ошиблись относительно внутренней силы и самодостаточности соседей?
[indent] - Я бы хотела сообща и в горе, и в радости, - заключила глашатая перед тем, как появился Солнцезвёзд и подозвал Смерчешкура к себе. Отсюда было неслышно, о чём коты говорят, а подглядывать сквозь спины, словно маленькая девочка, кошка считала недостойным, поэтому предпочла отвлечься на своих соплеменников, размышляя, успеет ли и станет ли вообще Комета сама обсуждать что-то тет-а-тет с рыжешкурым лидером, ибо становилось очевидно, что с глашатаем его каши особо не сваришь. - Всё в порядке? - на всякий случай (мало ли зачем Солнцезвёзд мог дёргать его, вдруг где-то на краю поляны кому-то стало плохо или кто-то умудрился таки, к примеру, поцапаться с появлением речных?) уточнила у вернувшегося чёрного глашатая великанша.

+3

188

→  Лагерь

[indent] Рядом шёл брат, но от этого было не легче. Едва разобрав своё имя в списках идущих на Совет, Ясенница не столько обрадовалась, сколько, пожалуй, даже неожиданно для самой себя, поникла. Золотистая смотрела на Пчёлку, которому предстояло остаться в лагере, на наставника, разодранного в клочья сразу после этого назначения и не успевшего вымолвить ей ни одного напутствия, хотя девчушка, потерянная и сбитая с толку слишком крутыми для столь юного создания виражами жизни, нуждалась в них отчаяннее, чем в материнском молоке после рождения. Смотрела и чувствовала себя такой одинокой, что жгло глаза и дрожали лапы, вынуждая до кровавых полос на подушечках впиваться когтями в песчаный настил. Почему, почему же так сложно со всем разобраться, почему ей никак не удается просто всё отпустить и принять эту данность? Почему Подберёзка смог, а она - нет? Неужели она настолько бесполезная, слабая, никчёмная? Нет! - всё гордое, максималистское нутро визжит от возмущения, не давая усомниться в себе, но от этого ещё непонятнее, ещё страшнее и тяжелее.
[indent] Шагая вперёд, к этим пресловутым Четырём Деревьям, чьи шуршали качались уже так близко, что, казалось, их можно было слизать языком, Ясенница всё отчётливее ощущала, как колотится в ушах сердце и сдавливает горло невидимый обруч. Она шла туда, где уже сидели ветровые. Сидело племя, на четыре луны давшее ей дом, племя, которое она не имеет права считать своим, к которому не относится, но как же непередаваемо сложно было заставить себя запомнить это, перестроиться, когда уже начала смиряться с мыслью, что именно среди вереска останется до конца жизни, что станет воспитанницей именно степей, а не камышей и рек. Как невыносимо было так быстро вновь увидеть ветровых рядом, таких родных, но таких чужих, и как неописуемо дико при этом оказалось идти в составе Реки, такой чужой, но такой родной. Идти и бояться не суметь отвыкнуть, бояться ошибиться.
[indent] Идти и смотреть на то, как соплеменники в едином порыве дыбят шерсть и бросают на грозовых и сумрачных враждебные взгляды и осознавать себя, кажется, единственной, не чувствующей этих заложенных природой обид и злости на того, кто покусился на твоё, кто изранил и обокрал. Обдумывать это и чувствовать себя самой жалкой, самой сломанной и бесполезной игрушкой в лапах жизни.  Предательницей, неспособной жить одним духом с теми, кровью от чьей крови она является.
[indent] Что ей делать? Как быть на этом Совете, где подойти к Ветру - сжечь те хрупкие, едва уловимые мосты на пути к ассоциации себя с речными, которые её душа и сердце начали заново отстраивать, к Сумраку - заклеймить позором братающейся с предателями, к Грозе - открыться перед главным, злостным врагом и агрессором. Зачем, зачем вообще она здесь? Это что, такая проверка? Созвездие не доверяет им и хочет ещё раз испытать? Или просто избавиться? Или заставить помучиться? Или, может быть, Пчёлка был прав утром, они просто не доросли до всего этого, нужно было просить ещё луну? Иначе почему так тоскливо, пронзительно хочется к маме, выплакаться и поговорить?
[indent] Но говорить нельзя. Никому, никому и никогда нельзя раскрывать свои чувства. Поэтому Ясенница сжимает челюсти, вскидывает голову, смахивая неуловимую влажную пелену с глаз, расправляет плечи и гордо, доблестно, как самый заслуженный и лучший, как самый идеальный боец шагает вперёд, невыносимым усилием воли оставляя позади ощущение, что для мира, который считала предавшим её, она сама стала самым главным, самым ничтожным и недостойным предателем. Дыши. Ты там, где твоя семья, и если она предана Реке, ты тоже станешь. Просто переживи эту ночь. И забудь, - забудь, как всю свою прошлую жизнь. Позволь ей стереться, выцвести, как старым чернилам на солнце. Пусть страница перевернётся, и вместе с новым званием начнётся новая жизнь. Более лёгкая, более счастливая. Просто перетерпи, выплыви на поверхность и разреши себе вдохнуть полной грудью. Позволь себе вспомнить, как это, быть собой. Быть продолжением неукротимой, сильной Реки.

Отредактировано Ясенница (17-05-2019 15:42:09)

+2

189

С главной поляны

[indent] Гибкими тенями скользя по ночному лесу, речное племя, наконец, вышло на священную поляну, что купалась в серебристом сиянии круглоликой луны. Свет падал на кошачьи тела, заполонившие пространство вокруг скалы совета, придавая им всем неуловимое сходство с звёздными предками - те светились столь же ярко, однако им уже не было ни больно, ни грустно, ни смешно. В отличие от живых.
[indent]Созвездие сходу поняла, что привела свое племя последним, но в ее глазах это ровным счетом ничего не значило. Что скажут другие - плевать. Ведь соседи плюют на Законы, так почему же она не может не брать их мнение в расчет? Нет уж, так будет совсем не честно. А соседи, ничего, стерпят. Или нет. Не важно.
[indent] Короткий взгляд скользнул по фигурам новоявленных оруженосцев. Поручив Ясенницу сестре Ручей, предводительница попыталась смягчив удар, понимая как растерянно чувствует себя дочь Ласки: не каждый ученик на свой первый совет придет без наставника, по причине его лечения в целительской. Как бы самка не хотела обратного, а им всем придется вырасти и снять с глаз розовую пелену. Как там говорила сумрачная верхушка на последней их дипломатической встрече? "Они - коты-воители, убей или будешь убит." Как-то так в общем и целом. Да.
[indent]Самолюбие лишь тешил факт победы над грозовыми, который вряд ли укрылся от Кометы, когда та привела на камни свой отряд. Конечно, черная лицемерка ничего об этом не скажет, но разве от ее молчания что-то менялось? Отнюдь. Поглядеть на самодовольные морды, грея душу этой мыслью определённо стоило. Да и не ускользнула от новоприбывших картина короткого разговора Солнцезвезда со своим Глашатаем. Пусть их не было слышно с того расстояния, на котором речная в данный момент была, и сложно было что-то сказать по каменым мордам, она не без удовлетворения мазнула беглым взглядом по котам: Смерчешкура кошка не знала,  только изредка видела на советах раньше, и память ее, подпитанная презрением к грозовым подкидывала наивную надежду, что соплеменник Солнцезвезда мог быть недоволен недавними действиями лидера. Как знать, впрочем. Подходя ближе, она с каждым шагом теряла к ним интерес. Стоило сосредоточиться на том, что важно для ее племени - на гордости и не запятнанной грязью чести речных котов.
[indent] Держа высоко голову и расправляя плечи, пятнистая не повела ни усом, когда точный прыжок на скалу, отозвался в груди вспышкой боли: определенно, скакать по камням в ее состоянии было не самой лучшей идеей, но разве был выбор?
[indent] - Раз все в сборе, пожалуй, начнем, - кивнув в приветственном жесте Звездопаду, пятнистая сверкнув бирюзовым взглядом подошла к самому краю скалы, первой обратившись к четырем племенам:
[indent] - Речное племя гордится своим молодняком, который не смотря на малые луны, в юном возрасте уже показывает себя достойной опрой речного племени. Сегодня я представляю нашим соседям новых оруженосцев - Подберезку, Ракушку, Лепестинку и Ясенницу! - подождав пока стихнет гомон, самка торжественно продолжила. - Также в ряды воителей вступили Рогоз и Выдра,, - снова взяв паузу, она дождалась возобновления тишины.
[indent] - Хоть сезон Голых деревьев принес в племя большую утрату, и Львинозвезд вместе с Щербатой теперь охотятся в рядах воинов серебряного пояса, Юные листья принесли в племя пополнение - Ручей стала королевой. Буран не только обрел статус глашатая племени реки, но и взял на плечи ответственность отцовства.
[indent] Когда торжественные речи закончились, предводительница вся подобралась будто перед прыжком,  возвысив утративший ноты гордости и тепла голос.
[indent] - В свете последних событий, о которых многие из вас уже знают, я призываю племена к бдительности в отношении участившихся нападок одиночек. Трагедии, забравшие у нас наших соплеменников не должны повториться вновь. Однако не забывайте, что враг может оказаться ближе, чем вы думаете, и он способен ударить в спину,  когда этого никто не ждет. Речное племя расторгает союз с Сумраком, - короткий пылающий взгляд был адресован Комете. Раз уж та не удосужилась об этом заявить на той памятной встрече, она сделает это сама. До уровня черногривой опускаться не было смысла. Не в этот раз. Не сегодня.
[indent] - В реке как прежде много рыбы, в этот сезон Двуногие на нее почти не посягают, так что племя сыто и здорово. Оно растет, крепнет и готово насмерть стоять за свои земли, в чем каждый желающий может убедиться на собственной шкуре!
[indent] Выдохнув и отступив, Созвездие открыто с вызом посмотрела на своих коллег по должности, ожидая их выхода.

Отредактировано Созвездие (19-05-2019 11:51:48)

+7

190

[indent] Чем глубже Ясенница ныряла в разношёрстную толпу, тем больше замечала то, что одновременно поразило и немного успокоило: когда первые волны враждебных взглядом и подколов спали, оказалось, что многие не только оруженосцы, но даже зрелые воители подходят к соседям всех принадлежностей, здороваются, смеются и заигрывают, как-то одним махом переключившись и сбросив всё напряжение, все обиды, оскорбления и недомолвки, которые, обострённые пограничными неприятностями, предшествовали встрече. И в голове золотистой, мгновенно опустевшей от шока, пронеслась одна единственная мысль: а что, так можно было? Оглядываясь по сторонам, речная готовилась увидеть обращённые к этим котам осуждающие хмурые взгляды, но все делали вид, словно так и должно быть. Будто бы это нормально и естественно, и никто не спешил броситься к соплеменнику, оттолкнуть его от вроде как вражеского кота и надавать по щекам за позор и недостойное поведение.
[indent] Мозаика не складывалась. Со смесью удивления и растерянности Ясенница оглянулась на Дымку, которая сегодня вроде как должна была опекать её, желая получить объяснение этому парадоксу, но тут Созвездие запрыгнула на скалу, мгновенно заявив о начале Совета, и застигнутой врасплох такой спешкой девчушке пришлось быстро искать свободное местечко и присаживаться, оставив все выяснения и размышления на потом. - Подберёзка, это же мы! - распушившись от волнения и невольно, автоматически поискав глазами морды старых ветровых товарищей - так хотелось знать, что и они рады за неё, раз уж здесь, сейчас, выходит так, что можно общаться с соседями как с настоящими старыми добрыми друзьями и это не будет плохим поступком, - ткнула братца в бок золотистая, расправляя плечи и выпячивая от природы широкую грудку. Сейчас, именно в эту секунду, когда Созвездие перед целым лесом, целым миром представила её как речную ученицу, кошка отчего-то утратила все сомнения в том, кто она и почему, чувствуя лишь радость и гордость, будто бы только сейчас её по-настоящему проидентифицировали, заявив свои права на её служение. Речные не пришли забрать, вырвать их из чужого лагеря, тянули долгие луны, сбивая программу самоопределения, и лишь сейчас, когда пятнистая во всеуслышание назвала её имя среди учеников своего племени в голове кошки удивительно гармоничным образом сложилось заветное «да, я оруженосец Речного племени", восстанавливая изломанную программу. Возможно, это всё же сможет стать ещё одним важным, большим шагом в её моральному возвращению домой?
[indent] - Что? Что, уже всё? Она так ничего и не сказала по поводу ужасного поступка грозовых? - часть речи успешно прослушав за своими волнениями и попытками понять собственные эмоции, пробормотав себе под нос, вдруг встрепенулась Ясенница, ожидающая, что Созвездие вот-вот выгнет спину и с шипением выскажет всё, что думает о своих соседях. Юница была уверена, что Совет будет конфликтным, но всё проходило так буднично и гладко, словно это не крайне важное и редкое собрание всех племён, а просто утренняя внутриплеменная планёрка. Впрочем, нет. Внутри племени проблемы как раз проговаривают, а Созвездие, напротив, принялась расписывать всем, как всё у них хорошо, и эта «правда» отнюдь не вязалась с тем, что видела и ощущала сама ученица. - Это что, на Советах вот так? И всё? - недосказанность ломала ту яркую, эмоциональную картину Совета, которую успела нафантазировать Ясенница сама себе, вызывая острое разочарование, скрашиваемое лишь сладким воспоминанием того, как гудели четыре племени, чествуя её в новом звании.

+2

191

Её племя довольно долго оставалось единственным на поляне Советов, и Комета недовольно хмурилась, внимательно высматривая силуэты других котов в полутьме. Грозовой клан явился, как только чернобокая предводительница начала высказывать видимое беспокойство, и сумрачная вновь приняла свою привычную позу чёрного валуна - лишь глаза голубыми огоньками сверкали в ночи. Довольно отметив, как быстро и непринуждённо Крушина завела разговор с Смерчешкуром, лидерша попыталась выискать зачем-то оставшегося в толпе Солнцезвёзда, чтобы перекинуться с тем парой слов, но её внимание быстро отвлёк заявившийся на поляну Звездопад. Ну столько котов, аж глаза разбегаются!
— Новостей, как я вижу, сегодня будет предостаточно. - со сдержанной деловитостью проговорил палевый.
- Не припомню ни одного Совета, на котором их было бы мало. - кивая, согласно ответила Комета. Впрочем, довольно быстро вернулась в привычный образ, и, лукаво улыбаясь, добавила - Хотя, может ты и помнишь - как-никак, лидер ветряных охотился в этих лесах задолго до того, как она родилась, и пошутить на эту тему было так заманчиво. А что мы говорим нашим маленьким слабостям? – Сегодня.

Речное племя во главе с Созвездием явилось последним, что, впрочем, было вполне ожидаемо - рыболовов изрядно помяли в минувшей стычке и им явно нужно было время зализать свои раны и натянуть маску безразличия. Уязвлённая проигрышем пятнистая, конечно, решила взять инициативу в свои лапы и бесцеремонно начать Совет первой, не удосужившись приветственно кивнуть никому, кроме Звездопада. Классика. Хорошо, малышка, хорошо. Быстро учишься. - пряча усмешку, размышляла Комета.
В этом было какое-то странное, практически извращённое наслаждение - до хруста рёбер ломать, силком открывая глаза на реальность, а затем тихо наблюдать, как сквозь нанесённые раны внутрь проникает тьма, как вязкой смолой она заполняет душу. Чернобокая, слегка склонив голову набок, внимательно слушала речь Созвездия, с нескрываемым интересом ожидая, что же та скажет следующим предложением- и «подопечная» пока не собиралась её подводить. Напыщенно-фальшивые фразы про силу, радость от рождения будущих воинов, мало эмоциональные фразы о смерти предшественника - всё было сказано ровно так, как Комета сказала бы сама. Ровно до одной фразы.
— Речное племя расторгает союз с Сумраком
Будь кошка всё ещё Настурцией, она бы непременно громко, во весь голос, расхохоталась. Впрочем, и Комета не смогла сдержать смешка - ну уж слишком абсурдно звучала эта одна, совершенно неуместно вставленная в речь новость. К чему было упоминать то, о чем собравшиеся даже не знали? Возможно, стоило начать с предыстории, ввести остальных в курс дела? Но нет, словно котёнок, пятнистая лидерша, торопясь, желала первой заявить - "я с тобой больше не дружу". Единственная промелькнувшая в монологе, но всё же очень заметная для опытной в таких делах Кометы слабость. Ну ничего, для первого Совета простительно. Семь из десяти. - резюмировала про себя сумрачная, хоть как-то пытаясь разбавить монотонный рассказ о неприкосновенности границ и готовности их защищать. Крайне иронично, конечно.

- Отличная речь, Созвездие - активно закивав головой, Комета отозвалась на полный юношеского вызова взгляд пятнистой. - Особенно та часть про расторжение союза - очень драматично. Только жаль, что тот, с кем я его заключила, уже мёртв. Впрочем, какой Совет без громких слов, не так ли? - её голос был насквозь пропитан легко уловимой издёвкой, хотя говорила она спокойно и даже ... дружелюбно? Впрочем, на то она и была змеёй. Не видя ничего обидного в укрепившемся за ней прозвище, предводительница знала одно – змеи кусают быстро, сами всегда оставаясь невредимыми.
- Лесная жизнь полна забот и новостей, так сложно всё удержать в голове, не правда ли? – начала сумрачная, вскинув голову и глубоко вздохнув - Наверное, поэтому Созвездие забыла объяснить, о чём, собственно, шла речь. Но ничего, я-то никогда не прочь поболтать. - выгибая спину, черногривая поднялась на все четыре лапы, вальяжно выступая вперед, будто бы вся скала принадлежала исключительно ей. - Грозовое племя высказало намерение вернуть себе давно утраченные Нагретые Камни, и племя Теней его поддержало. Впрочем, не буду слишком углубляться в тему - иначе дорогому Солнцезвёзду не о чем будет рассказать. - соблазн перетянуть всё внимание на себя, был, конечно, велик, но голубоглазая знала, что она и без того была (и всегда будет) главной звездой Совета.
- Что же касается племени Теней - у нас всё превосходно. Палатку оруженосцев пополнили Сойкоглаз и Дроздовка. Ту же палатку покинули, присоединившись к рядам воинов, Ветла и Рябчик, а наша целительница Ива взяла себе в ученики Чижика. Двуногие в последнее время нас не беспокоили, впрочем, напомню, что Сезон Зелёных Листьев уже совсем близко, а значит, нужно держать ухо востро. - Комета выдержала паузу, как бы позволяя собравшимся переварить информацию, а затем сделала шаг назад, тем самым уступая место следующему предводителю.
Какая, всё же, заботливая кошка. Ну чем не Огнезвёзд во плоти.

Отредактировано Комета (18-05-2019 16:43:51)

+11

192

Сплавив Крысолапа на попечение Клёновки, Волчеягодник остался один. Племена постепенно прибывали на Совет, и он планировал побродить меж рядов воителей и поболтать со своими знакомыми. Однако общение не клеилось из-за того, что воин был взволнован. Он пропускал мимо ушей фразы, отвечал невнятно, не мог успокоиться и найти себе места. Будто невидимые блохи из Сумрачного леса забрались ему под шкуру и мучили его. Такое его состояние продлилось до тех пор, пока он не обнаружил, что Малина пришла на Совет вместе со своим племенем.
"Уф-фх, она удачно добралась до дома после нашей встречи на болотах", - понял полосатый кот, чувствуя, как часть груза падает с сердца. Но успокоиться окончательно он не смог. Всё время до начала Совета Волчеягодник был как на иголках. Заметив, что предводители готовы начать, он воткнул когти в землю, последний раз наслаждаясь твёрдостью и надёжностью почвы под лапами.
"Поддержите меня, мои предки, гуляющие среди звёзд", - мысленно попросил он, глядя на луну и рассыпавшиеся по небу белёсые точечки-звёзды. "Вы наверняка были такими же блохоголовыми, как я, и прекрасно поймёте, зачем я всё это делаю".
Волчеягоднику показалось, что его лапы стали крепче, воля - твёрже. Банальное самовнушение, или предки вправду пришли ему на подмогу? Размышлять более воин не стал, он осторожно обошёл собравшихся котов и подобрался к одному из дубов, тому, который казался ему повыше. Воровато оглянувшись по сторонам, Волчеягодник прыгнул и вцепился лапами в кору. В несколько быстрых рывков он скрылся под сенью дубовых листьев и принялся карабкаться по стволу вверх. Каждое движение отдавалось гулким ударом в его сердце, с каждым мышиным хвостом преодоленного расстояния Волчеягодник терял часть своего сомнения, и вскоре никаких сомнений в грядущем поступке у него не осталось.
"Когда я был оруженосцем, я пообещал Наледи, что постигну силу Небесного племени".
Когти Волчеягодника упрямо вцеплялись в кору, мышцы упорно поднимали его тело вверх.
"Я карабкался на сосны и падал, не достигнув высоты в три кошачьих хвоста. Потом в четыре. Затем в пять. И однажды я достиг той высоты, падение с которой означало бы верную смерть".
Ветки под ногами кота упруго прогибались, он отталкивался от них, цеплялся и лез дальше, раздвигая носом листья.
"Тогда мне пришлось отказаться от высоты. На время. Я учился прыгать с одной нижней ветки на другую, цепляться за кору в падении, собирать силы для точных рывков. Постичь это искусство было тяжело, но всякий раз я напоминал себе, что мне не угнаться за быстроногой Наледью на земле, а значит, я должен научиться преследовать её с высоты. Те места, которые она будет вынуждена обходить, я пересеку, прыгая по ветвям. Я смогу удивить её и стать ей равным".
Волчеягоднику никогда не приходилось залезать настолько высоко. Он тяжело дышал, но лапы его работали будто сами по себе.
"Может быть, даже спустя столько лун я не смог приблизиться к величию племени из сказок. Я не похож на птицу, из моих плеч не растут перья. Но... я здесь. На вершине Великого Дуба. И даже если я мал в сравнении с величественным древом, здесь я чувствую себя орлом".
Волчеягодник крепко прижался к коре. Сквозь шелест листьев он услышал биение сердца и замер в немом удивление. "Сердце? Прямо под дубовой корой?"
Его это настолько удивило, что несколько мгновений он просто слушал. Затем ему почудилось, будто он слышит песнь соловья вместо шелеста листвы. А в песни соловья он услышал голос дуба. Его голова закружилась, но усилием воли он заставил себя сосредоточиться и сжать когти крепче.
"Это просто страх", - напомнил он себе. "Птенцы кричат, прежде чем взлететь к небу".
И его отпустило. Он понял, что всё это время слышал стук собственного сердца, рвущегося прочь из груди и еле сдерживаемого корой дуба, к которой Волчеягодник прижался словно котёнок к матери. Он полез дальше.
Ветки становились тоньше и тоньше, сумрачному воину пришлось быть чрезвычайно осторожным, чтобы не сломать их весом своего тела. Но все опасности меркли перед близостью вершины. Лунный свет пробился сквозь крону и осветил его морду. Волчеягодник улыбнулся. Он мог сорваться и погибнуть в любой момент, но был счастлив тому, что осмелился на этот поступок. Даже если последствия будут ужасны.
Высунув морду из листьев, Волчеягодник посмотрел вниз. Коты четырёх племён и даже предводители, вещающие со скалы, казались отсюда такими крошечными.
"Мы все просто пыль относительно этого необъятного неба. Просто... серая пыль".
Пока он лез вверх, успела высказаться и окончить свою речь Созвездие. Волчеягодник мог лишь представить, как тяжко живётся племени, потерявшему в одночасье и предводителя, и целителя. Он знал, что Комета, взявшая слово следом за речной предводительницей, тоже не даст слабину перед четырьмя племенами. Естественно, Волчеягодник не стал перебивать своего лидера. Он не хотел обрывать речь никого из четверых властных котов, это было бы неправильно и некрасиво по отношению ко всем. Поэтому сумрачный воин смирно дождался, пока Комета окончит говорить, но другой предводитель ещё не возьмёт слово.
В тот же миг он высунулся из ветвей полностью, показываясь всему Совету, и издал пронзительный призывный вой. Волчеягодник сам поразился тому, сколько силы вложил в голос, чтобы перебить ветер. Его связки едва не горели, и он подозревал, что надолго охрипнет после своего "подвига".
"Если я шлёпнусь отсюда, мне будет плевать, охрип я или нет", - подумал он, чувствуя, как ветер ощутимо пошатывает тонкие ветви под его лапами. "Неловко получится, если я упаду на Созвездие и раздавлю её. Речное племя и так пострадало со всеми этими смертями".
- Воители четырёх племён, простите мне мою дерзость, но у меня есть важное объявление! - Волчеягодник почувствовал, что волнение куда-то ушло, когда он начал говорить. Слова сами рвались откуда-то изнутри, ему не пришлось ничего выдумывать. Он всмотрелся в маленьких котов, собравшихся на поляне. Среди них он пытался различить Наледь, Сойкоглаза или Крысолапа.
"Крысолап сейчас наверняка сидит с распахнутой пастью и спрашивает у всех "а что, так можно было?" Хах-ха..."
Волчеягодник понял, что ему нестерпимо хочется оттрепать своего оруженосца за уши или хорошенько пнуть, задавая ему скорость для погони за быстроногой дичью.
"Мы ещё обязательно поохотимся вместе. С Крысолапом. И... с Наледью".
Он почувствовал, что готов. В его глазах сияли отраженные звёзды. Он вспоминал о том, как Волчишка с Подлёдной искали свою судьбу на болотах и у Высоких скал.
- Наледь, я тебя люблю!!! - Волчеягодник едва не засмеялся от счастья, когда его слова прорвались сквозь ветер и повисли под звёздным небом столпами искрящегося, быстро гаснущего эха. Никакого пути назад уже не было, а он в нём и не нуждался.- Давай будем вместе! Благодаря тебе, я понял, что могу покорить любую вершину, стоит лишь постараться. Я верю в то, что однажды легенды примут наши имена, и пусть они примут их вместе!
У Волчеягодника в ушах звенело от ветра и собственной мышеголовой храбрости. Он не сразу заметил, что ветка под его лапой как-то загадочно хрустнула. Зато когда она обломилась полностью, не заметить не смог.
"Проклятье!"
Лапы сработали быстрее, чем голова успела толком испугаться. Волчеягодник схватился за другую ветку, вскарабкался на неё и поднял хвост трубой.
- Я не упал! Всё в порядке! - оповестил он собрание, которое, вполне возможно, уже хотело видеть его на земле в виде плоской лепёшки. - Поговаривают, воители Небесного племени умели летать. Не хотел бы я это прове... - с громким треском ветка обломилась под весом сумрачного воина. Он квакнул, но умудрился вновь схватиться когтями за дубовую кору.
- Всё ещё жив!!! Спасибо каждому из вас за то, что выслушали меня!
"Я не умею летать. И не хочу умирать. По крайней мере, пока не узнаю, что думает обо всём этом Наледь".
Перебирая когтистыми лапами по коре, он старался как можно быстрее покинуть дуб. Его плечи дрожали, дыхание вырывалось из глотки со хрипом. Наконец, Волчеягодник спрыгнул, и пышный куст с радостным потрескиванием веточек принял его тело. 
Когда зеленоглазый кот выбрался из куста, он выглядел растрёпанным. На плече красовалась ссадина от удара о ветки. В его шерсти застряли листочки и мелкие палочки. Не зная ничего о том, что воин делал пару минут назад, можно было предположить, что он подрался с кем-то в кустах и вышел... победителем? Очевидно, что так, по его сияющему взгляду.
Волчеягодник прошёл вперёд, туда, где серебрилась под луной шерсть Наледи. Он хотел подойти к ней поближе, но остановился в нескольких шагах. Впереди его могло ждать что-то очень нехорошее, но в то мгновение всё, чего Волчеягодник хотел - увидеть изумление в глазах Наледи. Увидеть тот самый завороженный взгляд, который он так полюбил.

+16

193

[indent] Изрядно припозднившаяся Созвездие, как и ожидалось – а что ей еще оставалось, после такого позорного проигрыша, да еще и в первую луну правления? -  решила поиграть в королеву ночи, отчетливо продемонстрировав, что хамская и бестактная манера поведения, уже обнаруженная Бураном, не какая-то случайная огреха в воспитании отбившегося от социума индивидуума, а наследственная черта и визитная карточка обновившейся не в лучшую сторону после смены правящей верхушки Реки: мало того, что кошка не удосужилась засунуть обидки куда подальше и, вспомнив о правилах приличия и поведения, поприветствовать всех собравшихся, которые были вынуждены потратить время из-за опоздания ее клана, не говоря уже о принесении банальных извинений (которые, к слову, догадался принести тот самый гадкий и ужасный Солнцезвезд, приведя при этом грозовых вовремя), так еще и, очевидно, сочла, что все прождали ее исключительно для того, чтобы полюбоваться на ее единолично решившую открыть Совет подранную задницу. Нет, самоуверенность – это, конечно, хорошо, но когда она превращается в нечто настолько искусственно раздутое и притянутое, можно лишь посочувствовать и усмехнуться. Как, впрочем, и лживо-напыщенным речам: поиграть в публичное расторжение союза, конечно, было бы эффектно, если бы не тот факт, что мало того, что само по себе заключение договоренности точно также ни с какой скалы не декламировалось, сузив круг знающих со стороны до минимального, так еще и, уж извините, первыми от каких-либо отношений со слабым, неконструктивным племенем отказались именно теневые, и демонстрируемые теперь пятнистой попытки урвать хоть малюсенькое перо из хвоста давно улетевшей птицы, создав хоть какую-то иллюзию контроля ситуации речными выглядели поистине жалко. Неужели Созвездие не то что выигрывать, но хотя бы принять, пережить поражение и выйти из него с достоинством научиться не сумела?
[indent] После такого эпичного начала можно было ожидать торжественных речей о том, как Река, повинуясь жесту нестерпимо доброй воли, решила подарить Грозе Нагретые камни, но, видимо, пафосных речей да смелости обнародовать сей факт не хватило, и кошка продолжила соловьем заливаться о том, как же прекрасно живется ее племени. Жаль, что подранные в клочья шкуры некоторых представителей делегации рыболовов кричаще намекали на обратное. Но, коли пятнистой позориться не привыкать и, видимо, даже нравится, разве можно лишать ее удовольствия? [ i]Видишь, Смерчешкур, тебе совершенно не стоит беспокоиться о наших ущемленных,  они цветут и пахнут.[/i]
[indent] Окутав лапы хвостом, дымная с удовлетворением вслушивалась в слова взявшей право говорить следом Кометы, не без гордости отмечая, как ловко, непринужденно и изящно черная прищучивает Созвездие, безжалостно кроша в пыль неумело созданную речной маску лицемерия и лжи. До уровня самопрезентации, который могла позволить себе Комета, их соседке определенно еще учиться и учиться. Переведя взгляд на Солнцезвезда, доклад от которого ожидала следующим, великанша скрипнула зубами, узнав голос, доносящийся с другой стороны и к четверке на скале определенно отношения не имеющий Волчеягодник, я тебя утоплю, – наверное, многие могли бы счесть такой поступок хоть немного утрированным, но до жути классным и романтичным, завидуя Наледи, которую объявили лучшей на глазах у всей племен, но Крушина, которой в принципе эмоционального диапазона несколько недоставало, выступление воителя восприняла иначе, явно не оценив. За любящую столь сильно друг друга пару, конечно, порадовалась, но все равно не оценила. С каждым треском ветки хвост глашатой отбивал дробь об землю. Кошка искренне желала Волчеягоднику упасть и сломать шею, потому что сам себе он ее свернет быстрее и не так мучительно больно, как дымная. А она сделает.
[indent] - Что ж, холода отступают, и мы действительно ожидаем к Зеленым деревьям большое пополнение, которое спустя несколько лун вы будете иметь честь увидеть здесь в качестве сумрачных оруженосцев, – быстро беря ситуацию в лапы, достаточно громко объявила Крушина, даже в этой ситуации найдя возможность лишний раз подчеркнуть стабильность и потенциал своего племени и заодно обрубить обсуждение сей сценки. - Иди к Иве и Чижику, приведи себя в порядок. Потом поговорим, – оценивающе пройдясь по туше воителя взглядом и едва дождавшись, пока Наледь намилуется со своим избранником, на порядок тише, но от этого не менее строго шикнула Волчеягоднику дымная, выправляясь и возвращая внимание к скале с видом, будто бы ничего и не произошло.

Отредактировано Крушина (18-05-2019 15:14:07)

+4

194

[indent] Чижик бросил взгляд полный пренебрежения на сверстников: действительно, куда уж им до НЕГО! Ещё и не понимают, зачем ему нужна эта палка - действительно неучи и абсолютные бездарности, неудивительно, что Ива выбрала среди этой стайки неотёсанных болванов именно его. Ученик целителя вскинул бровь и усмехнулся в усы, важно закатив глаза и на мгновение замерев, чтобы дать котам достойный ответ:
- Мне не нужен этот жёлудь, - хмыкнул Чижик, - можете кинуть им в белку. А листья используются как обеззараживающее средство, - и всё это тоном как для пятилунных, - так что, счастливо оставаться, - Чижик всмотрелся в очаровательную мордашку Сипухи, вскинув бровь, прежде чем сочувствующе покачать головой - сугубо профессионально! - и глубоко вздохнуть, - а тебе, очаровашка, даже Звёздное племя не поможет, очень жаль, такая молодая, а уже без ушей!
[indent] Чижик - в каждой бочке затычка. Даже если бочку не нужно затыкать, он её заткнёт, именно поэтому с особо важным видом, будто бы он самая в действительности стратегическая персона на этом Совете, как ни в чем не бывало прошествовал к скале собраний и с умным видом встретил шагающую навстречу Созвездие. Топорщит усы и обвивает хвостом передние лапки, дожидаясь, пока кошка закончит свою тираду, а следом вступит Комета. Вот тут-то он собирался разогнаться как следует:
- Ставлю на Комету большую и жирную жабу, она втопчет Созвездие мордой в грязь и даст подзатыльник, - зашептал он возле Крушины, топоча лапами и держа в зубах всю ту же свою дубовую ветку, но уже общипанную и лишённую всех более-менее сносных листьев - их он оставил возле Ивы в своём свёртке и обязательно принесёт потом в лагерь, - а потом я ей расскажу про моё уникальное лечащее средство палкой в морд...
[indent] Договорить Чижик не успел, потому что его восторженный рассказ глашатаю племени был прерван возгласом - в этом возгласе он с диким ржачем узнал в этом романтике Волчеягодника, заходясь в ещё более громком смехе, из-за чего пришлось зажать лапой рот - слава Звездному племени, не взять в пасть хвост Крушины.
- Тебя нужно было назвать Дубоголовым, Волчеягодник! - возопил Чижик как резаная жаба, когда Волчегодник с треском полетел вниз. Чижик задыхался, - Ах... ах, Крушина, передай Иве, что я оставил те листья в лопухе, а моя новая методика заключается в том, что нужно просто засунуть палку под хво... ах... умираю! - Чижик закашлялся от очередного приступа смеха и спустя пару мгновений таки вскочил на лапы, отплевываясь от земли и песка.
- Тебе не придётся идти к Иве и Чижику, если Чижик сам придёт к тебе, - важно проговорил ученик целителя, высокомерно глядя на Наледь, прежде чем протиснуться между двумя лобастыми головами и схватить Волчеягодника за ухо, - а тебе разве Ива не говорила, что коты не летают? Мда-мда, теперь-то ясно, почему именно я ученик целителя, а ты всего лишь воитель, глупые вы всё - на деревья лезете, ненормальные, - Чижик удовлетворенно посмотрел на Наледь, - он и до этого подавал признаки птичности? Ну, червей ел, гнёзда вил, - абсолютно серьезно задал вопрос кот, - наверное, стоит его общипать для профилактики, чтобы эта вся дурь вышла вместе с пухом!

+10

195

[indent] Рядом крутится Чижик, демонстрируя все свои лучшие качества. Вернее то, в связи с чем по случаю посвящения рыжего и, соответственно, его переселения в другую палатку обитатели детской устроили знатный сабантуй с самогонкой из сока мяты и лопуховых закруток на основе порошка корня валерьяны, на утро подозрительно хлопая огроменными глазами и проходя сквозь косяки. Первые две минуты наблюдений за суетой блохи в шкуре ученика целителя Крушина просто скромненько жалела, что не напомнила Иве не отпускать то, что она выбрала себе в преемники (видимо, перед этим тоже заглядывала в детскую в тот злополучный день), от себя ни на шаг. Еще через минуту оценивала близлежащие кусты на предмет паутины и делала в голове пометку в будущем не выпускать котика из лагеря с незавязанной пастью, а спустя еще секунд сорок всерьез оценивала шею Чижика, намереваясь перед тем, как вставить Волчеягоднику, потренироваться на рыжем.
[indent] Не заметить ветку, которую котик так активно всем демонстрировал, было крайне сложно; Крушину же привлекла не столько эта облезлая пыльная палка, сколько светло-коричневый орех, сиротливо мотающийся на ней из стороны в сторону. Не долго думая, дымная подловила момент, что с учётом болтливости рыжего и количества раз в секунду, которые он открывал пасть, и запихнула этот самый жёлудь ему поглубже в глотку, назидательно заехав лапой по нижней челюсти, дабы клюв схлопнулся. - Чижик, ешь. И помни, что воспитанные котики жрут молча, - интересно, в цельном виде желудёвые плоды не ядовиты? Впрочем, пофиг. Зато в племени тише станет. Крушина всегда отличалась добротой и поистине материнской долей сопереживания и участия в жизни каждого соплеменника. - Слышала про крапиву в жо, хочешь вызваться добровольцем? - обманчиво ласково проворковала великанша, бурля подопечного Ивы угрожающим взглядом.
[indent] Оценивая уровень сочувствия, который Чижик проявлял к своему потенциальному подопечному в морде Волчеягодника Крушина не могла не отметить, что лекарь из рыжего выйдет хреновым. Но подстреленного кошачьим Купидоном жалко не было, так что от замечаний глашатая воздержалась. - Раз умираешь, это тебе больше не понадобится, - без малейшего угрызения совести несколько раз наступив на ветку и оценив предсмертный треск оной, сумрачная откинула обломки подальше, ясно давая понять, что терпеть трескотню Чижика ещё и по дороге назад определённо не намерена, и уж тем более не собирается смотреть на то, как он тащит в лагерь всякий хлам, вожделенно планируя изобрести новые методы нетрадиционного лечения.
[indent] Рыжий отчалил, хотя Крушина, вообще-то, предполагала, что Чижик догадается не ждать, пока Ива сама подойдёт к ним, а отвести Волчеягодника непосредственно к наставнице, но послушать предводителей было как-то интереснее, чем очередную волну чуши про червей, так что юнец был отправлен к звездоцапу - то есть, с миром - в самостоятельное ориентирование. В конце концов, серый трюкач не при смерти, так что разберутся как-нибудь уж.

+6

196

топи → главная поляна →
Когда вокруг стали сновать хмурые морды незнакомых котов, и поднялся всеобщий гул, Малина поняла, что оказалась в родном лагере в момент всеобщей суеты. Слушая свежие сплетни из первых уст, она узнала о страшной битве у Нагретых Камней и предстоящем Совете, нахмурилась в сомнении, что последний должен проходить именно сегодня. Но как только отряд вместе с рыжешкурым предводителем выступил из лагеря, Малина соскочила с места и пристроилась ко всем в конце колонны. Она не услышала имена идущих на Совет, однако твердо была уверена, что ей там быть обязательно. Какое-то особенное, глубинное чувство подсказывало старейшине, что без нее они там не справятся.
Из-за пестрых спин шествующих впереди уже виднелись четыре исполинских дуба с размытыми на них пятнами, а до старых ушей уже стал долетать гул голосов, говорящий, что они уже почти на месте. Прослушав всё, о чем говорил им Солнцезвезд, Малина рассеяно осмотрелась вокруг, пытаясь понять, к кому ей лучше пристроиться, затем раздвинула большими плечами сидящих у скалы, чтобы послушать речь предводителей. - Брехня собачья! Не верьте ни единому слову,- горячо выкрикнула она и сразу же затерялась среди серых спин, когда какой-то из предводителей начал свою речь. Малина не могла понять по мутным пятнам, кто именно из четверки решил подать голос, но она надеялась, что это был Солнцезвезд. Как услышала она в лагере, этот болван опять решил развязать очередную войну, только в этот раз за кучку бесполезных камней. И ради чего? Малина сама бы хотела это знать.
- Подледная! - провозгласила старейшина, сталкиваясь нос к носу с сумрачной кошкой. - Сколько лун, милая. Как ты выросла, ох, как выросла то, - заворковала она, окидывая оценивающим взглядом фигуру кошечки. Водрузив увесистую лапу на хрупкие плечи, притянула к себе поближе, прижавшись подбородком к макушке. - А где ваши котята? Меня Волчеягодник обещал с ними познакомить, - она завертела головой в разные стороны, ища взглядом что-то похожее на котенка, но к своему разочарованию нигде их не обнаружила. Малина по своей Ласточке знала, что дети никогда не были простым делом. И видимо, их всех решили оставить в лагере.
- Воители четырёх племён, простите мне мою дерзость, но у меня есть важное объявление! - она задрала голову кверху, на источник шума, и обнаружила темную кляксу на вершине одного из деревьев. "Храбрец". - Предки Звездные, - от испуга промолвила Малина, наблюдая, как верхушка дерева устрашающе гнется и трясется от порывов ветра, что так понравившийся ей сумрачный воин может в любой момент рухнуть на землю. Старейшина выбежала вперед, смотря только вверх и сталкиваясь со всеми, кем можно было. Она остановилась, как ей казалось, прямо под высоченными ветвями, среди которых был Волчеягодник, чтобы поймать его своей большой спиной и не дать погибнуть. Малине не хотелось его терять так скоро. Уж лучше погибнет она, старая и никому не нужная кошка, чем молодой и приятный кот. - Наледь, я тебя люблю!!!
- Он любит тебя, дорогая! - хрипло вторила словам кошка, боясь, что сумрачная могла их не расслышать. Малина сама с трудом могла слышать. В ушах громко стучала кровь, а сердце готово было разорваться от бешеного ритма, что даже слышать чьи-то крики вокруг она не могла. Да и самого Волчеягодника уже не слушала, лишь молилась Звездным Предкам, чтобы этот воин добрался до земли живым.
- Тебя нужно было назвать Дубоголовым, Волчеягодник! - послышался громогласный гогот какого-то паразита, разбушевавший в Малине страшную бурю гнева и злости. Подбежав к мышеголовому котенку, она вмазала ему хороший подзатыльник, чтобы тот отпустил ухо старшего воина и нахохлила загривок, готовясь преподать ему урок. - Захлопни свою паразитную пасть, гнилец. Звездоцапа на тебя нет! - утробно прорычала Малина, сверкая глазами и наблюдая, как дымная глашатая запихивает в глотку рыжего огромный желудь. Она защитит Волчеягодника от всех нападок и всех упреков, и даже от бревноголовых существ, не понимающих его героический поступок.  - Ты всё сделал правильно, - еле слышно сказала старейшина, прикасаясь к серому лбу. - Я горжусь тобой.

+12

197

► гп реки

Речное племя прибыло последним, и Сивая, к своему стыду, брела самой последней из всех. Сказывался тяжелый день и предыдущие бессонные ночи, в лапах совсем не было сил, и искалеченная теперь мешала идти, почти не давая опоры. На подходе к тому месту, где обычно сидели целители, кошка думала лишь об одном: не свалиться бы и не пропахать землю носом на глазах у всех. На фоне поражения Речного племени в битве это будет выглядеть слишком уж плачевно. Кошка едва представляла, как она сама сейчас выглядит: подсохшая кровь раненых на шкуре, всклокоченная шерсть на грудке, заплетающаяся походка... Жалкий вид.
Тем не менее, она собрала все силы и дружелюбно улыбалась знакомым, негромко здоровалась с теми, кто здоровался с ней, и наконец добралась до целителей. Как ей показалось, Орех тоже выглядел усталым - или же она додумала это, зная, что Грозовое племя тоже было потрепано в прошедшей битве? Вот только для них она закончилась куда как лучше, чем для нас. Выдохнув громко и протяжно, серая наконец села на примятую траву и блаженно вытянула больную лапу, освобождая от нагрузки. Славно, что ближайший час не придется никуда идти, а то и больше. Этот Совет явно пройдет не без споров и длинных выяснений отношений.
— Рада вас всех видеть, — прищурившись от наслаждения - наконец передохнуть можно, - она поприветствовала своих сородичей по делу и их учеников.
Речь взяла Созвездие, и она была короткой и точной. Показать, что племя сильно, несмотря ни на что. Сообщить о предательстве сумрачных, чтобы намекнуть о непорядочности последних - кому, интересно, это тут неясно? Вряд ли племя Ветра не знает об этом, а уж остальные убедились давно. Комета не оставила слова о разрыве союза и едко прошлась по речи Созвездия, чего тоже можно было ожидать. Притворством и ложью было пропитано больше половины слов кошки, но разве так было не всегда? Разве не каждый предводитель - не только племени Теней, но и других, - не пытался вести себя так, чтобы обелить репутацию племени?
- Как же меня бесят все эти склоки, - негромко фыркнула кошка, переглядываясь с остальными врачевателями. Она очень надеялась, что ее мнение здесь разделяют. Не в интересах целителей было вот это все.
А потом устроил показательное выступление один из воинов Теней, Волчеягодник. Приоткрыв рот, Сивая вместе со всеми на поляне наблюдала за его пламенным признанием в любви, и удержать усмешку ей не удалось. Вот почему делает он, а стыдно - мне? Свалившись в кусты, он завершил выступление, но не потерял поддержки. Чижик, юный ученик Ивы, здорово разорался в ответ на происходящее, внося еще больше смуты. Больше всех возмущена происходящим оказалась глашатая Теней, и Сивая ощутила какое-то внутреннее удовлетворение - племя Теней сейчас здорово проштрафилось, пусть и ситуация была не особо серьезной.
Взглядом она поискала Наледь. Это было просто - внимание многих было приковано к ней. Интересно, что сейчас испытывала голубоглазая? Было ли ей так же стыдно, или она восхищалась своим другом (или уже возлюбленным?) Станет ли она отвечать на его признания сейчас или оставит разговор до лагеря.
- Да уж, нам-то никто так не сделает, - обращаясь к Иве, с добродушной усмешкой мяукнула серая. - Даже жаль. А у Чижика мысли о методах лечения, я смотрю, самые нетрадиционные...
Она вовсе не хотела обидеть целительницу Теней, прокомментировав слова ее ученика. Просто Сивая на мгновение представила, что в ее попытки начиться нормально лечить своих соплеменников внезапно вольется обязанность воспитывать и обучать кого-то вот такого... Столь активного и длинноязыкого. Страшноватая была мысль.

+7

198

[indent]Сложные взаимоотношения между племенами определенно сбивали с толку. Недавние враги до крови стали союзниками. Словно и не было никогда обвинений и даже драк на границах. Чего стоили только шипения двух племен на прошлом Совете. Но вот коты сразились плечо к плечу за кусок территорий. Так что кошечка мялась. Она не знала, как себя вести. В любом другом случае кошечка бы с радостью навязалась бы ближайшему соседу в собеседники. И даже не беспокоилась бы, как это выглядело бы со стороны «жертвы». Только вот на поляне были только Теневые, да и те были заняты общением. По крайней мере, один оруженосец заметил ее. И даже мазнул по ее фигуре взглядом. Но его почти тут же утащили. Мышелапая же, которая едва сделала шаг в сторону погодки, вновь опустила свою пушистую пятую точку на землю.
[indent]- Эй привет!
[indent]Вздрогнув, кошечка повернула мордочку в сторону голоса. Крупный дымный воитель устроился подле ученицы, коснувшись пушистым хвостом ее бока. Такое родственное приветствие. Появление старшего товарища спасло Мышелапую от самотерзаний по поводу того, что ей стоит сделать в сложившейся ситуации. Но оно так же и смутило ее. Надеюсь, со стороны это не выглядит как конвой. Да, мысль малодушная. Но и бурая не обычная ученица, а заноза в одном месте. Так что подобное решение со стороны других соплеменников ее бы не удивило. Но подошедшим был ни кто иной, как Вепрь, кот, ставший темному комку меха заменой отца. И он так не сделает, ни смотря на любовь к котенку его сестры, воитель уважал ее личное пространство.
[indent]- А что тут рассказывать, – лениво протянула кошечка, а затем, бросив взгляд на рыжее пятно на Скале, все же продолжила, - В последнее время наставник слишком занят. Знаешь же, Солнцезвезд после той памятной драки у границ с сумрачными словно самый… рыжий. То барсуки, то холода, то тот поход к Двуногим… – замявший, Мышелапая предпочла скрыть от самоназваного отца подробности того самого похода. Ведь рык гром-палки до сих пор стоял в ушах бурой ученицы. И если предводитель и рассказал бы кому эту историю, то явно только старшим воителям. Так что полукровка предпочла быстро продолжить говорить. Словно и не замирала на мгновение, - То эти постоянные смены глашатаев. Так что тренироваться приходиться самой в последнее время. Но я ведь уже взрослая, – горделиво вскинула пушистую мордочку и приосанилась кошечка, - Но мне и охоты с патрулями хватает!
[indent]Вот так, за веселым щебетанием, Мышелапая даже не заметила появления оставшихся двух племен. Кажется, только что на поляне Четырех деревьев сидели коты лишь Тени и Грозы. А вот уже к смеси запахов торфа и листвы вмешались рыбные и травяные. Да, воители речного племени выглядели не лучше, чем их соперники. Всколоченные, раненые и заметно уставшие. Грустное зрелище. Только вот, как и грозовые, как и сумеречные, они старательно демонстрировали свое превосходством друг над другом. Забавное зрелище. Словно голуби весной, выпячивают грудь и ходят с одного места в  другое. Мимо прошел потерянный Волчеягодник. Бурая кошечка попыталась его окликнуть, но воитель лишь дежурно поздоровался и ушел.
[indent]- И чего это с ним? – в пустоту поинтересовалась ученица. Она определенно не требовала ответа на свой вопрос. Да и вряд ли Вепрь знает.
[indent]Совет как всегда начался довольно неожиданно. Просто голос одного из предводителей разлился над четвериком. Слово взяла Созвездие. Речь кошки, чья песочная шкура была покрыта темными розетками, содержала в себе самые обычные новости. Посвящение речных котят в оруженосцы, обретение в племени молодой королевы и назначение на должность глашатая отца будущих воителей. Мышелапая даже позволила себе громко прокричать имена новых учеников, ровно как и поприветствовать позже названных сумрачных. А почему бы и нет? Недавняя битва не должна омрачить представление перед племенами.
[indent]Но последующее заявление предводительницы рыбоедов вызвало лишь усмешку. Расторжение союза. Громкие слова, которые на деле – пустышка. Коты договорились за спинами племен, тем самым никак не засвидетельствовав этот момент. Кто знает, были ли с ними другие соплеменники или нет в тот момент, но этот союз в итоге закончился в пользу вообще третьей стороны. Да и, по словам Кометы, разговор о сотрудничестве и вовсе заключался с погибшим Львинозвездом. Так что предводительница жабоедов и не должна была ничего Созвездию. Но дело пятнистой, как воспринимать эту ситуацию.
[indent]- Он с ума сошел, – хриплым и срывающимся голосом произнесла бурая, заметив странное мельтешение в кроне Великого Дуба.
[indent]Серая морда, торчащая посреди тонких и пушистый ветвей, издала привлекающий к ней все внимание котов, находящихся на поляне Четырех Деревьев. Опасное покачивание дуба полностью совпадало с сердцебиением внутри бурого тощего тельца ученицы. И пусть этот глупый котяра был так называемым врагом. Этот мышеголовый же шею сломает! Все же Мышелапая беспокоилась за Волчеягодника. Серый воитель вызывал у нее некое подобие уважения. И видеть, как эта полосатая морда падает с верхушки было тяжело. Это грозовые могли бы умудриться приземлиться на все четыре лапы, просто почувствовал отдачу от удара. Но даже они никогда не лезли так высоко.
[indent]- Неужели близость Юных Листьев ТАК влияет на мозг котов? – хрипло пробормотала кошечка, все еще испуганно смотря на прихрамывающего воителя. И лишь после того, как поняла, что тот вполне в порядке, позволила себе выкрикнуть, совершенно по доброму, - Горе-любовник сумасшедший! – и по поляне пробежал повторный гогот, в котором не было ни капли злобы. Кажется, близость Юных Листьев влияла на всех. И коты и кошки потешались над поступком влюбленного абсолютно не со зла. А так, скорее ради веселой шутки, которая сохраниться в племенах на долгие луны.

Отредактировано Мышелапая (18-05-2019 22:45:01)

+5

199

[indent] Стоило только Ясеннице посетовать на скуку, вокруг начало твориться какое-то безумие, причём во всех точках одновременно: со Скалы напыщенно тарахтела что-то сумрачная предводительница, очевидно, пытаясь оправдаться за совершённую подлость. Впрочем, юница всё ещё не испытывала ни к одному соседу какого-либо негатива или чувства оскорбления за проигрыш клана, к которому относилась, поэтому разворачивающуюся полемику наблюдала скорее с интересом, в глубине души надеясь, что вызывающее поведение чёрной спровоцирует взрыв и ей будет, чем похвастаться потом в лагере перед оставшимися дома: вот, мол, что собственными глазами видела!  Можно будет собрать огромную толпу жаждущих зевак и весь остаток ночи пересказывать им самые интересные новости, а потом раздать роли и разыграть целую постановку. Настоящую, не те выдуманные подобия, которые они воображали в детстве.
[indent] Но к разочарованию ученицы, уже приготовившейся к жарким дебатам, следующим речь взял отнюдь не очередной предводитель. Ясенница вообще далеко не сразу поняла, что ЭТО такое было. Крутя мордой из стороны в сторону от серой точки, усердно орущей некой Наледи любовную балладу в перерывах между весьма красочными попытками не навернуться, до непосредственно кошки, которой послание было адресовано. - Фи, какая глупость. Это ж надо так позориться! - с сочувствием прокомментировала золотистая итог мероприятия, показательно закатывая глаза с видом, максимально дающим понять, как ей всё это неинтересно и порицаемо. На самом же деле речная готова была пищать от зависти: как бы ей хотелось, чтобы сейчас и ради неё кто-нибудь взял да покорил вершину, а потом вот так вот при всех прокричал, как сильно любит. Не боясь наказаний, осуждений, насмешек и прикованных взглядом. Или хотя бы просто тихо прошептал всё это на ушко. Ясенница в последнее время чувствовала себя настолько одинокой и грустной, что получить эти заветные нежности вроде «нужна», «люблю», «я с тобой» было равносильно обретению крыльев. Только, к сожалению, ни одна душа никогда не обращала к ней подобных слов и вряд ли обратит в будущем. Кроме разве что, возможно, Ласки, но ведь это совсем-совсем не то.
[indent] Между тем, к месту событий уже активно стремилась какая-то полоумная грозовая бабка, треща на ходу не хуже севшей на ежа белки, там же во всю глотку ржал, давясь и пыхтя, какой-то соплеменник выступавшего Волчеягодника, в общем, картина была яркая, полная и запоминающаяся. Самое то для той заветной комнатки с мягкими стенами. - Так вот как на Советах! - сквозь смешок повторила собственную недавнюю фразу речная, вкладывая в неё уже совсем другую интонацию. Не скучно, даже живенько, теперь ей понравилось.
[indent] - Ты что, неразумный?  - тот самый рыжий котик подошёл поближе, и Ясенница сумела, наконец, средь поднявшегося гула разобрать, что именно тот молол. - Коты, к твоему сведению, в птиц превращаться не могут. Сказок наслушался и повторяешь, а ещё учеником называешься, - со смесью превосходства и снисхождения покачала головой золотистая, окидывая Чижика от носа до хвоста оценивающим взглядом. - Или, может, ты у нас тоже по дороге болотную муху проглотил и в жабу превратился? Ну-ка, поквакай, - широко усмехнувшись, речная вытянула лапу и без зазрения совести наступила котику на хвост, потянув его на себя, словно имитируя включение голосового сигнала потенциальной жабы. Тё-ё-ё-ётенька, лизните (прим: поцелуйте*) его, может, опять в кота превратится, а то жалко же, пропадает, несчастный, - состроив жалостливые глазки, обратилась уже к той самой грозовой старейшине юница, от которой, разумеется, не укрылось, что именно эта странная особа выдала рыжему затрещину. То-то будет прикол!

+6

200

Крысолап легко согласился на компанию Клёновки и прогулки вокруг поляны. Голос рыжей кошечки завораживал, но бурошкурый продолжал отвлекаться на всеобразные запахи и звуки, упуская многие слова мимо ушей, посему рассказы Клёновки слышал обрывками, как слушал обрывками наставления Волчеягодника ранее. Правда, если на тренировках Крысолап действовал нарочно, то здесь он не из-за упрямства не слушал – скорей из-за любопытства. Он же впервые на Совете, он ничего не должен упустить.
А племена тем временем прибывали и прибывали, смешивая запахи в один, отчего-то так яростно щекочущий нос. Крысолап держался, чтобы не чихнуть.
- Думаешь, будут склоки? Речной предводитель – м-м – Созвездие, да? Она определенно наградит нас не самым лучшим взглядом. А Грозовые, Солнцезвёзд? Я не понимаю, как мне реагировать на них – вроде совсем недавно я мог себе позволить представлять, как рассматриваю их без уважения. А теперь?.. Моё мнение по сути к ним не поменялось, но...
Кот резко закрыл рот и удивленно уставился на странную кошку примерно их возраста, развесил уши и шмыгнул носом. Точней, это единственное, что он успел сделать, поскольку золотистая говорила и говорила, и говорила. И Крысолап позволил себе подумать о том, что Волчеягоднику повезло, и он еще не так быстро и много говорит. Наверное?
Решив проверить, он нащупал момент, когда Сипуха остановилась в разговорах и перетянул еловый куст на себя.
- Крысолап я, только мои лапки не крысиные, а очень даже мощные, да, я прячусь обычно на советах в кустах, потому что Волчеягодник говорит, что я его как бы тайное оружие и меня видеть нельзя, но сегодня, раз перед Советом произошел такой интересный случай, мне позволили посидеть со всеми и посмотреть на Совет, не отплевываясь от веток, а на этот раз уже представ здесь во всей красе. Вот Клёновка и решила пройтись со мной, так как видел-то я это место только из-за веток. А у тебя уши красивые.
И, когда Сипуха позвала играть в догонялки, Крысолап шмыгнул носом во второй раз. Догонялки на Совете. Догонялки на серьезном мероприятии, где собираются все вышестоящие коты племен. Догонялки на Совете, где вот-вот начнут обсуждать самые веселые и щекотливые моменты?
- Я за! Можно потихоньку попробовать преобразовать эту игру из игры до начала в тайную игру после начала и при этом не отвлекаться от обсуждения и играть. Вот, например, если смешаться в толпе и одновременно слушать, о чем говорят главенствующие, то можно выискивать водящего, а самому внимать каждому слову! Под конец можно воткнуться куда-нибудь, например. Волчеягодник говорит, что главное правило любой игры – это втыкать противника. Ну, точней, это он не говорит – он так делает обычно. Но ничего, вот подрасту я, и тоже отомщу.
Вместе с этим Крысолап поворачивался в сторону, куда показывала Сипуха. И увидел Сойкоглаза, сидящего подле Вяхиря. Холодок пробежал по спине клыкастого, но виду тот не подал. Вместо этого, склонив голову на бок, кот о чем-то совсем недолго размышлял. А потом усиленно закивал головой.
- Да-да-да, думаю, он был бы не против поиграть с нами! Сойкоглаз вообще довольно интересная личность «Его слепота не помешает» - И, как мне кажется, он скучает. Поэтому пора бы его развеселить.
Крысолап видел, как Сойкоглаз справлялся с тетеревом – ладно, он видел только испачканное чудище – однако бурый не думал, что оруженосец катался на уже мертвом тетереве, а это значит, что поймал-то Сойкоглаз своими лапами!
И вот Совет начался, Крысолап даже открыл рот, что начать спрашивать обо всем, что говорят предводители у Клёновки, а потому то и дело нервно дергал хвостом, едва-едва касаясь её шерстки. Все же, находиться вблизи с соплеменниками – с Клёновкой – ему нравилось. А раз Крысолапу что-то нравится, значит, что он, определенно, начнёт надоедать.
- Ого-го, Речная предводительница очень выделяется на фоне остальных трех племен, - Крысолап опять забыл имена. Но, чем дальше он слушал, тем больше отвлекался на других. Настроение Крысолапа поднималось, и даже тот фактор, что большую часть котов на поляне он не знал, а от столпотворения и вовсе кружилась голова, никак не влияли на широкую улыбку бурого.
И улыбка стала значительно шире, когда после слов Кометы, которые Крысолап слушал уже вполуха, выделился Волчеягодник. И сереброшкурый сразу заполучил всё внимание Крысолапа, что тот аж от радости воскликнул:
- Это же мой наставник!
Забавно, что главная «звезда» мероприятия взобралась на самую верхушку дерева и что-то кричала оттуда. Крысолап не понимал – не вслушивался – сам факт того, что Волчеягодник забирает чужое внимание не мог не радовать. Затопав лапками, кот воодушевленно щелкнул пастью и наконец-таки понял, ЗА ЧТО Комета подарила ему, Крысолапу, такого прекрасного воителя. Они же одного болота жабы!
Крысолап, определенно, запомнит это выступление. И, определенно, повторит это однажды. Вот только о чем кричать?
Он сдержался с трудом, чтобы не рвануть к Волчеягоднику и не завыть во все горло о том, какой же он бесстрашный. Вместо этого лишь подумал о следующей тренировке и о том, как будет выпытывать у наставника техники быстрого взбирания по дереву. Ведь шишками никто не кидался в Волчеягодника!
Правда, другие не слишком оценили этот жест. Насупившись, бурый огляделся и фыркнул:
- Они просто ничего не понимают. Совсем ничегошеньки. Это же великолепно. И такие выступления должны разбивать всю серьезность мероприятия. Вот собираемся мы такие здесь раз в Луну, сидит с хмурыми мордами и вещаем о какой-то обыденности. А тут – смотрите – летающий кот! Это же ве-се-ло!
Ничем другим подкрепить факт того, что Волчеягодник молодец, Крысолап не мог, равно как не мог опираться и на другие Советы – не был же там.
- Зато теперь остальные племена будут знать, что Сумрачное племя – отличное племя, и кроме естественных монологов могут продемонстрировать смекалку! Надо в следующий раз наловить живых жаб и притащить на Совет.
Зачем? Крысолап не знал. Тем не менее, он кинул быстрый взгляд на Клёновку, пытаясь найти в ее глазах поддержку. Она должна быть на его стороне, так ведь?

Отредактировано Крысолап (19-05-2019 11:47:01)

+10


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева