У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
08.05 почетный персонаж [апрель] - результаты
27.04 почетный персонаж [апрель] - выборы
10.04 сюжетный квест "путь пяти" [первый этап] - подача заявок
3.04 почетный персонаж [март] - результаты
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева


четыре дерева

Сообщений 281 страница 300 из 512

1

http://sd.uploads.ru/xjcdL.png

четыре дерева
——————————————————————
Место Советов, где раз в луну собираются все четыре племени под кронами могучих исполинских дубов. Внутри их круга высится Скала Советов, на которой собираются предводители четырёх племен для решения важных проблем и предстоящих вопросов. Священное место, на котором любое кровопролитие запрещено Воинским законом. Ночь Совета ознаменована ночью священного перемирия. 

0

281

Она потеряла счёт времени ровно с того момента, когда секунду воцарившейся тишины разразил внезапный собачий лай, от которого кровь застывала в жилах, а сердце, в страхе, мгновенно ускорило свой ритм.

Все смешалось, мир перед глазами поплыл, от скорости развернувшихся событий закружилась голова. Глаза метались из стороны в сторону, ища хоть какой-нибудь спасительный островок земли. Стало действительно страшно. Чужое  смрадное дыхание обожгло затылок, в опасной близости клацнули челюсти; в голове тут же мелькнула мысль, подобно вспышке молнии - они всех прикончат. Умирать так - ей не хочется.

А ведь Ракушка и не думала, что завтра смерть может ее настигнуть в лице целой своры, что она, не успевшая познать первых азов воинского ремесла, опрокинется здесь бездыханным телом под оглушительный скрежет звенящих  челюстей и топот тяжёлых лап. Как угодно - в неравном бою с барсуком или лисицей; в схватке с огромным, свирепым воином, защищая свое племя и предводительницу, стоя на страже закона и традиций, - но только не так.

Мгновение - и, ранее застывшая в оцепенении, потерянная, она несётся прочь, рассекая воздух хвостом и цепляясь когтями о почву, - особо не думая, что будет делать, что ждёт ее дальше, - в конце концов, теряясь в этом пёстром водовороте шкур. Спотыкается, неловко заваливаясь на бок, и, кувыркнувшись, скатывается по склону, глотая клубы пыли и захлёбываясь в панике, шипит, крепко жмуря глаза.

Злосчастный валун, так не кстати, попавшийся на пути - удар приходится прямо на затылок, пронзая жгучей болью виски, и все ее тело заходится в  болезненной агонии. Ракушка вздрагивает, коротко и тонко всхлипнув, - умирать так ей не хочется - раскинув лапы, в последний свой раз смотрит на перевёрнутый мир туманным взглядом голубых глаз, пока сознание ее медленно погружается во мрак.

+4

282

Подберезка позорно завопил, когда что-то вгрызлось ему в хвост.
- ОНО МЕНЯ СОЖРЕТ! - в общей панике завопил буро-белый юнец прежде, чем понял, что в хвост ему вцепилась послушно рванувшая за ним на дерево Ясенница. У страха глаза, конечно, велики, но у оруженосца они сейчас были еще больше: мысленно поблагодарив сознание, что не дало рефлекторно отбиться задней лапой от куснувшего в хвост чудовища, Подберезка сглотнул и покарабкался на верх, сломав коготь или два.
- Замри, замри! - испуганно шептал вчерашний котенок, жмурясь на дереве. Он так и не смог долезть до какой-нибудь ветки, повиснув на стволе дерева и придерживая многострадальным хвостом Ясенницу за зубы. Чувствуя, как собственные друг на друга не попадают, малыш дрожал всем телом, почти позабыв о тупой боли в когтях: конечно, его лапы к такому не привыкли.
А потом все как-то... утихло. Собаки убежали за многошерстной толпой, и юнец, медленно приходя в себя, неуклюже поелозил на стволе, выглядывая.
- Слушай... ушли вроде, - и тут, как эхо, гулкий звук огнепалок. Дернувшись и втянув голову в плечи, Подберезка замер еще ненадолго, а после посмотрел вниз и... сглотнул.
- Ясенница, меня сейчас стошнит.
Зато честно. Неясно, от испуга ли или от внезапно образовавшегося страха высоты, котенок поерзал вниз, неуклюже, оставляя на могучем стволе дуба еще коготь. Вскрикнув и вывернувшись в полете, Подберезка-таки приземлился на все четыре, и после его смачно вывернуло под корни дерева, отчего шерсть дыбом пошла.
Ну и ночка!
- Ясенца, - сплюнув, невнятно позвал малыш, оглядываясь, как там сестра. На поляне Четырех Деревьев было непривычно тихо, и оруженосец поежился, медленно вытягивая голову из шеи.
А потом заметил серебристый хвост. Медленно, на мягких лапах подбираясь к чему-то лежащему, буро-белый вскрикнул:
- Ясенница, это Ракушка! - испуганно мявкнул оруженосец, прижимаясь ухом к груди соплеменницы.

Отредактировано Подберёзка (23-06-2019 19:05:11)

+2

283

[indent] В любой другой ситуации Ясенница повисла бы на брате кульком, позволив напрягаться ему одному, но сейчас слишком хотелось жить, и юница изо всех сил впивалась в кору когтями, пытаясь карабкаться вслед за Подберёзкой, создавая, правда, больше суматохи, чем чего-то путного: слишком перепуганная, вымотанная ужасом, выбитая из реальности, она даже не смогла понять, что ей нужно подтягиваться, просто висла, клонясь попой к земле, как перезревшая груша, не вопя от ужаса исключительно потому, что была занята пасть: где-то под ней уже вовсю проносились озлобленные уродливые псины, клацкая зубами прямо у задних лап ускользающей вдаль четвёрки племён. Боковым зрением речная уловила какое-то бежевое пятно, кубарем летящее со склона, но анализировать что-то у неё не осталось сил, и юница просто закрыла глаза, разжав до разрывающей сознание боли затёкшие, закостеневшие челюсти.
[indent] Ясенница даже не сразу поняла, что звук смачно шлёпнувшегося о землю тела издала она: мир вокруг словно отключился и перестал существовать. Гулкую, теперь кажущуюся какой-то искусственной и неправильной, тишину нарушало лишь прерывистое дыхание блюющего Подберёзки. Золотистая попыталась встать, тут же поморщившись от боли: отбитый бок ныл так, что даже набрать полную грудь воздуха оказалось невозможно от слепящего распирающего ощущения. Видимо, завтра под шерстью расползётся страшная гематома. Брат, как заведённый, повторял её имя, и речная на нетвёрдых лапах поплелась к нему, чудом не поскользнувшись и не полетев вниз головой, как недавно Ракушка, чьё распластанное подле валуна тело и лежало перед перепуганным буро-белым.
[indent] - Ра?.. - на большее сил не хватило. Наклонившись, Ясенница потянула соплеменницу за ухо, надеясь растормошить, но реакции не последовало, лишь на её собственных губах расплылась солёная кровь. К горлу подступил ком, и на шерсть покойной плюхнулась слизисто-желчная клякса: больше ничего в сотрясённом спазмом желудке ученицы не было. - Они... Она... Они её... Она ушла... Она ушла туда... Из-за них...Ушла! Совсем! - бессвязно, истошно проскулила юница, пятясь назад. - Я... Я больше не могу, я хочу домой! - смелый доблестный воитель озаботился бы тем, чтобы донести тело погибшей в лагерь, но Ясенница не была воительницей, и даже смелой сейчас не была. Она могла лишь дрожать от пережитого ужаса, всё то, что произошло этой ночью, было слишком. Просто слишком, чтобы храбриться. И, пнув Подберёзку в бок, дабы тот шёл за ней, девчушка просто бросилась в лагерь, оставив покрытое рвотными массами тело соплеменницы под валуном. Ещё пять минут назад ей отчаянно хотелось выжить, теперь же - только умереть. Умереть и забыть обо всём этом. Совсем-совсем забыть. На небе ведь нет собак... Правда?
Лагерь

Отредактировано Ясенница (23-06-2019 20:10:37)

+3

284

Подберезка не знал худшей ночи. Даже тогда, когда их украли, когда их троицу погнала собака и они сидели в норе, считая секунды до погибели - они были втроем, и было страшно, но не так... скверно.
Оруженосец не знал, куда себя деть, чувствуя, как накипают слезы при виде обездвиженного тела Ракушки, с которой они, можно сказать, выросли. Рядом, судя по шагам, оказалась Ясенница, и если буро-белый замер с застывшими в горле звуками, реакция сестры была иной.
— Они... Она... Они её... Она ушла... Она ушла туда... Из-за них...Ушла! Совсем! — бессвязно проскулила сестра, и Подберезка всхлипнул, вырывая из глотки тихий плач. — Я... Я больше не могу, я хочу домой!
Я тоже хочу домой.
Позади послышались шаги, удаляющиеся в сторону лагеря... да, наверняка Ясенница побежала туда. За помощью. Подберезка слабо обернулся через плечо, а после нехотя перевел взгляд на Ракушку, медленно опускаясь к ней мордой.
Уткнулся в шею и всхлипнул, безуспешно пытаясь растолкать носом соплеменницу. Нет, ну куда она?..
- Ты же такая упрямая... колючка. Куда же ты, ну... - бормотал сквозь тихий плач оруженосец, уперевшись лапами ей в грудь.
Предки, он едва не подскочил, когда в них что-то ударилось. Слабое, робкое.
Но сердцебиение.
- Ра... - как и сестра, он замер, а после порывисто прислонился ухом к груди.
Маленькая, крохотная птичка билась там, под ребрами.
- Ра... А! Я... а-а-а... - растерянно пробормотал оруженосец, неумело, едва ли бережно подхватывая Ракушку за загривок. Она была тяжелой, но он должен был дотащить её в лагерь!
Должен...

----> лагерь

+3

285

[indent]Тот хаос, что воцарился на поляне с неминуемым приближением реальной угрозы в виде слюнявых тварей, ломящихся на поляну сквозь бурелом, надолго запечатлелся в памяти пятнистой кошки. Сердце ухало в груди с болезненной яростью так сильно, что казалось, вот-вот сломаются ребра, и сам кошачий дух, заключенный в теле речной воительницы, выйдет вон, взметнувшись к небесам не оставляя время на сомнения. Страх за жизни соплеменников сковывал лапы, к ним будто привязали по камню - столь тяжелыми они вдруг стали. Однако живая ярость на злодейку-судьбу, что позволила сему свершиться; на предательницу Макошь, что устроила лесным племенам засаду в ночь священного перемирия, насмехаясь над законами, которые давно преступила, заставляло самку двигаться: прижимая уши, хлеща себя хвостом по бокам не то от страха, не то от гнева, предводительница метнула взгляд в сторону ринувшихся со всех лап к дереву брата и сестры, невольно радуясь, что Пчелки нет сейчас здесь с ними. Она хотела их вернут, но понимала, что времени не остается. На дереве коротколапым оруженосцам всяко было безопаснее.
[indent] Остальные предводители еще спорили, но вскоре и они сорвались с места, придерживаясь намеченного в спешке плана - заманить гадов к Двуногим. Идея казалась ей невыполнимой, река-мать внушала большую безопасность, чем чуждые земли исконных врагов лесных созданий, и все же от успеха задуманного зависели их жизни. Жизни стариков и котят, воинов и воительниц, предводителей и целителей. Весь мир сосредоточился на этом самом моменте, скукожился на нем, отделяя жизнь от смерти одним вздыбленным кошачьи волоском. Созвездие едва не ринулась прочь вместе со всеми, лихорадочно обводя бирюзовым взглядом свое племя, как звучный голос ослушавшегося ее приказа глашатая, прогремел в сознании, отпечатавшись в одном единственном моменте: резко повернув голову в сторону Бурана, речная не успела ничего сказать, как на глаза попалась маленькая Ракушка. Куда бежал котенок в панике - к дереву ли, на котором уже сидели Ясенница и Подберезка, или думала убежать со всеми, но отделившись, не успев, малышка неловко растянулась на земле именно в тот момент, когда первые огромные клыкастые морды показались из леса, метнувшись с лаем к кучи падали. Рядом где-то должен был быть Сердцедуб, если тот еще не умчался со всеми, но она не видела, не чувствовала ничего вокруг, кроме маленького кошачьего тельца, которое уже заметила один из гадов, что совсем недавно смачно чавкал падалью.
[indent] Издав истошный мяв, Созвездие сорвалась с места, вспоров когтями почву, а затем не сбавляя скорости врезалась в худощавый бок псины, привлекая к себе внимание. С поляны стоило немедленно уходить, увести за собой тех, кто не купился на кошачье бегство основной группы. И она метнулась в сторону, ощущая смерть за своим плечом. Несясь сквозь лес зигзагами, петляя между знакомых троп, она вскоре обогнула погоню, присоединившись к своим. Оставалось надеяться, что Двуногие проснутся, услышав весь этот гвалт. И что Форель выполнит приказ Бурана, и уведет котят обходными тропами в лагерь, переждав угрозу в безопасном месте. Об остальном думать не хотелось от слова совсем. Во всяком случае, пока.

через земли двуногих в лагерь

+2

286

Территория Двуногих

[indent] Буйная фантазия - страшнейшая вещь. Пока их отряд колесил по узким, с двух сторон усыпанным Гнёздачи улочкам территории Двуногих, Сипуха никак не могла избавится от страшных мыслей и предположений относительно судьбы детёныша Чудищ, успев вдруг проникнуться к нему такими жалостью и симпатией, что сердце кровью обливалось, когда его образ с поникшими ушками и затравленным болезненно-красным взором возникал перед глазами. А я его ещё и ударила, мышеголовая невежда! - корила себя черепаховая, сильнее прикусывая паутину в порыве терзающих её чувств. И как только она не догадалась попробовать с ним поговорить? Тогда крохе, возможно, сразу удалось бы помочь, а теперь что? Двуногие наверняка заметят, что в их убежище кто-то побывал - не настолько же они, в конце концов, слепы и лишены обоняния - и запрут заложника надёжнее прежнего. Не будь с ней сейчас Клёновки и Крысолапа, которых нужно было вернуть домой, Сипуха, честное охотничье, уже галопом ринулась бы назад исправлять ошибки бурного утра, но мотать соседей туда-обратно по землям племени и подвергать их опасности (кто знает, вдруг хозяева Гнезда уже вернулись и сейчас вовсю шипят и плюются, заново метя все углы?) казалось ещё более неправильным. Так или иначе, наворотить ещё больше дел не хотелось, Куница определённо учила её не этому. Поэтому с тяжёлым грузом на душе пришлось шагать вперёд и только вперёд.
[indent] Запах сумрачного отряда терялся где-то в гуще Высоких сосен, видимо, даже на чужой территории жители болот тяготели к более привычной среде, однако черепаховая с уверенным видом обогнула густой лес, взяв заметно правее. Чем дальше оставались Гнёзда и, соответственно, сильнее оживали вокруг звуки и запахи дикой природы, тем активнее просыпались инстинкты и опасения относительно собак. То и дело в голове всплывало предупреждение Малины, тревожа всё больше: а ведь и правда, что ей делать, нарвись они сейчас на остатки своры? Искать дупло и прятаться, как спугнутая белочка? Но это ведь недостойно будущего воителя, не попытаться отстоять собственные земли. Только вот и драться с таким противником - откровенное самоубийство, которое тоже вряд ли оценят. Юница поёжилась: в собственном лесу чувствовать себя загнанно и неуверенно было крайне неприятно.
Посему, когда впереди замелькал, наконец, ручей, Сипуха выдохнула с облегчением: никаких свежих запахов собак, очевидно, свора действительно убралась восвояси. Тем не менее, ученица рассудила, что добраться до поляны Советов и зайти издалека будет логичнее, чем неосмотрительно тащиться напролом к общей границе. И всё же надеюсь, никто не будет поджидать Клёновку и Крысолапа у Гремящей тропы. Псы ведь появились именно с той стороны, - ступая на поляну Четырёх деревьев, грозовая автоматически, словно по заевшей с ночи привычке, вытянула шею, рассматривая далёкие верхушки сосняка Теней. - Вот и всё. Отсюда вы лучше меня знаете, как добраться до дома. А мне лучше поскорее вернуться к себе, пока Малина не переполошила весь лагерь вестями о том, что принесла отравленную рыбу, - чуть прищурившись, мурлыкнула вислоушка, по-очереди касаясь носом носа обоих товарищей в прощальном жесте перед тем, как собраться в обратный путь. - Лёгкой дороги! Надеюсь, в ближайшие дни встретимся на границе.

Лагерь

Отредактировано Сипуха (07-08-2019 00:05:17)

0

287

--- территория Двуногих

Едва только неприветливо-холодные стены гнёзд Двуногих остались за кошачьими спинами, Клёновка издала едва заметный вздох облегчения. Всё же кроны деревьев над головой куда приятнее непонятного ровного чего-то там, а трава под лапками гладит не хуже этого и искусственного мха. Вообще хорошо там, где ты родился, где ты живёшь и что любишь. Шаг за шагом покидая территорию Грозового племени, кошка то переходила на бег, то, вовремя осекаясь, возвращалась в трусцу. Судя по запахам, смешавшим все племена и собачий смрад, они шли ровно тем же путём, каким сюда попали, проверенным и более-менее надёжным, протоптанным лапами и пропахшим следами. Из-за их утреннего приключения, неплохо так выбившего рыжую из колеи, сейчас она практически не думала о том, что на их пути, возможно, окажутся собаки или какая-нибудь шавка выскочит из-за дерева. Крысолап говорил что-то, но кошечка едва ли реагировала на это. Удаляясь от чужого дома, она начала вспоминать о своём. О том, что свора прошла по территориям племени Теней, едва ли обогнув на своём пути кошачий лагерь, полный лёгкой живой добычи. Мать, отец, Всполох... Тьмуша, Мятнолапка...

Какая же я дура... - подумала ученица, перебирая лапами. - Задумывалась о том, какую лучше мордочку состроить, чтобы не надавали по ушам. И даже не задумалась о том, что, может быть, по ушам-то давать и некому...

Всю ночь она сдерживалась, всю ночь сжимала зубы и прятала своё сердце от страха. Но ей было всего лишь девять лун, и мысль о том, что её родные, близкие и друзья могут быть мертвы, заставляла даже такую самовольную и независимую гордячку дрожать и прижимать уши. Её силы были почти на исходе, она едва сдерживалась, чтобы не броситься стремглав, срывая когти и стирая подушечки. Но она не могла. Не могла позволить себе потерять мордочку. Ненавидела себя порой за это, но всё же натягивала маску спокойствия и невозмутимости. пока земля под лапами медленно, но верно сменялась с лиственного леса на некое подобие хвойника, столь редкого для Грозовых котов. Когда их маленькая компания добралась до ручья и Клёновка уловила стойкий запах племени Теней, что-то вроде облегчения приливом прокатилось по венам. Значит, остальной отряд под руководством Крушины двинулся в сторону лагеря. Она невольно прибавила шагу, и вскоре они уже были на гребне холма, глядя на лежавшую под лапами поляну Четырёх деревьев. Зрелище не из приятных: вонь, разлагающиеся недожранные тушки, запустение... Кошка не стала смотреть дальше, боясь увидеть окоченевшие кошачьи тела.

- Спасибо, что проводила, - ответила она песочной подруге, коснувшись хвостом её плеча. - Как вернёшься, сразу покажись вашему целителю, иначе я себе не прощу, что таскала больную в такую даль! И да... - Клёновка выдавила лёгкую улыбку. - Не забудь, ты обещала мне шишку на следующем Совете!

С этими словами Теневые ученики развернулись спиной к поляне и скрылись в кустах на пути к дому. Или тому, что от него осталось...

--- главная поляна

0

288

заброшенные гнезда двуногих ---->

Гор шел долго. Встреча с одиночками на гнезде не сказать что выбила его из колеи, нет... Скорее, это случилось намного раньше. Привыкший к своей стае с самого рождения, серый точно знал, зачем он вообще топтал лапами земли этих лесов: защищать Макошь, защищать свое, выживать и быть любым орудием в лапах той, кто точно знала, как им манипулировать.
А теперь он остался выброшенным на берег и совершенно растерянным. Племенные едва не убили его, да, но лапы упрямо несли самца к тем землям, где у котов была хоть и жестокая, но цель в жизни.
Они тоже защищали свое. Они защищали лидера, как он защищал Макошь. Они выживали, но прокармливая и защищая друг друга, и были орудием в лапах системы под названием "племя". И пусть действовали они жестко и были более многочисленными, среди них, наверное, можно было бы найти свою отдушину и свою цель.

Поскольку пока что Гор просто шел.

Пробираясь тропками, наименее остро пахнущими племенными котами (а серый, кажется, уже начинает различать запахи разных кланов), самец неспешно и ближе к сумеркам вышел к огромным дубам-исполинам, возле которых не мог не остановиться. Задрав голову выше, здоровяк присмотрелся к скале, испещренной едва заметными отметинами когтей. Ошибиться было нельзя: старые запахи точно принадлежали котам, и Гор на мгновение-другое запутался, снова подумав, что перестал различать запахи. И только покружив среди Четверика, он понял, что здесь бывали коты всех племен. Неужели спорная территория?
Дубы возвышались, теряя золотую листву на холодном северном ветре. Ощущая прохладные потоки сквозь густую гриву, серый замер, присматриваясь к деревьям, которые служили неким символом для племен, неким важным местом.
Вот она - еще одна цель. И отчего-то стало очень больно и очень остро, и так пусто, что хотелось взвыть.
- Какой я теперь Гор, - тихо хмыкнул здоровяк, медленно прохаживая по местам, истоптанным сотнями лап тех, кто знал, зачем и куда он живет.
- Гор, - выплюнул кот, повторяя свое имя, и вой изнутри рвался.
- Как тот волк, - чувствуя небывалую тоску, скупо ухмыльнулся самец, поднимая глаза к деревьям в который раз. Сердце рвалось, и он знал, куда его несут лапы.
И что, возможно, где-то там среди звезд были мертвые коты, которые и привели его лапы в это самое место.
И он должен был отдать им должное.

- Лютоволк, - додумал серый, и наконец улыбнулся, почти искренне, за долгое время. Взяв имя на манер племенного, он поднял голову, ощущая, что с плеч спадает груз прошлого. С него хватит. Он был хорошим оружием, он хорошо делал свое дело, пора пожить самому.

Только бы не в одиночестве.

----> границы

Отредактировано Гор (20-10-2019 18:09:47)

+5

289

Охота на косуль продолжается в данной локации. Вам НЕ нужно ставить переход на ущелье. Все будем отыгрывать здесь, условно передвигаясь в сторону ущелья. Делается это для экономии вашего времени. Постарайтесь уложиться в 1-2 игровых круга. Не нужно затягивать квест на большее количество времени!

[nick]Косули[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/2YNUJ.jpg[/icon]

0

290

граница ветер-тени >>>

Всё резко пошло не по плану. Багрянка бесшумно раскрыла рот в ужасе, когда заметила, как стадо, словно по команде, изменило направление своего движения и рвануло прямо к одному из отрядов. Тогда ещё кошка не вспомнила, кто должен был быть в той стороне, и страх и за своих, и за чужих вспышкой мелькнул в мозгу. От одной косули кот мог увильнуть, увернуться, просто спрятаться за каким-то препятствием, но стадо в своем глупом упрямстве и благодаря численности несло практически неизбежные серьёзные травмы, а то и хуже...
С той стороны оказались воители Ветра вместе со Звездопадом. В голове мелькнула мысль, за которую, пожалуй, Багрянке должно было бы быть стыдно: у Звездопада несколько жизней, и воителям повезло, что косули рванули именно туда. Как минимум, одной жертвы удастся избежать. О чём только не подумаешь под угрозой быть раздавленной.
Багрянка услышала высокий голосок Воробейницы, явно сумевшей найти выход из сложившейся ситуации. Даже какое-то восхищение этой юной воительницей проснулось в душе Багрянки. В её словах было зерно разума, однако выбора не было - воителям всё равно пришлось бы гнать косуль туда, куда побегут Звездопад и его отряд, ибо от этого зависела их жизнь. Багрянка бежала рядом со стадом, с тревогой всматриваясь в мельтешащие тонкие ноги: среди копыт она заметила, как ветряки смогли свернуть с пути косуль и оказались на безопасной дистанции. И даже все смогли продолжить забег. "Удивительная живучесть".
Копытные бежали быстро и, кажется, совсем не уставали. А вот Багрянка почувствовала, как начинает сбавлять ход, когда впереди показались силуэты Четырёх Деревьев. Гром, несущийся чуть впереди, явно больше привык к подобным дистанциям и скоростям. Но выбора не было, и Багрянка неслась следом, чуть реже, чем ранее, рыча на косуль, как бы напоминая о своём присутствии. "А теперь что? Деревья?.. Ну, конечно, они разделят стадо на несколько небольших групп."
И сумрачная сбавила ход, давая стаду наконец рассредоточиться, но именно так, как нужно было воителям. И правда, косули кинулись врассыпную, обегая деревья, скалу, с которой вещали предводители каждое полнолуние, а потом они уже не смогли собраться в одну кучу в силу своего интеллекта.
Получив небольшую передышку, Багрянка затормозила возле одного из дубов, судорожно пытаясь отдышаться. Ей, привыкшей скрываться в лесах и охотиться посредством ожидания в засадах, подобные забеги давались тяжело. И сил добежать до ущелья с той же скоростью Багрянка в себе не находила. Да что там, даже спросить о дальнейших действиях из-за жадного глотания воздуха она не могла, и потому только вопросительно глядела на Комету и Крушину. Счёт шёл на секунды, пока ветряки, явно не запыхавшиеся настолько, придавали одной из групп косуль нужное направление. "Предки, дайте мне сил".

+5

291

граница племени Ветра и племени Теней



- Не получается! - крикнула в отчаянии Луна, сумев выдавить из себя лишь эту короткую, полную страха и недоумения фразу. Она не отражала и половины эмоций из того цветастого калейдоскопа, который яркими вспышками мелькал в мозгу воительницы. Пока они успешно гнали косуль к поляне, она даже испытала душевный подъём: лапы её при каждом прыжке отрывались от земли, поднимая щуплое тело в воздух на доли секунды, а открывавшиеся виды заставляли подавлять азартный смех - стадо огромных косуль, бегущих в ужасе от котов, самых обычных лесных воинов, которые уступали им в размерах и, несомненно, силе.

И, словно почуяв это, бестолковые животные метнулись в сторону. Старшая воительница беспомощно смотрела, как мелькали худощавые ноги, а за ними, в этой жуткой ряби, находился отряд из племени Ветра. Вероятно, позже она тайно испустит вздох облегчения, что среди попавших под основной удар не было ни единого кота из племени Теней, но пока что её мысли были слишком далеки от таких циничных размышлений. Лапы пятнистой дрожали, а мозг лихорадочно соображал - предки свидетели, если они ринутся наперерез, то могут опоздать и лишь заставить косуль быстрее перебирать ногами, чтобы те точно настигли своих жертв.

Впрочем, когда стадо снова рассредоточилось по поляне, с неприкрытой радостью она заметила, что все оказались живы и здоровы. И лишь сейчас Луна заметила, что машинально добежала до камня, на котором сидели во время Совета предводители, взлетев на него и увернувшись от копыт одной из косуль. Пытаясь отдышаться и сетуя на горящие огнём лёгкие, хрипло поинтересовалась: - Что делаем теперь?

+5

292

граница племени Ветра и племени Теней ---->

Воробейница почувствовала, что лапы заливает свинцом. Слегка задыхаясь, она, следуя своему же плану, изо всех сил старалась выбежать со своим отрядом вперед, чтобы окольными путями обогнать стадо и спугнуть его с другой стороны. Ущелье оставалось правее, и рыжая даже не успела удивиться, что все прислушались к её плану: наверное, страх и азарт охоты оковал всех и каждого, и в этот момент между ними не было разницы. Сумрачные, ветряные - сейчас коты обоих племен стали единым целым, и все глаза были прикованы только к добыче.

Такой, которую поймать по силам пожалуй только котам львиного племени.

Эти мысли подбодрили воительницу, и она усилием сделала еще один рывок, ускоряясь. Стадо оставалось правее, и силуэты Четырех Деревьев становились все больше и больше. Косули поскакали вперед, искря копытами по камню собраний, и коты рассыпались, внося хаос в движение стада. С замиранием сердца Воробейница смотрела, как расходятся косули, отбиваются друг от друга, и оставалась одна часть плана, самая последняя.

Сама придумала - сама исполняй.

Рванув вперед, тонколапая ветряная кошка слегка обогнала несущихся косуль, понимая, что им необходимо ее заметить. Сдавленно рыкнув, она срезала вправо, прямо под копыта косуль, которые затормозили.
Увы, недостаточно быстро.
Стук раздавался, казалось, у самых ушей. Косули не потоптались по Воробейнице, но несколько сильных ударов она словила прежде, чем часть стада развернулась и побежала обратно. Остальные перескочили ее как препятствие, и кошка с замиранием сердца смотрела, как несколько отбившихся особей несутся туда.
К ущелью.
- Загоняйте! - захрипела Воробейница, попытавшись понестись следом и громко ойкнув: передняя лапа саднила и слегка опухла. Растерянно лизнув конечность, рыженькая захромала к скале, к своим, чувствуя, как пульсирует лапа.
Косуль осталось всего несколько. Они были испуганы и неслись к ущелью, где однозначно должны были разбиться. Воробейница подняла голову и всмотрелась в силуэты охотников, бегущих за жертвами.
Её план сработал.
Воробейница ликовала.

+5

293

→граница ветра и теней

Она всегда думала и действовала стремительно, на ходу схватывая ритм ситуации и мгновенно под него адаптируясь, но столь неприятное и неожиданное развитие событий слегка ошарашило даже Комету. Теневой казалось, что её продуманный план должен был однозначно сработать, но жизнь внесла свои корректировки. И фурия, на лету анализируя новые события, делала следующий шаг, как-никак, вся эта затея была её предложением. Обычно черногривая заглушала мысли и полностью отдавалась инстинктам, позволяя своему телу решать за себя, но в этот раз не могла позволить себе такую роскошь - ведь за ней стояло племя и за ней шли ее товарищи.
- Сумрак, к четырем деревьям! - проорала предводительница вторя словам Воробейницы, чтобы план ветряной услышали все, и устремилась вперед. Ей не было страшно, бурлящий в крови адреналин глушил даже тревогу за то, что ситуация накалилась слишком быстро и не оставляла возможности избежать какой-либо риск.
— Загоняйте! - выцепив в толпе рыжую шкурку воительницы, кошка удивленно вскинула бровь, лишь сейчас полностью осозновая суть плана. Скинуть их со скалы? Вот безумная. - мелькнуло у предводительницы в голове, но в мыслях не было злости, напротив - некий азарт от вырисовавшейся картины. - ВПЕРЕД, ЗА МНОЙ - оборачиваясь, крикнула она на ходу. Мышцы ныли от напряжения, когти взрывали сухую землю, и Комета бежала, нет, летела вперед, словно желая обогнать ветер. Будто бы она всю жизнь прожила не в еловых чащах у болот, а на бескрайних пустошах соседей. Она услышала глухой удар и недовольное шипение, но даже боковым зрением не смогла увидеть, что случилось, лишь поняла, что кто-то из соплеменников попал под копыта. Но останавливаться было нельзя - жизнь котов-воителей по своей сути являлась ежедневным риском, и каждый из присутствующих прекрасно это понимал.
- Наверх, гоним их наверх! - продолжала выкрикивать сумрачная, перенимая инициативу оставшейся позади Воробейницы. Комета взбиралась по холодному камню, а обезумевшие от страха животные мчали к самому обрыву. Лидерше казалось, что в этот момент в ее лапах столько силы, что даже Предки не могут её остановить.

Отредактировано Комета (02-12-2019 01:34:59)

+5

294

граница ветра и теней

Планы воителей менялись на ходу, но Волчеягодник быстро адаптировался к ситуации, не особо задумываясь над тем, что вообще творится. Он следил за Кометой, и её громкий голос говорил ему о том, что ситуация под контролем. И даже когда Крыса внезапно сбился и скользнул под ноги стада, он не растерялся. Даже дрогнуть не успел, а его пасть уже дёрнулась вниз, впиваясь в загривок неудачливого воина. Волчеягодник вложил в рывок силы и помог Крысе крепко встать на ноги. Он выглядел слегка помятым, но всё ещё вполне живым и боеспособным. Шлёпнув чёрного кота хвостом по заду, чтобы быстрее бежал, Волчеягодник усмехнулся и рванул вперёд. Может быть, потом, после охоты, он поймёт, что его бывший оруженосец был на волосок от гибели под тяжелым копытом, но в тот момент он был опьянён охотой.
В такой степени, что потерял остатки смущения и догнал Комету, на бегу коснувшись её бока.
- Проверим, кто из нас лучший ветряк? - прорычал он ей в ухо, не удержавшись от смешка.
Они, сумрачные коты, бегут по пустошам, будто так и надо. И ни один патруль Ветра не в силах остановить их. Не только потому, что они временно "свои", но и по причине их безумной, рвущей подушечки лап энергии, смешавшейся с силой косуль.
Волчеягоднику казалось, что от Кометы пахнет резче и ярче, чем обычно, а может, обострился его собственный нюх. Он чувствовал единение со своим племенем и диковатый восторг оттого, что видит свою предводительницу такой, какой её не увидят соплеменники, оставшиеся в лагере. Волчеягодник подумал, что эта часть Кометы, полная первобытной силы, близка ему, и он хотел бы познать её раньше. И не хочет забывать в дальнейшем.
Не жалея лап, он вскочил на камни. Связки горели, и ему это нравилось. Может быть, план Воробейницы не был идеальным, и сама она от него пострадала, но результат оказался хорош.
Волчеягодник захлебнулся ликующим воем, видя, что косули попались в их ловушку. Ему хотелось раствориться в этом чувстве. И даже если по дороге кого-то из них задавили, настолько азартная и опасная охота стоила того. Это не то же самое, что ловить какую-нибудь жалкую тощую мышку. Ему хотелось продолжения этого дикого азарта, в любом виде.

+3

295

Кот сонно моргнул, очнувшись от надвигающегося грохота. Тряхнув головой, самец попытался сбросить сон-наваждение, ощущая, как приподнимаются тяжелые веки.
Лютоволк нашел себе временное убежище среди широких ветвей дуба, вот уже третью ночь оставаясь под этими кронами. Чужаков здесь видно не было, дичь иногда водилась, и для кота, ищущего себя, ему вполне хватало: кровь, пища, спокойствие.
Похоже, спокойствие ему только снилось.
Заинтересованно наставив уши на шум, Лютоволк сощурил глаза и всмотрелся. Косули бегут. Казалось бы, ничего необычного, бегут себе и бегут, симпатичное, почти завораживающее зрелище - очевидно, их кто-то гнал, и только факт наличия хищников настораживал серого здоровяка. Волки-лисы не волновали одиночку, а вот если там, не приведи боги, медведь или пара-тройка хищных куниц - придется поднапрячься.
"Похоже, все же куницы", - присматривая небольшие силуэты издали, Лютоволк положил голову на лапу, заинтересованно наблюдая с ветки за происходящим. Охота приближалась, и в один момент кот, вздрогнув, вскинул голову.
- Да быть того не может, - округлив глаза в удивлении, мявкнул серый, поднявшись на все четыре и бесшумно пройдя ближе к краю ветки, чтобы видеть лучше. Хвост одиночки взволнованно заходил из стороны в сторону, и он присел на все четыре, почти свешиваясь с дерева.
И, боги, надо было видеть его глаза - расширенные, хищные, загоревшиеся - когда он увидел среди бегущих блестящую шубку сумрачной воительницы.
Лютоволку не хватило совести даже в мыслях назвать эту сильную, красивую кошку "киской".
Завидев черную шкурку её предводительницы, серый взволнованно сглотнул. Прошла встреча обошлась неудачно, и вкус тины до сих пор был в горле, но...
Азарт.
Они гнали косуль.
Они, мать их, гнали стадо косуль, хитро делили их и направляли... куда-то туда, к темнеющему... ущелью!
- Мать вашу, я точно буду племенным, - пообещав себе, кот залихвацки хлестнул себя хвостом и в два прыжка по веткам добрался до нижней, примерился к детенышу косули, бегущему за стадом к лесу и... да, прыгнул прямо перед ним, отрезая его от стада.
- Всегда пожалуйста! - азартно мяукнул серый, без спроса присоединяясь к охоте. Задержав взгляд на одно долгое, натужное мгновение на Багрянке, Лютоволк едва не захохотал от ощущения жизни.
Он побежал со всеми, не давал отрезаться детенышу.
Не будут же эти племенные так глупы, чтобы отказаться от еще одного загонщика?

+7

296

С замиранием сердца он слушал приближение косуль, наблюдал за их мощными и грациозными телами, несравнимыми даже с собачьим вонючим мехом. Крысу трясло не то от счастья увидеть воочию этих животных, не то от страха оказаться под ногами одной из косуль. Они же большие, а он маленький. Они не заметят, они затопчут, размозжат его узкую голову об острые камни, бросят в овраг, на скалы, прикроют молодой травой да припорошат снегом. Мозг Крысы отказывался работать правильно, отказывался думать в нужную сторону, отчего Крыса каждый раз то и дело замирал в зубах с веточками, шмыгал носом да подрагивал кончиков хвоста. И каждый раз он переводил взгляд на Волчеягодника да Комету, желая впитать всю ту уверенность, которой его соплеменники прямо полыхали. Волчеягодник – как наставник. Комета – как предводительница. А он – Крыса – должен учиться у них всему, должен как мох впитывать каждое действие, каждое слово.
И он впитывал. Поэтому лишь вздрогнул, округлил глаза да посмотрел на серебристую шкуру Волчеягодника, когда последний дал ему несколько напутствий. Расхрабрился, распушил короткий мех на груди и оскалился, обнажая длинные клыки.
- Да я их! Да они у меня тут прямо и попляшут! Я ж не подведу, ты ж знаешь!
А сам испугался – по-настоящему. Испугался настолько, что на время перестал слышать свое же сердцебиение. Испугался так, что забыл, что Сумрачное племя здесь не единственное. Тем не менее, та самая зараза, о которой говорил его наставник, давала знать о себе. Зрачки Крысы сузились, стоило косулям в очередной раз попасть в поле его зрения.
И план был великолепный – все шло своим чередом. А потом косули рванули совсем в другую сторону, и Крыса рванул следом за ним, забывая о том, что пора бы действовать сообща. Подгоняемый и страхом, и чрезмерной уверенностью, он наскоро забыл о защите своего племени. Да и как так – косули мчатся прямиком на Ветряков! Клацая зубами от недовольства и беспокойства – внезапно – за соседей своих, он старался не отставать от стада, старался срочно продумать в голове что-то такое, что, скорей всего, могло бы замедлить косуль.
И даже не заметил, как его дурные мысли завели его же тощее тело под копыта косуль. Он не заметил – не почувствовал – тяжелый удар куда-то в бок. Возможно, следующей была бы голова, если бы не цепкие зубы Волчеягодника. Обернувшись на наставника, Крыса непроизвольно попытался вывернуться, даже не замечая того, что был в опасности. Тяжело дыша и хватая воздух ртом всего на доли секунды, он с полувзгляда понял своего бывшего наставника, подмигнул ему, вкладывая в данное действие всю свою неуправляемость, а затем снова, придерживаясь плана, рванул следом. Будто бы все чувства притупились. Будто бы все мысли отошли на задний план, не успевая за быстрым телом молодого воина.
Балансируя между камнями, Крыса то и дело смотрел на грациозных зверей, а затем перескакивал взглядом на свое племя, отмечая ту самую излишнюю уверенность и мощь, которую ранее не замечал в себе. Он становился похожим на свой Сумрак, раскрывающийся с каждым шагом в его душе.
Его лапы скользили по камням, а в голове бились отголоски шума копыт, но Крыса не отчаивался. Он даже не сразу заметил новое лицо, присоединившееся к их охоте, но, присмотревшись, решил разобраться во всем потом. А до тех пор его хватало только на то, чтобы вести отсчет бешеного биения сердца и считать хвосты уже знакомых ему котов перед собой.

+4

297

>границы

Предводитель пустошей потерял нить охоты на моменте, когда стадо косуль ломанулись прямо на их отряд, полностью разрушая их намеченный план. Звездопад, задыхаясь, гнал внушительное стадо наравне с остальными, время от времени чувствуя покалывание в лапах. Его подхлестывал адреналин, не давал голубоглазому сдаться и сбавить темп. Несмотря на свои габариты и отсутствие природной предрасположенности к быстрому бегу, полосато-палевый выжимал из себя все. Потому что только коты племени Ветра были обучены столь стремительному бегу, который Теневым котам мог только сниться. Рассекая своими мощными лапами потоки ветра, Звездопад молча последовал примеру Воробейницы и, как только отдельные особи копытных были отделены от стада, предводитель двинулся вперед. С усилием, но все же нагоняя стадо, кот, ловко обходя валуны и мелкие кустарники, концентрировал свое внимание на косулях. Да, о такой охоте они все будут вспоминать до самой смерти. Об этом дне определенно будут слагать легенды. Лесные коты, решившиеся попробовать охоту на косуль. То не кроликов по норам загонять!
Палево-полосатый гулко дышал, раздувал ноздрями, чувствуя как пересыхает в глотке. Ему катастрофически не хватало воздуха, хотелось прямо сейчас упасть вниз мордой, но лапы инстинктивно несли его параллельно отделившимся косулям. В нем взыграли охотничьи инстинкты. Открывалось второе дыхание. И даже несмотря на то, что тело изнывало от усталости, сознание диктовало Звездопаду нестись все дальше, все быстрее.
Голубоглазый не забывал и про отряды. То и дело кося взгляд на своих соплеменников, он хотел быть уверенным, что никто не пострадал. А особенно Воробейница. Он обещал ей, что не будет идти вразрез ее интересам, но если с ней что-то случится...
Предки будто бы услышали его. И до ушей палевого донесся сдавленный рык и глухие отстукивания копыт. В пыльном облаке Звездопад сначала заметил угодившего под копыта Крысу, хотел было уже остановиться и помочь (с чего бы такое благородство?), только его опередил Волчеягодник. И слава Предкам. Потому что болезненный окрик, который Звездопад услышал в этом пылевом облаке принадлежал вовсе не Крысе. Зрачки превратились в две черненые луны, когда он увидел рыжий силуэт, запутавшийся среди множества ног косуль. Машинально продолжая гнать стадо, он концентрировал взгляд на...
"Воробейница!" - и ему хотелось бы крикнуть это вслух, но из груди вырывались лишь хрипы. Предводитель резко затормозил всеми лапами, взрыхляя землю под собой и оставляя стадо чуть позади.
- Порядок? - крикнул сквозь гомон и топот Звездопад своей возлюбленной. Она захромала, но морды не потеряла, продолжила выполнять поставленную задачу. Его кошка.
Конечно, нутро Звездопада перетряхивало, так как он боялся за их будущих малышей, но ничто сейчас не должно было его останавливать от того, зачем они вообще все здесь собрались. Такова была участь каждого воителя - благо племени было превыше всего. И голубоглазый, стиснув зубы, принимал это условие.
Отделившаяся часть косуль устремились напрямик к ущелью, отчего у кота взбурлила кровь, заиграли желваки от чрезмерного напряжения. Опасное место.
— Наверх, гоним их наверх! - громогласный голос Кометы заставил Звездопада ускорить темп. Сейчас, два абсолютно разных по образу жизни племени слились в одно целое, понимая друг друга с полуслова. Звездопад окинул взглядом каменистую местность. В их патруль совершенно внезапно вклинился кто-то. Кто-то совершенно незнакомый. Чужой. "Одиночка!" Звездопад яростно зашипел, дыбя шесть на загривке. Только вот ответные действия незнакомца шли вразрез понимания предводителя пустошей. Серый исполин ловко отрезал молодого олененка от остатков стада. Кот пригладил шерсть, но бдительности не потерял, продолжая коситься на серого. С этим они разберутся сразу же после охоты. А может сама судьба разберется с чужаком. Пусть вон с ущелья падает. Там одиночкам самое место. Вспомнилась Макошь.
- Не приближайтесь к ущелью! Края обрыва рыхлые! - предупредил Сумрачных Звездопад. Дело оставалось за малым. Из последних сил несясь вслед за олененком, кот наравне с остальными принялся теснить будущую добычу ближе к ущелью.
И наконец земля под лапами задрожала.
- От ущелья! - выкрикнул голубоглазый, понимая, что вот-вот часть скалистого обрыва обрушится вниз. Олененок неуверенно скользил по каменистым плитам, дрожа своим маленьким взмокшим тельцем. Наконец, послышался характерный треск и детеныш, вместе с парой взрослых косуль предприняли последнюю попытку к бегству. Одной косуле все же удалось избежать падения, ловко перепрыгнув образовавшуюся трещину и устремившись куда-то прочь. Оставшиеся же жертвы упали в ущелье. Ущелье не было столь глубоким и свою роль здесь сыграла, в первую очередь каменистая почва, пришибившая косуль.
Все было кончено. Звездопад остановился, громко и долго закашливаясь. Во рту чувствовался металлический привкус. Он был готов прямо сейчас выплюнуть свои легкие.

+6

298

Когда огромная серая тень сорвалась с веток одного из дубов вниз, казалось, желая вцепиться прямо в спину бегущей косуле, Багрянка подумала, что это ей привиделось. Следующей мыслью было - неужели филин? И только когда олененок в испуге отпрыгнул от отрезавшего его от сородичей исполина, воительница признала в груде меха кота. Одиночку. Гора.
Глаза ещё превратились в узкие щёлки, когда их взгляды встретились. Надо же, за то время, что они не виделись, Гор оправился, перестал строить из себя несчастного калеку и теперь даже с готовностью присоединился к загону косуль. "А как же невообразимая обида на Комету? Всё забыто ради доли в добыче? Да её может и не быть". Багрянка оторвала взгляд от бродяги, в противоположность ей полного сил и бурлящей под шкурой энергии, лихо отбившего детеныша от стада, и глянула на Луну.
- Умерь свои амбиции, - Багрянка шутливо качнула головой, смотря на подругу снизу вверх. Луна тоже пыталась отдышаться, наблюдая за ситуацией с высоты каменной глыбы, с которой предводители обращались к племенам в ночь Совета. - Выдержишь ещё один забег?
В голосе старшей воительницы слышался вызов, хотя сама она сомневалась, что лёгкие выдержат ещё несколько минут такой скорости. Однако времени на отдых и раздумья не было. Остальные уже развернули несколько косуль к ущелью, и воительницам предстояло догнать отряд двух племен.
Но как бы Багрянка ни пыталась выжать из своих коротких лап всё возможное, ей пришлось бежать в нескольких метрах позади стада. Зато, изо всех сил стараясь не сбавлять темп, она успела насладиться видом Гора. Стал пушистым к сезону Голых Деревьев, подтянутым и не таким унылым, каким запомнила его Багрянка. Возможно, всё из-за тины, по милости Кометы ставшей частью шкуры кота, но так уж вышло. Теперь же.. это был сильный, пышущий азартом и силой кот, несущийся наравне с быстрой косулей впереди... неё, воительницы, готовой задохнуться. "Какой стыд". И сейчас для Багрянки не было оправданием то, что путь от границ до поляны Четырёх Деревьев был проделан ею с максимальной скоростью почти на всём протяжении. Сейчас ей казалось возмутительным тащиться позади туши, которую она вытаскивала из проблем.
Но как бы сильно ни было недовольство Багрянки, до ущелья она добралась одной из последних. Пару секунд, чтобы перестать судорожно глотать воздух... и она шагнула к одиночке. Несколько секунд, пока все обратили внимание на несчастных косуль. Кошка гордо вскинула голову, но лёгкие всё ещё до боли расширялись, пытаясь восполнить жажду кислорода, а дыхание мешало говорить твёрдо.
- Гор. И что ты... здесь делаешь? - Багрянка нахмурилась и уставилась на Гора, не моргая.

+7

299

— Умерь свои амбиции, - послышался снизу весёлый голос. Голубые глаза Луны сверкнули каким-то первобытным весельем, когда она встретилась взглядом с Багрянкой. С облегчением убедившись, что подруга цела и не успела заработать никаких травм, она величественно выступила вперёд, будто и в самом деле была предводительницей. — Выдержишь ещё один забег?

- Властью, данной мне косулями и самой собой, я веду племя Одиноких Кошек в атаку! - засмеялась пятнистая полукровка, спрыгивая с камня и присоединяясь к ещё одному акту погони. Краем глаза она заметила кота, чужого кота, но пока что первичной проблемой были всё же не кошки - если не нападает на патрули, то и пёс с ним.

— Загоняйте! - звонкий голос, прозвучавший над поляной, оказался единственным маячком посреди хаоса, дававшим в этот безумный длинный миг хотя бы какие-то указания. Голоса же Кометы и Звездопада тонули где-то в общем хоре невнятных звуков и, как ни силилась старшая воительница разобрать отдельные слова, ей оказалось это не под силу. И стоило только подумать об этом, как властный приказ Кометы взорвался ослепительной вспышкой в подсознании.

Лапы Луны двигались машинально, слишком въелась в грязную кровь предельно ясная и чёткая аксиома: если этот приказ отдавала предводительница, значит, нужно исполнять. И спустя пару секунд, когда разум уже взял контроль над мышцами, самой старшей воительнице ничего не оставалось, кроме как продолжать начатое и бежать бок о бок с соплеменниками. Звездопад, знавший особенности здешней почвы лучше всех - а ещё говорят, что племя Ветра ближе к небу, а не к земле, - вовремя предупредил соседей, избежав ненужных жертв. Несмотря на логичность завершения, Луна невольно прижала уши к голове, чтобы не слышать глухого удара после падения, которым венчалась смерть каждого из этих существ.

Теперь, когда можно было наконец вдохнуть полной грудью, насколько то позволяли измученные лёгкие, кошка позволила себе вдоволь удивиться, заметив, что Багрянка и чужак выдерживают зрительный контакт. - Мне придётся снимать тебя с должности глашатой и изгонять из племени Одиноких Кошек? - осведомилась у подруги Луна, настороженно глядя на серого кота. Во вкусе соплеменницы, конечно, сомневаться не приходилось, но чужак оставался чужаком, и это перевешивало всё остальное.

+5

300

граница →

Сердце пропустило удар, когда круг воинов прорвался под напором косуль, и обезумевшее стадо ринулось прямо на соплеменников. Не помня себя, Гром оторопело кинулся вслед за всеми, слыша сквозь топот многочисленных лап и оголтелых криков голос Воробейницы. Длинные и острые копытца косуль рассекали морозный воздух совсем рядом с серым боком ветряка, каким-то чудом еще не вонзившись в его трясущийся жирок. Вовремя заметив просвистевшую прямо над ухом лапу-палку, исполин рывком отпрянул от стада на лисий хвост, мысленно благодаря Звездных Предков. Сегодня они определенно на их стороне, раз не позволили никому оказаться до смерти затоптанным. Гром бы не простил себе, если бы кто-нибудь так погиб прямо у него на глазах, под хладнокровные постукивания копыт.   
Задыхаясь от бесконечной погони, он не смел останавливаться, не позволяя ни одной мысли заставить его сбавить темп, понимая, что наверняка сумрачным соседям, не привыкшим к столь стремительному бегу, сейчас намного хуже. Несмотря на то, что Гром был чистокровным ветровым котом от кончиков ушей до хвоста, ему никогда не сравниться в выносливости со своими длиннолапыми и худощавыми соплеменниками. Но даже невзирая на свою пухлость, он старался не отставать от своих, прекрасно понимая, что если отступит сейчас, подведет их всех. И Комету, и Звездопада, и даже Корицу с Вьюночком, которые, наверняка, в него верят. Они бы точно огорчились, узнав, что всё провалилось из-за меня.
Взлетая большой птицей вслед за всеми на камни, Гром не мог не заметить промелькнувшую незнакомую серую тень, отрезающую детеныша от остального стада. Бросив настороженный взгляд в сторону одиночки, воин напряженно выдохнул, невольно вздыбливая загривок. Проделки Макоши были еще слишком свежи в памяти, чтобы оставлять появление очередного чужака без внимания. Но живой азарт захлестнул исполина с головой, не позволив ему долго раздумывать над незнакомцем, и вновь возвратив все внимание к охоте. 
С каждым мгновением вдохи давались все труднее, больно обжигая легкие и раздирая горло стальными когтями. Лапы впечатывались глубоко в землю под тяжестью грузного тела, делая последний рывок и загоняя немногочисленных косуль прямо в ловушку. - От ущелья! - услыхав сквозь гулкое биение сердца громогласный крик палевого предводителя, Гром в тот же миг почувствовал трясучку под лапами. Отпрыгнув назад, как можно дальше, вцепившись для верности когтями в почву, он увидел, как провалились животные. И протяжно выдохнул. Вот и всё. Они справились.
Гром рухнул на землю, прерывно дыша, глядя диковатым взглядом на всех вокруг. Услышав торжествующий вой Волчеягодника, он не смог не поддаться искушению и не завыть вместе с ним, немного рвано и клокочуще, будто старый глухарь. Он поднялся на ватные лапы, ощутив ноющую боль во всем теле, и шатающейся походкой подвалился к серо-полосатому воину. Водрузив ему на плечи увесистую лапу, Гром широко улыбнулся, все еще не переставая учащенно дышать, высунув язык. - Волчеягодник, старина, мы таки сделали это, а! - с восторгом в медовых глазах он глядел на соседа, уже представляя, как потащит в лагерь одну из жирных тушек прямо на своих могучих плечах. - Честно, я думал, что лапы откину по дороге. Мы, ведь, привыкли к скоростным забегам и за кроликами готовы хоть целыми днями гоняться... Но тут, признаю, даже нам было нелегко. Зато представляю теперь, как в племенах будут рады нашему улову, - он гулко сглотнул голодную слюну и жадно облизнулся, предвкушая вкус сочного мяса на языке. В каком восторге будет Вьюночек, когда вернется Гром, целехонький, без единой царапинки, с косулей на перевес. Он ведь обещал ему принести настоящую шишку. Покрутив головой по сторонам, серый вояка заметил небольшую шишку невдалеке, видимо, принесенную кем-то из сумрачных соседей в своей шерсти, и подтолкнул ее хвостом к себе поближе, прикрыв затем свободной лапой, чтобы не потерять.

Отредактировано Гром (07-12-2019 14:10:27)

+5


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева