У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева


четыре дерева

Сообщений 41 страница 60 из 155

1

http://sd.uploads.ru/xjcdL.png

четыре дерева
——————————————————————
Место Советов, где раз в луну собираются все четыре племени под кронами могучих исполинских дубов. Внутри их круга высится Скала Советов, на которой собираются предводители четырёх племен для решения важных проблем и предстоящих вопросов. Священное место, на котором любое кровопролитие запрещено Воинским законом. Ночь Совета ознаменована ночью священного перемирия. 

0

41

Наледь даже не заметила, что старейшина укрывала пышным хвостом мёртвую белку, горкой лежащую у неё под лапами, пока та, ворча, не вытащила её на свет звёздный и не подвинула прямо под нос молодой воительницы, прося ту разжевать несчастную белку.
Разжевать.
Р-а-з-ж-е-в-а-т-ь.
Наледь передёрнуло. Она постаралась скрыть естественную реакцию организма на просьбу Малины, накрыла лапой закусанную беличью тушку и склонилась над ней, сдерживая неприятную горечь, скребущую по глотке. Остановиться повторять слова Грозовой старейшины она не могла, несмотря на то что каждое такое повторение вызывало всё большее и большее помутнение рассудка. Богатое воображение Сумрачной уже вовсю рисовало картины того, как получившейся кашей из шерсти, костей и мяса с торчащим посреди этого хвостом она кормит кустистую седовласку, шамкающую своими слабыми старыми челюстями, и...
«Хватит, остановись, всё, Наледь! Наледь?»
... тонкая слюнка течёт по подбородку, следом вываливается ошмё...
«НАЛЕДЬ!..»
Мощная мысленная оплеуха. Ещё одно нервное подёргивание головой и лёгкий косой взгляд на Малину, не заметила ли та чего.
Слава Звёздам, старушка упивалась описанием в красках и действующих лицах всех своих бед, начиная с момента собственного рождения и заканчивая, судя по всему, грядущим концом мира котов-воителей.
- Распоясались, - шёпотом повторила Наледь, практически не отразив появление на Скале трёхцветного прохвоста. Она, честно говоря, и появление Ветреных воителей, всегда наводивших в душе трепет, не отразила и до сих пор не понимала, что совсем скоро начнётся Совет, который спасёт её от пережёвывания Малине белки.
«Спасёт? Нет, только если я уйду. А если нет, Малина мне в пасть засунет эту белку хвостом вперёд, продёрнет, потом обвинит в том, что я плохая воительница, и воо...»
Старейшина ткнула лапой в рёбра, занялась их пересчётом. Наледь послушно замерла не дыша, даже распушилась, стараясь стать гораздо, гораздо мощнее и мясистее своего обычного вида.
«Звёздные предки, она опять размышляет о том, как меня съесть!»
Эта мысль окончательно доконала несчастную Сумрачную кошку. Обречённо опустив голову к белке, она склонилась над ней и куснула за шерстистое - и правда каменное - бедро, готовясь к тяжёлой участи кормилицы Грозовой старейшины.
«А ведь я просто хотела посоветоваться! Чуяло моё сердце, что сегодня Совет будет недобрым».
Раздавшийся из-за плеча голос Волчеягодника мог бы испугать - если бы не Малина. После её подозрительных исследований Наледи бояться было уже совсем-совсем нечего.
- И правда возмутительно, - вяло и даже немного - что, радостно? - прошелестела Наледь, сгорбившись, пытаясь стать мельче и незаметнее. Искренний интерес Волчеягодника к белке действительно позволял выдохнуть спокойно, выпустить пар из груди колесом и позволить себе съёжиться, уменьшиться до размеров маленькой ученицы, впервые оказавшейся на Совете.
- Малина, - в голове не было никаких ухищрений, ничего затемнённого, присущего Сумраку. - Старейшины нашего племени живут в достатке и почёте. Каждый день оруженосцы меняют им подстилки, приносят дичь и пережёвывают её, если надо, - плечи снова дёрнулись, лапа конвульсивно двинула белку в сторону Волчеягодника, голубые глаза застряли где-то в кустах бровей Грозовой собеседницы. - Начнёшь? - обратилась к соплеменнику, на мгновение ловя его горящий взор и затем стыдливо уворачиваясь. Не дай предки подсмотрит её гнусные мысли.
«Я присоединюсь, я готова... Да-да, практически, вот только Волчеягодник начнёт, с лапки там, допустим, а потом и я, да».
Сзади раздался ещё один голос.
Сравняв уши с затылком, Наледь обернулась к Ручей и улыбнулась ей в ответ.
- Славно, - кратко и практически правдиво. Если бы с Луной не трепали сегодня языками на охоте, точно было бы правдиво.
- Поздравляю, Ручей, - жгучий червь внутри стянул тугим узлом мысли, но не язык, раздающий благодушные комплименты направо да налево. - И как Птичка учится? Тебе нравится быть наставницей? - «расскажи, какого это, пожалуйста, пожалуйста!
В этой компании все чистокровные коты уже познали это счастье. И даже Луна, потерявшаяся где-то в толпе котов, пришла сюда не одна, а с Мошкой. Своей ученицей.
Да, конечно, не просто пришла, а была наставницей. И уже давненько.
Ещё один голос. «Предки, я забыла, как здесь шумно!»
- Взаимно приятно, Опалённая, - пятнистой воительнице Наледь улыбнулась скромно и открыто, кинула взгляд на маленького чёрного ученика и...
... застыла с открытой пастью. В глазах, устремлённых на неё, она видела столько неподдельного интереса и восхищения, что захотелось сбежать от них куда подальше.
Или же к ним, ближе.
«НАЛЕДЬ!»
- Привет, Горелый, - узнав имя ученика («Ещё одна с учеником, всё верно»), Сумрачная снова тепло улыбнулась ему, видя, как робко он жмётся к наставнице и оглядывается по сторонам. В нём она узнала себя и всеми фибрами души хотела помочь ученику освоиться.
- Коты, нарушающие священное перемирие Совета, установленного Воинским Законом, постоянно водятся во всех племенах, Горелый, - точно ему одному, не слыша посторонних шумов на фоне, проговорила Наледь. - Но Звёздные предки всегда следят за нами и насылают тучи на луну, если такое происходит, - совсем не по вопросу бедного Грозового ученика, а так, словно рассказывала собственному оруженосцу основы основ. - Но, конечно, до когтей лучше не доходить и пресечь всё на корню. Так что если увидишь, что твой сосед кипит и жаждет нарушить священное перемирие, - постарайся его успокоить.

Отредактировано Наледь (06-10-2018 20:10:02)

+8

42

Когда в серых буднях пролетают мимо дни, то ты мало задумываешься о последствиях собственных действий. Но Вяхирю было не до этого даже сейчас. Он медленно повернул голову в сторону скалы, словив надменный и весьма красноречивый взгляд Солнцезвёзда. Краем уха слушая то, как говорил Волчеягодник, Вяхирь медленно, нарочито медленно облизнул сначала усы справа, а затем слева. И только в следующее мгновение он повернул голову снова в сторону собственного соплеменника. Только после этого кот обратился во слух, слушая то, как Волчеягодник описывает своего оруженосца. В нём правда полно тех качеств, которым непрестало быть в голове у сумрачных воителей. Иначе так можно не дожить до следующего Совета.

- Возможно, он раз и на всегда учтёт твои уроки, - сказал как отрезал матёрый кот, спокойно качнув кончиком хвоста, - неужели он настолько упрям, что его проще утопить в болоте, нежели договориться? - безусловно, сам Вяхирь не был тем, кто следует по пути несопротивления, но почему бы не попробовать. Кот усмехнулся в усы, когда Волчеягодник заговорил о пёстром оруженосце.

- Да, - рокотнул старший воитель, подбирая лапы поближе и выпуская когти, впиваясь ими в землю. Наверняка под когтями он представлял чью-то шею, - слишком много чести для какого-то паршивца - быть оруженосцем предводителя. Ему бы повозиться в желчи, повынимать блох из ушей старейшин, и всё это под руководством какого-то скряги. Такого, как Боровик, например, - припомнив отдыхающего в палатке старейшин кота, Вяхирь не желал никому зла. Однако кот действительно был нудным. Слушая его, можно было умереть и воскреснуть несколько раз подряд. Однако разговор закончился, когда Волчеягодник, как настоящий хищник, выслеживающий дичь, увидел... Малину. Вяхирь так же, несмотря на предрассудки, прекрасно понял, о чем думает молодой кот. У этой кошки не язык, а настоящее помело. Либо Солнцезвёзд правда настолько глуп, чтобы взять с собой тарахтящую старейшину, либо это часть плана. Однако уже в следующий момент, когда с насиженного места сорвалась Опалённая, Вяхирь также поднялся.
- Знаешь, составлю тебе компанию.

Однако стоило только Вяхирю направиться в сторону сборища из сумрачных воителей и... прости, Звездоцап, Малины, как перед носом вырос головастик. Кот сморщил переносицу.
— Так мило, сумрачные воины уже сами сравнивают своих соплеменников с жабами...Я думала только мы вас так называем, - кошка хлопала глазами так, будто бы ей в глаз залетел шмель и она уже десятые сутки не может от него отморгаться. Вяхирь выгнул бровь, глядя на это подобие на воительницу с удивлением. А потом, наклонившись ближе, втянул носом воздух возле мордашки наглой кошки. И уже в следующее мгновение, закашлялся.

- Тебе бы держать пасть закрытой, головастик, - рокотнул Вяхирь, выравниваясь и проходя мимо, - гнилью воняет.
Он остановился лишь на мгновение, обернувшись в сторону, аж выскакивающей из шкуры Бурецапки, а далее, вальяжно виляя бёдрами, направился в сторону пестрой кошки. Лицо Опалённой ему давно знакомо. Очень давно.

- ...подрастающему поколению будет полезно узнать о прошлой жизни., - единственное, что услышал Вяхирь, подходя ближе к Опалённой, с самой спины, прежде чем наклониться ближе, к самому её уху, опаляя то жарким, пламенным дыханием и собственным запахом. Пахнет подобающе, - мысленно просмеялся Вяхирь, сграбастав лапой хрупкое тельце Опалённой и грозным змеиным голосом прошипев:
- А ты уже не подрастающее поколение? - кот пророкотал это Опалённой прямо на ухо, глядя прямо на зелёные глаза Волчеягодника.
- Драку? - всё так же негромко произносил Вяхирь, перекатывая слюну в пасти, - нет, никогда, маленький, чёрноватый головастик. Потому что существует такой бред, как священное перемирие. Но мы всегда можем устроить, правда, Опалённая?

+11

43

[indent]Молчание со стороны скалы затянулось. Так что у ученицы появилась возможность присмотреться к присутствующим на Совете. От смешения такого количества запахов неприятно жгло в носу. Хотелось спрятать мордочку в шерсть ближайшего соплеменника и просидеть так до конца. Но она Мышелапая! Дочь своих родителей и ученица своего предводителя! Так что лишь слегка поморщившись, кошечка отстранилась от всех лишних запахов. Хоть и сбилась с дыхания, когда мимо прошел кто-то из речных. Ужас. Она конечно и раньше с ними сталкивалась и часто пересекалась с их патрулями, но ТАК близко еще не была. Резко вдохнув, она тут же об этом пожалела. Но пришлось дождаться, пока причина ее страданий отойдет на приличное расстояние и лишь тогда закашлялась. Вывалив язык из пасти и быстро провела по нему лапой, счищая остатки запаха. Бэ. Оставалось лишь надеяться, что сейчас она к этому привыкнет и следующие столкновения с рыбными не закончатся демонстрацией какого либо из приемов пищи. Приведя себя в порядок, кошечка покосилась куда-то в сторону и с интересом окинула серебряно-черную тушку. Тушку, не проявляющую абсолютно никакого интереса к происходящему. Легкий порыв ветра принес кислый запах болота. О, теневой.
[indent]- А ты чего грустишь в сторонке?
[indent]Ни здрасти, ни до свиданья. Как всегда беспардонно подвалив к совершенно незнакомому коту, названая  в честь дичи нагленько ухмылялась. Ну а что. Не сидеть же весь Совет на одном месте. Все же эта ночь – единственная, когда все племена могут спокойно почесать языками с соседями и не схлопотать по ушам от наставника. А то вдруг ученица расскажет, что у племени на мышь меньше в куче, чем вчера. И ведь больно воители вправляют что-то внутри черепной коробки. Потом целый же день ходишь, натирая шишку. Так что стоит пользоваться возможностями. Хотела только Мышелапая вновь раскрыть пасть, что бы брякнуть что-нибудь еще, как в нее тут же врезались. Испуганно вскинувшись, кошечка уставилась на рыжее недоразумение. А стоило малышке - ну да, малышка, которая уже с нее саму размерами – открыть пасть, как бурая опешила. Скорее от неожиданности, что кто-то умудряется так резво начать «знакомство». Впрочем, рассеянность быстро сошла на нет. Все же в ее племени были Ласточка с Малиной. Этот тандем кого хочешь вгонит в депрессию своими фразочками.
[indent]- А зачем говорить? – хитро сощурившись, ученица хищненько оскаблилась, - Разве ты когда ловишь… – мгновение запинки и легкий вдох запаха рыжего недоразуменьица, определяющий принадлежность, -… кролика, оповещаешь об этом все четыре племени? Зачем говорить мыши то, что она добыча? Только время потратишь.
[indent]Хлестнув в воздухе своим длинным хвостом, бурая, не опуская своей ухмылочки, приосанилась. Что-что, а восхвалять свое племя она любила. Только не смотря на полный уверенности вид, внутри она тихонечко вздыхала. Ну вот почему ей не достались лапы отца и его хлыстообразное тело? Даже не смотря на то, что она сейчас несколько распушила свою все еще коротенькую шерстку, она выглядела не впечатляюще. В отличие от длинолапых и крепких братьев, совместивших в себе черты обоих племен, она обычная. Даже эта ученица перед ней выглядит неплохо. И этот косматый сумеречный, по хмурости явно соперничающий с Малиной, запоминающийся. Эх, лысый Звездоцап. Обидно. А тем временем решилась ситуация с наглым речным.
[indent]- Да и не скажу, что рыбомордые такие уж… как он там сказал? «Лучшие»? – переключилась Мышелапая на другую тему, - Видимо придется этому непризнанному предводителю ближайшую луну провести в палатке старейшин.

Отредактировано Мышелапая (07-10-2018 09:21:36)

+6

44

Не без интереса Волчеягодник пронаблюдал за тем, как Львинозвёзд отчитал Крестовничка и отправил в "позорный угол". Предводитель Речного племени умудрился найти неплохой компромисс, не показав себя ни слабаком, неспособным справиться с собственным оруженосцем, ни жестоким ублюдком. В глазах Волчеягодника он стал выглядеть выгоднее того же Солнцезвёзда, который правил племенем дольше речного кота. Ошибки бывают у каждого, этого сумрачный воин не отрицал. Но вот умение загладить свою ошибку так, чтобы смягчить презрительные и недоверчивые взгляды, весьма важно для лидера. Волчеягодник прожил на свете не так долго, как все эти напыщенные вояки, но ему хватило времени, чтобы понаблюдать за ними на Советах. Он понял, что для предводителя важно быть вёртким и адаптивным. На одном благородстве и на одной жестокости не протянешь - станешь посмешищем. А ведь ты лик своего племени, тот, кто должен подавать пример. Удовлетворившись реакцией Львинозвёзда, Волчеягодник прикрыл глаза и улыбнулся уголком рта. "Лучше учиться на чужих ошибках, чем на своих. Но также лучше учиться на своих ошибках, чем не учиться вовсе. Будь умён и дальше, Львинозвёзд. Быть может, ты станешь неплохим союзником Сумрачному племени".
Желчные слова Вяхиря насчёт Крестовничка, с одной стороны, согрели ту часть души Волчеягодника, которая хотела справедливой кары для юного разбойника. С другой стороны, зеленоглазый не был испорчен настолько, чтобы всерьёз желать оруженосцу жестоких мучений. Он всего лишь хотел, чтобы Львинозвёзд и другие воители Речного племени сделали из наглеца воина. Волчеягодник знал, что это такое - оруженосец-наглец. В какой-то момент образы Крестовничка и Крысолапа слились для него воедино. Ему показалось, что он видит своего собственного оруженосца, диким голосом орущего со скалы. Скинул бы Волчеягодник его вниз? Отлупил прямо перед четырьмя племенами? Что бы сделал с Крысолапом он сам? Сумрачный воин затруднялся с ответом на этот вопрос, но не потому, что сомневался в правильности своего выбора, нет. Просто, общаясь с Крысолапом на протяжении долгих дней, проводя с ним времени больше, чем с любым другом, он смог предречь поведение своего оруженосца. Волчеягодник не был уверен в Крысолапе, поэтому и не взял его с собой. Прежде, чем маленький пройдоха попадёт на столь важное мероприятие, наставник трижды вдолбит в его буйную голову, что он делать должен, а чего нет. Слишком много отвратительных вещей Крысолап успел натворить. Будь это звездоцапово отродье миловидным и по-настоящему хитрым, Волчеягодник вполне бы мог допустить ту же ошибку, что и Львинозвёзд. Но нет. Его оруженосец всегда попадался. Его мелкие проделки оказывались настолько очевидны, настолько грубы и неприкрыты, что всегда оканчивались на кончике когтя Волчеягодника. Две луны рядом с испорченным юнцом, и Волчеягодник понял, что Крысолап погубил бы наставника, не умеющего учиться на своих ошибках. Так что, в какой-то степени сумрачный воин понимал Львинозвёзда. И именно поэтому он не стал продолжать линию унижений Крестовничка после того, как тот был наказан. В словах Вяхиря была доля правды: пёстрому котику не помешает настоящее наказание, связанное с трудом, а не простоем за скалой. Но и замуровывать Крестовничка в палатку старейшин Волчеягодник не считал нужным. Поэтому он просто мягко кивнул старшему воину, принимая его слова к сведению.
- Быть может, утопить Крысолапа в болоте и проще, - задумчиво произнёс зеленоглазый воин. - Но когда мы искали лёгких путей?
Вопрос был риторическим и не требовал ответа. Поэтому, Волчеягодник был приятно удивлён, когда услышал голос Вяхиря, решившего пойти вместе с ним. Тот ловко поймал нить его мысли, и, едва коснувшись бока старшего товарища, полосатый кот двинулся вперёд.
Потом была Малина. Были слова, тонущие в великолепии её меха, не испорченного старостью. Была белка, мертвенно-хладная, была и Наледь с холодным именем, но глазами цвета тёплого неба Юных Листьев. Она согласилась со словами Волчеягодника и придвинула к нему белку. Верно, Наледь думала, что ей удастся сбежать от проницательного взгляда своего соплеменника. Не тут-то было. Он быстро почувствовал её неуверенность, наблюдая за движениями молодой кошки, за тем, как она опускает глаза, сталкиваясь с взглядом Волчеягодника. Иной кот отпустил бы Наледи грех неуверенности, но не он, не этот полосатый воин. Конечно, хватать Наледь за грудки, как Крысолапа, и кричать ей в мордочку ободряющие слова он не стал, но тут же сделал пару движений, приближаясь к Наледи вплотную.
- Наледь, позволь мне сказать тебе... - он многозначительно приподнял брови и приблизил морду к ушку соплеменницы. - Тебе не нужно сомневаться.
Голос Волчеягодника сменился вкрадчивым шепотом.
- Когда я был оруженосцем, я имел пару нехороших привычек, - его морда чуть искривилась. - Ну, ты помнишь. Я частенько бывал наказан и приставлен к старейшинам. В их обществе я узнал немало интересного, но кроме того, они помогли мне выработать один страх... как бы тебе сказать, - Волчеягодник тепло вздохнул. - Оставь своего товарища в гуще врагов, и у него будет шанс выжить, потому что с ним его когти и клыки. Не накорми беззубого старейшину, и обречёшь его на верную смерть. Оставь переломанного без подстилки, и он погибнет от холода. Всё это выглядит мерзко. Слюни, кровь, хрипы. Оруженосцы морщатся, недовольствуют. Я тоже был таким. До той поры, когда понял, что однажды в бою мой враг ударит меня головой о здоровый булыжник и вышибет мне все зубы. Я не боюсь потерять зубы. И не боюсь переломать свои кости. Мне страшно увидеть омерзение во взглядах тех, кого я защищал. Страшно, Наледь. Ты можешь быть сколько угодно великим воином, но однажды твоя шерсть станет тусклой, кости - ломкими, и во взглядах, обращённых на тебя, появится брезгливость. Если ты думаешь, что ворчание Малины - это просто дурной характер, посмотри глубже. Там есть что-то ещё. Что-то... - "Ручей?"
Компания воителей пополнилась жизнерадостной речной кошкой. Забавно, но её появлению Волчеягодник был рад, несмотря на то, что ему пришлось отстраниться от Наледи.
- Ясной луны, Ручей, - протянул он, с интересом рассматривая кошку. - Охота и вправду славная. А двуногие... ха-ха, Гремящая тропа здорово дрожит, когда они пробегают по ней в желудках своих ручных чудищ. Но сумрачные коты не следуют примеру Гремящей тропы, когда видят двуногих.
На этом ответ был окончен, и сообщать иноплеменнице хоть сколько-нибудь существенную информацию Волчеягодник не стал. Он одобрительно улыбнулся, узнав, что Ручей стала наставницей, но вежливую сторону в виде произношения комплиментов оставил Наледи. Тем более, в их разношерстной компании появились новые морды. Опалённая со своим оруженосцем, выглядящим каким-то запуганным. Горелый, вот каково было имя новоиспеченного оруженосца.   
Волчеягодник отстранился и коротко кивнул на приветствие грозовой воительницы. Опалённая обратилась к Наледи так, будто не видела голубоглазую кошку лун пятнадцать-двадцать. Потом зеленоватый взор Опалённой переместился на Волчеягодника. Он услышал в словах воительницы безразличие и не удержался от улыбки.
- Я тоже очень вырос, - отрапортовал сумрачный воин, стараясь не смеяться в усы, чтобы дать грозовой кошке насладиться тем, что она на десяток-другой лун старше их с Наледью. Дальнейшие действия Опалённой заставили Волчеягодника подозрительно прищурить глаза. Грозовая кошка явно не хотела, чтобы молодые сумрачные воители показали себя более сочувственными по отношению к старейшине, чем её соплеменники. Она потянула белку из лап Волчеягодника, и тот едва удержался от рычания зверя, у которого отбирают добычу. Пусть он не собирался есть эту белку сам, в нём остался инстинкт, повелевающий защищать еду, оказавшуюся в его когтях. К счастью, ему удалось сдержать себя и не допустить открытой агрессии. К тому же, зловещая серая тень сзади возвестила о том, что справедливость восторжествует. Вяхирь, родной Вяхирь, глядящий прямо ему в глаза и склоняющийся над Опалённой, словно ворон над мышью. Воспользовавшись столь своевременной поддержкой соплеменника, стремящегося отвлечь грозовую кошку, Волчеягодник воткнул когти в беличью шкуру и резко подтянул её к себе.
- Сначала еда - потом истории. Байки на голодный желудок не бывают хороши, - он улыбнулся, и не было понятно, кому именно направлена его улыбка - Опалённой или Вяхирю.
Малина, оказавшаяся в самом центре необычной борьбы, вполне могла удивиться происходящему. А могла, в силу старческой рассеянности, и вовсе не заметить ментальных атак одних воителей на других.
Опустив взгляд на растерянного черного котика Горелого, Волчеягодник выслушал слова Наледи и подумал, что у той вполне себе неплохо получилось ответить на вопрос юнца. Но, глядя на тревожного и явно неуверенного оруженосца, он не удержался и дополнил:
- А если ситуация вышла из-под контроля, лучше позови старших воинов или свою наставницу. Не стесняйся, никому здесь не хочется конфликтов и гнева предков.
Отчасти Волчеягодник лукавил. В душе конфликта ему хотелось. Но конфликта тонкого, хитрого, изощрённого. А вот оруженосец, по его мнению, ни о каких конфликтах думать не должен.
Когти Волчеягодника с победным потрескиванием распороли беличью шкурку. Малосъедобные части он отложил в одну кучу, наиболее вкусные кусочки мяса старательно отделил от шкуры. Беличий мех настойчиво лез в глаза, но Волчеягодник был упорен.
- Совет - время перемирия и согласия между всеми нами, - торжественно объявил он, пододвигая часть оторванных мясных кусков к Наледи. - Мы не видим ничего зазорного в том, чтобы помогать старейшинам, - А ещё мы хотим послушать, что нового Малина расскажет о своём "уютном" племени, травящем старушек".
Разодрав клыками мясо на тонкие-тонкие лоскуты, Волчеягодник подошёл к Малине. Несмотря на залитую беличьей кровью пасть, его глаза смотрели неожиданно тепло. Склонившись к губам старейшины, он передал ей заслуженную еду.
- Если мы не покажем нашим потомкам свою заботу о тех, кому плохо, позаботятся ли они о нас, когда мы станем немощны? Горелый, Птичка и многие другие, пусть они берут с нас хороший пример, - взгляд Волчеягодника коснулся Вяхиря. Во время Советов полосатый воин любил втираться в доверие к окружающим, но ситуация с Малиной и её белкой коснулась какой-то заветной жилки его души, поэтому слова его во многом были искренны. Волчеягодник мог быть отвратительным. Мог быть злым и расчетливым, надеясь вытащить из старушки Малины полезную информацию. Но, в то же время, он искренне желал ей помочь из своих личных принципов.

Отредактировано Волчеягодник (07-10-2018 03:13:22)

+10

45

И снова эта суматоха – разношерстное сборище, шум и гам. Да только теперь дело не ограничилось хвостами соплеменников: на священной поляне у Четырех деревьев собрались, наконец, все четыре племени. Стоило ли упоминать о том, что встреча, как всегда выдалась волнительной?
Сколько себя помнила, каждый раз оказываясь во власти великого перемирия, Оцелотка чувствовала, как в животе образуется тугой ком, словно она недавно проглотила камень, и как он неспособный перевариться, царапал острыми краями ее нежное к физическому воздействию нутро. Ей не нравилось притворяться, не нравилось играть роли, не свойственные ее характеру от слова совсем. Наверное, оставайся она обычным воином, кошка напросилась бы остаться в лагере – все равно самые важные новости после Совета узнает каждый лесной воин, но теперь будучи глашатаей ей приходилось держать ухо востро. И видят предки, это не было бы такой сложной задачей, если бы не вспыльчивый нрав золотистой.
Каждое случайно долетевшее до треугольного уха неосторожное слово в сторону родного племени вызывало в груди волну жара, опаляющего Оцелотку от кончиков ушей до темной кисточки хвоста.
«Держи себя в лапах!» - строго приказала себе она, стрельнув прищуренным взглядом по силуэтам сумрачных и ветряков (явились все-таки, блудные дети пустошей), ибо они, по ее мнению, больше и громче всех выражали свое никому ненужное суждение на любой счет. Грозовые, те хоть вели себя скромнее. Ну или почти.
«В любом случае так легко Крестовничек не отделается», - подняв тяжелый взгляд на скалу, где Львинозвезд уже преподал своему оруженосцу первый урок хороших манер, пятнистая, справившись с внутренним негодованием, все же посмотрела на Крушину, вспоминая, что великанша недавно обратилась непосредственно к ней лично.
Недовольно дернув ухом, обращенным в сторону болтающих котов и кошек, Оцелотка кивнула головой, отвечая дымной глашатае:
- С наступлением Юных листьев, двуногие всегда занимают часть берегов нашей реки для своих глупых нужд, - в том, что эти бесшерстные создания то и дело хозяйничают в лесу, давно уж не было большого секрета. – К счастью, с наступлением холодов они убираются восвояси. На этот раз их визит не принес речному племени каких-либо неприятностей, - гордо приосанилась она, гордясь своими соплеменниками, ибо далеко не каждый лесной воитель был способен выдержать такое соседство. Самые впечатлительные и нервные даже сейчас сторонились бы тех мест. – Река, как и прежде полна рыбы, а ветер скоро сделает свое дело, уничтожив даже запах их пребывания на нашей земле. Беспокоиться не о чем, - уверенно закончила она, все еще ощущая в душе осадок былого раздражения.
Глядя на величественную и спокойную Крушину рядом, золотистая в какой-то момент даже позавидовала ее безграничному, казалось бы, терпению.
- Сама знаешь какими бывают котята, - легонько царапнув землю когтями, Оцелотка вернулась к теме бесстыдного оруженосца, специально представив того перед собеседницей несмышленышем, раз уж он сам себя таким показал. – Иногда они не видят границ дозволенного, и сперва действуют, а затем думают головой. К тому же, некоторые вовсе не выходят из этого возраста, оставаясь глупыми детьми, даже когда кажется, что они переросли это.
Бирюзовый взгляд вновь метнулся на поляну. Не заостряя ни на ком внимания, глашатая усмехнулась в усы. Тугой ком в животе постепенно начал рассасываться, отчего кошка, наконец, могла свободно вздохнуть.
- Лучше уж пусть совершают ошибки в нежном возрасте, и получают за свою наглость по заслугам. Быть может, это спасет их от смертельных ошибок в дальнейшем.
«Я в любом случае поговорю с этим мышеголовым котиком. И лично прослежу, чтобы Львинозвезд наказал его по всей строгости Воинского Закона».

Отредактировано Оцелотка (07-10-2018 12:28:01)

+8

46

Сгустив брови к переносице, взирая на всех недобрым взглядом, Малина посильнее сжала в своих объятиях Наледь, что сгорбилась над белкой, продолжая сетовать о нелегкой жизни. - Темное время настало, звездочка. Сейчас всех больше заботит, что у кого-то недержание, чем голодающие старейшины. Скажи своим звездным, чтобы по-скорее разобрались с этим безобразием, иначе все мы скоро тут скопытимся, - она недовольно повела усами, глядя на приближающегося к ним серебристого кота. А на первый взгляд он был даже ничего, как раз во вкусе Малины. Бугры мышц, изящное тело и густая грива -  кошка сладко облизнулась, выпуская Наледь из крепких объятий, и примостилась рядом с котом. "Симпотишный. Значит поладим". - Приятной ночи, - мягко поприветствовал он, почтительно склонив голову, как и подобает настоящим воинам перед стариками. "И старших уважает. Хорошенький". Интерес к неизвестной личности подогревался всё больше. Серо-белая с любопытство заглянула в нежную зелень округлых глаз, многозначительно изгибая одну бровь, желая узнать, что же этакий красавец о ней помышляет.
- Скажи-ка, Наледь, так ли обращаются в нашем племени со старейшинами? Обходят ли вниманием тех, кто десятки лун оберегал нас, а до этого кормил и учил наших родителей? - в груди загорелся огонек надежды. Малина уверенно встрепенулась, приглаживая распушенный загривок и солидарно закивала, приговаривая: - Ох и совсем грозовые распоясались. Все только и делают, что носятся по всему лагерю и орут на каждом углу об этих сумрачных и войне, а о старых позаботиться ума не хватает, - пуще прежнего Малина тяжело охнула и недобро посмотрела на Солнцезвезда, красовавшегося на скале. И хоть бы он побеспокоился о том, что, мало того, об ужине Малины никто не позаботился, так еще и уважения совсем никто не проявил. Никто даже не заткнула Ласточке пасть, чтобы она перестала плеваться ядом в свою мать. Не выдержит больше такого слабое сердце Малины, уж чувствует она, не по зубам ей больше эти обмены колкостями. Вот так вот и помрет она: одна, в своей тусклой палатке с не жеваным обедом и никто не вспомнит, что в племени была старейшина.
- Обо мне хоть кто бы побеспокоился для приличия. Даже этот Бревнозвезд. Собрал у себя в палатке все племя, наверное, как всегда обсуждать свой любимый Сумрак, а про меня будто все и забыли. Не белку переживать, даже поставить на место выскочку, от которой уважения не дождешься, не могут. Какие паразиты, а - с горечью в голосе пожаловалась грозовая после слов Наледи о жизни старейшин в их племени.   - Хотят меня выжить, чтобы глаза не мусолила. Пусть только попробуют, Звездоцаповы, прогоню их всех в шею, - пусть только об этом заикнутся, отдубасит их всех Малина по бестолковой макушке, вцепится в загривок мертвой хваткой и выдворит паршивцев вон, кидаясь палками, шоб не повадно было. 
- Разделаем эту белку ради успокоения сердца Малины?
Кошка вновь повернулась к серебристому, с озорными чертиками в глазах и большим восхищением смотря на исполина. "Обходительный. Значит есть все шансы". - Как мне не достает таких славных котов, как ты, - она мечтательно вздохнула и с благодарностью лизнула сумрачного в плечо, утыкаясь носом в длинную шерсть. Пусть и несло от него, как от протухшей мыши, Малина все равно этого не чувствовала из-за слабого носа. Неужели остались в этом лесу коты, знающие как вести себя с дамами? До сих пор старой не верилось. 
- А мне вот ученицу дали. Львинозвезд объявит, конечно, но... вон она, Птичка, маленькая такая, - Малина оторвалась от кавалера и недобро взглянула на еще одного гостя, что решил присоединиться к их беседе. Она вытянула шею, чтобы рассмотреть сквозь горы меха неприметное создание и расстроено фыркнула. - Шо то худая она у тебя. Авось, совсем не кормите? Вот ж напасть то какая, моя звездочка тоже исхудала до безобразия - одна кожа да кости. Так дело нельзя оставлять, - уверенно заявила грозовая, приподнимаясь на лапы и обращаясь к речной. - Давай-ка ты заберешь половину моей белки и отдашь своей Яичке, только погоди, мне её любезно пережуют. Знала я одного котенка, который был такой же худой, хотя да что там, в разы худее. Лапы тонюсенькие, как два стебелька, а живота совсем не было. И весь такой страшный был, косматый, только и делал, что шастал вокруг да около и совал свой нос в мою палатку. А потом в один прекрасный день взял да исчез. Как сквозь землю провалился, только хвост и уши от него остались лежать в палатке. Страшная судьба, страшная, потому я всегда говорю, шо нужно питаться сытно и в меру. - серо-белая кошка сама всегда старается есть не меньше трех раз в день и Ласточку всегда старалась приучить к этому, но сегодня она полдня провозилась с трухлявой падалью, и так бы и не поела должно, не окажись под лапой услужливого Волчеягодника.
- Двуногие, слава предкам, нигде не шастают. Итак каждый второй все шуршит о своих сумрачных, не хватало только двуножьего присутствия, - сварливо проворчала она и вернулась к серебристому, вновь окутывая собой его плечо. Устал она от всего этого. От постоянного напряжения в преддверии битв, от страха, что в лагерь в каждую секунду могут ворваться враги и под покровом темноты убить бедную и никому не нужную старушку. Ей нужен защитник, сильное плечо, на которое можно положиться, который пережует для нее хоть десятки белок, будет охранять даже ночью и не даст Ласточке снова орать на мать. - Если бы ты только всегда был рядом со мной, симпатяга. А то даже защитить некому, - шепнула коту на ушко, опаляя горячим, скверным дыханием.
Еще одно появление фигуры Малины встретила крайне насторожено, глядя исподлобья. Что ж ей все никак не дают полюбоваться со своим избранником. Все норовят как-то встрять и вставить что-то своё.. - Малина, милая, позволь помочь тебе? - старейшина подозрительно глянула на соплеменницу и на её угольного соратника. - Поздно проснулись, окаянные. За-анято ваше место. Вот теперь сидите и когти кусайте, - она кивнула головой на Волчеягодника и Наледь и по недоброму ухмыльнулась, мол "даже соседние племена пришли на помощь старушке в отличие от нерадивых соплеменников". Не без любопытства она наблюдала, как у Опаленной отбирают белку. Удовлетворенный хохот вырвался из гортани, усы в довольстве распушились, и сама Малина еле удержалась, чтобы не щелкнуть черепаховую по носу. Из ниоткуда как по заказу появился еще один славный кот, подсаживаясь к Опаленной, грозовая только и рада была. Не было желания разговаривать с теми, кто даже прийти на помощь старейшине не додумался.
Она расплылась в улыбке, согласно кивая словам Волчеягодника. "Заботливый". Ей не надоедало перечислять его качества. У многих грозовых и половины не было того, что есть у чудесного сумрачного воина. Поучились бы лучше, чем вякать направо и налево об их мышеголовости. Встретившись с теплым взглядом, Малина ткнулась носом в чужой и перехватила свой заслуженный ужин. Жевалось теперь легче, намного.  Ушастая голова благодарно кивнула и повернулась к черному котику, готовясь поведать о своем личном опыте. - Ох, сколько было драк на Совете, ты и не представляешь. Но одна была невероятной, - она удовлетворенно повела усами, ведь в животе теперь не изнывали дикие глухари от отсутствия пищи. - Темная была тогда ночь, даже лап не было видно, хоть глаз выколи. Луна светила ярко, вот прямо как сейчас. Все мы собрались у четырех деревьев и ждали начала Совета, как вдруг, появился из ниоткуда мутный жмых. Глаза были такие здоровые, как два желудя, сам был без уха, без хвоста, и все время скалил зубы - он мне сразу не понравился. Только один из главарей подал голос, как этот тип взлетел на скалу, будто точно летать умел. Готова поклясться, что он сам посланник Темного Леса, ибо никто не видывал таких уродцев. Взлетел на скалу и сразу же напал на предводителя, и посыпались со всех сторон чужаки, словно все это время сидели в наших собственных тенях, - морда исказилась в немом ужасе, когда Малина представила себе сие действо. - Сколько тел тогда полегло. Сколько невинных душ убито, о-о-ох. Кровь хлестала во все стороны. Думаете, почему об этом никто не говорит? Все боятся. Боятся, что такое может повториться снова, если об этом вспоминать, - она посмотрела на всех собравшихся со всей серьезностью, желая видеть каждую эмоцию, каждое движение. Возможно, вспомни она про этот случай, сейчас из-за спины появится тот самый страшный кот и придет конец. Кошка остановилась на Горелом, замерла, будто видя его впервые, да ведь и действительно не припомнила, чтобы он все это время тут был. Она угрожающе зашипела и метнулась за спину Волчеягоднику. - Яви-и-ился, треклятый! Готовьтесь, сейчас позовет своих поганых дружков!

+17

47

Разглядывая сверху вниз Стрижика, напряженного и чем-то недовольного, Сабельник еще недолго проследил за ним, после чего тихо хмыкнул в усы и поднял глаза на кошек рядом. Освоится еще. Мягко кивнув Луне, воспроизводя в памяти события той ночи, старший воитель скользнул взглядом к деревьям, на которых расположились предводители. Он помнил, как еще под боком вместо Стрижика у него сидел Росток, а ныне Болиголов, и они вместе перекидывались взглядами, пока предводители племен шикали друг на друга в попытках доказать свое право на малышей, но спросил ли кто-то самих котят? Впрочем, давно это было, да и по Луне было видно, что среди сумрачных она чувствует себя прекрасно. Могло бы быть иначе, учитывая, что ее взрастила Крушина? От воспоминаний Сабельника отвлек писк снизу, полный удивления и какого-то странного восхищения.
Так можно?И думать даже ты не смей, чтобы забраться на Скалу. Сверкнув янтарными глазами на ученика так, что даже надобность в отрицательном ответе исчезла, пятнистый приподнял переднюю лапу в угрожающем жесте. Ручей с Луной уже дали ответ на первые вопросы шоколадного котенка, потому наставнику оставалось лишь отбить у своего подопечного всякое желание повторять за речным сорванцом.
Нельзя, — Сабельник наклонился к уху Стрижика так, чтобы тот точно услышал его слова и очень-очень хорошо запомнил. — А то тебе я ушки отгрызу, так что не целься даже лапой на священную Скалу.
Глянув на морду оруженосца, чтобы удостовериться в том, что он понял, Сабельник отстранился и растянулся в ухмылке. Он был уверен, что в племени Теней не найдется ни одного глупца, который будет способен на нечто подобное. Кажется, соседям по Лесу и правда было чему поучиться у сумрачных вместо того, чтобы делать в их адрес кислые морды. Интересно, что будут делать речные? Что ругай юнца, что молча выгоняй того со Скалы, стыдно будет в любом случае, но работа в лагере его ждет, это точно. Возможно, пожизненная.
Стоило, правда, Львинозвёзду открыть пасть, чтобы выругать своего соплеменника, Сабельник тут же потерял ко всей ситуации интерес: теперь это лишь их дело, и успеть приукрасить ситуацию подробностями специально для ушей сумрачных, которые остались на эту ночь в лагере, бесхвостый всегда успеет. Ручей, словно подогревая в нем желание распустить эту историю по ушам соплеменников, быстро откланялась и скрылась в общей толпе.
Воителем он станет лун в двадцать и не раньше, надеюсь, в идеалы ты себе такую жизнь не ставишь, — потрепав спину Стрижика хвостом, Сабельник повел ушами. Не следовало так заострять внимание на проступке рыбоголового котишки. — Смотри-ка, ветряки.
Поспешно сбросив язвительную ухмылку со своей морды, пятнистый посмешно сменил выражение и учтиво кивнул приблизившейся кошке Ветра. Он спокойно относился к соседям, но недавняя ситуация на границе без конца заставляла его шерсть шевелиться на загривке при одном упоминании о племени Ветра.
Теплой ночи, — покосившись за спину белоснежной, Сабельник не более секунды уделил маленькой кошечке. — Ты в эту ночь явилась с ученицей? Наверное, должен тебя поздравить, однако после этого Совета придется долго выбивать из голов дурь у этих малышей.
Кивнув на Стрижика, пятнистый задумчиво прищурился. Старше ли ученица Аспид или нет? Впрочем, сил сдержаться от язвительного выкрика у юной кошечки не хватило.
Пусть тянут, — пятнистый дернул хвостом, поморщившись на секунду. — Совсем не хочется мне слушать споры их о том, кто среди Леса лучше. Скажи мне лучше, как охота в степи?

+9

48

Безрассудная храбрость, безмозглая смелость. Впрочем, не только эти черты, подтолкнувшие его к прыжку на Скалу советов, управляли им сейчас. Был ещё и страх, и запоздавшая осмотрительность, и, безусловно, горячность, которая открыла ему рот, дабы дать отпор смотрящих на него как на пустое место Звездопаду и Солнцезвёзду. Разве они что, совсем того, так на него смотреть? Как на безмозглого котёнка?
Вот уж нет уж!
Шерсть вдоль позвоночника стояла дыбом, раздувающиеся лёгкие зрительно увеличили его грудь, пыжащуюся, как у голубя, жёлтые глаза зло-задорно сверкали. Мельком он заметил, как много глаз на поляне внизу смотрит на него, исключительно на него, и невысказанное, незнакомое чувство затопило его с головы до лап, поглотило, позволяя понежиться в своём моменте славы, пока Крестовничек не увидел полные разочарования глаза предводителя. Наставника. Просто Львинозвёзда.
Крестовничек любил восхищать. Побеждать. Давать повод для гордости.
А вот разочаровывать он не любил.
Знакомое с детства, вяжущее язык чувство незаслуженного стыда неприятно завозилось под взглядом золотистого. Вот, вот почему он так не любил разочарование - это тебе не просто выволочка, не просто наказание, которое надо просто отработать, а по-настоящему отвратительное и гадкое состояние, в котором трёхцветный просто не понимал, почему им снова недовольны.
Мать разочарованно глядела на него, когда они с Плавничком первый раз подрались. Соплеменники разочарованно смотрели на него, когда он попал в лапы Двуногих. Львинозвёзд разочарованно глядел на него, когда он...
Погодите, что?
Крестовничек возмущённо задрал распушённый хвост и задрал подбородок, задиристо упрямясь, чувствуя прокол в словах предводителя. Да ничего он не нарушал, подумаешь, на Скале попрыгал, только и всего!
- Принято, - сквозь зубы выцедил оруженосец, нехотя пятясь под натиском Львинозвёзда, ощущая его знакомый обволакивающий запах. Теперь настало время трёхцветного разочаровываться в предводителе, посмевшего выставить на посмешище его, его ученика перед другими и в первую очередь - перед другими предводителями. Мог бы и поддержать, тоже мне, наставник называется!
Спрыгнув быстро, но с достоинством усмирённого мустанга, вниз, трёхцветный благочинно уселся под Скалой и позволил себе громко и презрительно фыркнуть. Он задрал голову, сцепив зубы, чтобы не сорвать весь пар на ближайшем коте, осмелющимся высказать что-то про него лично, или Крылатку, или Речное племя, и обернулся к белоснежной красавице, хвостом похлопав по тёмному участку рядом с собой.
- Будем с тобой сегодня почётными гостями, - звонко объявил трёхцветный, чуя жгучее желание под хвостом делать теперь всё ещё в три, даже четыре, раза громче и больше, чтобы каждый знал о том, что ничто не может сломить его мятежный дух. - Глашатай и целительница, посетившие Совет, - Крестовничек наткнулся на взгляд Оцелотки, сверкающая бирюза которой явно хотела удавить его или лишить кошачьего достоинства.
Ещё одна.

Отредактировано Крестовничек (09-10-2018 08:20:31)

+8

49

—  разрыв — 

Ну и как это называется? Преданные воители Ветра опоздали на сбор отряда к Совету! Благо Овсянка с Длиннолапом еще успели до того, как следы соплеменников исчезли с примятой травы.
Кинув кролика в общую кучу, коротколапая что-то неясно мяукнула в адрес Первоцветик, которую не смогла найти взглядом на поляне, и, прерывистым от бега голосом подгоняя своего ученика, который, кажется, вообще не напрягался во время бега и которого вовсе и не нужно было подгонять, побежала обратно к выходу из лагеря. Выловив краем уха от оставшихся в лагере соплеменников список всех тех, кто был отправлен на главное событие это ночи, и с облегчением услышав там свое имя, Овсянка скрылась в зарослях травы.
Это, конечно, Совет, и... все такое... — хрипло мяукнула она, не оборачиваясь на Длиннолапа, — Но крольчатинка того стоила.
На ее морде появилась довольная улыбка, и кошка перешла с бега на длинные прыжки. Она была уверена, что Звездопад с Соболем уже во все стороны успели нафыркать что-то не очень хорошее с упоминанием их с оруженосцем имен, потому даже не обратила внимания, когда одна из лап начала ныть. Будет очень-очень-очень нехорошо, если мы заявимся под начало Совета. Кто знал, что погоня за кроликами окажется такой увлекательной? Она даже не заметила, как быстро покатилось солнце к горизонту.

Вынырнув из плотных зарослей, как только взгляд уловил знакомый хвост соплеменника, Овсянка с облегчением выдохнула, осознав, что они с Длиннолапом успели в последний момент. Глянув на ученика с какими-то задорными искрами в глазах, она тут же лизнула себя в грудку, поправляя вздыбившуюся шерсть.
Больше так делать не будем, — тихо шепнула она и сделала пару шагов вперед так, чтобы оказаться ближе к центру отряда племени Ветра. Длиннолап — взрослый мальчик, вряд ли он будет рад, если Овсянка будет пытаться держать его под своим боком, однако наставница все равно обернулась на соплеменника, слабо поманив хвостом. Скорее это было приглашение, чем указание идти следом, потому, даже если Длиннолап выберет себе другую компанию, зеленоглазая не сильно оскорбится.
Ветер пришел последним, однако не опоздал. Обежав взглядом всех собравшихся котов, коротколапая приветственно кивнула некоторым знакомым из соседей, после чего прямым взглядом уставилась на Скалу, где среди предводителей затесался еще один лишний, маленький силуэт, никак не вписывающийся в четвергу могучих котов. Это-то еще что? С немым вопросом осмотрев своих соседей по процессии, Овсянка так и не получила ответа; отряд тем временем начал потихоньку расползаться по поляне. Дабы не стоять как мышеголовая дурочка на месте, кошечка потопталась с мгновение, после чего, пригнувшись в надежде, что никто не заметит ее опоздание, направилась к наиболее знакомым мордам. Самой знакомой оказалась Аспид.
Что произошло? — бесцеремонно ворвавшись в разговор старших воителей, шепнула полосатая и уселась рядом с их небольшой компанией. Правда, тут же она решила хоть как-нибудь смягчить свое появление: — Всем легкой охоты. Надеюсь, на территории Теней все в порядке...
Выдав это, она оглядела своих собеседников. С кем-то она общалась на Совете ранее, а про кого-то общалась с другими; Луна ей нравилась, а кот рядом доверия не внушал, именно потому Овсянка улыбалась ему шире всех. Долго, правда, эта приветственная улыбка на ее морде не продержалась.
Мы ведь только пришли, ты уже хочешь возвращаться обратно? — с обидой в голосе мяукнула своей соплеменнице воительница, поворачиваясь к ее уху. Ну как, это она только пришла. — Почему-то все выглядят очень напряженными. Что-то произошло? Неужели никто не может мирно сидеть и набивать пузо перед холодами.
Нервно дернув кончиком хвоста, Овсянка разочарованно поджала губы.

+8

50

Ну не любил он Советы. Эта суматоха, бесконечные поддевки и вопросы по поводу жизни в племени. К чему все это было? Ореха спасал лишь статус. Будучи целителем, он имел возможность отсесть в сторону и общаться со своими коллегами по общему делу, а не вмешиваться в дела воительские. Зависнув на морде Вяхиря, черно-белый худыш немигающим взглядом, казалось, прожигает в нем дыру.
"А если все-таки готовят нападение? Вот прямо сейчас?"
Практически в в это же мгновение челюсть Вяхиря звонко клацнула, заставив Ореха вздернуться и прижать уши к затылку. По спине пробежались мурашки и ему захотелось отойти еще дальше. Подальше от этого ненормального.
- Псих, - пробубнил себе под нос Орех, сам же всеми силами удерживая бешено скачущее сердечко. Отбиваясь о ребра, оно отдавалось бойким стуком по затылку. Грозовой целитель встал и пересел подальше от Теневых, поближе к своим. А тем временем Малина не просто жаловалась (что, впрочем, было совершенно в ее стиле), так еще и всячески унижала своих же соплеменников! Мама дорогая!
"Что творишь, старушка?" - черно-белый закатил глаза и медленно сглотнул слюну. Со Скалы послышался бойкий голос Крестовничка и Орех машинально повернул голову в сторону звука.
"Вы все с ума тут посходили?" Моча в голову ударила?!" - возмущался внутренний голос, но внешне целитель был робок и нерешителен. Содрогнувшись, он лишь недовольно повел усами, оставляя эту ситуацию на головушки предводителей, которые, кстати, собрались уже в полном составе на Скале.
Орех хотел было подойти к Малине, но вовремя остановил себя. Что он там сделает? Попробует выкрутиться перед чужаками? Переубедить Малину? Не смешите. Орех и подойти-то не решился бы в итоге. Что он и сделал. Точнее не сделал. Оставшись стоять на месте, грозовой помотал головой в поисках остальных целителей. О, ну неужели.
Неуверенно подходя к Саламандре с Ивушкой, Орех приветственно качнул хвостом и предложил уединиться в стороне, поманив целителей взглядом в сторону.
- Чистого неба над головой, Саламандра, - черно-белый опустил голову вниз, показывая свое уважение и тут же поздоровался с Ивушкой, - Здравствуй, Ивушка. Готовитесь к сезону Голых Деревьев? Я вот разузнал, что на территориях племени Ветра пчелы хорошенько запаслись медом. Не горите желанием составить мне компанию? Вместе бы собрали побольше. Разделим добытое пополам. Все по-честному, - тут же разговорился грозовой целитель. Рядом с врачевателями он чувствовал себя гораздо легче и раскрепощеннее. Все же, они не желали сожрать чужака одним лишь взглядом. Наверное. По крайней мере, Орех верил, что в целителях-то осталось хоть что-то святое и эта перепалка воителей Грозового племени и племени Теней никак не отразится на взаимоотношениях целителей. Неуверенно переминаясь с лапы на лапу, Орех-таки заставил себя сесть. Обвив лапки тонким хвостом, он внимательно взглянул на Саламандру.

+9

51

> главная поляна племени ветра
Чем ближе отряд подходил к четырем деревьям, тем больше у Соболя кололо где-то внутри. Было странное предчувствие, даже некоторое волнение. Казалось, что сегодня ночью определенно что-то произойдет, а у песочного редко бывали такие предположения, ведь он живет по принципу "запланировал и сделал". В голове все еще слышалась та самая фраза Звездопада, которую он произнес сегодня утром. "Ну, если разбалтывать соседям все что в голову придет, то естественно Совет станет очередной головной болью. Да, Соболь?" Да, да, да. Соболь и сам все прекрасно понимал. Только все еще не осознавал этого, окутывая себе пеленой, состоящей из тонны вопросов.
Лунный свет освещал дорогу, и было слегка прохладно. Такие перепады погоды... Очередные проделки осени. Вообще уже явно ощущался морозец по ночам, по крайней мере Соболю точно. Морально он уже находился где-то в будущем, в каком-нибудь теплом и приятном дне, когда не нужно беспокоиться о пропитании и о болезнях, когда все спокойно и мирно. Где-то в лете, если можно так сказать.
Ох, какой же ужас! Племя Ветра пришло не самым первым, и это расстроило глашатая, потому что все пошло не по плану. Вислоухий начал нервничать еще сильнее, но всеми силами старался это скрыть, однако идущий рядом Панцирь сто процентов что-то понял. Переведя взгляд на него, песочно-полосатый тепло улыбнулся, показывая, что все хорошо.
У четырех деревьев много котов. Так случается каждый раз - было бы глупо предполагать, что в эту ночь что-то изменится. Огромное, просто огромнейшее количество запахов четырех племен смешалось воедино, однако Племя Ветра было самым узнаваемым, и это нормально - своих везде обнаружишь и узнаешь.
Почувствовав прикосновение своего предводителя, глашатай все понял. Вислоухий всегда понимал его без слов, между ними была какая-то связь, поэтому в их отношениях и царили такой мир, совместно с пониманием.
На секунду остановившись, Соболь пропустил всех вперед, взглядом наблюдая за Звездопадом, который направился к остальным предводителям. Вислоухому тоже надо за ним, чтобы оказаться рядом с глашатаями. Но перед этим ему необходимо сделать некоторые дела. Убедившись, что все ветреные коты не потерялись, что все смогли расположиться нормально, Соболь довольно кивнул. Глашатай решил, что подходить к каждому и спрашивать об их самочувствии не надо, но взглядом оценить ситуацию - да.
Послышался возглас Крестовничка. Да, этого котишку невозможно не знать, ведь это же оруженосец Львинозвезда. Скорее всего, Крестовничку влетит от своего наставника за такие "прекрасные" манеры. Усмехнувшись в усы, Соболь посмотрел и на своего ученика.
- Панцирь, - промолвил кот, слегка переминаясь с лапы на лапу. - Ты у меня большой молодец, постарайся не нервничать и познакомиться с кем-то новым сегодня ночью. Я потом найду тебя, ладно? У меня есть свои глашатайские дела, и от них уж точно мне нельзя убежать. - усмехнулся. - Помни, что наше племя - самое лучшее. - может быть это и была пропаганда, какой-то патриотизм, но а как иначе? Необходимо дать всем понять, что Племя Ветра действительно самое лучшее.
Вот Соболь пробирается сквозь толпу, но резко останавливается, уловив взглядом бежевую шкуру. Оскалившись, кот решительно меняет свое направление и подходит ближе. Овсянка опоздала! Вместе со своим оруженосцем опоздала! Ну и что это такое? Он буквально минуту назад размышлял о том, как же плохо себя повел Крестовничек, а тут его собственная дочь показывает свою не пунктуальность.
- Добрый вечер! - поздоровался он с остальными, но через секунду наклонился лишь к песочной воительнице. - Овсянка... - но тут в горле появляется ком, из-за которого невозможно продолжать говорить. Взгляд резко падает на кота, сидящего напротив. Эту черно-белую шкуру он узнает из тысячи. - О звездные предки... - сейчас было не то время, когда стоит отвлекаться на сумеречного воителя. - Почему ты опоздала? И вообще почему ты и Длиннолап ушли прямо перед сбором на Совет? После того, как все закончится, я с тобой поговорю.
И бежевый продолжил свой путь... сопроводив взглядом своего оппонента, буквально задевая того плечом. Сумеречный кот казался все таким же наглым и бестактным, а потому Соболь решил, что несмотря на перемирие, черно-белого можно слегка проучить, показав свое главенство.
Глашатаи других племен уже собрались: и Крушина, и Чертополох, и Оцелотка. Приветливо кивнув им, Соболь уселся рядом, ближе к Крушине. Совет вот-вот начнется, поэтому волнение вновь дало о себе знать. Нервно задергав кончиком хвоста, полосатый перевел взгляд на предводителей.

+8

52

детская ветра → главная поляна ветра → четверик

Возможно целителю племени Ветра действительно стоило задуматься о переходе с режима питания кролика на полноценный кошачий (и даже так до полноценного звездопадовского или соболиного было бы далековато). Кролика, который в скором времени откинется из-за истощения, ага. Или отравления. И ведь неизвестно, что произойдёт быстрее, ибо на съеденной сегодня утром смеси травок, более всего напоминавшей локальный геноцид, кот бегал аки ошалелый тараканище до сих пор. — Где же вы, кругляши-пухляши мои родимые, прятали свою скорость. Спрячьте обратно, а иначе скоро меня не то, что коллеги на Совете не увидят. Меня никто не увидит, кроме Предков, — активно подтверждая мысли бульканьем радостного чахоточного старейшины-астматика, Полуночник таки ворвался на четверик. И умудрился не запнуться. Это собрание уже можно вписывать в историю как первую важную ситуацию, где трёхцветный лекарь не облажался за первые пять секунд.

— Простите-извините, ярких Звёзд в глаз.. тьху, над головами. Пожалуйста, уберите свою дубовую… то есть, конечно, осиную талию с прохода, — лучезарно улыбаясь и позоря старушку-адекватность, пушистый кот пробирался через бурлящее столпотворение, попутно пытаясь не заниматься членовредительством. Ибо если Звёзды так сложатся, что врачевателю случится наступить на хвост какому-нибудь Вяхирю, то потом уже он сам сложится. Пополам. Или ещё больше — тут уж всё зависит от настроения Теневого.

— Орех, свет очей моих! — наконец-то завидев тщедушного чёрно-белого коллегу по творческо-травяной деятельности из Грозы, Полуночник прибавил скорости, разом исцелившись и от усталости, и от чахотки с астмой, — а милая Бабочка сегодня погулять не выйдет? Эх, значит неполным составом будем. О, Саламандра, надо всегда на тебя ориентироваться — так точно не пропаду. Ивушка, малышка, привет. Хм, а Щербатая, видимо, на сей раз решила задержаться со своим племенем — весело улыбаясь, ветряк поочерёдно размашисто кивнул всем названным, взмахнув пушистым хвостом, — есть у кого какие новости? О травах, быть может, новеньких, м? У меня вот есть, да только собрать не успел и припозднился. Расскажу, стало быть, на Половине луны. Если чем кому могу помочь — говорите смело, — подмигнув младшей из их компании, Полуночник с детским любопытством оглядел соседских лекарей, ожидая интересных новостей и надеясь, что никакие любители межплеменных распрей не захотят нарушить обмен ценной информацией.

+12

53

_главная поляна племени теней
Сова была в скверном настроении. Она уже и не помнила, когда Советы радовали ее. Эти бесчисленные разговоры, а потом попытки одного племени перещеголять другое - да плевать она хотела, сколько у их соседей новых учеников. Но в этот раз Совет был для нее немного иным. Хорошо ли, плохо ли, но это собрание вряд ли останется в ее памяти скудным на события. Сова обернулась на Дятла, который ожидал ее рассказов. Они были достаточно далеко от вереницы соплеменников, да и до Четырех Деревьев оставалось приличное расстояние.
- Я скажу тебе так, - она начала с легкого шепота, но потом перешла на мягкий говор, - В нашем племени и без твоих выходок порой хватает пустоголовых. Вот сегодня решила я...
Тут Сова замолчала, задумчиво взвешивая, насколько брату интересны ее утренние походы. В них она не видела ничего постыдного, простое ничегонеделание, но что-то внутри заставляло ее держать такие личные вещи в тайне.
- Да не важно. Была я у Гремящей Тропы. И что я вижу? Вяхирь радостно метит какой-то Грозовой дуб. Зачем? А лис его знает. Ну сразу же набежали защитники, наш патруль на их. Я тоже ввязалась.
Она кивнула на свой бок, хотя вряд ли там можно было что-то разглядеть, особенно под таким щедрым слоем целебной кашицы. Надо будет сказать Ивушке, что она молодец. Пусть старается дальше.
- Но против меня стояла воительница твоих лун, может даже моложе. Еще совсем птенчик. Какой я ей противник? Не знаю, нужно было надрать ей задницу, но я не смогла. Не правильно это все, - Сова принюхалась. Они подходили все ближе и ближе к поляне Советов. Ей стоило поторопиться с историей, - Хочу проверить, что эта юная воительница в порядке. Но разговаривать с ней не хочу. Вообще ни с кем не хочу. Кроме тебя, разумеется.
Шум нескольких десятков котов стал более различимым. Сова сделала большой вдох и, кивнув самой себе, поторопилась к Четырем Деревьям. Они с Дятлом теперь могут поговорить о чем-то менее политическом, чтобы чужие уши случайно не словили ни ее настроения, ни какой-то важной информации.

Оказавшись на поляне, воительница огляделась. Они были одни из последних, кто присоединялся. Все коты уже разбились на группки, даже предводители уже разговаривали о своих делах. Однако, ни Крушины, ни Кометы не было видно. Сова нахмурилась, оддернув Дятла присесть рядом с ней - поодаль.
- Что-то Комета задерживается. Не к добру это, нам нужно сильное слово на этом Совете, а то выглядим как полные идиоты, - прошептала ему на ухо воительница, - А теперь поведай мне, как ты? Что сделал полезного за последние дни?

+8

54

[indent] Постепенно настроение падало. Буквально с каждым новом шагом, у Дятла прибавлялось сомнений касательно него самого. Вокруг было столько свершений, к которым он не приложил даже когтя. В какой момент мир стал протекать сквозь него, никак не задевая и не привлекая в свои воды? Может, так было у всех? Лиса их знает. Но отчего-то плохо верилось в то, что Сова в его луны упускала из-под носа добычу, слыла "простаком" и являлась... второстепенным героем? Прямо сейчас воин не ощущал себя центральным персонажем своей же истории. Ее делали вокруг него все, кроме него самого. Ему пришлось даже на секунду остановиться, чтобы издалека посмотреть на маячивших котов около деревьев, так беззаботно воркующих друг с другом. И задевало его это ровно на ту секунду, что он стоял вдали, будто тень в жаркий полдень.
[indent] - Вяхирь, говоришь?.. - глупо повторяет за сестрой воин. Дятлу не нравился этот кот. Конечно, он приучил себя радушно относиться к каждому члену племени, пускай некоторые и позволяли себе не делать так же. Возможно лишь про себя он мог так подумать, но никогда бы не стал говорить об этом вслух. Даже Сове. - Ну, хорошо что только пометил. Я никогда не понимал, что у него в голове творится. Но уверен, что это самая малая, из его возможных выходок, - на совершенно безрадостной ноте заканчивает Дятел, догоняя наконец воительницу. Та уже перешла на другую тему, дальше посвящая его в дела племени.
[indent] - Раз она кинулась на тебя, то барсук явно откусила ей часть мозгов, не находишь? Или настолько велик показатель ее преданности? Ты слишком добра, сестра. Но... это мне и нравится, ты сама знаешь. Кот ласково погладил хвостом старшую воительницу, прежде чем броситься следом за ней к деревьям. - Ну а если тебе это так важно, то просто скажи мне, кто это был. А я мельком подсмотрю, да подслушаю. Даже если бы ты хотела сегодня с кем-то общаться, пускай и про нанесенные тобою же раны, то вряд ли бы кто-то из племени племени смог оценить бы такой благой жест. Пришлось перейти практически на шепот, ведь они достигли точки назначения, тут же погрузившись в кошачий гул. Такие моменты заставляли Дятла взбодриться и как следует осмотреться, ведь становится действительно скучно видеть одни и те же морды из луны в луну. А тут каждый раз что-то новое и удивительное! Столько потрясающих котов и кошек, столько новой информации и занятных историй. Ведь он еще не дорос, чтобы окончательно осознавать поступок серого воителя. И к чему это все может привести. И почему, будь он старше или мудрее, ему стоило бы зациклить на этом внимание. Но вместо этого он с радостью протискивался сквозь толпу за Совой, наслаждаясь таким кошачьим разнообразием.
[indent] - Полезного... Думаю, сама знаешь - там поохотился, здесь в патруле поучаствовал. Слегка развлек старейшин и побаловал королев свежей, еще теплой дичью. Ему самому стало противно от своих похождений. Сегодня вот потерпел поражение от крайне хитрой лягушки. Она заманила меня в самое болото и окунула мордой в воду, ахах. Думаю, что постараюсь в будущем подтянуть свои навыки охоты не только на них, но и вообще на неудобной для этого местности. Тут до его носа донесся чей-то настолько восхитительный аромат, что Дятел непроизвольно повернул голову, пытаясь отыскать эту прекрасную. Но, увы, тот уже смешался с толпой.
[indent] - Я еще тебя сегодня искал, - медленно начал Дятел, глазами все еще выискивая ту самую, - чтобы кое о чем поделиться. Но ты была возле своей Гремящей Тропы, не сказав мне ни слова. Наваждение прошло, позволив воину вновь обратить свое внимание полностью на подругу. - Думаю, что я..., - вновь уступил брату? Отличное завершение подвигов, - я чувствую себя все еще неуверенно в потасовках. Может, когда твои раны затянутся, ты сможешь немного со мной потренироваться?

+9

55

[indent] Кажется, перевести тему более-менее удалось, но очевидно заставить лохматую старую кошку замолчать просто так не удастся, да и стоило ли? Пусть даже она скажет, что в племени всё ужасно плохо - с определённой подачи ложная информация может сыграть им на лапу. Опалённая кивает Ручей в приветствии, не перебивая рассказ Наледи, и переводит взгляд на подошедшего Горелого [его присутствие заставляло чувствовать себя спокойней] - кажется, сумрачная воительница показалась ему весьма любопытной, и Опалённая едва заметно усмехается, возвращаясь к привычному безэмоциональному выражению ещё до того, как кто-то заметит растянутые в улыбке уголки губ. Пусть немного побеседуют.

[indent] Ухо обдаёт горячим дыханием, но Опалённая на источник даже не поворачивается: запах Вяхиря она выучила уже наизусть и узнает из миллиона других. Тяжелая лапа падает ей на плечи, но кошка на подошедшего даже не смотрит - глядит прямо перед собой и молча выслушивает каждое сказанное ей слово [надо же, король удостоил своего внимания]. Он, разумеется, вставляет свои пять иголок - куда же без этого? - и Опалённая наконец поворачивает на него голову, оставаясь по-прежнему хладнокровной.

[indent] - А я всё думала когда же ты подойдёшь, - тихо, почти с придыханием, едва сощурив глаза и поддаваясь вперёд так, что соприкасается с его телом. Всматривается прямо в глаза напротив и неторопливо улыбается. - что-то ты долго, - ни на один его вопрос так и не отвечает - считает бессмысленным, и молча разворачивается в сторону Волчеягодника, намеренно оставаясь сидеть в жарких объятиях Вяхиря. - ты прав. Приятно знать, что сумрачные воители бывают столь... услужливые.

[indent] Малина не позволяет Опалённой помочь, да она и не сильно горела желанием, поэтому на слова старушки лишь коротко кивнула, пожимая плечами. Кажется, пушистая кошка была падка на сильной пол похлеще любой молоденькой вертихвостки, и дала бы в этом фору любой кошке леса. - только не разбей ему сердце, Малина, - в этот раз по-доброму и без всякой задней мысли отозвалась Опалённая. Та рассказывает про один из самых ужасных Советов на её уже не молодой памяти, и пёстрая воительница бросает взгляд на Горелого: ему такие истории явно не придутся по нраву, но они необходимы. Особенно такому, как он.

[indent] - Поздравляю с ученицей, Ручей, - тихо проговаривает Опалённая, пока Малина заканчивала свой рассказ, и глазами уже успела выцепить во всей этой толпе крапчатую ученицу. - уверена, ты сможешь вырастить из неё прекрасную воительницу, - искренне порадовалась за речную кошку Опалённая - она была одной из тех, кому пёстрая была рада. И едва Опалённая собиралась вновь к ней обратиться, как Малина, заметившая наконец Горелого [поздновато], отчего-то отшатнулась от ученика, вызвав лёгкое удивление где-то внутри.

[indent] Кажется, память к старости действительно подводит, либо же зрение, и любого знакомого кота в тёмное время суток старейшина мог запросто перепутать с кем-то другим. Опалённая проследила за скрывшейся за спиной Волчеягодника Малиной [влюбилась, не иначе], и тихо вздохнула, присаживаясь на землю. Надо будет сказать Солнцезвёзду, чтобы в следующий раз он трижды подумал, прежде, чем вновь брать эту прекрасную особу на Совет - одна головная боль, не иначе.

[indent] - Будет тебе, Малина, неужто собственного соплеменника не признала? - тихо пролепетала Опалённая. - к тому же, с таким, как Волчеягодник, тебе бояться нечего, - задерживает взгляд на сумрачном коте на несколько секунд, после переводя его куда-то в сторону. Совету пора бы уже и начаться - с каждой минутой здесь становится всё более душно и тесно [или это просто сидящий рядом Вяхирь?]

+10

56

Малец отшатнулся от Вяхиря, с ужасом наблюдая, как то змеей вьется вокруг наставницы. Что ты такое... Все его мышцы напряглись: оруженосец отчетливо видел, как сумрачный воин спустя мгновение убивает Опалённую, максимально быстро и незаметно, клацнув зубами возле ушей.
Теперь это будет сниться ему в кошмарах.

На вопрос Горелого ответили все, каждый по-своему. От милой Наледи он узнал, что Звезды скрывают луну тучами, если перемирие нарушается. Наверное, им просто стыдно за подобное поведение и они таким образом закрывают себе глаза, чтобы не видеть этого позора, - подумал Горелый.  Другой полосатый сумрачный воин напомнил, что при опасности надо звать старших воинов или наставницу. Перед глазами ученика снова всплыла недавно увиденная картина и он еле сдержался, чтобы не указать на их серого соплеменника, с пытливым вопросом: "например, сейчас?"

Все внимание Горелого теперь захватил Вяхирь, обозвавший его головастиком. Оруженосцу было страшно вновь смотреть в его сторону. Его присутствие давило, раздражало, пугало. Словно волнами от него исходила неприязнь и давление, Горелый это слишком хорошо чувствовал, это дарило ему легкую тошноту. Возможно, дело не только в Вяхире, но и в словах Малины, которая как всегда не поскупилась на все отвратительные подробности в своем рассказе. Горелый уже несколько раз пожалел о своем глупом вопросе, лучше бы он всего этого не знал, правда.

Мало того, ему еще и досталось от этой старушки, которая словно беса в нем увидела. Совершенно испуганный, мальчик попятился назад. Малина, с армией незнакомых сумеречных воителей впереди себя, была более чем устрашающая. Доброжелательные минутами ранее воины теперь казались теми самыми, ради которых стоит звать старших воителей или наставницу. Лунный свет предательски освещал их поднятые загривки и презрение в глазах, распушенная шерсть Малины тысячью змеями обвивала своего полосатого слугу. Взволнованный оруженосец не заметил, как уперся в наставницу и это неожиданное прикосновение заставило его всего распушиться и подпрыгнуть на месте.

Ему не нравилась вся эта компания.

У него был единственный выход.

- Простите...

Горелый метнулся в сторону.

Он просто убежал, как испуганная мышка на охоте. И он это прекрасно понимал, и ему за это было крайне стыдно.
Взгляд словил Ореха, добродушного Ореха. Среди целителей его никто не тронет ни словом, ни телом.
Тяжело дыша, он приземлился возле грозового целителя.

- Можно я немного посижу здесь?

Как же ему было плохо, голова кружилась от этого беспорядка. Поймав внимание Ореха, Горелый подарил ему свой самый обеспокоенный, взывающий о помощи взгляд. Скорее всего, так было нельзя. Скорее всего, целителям, как и предводителям, нужно сидеть в стороне от всех, и сейчас Горелый нарушает какой-то их личный обряд, как тот речной оруженосец. Но как же ему не хотелось оставаться где-то одному с возможностью снова попасть под обстрел сумрачных воителей. 

- Мне нездоровится, - добавил он, заранее отбив себе право здесь находиться.

Отредактировано Горелый (08-10-2018 20:22:08)

+9

57

Луна с интересом наблюдала за приходом оставшихся двух племён, невольно и с лёгкой тревогой отмечая, что те, как и сами представители племени Теней, успели хорошенько отъесться перед приходом холодов. Ранее она была свято уверена в том, что до них соседям далековато, но теперь... Пожалуй, теперь у них были соперники в борьбе за звание сильнейшего племени лесных территорий. Подняв в задумчивости прозрачные голубые глаза, она едва заметно вздрогнула, заметив приближающуюся к ним Аспид. Впрочем, аккуратные резные черты воительницы лучились спокойствием и благодушием, что невольно нашло отклик тех же самых чувств в пятнистой груди.

— Когда ещё будет возможность посплетничать всласть с соседями, пока не начались склоки на Скале? Потом уже их не перекричишь, — фыркнула кошка, безмятежно пожав плечами. Сама она не хотела начала конкретно этого самого Совета по одной простой причине — прикидывала, насколько быстро у неё завянут уши, как только Солнцезвёзд и Комета развернут свои словесные баталии. Несомненно, туда же вклинится Звездопад, стараясь успеть цапнуть пару раз тех соседей, что понравятся ему меньше, ну а Львинозвёзд попробует разнять ссору и добавит шума. Мрак и ужас. — я смотрю, Малина сегодня в центре внимания, — заметила Луна, с любопытством оглядывая многочисленные кошачьи головы, окружившие голосившую старейшину Грозового племени.

+6

58

--> главная поляна

Чем ближе племя подходило к Четырем Деревьям, тем глубже в пятки уходил боевой настрой Панциря. Да и был ли тот настрой по-настоящему боевым? Он хотел оправдать доверие наставника, а не покрасоваться перед соседям. Племена уже расположились на поляне, отовсюду раздавались голоса. Пахло чужой шерстью, беличьей кровью, истоптанной землёй. А уж какие эмоции витали в этом насыщенном воздухе!
Наставник подбодрил Панциря, напомнив о том, как себя вести на Совете.
- Да, конечно, Соболь! - промяукал он в ответ. - Я ни в коем случае не хочу подвести наше племя. Удачи тебе с твоими глашатайскими делами.
Постаравшись улыбнуться пободрее, Панцирь помахал наставнику хвостом на прощание и развернулся, чтобы поскорее слиться с толпой и не помешать Соболю. Будет лучше, если никто вообще не поймёт, что эти двое - наставник и оруженосец. Это может навредить репутации глашатая, даже если тот не заметит клеветы злословцев. Панцирь переживал, что с таким оруженосцем Соболя могут счесть слабым. Но уж Панцирь-то знал: его наставник сильный, очень-очень сильный. Слабый наставник в жизни не смог бы следить за поражениями своего оруженосца, и при этом ценить и подбадривать его. У слабого кота никогда не нашлось бы столько доброты в тот момент, когда хочется злиться, разочаровываться и рвать на себе шерсть. Чтобы быть как Соболь, нужно иметь в себе дух воителя Львиного племени. В этом Панцирь был уверен.
Он немного потолкался среди воителей, но не смог придумать никаких фраз, с помощью которых можно завязать знакомство. Когда от воителей пошло недовольство Крестовничком, выскочившим на предводительскую скалу, Панцирь окончательно стушевался. Отойдя от серьёзных воительских компаний, он подошёл ближе к дубам. В частности к одному из них.
"Ого, кажется, к этому дубу я ещё не подходил так близко" - подумал оруженосец, рассматривая величественное дерево. Во время прежних Советов он любил сесть возле какого-нибудь из четырёх дубов и запоминать характерные трещинки и сучки на коре. Вот и теперь...
"Что ж, здравствуй. Доброй охоты тебе! Меня зовут Панцирь".
"Славная ночь, Панцирь. Рад познакомиться. Я дуб. Если совсем точно, то третий дуб... или нет, четвертый дуб?"
"Во всяком случае, ты самый дубовый дуб из всех".
Панцирь выдавил вежливую улыбку для дуба и, вздохнув, опустил морду. "Интересно, знакомства с дубом хватит для того, чтобы исполнить указание Соболя?" Он знал: конечно же, нет. Было бы глупо отвечать наставнику что-то типа "на Совете я познакомился с дубом, но не смог вспомнить, третий он или четвёртый, потому что забыл, с какой стороны надо считать".
Панцирь обвёл взглядом поляну. Воители казались увлечёнными общением друг с другом.
"А Первоцветик где-то там, в лагере..." - его вновь накрыл холодный, липкий ужас. "Котята. Что, если я вернусь с Совета, и окажется, что она... присоединилась к предкам? Или её котята..? Как я вообще могу веселиться на Совете, когда дома творится такое?"
Панцирь закусил лапу и принялся нервно обкусывать когти. Он надеялся, что наставник не заметит его таким. Иначе ему наверняка стало бы стыдно.

+10

59

— Ты в эту ночь явилась с ученицей?
Аспид с усмешкой оглянулась на рыжую гадюку и хмыкнула. Бывали лишь короткие периоды в ее жизни, когда премного обожаемые предводители не скидывали на нее очередную несмышленую молодь. И каждый первый Совет нового оруженосца почему-то должен был восприниматься белой как огромная ответственность. Как же, как же, это же так важно, свято, все такое. Держи непонятную нескладную поросль и сделай ей из Совета не то праздник, не то пытку.
- Лучше бы эти черти дома сидели. - Ворчливо мурлыкнула Аспид. - Придется после Совета сначала слушать нравоучение от Звездопада, а потом то же самое пытаться в голову вдолбить Жаровнице. - Обернув подмерзающие лапки хвостом, воительница учтиво кивнула. - Дичь вся по норам жмется, но когда их это спасало. - Короткая улыбка пробежала по губам, а кончик хвоста, отпустив лапы, махнул в сторону Круглолики и Шипа. - Посмотри на наших, разъелись, животные. Вас Звездные предки тоже не обижают поди?
К компании присоединилась опоздавшая Овсянка. Аспид повернулась к коротколапке и, оценивающе осмотрев ее растрепанную шерсть, хмыкнула.
- Не представляю, какие будут Советы, когда наше поколение перестанет на них ходить. Вакханалия и ад, раз молодые воины подают своим оруженосцам такой пример. - Как хорошо, что с Сабельником не нужно было строить из себя благополучное супер-племя. Прижавшись боком к бывшей ученице, Аспид довольно лыбилась. - Уверена, что ты-то никогда не опаздывал к Четырем Деревьям.
Мимо прошествовал глашатай, отвесивший замечание своей дочери. Проводив Соболя взглядом, воительница на секунду прикрыла глаза. Кот слишком серьезно относился к своим обязанностям. Бесспорно, глашатай должен выполнять свои обязанности от и до, но племя Ветра всегда славилось особенной субординацией - сам предводитель мирно дрых среди воинов, что говорило о многом. Не стоит так сильно отделяться от народа, чай не монархия.
- Овсянка, Полуночник-то благополучно добрался? Я не видела его в общем отряде. - Мурлыкнула воительница, тихо, на самое ухо пшеничной кошке. Младший брат был единственным котенком во всей ее жизни, который вызывал хоть какую-то тревогу. - Бег - не его конек, это еще в детской было видно, н-да.
Поджимая лапки, белая почти физически ощущала тепло, исходившее от ушек Овсянки. Ну кто придумал ночные Советы? Холодно же, особенно в Падающие Листья и Голые деревья. Предводители все никак нем могли раскочегариться, но, похоже, все собеседники были только рады этому.
— Когда ещё будет возможность посплетничать всласть с соседями, пока не начались склоки на Скале?
Аспид кивнула, отворачиваясь от маленького пшеничного ушка. Ее взгляд очертил морду Звездопада.
- Посплетничать, а потом слушать, как на самом деле мы все ошибались и все замечательно. Кстати, как твои дела, Луна? Что-то Теневых многовато сегодня, вы все племя вывели для общения с соседями?

+5

60

[indent] Небольшое, чёрное пятно откалывается от волнующейся толпы. Оно расплывается, а затем обращается в некрупную кошку, совершенно обычную, действительно многим более напоминающее какую-то смазанную кляксу. Она принесла с собой запах можжевельника и леса, тот дымный и травянистый аромат, щекочущий ноздри. Коростяк поморщился, оставил её неуместный вопрос без чёткого ответа. Просто пробубнил что-то вполголоса, опустив голову и заведя уши назад — раздражение не разлилось по его морде, но напитало шкуру, плеснуло и ушло куда-то на самое дно его клиновидной груди, точно серебряный рыбий хвост, хлопнувший по зеркальной глади широкой реки. Кончик хвоста захлопал по влажной короткой траве, торчащей из земли редкими ленточками тёмно-зелёного цвета.
[indent] — Прочь, неугомонная, — как-то старчески, усталым хрипловатым голосом процедил он. Кислый огонь не загорелся в вердепешевых глазах. Они — мутные и тёмные — проводили скачущий силуэт, растворившийся в полуночном свете едкой щёлочью. Решил, что в ночь Совета можно совершать опрометчивые поступки. А потому проследовал за чёрной кошечкой в водоворот сплетен, страстей и тёплого дыхания леса на самых подушечках под усы.
[indent] Чужие обступили его плотной грядой — он никого не знал, чувствовал себя если не смущённым, то скорее простоя потерянным в этой цветистой толпе. Прозрачным. Потоки и запахи выволокли его к тесной компании, собравшейся подле невыразимо, просто непередаваемо блистательной старейшины, чье имя он выхватил с чьих-то горячих уст, обратив право ушко к источнику звука. Она была серая, но не каменная, каким являлся сам Коростяк, скорее сизая, точно туманное осеннее утро, с кремовым воротничком, с густыми клоками меха, торчащими из самых разнообразных мест. Маленькая туча, её удачная копия — говорящий ком тонкого плетения, однако нещадно потрёпанный временем. Оказывается, Малина, ты первой запомнишься коту лучше всех прочих, которых он встретит сегодня пред Советом.
[indent] Он выбрал место где-то близ наставника, однако не оповестил оного о своём приближении — оруженосец предпочёл сесть в свободную прореху, точно избегая взглядов. Что ж, послушаем о чём судачит прошлое поколение...

Отредактировано Коростяк (09-10-2018 23:03:52)

+7


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева