У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева


четыре дерева

Сообщений 101 страница 120 из 134

1

http://sd.uploads.ru/xjcdL.png

четыре дерева
——————————————————————

0

101

— Если стремление во всё ввязать мораль и почёт получить раны от когтей того, в драке с кем твои шансы победить меньше, чем шанс найти кошачью мяту под снегом стоят для тебя выше здравого смысла, Крушина, можешь принимать свою мантру трижды в день вместо пищи, — с отвращением бросил Солнцезвёзд. — На границе ты предпочла набрать болотной воды в пасть и молчать, пока твой соплеменник распинался передо мной, обещая повторения драки. Несомненно, теперь, сидя в окружении множества воителей и упиваясь статусом глашатой, говорить стало почему-то легче? — ухмыльнулся рыжий кот. — Любые стычки и нарушения границ всегда обсуждались на Советах, Крушина. Если только сейчас для тебя это стало проявлением слабости, боюсь, следует задуматься о том, кто здесь трактует старые обычаи и законы под себя, — закончил предводитель, распрямляясь и не желая более мозолить себе глаза глыбой, что, вестимо, по интеллекту ушла от камня столь же недалеко, сколь и внешним видом. Её проблемы.

Внимание его привлёк поникший лунный свет, внезапно переставший освещать поляну. Солнцезвёзд, столь сильно к нему привыкший и считавший его неотъемлемым атрибутом каждого Совета, сощурился и посмотрел на небо. Тяжёлые тучи, сгущаясь на синеве ночного неба, упрямо плыли по направлению к луне. И, наконец, тёмные дымчатые лапы зацепились за блестящий жёлтый диск, скрывая его, стараясь закрыть. Игнорируя испуганный шёпот на поляне, предводитель Грозового племени неотрывно смотрел на исчезающую бледную луну, словно силясь услышать слова, произносимые звёздными предками между собой на далёкой полосе небосвода.

Наблюдая за первым прервавшим Совет Львинозвёздом, рыжий проследил за тем, как тот, бросая взгляд на них — будто пытаясь огородиться мнимым благородством от происходившего вокруг драгоценного Речного племени, — покинул поляну. Вставая с места, Солнцезвёзд задержался холодным взглядом на Комете, после чего, игнорируя собравшихся, приблизился к ней вплотную и склонился над бархатным чёрным ухом, согревая его горячим дыханием.Я уважаю себя достаточно, чтобы не бояться визгливой лягушки, прячущей собственную неопытность за спинами Крушины и Львинозвёзда, — едва касаясь угольной щеки своей длинной шерстью, шепнул предводитель Грозового племени, вдыхая в ноздри терпкий запах хвои и сыроватого торфа, прежде чем спрыгнуть со Скалы. Он был уверен в том, что завтра же пошлёт гонца к Звездопаду, чтобы обсудить вопросы предстоявших им перспектив. — Грозовое племя, уходим, — велел Солнцезвёзд, обводя глазами своих соплеменников. Дождавшись, покуда те, возвращаясь от своих собеседников, выстроятся в те самые шеренги, которыми и пришли сюда, рыжий кот вдохнул ледяной воздух и повёл разношёрстную колонну в сторону родного лагеря.



лагерь Грозового племени.

+11

102

Жаркий спор продолжался уже несколько битых минут.
Оцелотка слушала очень внимательно, навострив уши, уже даже не смотря на скалу, где собрались четыре предводителя. Казалось бы, конфликт должен был быть уже разрешенным. Ну столкнулись патрули на границе – с кем не бывает. Другой вопрос, что Вяхирь, глашатая хвост могла дать на отсечение, вовсе не совершал глупой и возможно позорной для своего племени ошибки. Он пересек границу намеренно. Да, конечно она не знала о случившемся в деталях, да по правде не желала ничего знать – проблемы Теней и Грозы, Реки не касались никаким боком, однако тем не менее, в вызывающем и откровенно наглом поведении серого теневого воина кошка смогла прочитать ответ, в котором в общем-то не нуждалась.
В какой-то момент она даже посочувствовала Комете и Крушине, ведь Вяхирь главным образом был их головной болью, и только они имели право его усмирять. Старший воитель – это вам не несмышлёный оруженосец, которого могут поставить на место взрослые. Такие как серый исполин таили опасность не только для других, но угрожали и собственному племени, хотя, если дымная глашатая была уверена, что и у него есть черта, которую тот не переступит, то Оцелотка смогла легко перестать думать о нем. Хотя бы на время.
Когда Соболь согласился с ней, пятнистая кинула на вислоухого чуть удивленный взгляд. По какой-то неясной ей причине, правая лапа Ветра вовсе не собирался поддерживать своего лидера и вставать на защиту грозовых котов. Наверняка он видел в теневом воине ту же опасность, однако этим и ограничился, высказав свои мысли. Кажется, он чувствовал себя слегка не в своей тарелке, хотя был ненамного младше самой Оцелотки.
Хмыкнув в усы речная вскинула сверкнувший в полутьме взгляд на заговорившего, наконец, Львинозвезда. Он предстал перед четырьмя племенами во всем своем внушительном величии, сохраняя спокойствие и трезвость рассудка. Правда, на взгляд его старой подруги подобное обращение выглядело чуть ли не высокомерно. Хотя, ему должно быть, такое было позволено – предводитель все же. Взять в пример того же Солнцезвезда, так некстати перешедшего на личности: его можно было понять. Он всерьез опасался коварства Сумрачного племени. Как-то с давних времен повелось, что Тени в лесу – главные плохиши, и стереотип этот все дружно поддерживали. Вот и Звездопад жарко поддержал соседа, грубо осадив Комету, впрочем, заслуженно, ведь она действительно не сдержалась в своих выражениях. Сама же Оцелотка могла многое сказать, наблюдая весь этот балаган, назвавшийся почему-то Советом, но так как ее предводитель не высказался в защиту одной из сторон, она решила до последнего держать язык за зубами.
Благополучие родного племени для нее априори стояло в приоритете, и никакие склоки соседей не могли втянуть ее в этот конфликт, однако пятнистая все же задумалась над сложившимися обстоятельствами, понимая, что поддержка, которую оказал на этом собрании Солнцезвезду предводитель Ветра в последствии очень скоро может перерасти в прочный союз: два самца сверстника против молодой и вздорной особы – кажется, это можно назвать мужской солидарностью, не иначе.
Еще раз глянув на Соболя, словно желая знать, что об этом думает вислоухий глашатай, пятнистая перевела взгляд на Крушину.
— Это не изменило бы схожих волнений при любой последующей встрече хотя бы на тех же границах, - дымная не желала этого конфликта, она понимала, что война ни одному племени не принесет победы в Голые деревья, кто бы в том столкновении не одержал бы вверх.
- Я вижу, что лидеры Грозы и Ветра полны необоснованных предрассудков на ваш счет, - негромко заговорила она, царапнув землю когтями. – Ошибка одного неблагоразумного воина еще не ошибка всего племени, им следовало бы это помнить, - вынеся свой личный взгляд на ситуацию, речная глашатая подняла к небу бирюзовые глаза: поднявшийся ветер скрыл от нее звезды и часть луны, громче всяких слов показывая, сколь недовольны предки.
«Однако это не умаляет его вины», - золотистая хотела верить Крушине. Она надеялась, что заносчивый воин получит свое наказание после Совета, когда дымная глашатая сможет осадить его один на один. «С ним в любом случае надо держать ухо востро. К тому же, возможный союз между Грозой и Ветром может стать для нас большой проблемой. Львинозвезду, к счастью, пока хватает ума не принимать сторону соседа. Надеюсь, так и будет, иначе…» - додумать Оцелотка не успела, краем глаза заметив движение пушистого хвоста правой лапы Теней.
Совет закончился: ее предводитель созвал к себе племя, покинув скалу, на которой еще стояли трое лидеров. Глашатая задержалась лишь на мгновение, мазнув быстрым взглядом обернувшуюся к ней полукорпусом Крушину.
— Мы с Кометой хотим обсудить кое-что с тобой и Львинозвёздом. Завтра, в это же время, на этом же месте, - ей хватило доли секунды чтобы отрывисто кивнуть, после чего сорвавшись с места кошка в несколько прыжков оказалась рядом с рыжешкурым котом, бросившим ей быстрый приказ, в котором она, впрочем, не нуждалась.
Зацепив льдом бирюзы каждого соплеменника на потемневшей из-за нехватки света поляне, пятнистая проследила чтобы каждый заметил и услышал речного короля.
- Возвращаемся, - звонко бросила она, кинув строгий взгляд на Крестовничка, предупреждая того, что на этот раз любой фокус с его стороны будет караться ею лично.
Отстав на полкорпуса от Львинозвезда, поддерживая уверенный темп размашистых скачков, Оцелотка понимала, что ей предстоит многое обдумать, но главное – нужно было уведомить своего предводителя о назначенной встрече, ведь теневые действительно будут их ждать. Не сложно было догадаться зачем, но любопытно было узнать, чем обернется эта встреча у Четырех деревьев, когда они все-таки обсудят главную проблему.
Если вспомнить сказки старейшин, то можно было сделать вывод, что союз с Сумраком в прошлом не принес Реке ничего кроме горя, однако речная была уверена, что сейчас времена изменились. К тому же, окончательное решение в любом вопросе все равно будет не за ней. Она может только поддержать своего лидера, и поддержит его, что бы он ни решил.
Но сперва следовало проверить благополучие лагеря.

на главную поляну Реки

Отредактировано Оцелотка (13-10-2018 18:42:04)

+8

103

Кошечка почувствовала себя настоящей звездочкой в центре внимания, когда остальные целители собрались вокруг нее. Ну, наверное, они просто решили держаться поближе к собственной братии, но так уж случа-а-айно вышло, что серо-белая Ивушка заполнила собой (как ей казалось) все пространство.
Вон, даже Щербатая подтвердила.
— Я смотрю, ты решила утопить всех в своих речах, — ехидненько фыркнула кошка, и Ивушка невольно прищурилась на ее манер, совершенно точно так же. — Доброй всем ночи. Успели вы сделать достаточно запасов на приближающиеся холода?
- Конечно, - все с тем же прищуром и скопированным у Щербатой голоском выдала ученица целителя, краем глаза кольнув взглядом Саламандру: успели же, да?
- Вот решаем, как на пчел пойдем. Дело, знаете ли, очень опасное, - цокнула язычком подрастающая кошечка, вытягиваясь на манер жеманной леди, - не каждый воитель справится.
На поляне все громче переговаривались, у предводителей там, на скале, явно накалялась обстановочка, но Ивушка чувствовала себя совершенно раскрепощенно и попросту замечательно.
- И вот я считаю... эй! - поперхнулась она, когда в спину с силой врезалось что-то крапчатенькое. Сначала враждебно поджав ушки, Ивушка скривила переносицу от непереносимого запаха рыбы (Щербатая-то хоть травами перебивала аромат), а после принюхалась, не узнавая в юной Выдрохвостке кого-то, кого могла встретить на прошлых советах.
Ну и раз Ивушка сегодня в ударе и стала душой компании, она великодушно решила простить речной эту оплошность и почти по-свойски, с эдакой попечительностью во взгляде улыбнуться:
- Да бро-о-ось. Я Ивушка. Будущая целительница племени Теней, н-да, - прикрыв глаза в якобы простом жесте, по-царски представилась серо-белая.
- А ты? Первый совет, да? Ох, помню я свой первый совет, будто это было вчера... А? Что ты про Бабочку там? - едва не прослушав, почему подружка не пришла на собрание, Ивушка оттиснула неподъемную тушу Полуночника и с прищуром глянула на Ореха.
- Ну смотри-и-и... хорошенько ее залечи, - прищурив один глаз на черно-белого котика, Ивушка задержала на нем подозрительный взгляд и снова отсела к Выдрохвостке. Она ж, все-таки, уже несет ответственность за юное речное нечто.
-  У нас нынче мёда столько, что пчёлы, сдаётся мне, решили нас в нём утопить. Это их коварный план. А мой — взамен на мёд попросить у вас можжевельника.
- Вот видишь, какой хитропопый лис, торгуется... - шепнув на ухо новой речной знакомой, Ивушка коварно сощурилась на Полуночника. Ой ну и нравился он ей.
- По лапам! - надо будет спросить у Саламандры, что такое можжевельник. - О! И ты к нам? - округлив глаза на перепуганного щуплого котика, сумрачная ученица подозрительно принюхалась. Грозовой.
- Я Ивушка, - хлопнув хвостом по плечу чернявого в знак приветствия, Ивушка решила уже считаться знакомствами.
- Да, Полуночник, такова моя тяжкая доля. Лечить неизлечимых, опекать беспечных и все в таком духе, - болботала без продыху Ивушка, соизволив примолкнуть только тогда, когда со скалы донеслось враждебное шипение. Навострив немаленькие уши, ученица, растеряв весь свой былой задор, превратила хитрющую мордашку в лицо ребенка, который удивленно, непонимающе наблюдал за стычкой. Как Солнцезвезд мог так говорить? Вяхирь же... Ну Вяхирь же ничего ужасного не сделал! Это же просто несправедливо!
Но говорить что-то плохое про предводителя Грозового племени в присутствии других целителей было страшновато. Найдя взглядом отца и успокоившись от того, что его мордаха выражала самодовольство и полное умиротворение, Ивушка переглянулась с коллегами в тот самый момент, когда вокруг все потемнело.
Ахнув, серо-белая прижала уши и невольно поджалась бочком к речной кошечке.
- Луна спряталась... - в благоговейном страхе выдала малышка, округляя глаза то на небесное светило, то на старших целителей. Предводители стали уводить свои племена, и отчего-то ученица осознала, что лапы у нее потрясываются.

+10

104

[indent] - Всё никак не уймутся, - взгляд скачет на говоривших поочерёдно Комету с Крушиной; кажется, самолично предводительница справиться не могла, а потому глашатая благородно бросилась на подмогу, пусть во всего лишь словесной перепалке. Даже Оцелотка, явно имеющая, что сказать, предпочла не встревать меж двух огней, как и любой другой воитель любого племени, кроме, разумеется, сумрачного, но с каждым словом всё это в самом деле больше походило на делёжку дичи, чем на Совет, превращаясь в выяснение личных отношений. И пусть Опалённая была тверда в собственной уверенности обсуждения данной ситуации здесь и сейчас, продолжать было бессмысленно; они упрутся в тупик.
[indent] И потому потемневший небосвод не стал каким-то откровением: напротив, вполне ожидаемым явлением. Опалённая поднимает голову кверху - тучи сгущались, закрывая собою бледный диск луны и пряча звёзды, и на поляну опускалась тень. Неужто и правда предки недовольны? Орех, должно быть, больше других будет из-за этого нервничать. Пёстрая хмурится, опускает глаза и выискивает серди множества котов чёрно-белую фигуру целителя - волнуется. Ему с самого начала всё это не нравилось и он до последнего хотел попробовать разрешить всё мирно, дабы не гневать Звёздное племя, но, увы, ничего не вышло [проще: изначально было обречено на провал], и сейчас в его голове - Опалённая почти уверена в этом - вертелись мысли в ожидании ночи, когда ему предстояло отправиться к Лунному камню. Что-то да будет.
[indent] Львинозвёзд уводит своё племя первым [предсказуемо]; Опалённая провожает золотистого предводителя взглядом. Было в его политике нечто правильное, но в то же время и кардинально бессмысленное. Попытка оградить собственное племя от общих дел в лесу едва ли приведут к чему-то дельному, но лишь подкинут проблем. Может не сейчас, но со временем - точно. И если вдруг в Реке настанет смутное время, толкающее его за помощью - им придётся рассчитывать только на себя, и не всегда сие есть хорошо. Но решение не ввязываться в противостояние других племён, не имеющих отношения к его собственному, Опалённая в чём-то даже считала правильным. Но лишь в чём-то.
[indent] Опалённая ловит пытливым взглядом брошенное чёрной кошкой в сторону Солнцезвёзда одно единственное слово, и почти усмехается. Когда же грозовой предводитель заканчивает обсуждение, как и остальные обратив внимание на потемневшее небо, Опалённая поднимается с земли. Выискивает глазами Горелого, убеждаясь, что он всё ещё подле Ореха, обводит взглядом поляну и взмахивает хвостом - наконец домой. Этот Совет слишком затянулся, и забрал много сил. Если подумать, то кошка с самого утра не отдыхала, и только сейчас почувствовала подавляемую весь день усталость.
[indent] Убедившись, что все соплеменники покидают свои места, Опалённая вновь выждала, оказываясь практически в конце ровного строя шагающих к лагерю котов, но то и дело бросала беглый взгляд с земли из-под ног на рыжую спину предводителя, виднеющуюся впереди.
[indent] - Грядёт буря.

► лагерь грозового племени

+7

105

Услышав своё имя, Волчеягодник повёл ухом и поискал взглядом источник голоса. Прямо на него смотрели сине-голубые глаза Ручей. Он приподнял бровь, интересуясь, что речная воительница хочет от него услышать. И удивился тому, что насчёт оруженосцев она решила посоветоваться именно с ним, воителем, даже не взявшим своего ученика на Совет. Он задумчиво задержал взгляд на ушах Ручей. "Ладно, по сравнению с теми оруженосцами, которые бедокурят на Совете, мой, который бедокурит в лагере, выглядит вполне образцово".
- Да, - улыбнулся Волчеягодник. - Мой оруженосец - самый неугомонный котишка во всём Сумрачном племени, так что, мне есть, чем поделиться. Универсального способа обучить любого оруженосца, конечно, нет. Хоть они примерно одного размера, одного возраста и мордочки у них детские, они всё равно очень разные по натуре. Кому-то ты дашь подзатыльник, и он рассмеётся. А другой заплачет и больше никогда не назовёт тебя своим наставником.
Волчеягодник хохотнул. Крысолап отличался от других оруженосцев тем, что пинки, похоже, ничуть не ранили его толстокожую душу, а наоборот поднимали тонус и поселяли нужный настрой в его рассеянной башке.
- Оруженосцы могут быть очень разными, как м-мм... Вяхирь и Наледь, например. Но Вяхирь с Наледью уже такие, какие есть, а твой оруженосец может сильно измениться под твоим влиянием. Например, за несколько лун моего наставничества Крысолап научился уважать старейшин. Используй это знание на Птичке, чтобы сделать её уверенной и решительной воительницей. Судя по тому, каково ей на Совете, эти качества ей пригодятся, - он указал на робкую ученицу Ручей, которую заметил среди вороха разномастных шкур. - А вообще, ничего не бойся, Ручей. Даже если у тебя не получится втолковать Птичке словами, что тебе от неё нужно, она всё равно будет невольно брать с тебя пример. Поэтому, веди себя так, как ты хотела бы, чтобы Птичка вела себя в будущем, когда вырастет. О, и не забудь показать ей, как отличить смерть-ягоды от брусники. А то оруженосцы любят тащить в рот всё, что попало.
Он заметил Дятла, ведущего Болиголова за собой к их компании. Подмигнув Ручей, как наставник наставнику, Волчеягодник переключил внимание на соплеменников.
- Я тебя тоже рад видеть, Дятел, - помахал он лапой голубоглазому воину. - Не стесняйся, у нас тут теплая компания.
И компания была действительно тёплая, даже горячая, учитывая Вяхиря с Опалённой, смотрящих друг на друга, словно две ядовитых змеи, Малину со вздыбленной шерстью, спрятавшуюся за плечом Волчеягодника от невидимых врагов, Наледь, подозрительно участливо глядящую вслед убежавшему Горелому... Волчеягодник сощурился. Как бы племена ни гордились своим священным перемирием, они всё равно не смогут абсолютно мирно сосуществовать на одной поляне даже раз в луну. Всё равно будут и неприязненные взгляды, и острые слова. Какое тут перемирие? Но куда важнее было происходящее на скале, где предводители решали судьбу своих племён.
Волчеягодник мгновенно вздыбил мех, стоило Солнцезвёзду начать жаловаться на сумрачных котов.
- Как будто Сумрачное племя виновато в том, что его воины оказались лучше натренированы, чем грозовые, - глухо прорычал он, втыкая когти в мягкий дубовый опад на земле. - Из какой-то мелочи раздуть скандал... неужели грозовые так хотят, чтобы их пожалели?
Волчеягодник готов уже был броситься на любого из грозовых с когтями, но внимательно смотрел на Комету, ожидая её реакции. Лапы так и чесались от желания восстановить справедливость. Но подводить свою предводительницу Волчеягодник тоже не хотел. Как не хотел слушать мерзкие, лживые слова, рекой льющиеся из пасти Солнцезвёзда и поддакивающего ему Звездопада. Если первого Волчеягодник ещё мог как-то понять: ему обидно за поражение своего племени, вот и хочет напакостить хотя бы мелочью, то вот Звездопада он не понял совсем. Неужели, вместо того, чтобы вести свою линию, предводитель вольного племени Ветра решил стать прилипалой Солнцезвёзда?
"Пестролистая..." - пронеслось в голове Волчеягодника. Он почувствовал невольный страх за кошку, которую луны тому назад оттолкнул от Гремящей тропы и с тех пор сдружился с нею. "Если Звездопад продолжит быть таким мышеголовым, ей тоже достанется. Надо как-то предупредить её, чтобы не лезла против Сумрака. Это не кончится ничем хорошим. Рр-р-ргх-р!"
Волчеягодник попытался снять раздражение, ударив когтистой лапой по земле. Распоротые листья всколыхнулись и мягко легли на землю. "Лисье дерьмо. Как же тяжело это слушать и сидеть тут, ничего не делая".
Пока Вяхирь пытался укорить Грозовое племя за неуважительное отношение к старикам, Волчеягодник рвался из шкуры вон и пытался справиться с желанием выдрать языки у половины предводителей славных лесных племён.
Поверив в то, что Комета сможет самостоятельно разрешить ситуацию, Волчеягодник не ошибся. Она стойко вынесла несправедливое отношение к себе и племени, в очередной раз доказав, кто из четырех племён - истинные избранники звёздных предков. Словно в подтверждение этих мыслей, облака скрыли луну. Для Волчеягодника это было лишь ещё одним доказательством неправоты склочного предводителя вражеского племени.
Он повернулся к Вяхирю и посмотрел ему в глаза, надеясь найти тот же самый яд, который в тот момент плескался в его собственных.

+9

106

Выдрохвостка была рада тому, что чёрный кот не злился на неё и не рычал: из-за её неловкости часто речные воители бурчали, а потом отгоняли её, но этот целитель выглядел весьма дружелюбно. Поэтому кошка уже смелее заулыбалась очаровательному Ореху, а затем перевела взгляд на второго целителя, вежливо представившись:
- А меня Выдрохвостка зовут! - малышка задорно топнула лапкой по земле, а затем присела чуть ближе. И вовсе они не страшные - эти целители. Несмотря на все то, что говорили. Бело-серая юница тоже была вежлива и открыта, это довольно-таки удивило Выдрохвостку. Ей говорили, что сумрачные коты все, как на подбор холодные и самодовольные. Ивушка такой... не казалась.

Выдрохвостка с интересом поглядывала за маленькой ученицей, за тем, как она держится на публике, да, и вообще, ничего не боится. Ей бы в воители, а не просиживать хвост с врачевателями.
- Это ведь твой не первый совет? - хлопнув глазами, поинтересовалась Выдрохвостка, подсаживаясь ближе, чтобы все-все слышать. Орыбеть можно - свой первый Совет она проводит в компании целителей, считай, прямо под скалой. Первые места в партере! Она бы с удовольствием подозвала к себе Тощую - свою наставницу - но крапчатая кошка с трудом различала котов и кошек на поляне, а потому белую шерсть наставницы найти банально не могла. Она очень надеялась, что Тощая не отругает её за это...

Да уж, Ивушка смотрелась больно нагло и уверенно, чтобы быть на своем первом Совете, поэтому Выдрохвостка сделала вывод о том, что ей лун семь-девять, а то и все десять. Ну, для десяти она все же выглядит мелковато.
Выдрохвостка оглядывалась по сторонам и действительно чувствовала нарастающее напряжение: коты смотрели друг на друга с презрением и отвращением, а некоторые едва ли сдерживали рык. Одни только предводители некоторое время натянуто обменивались любезностями, но стоило только слову перейти в уста черной вытянутой кошки, как у Выдрохвостки поджались лапы. Она чувствовала, что все будет плохо: а если этот рыжий кот начнёт драку прямо сейчас? Или кошка? Она не знала, что думать, просто потому что не знает обоих предводителей. Будучи почти прямо перед взором Львинозвёзда, Выдрохвостка слегка успокоилась, когда он взял слово. Оно было твёрдым, уверенным и хорошо поставленным, а когда сам предводитель упомянул её в речи, то кошечка едва ли не лопнула от гордости за саму себя. Она действительно была рада.

Вот только вся радость мгновенно улетучилась и сменилась неприятной дрожью, снова начались разборки. Грозные голоса предводителей гремели на поляне, как гром, а спустя некоторое время Выдрохвостка действительно подумала, что это был гром. Небо заволокло тучами.
- Почему они так ругаются? - судорожно прошептала речная ученица, вжимая голову в плечи.
Она была не из робкого десятка, но согласитесь, когда прямо над тобой отношения выясняют три крупных кота и кошка, хочется поскорее уйти отсюда и спрятаться. Только целители заставляли кошку оставаться на месте: нельзя показаться трусливой прямо перед котами из другого племени.

— Луна спряталась... — если уж даже Ивушка шепчет, испугавшись, значит это правда что-то плохое. Что-то ужасное. Выдрохвостка нервно кивнула, после чего её одернул голос Оцелотки. Время пролетело мгновенно. Она столкнулась голубыми глазами с лазурными радужками глашатай, быстро закивав.
- Извини, - бросила ученица, поднимаясь, - нам пора идти. Извините, - уже обращаясь к целителям.

→ главная поляна реки

+5

107

Нежелание Солнцезвёзда, наконец, закрыть свой рот, в купе с явно поддерживающим его Звездопадом, доводило до белого каления. И когда грозовой предводитель, отказываясь оставлять за сумрачной последнее слово, приблизился так плотно, что она волосками ушной раковины ощущала его горячее дыхание, её первым порывом было вцепиться тому в морду. Оставить ещё пару отметин, чтобы те составили компанию уже зажившим, белёсым рубцам от когтей всё той же Кометы. Но агрессировать было бы слишком просто, слишком предсказуемо и уж слишком сладко для самолюбия самого противника. Атака только сыграла бы ему на лапу, прекрасно вписавшись в коварный план. И предводительница решила насолить ему совсем иным, более тонким способом. Сделать то, что благородный Солнцезвёзд уж точно не мог ожидать.
- Конечно, я тебе верю, принцесса – ответила она на ухо, наступая передней лапой на рыжую лапу Солнцезвёзда, и как бы удерживая того на ещё пару мгновений. Теперь был её черед податься вперед, упираясь чёрной грудью в грозового лидера и буквально касаясь его щеки своей.
- Увидимся в твоих кошмарах – и, приближаясь совсем близко, вдруг провела шершавым языком по острой скуле. А затем резко отпрянула, демонстративно нахально усмехаясь. Ей вдруг показалось, что одним этим жестом Комета унизила его сильнее, чем все сказанные ранее слова. Теперь Солнцезвёзд нёс на своих шерстинках часть неё, и черношкурая могла представить, как позже, в лагере, он будет рьяно умываться, глотая её слюну вместе с собственной рыжей шерстью.
Когда поляну покинули остальные вожаки, Комета встрепенулась, одним прыжком оказываясь под скалой. Верная Крушина уже собрала всё племя в плотную группу, и предводительнице оставалось лишь уводить её обратно в лагерь.
- Домой - коротко скомандовала кошка, высоко поднимая хвост.
Предстоящая луна обещала быть интересной.

→племя теней

Отредактировано Комета (13-10-2018 20:24:56)

+8

108

Чернющее пятно с такими же здоровыми глазами и такими же острыми клыками, как из рассказа Малины, в страхе попятилось назад от серо-белой старейшины и полосатого воина. - Убирайся, - сквозь желтые зубы процедила кошка, вытягивая голову из-за плеча Волчеягодника. Врезавшись в Воспаленную, страшное создание подскочило с места и затерялось в толпе на радость старому сердцу. - Ловите паразита! Сейчас запрыгнет на скалу и не спасут нас наши когти, - прикрикнула она, подрываясь с места вдогонку черному и тут же останавливаясь, воинственно распушившись. Её хриплый голос утонул в общем балагане, но до чьих-то ушей должен был донестись и въесться в самую кору мозга. Этого паршивца нужно остановить, пока не стало слишком поздно.
- Будет тебе, Малина, неужто собственного соплеменника не признала? - она обернулась в сторону соплеменницы и напыщенно фыркнула, возвращаясь к надежному сумрачному плечу. - Никакой он не соплеменник. Видела эти выпученные глазищи и страшное тело? Он посланник из Темного Леса, и скоро все мы пожалеем о том, что дали ему убежать, - сварливо ответила Малина, сильнее вжимаясь в пушистый бок воина. Ох и зря она вспомнила эту историю, ох и пожалеет она об этом. Точно из племени потом выдворят, когда узнают, кто будет виноват во всех многочисленных смертях и такого шквала смрадных незнакомцев. "Пусть только попробуют хоть заикнуться об этом".
Она еще больше распушилась, превращаясь в один меховой комок с проблескивающими сквозь седую шерсть глазами и возмущенной мордой. Однако, пришлось немного поубавить пыл, когда с другого бока подсел еще один сумрачный кот. - ... Скажи, весь молодняк Грозового племени такой неблагодарный? Дикари малолунные, - Малина утвердительно закивала - ей совсем не в тягость обсуждать испорченную молодежь и неблагодарных воинов, наоборот, появление единомышленников только упрочивают уверенность в сумасшествии родного племени. - Все до единого. Совсем распустились. Никакого почета к старшим. Я им слово, они мне десять, я им просьбу, они делают вид, будто не могут помочь. Отодрать бы им всем бесстыжие хвосты, шоб луну сидеть не могли и белок мне жевали, -  страстно говорила Малина, во всю размахивая лапами.
- А в Грозовом племени славные коты неужели совсем не водятся? - последовал затем вопрос от звездочки. Старуха сгустила брови у переносицы, предаваясь томным раздумьям, стараясь вспомнить всех самцов, с которыми имела дело. - Водятся также часто, как трехглазые мыши. Ни один кот не сдвинул свой зад с места и не удосужился помочь мне с белкой, но зато все сразу же побежали к своему ненаглядному Бревнозвезду, шоб ему неладно было, - недовольно буркнула она, снова обращая полный осуждения взгляд на рыжего. - А еще предводителем зовется. Даже о старших не позаботится, всё ему свою войну надо обсуждать. Ух и помру когда, не оставлю его жалкую душу в покое, помяните мои слова! - с уверенностью в голосе продолжила старейшина, обращаясь уже ко всем, кто её слушал. Не желала она вот так просто оставлять эту возмутительную ситуацию в покое. Просто возмутительно, когда в соседнем племени старейшины живут припеваючи и горя не знают, а бедная Малина полдня провозилась с трухлявой белкой, и ей так никто и не помог. Всё больше начинали закрадываться мысли о смене нерадивого Грозового племени на теплый Сумрак, где хотя бы о старших заботятся в первом порядке. - Давно я не встречала настоящих защитников, с которыми кошка не чувствует себя в опасности...по крайней мере до этого момента, - она многозначно стрельнула глазами в сторону Волчеягодника, чувствуя, как мигом вспыхивает всё внутри, и склонилась головой на его могучее плечо.
Она с неподдельным интересом слушала его историю об этих Недокрысках и Крысолапах, уже в самом начале потеряв суть рассказа, но все каждый раз кивала, стоило Волчеягоднику закончить фразу. От него исходило такое непонятное, трудно осознаваемое, но приятное тепло, которое пробиралось в самую душу Малины, разгоралось маленьким огоньком с каждым разом все больше и больше. Ему не хотелось грубить или язвить, ведь он не был её неблагодарным соплеменником, даже не хотелось приходить по его душу из Звездного племени, ведь он не был дурным предводителем или нерадивой дочерью. Он был просто Волчеягодником. Славным воином, который заботится о старушках и знает, чертяка, как их ублажить. - Не завидую твоему Крысенышу. Хвост отрастить - это не когти наточить. Здесь нужно столько отравы из трав съесть - помереть можно. Сама видывала своими же глазами и знаю. Нелегкое это дело и неблаходарное, - сочувственно покачала головой грозовая старейшина, осторожно обхватывая серого воина за спину. - Но знаю я одно действенное средство, правда, тут может и умереть всякий неподготовленный. Нужно поймать штук с десяток пауков, нарвать беленькой ромашки, выкопать ямку и закопать их всех там. Ромашку нужно обязательно, значит, разгрызть пополам, иначе ничего не получится. Потом приди на это место в полночь и проспи на нем до полудня, чтобы хвост успел отрасти, - с небольшими паузами вещала кошка, но после остановилась и глубоко задумалась. - Или надо не лежать, а сидеть... Плоховато стало у меня с памятью, родной, совсем всё позабыла на старости лет. Только не вздумай ходить к своему целителю и что-то об этом спрашивать - они, паразиты, ничего не говорят об этом. Видать, по-оняли, что я их секрет прознала, вот и отмалчиваются.
Она полностью поддержала все осуждения сумрачного в сторону Грозового племени, кивая в солидарности. Давно пора осветить всем до единого настоящую сущность родного племени, что так все не так ясно и солнечно, как плетет всем многоуважаемый до тошноты предводитель. Нет никакой справедливости. Нет никакого уважения. Хаос твориться в родном доме, и Малина не хочет жить в этом беспорядке. Ей надоела расхлябанность, неуважение и отсутствие благородия, и это не должно просто так оставаться. - Правильно говорит ваш Хер. Нет больше того славного и благородного Грозового племени, которое было раньше. Нет больше тех, кто готов переживать старейшинам еду, нет их! И умерла бы я с голоду к Звездоцапу, и никто бы не заметил даже. Куда подевались все те, кто помог бы бедной кошке? В мое время было совсем по-другому и жилось тогда всем лучше, - плюясь слюной на впереди сидящих, кричала старая. Её разгоряченный спорами разум требовал справедливости, и он его получит. Она не собирается уходить отсюда, пока не добьется своего, потому что не было никакого желания возвращаться в этот Звездным племенем оставленный лагерь, где даже родная дочь готова оплевать ядом и жить себе припеваючи.
Она не слушала дальше, о чем орали предводители, что пыталась донести дымная кошка, но она первая заверещала как раненый глухарь, когда луну заволокли темные тучи. - Гневаются предки на вас, окаянные! Требуют справедливости! - "Или этот черный паршивец созывает своих? Плохи дела наши!". она рывком, насколько позволяло состояние, поднялась с места и оказалась прямо за спиной Волчеягодника. Пыхтя и кряхтя, она с горем пополам взобралась ему на спину, становясь поверх толпы, и зычно проскрипела. - Бегите, глупцы! Спасайте свои лапы, ибо скоро нечего будет спасать. Бегите и прячьтесь, ведь грядет неминуемое! - вот и наступило то, чего она так боялась. Вот и пришел их час. Все они в скором времени погрязнут в пучине смерти и фонтанах крови, и лягут вновь тела рядами, искалеченные шрамами.

+9

109

Ручей очень старалась и за Птичкой присматривать, и совет краем уха слушать, но нет-нет, да и упускала из виду все остальное, сосредоточившись на собеседниках. Приветливо улыбаясь Дятлу, который потащил за собой своего робкого соплеменника, серенькая воительница приподняла мордашку на Волчеягодника, неприкрыто посмеиваясь над тем, как этот добродушный воин описывал оруженосцев в общем и своего в частности.
- Птичка, мне кажется, будет ученицей поспокойнее, - поделилась своими мыслями Ручей сквозь искорки смеха. Все-таки, не зря она спросила совета у этого сумрачного кота.
Особенно, когда Волчеягодник сказал очень дельную мысль, которая напрочь засядет в голове молоденькой воительнице на всю ее, хотелось бы, долгую жизнь.
— ...Веди себя так, как ты хотела бы, чтобы Птичка вела себя в будущем, когда вырастет.
- О... и правда, - приподняла брови Ручей, удивляясь простоте и истине сказанного.
- О, и не забудь показать ей, как отличить смерть-ягоды от брусники. А то оруженосцы любят тащить в рот всё, что попало.
- Ну что ты, в самом деле! - прыснула со смеху дымчатая кошечка, переглядываясь с уже совсем подошедшими к ним соплеменниками Волчеягодника. И как так вышло, что она окружилась половиной племени Теней?
- Я вот в пору ученичества ничего такого не вытворяла. На ершей по мелководью наступала да лапы царапала, - пожала плечами синеглазка, повернув голову к Дятлу и Болиголову.
- Как прошла луна? Кажется, прошлый Совет еще вчера, а я уже - наставница, представляете? - живо поделилась с котами Ручей, не успев завершить свою мысль: окрики предводителей навели небывалую тишину на поляне, и только слышно было шипение лидеров да свист прохладного ветра в листве Четырех Деревьев.
Мордашка речной кошечки вмиг посерьезнела, и она напряглась, почувствовав, как точно так же напрягся рядом Волчеягодник. Основной конфликт между Сумрачным и Грозовым племенами оказался куда более серьезным, чем предполагалось, и самым правильным решением её предводителя было уйти поскорее.
Поскольку все присутствующие дружно ахнули: предки спрятали луну, и это было вполне себе очевидным знаком.
- Я... мне пора. Птичка! До свидания, ребята, и да помогут вам... нам предки, - быстро, взволнованно попрощавшись с каждым из собеседников долгим взглядом, воительница нашла свою ученицу и поторопила ее носом догонять лидеров.
Все время оборачиваясь, не случилось ли потасовки, Ручей взволнованно поджала губы: нехорошее предчувствие. И даже то, что ее, как наставницу, впервые огласили на Совете, не скрасило мрачного настроения речной кошки.

---> в лагерь

+7

110

Наледь и не заметила, сколько скопилось напряжения в согнутом теле, пока не выдохнула с облегчением, лицезрев лучшую сцену этого Совета, расправив плечи: Опалённую, скидывающую с себя лапку Вяхиря, и самого сумрачного воина, спокойно отходящего в сторону.
«Хоть что-то».
Дёрнув ухом, услышав слова Волчеягодника, Наледь обернулась к нему, на мгновение ловя взгляд зелёных глаз и вопросительно клоня голову к плечу.
«Завидовал? Мне?»
Нет, она бы сама кому угодно завидовала, будь на её на месте в учениках Когтя кто-то другой, и всё, пожалуй, впервые в жизни она услышала эти слова от кого-то другого. Её соплеменника, бывшего чуть старше самой Наледи.
«И всё же Коготь был моим наставником».
Тёплое чувство, всколыхнувшееся в груди, - это что, это гордость?.. - разогрело и мордочку белой воительницы, заставляя ту стыдливо отвернуться в сторону и рассматривать воителей других племён, все ещё снующих туда-сюда и обменивающихся незначительными фразами со знакомыми. Мощная Крушина о чём-то переговаривалась с Оцелоткой - с такого расстояния и не услышишь, - а вон видна голова Сабельника, а вон там, в стороне, Дятел и Болиголов рвутся... куда это, к ним?
Встретив приветствующий взгляд молодого воителя, Наледь кивнула ему в ответ и уставилась на Болиголова - непозволительно долго, чересчур открыто. Чувствуя, как рушатся в один миг все границы дозволенного, воительница обернулась к Малине, собираясь предложить - предки, о чём она думала? - ещё немного пожевать белки, чтобы старейшине было удобнее жевать полученную кашицу. А та уже снова разливалась во весь голос, поливая Грозовое племя отменной сплетенной грязью.
«Мали-ина-а. Ты же воительница, соблюдай Воинский Закон и молчи!»
Наледь чувствовала, что оказалась в эпицентре заварушки, не обещавшей закончиться чем-то хорошим. Искрящий рядом Вяхирь, Опалённая, чьи когти будут явно поострей, чем язык некоторых, Ручей, перешёптывающаяся с Волчеягодником, и сама красота этой ночи - голословная Малина, хрипящая на всю округу.
И слава предкам, что её обожаемый Бревнозвёзд не взял слово первым. Ей-предки, наверное, всё закончилось бы тогда гораздо, гораздо хуже.
Наледь испытывала неизбавимое желание хлопнуть хвостом по губам всех соседей, что наконец-то заземлились на хвосты, но перешёптываться не перестали, когда заговорила Комета. Первой. Представляя Сумрачное племя во всей красе. Даже плечи сами собой расправились, а голова поднялась выше, зорко поглядывая на котов других племён, что не могли похвастаться такой роскошью и благополучием своих лагерей.
«А ещё нас здесь сегодня больше всех», - тревога кольнула лапы, и голубые глаза сузились, поочередно разглядывая фигуры Кометы и Крушины на Скале и под ней. Они специально сделали это, верно? Боятся, что сегодня священное перемирие будет нарушено?
Наледь с опаской покосилась на Опалённую рядом с ними. Плохо, что Горелый убежал так далеко, его бы она не тронула... Постаралась не тронуть.
«Нет друзей. Нет интересов».
Дятел, Волчеягодник, Вяхирь, Болиголов - широкие и воинственные силы, которые легко справятся с трёхцветной Опалённой, оставшейся среди них в гордом одиночестве. Малину можно не считать - судя по всему, соплеменники Наледи были готовы с распростёртыми объятиями забрать её после этого Совета домой на постоянное проживание.
«И тогда всё веселье начнётся у нас».
Наледь фыркнула и снова обратилась во внимание.
Скала кипела, бурлила, пыталась вырваться за свои каменные пределы. Звездопад и Львинозвёзд казались неприкаянными душами посреди этого хаоса, царившего между Кометой и Солнцезвёздом; и, надо признать, молодая предводительница отбивалась более чем славно от нападок Грозового лидера. Каждое слово кошки, чётко раскладывающей всё по своим сторонам, звучало мёдом в ушах Наледи, особенно тогда, когда чёрная пристыдила за Воинский Закон Солнцезвёзда, не умеющего им распоряжаться.
Гордость за собственное племя так и раздувала изнутри.
Пока не настал Вяхирь.
«Вяхирь, сядь».
Вяхирь заговорил.
«Вяхирь, заткнись!»
Шерсть на загривке зашевелилась, Наледь обернулась через плечо, прожигая насквозь серого воителя, подпиравшего бок Малины, взглядом, но говорить что-либо вслух было уже поздно: звучавшие громом в наступавших промежутках тишины слова сумрачного воина были услышаны всеми.
«Молодец, помог Комете. Просто мо-ло-дец».
Раздражённо подметая серо-белым хвостом землю, Наледь отвернулась от Вяхиря, делая вид, что вообще его не знает, и снова уставилась на Скалу. Слова, слова, слова, искрами летящие со Скалы вниз и подпаляющие готовые к этому сердца - воительница уже видела, чем всё это закончится. Нарушением Воинского Закона. Катастрофой.
И - предки, о слава вам! - луна наконец-то скрылась за тучами. Как она и говорила Горелому!
И всё же всё ещё было впереди - не всех на этой поляне боялись гнева Звёздного племени, ох как далеко не все.
Но нашёлся лишь один здравомыслящий кот. Львинозвёзд, моментально закрывший Совет, соскочил со Скалы, стремительно собрал племя и увёл его прочь, Наледь даже и глазом моргнуть не успела.
Поднявшись с места, она обернулась на голосящую Малину, поколебалась недолго, глядя на то, как она ловко оседлала Волчеягодника («Хорошо не меня, мои бы кости этого издевательства не выдержали»), и голосила она так долго и уверено, что Наледь невольно последовала её совету: сделала лапы от соплеменников. Недалеко, конечно, её задержала толпа, в которой глаза выискивали... а, кого попало. Воительница просто замерла, встав по течению, провожая взглядами спины убегающих по лагерям котов, словно не веря в то, что всё так быстро закончилось.
«Никто не подрался?»
Душевный бальзам.
Обернувшись к своим, Наледь присоединилась к Крушине и отправилась домой, как только Комета отдала приказ.
«Всё плохо».

--------------------- >>> главная поляна

Отредактировано Наледь (17-10-2018 20:32:26)

+8

111

- Видимо, мозгов не хватило запомнить, - прорычал Крестовничек, расправляя плечи и уже практически падая навстречу Стрижику, повернувшему к нему спиной, как вспомнил про наказ Львинозвёзда.
Не двигаться.
Зато говорить можно.
И ещё одно присутствие заставляло закусить удила - Крылатка, перед которой не хотелось стыдливо пищать сумрачному ученику чего-то вослед. Ладно, он гордый, переживёт какого-то там мелкого Стрижика, решившего, что он гораздо круче Крестовничка. Переживёт. «Переживёт, я сказал».
Сощурился, запоминая каштан уходящей от него спины.
«Ну я тебя достану и взгрею на границе».
Трёхцветный задрал голову, услышав голос Кометы где-то над собой, и нарочито зевнул, пропуская её мимо ушей. Ничего интересного, бла-бла-бла, у нас всё отлично, просто замечательно. Он вообще не понимал, зачем всё это говорят на Советах, если они все приходили сюда просто покрасоваться. Потрепаться. Или задать кому-нибудь трёпку.
- Если я буду таким же скучным предводителем, дай мне леща, пожалуйста, - обратился к Крылатке ученик, по-свойски приваливаясь к её боку и всем своим видом показывая, что общее волнение на поляне его нисколько не колышет. Решили наказать? Ну вот и получайте в ответ плоды своего плохого поведения!
- Тебе интересно? - не попадая в общие периоды затишья переругивающихся предводителей и котов на поляне, поинтересовался Крестовничек - совершенно искренне, но явно отнюдь не вовремя. Его жёлтые глаза с затаённой тоской взметнулись вверх, изучая из позы своего тела подбородок Крылатки, но решиться сказать вслух о том, что его тревожит, не смог.
Он правда, очень-очень хотел сделать этот Совет лучшим для неё! Ведь Львинозвёзд сделал просто великодушнейший и широчийший жест души, позволив Крестовничку стать спутником белоснежной ученицы, и... и... потом просто вот так всё забрать! Ни за что буквально!
Разогрев остывшую было уже обиду, трёхцветный речной заискрился ничуть не хуже, чем сумрачные и грозовые воители. Только вот вступить в колкости между предводителями и воинами он не мог: был слишком далеко и, если честно, конфликт ему этот был неинтересен. Предки, подумаешь, каждый говорит о каком-то случае на границе. Да этих же стычек полным-полно, эти предводители что там, совсем на Скале своей рухнули с неё же?
И даже Львинозвёзд интереса не добавил. Вставил свои пять рыбных чешуек, смолк, а потом р-раз - всё, домой!
- Что, уже? - обиженно мяукнул Крестовничек, поднимаясь на лапы и замечая то, на что особо не смотрел даже после возгласа Малины.
Но Речной предводитель был непреклонен: пустив вперёд себя, ещё заставил и Оцелотку приглядеть за ними всеми.
- Класс, - кисло высказался трёхцветный и тут же задрал голову, заметив на себе жёсткий взгляд глашатой. Не, он не унывает, а с достоинством несёт свой крест, вот уж нет уж!
- Прикроешь меня? - пока ещё стояли, дотянулся Крестовничек до уха Крылатки, замечая, как спина Оцелотки присоединяется к спине Львинозвёзда. Он знал, что в лагере ему вставят по первое число - ещё бы, это он слишком хорошо знал, - и намеревался оттянуть этот момент до того, пока о нём не забудут вообще. Вот только как бы так незаметно улизнуть от своих?..

------------------ >>> главная поляна

Отредактировано Крестовничек (17-10-2018 08:37:00)

+9

112

[indent] Игнорируя последние попытки Солнцезвезда спасти свое положение - продолжать разведение этой грязи выше ее достоинства - более мудрая Крушина позволила коту в волю довонять, словно остатки меток Вяхира на грозовом дубе. Видимо, стыд за поражение так довлел над грозовым лидером, а сказать по делу было уже настолько (или вообще, ибо околесицу кот нес всю ночь) нечего, что удержаться от лживого трепа, оскорблений и банальной зависти он оказался не в силах. Что ж, еще одна наглядная характеристика рыжеватого в глазах окружающих, и далеко не лучшая. А ведь казалось, падать уже некуда, но нет, снизу постучали. Омерзительно настолько, что хотелось как можно скорее умыться. Демонстративно развернувшись к Солнцезвезду спиной, великанша окончательно потеряла к этой тряпке интерес. Караван едет, собаки лают.
[indent] Потемнело неожиданно резко. Хмуро окинув поляну взглядом, дабы убедиться, что скрывшаяся среди тяжёлых тёмных туч луна не вызвала в рядах ещё не успевших разойтись котов панику, грозящую перетечь в хаос, который лучше всего было бы купировать в зародыше, великанша задумчиво подняла морду к небу, выискивая среди едва различимых прорех угловатые силуэты звёзд. Почему же предки решили явить свою волю именно сейчас, когда Совет подошёл к концу, а не прервали активно развивающуюся перепалку, пока каждый не успел наговорить оппонентам с три короба? Видимо, в конце концов даже у предков уши от болтовни Солнцезвезда завяли, - хмыкнув про себя, Крушина, мимо которой всё это время сновали туда-сюда участники Совета, прощаясь со знакомыми и спеша к своим отрядам, отошла на удалённый максимально пустой участок, на ходу выкрикивая имена соплеменников и взмахом хвоста подзывая их к себе, покуда последний сумрачный воитель не присоединился к ней. Задержав холодный, не предвещающий в скором времени ничего хорошего для Вяхиря взгляд на его серой шкуре и схожий же на Волчеягоднике, явно выбравшем себе не того кумира, дымная ещё раз мысленно пересчитала построившуюся группу, удовлетворённо кивнув себе и приветливо качнув кисточками подошедшей Комете, давая понять, что они готовы. Речные, Ветровые и Грозовые племена к этому моменту времени поспешили разойтись по лагерям. Сумрачные, пришедшие на Совет первыми, уходили последними, показывая себя, как настоящие хозяева леса и ситуации.
[indent] - Я назначила Львинозвёзду и Оцелотке встречу на завтра, - какое-то время Крушина бежала позади всех, следя, чтобы по дороге ни одна предприимчивая личность не отпочковалась от отряда, но едва лапы кошки коснулись родных земель, поравнялась с Кометой, оставив замыкающим надёжного опытного Пыль.

→ Лагерь

Отредактировано Крушина (23-10-2018 00:32:04)

+8

113

[indent]Что ж, к несчастью сумеречный оруженосец счел компанию грозовой недостойной своего внимания. Настроенная на расширение списка своих неплохих знакомых из соседних племен, с которыми можно и на границе парой слов перекинуться, кошечка с обидой посмотрела ему в след. Обычно от нее никто не сбегал. Да и зачем? На границах всегда приятно ведь узнать, что там за ученицу выбрал зачастую молчаливый и грозный предводитель Грозового племени. А потом поинтересоваться у открытой кошечки, как там куча у ее племени, часто ли наказывают, какие успехи на тренировках. И у кого старейшины ворчливее. Кстати, как было выяснено, у Грозовых. Малина давала фору всем старейшинам племен вместе взятых. Более того, даже старшие воины с усмешкой вспоминали старую косматую фурию, припоминая себя в ученичестве, когда получали от нее нагоняй. Хоть и были из разных племен. Мило.
[indent]— Эй, да ладно! Неужели такая я страшная? Да не кусаюсь, не бойся! – весело крикнула ученица вслед сумеречному космачу, скрывающемуся за другими своими соплеменниками, - Эх, что за народ эти болотники. Ни языками почесать, ни поругаться нормально. Измельчали. Как думаешь?
[indent]А пока ученица ожидала ответа от рыжей ветряной, начался… Да балаган средь котят начался! И всего-то стоило взять слово Комете. А ведь все так хорошо начиналось. Ну, разве что сумеречная предводительница решила полностью проигнорировать утренний инцидент. Даже полусловом не обмолвилась. Мышелапая сначала даже решила, что все сегодня произошедшее ей лишь прислышалось. Нет, не привиделось. Ее все-таки не было в том патруле. Может, и правда нечего не было? А Солнцезвезд и его патруль просто сами друг с другом чего не поделили. Ага, и подрались на границах. Предварительно попросив сумеречных пометить себя. Что бы достовернее было. Не знай она своих соплеменников, допустила бы эту мысль в свою голову. На коготочек котенка. Но нет. Наставник не страдал маразмом и напомнил о произошедшем всем. Услышав то, что и так смогла выделить из новостей в лагере, бурая кошечка раздраженно дернула ухом. Жабодавы!
[indent]И настало время перебрасывания между двумя предводителями их истинами. И если словам наставника Мышелапая готова была верить настолько, что лапы и хвост на него поставила, то Комета превращала Совет в фарс. Глухая стена, отказывающаяся признать правду. Атмосфера на поляне начала заметно тяжелеть. Грозовые бесились, бесились и сумеречные. И бурая с чистой совестью хлестала хвостом себя по бокам, распушившись и кривя губы в еще едва заметном оскале. С каждым словом воздух становился все тяжелее и тяжелее. Даже появилось желание вытянуть лапу и удостовериться, что его сейчас можно рвать даже когтями. Впрочем, оно тут же уступило место другому. А именно попробовать свои когти на чьей-то серой шкуре. Два пытающих уголька рванули к толпе, рвано оглядывая каждого подходящего под описания. Пока не наткнулись на фигуру Вяхиря рядом со старейшинами. По крайней мере, там должны были находиться старики. Но оказалась всего одна Малина в окружении сумеречных воинов и одной-единственной Опаленной. Сощурилась. Это что это там происходит?
[indent]— Закрой пасть, Солнцезвёзд, и не смей указывать мне, как управлять племенем.
[indent]Клокочущая в тельце кошечки ненависть выплеснулась в гневное рычание. Вновь обратив своей взор на Скалу, кошечка представляла собой классического взбешенного грозового. Вздыбленный загривок и прищуренные глаза. Выпущенные когти и глухо бьющийся о землю длинный хвост. И небольшая радость, огоньком сверкающая в липкой луже гнева. Радость, что наставник сейчас далеко. Что не шикнет на нее, заставляя вести себя прилично. Что не придаться разрываться от ненависти к некоторым словоохотливым из Сумрака. И не выдержала.
[indent]— С какой стати коты, которых вообще тут сегодня быть не должно, держат слово? – ее шипение сорвалось с языка прежде, чем она вообще осознала то, что собирается произнести. Впрочем, по взглядам, обращенным к серому воителю, было ясно, что об этом думают все. Хотя выразить вслух этого никто не хотел. Либо просто ученица этого не слышала. В любом случае, сплюнув эти слова, полные яда, ей стало полегче. И пусть, скорее всего, ее не услышали. По крайней мере, у Скалы. Да и зачем. Уши то не лишние. А затем кошечка в ужасе поняла, что ее лапы потонули в тени. Вскинув морду к небесам, она увидела лишь огрызочек луны, — Плохо. Плохо. Плохо-плохо-плохо-плохо! Очень-очень плохо, – зашептала Мышелапая, прижимая уши к голове. И видимо так же решили и предводители. Так как раздался клич.
[indent]— Грозовое племя, уходим.
[indent]— Еще увидимся, – кинула бурая ученица ветряной и поспешила к наставнику. Впрочем, повернула ухо в сторону Малины и поморщилась от услышанного. У старой кошки осы в голове завелись? Что она там вообще несет? Ладно, не ее это дело. Предводитель если что, сам решит как вести себя со старушкой. А пока он решил уйти с Совета. И она была с ним полностью солидарна.

переход: главная поляна Грозового племени

Отредактировано Мышелапая (13-10-2018 22:57:45)

+6

114

Комета продолжала гнуть свою линию. Впрочем, Звездопаду было достаточно услышать, что племя Теней не претендует на земли племени Ветра. Все что он хотел услышать, услышал. Качнув кончиком хвоста он удовлетворенно расправил плечи. Конечно, он ей не верил, о чем вы. Но Комета при всех четырех предводителях, при всех племенах объявила, что к землям Ветра отношения не имеет и иметь не собирается. Сдержит ли слово? В любом случае, теперь Звездопад был уверен - в случае каких-либо стычек - правда на стороне ветряных.
"Если только Комета не решится вновь разжалобиться в глазах остальных. Кошка," - агрессировало подсознание.
Первым засобирались Речные. Погода резко ухудшилась с последней фразой Кометы. Звездопад, нахмурившись, вскинул голову к лунному диску. Густые, отяжелевшие свинцовые тучи нависали прямо над головами четырех племен, грозясь не то прогреметь множеством молний, не то утопить всех стоящих на поляне проливным дождем. Кремово-полосатый глубоко вдохнул полной грудью и медленно с присвистыванием выдохнул.
- Да понял я, Степь, понял, - пробухтел себе под нос предводитель и устремил льдистый взгляд на собирающееся Речное племя. Что ж, действительно, пора было заканчивать с этим цирком.
- Я услышал тебя, Комета. И надеюсь, эта словесная перепалка так и останется словесной, - надавил Звездопад и ворчливо буркнул, - Я уверен, что ни вам, ни нам лишние проблемы не нужны, - глаза остановились на Солнцезвезде. А какое решение примет он? Быть ли этой стычке еще раз? Быть ли более серьезным действиям? В любом случае, что Ветер, что Гроза преследовали одни и те же интересы. Несмотря на истинный нейтралитет между друг другом, этим племенам возможно придется объединиться. Хотят того воители или нет. А если этой безбашенной теневой взбредет в голову захватить кусок территории, неважно чьей, она и ее жабоголовая шайка получат свое. Двойным отрядом грозовых и ветряных. Звездопад не мог упускать эту мелкую ошибку Сумрачных, произошедшую на территориях Грозового племени. Не мог. Иначе не стоял бы он здесь в качестве предводителя. Племя Ветра должно быть уверено в своих соседях и в их действиях. И если Речные совершенно не беспокоили степных, то с Сумрачными изначально сложились туманные отношения.
— Твои гарантии — это твои воины и твоё племя, - кот лишь на мгновение скользнул по морде рыжего предводителя.
- Как раз-таки в своих воинах я уверен, - отрезал Звездопад и встал, - До встречи, Львинозвезд, - холодно попрощался с предводителем Звездопад. А Львинозвезд, видимо решивший выйти из этой перепалки сухим, эгоистично проследовал к своему племени и не соизволил принизить свое эго до уровня трех остальных предводителей не попрощавшись.
"Истинный Речной предводитель - скользкий, словно рыба."
Действия Львинозвезда можно было трактовать по-разному. Но почему-то Звездопад был убежден - Речное племя спасовало не просто так. Очень удобно не иметь общей границы с зачинщиками перепалки. Очень удобно.
Кремово-полосатый предводитель взмахнул хвостом.
- Племя Ветра, уходим, - громко пробасил Звездопад и взглядом ткнулся в Соболя, молча прося его собрать воинов и оруженосцев вместе. Предводитель перевел взгляд на скрывающуюся луну. Звездное племя было недовольно. Оно и понятно. Звездопад хотел бы провести эту ночь в спокойствии и равновесии, но вот Сумрачным и Грозовым на месте не сиделось. Внутри начала копиться злоба.
Спрыгнув со Скалы, он подошел к глашатаю и сухо шепнул на ухо:
- Не давай им повода для паники. Небо над головами во время Совета не в первый раз сгущается тучами, переживем, - Звездопад молча проводил взглядом Речное племя, затем Грозовое и, оставив племя Теней единственными на этой поляне, неспешной трусцой направился во главе колонны Ветряных.
"Небо затянулось тучами. Плохо, очень плохо, Степь."
Внутри заклокотало. Но предводитель не посмел показать своим соплеменникам свою тревожность за будущее.

Племя Ветра

+10

115

---> лагерь

Темнота и холод, всё как обычно. Казалось бы...
Но нет. Шум реки, затихающий вдали, лучше всяких слов говорил Черепу о том, что он всё дальше и дальше от дома. Его дом где-то там, на дне, среди мокрых водорослей и чёрных от ночи камней.
Он любил ночь Совета, но терпеть не мог шум чужих голосов. Предпочёл бы ловить рыбу под полной луной, но надо же раз в несколько лун и вместе с племенем выйти. Показаться соседям, чтобы поняли: ещё живой, не одичал, не оброс чешуёй.
Чем ближе к Четверику подходило племя, тем явственнее Череп ощущал боль в позвоночнике. Черничка, прыгнувшая ему на спину в лагере, нанесла его застуженным костям предпоследний удар. Следующий удар должен повалить его насовсем. Должен, но не повалит. Череп знал, он крепкий и живучий. Пусть позвонки и трещат, словно вот-вот разобьются в острые осколки на его спине. Это не значит ничего, кроме боли. Достаточно прыгнуть в ледяную от холода воду, и боль уйдёт. Он делал так бесчисленное множество раз. Правда, уснуть потом трудновато. Ему всегда нелегко расслабить тело и сомкнуть глаза на своей подстилке, но с больной спиной это сделать ещё сложнее.
"Хорошо быть воином", - думал он, глядя перед собой, но не видя ничего. "Никого не заботит, кто ты и о чём, - вышагивая следом за племенем таким стандартным, чётко выверенным шагом, что становилось тошно. "Приноси добычу в лагерь, рви когтями чужие шкуры, и к тебе никаких вопросов. Мечта, а не жизнь".
Воинская жизнь близка к идеалам Черепа. Всё было бы идеально, будь у него возможность безвылазно торчать на своей любимой реке, возвращаясь в лагерь только ради сна. Выходило так, что рыбья жизнь ему ближе, интересней и разнообразней, чем жизнь соплеменников. Он с удовольствием стал бы клыкастой щукой, будь у него возможность. А если и станет ею после своей смерти, вдоволь посмеётся над незадачливыми охотниками, которые попытаются его поймать. За жизнь он неплохо изучил рыбьи повадки и сможет долго уклоняться от лап охотников. До тех пор, пока они не станут более умелыми, чем Череп при жизни. Всё однажды кончается. И находится кто-то сильнее тебя. Однажды. Но до тех пор беспокоиться не о чем.
"Четверик. Ничего не изменилось. Кроме листьев. Листьев стало поменьше".
Череп и сам не заметил, как наступил сезон Листопада. Он, пожалуй, жил в перманентном сезоне Листопада, поэтому приход настоящего замечал неожиданно и почти сразу забывал о нём. Небо над его головой и в иные сезоны было серым, потому что под серым небом лучше ловится рыба. Под холодным дождём она подплывает к самой кромке воды, чтобы поглядеть в кварцевые глаза Черепа своими безжизненными чёрными, серыми, зелёными. Ему нечего искать под солнцем. Охотнику чужда такая погода.
Отойдя подальше от своих и от чужих, Череп сел на свободное место. Не так уж хорошо оттуда было видно предводительскую скалу, но он и не смотрел на неё. Он смотрел сквозь неё, думая о чём-то своём и плохо осознавая происходящее. Словно тихо погибший во время Совета старейшина, он сидел молча и отчуждённо, стеклянно глядя перед собой. Образцовый воин, выточенный из камня.
Череп ждал, пока общались другие. Ждал, пока переговаривались предводители. Он даже не заметил конфликта между ними, только потом понял, что сказанные слова были враждебны. Должно быть, совсем отморозил голову в реке.
Его разум невольно сосредотачивался на боли в позвоночнике. Ему казалось то одно, то другое. То еловые иглы, протыкающие его спину, то ручейки крови, текущие с его костей прямо по бокам под шкурой. Хорошо было бы получить маковых зёрен, но Клоповник... Череп тяжело выдохнул. "Где сейчас лежат твои кости? Надеюсь, в маковом поле, где я уснул".
Он не знал, что случилось с прошлым целителем Речного племени, но не рассчитывал на то, что тот до сих пор в живых. Оно было и к лучшему, если он погиб. Больше никаких мучений, никаких предназначений. Только мягкая трава под лапами и звёзды в шкуре, как знаки отличия. Ещё бы предки могли посылать Черепу немного мака, и он был бы доволен. Одно-другое маковое зёрнышко, и он уже спит. И видит сны. Иногда славные, иногда не очень. Но всё лучше, чем ничего.
Он услышал голос Оцелотки. Оцелотка. Далёкий огонёчек. Пятна на её шкуре... чёрные, бурые, синие, красные... Череп чуть шатнулся, но удержался на негнущихся лапах. Она расплывалась в его глазах. Может быть, она ему даже нравилась за свою прямоту. Всего одно слово, и его ноги подняли это тяжёлое костистое тело. Это тело огромного зверя, не Черепа. Разве у Черепа такие тяжелые кости? Нет, его кости куда легче. И пятна на Оцелотке никогда не бывали синими раньше. Он тряхнул головой, приходя в себя, и незаметно влился в отряд своего племени. Ему казалось, что ближе к дому боль в позвоночнике утихнет, но такое бывает только в сказках. По мере приближения к реке он не чувствовал никакого облегчения. А надеяться на мак не приходилось. Потому что кости того, кто давал ему мак, лежат где-то в далёких полях, а пустые глазницы его, должно быть, глядят сейчас на полную луну, а полная луна теперь глядит на Черепа его глазами. И поэтому он не решается поднять взгляд и увидеть, что луна скрылась за облаками.
---> лагерь

+8

116

Сабельник провел кошек из Ветра не только взглядом, но и усмешкой в собственные усы. Покосившись на Луну, словно ожидая от нее какой-то реакции, пятнистый быстро отвлекся, стараясь найти в скоплении котов знакомую шоколадную шкурку Стрижика. Конечно, тому стоило провести хоть немного времени самостоятельно, но кто знает, куда его Звездоцап понесет? На ветвях деревьев стало заметно некое оживление, и кот напряженно прижал уши к затылку. Упомянет Ветер про его выходку али нет? Может Соболь был так добр уберечь новость о небольшой стычке от ушей Звездопада в качестве благодарности за спасение своей тушки? Но если не Ветер, то Гроза уж точно должна была бы известить всех присутствующих о происшествии на границе, и тогда, Сабельник знал точно, одному малышу разгуливать по поляне не стоило. Чуть что, и гости Совета, полные по самые глотки чести и учтивости, уже не будут обращать внимания на возраст какого-то там сумеречного.
Сказал ему я четко забыть про этого Крестовничка, неужто мимо все его ушей прошло? — сухо поинтересовался бесхвостый, разглядывая гордо задранный хвост своего ученика. Отсюда было плохо слышно, о чем те толковали, но по раздавшемуся шипению и осунувшемуся сумеречному стало ясно, что разговор с первой попытки не завязался. На Скалу хоть Стрижик не полезет, чтобы всем объявить, что из Речных плохие собеседники? — Смотри-ка, соревнование по части хвастовства уж началось.
Еще недолго удержав взгляд на оруженосце, воитель врос в свое место, обратив глаза на предводителей. Собственной шкурой улавливая то напряжение, что волнами передавалось от загривка в загривку, Сабельник распушился, стоило Солнцезвёзду открыть свой рот.
А из котов постарше собирать отряд им не судьба? — короткий хвост метнулся по земле, поднимая пыль. — Бесчестные коты Теней — избили бедных грозовых. Да этого юнца я даже когтем не коснулся, али теперь спиной коснуться грязи — жизни грозящее раненье?
Сморщившись в ответ на преукрашенные слова предводителя, кот с трудом сохранил свое дальшейшее молчание. Маловероятно, что кто-то еще слышал его недовольное шипение помимо окружающих котов, однако, искренне веря в собственную правоту, Сабельник бы не смутился, если бы его возмущение было бы слышно на весь Лес. Надеюсь, Камень вылизал всю шкурку, а то тяжка должна быть жизнь, когда тебе во время поединка пылинки три загнали под затылок. Невероятный все же талант у предводителей в преувеличении, стоит надобности встать. Вот будь бы на границе из семи Стрижей отряд, то Солнцезвёзд бы их спокойно отпустил? А то они малы-юны, а он матерый предводитель.
Пришлось прикусить клыками язык, дабы ничего не выдать, и пятнистый только царапнул под собой землю. Шума становилось все больше, особенно со стороны главной четверки, и бесхвостый окинул взглядом через плечо поляну: все заметно оживились и явно не от радости. В спину задул прохладный ночной ветер, вздымая шерсть, и кот поерзал на месте.
Луна, — удивленно прохрипел он, обернувшись к Луне и заметив, как резко потемнела ее морда. Медные глаза тут же метнулись к светилу, но его постепенно начали закрывать тучи. Если темнеет одна Луна — плохо, а две — хуже. — Похоже, у Звёздных уши уж завяли слушать всё нытье лесных.
К счастью, он был не одним, кто заметил подобный сигнал с небес и понял его правильно. Предводители в быстром темпе решили прикрыть тему под предлогом неотложной необходимости, однако было очевидно: вопросы не решены и этот Совет лишь накалил обстановку. Если предки хотели этого, то у них отлично вышло, но если они хотели перемирия, то вышло просто ужасно. Насколько безопасной будет следующая луна?
Пожалуй, нужно выловить мальца, пока не затерялся тот в составе у речных, — негромко бросил бесхвостый соплеменнице и вежливо кивнул, поднимаясь с места. Быстро, но очень аккуратно обогнув присутствующих, он пробрался ближе к Скале и пристроился за спиной сумеречного оруженосца.
Стрижик, — глухо окликнув ученика, Сабельник осмотрел речных. Не та обстановка сейчас была, чтобы раскидываться приветствиями, потому кот только плотно сжал губы вместо дружелюбия. — Что-то подсказывает мне, что ты сейчас под боком Ивушки должен сидеть. А может нет?
Пускай голос пятнистого сошел на шепот, его слова оставались четкими. Растянувшись в многоговорящей улыбке, воитель развернулся и поманил котёнка за собой огрызком хвоста. Как только они отдалились на несколько лисьих хвостов от речных, Сабельник сменил курс и нашел свободное место вблизи стайки целителей. Лапой перегородив дорогу оруженосцу, пятнистый присел в напряжении ожидая слов Кометы. Она ведь не собирается задерживаться тут надолго?
Как видишь, на Советах не всегда выходит мирно поболтать, — отвлеченно начал воитель, но после обернулся к котёнку и его морду исказило хмурое выражение. — Получше нарушителя ты собеседника найти не смог?
Не отводя взгляда от Стрижика, Сабельник так и просидел, выслушивая ответ ученика; за спиной раздался звучный голос соплеменницы: Тени собирались домой. Пятнистый неохотно оставил ученика в покое, после чего поднялся и, отряхнув с себя пыль с земли так, словно стряхивал с широких плеч всю грязь, что он услышал насчет сумрачных на Совете, направился вслед за соплеменниками.
А Соболь так и промолчал. Сабельник улыбнулся.

--> Лагерь

+5

117

- Вот и я всегда приходила вовремя, - усмехнулась воительница, припоминая, как безбожно прогуливала Советы, предпочитая гонки по степи с лучшим другом. Когда уберечься от необходимости полюбоваться на соседей не удавалось - Аспид никогда не опаздывала. Еще бы, ее наставник бы ей и без того коротехонькие ушки отгрыз и на круп прилепил бы. Он отлично знал о безобразном характере своей ученицы, потому плотно держал ее в своих когтях. Выучившись у Звездопада этой привычке, со своими девчонками она поступала точно так же.
Коты в ее окружении вели себя соответственно настроениям, царящим на всем Совете. Соболь, толкнувший Сабельника еще в какие-то рамки укладывался, учитывая их непростые отношения, однако круглые ушки-малышки воительницы Ветра удивленно дрогнули. В их лапочку-глашатая без вселился, не иначе. Последовавшая за всем этим короткая перебранка между Овсянкой и сумеречным воином выбила Аспид из привычного спокойствия.
- Дураки, - захохотала кошка, размахивая хвостом. - Возьмете в компанию обкусышей? Идеально впишусь.
Милая бывшая ученица поднялась на лапы и всем видом изобразила, что собирается покинуть компанию. Аспид ощутила легкое недоумение. Славно же общались, Сабельник со своим характером вообще представлял собой идеального собеседника. Но спокойствие бежевой кошечки были все таки важнее.
- Впрочем, в нашу компашку не вписалась бы Луна. Не охота обижать такую красавицу. - Воительница поднялась и кивнула соседям. - Мирных охот. Надеюсь, до следующего Совета не свидимся.
Взглянув на Скалу, Аспид заметила, что слово взяла Комета. Бродить во время выступления предводителей было не то, что невежливо, но как-то неправильно. Скользя между котами за хвостом семенившей коротколапки. Глазами воительница нашла стройную фигурку брата в окружении других целителей. Сощурив глаза, кошка коротко подумала, что так близко крутиться с противниками не здорово. Но у этих пришибленных на голову целителей свои правила. Особые.
Тем временем верхушки племен внезапно принялись строить какие-то разборки. Слушая все это вполуха, Аспид нагнала Овсянку, подошедшую к Бурецапке.
- Ой мааа, нашли из-за чего цапаться. - Немигающим взглядом воительница следила за предводителями. - Как будто стычки - это так плохо.
Ее мысли были все таки на стороне Теневой лидерши. Мягкотелость нынешних глав Грозы, Реки и, чего греха таить, Ветра, несколько раздражала. Взглянуть на нынешних воинов - где шрамы по всему телу, где память о славной бойне, где сама суть? - Зачем обучать воинов и не воевать? - Не заметив, что выдала последнее вслух, тихо проронила Аспид. Губы ее опять раздвинулись в привычном оскале. - Как жалко.

Нельзя было не заметить, что что-то было не так. Как-то слишком быстро исчезла луна. Неужели уже рассвет? Но нет - тучи сгущались. Аспид прекрасно знала, еще со сказок матери, что это Знамение. Почувствовав неладное, предводители бросились собирать свои племена. Тучи были тяжелые, явно наполненные влагой, и это могло закончится отвратительно. Лизнув Овсянку в плечо, воительница в очередной раз вскочила на лапы.
- Пошли, малышка. Нам пора домой. - Она кивнула на Звездопада, шествующего уже среди простых смертных, и направилась к своему лидеру.
► ГП Ветра

+7

118

Новых знакомцев звали Горелый и Выдрохвостка, Ивушка продолжала весело щебетать без умолку, согласившись предварительно с улыбкой на вполне честный обмен, а Орех смущённо представлялся Речной. Однако потихоньку ветряк начал замечать, что столь тёплая и доверительная атмосфера вдруг заимела свои весьма узкие границы — о, как он ненавидел границы. Только ступишь худощавой лапой за тесный кружок целителей и двух оруженосцев, сразу услышишь напряжённое шипение, драку не на жизнь, а на смерть словесную со скалы, увидишь выгнутые дугой спины и прижатые уши. С какой бы радостью Полуночник втянул их всех в «тесный кружок».

Вмешательство предводителя Ветра дало призрачную надежду трёхцветному лекарю, пообещало хоть маломальское улучшение ситуации. Однако тот, кажется, решил прибавить себя к упряжке всадников конца света, кою уже тянули, каждый на себя, Комета и Солнцезвёзд. В абсолютном неверии пушистый кот уставился на Звездопада, пропуская фразы собеседников. — Что же ты творишь, тучка из Тёмного леса, а? Разряжать надо было обстановку, а не молнии гневные по головам этих двух спорщиков. Они и без тебя друг дружке устроить кровавые выходные готовы, — Полуночник уже подумывал вмешаться, нервно дёргая объёмистым хвостом из стороны в сторону. Впрочем, вмешательство на сей раз произошло без его участия. На куда более эфемерном, но как никогда реалистичном уровне. Четверик обуял ветер, клонящий редкую траву к земле и превращающий пушистых котов в подобия меховых шариков.

Врачеватель поднял вытянутую морду к небу вовремя. Мрачные, будто Звездопад с утра пораньше, кучевые завихрения пожирали лунный свет. Тот силился вырваться из неожиданной западни, однако вскоре безнадёжно опустил последние бледные лучики, смиряясь и махая лапой на земных обитателей. Рядом в благоговейном испуге шептала Ивушка, сжимаясь до состояния маленького комочка. Воители четырёх племён, бросая друг на друга крайне многозначительные взгляды, мол, попробуй хоть на кончик когтя мизинца правой лапы переступи мою границу, быстро уходили по домам. Оставались лишь целители, разом как-то сгорбившиеся и точно ставшие меньше. Много меньше в этом огромном мире, который ныне довелось пошатнуть Грозе с Тенями. Нет, не так. Довелось пошатнуть им всем.

— Надо было вмешаться, — горько вынес вердикт Полуночник, обращаясь ко всем и ни к кому одновременно. Чувство вины гложило его, ведь именно травникам да врачевателям завещано быть мостами между той и этой сторонами, быть хранителями шаткого равновесия. А теперь, теперь-то что? Знак Звёзд только накалил обстановку, оставив неразрешёнными многие вопросы. И каждый, о нет-нет-нет, мог воспринять его по-своему, обернуть в свою пользу. Мол, вон как на вас разгневались предки, а мы — избранники судьбы. Янтарные глаза гневно сверкнули. Ну уж увольте.

— Нам нужно встретиться. Желательно всем. До Половины луны, — трёхцветный кот говорил отрывисто, однако твёрдо, — хоть я пойму, если кто-то не придёт, но мы перво-наперво не Теневой, Грозовой и ещё духи весть какой. Мы перво-наперво целители. И наш долг — помогать каждому, кто попал в беду, независимо от крови. Для нас она у всех красная. Ежели мы не поможем сейчас, то в беду попадёт весь лес. Давайте встретимся через три дня, около полуночи. Здесь же, ибо путь сюда близок всем, — тревожно (среди лекарей не страшно показать своё беспокойство) и одновременно уверенно оглядывая коллег, Полуночник лишь надеялся, что их там не потеряют да не успеют обвинить во всех бедах.

+7

119

Над поляной грозно раздался голос сумеречной предводительницы, и Овсянка стыдливо прижала уши к затылку: красться через спины соседей и соплеменников после начала событий — явно не тон приличной воительницы. Впрочем, задерживаться рядом с теневыми кошке тоже не хотелось.
Доброй охоты тебе, — приветливо шепнула Бурецапке полосатая и как можно тише уселась рядом; одно ухо было направлено прямиком на Комету, однако большая часть внимания Овсянки держалась на бывшей наставнице. — Вам не кажется, что тут не хорошими новостями хвалиться все пришли, а давить на жалость?
Пробежавшись взглядом между двумя кошками пару раз, коротколапая все же остановила свой взгляд на Звездопаде. Конечно, только в племени Ветра все было отлично. Искренне переживая за Первоцветик, возможно по большей части лишь по тому, что при виде детской у Овсянки сжимало что-то в груди от воспоминаний об Меди, воительница все же в любой момент могла гордо вздернуть подбородок, чтобы заявить, что в Ветре вскоре появится еще больше воителей. И тогда уж попробуй лапу сунь за границу! Впрочем, — одного взгляда на Вяхиря и его соплеменников, а тем более Крушину было достаточно — сама Овсянка одна скорее всего от границы соседей не отогнала, именно потому она так радовалась новым лапкам в составе племени.
У нас ведь тоже границы с Тенями, — шепотом пролепетала кошка, в подобии испуга прижимая уши. Конечно, Сабельнику, будь бы он нарушителем, точно бы не поздоровилось, будь там Овсянка, но что с остальными? Такого отряда старших воинов не всегда ожидаешь на границе, однако, после этого Совета только такой набор воителей в патруль и будет собирать Соболь вместе с предводителем. Разве не так? Коротколапая коротко глянула на отца.
Но разве стоит воспитывать воителей только для воины? — удивленно глянув на Аспид, Овсянка переступила с лапы на лапу. Синяков они друг другу успели наставить во время ее ученичества, однако кошкой, рожденной для битв, коротколапая себя никогда не чувствовала. — Кому вообще сдалась воина перед холодами?
Овсянка вспомнила последний сезон Голых Деревьев, и по ее спине словно пробежался холодный ветерок, вздымая шерсть. Или этот ветер был на самом деле? Отвлекшись от речей главной четверки, кошечка обернулась себе за спину и с удивлением отметила, как часть поляны скрылась в темноте. А где луна?
Пошли, малышка. Нам пора домой.
А, — только удивленно успела выдать зеленоглазая, тут же подскакивая с места; Звездопад вместе с соплеменниками уже начинали собираться. — Это ведь погода только, верно?
Нервно и прерывисто хохотнув, Овсянка последовала за белоснежной кошкой. Лишь бы предки не сердились так сильно, лесным котам и так хватает бед.
в лагерь

+4

120

Орех скромно сидел возле Полуночника, облепленный с разных боков Горелым и.. Выдрохвосткой, как она представилась. Компания юных оруженосцев показалась ему каким-то спасительным маяком в этом серьезном мероприятии. Признаться честно, целитель хотел бы еще пару-тройку лун проболтаться в учениках целителя просто ради того, чтобы получить незабываемое чувство детства, беспечности и уверенности в завтрашнем дне.
- Приятно познакомиться, Выдрохвостка, - мило улыбнулся черно-белый и по-дружески подмигнул Речной ученице. Взгляд упал на Полуночника.
- Как только встретимся, обязательно передам листья. У нас их сейчас хоть хвостом жуй, - негромко отозвался Орех и растекся в наивной доброй улыбке. Да, тут ему было самое место. А тем временем до ушей доносились склоки предводителей. Целитель Грозового племени знал - чему быть, того не миновать. Это должно было произойти. Но кот всей душой вымаливал у предков ясных мыслей и осторожных действий со стороны всех предводителей. Война казалась Ореху чем-то недосягаемым, чем-то зверским и абсолютно не свойственным нормальной жизни.
"А первой на войне погибает правда..." - целитель судорожно сглотнул и краем глаза покосился на Солнцезвезда, умоляя того в мыслях не предпринимать неосторожных шагов.
-Да, поделюсь, мы как раз... с Бабочкой там... искали... почти нашли, - параллельно вслушиваясь в слова предводителей, сбивчиво шептал целителю племени Ветра Орех.
А затем зрачки резко расширились от недостатка лунного света. Орех вскинул голову вверх и ощетинился. Приподняв и прижав к груди переднюю лапку он многозначительно охнул и прошептал:
- Плохи дела, - практически повторил за Ивушкой целитель и безнадежно обвел взглядом всех целителей, - Это. Это неправильно, - выругивал он предводителей или мнение Звездных предков? Орех и сам не понимал. А серьезность ситуации лишь навевала страх. Свинцовые тучи затянули горизонт, отчего черно-белый вздрогнул.
— Нам нужно встретиться. Желательно всем. До Половины луны, - Орех рассеянно кивнул в знак согласия.
- Мне плевать, что там за распри между нашими воителями, нужно спасать ситуацию. Срочно, - судорожно, затряхивающимся голосом подтвердил Орех и тут же встал, - Через три дня, - Орех стукнул лапой по месту где только что сидел, подтверждая свое согласие. На подкосившихся лапах, он уткнулся носом в бок Горелого, поднимая того с места, - Идем. Нам пора. Попрощайся со всеми, - прошептал Горелому целитель и сам поспешно попрощался со всеми, - До встречи, - тонко мяукнул черно-белый и тут же юркнул к своему племени. Затесавшись между сильными воинами, он в последний раз оглянулся на целителей и грустно опустил голову.
"Началось."

Грозовое племя

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева