У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
04.02 Закончилось голосование на почетного игрока и самых-самых! Поздравляем всех и приносим извинения, что не каждый смог оказаться в этой таблице, так как победителей было слишком много! Но это говорит лишь о том, что все вы - сильные, уникальные игроки, которыми мы, непременно гордимся! Наш с вами дом живет и процветает, и все благодаря вам, котики! Желаем жарких отыгрышей в этом месяце.
нужны в игру
!!! закрыта регистрация в племя Теней !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева


четыре дерева

Сообщений 141 страница 147 из 147

1

http://sd.uploads.ru/xjcdL.png

четыре дерева
——————————————————————

0

141

[indent] Крушина не ожидала, что речные будут прыгать от радости и нетерпеливо соглашаться со всем, что им предложат, но напряжённая закрытость и видимая отчуждённость Львинозвёзда заставляли хмуриться: её интересовали двухсторонние переговоры, в которых лидеры обоих племён выразят примерно равную долю заинтересованности и смогут прийти к консенсусу, но никак не сухой акт вежливости - прийти, переброситься парой фраз и уйти. Наблюдая за жестами златогривого  и время от времени переглядываясь с Оцелоткой, выглядящей более расположенной, великанша пыталась угадать, насколько им с Кометой удалось достучаться до разума и сердца рыболовов, пока предполагаемые союзники, наконец, не раскрыли причину своей мрачности.
[indent] - Котят? - переспросила дымная, впрочем, вовсе не от того, что не поверила своим ушам. Быстро переглянувшись со своей предводительницей, сумрачная обернулась на дерево, выцепив болтающуюся на тонком лоскутке коры ветку. Хвост, словно хлыст, взметнулся в воздух и ударил по земле, взвив череду перепачканных в грязи оборванных листьев. Крушина точно помнила, как луну назад на Совете Львинозвёзд делился новостью о рождении в его племени котят ровно в прошлое полнолуние, тогда же схожую новость изложил Звездопад: в обоих племенах малыши появились на свет приблизительно в один час, удивительное совпадение. И в Речном племени их было именно три. Как кошка ни старалась, больше никакой информации о возможном пополнении в яслях водоплавающих она не припомнила. Видимо, малыши Ласки были единственными, и именно их выкрал некто. Три, - болезненным отголоском отдавалось в голове, возрождая перед глазами недавно увиденные образы. Неужели их соседи действительно могли опуститься до такого? Это же безумие! Какая паранойя должна была захватить Грозу и овладеть Ветром, чтобы, вступив в союз, первые тягостно покусились на жизнь целительницы, а вторые осмелились выкрасть котят? Неужели одной дурацкой метки действительно могло хватить, чтобы разжечь такую грязную, подлую войну? Что и кому хотели этим доказать их соседи? Своё могущество, свою безнаказанность, свой отказ от соблюдения заповедей и законов предков? Или просто бесконечную глупость, загнанность, страх?
[indent] Крушина резко мотнула лобастой головой, выпустив когти. От отвращения в глотке свернулся тугой комок. Если ветровые котята не пережили свою вторую луну, мог ли набраться наглости Ветер возместить свою потерю Речными ровесниками? Ещё четверть луны назад великанша с уверенностью ответила бы отрицательно, а теперь не могла, и это было самым отвратительным. На последнем Совете и после него что Гроза, что Ветер показали себя с такого оттенка говённой стороны, что к ним не осталось ни грамма веры. И чёрт даже с ним, с погрязшим вслед за Солнцезвёздом в трясине Звездопадом, неужели на такое могла пойти королева, уже постигшая боль утраты? Пойти и обречь на такой же ужас другую мать? Поистине, рыба гниёт с головы, но не настолько же, чтобы разложение коснулось и скосило всех котов без исключения. С такими соседями следует держать ухо максимально в остро и не надеяться ни на что хорошее, только так можно обеспечить свою безопасность. Особенно теперь, после всех этих событий. - Я не уверена, что скажу вам то, что вы ищите. Это было далеко, - после некоторых колебаний, наконец решила оповестить Речных об увиденном сумрачная, расправляя плечи. Пусть она ошибётся, пусть это будут не котята - лучше так, чем просто смолчать и, возможно, оборвать последнюю ниточку, дающую шанс потерявшим детей родителям ещё раз коснуться шерсти своих малышей. - Мы с Кометой пришли чуть раньше и увидели три небольшие фигуры на территории племени Ветра. Потом появилась ещё одна тень, гораздо большего размера, с доброго воителя. Когда одна из маленьких точек бросилась от неё и попыталась пересечь границу, большая тень перекрыла ей дорогу, погнав вглубь ветровых территорий, туда же, где скрылись, убегая от неё, две другие меньшие фигуры. Сначала мы решили, что это просто поздняя тренировка оруженосцев, - но теперь... Крушина не договорила, понимая, что этого и не требуется. Она не любила гадать и выдвигать неточные прогнозы. Всё, что могла, кошка объяснила. Если Львинозвёзд и Оцелотка сочтут информацию нужной, они и без неё сделают требующиеся им выводы, определив, как с этим быть.
[indent] И всё же, от складывающейся совокупность картины в душе разгорались непонимание и ярость. Сколько же надо было копить яд, продумывать всё, ждать повода, чтобы такой крупицы пороха хватило для взрыва такой величины? Дымная встрепенулась, вынырнув из своих мыслей, лишь когда Львинозвёзд озвучил своё согласие. Они пришли сюда не зря: союзу быть. Коротко кивнув обоим речным делегатам, Крушина дождалась, пока Комета договорит со златогривым и его глашатой и, коротко распрощавшись, двинулась за предводительницей в сторону лагеря. Чувствуя себя абсолютно измотанной и ещё более обеспокоенной, дымная всю оставшуюся дорогу предпочла молчать, вновь отдавшись бездне своих мыслей.

Лагерь

Отредактировано Крушина (01-12-2018 02:20:32)

+3

142

<---с границы с Ветром

[indent] К тому времени, как она добралась до священной поляны, памятный вечер плавно перетек в глухую беспросветную ночь: с беззвёздного, затянутого облачной пеленой неба крупными хлопьями повалил снег. Оседая на пятнистой шкуре, он скрывал собой подтянутое, но физически изнуренное тело воительницы, превращая её в одно из украшений зимнего пейзажа. Почти утратив способность видеть сквозь летящий снег, самка, плотно прижав уши, упрямо переставляла лапы, оставляя после себя цепочку ровных следов, которых, она знала, уже через мгновение засыплет новым слоем замерзшей воды, что густо и медленно падала на голову сверху.
[indent] — Будь осторожна, - гремели всю дорогу в голове слова Бурана, и то был единственный источник тепла в ее внутреннем мире.
[indent] Конечно, она поступила глупо – отправилась в такое путешествие одна. Это в первую очередь было необдуманно, и, признаться, рискованно для той, кто собиралась возглавить Речное племя.
[indent] Собиралась ли?
[indent] Нет, это не было её желанием, но так было надо. Этого от нее ждали все, кто в нее верил. Ей бы эту веру да в собственное сердце. В общем Оцелотка была в своем спонтанном репертуаре, сорвавшись с места прямиком в «карьер», чтобы обдумать свои действия по дороге. Как же не вовремя она вспомнила об укрепляющих травах, которыми надлежало ей подкрепиться перед дорогой, но времени не было! Она не могла позволить себе лишней секунды на столь необходимый отдых, и чем дальше удалялась от границы, тем отчетливее ощущала, как бушующее внутри море неотвратимо покрывает толстый лед скорби.
[indent] «Почему ты покинул меня так рано, Львинозвезд?» - сейчас, оставшись наедине с собой в белом и холодном мире, глашатая снова и снова повторяла про себя один и тот же вопрос, словно ее старый друг мог услышать. «Неужели так было угодно нашим предкам – забрать тебя в столь неподходящий час?» - а бывает ли вообще подходящий час для смерти? Оцелотка не знала: в ее разорванной на клочья душе яркими искрами прежнего огня попеременно вспыхивали противоречивые чувства.
[indent] Речного короля забрали против его воли. У кого-то хватило жестокости покончить с сердцем Реки одним подлым ударом. И как бы все не указывало на соседей, глубоко внутри, несмотря на недавнюю жажду мести там на границе, глашатая не хотела до конца верить, что покорители вересковых пустошей способны на подобный шаг. Ведь они, лесные коты знали друг друга не одну-две луны! Их предки жили бок о бок с незапамятных времен, и даже веря легендам, они, объединившись, сумели победить алчного Звездоцапа, который собирался подчинить себе все племена! Так почему?! Что изменилось внутри у тех, кто столько времени чтил Воинский Закон и заветы Звездного племени, чтобы одной смертью – убийством – перечеркнуть целую историю, что имели обыкновение рассказывать старейшины молодняку, когда котята и оруженосцы приносили им дичь, показывая уважение?!
[indent] Из-за лихорадочной работы мозга в поиске ответа разболелась голова. Оставшись одна Оцелотка вдруг почувствовала себя маленькой и слабой. Внезапное осознание собственного одиночества сбило шумное тяжелое дыхание, заставив споткнуться, оступиться, припав на одну переднюю лапу. Думать обо всем сразу было невыносимо. Не думать – невозможно. Добравшись до великой скалы, с которой предводители делились новостями друг с другом и со всеми племенами разом, пятношкурая с усилием подняла морду, уцепившись бирюзой глаз за выступающую над обрывом верхушку каменного сооружения природы. Оттуда совсем недавно выступал речной король – кот, который сохранял нейтралитет, несмотря на напряженную атмосферу на поляне Четырех Деревьев, когда Тени и Гроза готовы были пойти друг на друга войной. Он понимал, почему это невыгодно им всем в сезон Голых Деревьев. Он знал, что ничего хорошего не принесет бессмысленное кровопролитие.
[indent] Однако. Его. Больше. Не было. В живых.
[indent] - Я даже не могу проститься с тобой по совести, - тихо пробормотала себе под нос кошка, чувствуя подкатывающую к горлу тошноту.
[indent] От себя самой.
[indent] Племя непременно оплачет ее друга; проводит его в последний путь; проведет ночь ритуала прощания.
[indent] Только ее не будет с ними.
[indent] Тяжело выдохнув, глашатая прошла под скалу на свое прежнее место, присев на нетронутый кошачьими лапами хрустящий наст, обвив хвостом лапы, невольно царапнувшие рыхлый снег.
[indent] Кода придет Щербатая, она продолжит свой путь. И на следующий день после длительного перехода туда-обратно, вернется в племя уже другой кошкой. Почему-то казалось, что ничего не будет как прежде, что она прежней уже не будет, и от этого знания появилась противная горечь во рту, а морские глаза впервые за долгое время затуманились пеленой горячей соленой воды, которая каплями безмолвно стекла на морду, затерявшись в золоте короткой шерсти.

Отредактировано Оцелотка (12-01-2019 01:24:53)

+8

143

Главная поляна. Река —->

Ветер свистел в ушах. "Только бы успеть. Не опоздать."
Щербатой было страшно за Оцелотку. Если то что говорил вернувшийся патруль - правда, то оставлять её одну так близко к землям ветровых было просто опасно. Целительница представляла, что испытывает сейчас глашатая. Ей, как никому, было известно это всеполгощающее чувство утраты, ведь она и сама пережила это, когда уходил Клоповник. Целители не имеют права любить. Но не привязываться они не могут.
Кошка слышала как хрустит под лапами Дымки снег, но не позволяла себе терять времени на то, чтобы обернуться. Сердце щемило. Пожалуй во всем лесу не могло быть равнодушных к жуткой трагедии речных. Но сейчас, как и тогда, на заводи, следовало бы подумать о тех, кому кошка действительно могла помочь. Щербатая не могла помочь Ручей - её раны сможет залечить только время. А вот Оцелотке желтоглазая могла помочь. По крайней мере ей хотелось в это верить. Очень хотелось верить, что она сможет подобрать слова для утешения пятнистой.
Еще на подступах к четверику Щербатая начала выдыхаться. Всё таки она не была воином и не имела привычки каждый день совершать такие сумасшедшие забеги. Добравшись до священной поляны, бело-бурая смогла, наконец то, выдохнуть. Пятнистая шуба и ее обладательница были на месте. Остановившись на несколько секунд, чтобы перевести дыхание, Щербатая кинула короткий взгляд на молодую воительницу, убеждаясь, что с ней все в порядке, а затем приблизилась к сгорбленной фигуре глашатаи. Пожалуй стоило промолчать, но...
- Оцелотка, рыбоголовая ты наша, какого ежа ты решила не возвращаться в лагерь, а провести ночь в гордом одиночестве вблизи опасной границы? Очень хотелось поскорее вновь увидеться с Львинозвездом? - "Так ты увидишься с ним скоро..." в последний момент сварливая успела прикусить свой язык. Таинство церемонии должно оставаться таинством. Оцелотка сама все увидит своими глазами, а Дымке об этом знать ни к чему. - Чем ты вообще думала? Можешь не вставать пока, подожди, мне надо отдышаться. - Поспешила вставить желтоглазая, глубого вдыхая и выдыхая. Сердце колотилось как бешенное. Слишком много тревожных событий наложилось друг на друга, и сложно было сказать, отчего целительница не могла никак отдышаться. От такого стремительного забега или её так подкосила гибель товарища.
Когда дыхание выравнялось, а сердце перестало стучать в районе горла, Щербатая встала и повернулась к Дымке.
- Будь внимательна, а когда мы отправимся - особенно. Постоянно смотри по сторонам и принюхивайся. Ветер капризная стихия, кто знает какую шутку он с нами сыграет. Нас могут обойти. - И повернулась обратно к Оцелотке. Круглые желтые глаза долго смотрели в глаза глашатаи, словно пытались прочесть, что там скрывается, в самых недрах пятнистой души. И наконец, отвернулась. - Однажды я тоже лишилась товарища. Даже больше чем товарища, я лишилась Друга. - Внезапно тихо произнесла Щербатая, невидящим взром глядя вдаль, словно бы пыталась разглядеть там - где он, как он, идет ли домой - его. - И всё что мне оставалось, это принять его наследие и нести его с честью. - Всё так же тихо продолжала кошка. - Мы никогда не бываем к этому готовы, это всегда происходит внезапно. Но ты дочь своего племени. Ты та, в ком наш Львинозвёзд был безаговорочно уверен. Так какого же Звездолома ты расклеиваешься? - Неожиданно яростно зашипела целительница, поворачиваясь к Оцелотке вновь и сверкая глазами. - Мы оплачем его позже, сейчас ты нужна племени как никогда. Ты нужна Ручей, ты нужна Дымке, - Кивок в сторону воительницы. - Твоя твердая лапа нужна Сердцедубу, ты нужна. А значит подними нос. Впереди то, о чем ты никогда не забудешь. Впереди - жизнь.

+4

144

> главная поляна

Холодный расчёт, трезвый ум, железное внимание — всё это должно было овладеть Дымкой, дабы та удачно справилась с поставленной задачей. Никогда чувства и эмоции не должны были захватывать её мысли во время выполнения своего долга. Несмотря на всё, что произошло несколько минут назад, полосатка, стиснув клыки,  старалась держать себя в лапах. Ей вспомнился Череп, угрюмый наставник, с честью выполняющий свои обязанности. Она обещала равняться на своего учителя, обещала когда-нибудь стать даже лучше его, доказав, чего стоит  и на что способна её сильная, храбрая душа.. Сжать волю в кулак, отмахнуть и малейшие сомнения, обретя свободу от собственноручно сковавших её ощущений.
Под лапами идущих похрустывал снег, а небольшие следы кошек оставались далеко позади них. Дымка всю дорогу была в напряжении — ей совершенно не хотелось встретить врага, но в случае нападения она была готова защитить и себя, и Щербатую, даже ценой тяжёлых ранений. Пламеокой воительнице зачастую удавалось быть равнодушной, чёрствой, словно камень, без души, без сердца. Но, увы, и сердце, и душа намеревались сообщить их обладательнице о своём существовании, пульсируя острой болью в её груди. Нельзя больше плакать, нельзя сдаваться. Если все опустят лапы, то каким станет племя Реки? Унылым, убитым горем, пребывающем в перманетном забытье? Разве этого хотели их предки? Разве этого хотел Львинозвёзд? Дымка тяжело вздохнула, и облачко пара разлетелось вокруг её головы. Полосатка и не заметила, насколько холодно, ведь что-то внутри неё буквально пылало. И нет, то была не ненависть, не злоба, не отчаяние, не разочарование. Было что-то решительное, что-то, что толкало её вперёд, заставляло двигаться и не останавливать ход ни на минуту. Как жаль, что позднее вместо этого чувства образуется давящая пустота, которая заполонит не только её чувства, но и мысли. Впрочем, с каких это пор её интересовали чувства? Правила-правила-правила — вот залог успеха, вот, что интересовало юницу с давних пор. Подчиняться закону и жить по принципам. Но во времена, когда случается горе, она становится маленькой девчушкой, мечтающей о невероятно добром и чистом и плачущей о том, как больно сталкиваются мечты с реальностью. Огнеглазка становится какой-то другой — настоящей, не стремящейся к всеобщему признанию, не грубой, не эгоистичной, будто бы она, плача, срывает маску лицемерия.
Знакомые места, снег, завывающий ветер. Всё это казалось таким обыденным, однако эта дорога вела далеко не к обычному, напротив, к чему-то неизведанному и неизвестному. Факт того, что Дымка впервые провожает котов из верхушки племени к священным местам, будоражил и будто бы даже возрождал. Воительница замечала, что целительнице долгий путь даётся сложно, да ещё и в быстром темпе, но всё-таки она старалась обращать внимание больше на окрестности и на запахи, нежели на свою спутницу. Они спешили и было понятно, почему. Дымка и сама чувствовала опасения за глашатаю, хотя всей душой верила в неё.
«Каково Оцелотке сейчас? Не являются ли к ней плохие мысли о том, что ей всё это не по силам?.. Вздор! Она справится со всем. Недаром её выбрал Львинозвёзд. Недаром она была нашей глашатаей...»
Когда кошки добрели до места, юница тут же увидела пятнистую шерсть, мысленно выдохнув — с ней всё хорошо. И о да, Щербатая не обошлась без выговора, с чем в кои-то мере Дымка согласилась, ведь это был достаточно опасный поступок. Но не ей решать, что правильно, а что нет, поэтому воительница обошлась без комментариев. Целительница дала ей наставления, она коротко кивнула, проговорив:
Я поняла, я буду внимательна.
Ей ненароком передалась привычка наставника быть несмогословным. Это настораживало, но, честно говоря, Дымке просто не хотелось много говорить. Щербатая вновь переключилась на Оцелотку. Им скоро предстояло пройти церемонию, знания о которой у юницы были минимальны. Впрочем, это не волновало её. Сейчас её задача следить за безопасностью — так воительница напряженно глядела по сторонам, постоянно принюхиваясь и прислушиваясь.

Отредактировано Дымка (15-01-2019 22:34:42)

+6

145

[indent] Первый солнечный луч осеребрил ближайший к ней сугроб, когда кошка медленно разлепила веки, явив миру поблекшую бирюзу усталых глаз. Утро не принесло с собой облегчения, однако его наступление заставило пятнистую самку более заинтересованно посмотреть на окружающие её окрестности. Ночь прошла в не то дреме, не то беспамятстве, куда она поминутно проваливались, сама не замечая этого. В голове будто образовался непроницаемый вакуум, поэтому, когда на священной поляне появились знакомые фигуры, Оцелотка лишь настороженно повернула в их сторону уши, прислушиваясь к сбившемуся дыханию косматой соплеменницы, чья пушистая шерсть прочно пропахла различными травами, выдавая её, в которой позже золотисто-пятнистая узнала Щербатую. С ней рядом мелькала пятнистая шубка, но обладателем оной, увы, не мог быть Серебряк или Птица - запах Дымки проник в ноздри, неся прозрение и отчасти понимание ситуации: разумеется, целительница племени взяла с собой провожатого, который мог в случае необходимости прикрыть им спину.
[indent] Что ж, сестре Ручей выдался отличный шанс показать себя, а вот глашатае Реки в срочном порядке необходимо встряхнуться и взять себя в лапы!
[indent] Качнув головой, стряхнув с макушки снежок, самка медленно встала на лапы, невольно отведя уши назад, когда Щербатая, вдруг, на очередном глубоком выдохе накинулась на нее словами и выражениями:
[indent] — Оцелотка, рыбоголовая ты наша, какого ежа ты решила не возвращаться в лагерь, а провести ночь в гордом одиночестве вблизи опасной границы? Очень хотелось поскорее вновь увидеться с Львинозвездом? – Щербатая была права во всем, к тому же ее слова произвели столь необходимый отрезвляющий эффект. Пятнистая собиралась уже было ответить, как ворчунья опередила ее:
[indent] — Чем ты вообще думала? Можешь не вставать пока, подожди, мне надо отдышаться.
[indent] Закрыв пасть, кошка села обратно на холодный снег. В бирюзовом недавно стеклянном и пустом взгляде медленно начал разгораться прежний живой огонь. Понимание собственного глупого поступка принесло в душу толику вины перед соплеменниками, однако какая-то дальняя часть мозга все же упрямо считала, что этот ее порыв пришелся на пользу. Оцелотке нужно было время подумать, переварить, усвоить ту информацию, с которой им всем теперь придется жить дальше. И лучше всего это можно было сделать вдали от скорбных морд речных воителей. Возможно, и даже скорее всего, то было эгоистичным шагом со стороны глашатой, однако благодаря оному она потихоньку пришла в себя.
[indent] Пока Щербатая раздавала указания Дымке, Оцелотка снова поднялась на лапы, благодарно кивнув пятнистой, что та оставила свою скорбь ради общего дела. Яркий пример сестры Ручей, у которой, несомненно болело сердце за дымчатую кошечку, что осталась оплакивать потерю в лагере, показал золотистой то, как неправильно и не красиво она сама поступает. Это же последнее дело – жалеть себя! Да, больно, порой невыносимо от всех этих мыслей в голове, но то, что они должны все сделать прямо сейчас – увидеть за этой тьмой минувшей ночи светлое «завтра» для всего речного племени от котенка до старейшины.
[indent] — Однажды я тоже лишилась товарища. Даже больше чем товарища, я лишилась Друга, - кажется, нанесенный врагом удар вскрыл старые раны острой на язык кошке.
[indent] - Мы будем о них помнить, - лишь до конца выслушав ее, заговорила после долгого молчания Оцелотка, стараясь не обращать внимание на общий фон недомогания, которое подтачивая силы, собиралось свалить воительницу с лап. – Обо всех, кто нас покинул, - хрипотца ушла, растворившись под натиском чистого звонкого голоса, который пятнистая, наконец, обрела.
[indent] - Ты права, я потратила слишком много времени на скорбь, забыв о тех, кто жив и во мне нуждается. Львинозвезд бы этого мне никогда не простил, - произносить вслух имя ушедшего навсегда друга было все еще невыносимо больно, но пересилив себя, затолкав насилу печаль утраты в самый темный уголок своей души, самка подошла к отвернувшейся от нее Щербатой, которая недавно так яростно шипела, вправляя глашатае мозги.
[indent] - Теперь же, мы должны идти, - легонько в своеобразном жесте «спасибо» задев-мазнув боком косматый бок целительницы, произнесла будущая предводительница Реки, бросив одобрительный взгляд на Дымку. – Насколько знаю, путь нас ждет не близкий, и, если повезет, мы преодолеем его без приключений, однако Щербатая права, нельзя терять бдительности. Чем скорее мы вернемся, тем раньше сердца речных воителей вновь озарятся надеждой нового светлого дня!
[indent] «Если только мне удастся утолить их жажду мести. Надеюсь на тебя, Буран».
[indent] Глубоко вздохнув, Оцелотка сошла с места, скрипя снегом под лапами, взяла курс в сторону земель Сумрачного племени, через которые им втроем надлежало пройти, и надеясь, что ей и ее спутницам удастся пройти, не встретив соседские патрули.
[indent] В противном случае, придется поведать союзникам о цели их визита на их территорию, даже если она (территория )всего лишь промежуточный пункт в плане пути.

--->сумрачное племя. болота

Отредактировано Оцелотка (18-01-2019 17:01:17)

+5

146

Дымка была прекрасна своей лаконичностью. Она не задавала уточняющих вопросов, просто следовала наставлению и всё. В желтых глазах Щербатой мелькнуло одобрение.
Оцелотка тоже слушала молча, не перебивая. Глаза ее становились всё более осмысленными, затравленность и затуманенность проходили, уступая решимости и внутреннему огню. Отмечая это про себя, целительница не могла и на минуту забыть о той внутренней боли, что опять стала поддтачивать её. Она вгрызалась отравленными зубами и когтями в самое сердце, заставляя его биться быстрее, а в голове отдаваясь звоном.
— Мы будем о них помнить. - Видно было, что первая фраза далась глашатае с трудом. Щербатая успела испугаться за пятнистую, не застудилась ли она, как хрипотца ушла, уступая место чистоте молодого голоса. — Обо всех, кто нас покинул. Ты права, я потратила слишком много времени на скорбь, забыв о тех, кто жив и во мне нуждается. Львинозвезд бы этого мне никогда не простил. - Щербатая едва слышно вздохнула с облегчением. Теперь она узнавала в этой Оцелотке её прежнюю. Вот только затоптанные много лун назад старые раны никуда не собирались пропадать. Каждый раз как в первый. Путь к Лунному Камню всегда был в мыслях о том, увидит ли она среди звезд знакомый до боли силуэт? И каждый раз, сколько бы ни вглядывалась за спины звездных предков, сколько бы не блуждала по их угодьям, не находила даже намека на его след. Встретит ли она его в этот раз?
- Звездные предки порой так непредсказуемы, - Невпопад негромко произнесла бело-бурая, поднимаясь на лапы.
Тихое мурчание исторглось из горла Щербатой, когда Оцелотка соприкоснулась с ней боками. Это было странно, вроде бы целительница должна была утешать пятнистую, а вышло наоборот. И вот будущая предводительница тронулась в путь. В свой последний путь. Домой она вернется уже другой.
- Путь не близкий, мы должны успеть к Высоким Скалам до захода солнца, а в сезон Голых Деревьев нужно особенно торопиться. - Целительница кивнула и направилась следом за Оцелоткой, лелея надежду, что растревоженные раны смогут вновь успокоиться за эту дорогу.

---> за оци

+2

147

Дымке всегда нравилось быть правильной, идеально исполнять приказы, действовать спанированно и чётко — она любила видеть одобрение в глазах старших по званию, слышать похвалу. Это мотивировало продолжать в том же духе, стремиться к совершенствованию самой себя и своих действий. Впрочем, идеальные воители, каковы они? То ли это роботы, не имеющие ни малейшей капли души, то ли это просто бесчувственные герои, жаждущие лишь достижения собственной цели. Но ни к одному, ни к другому серебристая себя не относила, она была другой, она умела чувствовать, она умела ошибаться, она оступалась и не раз, но вставала и шла дальше. В её мыслях всегда был Бурезвёзд любимый отец, она хотела быть таким же, как он — это было её недостижимым желанием. Это и только это заставляло её поступать по закону и решать по правилам. Малейшее отступление от истинного пути недопустимо? И это вздор, ведь как бы ни хотела Дымка, ей не удаётся всегда отрекаться от чувств и эмоций, правда, не сегодня. Сейчас она старалась заполонить свои мысли откружающим миром. Порхающие снежинки, свист ветра в ушах, смешанные запази двух соплеменниц, о чём-то разговаривающих. Их крохотные следы, ведущие прямиком к лагерю. И небо, тёмное, как смоль, лишь белоснежные звёзды сияют, отражаясь в пламенных очах.
Глашатая и целительница говорили о том, что стоит поскорее завершить их миссию, они действительно спешили. Экстренная ситуация требовала незамедлительных действий. Дымка всегда была готова на любое путешествие — она была полна сил, даже не смотря на внутреннюю подавленность и, о слава предкам, заботливый Щегол успел накормить трудолюбивую полосатку, поэтому ни голод, ни холод, ни усталость не могли помешать ей обеспечивать безопасность своим спутницам.
Буду идти последней, так легче уследить, если за нами кто-то увяжется, — проговорила Дымка, пропуская вперёд двух кошек, и напоследок, огляделась. Её терзали какие-то сомнения, и ей казалось, что любой шорох может привести к встрече с незнакомцами или, чего хуже, с соседями, напросившимися на драку.

> болота

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » священные места » четыре дерева