У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!

20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » границы » племя ветра — племя теней


племя ветра — племя теней

Сообщений 61 страница 73 из 73

1

http://s3.uploads.ru/8fLta.png

племя ветра - племя теней
——————————————————————
Довольно молодой и негустой ельник возле гремящей тропы служит границей между двумя племенами. Бор протянулся параллельно тропе достаточно далеко, в то же время оставаясь небольшим по ширине - с границы, с обеих её сторон, хорошо видно светлое пространство меж деревьями, знаменующее собой кромку леса. В ельнике водится дичь, в основном, мелкие грызуны, которая как будто дразнит воителей, лишний раз напоминая, как сложно здесь охотиться. Буквально мгновение - и мышка уже не твоя, перебежала на сторону соседей. Оруженосцам часто твердят о внимательности и аккуратности, если уж их привело сюда охотничье чутьё.

0

61

//закрыть разрыв за ноябрь

[indent] Любопытство загородило все остальные чувства, и Сумеречник вслушался в голоса патрульных, что с одной стороны, что с другой скалились волками, пытаясь извернуться и как можно изощреннее обидеть друг друга. Кот подавил желание закатить глаза, стычка раздражала. Гончая затыкает Полумесяца, а воитель кидает взгляд на серебристую кошку. Не хочет отвечать, согласен-то Сумеречник полностью. Грязнокровки забываются, теряются и какого-то черта выступают наравне со всеми. Слова Кометы зудят в голове шмелями, и воитель стискивает зубы, взмахнув хвостом. Должен.
[indent] — За языком следи, — шипит кот, но с места не двигается.
Нет, он бы и промолчал, да и кивнул бы согласно, но все же свое достоинство в племени терять не стоит и не хочется. Сумеречник кидает взгляд на Гончую и приподнимает верхнюю губу, обнажая клыки. Может и воительница поймет, что он в глубине души с ней согласен. Грязнокровкам никто не разрешал открывать свою гнилую пасть. Но соплеменники должны поверить ему. Даже Полумесяц пусть порадуется, что его гадкую шкурку прикрывает он.
[indent] Сабельник подбирает кишки, а патруль Ветра разворачивается и уходит. Сумеречник задумчиво хмыкает, но не спешит помогать соплеменнику. Брезгливо поморщившись, воин обходит стороной кровавые полосы на листве, и следует за Сумрачными котами в лагерь. Судьба преподносит новые сюрпризы на тарелочке для десертов?

→ гп теней

Отредактировано Сумеречник (06-12-2018 22:27:16)

+1

62

→ целительская → главная поляна ветра (номинально)

Таинственное «ухожу на весь день, дела лекарские, если что — Пустырник вам в помощь» звучало определённо гораздо лучше, нежели «ухожу выучивать целительницу племени, с коим мы намедни умудрились хорошенько разругаться — только треск рвущихся нервных волокон стоял, да прибудет с вами помощь высших сил», потому вислоухому глашатаю трёхцветное пушистое облачко сообщило сквозь зажатые в зубах кульки с травами именно первое и по-быстрому уплыло к границе с Тенями. Помянутого ученика «облачка» оставалось лишь пожалеть, ибо какую локальную апокалиптическую хвойню ему придётся разгребать, покуда блудный наставник бегает по горам-долам — неизвестно.

О-о, если ещё Звездопад нежданно нагрянет выяснять за судьбу всего мира и спокойствия племени Ветра в частности, то последнему определённо придёт конец. Самый окончательный из всех концов. М-да. Полуночнику двадцать три луны, а проблем на шестьдесят три и потрясающего умения их решать где-то на донышке ближайшей лужи. Распределение обязанностей, грамотное перепоручение, да-да. Умные, прекрасные слова. — Поскорее бы вернуться, иначе Пустырнику точно может достаться. Старых пациентов я проверил, новых не обнаружил, котята в заботливых лапах Овсянки и строгих — Шипа, однако кто знает, какое колюще-режущее приключение могут найти себе дражайшие соплеменники, покамест я тут странствую, — про пророчество бы, довлеющее весьма внушительным грузом на душе, не забыть.

Вытянутая беспокойная морда ветряного врачевателя внезапно показалась из-под разлапистой ветви ели, фыркнула упавшей на светлый нос снежинке, задумчиво огляделась и выдала красноречивое бурчащее «ау». Откликаться, увы, никто не спешил. Положив под лапы свёртки с травами, Полуночник осторожно уселся у самой кромки Гремящей тропы. — Надеюсь, Ива отправила кого-нибудь. Нет, я бы сам дошёл — к чему воинов беспокоить, но в своих-то родимых землях иногда вкруг трёх травинок блуждаю, — переступил с лапы на лапу, повёл ушами. Вроде пока никого.

+2

63

Запах вёл его пьянящим шлейфом. Словно безумная гончая, бескомпромиссно преследующую свою добычу, он чувствовал, но все ещё не мог видеть его источник; слышал лишь  биение крошечного сердца, качающего кровь в хрупком, безнадёжно обречённом в своём жалкое существовании, тельце. Костолом нередко выбирался на предрассветную охоту, однако в декаде неожиданно нагрянувших снегопадов погода несильно благоприятствовала даже дневным поискам дичи, чего уж говорить о ночных. Да и напряжение между племенами нарастало с каждым новым рассветом, нагоняя в сознания мрак и смуту, с багровыми закатами рождая предвкушение близившегося кровопролития.

Костолом плевал на все массовые бесчинства, ожидая лишь возможности пустить когти во вражеские шкуры, искромсать стайку мягкотелых недовоителей на куски, чтобы, наконец, привести собственное племя к истинному могуществу. Такому, каким оно было раньше. Когда не только вчерашние котята, но и матёрые воины трепещали от одного лишь упоминания просцветающего Сумрачного племени.

В былые времена он мог подраться с небом, не понравься ему оттенок. Сейчас же не было особой разницы. Восстань перед ним армия звездоцаповых приспешников всего Темнолесья, он открыто усмехнулся бы в морду каждому. Потому что никому // ничему не под силу было нагнать страх в глаза хищнику. Хищнику, в чьих жилах ещё до рождения бурлила страсть сражений. 

Что-то мелькнуло впереди и зажгло сигнальным огнём в инстинктах — облачившись в снежно-белое одеяние, проворно перескакивая от сугроба к сугробу, неподалёку промышлял такой же ранней охотой горностай. Взгляд янтарных глаз в одночасье помутнел, и картинка вокруг расплылась, оставляя в фокусе лишь силуэт маленького хищника, обещающего сытый приём пищи. Стремительным рывком настигая вертлявого зверька, он перекинул его через себя, избегая сопротивления и вонзая клыки в открывшуюся шею, но взамен был вынужден подставиться под глухой удар столкновения с твёрдой поверхностью. Только теперь железистый привкус из разорванного горла добычи смешался смрадным запахом гари, и щёку прочертила багровая полоса, окрасившая кровью стёртую скулу.

В порыве погони оказавшись посреди тропы, Костолом не сразу обнаружил посетителя по ту сторону границы, но спустя несколько секунд различил в хорошо узнаваемых чертах целителя ветряных. Такие морды и без сопровождения. Очень опрометчиво посылать к логову самых кровожадных, отъявленных мерзавцев леса, столь ценного кота в одиночку. 

Какими судьбами, Полуночник? — тряхнув грузной башкой, черношкурый расправился, впечатав лапищей добычу в снег, тем самым показывая своё неоспоримое право владения над ней, и вперил пронзительный взгляд в глаза травника.

+2

64

Каждую мерно падавшую снежинку, до коей светло-медовый взгляд дотягивался, провожали неизмеримой грустью. В одну из тех самых тёплых и очень-очень снежно-мягких ночей, когда ещё можно поспать под бесконечным небом (чтобы утром проснуться сугробом), ученик ветряного старика-целителя заметил удивительную схожесть снежной и звёздной россыпей. Только звёзды виделись больши-ими, великими, а снежинки маленькими, будто осколками. Будто пеплом поражающего своими масштабами пожара — про такие большинство котов, благо, лишь слышали.
Будто пеплом взорванных звёзд.

Поначалу мысль казалась весьма абсурдной — Духи ведь могущественные, вечные столпы мироздания, а рассыпаться прахом — удел живых. Однако уже в ту сущую горстку лун трёхцветный травник знал, что вечного не существует. Мёртвые становятся действительно мёртвыми, коль скоро их забывают живые. А каждый снегопад, ослепительно выбеливающий природу, вместе с природой, кажется, выбеливал воспоминания. Всегда затаённой печалью с поры осознания этой мысли Полуночник встречал начало Голых Деревьев.

Тихонько серебрящийся покой нарушило поистине громогласное явление народу Теневого. Косматый, гривастый, грузный, тот являл собой чернеющие глубины пропасти, за коими до поры до времени прячутся острые гранитные шипы. Имя кота вспомнилось, стоило позвонкам его добычи хрустнуть под массивной лапищей.

— Звёздного неба, Костолом, — целитель мягко улыбнулся соседу, мимолётно мазнув грустным взором по убитому существу, — я обещал помочь вашей маленькой целительнице с окончанием обучения. Прости за просьбу, однако можешь проводить к ней? — запах крови и явно кошачьей. Полуночник учуял оный лишь сейчас, а источник нашёл спустя пару мгновений внимательного оглядывания фигуры воителя. Стёртая скула последнего мигом засвербела ощутимым дискомфортом под рёбрами. Хорошо, что в травах, кои ветряк нёс Иве, были те чудесные красные ягоды, чей сок намедни с лёгкостью исцелил весьма глубокие царапины Суховея, — и твоя щека, — трёхцветный лекарь поднял худощавую лапу, указывая на означенную часть грубой морды, — позволишь вылечить?

+2

65

Лениво вытягивая когти, он продолжал неотрывно буравить морду ветряка, будто собираясь прожечь в ней дыру, пока глаза вдруг неодобрительно не мигнули. Поддёрнутый плотной дымкой тумана взгляд не нёс в себе ни капли дружелюбия, однако внешне кот старался сохранить беспристрастие. Получалось, правда, чуть хуже, чем просто плохо. Ему в принципе никогда не нравилась эта политика мирных взаимоотношений между целителями всех племён — правило, иначе обошедшее тех, кто оказался ближе всех к звездам. Но, каким бы затруднительным не было положение сумрачных, оставшихся без пока что-полноценного целителя, идея принимать помощь от соседей после недавних стычек на границе казалось сущим бредом. Впрочем, глядя на Полуночника в упор, тот не нес существенную угрозу его племени, да и сам вид целителя пустошей был донельзя безобидным и по обычаю чудаковатым; ещё больше подкупала открытая покорность. Ветрякам явно следовало поучиться у своего лекаря правилам поведения, возможно тогда бы их откровенная наглость не принесла бы обоим племенам столько мороки.

Разумеется, — спустя длительные мгновения переваривания услышанного наконец пророкотал молодой воин, — целители ведь превыше законов, да? — с деланным радушием он изогнул чёрные губы в подобие усмешки и тут же предупреждающе дёрнул хвостом на инициативу помочь, давая понять, что никакие — даже самые бескорыстные — попытки нарушения личного пространства чужеплеменным он не потерпит. И пусть несколько капель крови на усах все же напоминали о причинённом себе ущербе, оно, судя по ощущениям, было незначительным, а для такого толстошкурого воина, как Костолом, казалось простой царапиной.   

Это заботы нашей целительницы, —  напомнил он, небрежно стряхивая с морды лишнюю влагу, после чего резко прислушался, распознавая звуки присутствия неподалёку рассветных патрулей, — советую не отставать, если хочешь добраться без лишнего шума, — сквозь зубы рыкнул кот, подняв худосочную тушку убитого горностая. Меньше всего хотелось ввязываться в чертовы склоки с соплеменниками и распинаться перед теми в объяснениях. Даже, если в лагере их ждал не менее радушный приём, с этого момента Полуночник становился его прямой проблемой, с которой, в самом противном случае, он и разберётся самостоятельно.

→ лагерь теней

+2

66

Осторожными, как можно более длинными и уклюжими шагами, целитель вересковых полей пересёк неприветливо-иссушённую Гремящую Тропу, отмечая омертвелость земли под лапами. Будто не земля это вовсе, а один лишь серый булыжник. Хотя, даже в булыжнике жизни больше, ибо тот сотворён духами природы.

Из размышлений выдернул Костолом, и Полуночнику его тон показался удивительно похожим на Гремящую Тропу. Неприветливость пустынным самумом буквально сметала зелёные ростки надежды обрести хорошего знакомого в морде соседа. А сквозившая насмешка над уделом целителей только щедро прибавила упрямой гордости до того мягким медовым глазам. Нет, кот не собирался проявлять агрессию. Ни за что. Но молча терпеть недоверчивую снисходительность — тоже.

I see skies of blue and clouds of white, the bright blessed day, the dark sacred night
and I think to myself what a wonderful world

— Никто не превыше благоразумия и справедливости, — последним, самым твёрдым шагом оказываясь рядом с гривастым воином, веско заметил ветряк, — можно быть лишь ниже, любой спор доводя до бессмысленного кровопролития. Там, где лает жестокость, молчит голос Закона, — улыбка по-прежнему блуждала на губах Полуночника, однако теперь она была преисполнена светлой неколебимой уверенности в силе миролюбия. Последовавший тотчас отказ от лечения худощавый кот принял с дюжим меланхоличным спокойствием, лишь вновь крайне любезно оказанное недоверие царапнуло под рёбрами. Ничего, ветряной не из тех, кто легко сдаётся после первых неудач, — спасибо за помощь, Костолом.

И весь путь до лагеря, несмотря на режущую вымученность лёгких да периодический хриплый, тщательно подавляемый кашель, врачеватель проделал, шагая точно рядом с воином. Ни позади, ни впереди. На равных.

→ лагерь теней, палатка целительницы

+4

67

→ главная поляна теней

У второго мрачного провожатого Полуночник не спросил ни об имени, ни о самочувствии — ни о чём не спросил вопреки своему добродушно болтливому обыкновению, ибо погрузился в зыбучие пески тяжёлых раздумий. Добродушие. Хорошо, бесспорно, при любой погоде, однако не выйдет ли оно потом родному племени мрачными, будто могильная насыпь, тучами. Всё-таки ответственность за жизни ветряков не тот груз, от коего можно запросто облегчить душу. Увы, ответственность за жизни Теневых — тоже. И Грозовых, и Речных, и даже бродяг с больших дорог. Любых встречных, нуждающихся в помощи.

Н-да. Кто-то явно создал всяческие интриги для целителей, ибо положение в обществе располагало, однако не энных пушистых целителей для интриг. Не заметить напряжение между обитателями пустошей да любителями скрываться под вековыми хвойными чащобами было невозможно, однако кот решительно не знал, чего бы такого сделать для разрешения проблемы. Он просто хотел помогать, не разбирая, кому именно оказывает помощь и зная — помощь не обернётся болью. Размечтался.

— Никто от меня не узнает про беды племени Теней, угу. А Звездопаду я скажу, мол, шатался Духи ведают где — так по травы ходил, а хвост сломал, упав с пригорка. Нет, на меня похоже, тут не поспоришь, — Полуночник тихо невесело фыркнул, — но это ложь. Лгать своему же предводителю? Докатился, — а граница приближалась и явственно ощущалась нитями паутины, потихоньку затягивающими гибельный узор вкруг худощавой лекарской шеи, — соврать не могу, могу просто сказать правду. Получить все шишки. Как обычно. Однако если Звездопад решит докопаться до травмы… Нет-нет-нет, и тогда я не могу выдать слабости соседей, — ветряк полуобернулся, отчаянием в медовых глазах провожая сень высоких мрачных деревьев. Провожатый лишь сухо кивнул, сделав вид или действительно не заметив странных жестов врачевателя, и оного покинул.

Поглядев поочерёдно вправо и влево, Полуночник бодрым шагом пересёк неприветливо шершавую Гремящую Тропу, оказываясь на родных территориях. Впервые за долгое время это чувство принесло не покой душе, но острую тревогу. — И не выдам, — трёхцветный тяжело вздохнул.

Мягкий вечерний сумрак ещё не успел полностью накрыть землю, а потому у него было время для поиска чего-нибудь полезного. Не зря же брал с собой лопухи, в конце концов. Вполне неплохо сохранившиеся широкие листья кот разложил на земле, придавив небольшими горками степенно тающего снега, и отправился вглубь земель Ветра. К счастью, пустынные степи начинались ещё не скоро — к счастью, ибо только в тёмном лесу можно отыскать можжевельник. Заприметив данный мягкий разлапистый кустарник, травник даже повеселел. Ягод, правда, оказалось немного, но и это — огромная ценность в такое межсезонье. Вернувшись, Полуночник уложил на лопухи три веточки бледно-синих плодов, а после обнаружил, что едва не раздавил своими негодными конечностями небольшие залежи кровь-ягод. Те отправились к можжевельнику. Настроение стремительно улучшалось. Теперь кот даже улыбался, тихо мурлыкая под нос. Или такому поведению поспособствовал знакомый дурманящий запах — четыре корешка мяун-травы удалось откопать из небольшой снежной насыпи.

И врачеватель уж было решил заканчивать прогулку (кисточки-то успели основательно подмёрзнуть, ага), однако… То ли высокий куст, то ли совсем низенькое деревце нарушило его планы. На оном загадочном растении красовались не менее загадочные оранжевые плоды. — Красные, синие, светло-синие, тёмно-синие, почти чёрные, но оранжевых я ещё не видел, — любопытство вытеснило остальные чувства. Известный любитель самых рискованных экспериментов потянулся вверх, опёршись о тоненький ствол кусто-дерева, и сорвал две веточки ягод. Впервые, кажется, благодаря природу за высокий рост.

Кот осторожно завернул все ценные находки в лопухи, по дороге обнаружив внушительное количество старой паутины. Мотать, правда, пришлось на переднюю лапу, ибо хвост нещадно болел. Да и не годился он теперь для таких целей со своей искривлённой формой. Кажется, до лагеря придётся слегка прыгать…
— Ну-с, где наша не пропадала.

→ главная поляна ветра

+3

68

→ откуда-то

Лучше срочного сообщения племени о том, что у них наконец-то есть тот, на кого можно положиться в плане лекарских дел, был только внезапный утренний поход по травы. Любой знающий Полуночника хоть немного (впрочем, «немного» знать столь болтливого кота явно невозможно), встретив его сейчас, скорее подумал бы, мол, неловкий социально и физически целитель с вересковых полей обрёл покой, но не был бы собой, не нарушив этот покой и не принявшись бродить скорбным духом средь смертных, ибо о нелюбви пушистого к рассветам знали все. От Звездопада, чьей героической личности порой приходилось бороться с дополнительной парой лап своего лекаря, коя внезапно вырастала, стоило на горизонте замаячить перспективе раннего подъёма, до самых маленьких котят Ветра — уж им-то морда Полуночника с утра явно не раз приходила в кошмарах.

Трёхцветный тихо вздохнул, разгоняя тёплым дыханием свежий утренний воздух. Воздух, надо сказать, охотно разогнался, испугавшись количества вложенного в сей вздох беспокойства. Да, знахарю тоже хотелось куда-нибудь разогнаться, когда мирный сон озарило присутствие потустороннего. На небе зажглась особенная Звезда для одного не в меру ворчливого ученика, и Полуночник не мог не увидеть её яркий свет. Как не мог не испугаться. Жестоко ошибившись однажды, потеряв верного последователя, кот испугался повторения истории. Педантичные, слегка ворчливые, саркастичные… Бесконечно одинокие. Обоим нужен настоящий друг, способный зажечь изнутри. Угу, одного лекарь вот так и зажёг, а после оставил тлеть, стремительно убежав раздаривать внутреннее тепло другим.

Полуночник помотал головой, замечая зеленеющие заросли хвоща. Быть может, наставник из него иногда устрашающе нерадивый, а профессионализм никто не отменял. Быть может, профессионализм выручит на сей раз. Кот одним слитным движением выудил из-под какого-то кустарника большой лист лопуха и вскоре в нём оказалась охапка ценного растения, так хорошо останавливающего кровь. Мысли бы нервные оно ещё останавливало. Впрочем, для нервных мыслей нашлось другое. Родимая мяун-трава подманила целителя своим запахом. Довершил композицию солнечный подмаренник.

Всё, теперь точно всё. Назад дороги нет — обязательно нужно принести в племя эти лекарства. И важные новости.

→ лагерь ветра

+3

69

источник --->

- И мышек. Всех поймаем. А насчет окраса - вот уж дудки. В Голые Деревья ты будешь самым незаменимым охотником, - обещала Воробейница своему подопечному, заговорщицки понижая голос и давая понять, что они приближаются. Остановив хвостом оруженосца, рыжая сверху вниз посмотрела на Вьюжку без притворства и со всей серьезностью.
- Знаешь, отведя тебя сюда в первый день, я, можно сказать, нарушаю правила. Оруженосцев не приводят сюда в самый первый день, потому что прежде их нужно научить выдержке и послушанию. С тобой, я вижу, проблем не будет, поэтому покажу тебе это место сразу, - конечно, авансом, но все же Воробейница поверила в беленького, на мгновение щуря глаза и как бы давая понять: "не подведи меня".
- Чуешь? - шагая чуть медленнее, потянула носом кошка.
- Запах такой. Смрадный, а за ним - гнилостный. Это запах границы, а дальше - племя Теней. Да-да, то самое, которое питается лягушками, крысами и падалью. Ну, по крайней мере, запах такой. А как ели лягушку - сама видела, - скривилась молоденькая наставница, навостряя ушки. Можно было оставить шутливый настрой, поскольку она не преувеличивала: было смертельно важно, чтобы Вьюжка во всем ее слушался.
- Здесь проходит Гремящая Тропа. Дорога двуногих, по которым ездят их Чудища, и я не притворяюсь: их нужно бояться. Давай притаимся вот здесь и подождем одно, - пробираясь к небольшому поваленному дереву, воительница прибилась к земле, хвостом давая знак поступить так же.
- Под лапами Чудища легко погибнуть. Повезет, если останешься изувеченным на всю жизнь. Эта тропа - наша граница, и я не знаю такой нужды, которая заставит кота перейти ее. Даже самый вкусный кролик не стоит смерти под лапами... этого, - Воробейница запнулась, заслышав рев. Тот самый рев, неестественный, пробирающий до прожилок.
Сама она видела Чудище несколько раз, и каждый был ужасен. Страшные, смрадные... Да, Вьюжке определенно стоит увидеть их.
- Притаись, ни звука, ни шороха, - скомандовала кошка и прижалась к земле, поджимая даже уши. Чудище с оглушительным ревом пронеслось мимо, поднимая пыль и песок, и как только оно достаточно удалилось, Воробейница подняла голову и повернулась к Вьюжке.

+1

70

→ племя теней
Погода стремительно портилась, уверенно стирая из памяти котов мысли о тёплых солнечных деньках и постепенно подготавливая их к предстоящему суровому сезону. Природа шептала: "Голые деревья не за горами...", и обитатели леса послушно ей верили. Ведь и глазом не успеешь моргнуть, как Листопад пролетит, словно один день, и корявые, голые ветки деревьев вместо золотой листвы покроются снегом. Холодный сезон обещал лишь одно - голод. Точнее, гораздо большее: голод, холод, болезни, отсутствие трав, снегопады и заморозки, агрессивность соседей, ровно так же борющихся за своё существование. Оставалось меньше луны, чтобы запастись жирком. После всех произошедших бед, коты и кошки племени Теней устали и истощились, и, казалось, Комета знала, что им было нужно.
Целая вереница следов от маленьких копытец тянулась вдоль самой границы племени Теней. Косули. Комета видела, как группа пугливых животных расхаживала по их землям, и когда уже было решила предпринять что-то, обнаружила, что животные перебегают на территорию племени Ветра. Косули то появлялись на границе, то исчезали, видимо, обитая на землях обоих кланов, и это предводительнице совсем не нравилось. Зверьки держались плотной группой и их было слишком много, чтобы уничтожить силами одного племени. Они топтали землю и метки, путали следы, но самое главное - привлекали своим запахом крупных хищников. В любом случае, проблему нужно было решать, и бросать на это все силы и без того ослабшего Сумрака синеглазая лидерша не собиралась. Совсем недавно она обнаружила для себя совершенно новое словосочетание – взаимная выгода. И после недавних событий Звездопад перестал казаться ей таким уж безмозглым стариком, представ в слегка неожиданном образе потенциального ... союзника? Дипломатия явно не была коньком фурии, но, в любом случае, попробовать стоило.
Надеясь застать утренний патруль, Комета до рассвета направилась к границам, и не прогадала - вскоре после её прихода на противоположной стороне границе что-то зашевелилось и до её ушей донеслись отдалённые голоса. Дождавшись, когда чудище двуногих с ревом пронесётся по дороге, невозмутимая Комета уверенным шагом пересекла тропу, будто бы звук и запах ревущих игрушек двуногих вовсе её не пугал.
- Доброе утро, Воробейница - коротко кивнув, поздоровалась кошка. Имени белоснежного оруженосца она не знала. - Мне нужно поговорить с вашим предводителем.

+2

71

►источник

Ну раз уж и его наставница сказала, что окрас в холода поможет быть лучшим охотником и вообще самым незаметным, то так точно и будет. Котик довольно задрал голову вверх и ничуть не смутился, когда из-за этого споткнулся о камушек. Невозмутимо выровнял бег и последовал за кошкой. Шли они недолго — резким взмахом хвоста наставница подала сигнал к остановке, и Вьюжка замер, подрагивая от предвкушения. Он прямо чувствовал, что скоро будет круто и опасно, но больше круто.Да ещё и против правил, она сама сказала — потому что он невероятно особенный ученик, ну и наверно ещё потому, что Звездопад покрывает все проступки Воробейницы.
Иначе зачем у него в палатке ночевать, — здраво рассудил Вьюжка, поглядывая на наставницу.
— Ага, — передернув плечом от накатившей вони — и как он ее раньше не заметил? — ответил он. — Как будто сдох кто-то, — конечно, настоящую падаль котик не нюхал ещё никогда, но был уверена что знает ее запах и еще много всяких других.
— Да я теперь в жизни кота племени Теней ни с кем не перепутаю, — с ухмылкой сообщил он, продолжая разнюхивать воздух. Такое не забудешь. Как и то, что Воробейница вживую видела поедание лягушки кем-то из племени болотников. Фу!
— Это потому что у них дичи нормальной нет — не то что у нас, — не менее деловито подытожил Вьюжка и подавил в себе желание пойти дальше, поближе к границе и посмотреть, что там ещё. Останавливало только то, что Воробейница доверила ему такое отважное дело — путешествие сюда в первый же день.
Он слушал рассказ наставницы и повторял за ней действия неосознанно — как она пригнулась, понизила голос. Гремящая тропа, которая так пугала многих котят, страшное место из рассказов старейшин, пока что было лишь вонючей неподвижной рекой, но рекой тихой. Вьюжка с легкостью мог расслышать любое слово наставницы — о каком шуме вообще речь? Он приоткрыл пасть, чтобы спросить ее, но земля будто задрожала, и юнец сам не понял, почему, но ощетинился и насторожился. Что-то огромное, вонючее и такое громкое, что заглушило биение крови в ушах, приближалось и вдруг пронеслось мимо, подняв пыль и ещё большую вонь. Эхом этот рёв отдавался в ушах Вьюжки, который не посмел зажмуриться, но словно прирос к земле и круглыми глазами смотрел вдаль пропавшему чудовищу.
— Лисье дерьмо-о, — протянул он и чихнул, все ещё глядя туда. — Это чудище просто ужасное, такое огромное и... оно может попасть в лес? Потому что если может, то представь, что будет, столкнись с ним кто-то из нас? — затараторил ученик, глядя на наставницу со смесью страха и какого-то отчаяния, — Я один раз в камень врезался, и то было больно... а если оно врежется? Убьёт ведь...
Вспомнилось, что кто-то из старейшин говорил, мол, чудища служат двуногим и те их не боятся. Вот Вьюжка боялся теперь, но ничуть не стеснялся этого. Такого будет бояться любой кот. Разве что не звездный.
Но тот, кто переходил гремящую тропу, был соткан вовсе не из звёзд. Чёрная и крупная кошка, совершенно не знакомая Вьюжке, приближалась к ним, чтобы поздороваться с Воробейницей и сказать про необходимость встречи с предводителем. Белоснежный уставился на неё, и он был вовсе не дурак, чтобы не понять, кто это. С властью в голосе, так похожей на Звездопадову. С необходимостью его увидеть. Чёрная и синеглазая. Кто ещё это мог быть?
— Мать моя кош...— вырвалось услышанное от воинов ругательство, да не до конца. — Ты же Комета! Настоящая!
Он восторженно взглянул на Воробейницу, все ещё не веря в удачу. Встретить чужую предводительницу, да ещё и отконвоировать ее, такую всю из себя важную, к своему предводителю... да остальные ученики от зависти лопнут! А кто ещё мог такое пережить в свою первую вылазку? Только он. Сверкая разноцветными глазами, Вьюжка внаглую рассматривал гостью, словно забыв о своём прежнем потрясении от вида чудищ.

+4

72

Воробейнице нравился ярый, по-детски буйный патриотизм Вьюжки. С этим можно было работать, и рыженькая все больше проникалась симпатией к своему первому и, конечно же, самому особенному ученику среди всех возможных.
А потому старательно закапывала в себе воспоминание о проблеске разочарования в глазах Вьюжки, когда он потерся носом со своей новоиспеченной наставницей.
Я вам всем покажу.
- Дичь у нас самая лучшая. Будем напару ею заваливать лагерь, - ощущая неприкрытый интерес к возможности воспитать себе идеального напарника и выдающегося воителя, Воробейница улыбнулась.
А после довольно ухмылялась, видя, что белыш испугался зверя.
Это хорошо. Слабоумие и отвага нам не подходят.
— Это чудище просто ужасное, такое огромное и... оно может попасть в лес? Потому что если может, то представь, что будет, столкнись с ним кто-то из нас? — затараторил ученик, глядя на наставницу со смесью страха и какого-то отчаяния, и Воробейница в глубине души их неохотно разделяла, — Я один раз в камень врезался, и то было больно... а если оно врежется? Убьёт ведь...
- Убьет, - тихо подтвердила молоденькая наставница, провожая взглядом удаляющееся Чудище и навостряя ушки: не идет ли новое.
- Поэтому здесь надо быть предельно осторожным. Многие коты калечились и гибли под лапами этих тварей. Помнишь, Пепелицу, из преданий? Она могла бы стать отменной воительницей, и пусть все ее запомнили как целительницу Грозового племени, её жизнь сильно изменилась. Удивительно, что она выжила, - сокрушенно помотала головой Воробейница, судорожно вспоминая, как оказалась калекой целительница Речного племени, Сивая.
У тропы показалось движение, и кошка насторожилась, выступая на лапу вперед Вьюжки. Вглядываясь в узнаваемый черный силуэт, рыженькая приосанилась и хлопнула по ушам ученика: не дело так реагировать.
- Умен не по лунам, - фыркнула в насмешке молоденькая воительница, с почтением и, конечно, осторожностью кивая Комете.
- Здравствуй, Комета. Познакомься, мой ученик, - не сдержалась, позволила нотке гордости проскочить, - Вьюжка.
А после запнулась, не решаясь принять просьбу предводительницы так быстро. Все же, не каждый кот в лесу обладает даром девяти жизней, и с этим следовало считаться, даже если эта кошка - лидер соседнего племени, чужаков.
- Ты одна? - чуть вытягивая шею и заглядывая за спину лидерши, Воробейница констатировала этот факт, скрывая легкое изумление.
Какая самоуверенная.
- Идем. Вьюжка, смотри под лапы.

---> лагерь

+3

73

Комета в жизни бы не призналась, что уделяет внимание таким мелочам, как внимание оруженосцев соседних племён, но мимолётный восторг белоснежного котика ей, несомненно, льстил - значит, есть ещё порох в пороховницах. Сумрачная фурия вполне всерьёз пеклась о собственной репутации, считая, что во многом именно она помогла ей ни раз выйти сухой из воды и удержать доминирующую позицию. Она готова была смириться даже с немыслимыми слухами, вроде тех, что она сьедает самых слабых котят в племени Теней, если бы это внушало другим опаску.
— Познакомься, мой ученик, Вьюжка. - в отличие от своего оруженосца, не растерялась воительница. Подумать только - совсем недавно же сама была ученицей - это черногривая помнила отлично. А сейчас уже воспитывает маленького будущего воина. Быстро время бежит - подумала сумрачная, вдруг ощутив себя чуть ли не столунной старухой.
- Очень приятно - хитро сощурившись, проговорила Комета и клацнула зубами, то ли пытаясь поймать застывшую в воздухе между ними муху, то ли намереваясь откусить разноглазому нос.
— Ты одна? - кажется, Воробейница сомневалась.
- Конечно - удивлённо изогнув бровь, ответила кошка. В силу своей врождённой самоуверенности она знала, что никто её и когтем тронуть не посмел бы. Да и брать с собой лишние хвосты было бы пустой тратой времени, особенно сейчас, когда в лагере постоянно должны находиться воители. Убежать от собак в одиночку казалось не такой большой проблемой, а вот спасаться целым отрядом - уже совсем другое дело.
Кивнув убедившей в том, что за черногривой не выдвинется целая группа сумрачных воинов Воробушке, Теневая лидерша последовала за парой.
→ в лагерь

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » границы » племя ветра — племя теней