У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
23.11 Пора подводить итоги года! Вместо привычного голосования самых-самых, в этом месяце список номинаций расширится до невероятного количества! В этом голосовании вы можете помочь вспомнить каждому игроку через какие трудности проходили ваши персонажи за последний год. Напомните о светлых и ламповых отыгрышах, в которых вы принимали участие в 2019 году.
19.11 Совсем скоро грядут новогодние праздники! И чтобы вы по-настоящему почувствовали снежную атмосферу Последнее Пристанище переоделось в зимний дизайн! Всем отличных зимних отыгрышей!
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » границы » речное племя — племя ветра


речное племя — племя ветра

Сообщений 201 страница 220 из 230

1

http://sd.uploads.ru/1mj23.png

речное племя - племя ветра
——————————————————————
В месте, где проходит граница между племенами Речным и Ветра, река шире и немного спокойнее, нежели ниже по течению. Пограничные метки воители оставляют на берегу, и можно подумать, что уж эта-то граница редко становится предметом спора - это какой прыткий должен быть оруженосец, чтобы перегнать дичь через пусть и не слишком бурный, но широкий поток? Однако же всё не так просто. В сезон Голых Деревьев здесь очень быстро встаёт лёд. И на протяжении нескольких лун реку легко можно пересечь и добраться до земель соседей.

0

201

Визг пронзил чувствительный слух, проник в самую глубину души и отдался невидимой раной. Кровь потекла по когтям, теперь это не кровь добычи, а такого же кота, как она. Дымка извивалась, словно змея, пряталась от этих мыслей, точно боялась, что сойдёт с ума. Но ей не было страшно. Выброс адреналина поспособствовал полнейшему самозабвению, оставалась лишь цель — выиграть бой любой ценой, ценой своей или чужой жизни, хоть она и не собиралась убивать. Не собиралась, но в подсознании всплывало некое желание.
«Отомстить за всех...»
В какой-то момент воительница переставала контролировать свою силу, выпуская её на волю хищным зверем, раздирающим всё и всех на своём пути. Искушение поддаться ярости было настолько сильным, что преодолеть его казалось невообразимой задачей самоконтроля, который буквально исчезал с каждой минутой боя. Огонь, горящий в груди, разрастался диким пламенем, глаза пылали яростью, не знали пощады.
Со стороны напрыгнуло ещё одно тело, в котором Дымка не смогла различить ни одного воина из племени Ветра — очередной отщепенец, помощник этих гнусных длиннолапых. Серо-белый мгновенно получает свою порцию царапин, глубоких, оставленных без раздумий и жалости. Пытался тот кот помочь Сияющей или же задавить силой полосатую — плевать. Он просто посмел поднять на неё лапу и ответил за своё решение. Юркости у огнеглазой не отнимай, она ловко избегала сдачи, и, пожалуй, тому объяснением была не только натренированность, но и в какой-то степени удача.
Крики, вой, рычание, шипение — всё это мешалось в один единый гул, заставляло отвлекаться, дёргаться от неожиданности. Напрыгнув на ученицу, Дымка уцепилась в её загривок, пытаясь нанести больше ударов, хоть и противница и так была изнеможена, но ей помешали, оттащив в сторону.
«Остановись... Прекрати безумие»
Рядом лежал в полусознании тот самый серо-белый кот, чьего имени она не знала. Сильно раненный незнакомец, что он забыл здесь? Новопринятый Звездопадом ветряк? Душой он точно принадлежал именно Ветром, никто другой не стал бы так бороться. Дымка оглянулась — её битва закончена.
Послышался громкий треск, заставивший полосатку отпрыгнуть куда подальше. Она знала этот звук, пугающий до мурашек, сводящий все мышцы болью воспоминаний. В ученичестве на одной из тренировок её буйному характеру не хватало приключений, что привело её на лёд, где жизнь Дымуши могла легко прерваться, если бы не наставник. Она вспомнила тот холод и страх. И теперь на её месте Созвездие. Огнеглазая не успела даже пошевелиться, её окучала паника, будто время остановило ход и всё застыло. Белоснежный Лебедь среагировал куда быстрее, бросившись на помощь предводительнице и вытащив её из холодной проруби.
«Она вряд ли жива, она не дышит...»
Зрачки сузились до минимума, а тело стало каменным, лишь сердце стучало так, словно вот-вот выпрыгнет.
«Соберись уже, хватит стоять»
Движения дали напомнить о том, что раны свежи, и ссадины так остро заболели, но Дымка лишь подлетела к лидерше, отдавая ей своё тепло. Рядом был Карпозуб, убитый горем, и полосатая пожалела, что была отдана жизнь Созвездия, а не её. Пятнистая предводительница не должна была терять жизнь, почему её никто не уберёг?
Дайте ей умереть спокойно, и она вернется к нам быстрее, — проговорила Ручей, и Дымка тут же отпрянула, ушла в сторону, глядя на бездыханное тело совсем без эмоций — на них не хватало сил. Она стояла прямо, словно камень, безучастно, замкнувшись в себе и своих мыслях. Такая же, как Череп, его идеальная копия.

Отредактировано Дымка (15-01-2020 20:33:38)

+13

202

Сияющая стояла возле предводителя и наблюдала за той бойней, что творилась перед ней. Куча орущих, дерущихся котов, который сражались как сумасшедшие, стремясь отомстить за соплеменников, которые чуть не погибли от лап речных. Кошка уже не лезла в бой. Она видела, как ветреные сметают речных и как их племя одерживает вверх. Где-то в глубине души проснулось сожаление. Тянуло кошку, что-то ворваться в битву, найти свою жертву и с особой жестокостью разобраться с ней. Опять эти мысли. Сияющая попыталась отправить это вглубь себя, вновь заперев, но не успела.
Неожиданно на поле боя ворвалось подкрепление со стороны речного племени.  И большинство из них напали на боеспособных соплеменников, но не все. Сияющая заметила, как одна из воительниц противоположного племени, несется к Звездопаду. Кошка метнулась ей на перерез и с этого момента все пошло не так. Сначала пропустив удар, а заодно потеряв равновесие и упал на землю в снег. И как назло в снегу оказался подлый, скрытый камень, о который Сияющая ударилась со всей дури и вскрикнула от неожиданности. Неожиданно её на помощь пришёл Василёк. Тоже кот, который познал жизнь одиночки и который вместе с племенем ветра выступил против несправедливости речного племени. Но серо-белого тоже ждала неудача. Кошка рванулась ему на помощь, но речная воительница, которая дралась словно воин львиного племени, очень сильным ударом оглушила Сияющую. Миг и её уже схватили за шкирку и принялись рвать бока когтями. Кошка завопила и попыталась вырваться и неожиданно Дымка её отпустила. Что было дальше кошка помнит плохо. Вроде они с Васильком напару смогли сбить кошку с лап и причинить небольшой урон, но в следующий миг одиночка улетел на землю, а черно-белая промазала и неудачно наступив на лапу упала. "Вот и всё. Конец." Дымка вновь схватила её  за шкирку, намереваясь причинить еще больше увечий, но неожиданно отпустила и оставила в покое.
Боль заполнила Сияющую. У неё не было сил встать. Она могла лишь лежать, зажмурив глаза и проклиная Звёздное племя за то, что оно не дает жить ей спокойно. После, глубоко вздохнув, кошка открыла глаза. Разум вновь подчинялся ей. Неподалеку валялся Василёк. На мгновение кошке показалось, что он лежит, не подавая признаков жизни. Но рядом раздался голос Полуночника и одиночка пошевелился. Сияющая облегченно вздохнула.
- Ты тоже молодец. Спасибо. Если бы не ты, то она разорвала бы меня, - ответила она Васильку. После съела горькие стебельки, каких-то трав, которые дал ей Дроколап. Звуки битвы начали стихать. Кошка не знала, как обстояли дела у других воинов. Она лишь надеялась, что они справятся с подкреплением.  Потом раздался странный шум. Василёк, который уже смог собраться с собой и встать неожиданно закричал и понесся к реке. Сияющая не поняла, что происходит. Но и звуки битвы стихли и со стороны реки раздались крики. Превознемогая боль, кошка встала и то, что она увидела повергло её в шок. Лёд на реке раскололся. Она увидела, как Василёк вместе с чёрной речной кошкой помогает кому-то выбраться. Приглядевшись она увидела, что они извлекли из воды Веснянку, а так же Звездопада.
- Какого... Что он там делает? - Сияющая направилась к реке. Самые худшие мысли посещали её. На этот короткий миг, кошка забыла, что у предводителей девять жизней и на неё накатил страх что он умер.
Ты стояла на его страже, но теперь вот он. Мокрый и неподвижный. Ты вновь провалилась.
И вот Сияющая стоит рядом с телом Звездопада.

+13

203

[indent] Взгляд к взгляду, лапа к лапе — воспитанница ветров смотрит в глаза королю пустошей, считывает чужое волнение. Внутри ни дыма, ни безумных всплесков чернеющих волн, штиль; над разношерстными макушками раскалывается небо надвое, бушуют крики и ярость, у неё —  дрожащая тишина в голове, следы изогнутых когтей подле разодранного сердца. Она смотрит на предводителя с оголённой тоской, на лужу крови и ужасающие ранения — за всеми убеждениями и надумками что-то с треском ломается, шепчет на ухо, что так просто нельзя.

[indent] Она ненавидела принимать чью-то сторону, всегда стараясь смотреть на проблему с разных точек зрения и учитывать голос каждого при формировании собственного мнения — сейчас же белесая дева слушала и верила беспрекословно каждому слову, видя только безумие в глазах чужеземцев. Воительница приподнимется, оглянется на врачевателей, что последовали на поле боя вместе со всеми — и если кто-то действительно тронет их, её вера в речное племя погибнет окончательно, теряя всякую надежду на восстановление.

[indent] — Обеща... — пытается заверить лидера, кивает в сторону целителей, и резко обрывает.

[indent] Стекались, как из ниоткуда, словно полчища тараканов, новоприбывшие воины реки.

[indent] Кошка внимательно следит за каждым из них, время от времени теряясь вовсе во всем этом разнообразии шерсти и криков, а после замечает Крестовника, который несется сломя голову в их сторону, но отвлекается на Кисточку. Крестовника, причину всех этих раздоров, оклеветавшего их предводителя — его нельзя подпустить к Звездопаду ни на шаг, и она кидается в их сторону, на подмогу соплеменнице.

[indent] Гигантский воин делает выпад вперед, и Озеро отскакивает в сторону, как лист на ветру — отчаянно пытается подсечь противника, но, видимо, медлит. Резкий прилив боли к голове, белесая теряет равновесие и осознание происходящего слишком быстро  — огромная когтистая лапа наносит первый удар, за ним добивает следующим.

[indent] Падает где-то подле, голову словно в тисках сжали, но дева упорно пытается подняться вновь, чтобы наброситься сверху, пока кот раздирает чужие уши. Морщится вся, кидается, впиваясь когтями за чужую спину, слетает прочь с брыкающегося лжеца, скрипя зубами от всепоглощающей досады, а после заходится в сдавленном крике — трехцветный силуэт, чужой кровью перепачканный, тянет лапу соплеменницы да ужасающего щелчка также стремительно, как стремительно впивается в светлое плечо после. Пытается отбиться, отпихнуть, прогнать, но сил не хватает ровно ни на что — слишком громоздкий и тяжелый, она извивается вся, как змея, разбрызгивая кровь рассеченного бока.

[indent] Озеро всем своим хрупким "я" противится этому исходу событий, шипит, винит в кровопролитии весь цапов мир. Смотрит на чужого воина с неприкрытым презрением, впервые в жизни ощущая это чувство так отчетливо, ярко, мысленно обрушив само небо на трехцветную голову. Видит наслаждение от происходящего в янтаре глаз — в противовес вскипает мгновенно небесной синевой, чувствуя откровенное отвращение напополам с горечью разочарования.

[indent]  [indent]  [indent] простите все, её слабости чужой ненависти не одолеть.

[indent] Последний замах того, кто стал первопричиной этой войны, накрывает сознание густой, беспросветной чернотой.

__________________

Щелчок — кто-то заботливо включил свет.

[indent] Щурится, жмет уши к голове не в силах выдержать шум, чуть не воет от боли в голове, словно кто-то беспрерывно бьет камнями по вискам и лбу — она аккуратно дотронется лапой ( на долю секунды приняв все происходящее ранее за страшный сон ). Сознание вернется быстро и верно, но с пульсациями и тошнотой. Предки, что это вообще только что было?

[indent] Озеро чувствует себя откровенно паршиво, словно проспала две минуты за всю луну и при этом умудрилась уснуть прямо под стадом косуль. Поднимется осторожно, чуть покачиваясь пройдет вперед, пытаясь сфокусировать взгляд и понять, сколько вообще пролежала в том сугробе. Тихо шипит от неожиданно боли в боку, а после переводит взгляд к границе.

[indent]  [indent] К границе, где река чернеет бурными потоками вод.
[indent]   [indent] [indent] Плохое предчувствие режет реальность на лоскуты.

[indent] Срывается с места, спотыкается, падает и поднимается, чтобы снова перейти на хромой бег. Добегает, когда уже слишком поздно, в растерянности глядит на промокшую Веснянку, после на бездыханное тело Звездопада — совсем мертвого. Нарастающий ужас сковывает лапы и рассудок, Озеро тяжело опускается рядом с предводителем и Соболем, пытаясь помочь согреть оледеневшее тело. Предки, она же клялась его защищать, клялась, и вот что из этого вышло — по телу бежит предательская дрожь.

Отредактировано Озеро (16-01-2020 07:00:27)

+10

204

Ликование впервые в жизни одолевшей настоящего противника Кисточки длилось недолго - едва стоило ей, гордо выпрямившись, осмотреться по сторонам, как на нее накинулся новый соперник! Воительница слегка опешила, она ведь даже отдышаться не успела. Созвездие тоже послала за подмогой - поняла кошка, примечая боковым зрением только прибывшие свежие речные силы. НО ТАК НЕЧЕСТНО! Их изначально было больше! Восемь на двоих! - вновь детское негодование проснулось в душе ветряной, но времени возмущаться не оставалось, ведь атаковавший её воин был преисполнен решимости. - Крестовник! - негромко ахнула черепаховая, узнавая в коте прославленного смутьяна. Ничего хорошего такой бой не предвещал, благо хоть Озеро кинулась на подмогу. Рыбоед попытался прыгнуть на Кисточку, но той каким-то образом удалось отскочить в сторону. Лапы предательски подрагивали. Удары следовали один за другим, и если изначально кошка пыталась уворачиваться, под конец она поняла, что это совершенно бесполезно. Крестовник упорно давил своим боевым превосходством и воинственным азартом. Даже оглушительный вопль, так отлично сработавший на Рогозе, не смог уберечь зеленоглазую от цепкой хватки противника. - А ты тут местная знаменитость. Созвездие и Ручей сказали, что тебя выгоняют из племени.- искренне желая хоть как-то задеть врага, прошипела кошка. Ощущение беспомощности лишь больше разжигали в ней злость, и хотелось говорить, говорить как можно больше гадостей в сейчас столь ненавистные глаза Крестовника. - Даже твои соплеменники говорят, ты предатель. - выдохнула Кисточка и грузно повалилась на землю, тяжело дыша. Все тело болело, словно охваченное огнем. И если в ту секунду ветряной казалось, что самое худшее уже позади, затем она поняла, как страшно ошибалась.
— ЛЕД СЕЙЧАС ТРЕСНЕТ, ВСЕ БЕГИТЕ К БЕРЕГУ!!!
Кисточка и так лежала у берега, на земле Ветра, но оглушающий крик и треск льда заставил ее вскочить на лапы, позабыв о ранениях. Полными животного, бездонного ужаса глазами, она наблюдала за тем, как предводители уходят под лед, четко осозновая, что ничего не может с этим сделать. Битва достигла своей наивысшей точки, своего апогея. - Нет!- она хотела кричать, но из пасти вырвался лишь глухой хрип. Нащупав в себе остатки смелости, кошка кинулась вперед, за вожаком, но очень быстро ее намерения разбились о суровую реальность - ледяная вода парализовала уставшие лапы. Я умру. - в который раз ощущая себя совершенно беспомощной, воительница выкарабкалась на сушу и упала без сил. Сознание ускользало, словно убегавший от нее кролик.

+9

205

Как только легкие заполонила ледяная вода, Звездопад ощутил непреодолимую тяжесть во всем теле. Последнее, что он запомнил, прежде чем глаза сомкнулись – силуэт пятнистой предводительницы, отчаянно боровшейся за свою жизнь. А Звездопаду все это было не нужно. Он знал, что умрет. Знал, что не выберется из этого ледяного плена. Он подчинился стихии, словно молодая полёвка, только что ощутившая на своей шкуре острые когти хищника. От неминуемой участи было не скрыться. Голубые глаза болезненно смотрели на мутно-белесые льдины над головой, оказываясь все дальше и дальше от Звездопада. Кот инстинктивно в последний раз вдохнул носом. Глотку сдавило спазмом и палево-полосатый лидер пустошей безжизненно раскрыл рот, медленно опускаясь ко дну.
Он захлебнулся.

«— Я дарю тебе жизнь, а с этой жизнью — стремление к миру. Всегда помни о том, что слово и понимание — главный ключ к сердцам и решению любой проблемы, и лапа, бережно касающаяся другого, всегда лучше лапы с выпущенными когтями.
- Я пытался, Сирень, - глаза его смотрели прямо на кошку, упрямо, с мольбой. Он полз, будто бы только что родившийся котёнок, раскорячившись, словно бы разучившись ходить, -  Я всеми силами старался.
Силуэт Сирени становился все менее отчетливым и Звездопад в натянутую нить с усердием подтянул свое тело, опираясь на передние лапы, пытаясь дотронуться до нее.
Прежде, чем ты познаешь мир, необходимо понять, как тяжело, больно и плохо без него — чтобы знать, к чему стремиться, от чего уходить. 
- Я не желаю мира тем, кто навсегда забыл о чести и справедливости! – его слова разбились о пустоту, коротким эхом раздаваясь в тишине. Сирень исчезла. Кажется, навсегда.»

Боль больше не мучила Звездопада. Бледно-голубые глаза открылись и перед предводителем возвысились четыре дуба. Он знал, куда он попал. Наконец-то. Они услышали. Тяжелый туман в голове постепенно рассеивался и Звездопад обретал ясность рассудка. Медленно оглядываясь, предводитель пустошей видел в этих звездных силуэтах все те же знакомые морды – Львинозвёзд, Бурозвёзд, Ржавохвост, даже Буран.
"Значит, добрался?"
Слева от него совершенно неожиданно для палевого лидера стояла Созвездие. Значит, тоже не справилась. Или это был не сон? Однако бока больше не саднили, а усталость не заставляла Звездопада валиться с лап. Очевидно, сон - их общий сон. И как бы сильно он сейчас ни пытался распалить в себе хотя бы каплю злости, его душа не бушевала волнами, а даже наоборот – безветренным штилем заполняла всего Звездопада, не давая тому ни малейшей возможности на озлобленность и ярость.
Голубоглазый внимательно всматривался в запутанные в шерсти предков звезды, задавая себе один лишь вопрос – на этом всё? Кот уже не был ни в чем уверен. И тут его глаза зацепились за столь знакомый звездный силуэт. Палевый предводитель племени Ветра сделал осторожный шаг вперед с нескрываемой надеждой смотря на нее. Степная Звезда была все столь же серьезна и суха в эмоциях, но у ее лап… Звездопад был готов потерять зрение, но это точно были они! Лучик, Совушка, Дроздёнок. Горячие воспоминания обжигали грудь. Степная Звезда взяла его котят под свою опеку, стала им звездной матерью, пусть даже косвенно их никак не касалась. И Звездопад наконец-то обрел в себе смирение и успокоение.
"Спасибо."
Раны были еще совсем свежи и Звездопад еле сдерживал этот ком в горле. Остановила лишь Созвездие, стоящая возле палевого лидера. И стоило ему лишь вспомнить о ее присутствии, как его тут же подхлестнули эмоции.
— Добро пожаловать. Снова.
К ним обращалась совсем молодая по меркам Звездного племени кошка. Невысокая, совсем юная, но в ее звездных зрачках Звездопад видел столько мудрости, сколь не обрел бы сам за всю свою жизнь. Он молчал, пока Жемчужница обращалась к ним. Кот надеялся, что Звездным предкам удастся вразумить обезумевшую Созвездие, доказать ей, что все ее действия склоняются только к одному – к кровопролитию.
И Жемчужница обратила свой взгляд на пятнистую. Звездопад по-прежнему оставался неподвижен, лишь время от времени поглядывая на Звездную кошку. Она говорила действительно важные, правильные вещи. То, чего бы ни сам Звездопад, ни один из соплеменников Созвездия не смогли бы выразить самостоятельно. И он надеялся, что Звездное племя по праву накажет Речную предводительницу за содеянное.
— Звездопад, — кот настороженно посмотрел прямо в глаза Жемчужницы — звёзды не отворачиваются от тебя и от твоего племени. Палевый предводитель приподнял брови, словно бы в изумлении, а в действительности же был действительно счастлив и рад слышать эти слова от Предков.
- Мы признаём тебя непричастным к тем злодеяниям, что совершала твоя сестра, включая смерть Львинозвёзда и надеемся, что ты найдёшь в себе достаточно сил, чтобы простить Речное племя, пережившее горькую утрату и не имевшее возможности ни защитить своего предводителя при жизни, ни призвать к ответу убийцу после его смерти.
Кот в мгновение же повернулся к пятнистой предводительнице, с некой претензией глядя на нее, как бы намекая «я же говорил, мы не причем». Но простит ли он Речное племя? Слова Жемчужницы для Звездопада стали победоносными. И если перед лицом Звездного племени Созвездие не поверит в сказанное… голубоглазый сделает всё, чтобы власть в лапы этой кошке больше никогда не попала.
Палевый лидер впервые за долгое время почувствовал себя «чистым» и честным перед самим собой. И когда Жемчужница заговорила про Макошь, Звездопад лишь едва заметно кивнул, соглашаясь со сказанным.
- Речному племени и племени Ветра нечего делить и не за что убивать друг друга: пора прекращать эту жестокую и бессмысленную войну. Я благословляю вас — вас обоих, — на грядущие мирные луны для ваших племён, где границы неприкосновенны, а жизнь кота, пусть и принадлежащего к другому племени, стоит выше гордыни и амбиций.
Звездопад не смел перечить воле Предков. Впрочем-то… он и его племя не начинали эту войну, а лишь стоически отбивались от умопомрачения Речных. А он лишь защищал себя и все свое племя. Да, наверное, все так и было.
Он увидел свой, ставший чуть более ярким, звёздный силуэт, стоявший возле Степной Звезды. Жизнь предводителя подходит к концу. И начинается новая.

«- Я стану мудрее, – Звездопад с легкостью встал на лапы, оглядываясь за спину. Неспешно пригладив шерсть, на которой россыпью расстелились тысячи звезд, кот спокойно и крайне искренне добавил, - Спасибо, Сирень.
Теперь он обрел вторую жизнь в Звездном племени. Жизнь, дарованную ему матерью. Так познается стремление к миру. Сквозь боль и страдания.»

Шум в ушах, словно бы он все еще под водой. А вокруг тишина. И вдруг резкий удар в грудь и Звездопад, захлебываясь, выкашливает из себя мутную речную воду. Удар сердца. Он вновь начинает чувствовать всё. Холод, озноб, давление в груди. Не хватает только одного. Злости. Звездопад хрипло и жадно делает первый вздох и тут же вновь из глотки вырывается вода. Гулко откашливаясь, он открывает глаза. Перед ним большое множество котов. Как он оказался на поверхности? Только-только приходя в себя, он боролся с желанием сейчас же встать, но понимал, что все попытки будут тщетны.  Голубоглазый медленно поворачивал головой, пытаясь осознать произошедшее.
Взмокшая Веснянка, Соболь, Озеро, Сияющая, даже Василёк... Рядом с ним стояло все его племя. А возле изрядно потрепанных ветряных на некрепких лапах держались речные. И ни одна душа не рвалась в бой.
"Значит, точка."
- Полуноч… - очередная порция илистой воды вырывается из грудины и Звездопад не успевает окликнуть целителя. Все еще с опаской и недоверием глядя на Речных, кот натыкается взглядом на пятнистое тело неподалеку. Желает, чтобы она вообще не проснулась. Но если не очнется, кто будет рассказывать Речным всю правду?
"И как бы я этого ни хотел, тебе придется выжить."

+13

206

В обратном пути лапы изнывали так, что чувство усталости сумело притупиться и так слиться с волнением, что ощущалось уже не так остро. Лапы казались полностью невесомыми от изнемождения и быстрого бега, но Медведица понимала, что стоит лишь на секунду замедлиться, и она всецело ощутит неподъёмные валуны вместо каждой подушечки и больше не сможет и сдвинуться с места. В боку неприятно покалывало, а глаза начинали щипать от ветра. Кошка, кажется, забывала моргать: ужас разинул её веки с такой силой, у Медведицы не получалось с ним совладать, а сердце колотилось так быстро, словно норовило примчаться назад первым отдельно от воительницы. Мимо кошки мелькали то сугробы, то ветви, и изредка какая-то из них поддевала её сбоку, а позже стали мелькать и шкуры - вокруг неслись соплеменники. Неслись, как в последний раз, и становилось дурно от того, что для кого-то этот забег мог и вправду оказаться таким. Несколько воителей остались в лагере приглядывать за оруженосцами, что и было верно, но серошкурую отдельно терзал сильных страх, что племя Ветра-то уже давно подоспело первым, и, кто знал? Может, они уже опоздали. Обогнать степных котов было речным не под силу, пускай и нужда сегодня была равная.

Под самой конец дороги серошкурая немного отстала, и примчалась практически в конце отряда. Как бы ни хотелось воительнице оказаться на границе в первых рядах, широкий костяк и не самая завидная сноровка давали о себе знать, а силы, как было слышно по обрывистым звукам уже издали, ей ещё точно пригодились. Шум и запах битвы достиг отряд быстрее, чем они все смогли её увидеть, и те последние крошки надежды, что всё ещё обойдётся, которые Медведица бережно несла с собой всю дорогу, рассыпались в мелкий прах. Cоплеменники, которых привела с собой Медведица, не дожидаясь лишнего повода ринулись вперёд, не щадя собственных лап и скрылись в круговоротах битвы, из которой то и дело доносился боевой клич. Медведица промедлила, пытаясь разглядеть, что успело произойти, но случилось из самого важного одно - племя Ветра успело первым. Серошкурая не могла удивиться этому, но это означало и то, что их близкие были в меньшинстве. Пока что.

Не может это быть по воле Предков, не может! Впрочем, предки, в которых верила серошкурая, были добры и милосердны к каждому, а их воля не могла оказаться такой беспощадной и кровавой... Шкуры, метавшиеся, подскакивающие и падающие то тут, то там, местами пестрили кровью, а в общих комьях было не разобрать, где начинался один кот и заканчивался другой. Клоки шерсти вылетали и из тех, и из этих, и весь этот хаос, а иначе было не назвать, не имел права случиться по воле высших сил. Вместе с тем, как сокрушались под ударами спины своих и чужих, надкололась и вера Медведицы в то, во что она так безоговорочно верила. Для этого не понадобились ни минуты размышлений, так часто донимавшие её обычно, ни пристальное разглядывание бойни - ничего. Хватило лишь выбежать на границу и вдохнуть полной грудью настоящую войну. Медведица протяжно выдохнула, на долю секунды прикрывая глаза. Вопреки собственным мечтам, которые светили ярким солнцем и звучали игривыми волнам в её душе, когда кошка откроет глаза и сделает новый вдох, ей придётся вспомнить, что, в первую очередь, она - воительница Речного племени, а уже после - кошка, которая хочет мира. И если та, последняя, оказалась на этих "переговорах" не к месту, то воительница была готова отразить первую атаку.

Бело-рыжая кошка неслась прямо на неё. Медведица помнила её из патрулей - то была Воробейница. Степная кошка была немногим её старше, и серошкурая помнила, как встречала её здесь же раз за разом и радовалась тому, как взрослеют соседи и она вроде как и через границу, но вместе с ними. Сейчас же, если бы Медведица не отскочила в сторону, Воробейница снесла бы её с лап, и теперь серошкурая понимала - она тоже не виновата. Наверное. Виноваты те, кто не возжелал мира, но, помнится, и её не поддержал никто... Чем сильнее Медведица понимала, что любая лишняя мысль не о битве будет для неё фатальна, тем сильнее они нападали на неё - всё, как говорил когда-то ей наставник. Дурных мыслей у Медведицы не было, но это не помешают им однажды её убить. До этого дня, до первый своей настоящей драки Медведица не понимала, что он имел в виду, но сейчас яростно пыталась вспомнить всё, что он говорил ей когда-то. Не вспомнит - не доживёт до заката, не возвратится в лагерь и не увидит своих близких.

Словно не думая, а повинуясь самому телу и какому-то дикому внутреннему зову в следующую секунду Медведица оказалась на спине соперницы. Как - сама не поняла. Лапы сами оттолкнули её от земли, и кошка крепко схватилась за рыжую шкуру, пуская в неё готовые к делу когти и хватаясь за шкирку зубами, то ли атакуя, то ли попросту боясь свалиться. Медведице хотелось зажмуриться и не видеть, что творит она сама и не ловить краешками глаз метавшиеся вокруг шкуры своих и чужих, но Воробейница тут же попыталась отскочить, и лапа Медведицы встретила её затылок, нанося неслабый удар. Впрочем, на медвежью силу кошка не могла полагаться, как бы оно ни было иронично, хоть ей и удалось удержаться на Воробейнице. Позже Медведица ощутимо удивиться тому, каким же боком у неё это вышло, но сейчас, пока ещё не пролилась её кровь, воительница вцепилась Ворбейнице в шею, не дожидаясь второго шанса - его тут ни у кого не было. Пасть Медведицы донельзя заполнилась шерстью и вкусом ныне вражеской шкуры. Этот вкус оказался ей противен, да и не менее того, что приходилось ей делать. Краешками глаз серошкурая могла заметить, что сражение вокруг не утихает, но только попробовав Воробейницу на зуб в ней с новой силой взыграло ярое желание больше никогда этого не делать.

- Нам же не обязательно это делать, Воробейница, - быстро протараторила кошка, на мгновение отодвигаясь от соперницы, - Прекрати, пожалуйста...

В голосе воительницы звучала яростная мольба, а осознание того, насколько позорно было молить своего врага сдаться, болезненно кололо под рёбра. Но, как бы ни хотела кошка и вправду прекратить это, первой степную воительницу она не отпустила, а позже подумает - может, стоило? Покуда битва ещё не началась, ей было не так страшно обернуться спиной к разгорячённой Гончей, если это хоть как-то могло повлиять на исход. Наверное, она лишь страшилась за собственную шкуру, которую Воробейница едва бы пощадила, если бы не разделяла желаний Медведицы, а, может, этим страхом серошкурой было приятно скрывать, что не так многим она и отличается от тех, кто эту бойню и начал. Медведица громко говорила о мире, но сражалась не ласковее остальных, когда на неё пошли в атаку. Может, в этом и было дело - она всего лишь не понимала, что остальные прошли через это же? Как бы оно там ни было, позволить собственным мыслям властвовать над временем сейчас было глупо, и, кажется, именно эту глупость Медведица и совершила, а, может, её силы к этому мгновению уже пошли на последний, быстрый исход.

Когда спустя несколько мгновений инстинкт запретит ждать ответа и каплю дольше, лапа кошки замахнулась повыше, силясь ударить рыжешкурую по затылку и, наконец, оглушить, но Ворбейница сума вывернуться, а к тому же - с душой лягнуть Медведицу лапами в бок. Кошка зашипела от неожиданности и того, что никогда доселе не схватывала удар и примерно подобной силы, и отлетела в сторону, отчаянно цепляясь когтями за землю и вспарывая брюхом слой снега. Ошалев от своей первой неудачи в драке, Медведицу накрыло сильной волной жара, словно ранее кошка не до конца понимала, что не всегда сумеет усидеть на спине Воробейницы, вещая ей свои морали. Намереваясь отскочить ещё подальше, чтобы не попасть под новый удар, Медведица замешкалась и встретила спиной чужие лапы и когти. Медведица оказалась полностью обездвижена, а звон в голове не позволял даже сообразить, что произошло и что следует сделать, лишь только лапы по простой инерции попытались распрямиться. Впрочем, толку от этого не вышло, а Ворбейница, заручившись вновь воспылавшим куражом, отшвырнула её не труднее, чем котёнка, и Медведица вновь покатилась через бок, так и не поднявшись на лапы.

Не без труда открывая глаза, Медведица только попыталась зафиксировать взгляд на Воробейнице, но всё вокруг тряслось, словно сами глаза гуляли по ветру, а топот сражавшихся вокруг лап сотрясали и остальное тело. Медведица болезненно потрясла головой, словно силясь стряхнуть атаковавший её голову звон, но сделала себе же только хуже. Вероятно, Воробейница уже двигалась на неё вновь, и небось - только что бы добить, и кошка, всё ещё в своём тумане, кое-как поднялась хотя бы на передние лапы, перед которыми... Красовалась узкая, протяжная, как след старательного когтя, трещина.

— ЛЕД СЕЙЧАС ТРЕСНЕТ, ВСЕ БЕГИТЕ К БЕРЕГУ!
— ПОМОГИТЕ!
— За ними БЫСТРО!

Крики других котов стремглав достигли её ушей, но их суть ползла медленно, словно улитка, а голова всё звенела, звенела... Медведица не могла понять, чьи это голоса: быть может, племя Ветра что-то удумало? Но трещина под лапами - нет, это была далеко не шутка. Невдалеке послышался тяжёлый всплеск, крики становились громче, коты суетились, бежали, бежали... Словно лёд уходил у них из-под лап. Превозмогая боль от полученной раны, воительница обернулась к Воробейнице, но не нашла её. И впрямь - все судорожно неслись к берегам, и лишь теперь кошку вновь окатило прохладой, в то время как лёд заскрежетал под лапами настолько громко, что она смогла это как следует расслышать.

Осознав, что творится, серая подпрыгнула и, приземлившись, слава Предкам, если, конечно, они всё ещё тут были, приземлилась на ещё твёрдую льдину, и понеслась... По бокам были её соплеменники, но Медведица редко на них оборачивалась, а лишь только чувствовала запах их ран и страха. Но кто-то всё кричал и кричал о помощи, и, отбежав на безопасное расстояние от ширившейся трещины, кошка наконец обернулась. Посреди льда зияла огромная, как казалось, дыра, похожая но одну из ран, которую все воители здесь получили на свои шкуры. И рана эта кровоточила всплесками и хлюпами. Наскоро глядя вокруг, Медведица силилась понять, кто провалился в неё, и не без ужаса поняла - Созвездие и Звездопад. Оба лидера провалились под воду, и те, кому хватило храбрости, уже отправились им на выручку. Там была, естественно, и Ручей, и Лебедь, и вроде кто-то ещё... Вереск. Получившая на сегодня и без того не мало новостей о себе и о мире, Медведица зашагала в их сторону, но не торопилась - рана не давала, да и толпиться вокруг ломанного льда - только удачу пытать, которая и без того сегодня не особо присутствовала на границе. Подходя ближе, Медведица поняла, что обоих уже вытащили, и Звездопад не без помощи Полуночника уже сумел что-то прохрипеть, оставалась очередь Созвездия. У предводителей не имелось роскоши погибнуть так легко, и кошка это знала, что, впрочем, не мешало ей переживать за лидершу. А взгляд, уже не стеснявшийся ничего, но не лишённый вновь неуместного сочувствия приглядывал и за Звездопадом. И надо оно вам было.

+10

207

[indent]Последним, что запомнила пятнистая было липкое цапово отчаяние, охватившее все ее существо в единый миг: обломок льдины ознаменовал падение в пучину бездны, которой оказалась, как это не иронично - мать-река. Силы на борьбу давно закончились и противостояла стихии она на одном лишь врожденном упрямстве, но и оно оставило строптивицу, когда промокшее до последней шерстинки тело, ставшее невыносимо тяжелым от воды, отказало повиноваться приказам охваченного паникой мозга и стремительно пошло на дно. Короткий вдох против воли заполнил болью легкие, а потом спустя мучительное мгновение сознание померкло, отправив кошку в спасительную тьму. Ей стало тихо и спокойно. Впервые за этот бессмысленно-жестокий день. И даже на мгновение забылось почему она и ее племя так яростно сражались, проливая такую же алую, как и их собственная кровь: чего добились этим побоищем? Почему не смогли противостоять ненависти, охватившей их? И самое главное - что в действительности послужило причиной разгара конфликта таких масштабов? Эти вопросы падали в пустоту камнями один за другим. Созвездие же как будто со стороны наблюдала за их полетом. Не видела их, но слышала глухие удары падения.
[indent] Тук. Тук. Тук.
[indent] Будто стук замедляющего бег сердца. Пятнистая уже ни о чем не думала. Ничего не хотела. Весь груз, что чувствовался на плечах при жизни, растаял дымкой, не оставив даже памяти. Да, она была предводительницей речного племени. Делала все, что как считала пойдет им всем на пользу. Не предотвратила кровавую войну. А могла ли? Что ж, теперь это уже не важно. Кошка открыла глаза почувствовав как в веки бьет солнечный свет. Медленно выдохнула прежде чем открыть глаза. Оглянулась чуть удивленно разглядывая собравшихся котов звездного воинства, и поняла что не попадет в Темный лес за свои ошибки, как боялась этого. Облегчение не сравнимое ни с чем другим затопило ее, отчего потемневшие от гнева глаза прояснились и засверкали чистой незамутненной бирюзой. Она сделала шаг навстречу предкам, осознавая что умерла, и принимая эту своего рода плату за совершенные ошибки. Предки гневались, не одобряя поступки своих потомков - поэтому раскололи на реке лед, однако сколько не вглядывалась в знакомые морды напротив, отмечая про себя, что встречать их вот так может стать ее привычкой, не увидела ни единого укора в направленных на нее взглядах. Звездные воители были непоколебимо спокойны в своей мудрости. Созвездие глядя на них подумала, что обрести такое просветления можно только окончательно умерев. Собственный слабо мерцающий едва видимый силуэт в их рядах стал своего рода подтверждением промелькнувшей мысли.
  [indent]  — Меня зовут Жемчужница. Много лун назад, прежде чем посмертно стать воительницей присоединиться к предкам, я была оруженосцем Речного племени. Меня убили те, кто хотели бессмысленного насилия и поставили себя выше Воинского закона, - кошечка, которая вышла навстречу была юна, отчего сердце речной на мгновение сжалось. Она слушала ее историю молча, глядя в умные не по лунам глаза. Ей всегда было горько отпускать к Звездам молодые души, не познавшие жизнь, но что-то сделать, чтобы препятствовать этому никто не мог - то была жизнь во всех ее проявлениях. Почтительно склонив голову золотисто-черная внимала каждому слову, однако когда взгляд зацепил, наконец, чужой силуэт неподалеку от своего собственного, распахнула глаза шире вскинув голову.
  [indent] — Это не первые ваши потерянные жизни, но, к счастью, и не последние, - за приветствием она чуть не пропустила главное: Созвездие была здесь не одна. Звездопада тоже простили и оправдали. И тут она вспомнила. Перед глазами красочным вихрем пронеслись пережитые картины. В хаотичном непоследовательном порядке они возвращали память капля за каплей, остановившись вдруг на одной самой яркой, отпечатавшейся на сетчатке глаза: мраморно-полосатый кот впивающийся зубами в серую шерсть поверженной кошки.
[indent] - Разве осознанное убийство можно чем-то оправдать? - и плевать, что глашатае, слава предкам, удалось избежать худшего. Она бы еще поняла, если бы в попытке защитить себя и Гончую, лидер Ветра запугивал их, блефовал, но он действительно сделал это - сдержал свое цапово обещание.
  [indent] - Разве ТАКОЕ  можно простить?!
[indent] Прищурив глаза кошка рассекла хвостом воздух, кинув взгляд на короля пустошей, но не произнесла ни звука. Звездное воинство было выше всех Законов, было его сутью, отражением. Идти против воли предков значило предать и окончательно потерять себя. Жемчужница тем временем продолжала, обратившись к ней лично:
[indent] — Львинозвёзд не заслужил такой участи, но ни один несправедливо погибший бы не захотел, чтобы из-за его смерти пролилось столько крови, сколько льётся сейчас. Он выбрал тебя в свои преемники, Созвездие, зная, что ты уверенно поведёшь Речное племя в будущее, а не станешь впиваться когтями в прошлое, - она нашла взглядом павшего речного короля, но не увидела на морде ничего кроме спокойствия. Думал ли златогривый король так при жизни? Этого уже не узнать. Коротко выдохнув, кошка снова смолчала. Обвинять предков в том, что они только сейчас соизволили поднять свои звездные задницы, чтобы разложить все по полочкам было крайне глупо, но осознание этого не убавляло растущего желания. Конечно, только когда дело дошло до бойни, они решили, что пора показать своим детям, что все не так!
[indent] — И он никогда не оставит тебя, даже в самый тёмный час, когда ты будешь думать, что все тебя покинули. Не думай о том, как поступил бы Львинозвёзд или кто-то другой, делай то, что сама считаешь правильным; чистые благородство и доброта схожи с чистыми гордостью и жестокостью  — это крайности, которые нужно уметь разбавлять, - закончив, звездная воительница обратилась к Звездопаду, а Созвездие сама того не желая наткнулась случайно взглядом на Костеца. Взгляд старого кота не выражал никаких эмоций, но в памяти настойчиво всплыли его слова на церемонии посвящения:
[indent] - Я даю тебе терпение. Вам, молодым, вечно не сидится. Старейшины же знают, что терпение идет рука об руку с мудростью.
[indent] Терпение.
[indent] Давя себя изо всех сил, сосредоточившись на этом качестве, которое пришлось потом и болью взращивать в себе не одну луну, пятнистая честно терпела, ждала, чтобы разобраться в запутанной красными нитями клубке истории, чтобы в конце концов, мудро покарать виновника бедствий. Ждала и терпела, позволив ненависти захлестнуть и отравить собственное племя, которое поклялась оберегать и защищать. Не справилась. И теперь сосуд накопленного терпения разлетелся ледяными осколками, намертво впившимися в шкуру незримым шрамом напоминания: больше терпеть нельзя и нет смысла ждать чуда. Ничего не произойдет и не станет лучше. Только в действии есть жизнь и сила. Теперь она это отчетливо поняла и сделала выводы.
   [indent]  — Убийца, стравливающая лесные племена, получит по заслугам, но не сейчас, - речная едва протестующе не зашипела выпустив из мягких лап острые когти. Желание отыскать Звездоцапову Макошь и разодрать ее в клочья вновь проснулось с новой несокрушимой силой. Поймав в этот миг взгляд ветряка, говоривший ей, что сами предки оправдывают его политику, и что с самого начала она была права сдерживая свое племя, охваченное жаждой мщения словно пожаром кошка непримиримо фыркнула, дернув плечом, радуясь что здесь за гранью боли и страданий, отсутствие на теле ран позволяет сделать это не морщась. Что же, она все сделала правильно. До сегодняшнего дня. И это стало общей ошибкой, но обсуждать этот вопрос в этом месте предводительница не собиралась. Она просто кивнула, прерывая зрительный контакт.
[indent]  — Я благословляю вас — вас обоих, — на грядущие мирные луны для ваших племён, где границы неприкосновенны, а жизнь кота, пусть и принадлежащего к другому племени, стоит выше гордыни и амбиций. Вам даровано право совершать ошибки, такие, как эта, но вместе с тем на вас лежит обязанность делать из них выводы. Надеюсь, наша следующая встреча произойдёт через много-много лун, - приняв благословение от Жемчужницы с искренней благодарностью в своем сердце, Созвездие закрыла глаза уже зная, что как только сон, а это был именно он, закончится, душа вернется в тело с оставшимися семью жизнями. с ними вернутся боль, холод, и пережевывания за раненых соплеменников. Понимая, что готова принять этот груз вновь, золотисто-черная шумно втянула носом воздух, задержав дыхание, словно перед прыжком в воду.
[indent] Тук-тук. Тук-Тук. Тук-тук.
[indent] Все случилось как и предполагалось, вот только сколько ни старайся, готовым к этому никому никогда не стать. Почувствовав давление на грудную клетку помимо холода и боли занемевших ран, Созвездие непроизвольно дернулась зашедшись в приступе отхаркивающего воду кашля. В одно мгновение свернулась клубочком заставляя себя снова слышать и чувствовать окружающий мир, а затем так же непроизвольно расслабилась, переворачиваясь на живот и с трудом поднимая с лап голову. Капельки воды на ресницах превратились в льдинки. Сморгнув их, кошка огляделась с облечением и волнующим неверием отмечая, что все по-настоящему закончилось. Рядом было ее племя - знакомые до последней шерстинки коты, с беспокойством суетящиеся, ожидающие ее возвращения.
[indent] И как она могла в них усомниться? В своем племени! В своей семье! В каждом из котов, которые так сильно о ней переживали! Должно быть, поэтому ее наказала сама мать-река. И правильно сделала!
[indent] Они все еще находились на территории племени Ветра. Предводительница нашла взглядом очнувшегося Звездопада. Звездные воители поставили в этой истории жирную точку, призвав их к себе. Война закончилась. И все же Созвездие отныне знала на что способен этот кот. И не могла найти в себе силы на искреннее прощение, но ее племя больше не будет страдать из-за непонимания! Абсолютный мир между лесными племенами невозможен по определению: стычки всегда будут присутствовать на границах. Воители будут соперничать за территории. Этого не изменят ни мертвые, ни живые - это их жизнь, однако кровавой истории на границе Реки и Ветра больше не повторится. Пока она жива, пока жизни есть в запасе, все так и будет!
[indent] - П-племя Ветра не убивало Л-львинозвезда, - с хрипом медленно произнесла речная с трудом поднимаясь на передние лапы, кое-как принимая полусидячее положение. Ее била дикая дрожь. Язык еле ворочался. - Ни один ветряной кот не был причастен к этой трагедии, - она заставила окрепнуть свой голос на последних словах. - Племени Реки незачем больше мстить племени Ветра, - поверить бы в это самой! Взгляд был направлен прямо в глаза Звездопада. В глубине души Созвездие справедливо опасалась, что его цапова гордость не позволит так просто замять этот конфликт, хотя все уже за него сполна расплатились. - Каждому кому захочется продолжать одна дорога - изгнание, однако это касается только данного вопроса, - кошка сузила глаза не думая, что выглядит возможно жалко. Не одна она находилась в столь плачевном состоянии. Сейчас почти все на границе были равны.
[indent] Слабые лапы разъехались и она все же снова опустилась на снег.
[indent] - Староречье пока что останется нейтральной территорией, но если захочешь, мы вернемся к этому вопросу, как только обе стороны залижут раны, в противном случае этому не будет конца, - после отнятых Нагретых камней она не желала давать соперником ни единой новой территории. Переведя дух, чувствуя как все еще горят легкие, самка замолчала ожидая ответа, вопросительно вздернув бровь игнорируя боль в разорванной щеке. Судя по суетящимся котам, Ручей успела отдать все важные приказы. Оставалось только разойтись уже им всем по домам.

Отредактировано Созвездие (16-01-2020 11:38:15)

+16

208

Воробейница встряхнула Чернику, словно пытаясь выбить всю дурь из нее и всю боль из себя. Её плешивые фразочки совершенно не трогали Воробейницу, поскольку больше раздразнить молодую несостоявшуюся королеву было попросту невозможно. Она отшвырнула от себя чернявую, широко расставив передние лапы. Запрокинув голову вниз, она тяжело дышала, всей пастью, выглядывая хоть кого-нибудь, кто готов с ней подраться еще.
Было так хорошо.
Правда, болели когти, болело все тело, и это было благословением, снимающим боль с души. Чувствуя, как щиплет раны от речной кошки, рыжая перетряхнулась и припала к земле, с рыком встречая взгляд обезумевшего Крестовника. Похоже, вот он, ее новый соперник?
- А ты заставь меня отойти, - скалясь, словно волчица, страшно прорычала ветряная кошка. Она была заведена, натянута, как пружина, и каждое движение было четко выверенным. По-хищному пригибаясь, воительница выставила напряженную переднюю лапу вперед, намереваясь еще немного - и броситься на этого юнца, который и был зачинщиком прошлой драки на границе.
И вдруг мир завертелся, а кошка тяжело бухнулась в снег. Ошалело завертев головой, Воробейница пыталась придти в себя, но Медведица, налетевшая на нее вместо Крестовника, обрушила на нее всю мощь своего тренированного речного тела, и рыжей оставалось только в панике пытаться увернуться, взять ситуацию под контроль.
Атаковать, звездоцапову мать, а не защищаться!
Воробейница ощутила, как накатывает усталость и боль после прошлого боя, а тут еще эта дикарка. Пытаясь парировать, рыжая уворачивалась, отскакивала, рычала, когда зубы и когти Медведицы впивались ей в кожу, и одни предки знают какого неимоверного усилия ей стоило взбрыкнуть и отскочить от серой кошки.
Потрясенно замерев, Воробейница тяжело задышала. Два, три вдоха.

Сморщив переносицу в диком оскале, рыжая страшно улыбнулась. И, зарычав, бросилась лобовой атакой на кошку, понимая, что получает свое превосходство.

Сильный удар задними лапами отрезвил речную, и теперь уже отступала она. Обрушивая удары из последних сил, Воробейница дралась, как могла, со всей яростью и болью, и у нее не было даже шанса посмотреть, как идет бой у других. Ей попалась такая сильная соперница, и было просто необходимо наконец одержать такую тяжелую победу.
— Нам же не обязательно это делать, Воробейница, — быстро протараторила кошка, на мгновение отодвигаясь от соперницы, — Прекрати, пожалуйста...
Она не слышала. Впившись зубами в загривок, кошка встряхнула Медведицу. Лапа занеслась, и воительница хотела кубарем покатиться с речной, как внезапный треск и вскрики заставили рыжую остановиться. Обернуться.
Чтобы успеть увидеть палевую шерсть, теряющуюся в воде.

Какая Медведица?
Кто она вообще?
Разве это имеет смысл?

Рыжая рванула от нее. Рванула к самому берегу речушки, куда уже успела рухнуть на помощь Веснянка. Воительница, стуча зубами от страха, словно тигрица в клетке ходила по берегу, высматривая ее, и, наконец, увидела. Их обоих.
Грубо расталкивая соплеменников, Воробейница потянулась к Веснянке. Страх воды всегда был главным у ветряной кошки, и подружка Лисохвоста отныне заслужила величайшее уважение от соплеменницы, но... все потом.
Она схватила предводителя за загривок, силой вытаскивая. Рядом мелькнула черная тень, и рыжая зарычала, но... Черника помогла.
Ветряная моргнула, молча принимая этот странный поступок. Остальные переставали существовать, и кошка склонилась над лидером, чувствуя, что он не дышит.
Ему пытались помочь, а Воробейница потрясенно попятилась, мотая головой. Неужели... теряет. Да. Теряет.

- Прекрати причитать! - в сердцах рявкнула на глашатая рыжая кошка, понимая, что ей попадет. Она и сама была в панике, но он - глашатай, он должен был всех успокоить, а не спровоцировать общий невроз. Коты двух племен кружили над своими лидерами, и Воробейница скорбно сгорбилась, дожидаясь того самого первого вдоха.
И прикрыла глаза в немом облегчении.
Слава предкам.
— П-племя Ветра не убивало Л-львинозвезда, - запинаясь, произнесла Созвездие. Приоткрыв глаза, Воробейница через спины соплеменников исподлобья уставилась на пятнистую кошку, а после сплюнула.
- Триста раз вам сказали, что это была Макошь. Бестолочи, - с крайним презрением мяукнула кошка, пытаясь отдышаться.

+14

209

// павел пиковский и группа «хьюго» — антивоенный джаз
[indent] — Нет, дорогой, — ветряк тяжело выдохнул, высматривая раненых и одновременно пытаясь заслонить собой храброго ученика. После этого жуткого побоища мало кто будет видеть спокойные сны ещё несколько лун, — напряжение играет слишком большую роль. К тому же даём мы немного, — и Полуночник резко остановился, взрыхлив жалкие остатки красноватых сугробов.

[indent] Налетевшая вьюга была не просто холодной. Она несла лёд, несла ослепительную, оглушающую хрустальную изморозь, коей не место в живом, подлунном мире. Ветер дул в сторону смерти, скрывая последние лучи зимнего солнца за клубящимися кучерявыми тучами и погружая всех во мрак. И мрак тот был страшнее хмари Темнолесья. Предки гневались — лекарь чувствовал это.

[indent] А потом раздался оглушительный треск, заорала не своим голосом предводительница Речного племени и не стало ни победителей, ни проигравших. Звёзды показали, что ледяная стихия, природа, которая всегда права, забирает с собою тех, кто был за, равно как и тех, кто был против. Вот только на сей раз она забрала лучшего друга Полуночника.

[indent] — ЗВЕЗДОПАД! — целитель вырвался вперёд, поздно замечая побежавшего на помощь предводителю Василька, — ВАСИЛЁК! СТОЙ, — без страха перед острым льдом и ревущей водой трёхцветный подскочил, проскользил к своим соплеменникам, жестом хвоста веля Дроколапу остаться на безопасном от трещин расстоянии. Откашлявшись, Полуночник обернулся к Чернике, спасибо, спасибо тебе большое. Я… Если Сивой будет не хватать трав, пусть она приходит ко мне, — пушистый кот сморгнул влагу с медовых глаз, горячо благодаря Речную воительницу, вопреки всему поддержавшую Василька, Веснянку и Звездопада. А после Ручей добавила весьма ценное напоминание, — спасибо, глашатая, — кивнув серой, Полуночник выполнил её указания, и вода действительно начала выходить из лёгких предводителя, — они будут жить, Вереск. Обязательно будут. Растирай и согревай Веснянку. Соболь, прекрати и помогай Васильку. Осторожнее с ранами, они могли вновь открыться. Будь достоин отданной Звездопадом жизни, — лекарь прошептал мягкий упрёк ветряному глашатаю, а после продолжил судорожно раздавать указания. Подозвав, наконец, своего ученика, Полуночник заметил, что раны палевого лидера, несмотря на пребывание средь Звёзд, затягиваться отнюдь не спешили. Предки не всесильны, но живые могут помочь им стать таковыми.

[indent] — Дроколап, календулу на плечи, где царапины. Потом обрабатываешь отёк лапы. Сок солнце-ягод на паутину, — сам целитель принялся за глубокие ранения и разорванный загривок, сначала щедро промокнув их мхом, смоченным кровь-ягодами, а после наложив припарки из паутины с кашицей из красных плодов и оранжевых ноготков. Кот искренне надеялся, что их лекарская поддержка поставит Звездопада на лапы быстрее.

[indent] Остаток трав — одно лечение, не больше. Полуночник уже думал вновь обработать раны Василька или проверить травмы Веснянки — подобные заплывы скорому выздоровлению определённо не способствуют, однако... кот обернулся.

[indent] Подле Ручей, поделившейся ценным советом, и Жёлудя захлёбывался кровью и воздухом чужой воитель. Едва живой, шерсть больше сплошная рана, чем шерсть. Потихоньку вокруг него разливалась багрово-алая лужа, и целитель почти видел в её каплях покидающую кота, — Рогоза, кажется, — жизнь. Почти видел белые маленькие искорки, туманящие яркий чёрный оттенок шкуры, делающие его призрачным. Мёртвым.

[indent] — Ваши целитель здесь!
                                 В а ш и…

[indent] Одно худо-бедное лечение. Впервые врачеватель, привыкший помогать всем нуждающимся, сомневался. За спиной кричали соплеменники, кричал о непростительном вероломстве сам Воинский Закон. Ведь Полуночник уже сказал, что он будет сегодня с каждым ветряным. А перед глазами тихо шептали, задыхаясь, Звёзды, тихо угасало тепло, покрывались инеем, рассыпаясь, звуки заветного правила. Любой может положиться на целителя, поклявшегося бороться до конца. Не за племя в первую очередь. Не за семью. Не за друзей.

[indent] За  ж и з н ь.

[indent] Вероломство и бесчестность способны обесценить всё.

[indent] Но только не бесценное.

[indent] Только не  ж и з н ь.

[indent] «потому стук сердца в груди наших предков более напоминал звук глухого удара камня о землю»
[indent] «пока не случилось одно, пока сквозь шум битвы, забивавший уши, кот не услышал крик, мольбу о помощи»
[indent] «пока не  з а х о т е л  услышать»

[indent] Два Закона разбивали мягкое сердце Полуночника напополам. Однако лучше иметь разбитое сердце, чем не иметь его вовсе.

[indent] Трёхцветный кот сделал шаг. Ещё один. Дальше от родного племени, дальше от зовущего друга-предводителя, дальше от призванного Соболем на защиту целителей Лисохвоста.

[indent] — Надеюсь, вы понимаете наши намерения и препятствовать не станете. Как мы верны собственному дому, так неколебима наша верность Предкам. Мы — ц е л и т е л и, — спокойный, чуть охриплый голос пушистого контрастировал с искренней печалью, исказившей мягкие черты вытянутой морды. Её обладатель примиряюще поднял одну лапу вверх, а после указал на остаток трав изумлённым Ручей и Жёлудю, которые из последних сил защищали товарища, — Дроколап, смесь из календулы и кровь-ягод, обрабатываешь щёки, пока я лечу отёк от ушиба. Трать меньшую часть, тут её ещё много понадобится, — в первую очередь лекарь решил заняться ушибом, ибо тот уже начинал мешать дыханию. Солнце-ягоды снимают отёк быстро, однако грудина не лапа, с ней мгновение промедления может стоит больному жизни. Основательно промазав соком ярких плодов полоску паутины, Полуночник крепко, но не слишком туго, чтобы не навредить ещё больше, обмотал грудную клетку и часть шеи Речного. После, когда Дроколап закончил с щеками, целитель наложил припарки на загривок и глубокие раны на боках, предварительно промокнув их мхом с соком кровь-ягод. И, наконец, обмотал другой, куда меньшей по размеру полоской паутины с лекарством заднюю лапу. К несчастью, остатка трав было слишком мало для столь глубоких ранений и Рогоз оставался без сознания, однако дышал уже гораздо ровнее. Более ничего не угрожало жизни воина, а с остальным ему смогут помочь лишь в лагере.

[indent] На полпути к жителям пустошей Полуночник обернулся, найдя светло-медовыми глазами морду Речной предводительницы, которая одумалась лишь после потери жизни. Да и одумалась ли на самом деле?

[indent] — Вот они, Созвездие, твои пылкие речи про благородство, — в твёрдом, выдержанном голосе целителя пустошей не было ни иронии, ни насмешки. Лишь снисхождение и жалость, — вспомни об этом, когда в следующий раз захочешь назвать нас убийцами. Вспомни об этом, когда в следующий раз захочешь открыть рот, чтобы осудить нашу бесчестность. Да и просто, — трёхцветный горько усмехнулся, — помни, — и окончательно исчез за спинами своих.

[indent] Сегодня Ветер был верен двум Законам.
[indent] Кошка с глазами цвета больной бирюзы — ни одному.

+14

210

Сердце речной воительницы билось быстро-быстро: так же быстро, как метался её взгляд от предводительницы к остальным раненым. Как бы цинично не рассуждала глашатая, ее душа рвалась от осознания боли простых воителей. Созвездие была благословлена даром девяти жизней и, предки, она уже услышала тихое покашливание приходящей в себя Созвездие. На мгновение прикрыв глаза в немой молитве и благодарности Звездному племени, воительница застыла, услышав ее тихий голос:
— П-племя Ветра не убивало Л-львинозвезда, — заплетающимся языком выдала пятнистая кошка, и на границе воцарилась тишина, прерываемая тихими перешептываниями.
Ручей почувствовала - почти привычную за сегодня - злобу.
На то, в какое звездоцапово дерьмо скатилось Речное племя за эти сезоны.
— Ни один ветряной кот не был причастен к этой трагедии, —  крепче мяукнула предводительница. — Племени Реки незачем больше мстить племени Ветра. Каждому кому захочется продолжать одна дорога — изгнание, однако это касается только данного вопроса, - и Ручей в сердцах отвернулась. Если у предводительницы язык заплетался, то у серой, похоже, ситуация обстояла иначе, и глашатая заблаговременно прикусила его.
Передернув плечами и зашипев от боли, глашатая отвернулась, возвращаясь взглядом к Рогозу и Выдре. И если последняя дышала крепко и уверенно, потихонечку приходя в себя, то Рогоз...
— Староречье пока что останется нейтральной территорией, но если захочешь, мы вернемся к этому вопросу, как только обе стороны залижут раны, в противном случае этому не будет конца.
В пекло эти территории.
- Нам нужно в лагерь, - обернувшись, отрезала воительница, чувствуя, как дрожат лапы. Взглядом она нашла сестру и коротко окликнула:
- Дымка. Беги вперед. Предупреди Сивую, пусть собирает в-все, - предательски запнулась на фразе глашатая, чувствуя, как подступает комок к горлу. Она боялась лишний раз приложиться к чернявому, чтобы... не услышать... 
Запах кота племени Ветра резанул, и Ручей напряглась. Вопреки всей боли в мышцах и ранах, она расставила лапы широко, закрывая спиной и всем телом Рогоза от подходящих целителей. Прижав уши в очевидном угрожающем жесте, серая едва-едва обнажила клыки, давая понять, что сил с ее тяжелыми ранами на целителя точно хватит.
И плевать, что это был Полуночник. Плевать на всех и вся, потому что у нее за спиной умирал воитель.
— Надеюсь, вы понимаете наши намерения и препятствовать не станете. Как мы верны собственному дому, так неколебима наша верность Предкам. Мы — ц е л и т е л и, — кот говорил вкрадчиво, почти убаюкивающе, и за собственным горловым рычанием Ручей не сразу сообразила, что он хочет.
А после уши выставились вперед, и выражение морды глашатой из угрожающего превратилось в изумленное. У нее, оторопелой, на глазах два целителя племени Ветра подошли к Рогозу, не обращая внимания на ее возмущенный рык. Дернувшись, она запнулась, немигающим взором наблюдая за тем, что делают врачеватели.
Лечат. Её. Соплеменника.

Дыхание Рогоза слегка выровнялось.
Предки...

— Вот они, Созвездие, твои пылкие речи про благородство, — кошка силой оторвала взгляд от черного кота и подняла голову на целителя, которого увидела в новом свете, — вспомни об этом, когда в следующий раз захочешь назвать нас убийцами. Вспомни об этом, когда в следующий раз захочешь открыть рот, чтобы осудить нашу бесчестность. Да и просто, — трёхцветный горько усмехнулся, — помни.

- Речное племя не забудет, - негромко, чтобы слышал целитель и его ученик, сказала глашатая.
Оцепенение не спадало. Она была в изумлении.
- Лебедь, - прочистив горло, кошка посмотрела на белого.
- Возьми Рогоза на себя. Дымка, - обернулась она на сестру, - пробегись поищи, где лед достаточно крепок, чтобы нам перейти. Крестовник возьмет Выдру.

----> после слов звездопада переход на лагерь

+14

211

Кисточка вёртко отпрыгнула в сторону; подоспевшая откуда-то светлая Озеро тоже - за компанию, видимо, - пугливо отскочила в сторону, а затем обе кошки атаковали.
- Крольчихи, - трёхцветный презрительно отрезвил юркую молодую воительницу ударом по темечку, принимаясь за Кисточку. Ни одна из них не смела поднимать лапу на его племя. Ни одна из них не смела обвинять его племя в чём-либо.
Он поймал зубами трёхцветную шерсть, уверенно вгрызся в плоть; резко дёрнул вниз, до хруста, и снова отвлёкся на Озеро, окончательно разбираясь с ней. Молодая кошка не смогла устоять под его напором, Крестовник увидел, как горящие ненавистью глаза закатились и померкли, и снова бросился на Кисточку. Минус один, теперь будет минус два.
«Жалкие трупоеды, никто не заставлял вас нас трогать!»
Трёхцветная не только ужом извивалась под его лапами, пытаясь освободиться, но ещё и гоголем кричала ему в ухо. Поморщившись от неприятных звуков, Крестовник лишь сильнее сжал челюсть, заставляя трёхцветку замолчать, что было не так-то просто: перейдя на более доверительный тон, она стала заливать сладкой ложью его уши.
- Лгунья, - Речной воин выпустил лапу из пасти и сплюнул кровь. - Лучше умолкни, - его глаза грозно просверлили Кисточку, и затем он бросился вперёд. Ещё множество Речных сражалась в одиночку против нескольких противников, а членов отряда, который с собой изначально брала Созвездие, видно практически не было.
На мгновение он остановился, выглядывая Чернику и прикидывая, кому нужна его первоочередная помощь. Бока так и ходили, из приоткрытой окровавленной горячей пасти вырывались облака пара, жёлтые глаза алели ненавистью к соседям, посмелившим поднять лапу на его племя.
И в этот момент Крестовник знал, что может сразиться хоть со всем племенем Ветра за раз и выйти из этой хватки победителем.
Ибо ему было за что сражаться.
Резкий хруст отвлёк его - и не только его. Трёхцветный обернулся, оглядываясь назад, на реку, и увидел там картину, разом переключившую все его инстинкты. Дикий крик предводительницы, скрежет когтей - и две головы уходят под воду.
«Нет! Только не она!»
Огромными прыжками трёхцветный понёсся вниз, стараясь опередить реку, стараясь опередить смерть; перед его глазами мелькнула картина Оцелотки, подводящей его к мёртвому Львинозвёзду, и Оцелотки, первой возвещающей о его смерти.
«Я не дам ей умереть!»
Крестовник прыгнул на ледяную корку и резко затормозил, когда окровавленная фигура нырнула следом за пятнистой кошкой в прорубь. Он сделал ещё шаг, пытаясь прыгнуть следом, но его опередила ещё одна кошка; сельди в проруби, они, тем не менее, расплылись между собой, каждый на свой берег, и трёхцветный моментально очутился рядом с Лебедем, помогая ему вытягивать Созвездие.
«Прошу, предки, только не Созвездие!»
Она считала его наказанием племени, а он любил её даже больше родной матери. Как Львинозвёзда.
И за любого из них отдал бы собственную жизнь.
Пятнистую кошку облепили со всех сторон; Крестовник, осторожно касаясь носом заледеневшего уха, едва дышал, не в силах говорить. Жёлтые глаза потемнели, он с трудом осознал, что говорила Ручей. До боли выпустив когти, Крестовник следил за тем, как пятнистая грудь перестала еле заметно вздыматься и замерла, дыхание прервалось, и Созвездие... умерла.
«Рыбка раз, рыбка два, рыбка три...»
Не в силах сидеть на месте в ожидании - вздохнёт ли снова или так и останется бездвижной фигурой на берегу реки - Крестовник поднялся на лапы и прошёлся вкруг соплеменников, которые все как один смотрели на предводительницу. Он пригляделся к такому же скорбному кругу на той стороне границы; оттуда причитаний слышалось даже больше, чем от Речных. Два племени, только что плотно приросших друг к другу когтями, волной размыло в разные стороны, заставляя переживать общую боль.
«Рыбка три, рыбка раз, рыбка два...»
Вздох.
Он остановился, навострил уши, обернулся; хрипя и кашляя, пятнистая предводительница поднялась и заговорила.
«Жива!»
Крестовник покорно склонил голову, прижав уши. Поймал взгляд своей предводительницы, перемазанной смоченной ледяной водой кровью. И ещё раз кивнул.
Время, конечно, ещё покажет, на что способны пустошеголовые.
Через границу, тем не менее, уже стремился Полуночник. И в его сладких речах одновременно слышалась угроза Созвездие. Крестовник оскалился, предупреждая чужого целителя не зарываться, но не сделал ни шагу в его сторону. Целители это целители, любой племенной кот уважает их право быть неприкосновенными.
Крестовник развернулся и добрался до Черники, бережно касаясь языком чёрной щеки.
- Я люблю тебя, - выдохнул в самое ухо, спускаясь ниже и с упоением втягивая её запах. - Сивая быстро залечит твои раны. Идём в лагерь.
Трёхцветный подставил ей плечо и обернулся на голос Ручей. Глашатая раздавала указания, и он, стоящий на четырёх лапах, был нужнее тем, кто ходить на них не мог.
Крестовник кивнул и с лёгкой тревогой оставил Чернику. Сейчас, когда всё успокоилось и улеглось, он боялся, что она тоже упадёт. Упадёт и перестанет дышать, потому что Воробейница держала клыки у неё на шее. Потому что Воробейница могла пойти дальше, чем он видел со стороны.
И тем не менее, он её оставил, найдя изящную фигурку Выдры. Когда-то Рогоз ошибочно думал, что Крестовник с ней заигрывает... Что ж, хорошо, что чёрный воин не видел, с какой аккуратностью Крестовник помог соплеменнице подняться, а затем, ужом поднырнув под залитое кровью брюхо, поднял её на своей спине.

------------------ >>> главная поляна

Отредактировано Крестовник (18-01-2020 23:03:13)

+10

212

Щёлк!

- Убью! - рявкнула вынырнувшая из болевого сна Гончая на автомате, рывком поднимая голову с импровизированного лежбища и едва не сталкиваясь лбом с плечом Полуночника. Обмозговав, однако, происходящее, она затихла, усмирённая в том числе близким присутствием целителя - вот уж кто точно никогда не обижал и мухи. Хмурый взгляд вонзился в Дроколапа: так или иначе, но слишком уж сильно хотелось найти отдушину и выход своему дурному настроению. Не то чтобы у старшей воительницы оно вообще бывало солнечным, но происходящее как-то слишком добавляло горечи в рутину.

Провожая настороженным взглядом янтарных глаз обоих врачевателей и усмиряя кольнувшую в груди тревогу, Гончая принялась с истинным удовлетворением наблюдать за другим зрелищем - как её соплеменники рвали шкуры гнилых рыбёшек. И когда шкуры всех тех, к кому она испытывала острое презрение, окрасились в багровый цвет, серебристая кошка удовлетворённо вздохнула, с опаской придвигая тело поближе и стараясь не потревожить повязки. Ну, хотя бы лапа встала на место и отзывалась на её просьбы.

Когда битва завершилась, а обоих предводителей вытащили на лёд - Гончая к тому моменту практически заставила себя подняться и, отторгая здравый смысл, вознамерилась лезть самостоятельно помогать Звездопаду выбираться из этого лисьего дерьма, - её внимание скользило от одного кота к другому, от воина к воину. И черты её морды скривились в насмешливом удивлении, когда Крестовник кинулся сначала подбирать Созвездие, хотя парой дней ранее дышал презрением и бунтарством, а затем так же бодро поскакал в сторону Черники, с которой по ещё более неясным для серебристой причинам не ходил официальной парой, предпочитая заодно порычать и на соседских кошек.

А затем старшая воительница вспомнила слова Ручей про Совет: если она поняла всё правильно, то трёхцветный воин находился на грани изгнания. И, конечно, воспылал на этом фоне невероятной любовью как к своей предводительнице, так и к своей соплеменнице, которая, как ни странно, кинулась помогать вытащить Звездопада.

А ты, дружок, оказывается, и кроличье дерьмо с лап своей предводительницы слизывать бы кинулся, если бы она чуть пораньше пригрозила тебе изгнанием из Речного племени, - фыркнула в ответ на собственные мысли Гончая, отводя взгляд от драматичной игры Крестовника с переосмыслением ценностей и разыскивая взглядом кого-то из племени Ветра, кто мог бы её услышать и помочь.

- Лисохвост, - хрипло позвала старшая воительница, закашлявшись. - помоги, будь добр, - опираясь на плечо соплеменника, серебристая кошка побрела в сторону лагеря, надеясь, что теперь кровопролитная часть встречи закончена. Ну а если и нет - она всё равно никакой пользы бы там больше не принесла.



лагерь племени ветра

Отредактировано Гончая (16-01-2020 20:41:36)

+10

213

Будучи уже в относительном сознании, Звездопад слышал вокруг себя множество разговоров. Среди всеобщего гомона он едва ли мог разобрать, где свой, а где чужой. Холодная мокрая шерсть неприятно облепила бока, морозя предводителя. И только все еще теплеющая в ранах кровь не давала коту обморозиться, тонкими нитями стекая по палевой шкуре. Кот медленно поднял голову, ощущая, будто бы все еще находится под водой. Его изрядно качало из стороны в сторону, но постепенно он приходил в себя, вновь принимая боль по всему телу. Уже и привыкать к ней начинал.
- Осторожнее с ранами, они могли вновь открыться. 
Звездопад слабо обернулся, разглядывая свою спину и бока с лапами. Звездное племя едва ли помогло излечить все раны. "Почему?" Палевый в целом не понимал, сколь глубокие раны испещряли его тело, потому отказывался понимать, отчего отнятая жизнь не вернула ему здоровое тело. Но целителям подчинился, давая сделать все нужные обработки. Пока молчал, внимательно слушал и вникал во все происходящее.
— П-племя Ветра не убивало Л-львинозвезда, - голубые глаза устало закатились назад. Лидер пустошей гулко выдохнул и откашлялся, окончательно осушая легкие. Созвездие заговорила. Очнулась, значит. Звездопад подождал, когда все манипуляции с его травмами будут завершены и благодарно кивнул Полуночнику и Дроколапу. Да, если бы не эти двое – вряд ли бы племя Ветра могло сейчас похвастаться своей живучестью.
— Племени Реки незачем больше мстить племени Ветра.
"Ну конечно, подожди, восстановишь силы и будешь всю оставшуюся жизнь звать меня и Гончую убийцами, что чуть не отправили на тот свет двух твоих воинов. Незачем им мстить. Только повод дай, собаки голодные."
Да конечно Звездопад опасался этих слов из уст Созвездия. Едва ли ей теперь можно было верить и доверять.  А когда та заговорила про староречья, да как затянула свои речи, так Звездопад и подавно отмахнулся хвостом, полностью разочаровываясь в происходящем. И даже Полуночник, за которым голубоглазый пристально наблюдал, боясь нападения со стороны Речных, был удостоен злобного шипения и прижатых ушей со стороны рыбоедов. А целитель поступил так, как поступил бы каждый врачеватель на его месте. И Звездопад не просто не держал зла на поступок Полуночника, а полностью поддерживал его. Тот случай, когда даже целитель, не причастный к войнам и власти, лучше всяких воинов и предводителей понимает – ничего важнее жизни в этом мире, цап дери, нет. Пусть Звездопад и был удивлен столь смелым поступком трехцветного, еще сильнее он был удивлен реакции Речных на это.
— Вот они, Созвездие, твои пылкие речи про благородство.
Под жесткие, четко сказанные фразы Полуночника Звездопад заставил себя подняться на лапы. Слабо отряхиваясь от воды, кот благодарно взглянул на своих соплеменников, что стеной, незримым щитом стояли возле своего предводителя и … нет, не были готовы бороться, а жили друг другом, всем видом показывали свою сплоченность. В отличие от Речных.
— Речное племя не забудет.
Палево-полосатый лидер пустошей небрежно посмотрел на Ручей и в ту же секунду, перебираясь на трех лапах, встал в ряды своего племени.
- Спасибо, Полуночник, - Звездопад понимал – едва ли Речное племя расщедрится на слова благодарности. Подумаешь, остановили кровотечение, чтобы не умер прямо здесь.
Звездопад все еще ощущал тяжесть во всем теле, но вот разум был чист. Он понимал, что никакого продолжения битвы тут и быть не может. Половина Речного племени еле стоит на лапах, а племя Ветра не сгнило, чтобы плевать на все Законы. Кажется, ему пора было высказаться за всех своих соплеменников.
Он чувствовал, как горят от негодования их сердца, понимал их. Он и сам сейчас испытывал очень двоякие чувства. Чувство острой несправедливости, смешанной с злостью и… безразличием? Все силы Звездопада сейчас были брошены на то, чтобы суметь высказать все, что считал важным в данным момент. Глядя на Созвездие, предводитель выражал всем своим видом лишь крайнее разочарование, словно бы только что его оруженосец с крахом провалил последнее испытание. Считал ли он слова Созвездия о том, что вопрос этой войны закрыт правдой? Да было уже все равно, если честно.
- Если ты считаешь, что нарушение границ, нападение огромным боевым отрядом на двух котов - это абсолютно нормально и честно, - Звездопад повернулся к Гончей, с легким сердцем видя ее стоящей на лапах, в чем была заслуга целителей, - Если ты уверена, что тебе сейчас не за что приносить извинения каждому ветряному коту и кошке, то мне нечего больше с вами обсуждать, - его голос звучал не столь громогласно и строго, как обычно. Спокойным, практически безразличным тоном, кот все же пытался достучаться до предводительницы, в чьи лапы по неосторожности попала власть и пригорок неприятностей, который она превратила в целую гору проблем, - Сколько хочешь говори о том, что я убийца, но то, что сегодня случилось - дело твоих лап и лап твоих воинов. Я вижу, что ты и твои соплеменники хотят выставить все в наивыгоднейшем для вас свете. Но так не бывает. Вам уже вряд ли кто-то поверит. Кто в здравом уме, уж точно. И если тебе не хватает смелости извиниться за содеянное, не передо мной, а перед каждым, кто пострадал в этой битве - мне очень жаль, что Речное племя превратилось в это. Не это тебе завещал Львинозвезд, пятнистая, - кот указал слабой лапой на тяжелораненых ветряных и речных воителей. Да он и сам был неидеальным. Абсолютно лишенным благородства, о котором сегодня было так много сказано. Был довольно жестким и импульсивным, мнительным и также как и остальные мог ошибаться. Но одно он хранил в своем сердце так преданно, что никакие когти бы не выдрали из него это - чувство справедливости. А справедливости во всем произошедшем сейчас было критически мало. Спасибо Предкам, что рассудили и поставили точку.
Он ощущал, как по всему телу импульсами разносится усталость и иголками режут царапины на коже. Кажется, сейчас, услышав от Звездного племени те самые слова, которые он так долго ждал, Звездопад начал понимать, в каком направлении подуют ветра его племени. Куда угодно, только не на запад. Не до Речного племени.
- Соболь, разберись с ранеными,  - невзначай обратился к своему глашатаю предводитель, - племя Ветра возвращается в лагерь, - объявил Звездопад, но сам уходить совершенно не торопился. Выжидая, когда все соплеменники соберутся в вереницу взъерошенных и потрепанных воителей, он молча смотрел на Речное племя, отделенное от своих территорий бурлящим потоком воды. И как только отряд был собран в кучу, лидер пустошей добавил.
- Нейтральные территории на то и нейтральны. Ты не объявила о своем намерении присоединить к территориям Реки староречье раньше меня - это твои проблемы. В сезон Голых Деревьев староречья принадлежат племени Ветра. А захочешь решить все аналогичным, что и сейчас путём - власть тебе в лапы. Вольна поступать, как пожелаешь, - голубоглазый сделал небольшой шаг назад, держа в воздухе ушибленную заднюю лапу, - И раз вам отныне известно, что к смерти Львинозвезда племя Ветра не имеет никакого отношения, - Звездопад выдержал небольшую паузу и отчеканил, - Идите прочь с наших территорий, - кот через боль расправил плечи, подбородком указывая на побережье, где в относительно далеком расстоянии лед не вскрылся, -  Захочешь вторых переговоров – Совет вам в помощь.
Ни один из ветряных не смог бы сейчас упрекнуть Звездопада в вспыльчивости или горячности. Соплеменники привыкли к этому, считая уже обычным его состоянием. Они привыкли видеть его хмурым, тучным, что даже сейчас его приподнятые, а не сведенные брови, могли бы казаться чем-то неестественным, несвойственным Звездопаду. Для Речных же он, по сравнению с Созвездием, вероятно виделся жестким и импульсивным.
Звездопад продолжал стоять, выжидая, когда Речное племя покинет его территории. Но уже дождался, когда это племя покинуло его разум, оставляя после себя лишь... "ничего". 
>лагерь

офф

ветряки, можете ставить переходы в лагерь

+10

214

[indent] Произнеся слова, которые, как она знала, не будут уже оценены должным образом, кошка, тем не менее, ждала ответ палевого с всем присущим ей вниманием, отвлекшись лишь раз на последнюю команду Ручей. Серая говорила правду - им пришло время убраться восвояси, да только мысль о том, как они понесут едва живого Рогоза в лагерь царапала сердце: ему досталось больше всех, даже с учетом отнятой у нее самой жизни. Перенести воина не сделав при этом хуже, чем уже есть предоставлялось невыполнимой задачей, и все-таки оставлять кота здесь было никак нельзя.
[indent] - Предки, вы уже достаточно наказали нас всех. Оставьте его жизнь племени, он нужен нам больше, чем вам...
[indent] Напряжение со стороны Ручей, ее шипение на ветряных воинов, сделавших шаг в сторону речного отряда вызвало мимолетный страх, поднявший мокрую шерсть на загривке. Она бы зарычала, вторя своей глашатой, если бы не узнала в подошедших Полуночника и его ученика(?), которые не обратив внимания на угрозу молча проследовали к телу Рогоза, желая помочь ему(?) - бирюзовые глаза чуть расширились в понимании. Созвездие молча наблюдала за тем как целитель спасает ее воина и не могла не испытывать к нему прилива благодарности, слетевшей с языка очень тихим: - Спасибо..., и прости... - слово, которое нельзя произнести вслух, чтобы не возникло недопонимания осталось ее маленькой тайной.
[indent] Затем Полуночник высказался. Самка непроизвольно прижала уши, чувствуя себя нашкодившим оруженосцем, но в то же время понимая, что во многом отчитывающий ее кот прав. Она не справилась. Не удержала волну ненависти, не сумела ее вовремя разбить. Сдерживала своих соплеменников все время от фатальной ошибки, но в конце концов, совершила ее сама. И как бы сильно после всего случившегося на границе она ни презирала теперь Звездопада, на целителя его племени эти чувства не распространялись от слова совсем. Все верно. Сегодня она своими лапами зарыла в кровавый снег то, что раньше называла честью. И поклялась себе после этого дня не заикаться о благородстве, равно как не приплетать к своим ошибкам павшего речного короля. Они отличались. Это было ясно еще в детстве. И как бы сильно ни желала стать на него похожей сама пятнистая - этого ей не удалось, и уже не удастся. Звезды благословили их обоих, вернув в тело жизнь. Кошка собиралась приложить все усилия, чтобы отныне все в речном племени стало иначе.
[indent] В ней не было больше ненависти. Огонь в груди потух, оставив после себя пепел воспоминаний. Созвездие нечего было возразить Полуночнику. Она лишь тяжело опустила голову на лапы, выравнивая дыхание и унимая бьющую тело дрожь. В это самое время заговорил Звездопад. Он уже успел подняться на три здоровые лапы, и чтобы не уступать ему, самка снова постаралась придать бренному телу сидячее положение. Широко расставив передние лапы, она с усилием подняла голову, взглянув на палевого кота. Ему было что сказать ей.
[indent] — Сколько хочешь говори о том, что я убийца, но то, что сегодня случилось — дело твоих лап и лап твоих воинов. Я вижу, что ты и твои соплеменники хотят выставить все в наивыгоднейшем для вас свете. Но так не бывает. Вам уже вряд ли кто-то поверит. Кто в здравом уме, уж точно. И если тебе не хватает смелости извиниться за содеянное, не передо мной, а перед каждым, кто пострадал в этой битве — мне очень жаль, что Речное племя превратилось в это. Не это тебе завещал Львинозвезд, пятнистая, - и снова камнем в морду летит его имя.
[indent] Не сравнение ли с павшим королем погубило ее?
[indent] - Река не забудет, - голос Ручей стоит в ушах.
[indent] Слишком о многом Реке приходится помнить, используя одну и ту же фразу.
[indent]Король степей и пустошей действительно попытался убить ту, что была ослаблена и не могла дать отпор. И этому не было оправданий, но и они напав в остервенении чуть не разорвали его на куски. После смерти разум окончательно прояснился. Поэтому предводительница не стала в отличие от него кидаться громкими словами переубеждая или оправдываясь. В этой бойне отличились все. Победителем вышел, разве что, один Полуночник...
[indent] - Не тебе судить речное племя, Звездопад. Мои ошибки останутся моими ошибками. Равно как и твои. Нас обоих оправдали Звезды, и ты ничем не лучше меня, но в одном ты прав, мы уходим, - тяжело поднявшись на лапы, едва не зашипев от острой боли в плече, в которое не так давно впились зубы оппонента, Созвездие устало оглядела свое племя.
[indent] - Желудь, помоги Ручей, - мяукнула кошка, невольно оступаясь и с удивлением и благодарностью замечая рядом крепкое плечо Карпозуба - раненого, но живого. - Птица, будь на подхвате, - главное было дойти до дома и не свалиться в пути. В лагере их всех подлатает Сивая.

в лагерь-->

Отредактировано Созвездие (17-01-2020 10:04:32)

+10

215

Лисохвост ободряюще заурчал, ткнувшись носом в макушку Веснянки. Но времени на нежности не было. Подкрепление Речных спешило к границе. Рыжий уже приготовился было вновь вступить в бой, но приказ глашатая достиг его ушей:
— Помогай целителям, защищай Полуночника и Дроколапа! Следи за ранеными... я буду на подхвате.
Воин быстро кивнул. Если его помощь нужна здесь, в тылу, он останется. В груди поселилась тревога за белоснежную подругу, которая без сомнения ринулась в бой, за Воробейницу, умело перехватившую одну из речных кошек, за всех соплеменников, которые, несмотря на утомлённость недавним сражением, всё равно бросились защищать честь племени. Но Лисохвост остался здесь. Видя, что возле Звездопада есть ветряные, которые, если что, смогут его защитить, кот метнулся к Полуночнику и Дроколапу, которые хлопотали над Гончей. Рыжехвостый заслонил их собой, во все глаза уставившись на побоище, разворачивающееся ниже по берегу.
Дух захватывало от криков, сверкающих кровавых когтей и обезумевших морд. Лисохвост был вынужден признать, что со стороны эта битва выглядит намного страшнее, отвратительнее, чем когда ты находишься внутри. Заворожённый зрелищем, он не уследил, как предводитель, лежавший в нескольких прыжках от него, поднялся и целенаправленно побрёл в гущу боя. Заметил, но поздно, когда палевый лидер уже вцепился в плечо Созвездия.
А потом они покатились вниз, прямо на лёд.
— Созвездие!
— Звездопад!
Внутри сердце от страха сжалось так сильно, что послышался хруст.
Ему пришлось податься вперёд на негнущихся лапах, потому что от зарослей, в которых лежала Гончая, плохо было видно прорубь. Прорубь. Лисохвост почувствовал, как холодеет его нутро. "Провалились? Провалились под лёд?!". Он видел, как белоснежный воитель, Лебедь, нырнул следом за лидерами и через несколько невероятно долгих секунд оказался на поверхности с Созвездием. А Звездопад... остался там, в ледяной воде. "Это неправильно!". Лисохвост дёрнулся, намереваясь лично вытащить предводителя, но Веснянка сделала это первой. Она была ближе. И без раздумий нырнула в реку.
- Нет!
Прыжок, два, он уже на льду, вместе с соплеменниками, затаившими дыхание в ожидании... чуда? Вот Веснянка показывается над водой, она ли? Такая худая и маленькая. Едва держащая голову Звездопада на воздухе. Быстрее, чем соплеменники ветряной, Черника хватает спасительницу Звездопада за загривок и тянет в сушу.
Лисохвост готов был поклясться, что поседел за несколько секунд. Он протиснулся между Воробейницей и Вереск, падая рядом с Веснянкой. Его шерсть тут же намокла от того, как сильно кот прижался к подруге. Воитель положил свою голову на белую макушку и прикрыл глаза. Жива. И Звездопад жив. Несколько секунд, и лидер племени Ветра задышал. Лисохвосту было уже всё равно на эту войну. "Все живы. Веснянка жива".
- Не пугай меня так больше, - хрипло пробормотал кот. Вокруг все говорили о чём-то, а он старательно вслушивался в сердцебиении Веснянки. Потому что это было важнее.
— Лисохвост, помоги, будь добр.
Кот смущенно прижал уши, нехотя поднимаясь на лапы и ощущая, как холод тут же цепляется за мокрый бок. А как холодно ей, должно быть?
- П-прости. Ты сможешь дойти без меня? Вереск поможет тебе, - Лисохвост перевёл взгляд с Веснянки на старшую воительницу, которой Полуночник поручил присмотреть за спасительницей Звездопада. "Дурак, а ты должен был быть рядом с Гончей".
Опустив взгляд, рыжий поспешил к раненой соплеменнице и подставил той плечо. "Теперь домой".

>>> главная поляна ветра

+10

216

- За Речное племя! - зычно крикнула Птица, когда их отряд мчался на выручку соплеменникам. Яростно зашипев, старшая воительница бросилась на Вереск, к которой почти сразу же присоединилась Веснянка. Глаза пятнистой кошки сузились, однако она, не сказав ни слова, кинулась в атаку. Обе воительницы племени Ветра наседали на неё, однако и сама Птица стояла до последнего - уступать победу Речного племени соседям, особенно в таких обстоятельствах, она не была намерена.

И всё-таки пришлось. Когда шипящая когтистая куча снова превратилась в трёх кошек, Речная воительница поняла для себя предельно ясно: ещё один удар и она упадёт. А потому, отступая, Птица тяжело вздохнула. - Достойный бой, - медленно сказала пятнистая, стараясь не наступать на правую переднюю лапу, серьёзнее прочего пострадавшую в стычке. А затем она развернулась и похромала ближе к своей стороне границы, ища взглядом самых безнадёжно раненых, чтобы защитить их или помочь. Тяжелее всех выглядел Рогоз, потрёпанный, очевидно, не одной дракой, а двумя или тремя. И как только Птица открыла рот, намереваясь сказать, что тот должен дотерпеть до лагеря и не отдавать жизнь предкам, раздался отвратительный грохот.



Когда всё наконец-то закончилось, а Созвездие нашла в себе достаточно сил, чтобы подняться со льда и говорить, Птица снова привстала. - Конечно, - коротко откликнулась на распоряжение предводительницы старшая воительница, приближаясь к Жёлудю и Ручей. Она не могла вести кого-то на протяжении всей дороги в лагерь, однако сил подхватить уставшего или потерявшего сознание у неё определённо хватило бы. - Жёлудь, расскажи, что тут произошло, - шёпотом попросила пятнистая кошка, когда вся процессия Речного племени двинулась обратно.

Бока её, частично окрашенные в алый, тяжело вздымались и опадали, однако сильнее ран её томило собственное неведение: как и полагалось, она без раздумий бросилась бы на защиту своих соплеменников и интересов Речного племени, однако всеобщее напряжение и злоба, царившие на границе, словно вынуждали её задыхаться. Что-то здесь было серьёзнее пограничной стычки двух давних соседей, нечто куда более тёмное и злое, о чём Птица не знала.



лагерь

+9

217

Хотелось верить, что весь тот ужас закончился, и тишина вот-вот воцарится средь замерзшей реки. Но то не было спокойствием. Это был страх, заковавший в цепи шока представителей обоих племен. Звёздные предки решили всё за живых, предотвратили хаос и уберегли от неисправимых ошибок. Эта бойня стоила жизней предводителей, и эта цена слишком велика, но бойцы, хоть и не каждый, но многие, поняли и осознали, что произошло.
Горячая кровь прилила к лапам от напряжения. Стоять было сложно, не из-за физических увечий, ссадин было довольно-таки мало по сравнению с окружающими, просто хотелось уйти отсюда как можно скорее, забыть про этот кошмар, просто убежать и не видеть кровь, не слышать всхлипы.
Предупреди Сивую, пусть собирает в-все, — проговорила Ручей, и серебристая послушно кивнула сестре, оглядывая её изнеможенное тело и оценивая ущерб, нанесённый ей, в душе осознавая, что и ей самой больно за глашатаю. 
Я быстро, — отрезала кошка, уже присев, чтобы рвануться в лагерь, но подошедшие целители заставили остановиться и оскалиться, но не надолго. Врачеватели не были настроены враждебно, их целью являлось излечение ран, помощь нуждающимся в исцелении. Взъерошенный от резко прилившей агрессии загривок выдавал напряжение, гулявшее в сознании кошки. Теперь неизвестно, кому верить...
Ни один ветряной кот не был причастен к этой трагедии.
Ошибки, обман, недоверие. Вот к чему всё это привело. Пролилась кровь, многие ранены, причем довольно сильно. Как же жестоко поигралась с ними судьба.
Пора было идти домой, чему Дымка была рада, хоть и на эмоции не хотелось тратить сил. Пробежавшись по льду, она проверила, где толщина его была более приемлемой, дабы отряд смог перебраться на берег без происшествий. Напряжённые лапы скользили по заснеженной глади, даже когти не всегда помогали. Полосатка шла одна из первых, помогая тем, кому сложно было передвигаться самостоятельно.

> лагерь

Отредактировано Дымка (17-01-2020 12:20:38)

+8

218

[indent] Треск льда привлек внимания и воитель оторвался от Рогоза. Двое предводителей быстро провалились под лед и ровно также быстро их вытащили оттуда. Он с интересом наблюдал за происходящем сощурив желтые глаза. Занятно. Значит, племя Ветра не виновато. К чему же тогда была эта бойня? Может, тогда следовало извиниться? Раз уж Созвездие так хочет этого мира. Желудю было откровенно плевать на задетые чувства соседей, но и от политики он был куда дальше, чем вожачка. Комментировать ситуацию воин отказался и отвернулся от соплеменников.
[indent] Перед ним вырос чужой целитель и от неожиданности кот вздыбил загривок - еще не до конца отошел от битвы, но разглядев черты Полуночника тут же пригладил шерсть и в извиняющемся жесте кивнул, отходя на шаг назад. Уступив место двум врачевателям, кот с интересом наблюдал как они разжевывают причудливые ягоды, травы, что-то месят, мажут. Если это поможет другу - пусть делают что хотят.
[indent] - Спасибо, - коротко сказал воитель, - Речное племя не забудет, - донесся голос Ручей, - Я этого не забуду.
[indent] Тем самым он дал понять целителям, что он в долгу перед врачевателями. Спасенная жизнь соплеменника к тому же друга воителя стоила дорого. И эту цену воин готов заплатить. Позволив соплеменникам поднять Рогоза, кот подошел к Ручей, давая ей возможность опереться на себя и перевел взгляд на Птицу, что попросила рассказать о произошедшем. И воин начал говорить, шагая в сторону лагеря.
--> домой

Отредактировано Желудь (17-01-2020 12:46:15)

+9

219

[indent] - Не суетись.
[indent] Веснянка подняла глаза, с удивлением глядя на Чернику, что схватила Ветрячку за загривок. Серебристо-белая зацепилась лапами за лед и помогла подтянувшись. Тут же подлетели соплеменники, помогая вытаскивать ее и Звездопада. Кошка растянулась на льду начав хрипло кашлять, выплевывая воду, которой успела наглотаться. Захрипев, она подняла круглые глаза на Речную спасительницу.
[indent] - С-с-спасибо, - Веснянка тряслась от холода, - Т-ты мне ж-жизнь с-спасла. Я не забуду этого. Никогда.
[indent] Она была в шоке. В огромном, непробиваемом шоке. Как вообще так получилось, что она смогла. Смогла вытащить предводителя. ОНА! Та, кто больше всех боялся этой битвы. Неопытная, юная, наивная кошка. Она ведь была на волосок от смерти. А если бы не выбралась? Если бы не нашла эту расщелину? Захлебнулась бы. Округлив голубые глаза в ужасном осознании, она с ужасом поняла, что не осталось никаких эмоций. Настолько морально кошка была выжата.
[indent] - Полуночник, - она медленно повернулась к целителю, - Я кажется поранила ему загривок, - взгляд опустился на вожака, что пришел в себя, - Прости, я не хотела.
[indent] Рядом очень кстати оказался Лисохвост, что прижимался боком, хоть немного согревая. Веснянка замурлыкала, поражаясь, как рядом с рыжим было спокойно. С другой стороны Вереск, что хлопотала и вылизывала светлую шерсть. Взгляд, полный слез и благодарности адресованный старшей воительнице.
[indent] - Со мной все хоро... - кошка сильно закашлялась, поднимаясь на лапы, с тоской провожая друга взглядом, - Хотя от помощи я бы не отказалась. Голова кружится.

--> лагерь

+5

220

- А есть дозировка, которая усыпляет пациента даже при сильных увечьях? Чтобы ему не было больно, пока мы работаем, - полушёпотом поинтересовался у Полуночника ученик, пока переводил дух. Что ни говори, ситуация получалась интересная: то затишье в племени, где никто даже из сострадания к целителю не разбил нос, чтобы тот попрактиковался, то все коллективно решают если не умереть, то хотя бы попытаться. Однако сама мысль о том, что принято называть наркозом, захватила голову Дроколапа. Тоже нужно попробовать, когда вырастет. Ну, после того как выяснит, есть желчь у кроликов или нет.

С ужасом оборачиваясь на провалившийся лёд, юнец кинулся следом за наставником и сдерживался из последних сил, повинуясь негласному приказу оставаться достаточно далеко от кромки воды. Казалось, прошли целые дни и луны, прежде чем Полуночник, который раздавал указания, вернулся к юнцу. Заскользив с опаской по тонкому и, как выяснилось, не шибко-то и надёжному льду, Дроколап худо-бедно разделил оставшие припасы на две скромных кучки. Втирая кашицу из рыжеватых лепестков в плечи Звездопада, он задумался: хватит ли сил у остальных добраться до лагеря? Получалось, что их запасов хватит лишь на одного, не считая палевого. Именно с этими невесёлыми мыслями ученик целителя давил солнце-ягоды, чтобы сделать припарку на паутине. Вроде, получилось неплохо - не высший класс, конечно, но самодельная повязка держалась и функции свои исполняла. И на том, как говорится, спасибо.

— Надеюсь, вы понимаете наши намерения и препятствовать не станете, - юнец с нескрываемым удивлением посмотрел на Полуночника, когда тот направился к Рогозу. К тому самому, который несколькими минутами ранее драл их соплеменников, воинов племени Ветра. Но, понятное дело, желание спорить в настолько нестандартной ситуации в нём испарилось, как капли воды на солнцепёке. Стиснув зубы и всё ещё не уверенный в том, что именно происходит, ученик послушно приблизился к чёрной груде меха.

- Или спрячь зубы или сам лечи его, важная птица, - не сдержал свой несносный характер в узде Дроколап, среагировав на Крестовника. От возмущения его палево-коричневая шерсть встала дыбом, но он переключил своё внимание на раны Рогоза, столь же ужасные и рваные, как раны недавно увиденной Гончей. - Это всё, что осталось, - тихо сообщил ученик целителя наставнику, показывая неказистый остаток снадобий. Отдавая Полуночнику солнце-ягоды и моток паутины, сам он отделил несколько кровь-ягод и лепестков календулы, промакивая мох в получившуюся кашицу и, подцепив его когтем, накладывая оное на разодранные когтями щёки Речного кота. С дозировкой это было всё равно что припарки для мёртвого, как бы чёрно это не звучало: остальное он отдал Полуночнику, пристально наблюдая за тем, как пятнистый кот пытается излечить страшные раны столь скромным количеством лекарств. Немудрено, что лечение лишь едва-едва помогало, не улучшая радикально состояния. Но теперь у них хотя бы была уверенность в том, что Рогоз переживёт путь до лагеря и Сивой.

Когда Полуночник обратился к Созвездию, Дроколап смирно стоял рядом, не произнося ни слова - наговорился, во всяком случае на ближайший час. И стоило наставнику развернуться и отправиться обратно в ряды соплеменников, юнец поторопился следом, кинув предупредительный взгляд на Речных - пусть знают.



лагерь

+5


Вы здесь » cw. последнее пристанище » границы » речное племя — племя ветра