У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
22.03 про канон
21.03 поиск последователя стражницы неба - [подача заявок]
3.03 почетный персонаж [февраль] - результаты
3.02 управленцы клана падающей воды - результаты
2.02 почетный персонаж [январь] - результаты
17.01 Слышен топот. Топот лап, тех самых, которых так испугались целители всех четырех племен. О которых предупреждали своих предводителей, восприняв за самый необычный знак Звездного племени. Слышите? Совсем рядом. Сотни лап. Сотни пар глаз. Дымка рассеивается, и сквозь снежную пелену выступает лапа. За ней другая, и горящие глаза лидера, за которым стоит целый Клан Падающей Воды. Коты, некогда жившие далеко-далеко в горах, явились целым кланом на земли Четырех, и этот Совет племена не забудут. Ведь отныне их стало пятеро, и с этим придется мириться. Придется ли? Добро пожаловать, Клан Падающей Воды.
23.11 Пора подводить итоги года! Вместо привычного голосования самых-самых, в этом месяце список номинаций расширится до невероятного количества! В этом голосовании вы можете помочь вспомнить каждому игроку через какие трудности проходили ваши персонажи за последний год. Напомните о светлых и ламповых отыгрышах, в которых вы принимали участие в 2019 году.
19.11 Совсем скоро грядут новогодние праздники! И чтобы вы по-настоящему почувствовали снежную атмосферу Последнее Пристанище переоделось в зимний дизайн! Всем отличных зимних отыгрышей!
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » границы » речное племя — племя ветра


речное племя — племя ветра

Сообщений 221 страница 236 из 236

1

http://sd.uploads.ru/1mj23.png

речное племя - племя ветра
——————————————————————
В месте, где проходит граница между племенами Речным и Ветра, река шире и немного спокойнее, нежели ниже по течению. Пограничные метки воители оставляют на берегу, и можно подумать, что уж эта-то граница редко становится предметом спора - это какой прыткий должен быть оруженосец, чтобы перегнать дичь через пусть и не слишком бурный, но широкий поток? Однако же всё не так просто. В сезон Голых Деревьев здесь очень быстро встаёт лёд. И на протяжении нескольких лун реку легко можно пересечь и добраться до земель соседей.

0

221

Хриплый голос Соболя вмешался в боевой вопль, привлек внимание почти каждого ветряка, предупреждая о надвигающейся подмоге. Гром с силой стиснул зубы, чувствуя, как натягиваются в струны нервы, как полыхает огнем исцарапанное тело, и впился когтями в кровавый снег, готовясь столкнуться нос к носу с еще одним речным.
Казалось, что воздух пульсировал зло, жестоко, горячо, наполняя густой тьмой легкие и голову. Будто вылившееся безумие соседей пыталось проникнуть в само сознание и отравить еще одну голову. Впившись клыками в нижнюю губу до проступающей крови, Гром не сдержал проступивший наружу болезненный стон, но разум отрезвился. И не успел ветряк что-либо сообразить, как прямо ему под лапы стремглав вылетела белоснежная туша, а он, словно бы все это время был готов, едва ли успел отскочить в сторону. Напали прямо исподтишка, наверное полагая, что неповоротливому Грому не хватит скорости избежать внезапной атаки.
Лапы мгновенно напряглись, что проступили мышцы, оттолкнулись от земли и обрушились на плечо противника. Но, стоило исполину увидеть блеснувшие глаза Лебедя, как два разноцветных солнца, он растерялся. Растерялся настолько, что ослабил внутреннюю хватку, позволил царившему хаосу проникнуть в голову и безвозвратно утянуть на дно. Глаза цвета горячей карамели застила темная пелена. 

Лебедь.

Сердце затрепыхалось рыбой, выброшенной на берег, стоило этому имени всплыть в сознании. Родному, до боли близкому имени, теплым следом отпечатавшимся в памяти, солнечной улыбкой отражающимся на губах. Как давно они знали друг друга? Сколько всего пережили и скольким поделились? Казалось, что судьба сыграла сними злую шутку, решив столкнуть в этом бое, в этой месте при таких обстоятельствах. Отголосок давних воспоминаний острой иглой пронзил все тело, заставив Грома широко распахнуть не верящие глаза и пропустить тот момент, когда белоснежный успел взобраться на его широкую спину и придавить к земле. Серый задыхался. Задыхался от нехватки воздуха из-за сдавившего грудину товарища, от нахлынувшей волны старого прошлого, мелькающее прямо перед глазами цветастыми картинами и теми самыми голосами звучащими в ушах.
Гром зашипел от боли, когда в загривок вцепился Лебедь, рассеивая все грезы и возвращая воина обратно. - Лебедь ост... - сквозь плотно сомкнутые зубы вырвался рваный хрип и оборвался. Лебедь его не слышал. Чрез громыхающие на границе рычания, истошные крики, ядовитые слова, выплюнутые колкими языками, казалось, нельзя было услышать даже собственных мыслей. Зарычав так утробно, так неистово и рьяно, совсем не будучи похожим на себя, Гром перекатился вбок, сбросил с себя речного и проехался когтями по его животу. И вместе с глубокими ранами на брюхе белоснежного появились такие же глубокие отметины на душе ветряного. Что-то внутри поломалось.
- Нет, Лебедь! Прошу... - слова комом застряли в пересохшем горле. Всего на одно мгновение ему показалось, что белокурый тоже что-то прокричал. Будто собственное имя коснулось ушей серого, не успев проникнуть внутрь, и растворилось во взрыве других голосов. - чт, - Что ты кричал мне, Лебедь? Что ты хотел мне сказать? Он не слышал его. Не слышал никто. Все захлебывались в своем сумасшествии, перекрикивая друг друга и осыпая проклятиями. Но Лебедь ведь не такой. Его друг совсем другой, тот самый настоящий речной кот, которому не чуждо благородство, который уважает Закон, придуманный много сотен лун назад, чтобы не было вот таких войн. Его друг мог бы стать достойным предводителем, за которым, несомненно, пошли бы все.
От сильного удара по уху Гром пошатнулся. Он уцепился когтями за поплывшую под лапами землю, силясь сохранить равновесие и фокусируя опьяненный взгляд на речном, чтобы не пропустить следующего удара. Все закрутилось-завертелось, как в воронке на водной глади.

Сколько лун, Лебедь?

Сколько лун мы с тобой вместе? Бок о бок.

Старые... друзья.

Голова шла кругом. Мысли путались в паутине. Стоило ухватиться за ясную ниточку, как она исчезала, растворялась паром в воздухе. Кое-как отбившись от очередного выпада, Гром ударил по воздуху лапой, вознамериваясь вернуть Лебедю подаренную оплеуху, и каким-то чудом врезал прямо по белокурой макушке. Он уже не ведал, что творил. Лишь бы поскорее закончить со всем этим. Лишь бы остаться стоять на лапах, чтобы защитить честь племени. Но разве Лебедь его посрамлял? Нет. Лебедь бы никогда... С губ сорвался мучительный стон, когда белые лапы почти опустились на покатые плечи. Гром вновь увернулся. Возможно, не без помощи Предков, которые не хотели видеть, как два старых друга рвут друг на друге шкуры.
Старый друг. Смогут ли они после всего случившегося, после всех царапин и ран взглянуть все с той же непринужденностью друг другу в глаза? Также искренне улыбнуться, не тая обиды? Смогут ли простить друг друга? Гром знал, что их отношения больше никогда не будут прежними. Но он искренне не желал навсегда вычеркивать Лебедя из своего сердца. Этого славного кота, который стал ему так близок.
Из последних сил здоровяк ухватился зубами за белую лапу, и разноглазый взревел:- Хватит!!! - он впервые услышал его. За целую вечность, проведенную на границе, Гром уловил его голос, поймал, как бабочку. Еле держась на лапах, весь покосившись-перекосившись деревцем после буйного урагана, с запекшейся кровью на глазу кот смотрел на своего друга с болью во взгляде. - Я... не потерял себя, Лебедь. И ты, надеюсь, тоже, - полуживо ответил он и захромал куда-то в сторону, к своему племени.

- ЛЕД СЕЙЧАС ТРЕСНЕТ, ВСЕ БЕГИТЕ К БЕРЕГУ!!! -  прогремел над всей поляной голос Созвездия, и Гром от испуга рванул ближе к берегу, приземлившись носом в снег. Все изменилось так внезапно. Звездное Племя разгневалось на нас? Как бы не хотел серый здоровяк понять произошедшее, но голова гудела пчелиным роем и трещала ломающейся веткой. Увидев лишь, как тело Звездопада погрузилось куда-то под лед, кот всполошился и заскакал на трех лапах к своему лидеру. Но его опередили, видимо, соплеменники или кто-то другой, он не желал разбираться - все медленно и плавно плыло. И, с трудом сохраняя равновесие, он дождался появления мертвого тела предводителя и облегченно выдохнул, когда тот наконец-то сделал первый вдох.
Туман в голове не рассеивался. Гром обратил мутный взгляд на речную сторону, стараясь уловить суть разговора двух предводителей, но все главные мысли ускользали от него. Он встрепенулся, постарался взбодриться и вернуть ясность ума, но ощутил только новую волну боли во всем теле. Еле сдерживая очередной стон, воин уперся об чье-то плечо и, хромая, поплелся в лагерь.

→ лагерь

+7

222

Дождавшись, пока из пасти предводительницы перестанет исторгаться вода, Лебедь осторожно убрал лапы с её груди. Он не слышал дыхания, не видел хотя бы мало-мальски подрагивающих полосатых боков, свидетельствующих о том, что дыхание восстановилось. Но раз вода кончилась, значит, он всё сделал верно и оставалось только ждать. Кот медленно и мягко боднул головой Карпозуба, словно пытаясь поделиться с ним частичкой своего спокойствия. Он видел это... однажды... не у пятнистой... у другого. Чёрный, возможно, не застал, но догадывался, что Созвездие сейчас потеряла жизнь и находится в этаком состоянии между жизнью и смертью, между землёй и бесконечно далёким Серебряным Поясом. ручей была права - в такие моменты лучше не тревожить тело. Он, по крайней мере, позаботился о том, чтобы их предводительница "умерла спокойно" только один раз и не отправилась обратно из-за забитых легких. Оторвав взгляд от неподвижного тела, воитель заметил, что вокруг них растекается большая лужа, слишком большая, чтобы поместиться в худой груди Созвездия. Только сейчас Лебедь сообразил, что слишком ему тяжело стоять, словно на нём до сих пор повис вражеский кот, и понял, что является причиной потопа локального масштаба. Поспешно отойдя от своих, он принялся отряхиваться, глядя на то, как капли, касаясь уже успокоившейся водной глади, расходятся по ней лёгкими волнами как в сторону Речных, так и Ветряных котов.

Эта битва повлияет на оба племени. Вопрос в том, в какую сторону будут направлены волны и как сильно они раскачают привычный мир.

Лебедь поднял голову, обратив взгляд на Грома. Теперь он видел его чётко и ясно - ледяная вода остудила сердце и отмыла душу. Он слышал его, и понимал, что слышал его последний слова, брошенные перед тем, как два старых друга расцепились. Оказывается, он разодрал ему загривок, сам того не осознавая. Неужели он стал так силён за все прошедшие луны? Еще вроде недавно они смешно дубасили друг друга тяжелыми лапами со втянутыми когтями... Плюшевый выглядел поникшим, но белоснежный в глубине души верил, что они смогут залечить не только физические, но и душевные раны, полученные в этом бою. Воин хотел подойти к другу, сказать что-то, но не стал - ослепленные болью и страхом по своим предводителям, обе стороны могли сейчас растерзать любого, стоило ему подойти на небезопасное расстояние. И никто не будет их винить. Все они сейчас на взводе.

Я найду способ извиниться перед тобой, Гром... - пообещал себе Лебедь. - Обязательно. Я не оставлю всё так, пусть уйдёт еще столько же лун. Но я обязательно скажу тебе "прости".

Позади раздался хриплый голос, и белый кот медленно повёл ушами, до боли вслушиваясь в слова Созвездия. Он не сомневался, что она придёт в себя, и всё же испытал облегчение. И в особенности от тех слов, что означали теперь если не мир, то хотя бы худо-бедно нейтралитет и спокойствие между двумя племенами. А это было уже ценно. Он никогда не верил, что Ветер способен на такую искреннюю подлость и мерзость, как убийство предводителя чужого племени. Это доказал своим поведением и Полуночник, потратив часть своих трав на едва не отправившегося следом за своей предводительницей Рогоза, с той лишь разницей, что тёмный оттуда бы уже не вернулся. Опустив голову в низком благодарном кивке, воитель медленно и крайне бережно взвалил бесчувственного соплеменника на спину и отправился следом за Ручей и остальными, бросив последний, мягкий взгляд в спину уходящего Грома.

И всё-таки он возвращался домой.

--- главная поляна

+6

223

- Спасибо, спасибо тебе большое. Я… Если Сивой будет не хватать трав, пусть она приходит ко мне, - Черника удивлённо кивнула целителю, а затем вновь устремила свой взгляд на щуплое тело Веснянки. Так много воинов столпилось рядом с ней, все так за неё переживали.
Они такие же как мы.
Т-ты мне ж-жизнь с-спасла. Я не забуду этого. Никогда, - речная почувствовала себя максимально неловко. На пару с Рогозом они чуть не лишили Гончую уха, а её соплеменника говорит "спасибо". Рассеяно кинув белой кошке, Черника засеменила к своим. Кажется она помогла спасти и Звездопада тоже, но это уже было не важно.
Крестовник!
Запах возлюбленно окутал её даже раньше, чем воин успел подбежать к ней.
— Я люблю тебя, — Черника словно слилась с трёхцветным котом, зарываясь носом в густую шерсть, не обращая внимания на то, что пачкает его своей и чужой кровью. Он сказал это...в первый раз сказал.
- Я люблю тебя, - вторила ему речная, уткнувшись носом под его подбородок,- Так сильно... - и пусть Крестовник понёс выскочку Выдру в лагерь, но на протяжении всего пути назад Черника чувствовала его запах рядом.
Так сильно...
>>> главная поляна Реки

+6

224

От: Василька
Кому: Звездопаду 
Сезон голых деревьев,
   На границе ветра и реки

Дорогой предводитель,
как бы я хотел знать в тот миг о твоем бессмертии.

Я, должно быть, стану совсем седым после этой битвы, и мою шкуру можно будет сравнить по светлости с твоей. На момент, когда я придумываю эти строки, глаза все еще пощипывает от слез, и лапы дрожат, как у больного лихорадкой. Пускай сердце мое успокоилось и больше не разрывается от того кошмара, в которым ты погрузил меня своей предводительской милостью, в моих мыслях все еще бардак.
Кажется, в тот миг, когда я не почувствовал биения твоего сердца, остановилось и мое собственное. Я не мог дышать и задыхался, будто тонул в реке, и мои когти судорожно цеплялись за снег, срывая кожу на пальцах до крови. Мои глаза расширились, из горла вырвался сиплый стон, и я замер, прекратив вылизывать твою шерсть. Посмотрел на окружающих, в отчаянной надежде на то, что они успокоят мой страх.

— Все будет хорошо, все будет хорошо, я с вами. Сейчас придут целители и вылечат вас! Так ведь? Так?!

Больше я не издал ни звука. Кажется, в тот момент мне легче было бы просто потерять сознание, чем бороться с чувствами, тянущими меня в бездну. Мне хотелось просто вскочить и отойти от тебя на несколько лисьих шагов, чтобы не чувствовать запаха студеной воды и крови, но я остался рядом, замерев каменной глыбой. Пускай в моей голове творился хаос, а вместо хладнокровия в мыслях неиствовал голос королевы, потерявшей своего котенка, я был тих и незаметен в толпе бушующих котов. Я лишь смотрел на тебя, прижав уши к голове, и губы двигались сами собой, бесшумно выписывая “нет, нет, умоляю, нет”, будто это могло спасти тебя.

— Прекрати причитать!

Мутная пелена исчезла с твоих глаз, и они сверкнули чистым лазарем в лучах закатного солнца. Ты задрожал, избавляясь от воды в своих легких, и я вздрогнул, от неожиданности и какого-то сумасшедшего, необъятного… чувства, для которого даже не найти правильного слова. Радость, удивление, по какой-то причине страх - вот такая смесь бушевала в моем сердце, когда я услышал твой хриплый зов Полуночника.
Сейчас мои опасения и недоверие к “дару девяти жизней” кажутся глупыми, а тогда были настолько реальными, что хотелось выть и метаться по снегу, не веря, не веря, не веря. Едва ли я тогда осознавал, что ты, умерший несколько минут назад в моих лапах, снова жив - я скорее чувствовал, как мой затуманенный разум вскипает, разыгрывая меня этими страшными видениями.
Помнится, потом Созвездие признала, что Львинозвезд не был жертвой твоих когтей, но, признаться, я не чувствовал себя готовым ее простить. Не после тех оскорблений, что были брошены в сторону племени ветра. Не после презрения в ее прищуренных глазах и змеиного шипения на мерзком языке, которыми она пыталась втоптать меня в грязь по самые плечи. И я не был готов смириться с тем, что Полуночник пошел к ее воину, помогая ему, как нашему, ветряному. Угрюмым взглядом и тихим фырканьем, которое смог бы услышать только он, я просил его остановиться. Но Полуночник никогда не следовал мнению, спорящим с его собственным.
Он отдал врагу травы, которые могли бы помочь кому-нибудь из нас.

— Соболь, разберись с ранеными, племя Ветра возвращается в лагерь.

Мы вышли в обратный путь.
Лапы разъезжались на льду, шерсть развивалась под ветром и больно колола раны на боках, напоминая, что об этой битве не только предводители - мы все будем помнить еще очень, очень долго. Я чувствовал себя жутко опустошенным, и тяжелая мигрень, как последствие потери сознания и стресса, ударила мне в голову. Вместо чистого говора мыслей в мыслях звучало “бум”,”бум”,”бум” и от этого становилось совсем тошно.

Даже идти было тяжелее. Мало того, что головная боль не позволяла сделать и шага без того, чтобы не поморщиться, но еще и травмированная лапа давала о себе знать. На льду на нее оказывалось гораздо большее давление, чем на суше, и она ужасно болела.
Дорогой Звездопад, даже несмотря на то, что следующие несколько лун я проведу с травами в обнимку, и палатка Полуночника вновь станет моей родной, как полгода назад, я чувствую… то, что тяжело сказать так просто. Чувствую гордость за то, что это все было ради племени. Ради моего племени, если позволишь.

Вот только подумай: мы идем вместе, помогая друг другу, я говорю кому-то “держись, уже видно лагерь”, а они тихонько улыбаются и отвечают мне благодарным взглядом. Тихие прикосновения, нежное мурчание разливается по воздуху, и каждый говорит:
“держись, уже видно лагерь”, “мы скоро будем дома”, “каким же храбрым ты был сегодня”.
Звездопад, есть ли слова, которыми можно описать мое счастье от того, что я, Василёк, “бродяжка”, “негодяй”, “падальщик”, стал частью всего этого? Впервые в жизни, получив такие тяжелые травмы, я не чувствую стыда и ярости, а мир и чудодейственное спокойствие. Битва закончилась, мы отпустили боль.
Мы скоро будем дома.
--> лагерь

Отредактировано Василёк (18-01-2020 00:42:41)

+10

225

[indent] Полуночник заверил старшую воительницу, что пострадавшие будут жить, поэтому она облегченно вздохнула, продолжив операцию по согреванию Веснянки, да краем зеленого, наполненного ядовитым волнением глаза наблюдая за Звездопадом.
[indent] Мгновения тянулись бесконечно долго, секунды превращались в вечность, минуты, казалось, никогда не наступят. И всё застыло, время остановилась, фигуры котов замерли в ожидании.
[indent] И Звездопад очнулся. В его бездыханное тело вернулась жизнь, оно вновь стало теплым, нос судорожно втянул воздух, а грудь начала вздыматься. К предводителю вернулись все признаки жизни.
[indent] И время очнулось вместе с ним. Оно продолжило свой ход, вернувшись к привычной скорости. Всё встало на свои места.
[indent] Вернулась и Созвездие. И поведала речная русалка своим соплеменникам, что ни один ветряной кот не был причастен к убийству Львинозвезда. Вереск тяжело вздохнула, бросив взгляд на своих раненных соплеменников по одну сторону, на раненных чужаков из речного племени по другую сторону, и задав себе один-единственный вопрос: стоила ли столь простая истина таких потерь?
[indent] А в голове стучало одно-единственное: иначе было нельзя. Иногда правда дорого стоит. На сегодняшнем аукционе правды торги были настолько яростными, что её стоимость возросла до размеров бесценной.
[indent] — Со мной все хоро... — хотела бы заверить Вереск её младшая соплеменница, но сильный кашель говорил об обратном.
[indent] - Милочка, нет нужды играть в героя, я же всё вижу. Ты итак много сделала сегодня, - мяукнула серо-белая, окинув Веснянку изучающим, глубоким да проедающим до самых глубин взглядом.
[indent]  — Хотя от помощи я бы не отказалась. Голова кружится, - Вереск кивнула, тут же подставив кошке свое плечо.
[indent] Пора возвращаться домой.
гп ветра→

Отредактировано Вереск (18-01-2020 11:35:01)

+8

226

Время тянулось, а племя затихло. Слова Полуночника, что кошка услышала, помогли ей успокоиться и вспомнить о том, что у предводителей девять жизней. Глупо, но в пылу сражения она забыла об этой истине, которую знает каждый лесной котёнок. Некоторое время племя находилось в тишине и ожидании, и наконец Звездопад ожил. И Сияющая была рада этому. Одновременно с лидером пустошей очнулась и Созвездие, и поведала правду, что племя Ветра не виновно. Наконец, до тебя дошло, мышеголовая! - подумала черно-белая. Тот небольшой прилив сил, который произошел пока она добиралась, до Звездопада, прошёл, а усталость и боль, облегченная травами, начали давить на кошку.
Она устала смотрела, как Полуночник направляется к речным и спасает одного из их недавних противников. Сияющая не имела отрицательных чувств и мыслей к этому поступку. Речные коты не впали в душу кошки как злые враги и нарушители воинского закона. Они были лишь вечными соперниками их племени, между которыми постоянно происходили стычки и драки, а потому не было никакого смысла злиться или ненавидеть их. Зато себя вполне. Её навыков и сил оказалось недостаточно, а щас она с трудом держится на лапах, не в силах самостоятельно добираться до лагеря.
Звездопад объявил о том, что староречье принадлежит им. Коты племени Ветра начали направляться в лагерь. Кто-то подставил плечо Сияющей, а кошка даже не посмотрела на того кто помог ей.

-->Лагерь

+6

227

— Племени Реки незачем больше мстить племени Ветра - именно эти слова предводительницы крутились в голове у кошки снова и снова, как билась бы внутри палатки бабочка, не умевшая вылететь наружу. Билась причём прямо об стены, не страшась обломать свои крылья, так как не знала, куда себя ещё деть. Так эти слова и бились по нервам Медведицы, то ли пытаясь выпрыгнуть из головы, то ли ища предел - есть он у кошки или нет.

Больше? Вообще не было.

Медведице оставалось только печально вздыхать и провожать взглядом то одного, то другого. То степного, то речного. То раненого не сильно, то - очень. Сама Медведица была потрёпана далеко не смертельно: стоило вылизаться и заглянуть к Сивой, когда все остальные уже получат помощь, кому она нужна больше. Кошка медленно, но сможет идти самостоятельно. Пока предводители только подводили итоги сегодняшних мирных переговоров, Медведица зависла на одном месте, всё ещё прокручивая те же слова Созвездия в голове, словно плохую молитву. Звон всё ещё давил на уши, но уже не так сильно, и всё равно Медведица, наверное, прослушала очень многое.

Серая была в ужасе. В ужасе большем, чем в начале или во время битвы: так не пугали её свои риски и раны, как то, что отряды сделали друг с другом. Предводители потеряли по жизни в поисках мира на водной глубине, а меж собой схлестнулись те, кто, если так-то посмотреть, был согласен с другим. Воробейница, тяжело дыша, только выругала то, что Созвездие узнала лишь от Предков - племя Ветра не виновато. И Медведица сражалась с ней, веря в то же самое. Кошке было стыдно, хоть она и оказалась повержена, но сегодня ею сказано было уже много лишнего - она не полезла с извинениями. Они, как Медведица поняла до битвы, тут были совсем не в цене. Верно, Медведица была воительницей - так была заведена их жизнь, что иначе свою правду получить невозможно, но так ей болезненно давалось осознание этого, что оно так никак и не наступало. Вон - там, например, Полуночник лечит речного. За то ли, что он терзал его друзей? За мир, наверное. Значит, были и те, кто это понимал, как и Медведица. Просто... А что, собственно, просто? Довела бы Ручей до драки, будь она Звёздным Ручьём, например? Хоть и Ручей, помниться, кинулась первой.

Кабы да если бы - было бы всё иначе. Медведица могла придумать виноватых, и, хоть ей и не нравилось это, она уже примерно представила, кого оградила бы этим бременем, если бы это имело значение. Сейчас значение имел только кто-то из раненых, облокотившийся на её плечо. Медведица даже не пыталась оборачиваться, чтобы посмотреть, кто там это был: весь отряд полз домой, как плыла бы против сильного течения уставшая, раненая рыба. А на ходу, хоть и не положено, Медведица почти проваливалась в нервный, дёрганный сон, словно ужаснувшееся за день сердце пыталось избежать продолжения этого кошмара. Но лапами шевелить надо было - пора в лагерь. В лагере ждут, и Медведица шевелила, как получалось.
в лагерь

+1

228

--------- Начало игры--------

Серая мышь хорошо различалась на снегу. Маленькие лапки едва приминали снег, а от падающих хлопьев снежинок порой приходилось уворачиваться. Грызун явно был сейчас не в своей тарелке и не то, чтобы уж вышел прогуляться за припасами. Скорее, погода застала его врасплох, и теперь он растерянно метался, пытаясь найти укрытие и переждать снежную бурю. Уж что-либо различать было сложно, а услышать шорохи на фоне падающего снега и завываний ветра становилось еще тяжелее.
Яблочко притаилась в паре-тройке лисьих хвостов и наблюдала за мышонком. Снег тоже неприятно слепил,  но по крайней мере белый, уже скорее не пушистый, а с некоторой маскировкой от липкого снега комок шерсти сливался с окружающей обстановкой. Ну хоть один сезон можно показать себя идеальной охотницей. С небольшими поблажками на ошибки.
Если бы снегопада не было, скорее всего, можно бы было рассмотреть два разноцветных глаза, наблюдающих за дичью и готовящихся нанести молниеносный удар.
Но молниеносный не получился. Кошка не учла, что слишком засиделась и лапы нырнули глубже в сугроб. Поэтому прыжок из сугроба едва не окончился падением, но вытаскивать лапы из снега могло быть куда заметнее. Мышь растерялась от едва видимой угрозы и шарахнулась в противоположную сторону, но было погребена под снегом. Вместо того, чтобы замереть, мышонок отчаянно забарахтался лапами, чем выдал себя. Один кусь и мучения окончились.
Яблочко зарыла дичь в снег, окопав немного вокруг и соорудив нечто вроде снежного холмика возле ближайшего кустика, на случай, если снег засыпет ее следы.
Старшая воительница закончила обустройство дичи во временном домике и осмотрелась. Ориентиры были все знакомые, при любой погоде.
Яблочко моргнула, чуть приподняв бровь. Очевидно, мышка привела ее на экскурсию к границам. С тем племенем, что их родное племя находилось в крайне враждебных отношениях. Ну или проще говоря, в военном положении.
Белоснежная кошка осторожно подступила к границе и остановилась, наблюдая за нее. Сейчас тут было тихо. Очевидно, что если конфликт и прошел, то несколько не тут. И на границах некоторое время стояла тишина. Конечно, до момента утреннего патруля. И даже небо прояснилось, знаменуя скорый конец валившего снега. В далеком прошлом у Яблочко уже была неудачная история с переговорами на границе, а учитывая границу с племенем Ветра, сейчас и вовсе, все могло стать весьма неприятно и плачевно. Однако пока ни малейшего движения не предвиделось. А если вдруг, каким-либо образом и предвидится, Яблочко заберет свою мышку и спешно уйдет. Раньше у нее было любопытство пообщаться с племенами где-то помимо Совета. Сейчас она, определяла, что такие встречи маловероятны, с теми, с кем она успела пересечься в ночь перимирия на добром слове. Кошка хмыкнула и развернулась, чтобы пойти дальше. Одной мышкой дело явно не станется. Зато, теперь проблема снега ушла на задний план, а проблема наступления вечера и ночи - на передний. Нужно было торопиться и возвращаться обратно. Возможно.

+4

229

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

[indent]Чем ближе река, тем сильнее бьёт в нос запах сырости и холода. С небольшого холмика, на котором чутко замерли ветряные коты, смотря, не подстерегает ли их опасность ниже по склону, были хорошо видны вскрывшиеся воды реки, а, если хорошенько прислушаться, можно было различить шорох волн. Всё в этом месте было наполнено концентрированной тишиной и спокойствием: птицы редко останавливались там, где сейчас стояли воительница и оруженосец - они либо добирались до самого берега, либо прятались в густых зарослях вереска, и уж там, защищенные от внезапного нападения, позволяли себе весело чирикать; коты тоже не захаживали в эти угодья со дня памятной битвы - никто не хотел лишний раз вспоминать о кровопролитном сражении. Однако настал день, когда нужно было перебороть себя. Соболь отправил двух котов, Василька и Гончую, проверить границу, опасаясь, что речные могут проявить свою известную легкомысленность и вновь пересечь её. С волнением посмотрев на низовья реки, Василёк будто снова пережил момент, когда он примчался сюда вместе с боевым патрулем и увидел сцену сражения: снег, покрытый кровью; истерзанных Гончую и Звездопада; плюющихся ядом и злостью речных котов.
[indent] Он невольно бросил взгляд серебристую кошку, но сразу же отвел глаза - не его дело копаться в душе воительницы. Есть некоторые вещи, который каждый должен держать при себе, и Васильку не следовало о них знать. Вместо этого, он, кивнув наставнице (тем самым говоря, что всё хорошо и ничто не мешает им начать спускаться) начал путь к берегу реки. Рыхлый снег скользил под лапами и звонко хрустел в такт каждому шагу. “Смотри-ка,” - сказал он сам себе - “кошачьи следы до сих пор не смело ветром. Вон те следы, наверное, остались от Соболя - только у него такие большие лапы и уверенный шаг” и действительно, вся поляна была испещрена “остатками прошлого”, отпечатками лап, а кое-где темно-бордовыми, почти коричневыми разводами крови. Он слегка прижал уши, выдавая своё беспокойство, но сумел сохранить ровное выражение морды несмотря на беснующееся в груди пламя. “Что б они еще раз такое допустили…” - начал было он, то жестко прервал себя - “Лучше помолчи! Однажды такие пламенные речи чуть не довели тебя до беды. Сохраняй спокойствие, и тогда сохранится и разум. Сохранится разум, а, значит, и достоинство - вот, о чем ты сейчас должен думать. Не зря же говорил “прошлое в прошлом, настоящее - сегодня?” Так вот, прислушайся сам к себе и прекрати буравить снег таким взглядом, словно готов броситься на него с когтями”
[indent] - Какой план, Гончая? - негромко спросил он, подойдя к янтароглазой кошке - Не видно, чтобы речные пересекали границы с момента битвы.

+6

230

лагерь племени Ветра



Прошедшее время, пусть и сравнительно недолгое, определённо шло Гончей на пользу. От неё всё ещё воняло травами, как от самого дальнего угла палатки целителя в сезон Зелёных Листьев, а под серебристой шерстью медленно и болезненно заживали глубокие раны, смазанные соком ягод и заткнутые паутиной. Конечно, здравый смысл недвусмысленно твердил ей, насколько важно стиснуть зубы и принимать лечение, терпя различного рода перевязки. Но вместе с тем в ней говорила и холодная гордость, старавшаяся убедить, что появление на глазах соседей с целебными припарками - слабость, слабость непозволительная и унизительная.

Когда они с Васильком приблизились к границе с Речным племенем, раны заболели с удвоенной силой, будто к физической и действительно существующей боли также примешалась боль фантомная, вызванная свежайшими яркими воспоминаниями. Надеюсь, вы валяетесь в палатке Сивой и сейчас, - фыркнула про себя старшая воительница, оглядывая границы и обновляя пограничные метки.

- Обновить все метки и возвращаться обратно, - отозвалась Гончая на вопрос Василька, которого, как ни крути, было тяжеловато воспринимать оруженосцем. Слишком уж отличался ровесник Звездопада от какого-нибудь несмышлёного наивного котёнка: здесь приходилось иметь дело со сформировавшейся личностью, заложенной ещё до твоего рождения и, очевидно, вынесшей в период своей продолжительной отлучки гораздо более горький опыт, нежели она сама.

От собственных мыслей серебристую кошку оторвали силуэты трёх кошек, приближающихся к границе. Напрягшись, она взглянула на Василька. - С возвращением придётся повременить, - заметила старшая воительница, узнавая по характерной походке в одной из Речных кошек целительницу племени, Сивую. Приближаясь к границе и останавливаясь подле неё, Гончая выпрямилась и дождалась, пока отряд подойдёт на расстояние, худо-бедно годившееся для переговоров. - В чём дело? - сухо осведомилась кошка, щуря янтарные глаза на недавних врагов.

+4

231

—> главная поляна

Дорога выдалась для Сивой непростой. Снег проседал из-за неловкой походки и затруднял ход, она снова чувствовала себя уставшей после бурных дней, словно и не спала ночью без задних лап. Нос забивал аромат лаванды, призванный успокаивать нервы и расслаблять, но спокойной себя целительница не чувствовала. Присутствие Медведицы и Краснопёрки, шедших чуть впереди, не придавало уверенности, хотя в прежние времена, несомненно, помогло бы. Сивая была бы не прочь поболтать с соплеменницами, чтобы немного скинуть напряжение, но пасть была занята, так что она предоставила кошкам возможность поговорить друг с другом при желании, а сама молчала, погрузившись в мысли.
Было бы лучше, приди я одна? Кто бы ни патрулировал границу Ветра сегодня, он вряд ли будет рад увидеть меня с небольшим отрядом, пусть их присутствие и продиктовано необходимостью.
Кошка вздохнула, привычно перебирая лапами и поддерживая неплохой темп. Они приближались к границе, и невольно в воображении серой возникали картины прошедшего боя, который новизне застала, но могла представить с помощью воспоминаний о рассказах Ручей и Созвездия. Да и остальные воины немало обсуждали произошедшее, так что в голове все складывалось.
— Смотрите, даже ждать не придётся,— увидев впереди, через границу, пару силуэтов ветреных котов, невнятно мяукнула Сивая, стараясь не выронить лаванду из пасти.
Замёрзшая река не представляла проблемы для того, кто хотел пересечь границу и попасть на земли иного племени. Кошка порадовалась возможности не попадать в такую погоду в ледяную воду, как не повезло главам племени совсем недавно. Серая, замедляя шаг, пригляделась и подавила разочарованный вздох.
— Это Гончая и Василёк, — с легким оттенком оттенком тревоги проговорила она, переглядываясь с Краснопёркой и Медведицей. Вот уж кого она не жаждала увидеть тут, так это Гончую. По рассказу Ручей, именно она сквернословила на Львинозвезда и вынудила подругу пересечь границу, чтобы поквитаться за дерзость и оскорбление племени. — Не лучший для нас расклад. Что поделать, — слабо улыбаясь, она двинулась дальше, чтобы оказаться на удобном расстоянии.
Подойдя ближе, целительница бережно положила перед собой лаванду и приветственно кивнула Ветреному патрулю.
— В чём дело? — в голосе Гончей не было открытой агрессии, она не торопилась гнать их прочь с первых слов и не язвила. Неплохое начало, но нельзя слишком обнадеживать себя. Сивая знала, что соплеменницы поддержат ее и сгладят разговор в том случае, если что-то пойдёт не так, однако начать говорить стоило именно ей.
— Доброго вам утра, Гончая, Василёк, — спокойно и ровно заговорила она, не особо желая раздаривать свои обычные приветливые улыбки. — Время для моего визита может казаться неподходящим в свете недавно произошедшей битвы, но мне необходимо повидаться с Полуночником, и срочно. Эту встречу никак нельзя отложить даже до Совета.
Если руководствоваться Законом, ветреные не могли отказаться и пропускать ее — целительницу, да к тому же пришедшую просить о помощи у их целителя. Однако что-то подсказывало Сивой, что просто и гладко все не пройдёт, и потому она вновь переглянулась с сопровождавшими воительницами, заручаясь их поддержкой.

Отредактировано Сивая (19-02-2020 18:09:34)

+9

232

--> лагерь реки
[indent] Красноперка шла не быстро, дабы не утруждать их целительницу, то и дело пропуская Сивую вперед себя, но стараясь держаться рядом, дабы если что, подставить ей плечо. Она прекрасно понимала, что их могут не пустить, поставив условие, что одна лекарша пройдет через границу. Пятнистая была готова к этому, хоть и не совсем одобряла. Снег сильно затруднял путь.
[indent] Впереди показалось двое котов, один из которых не был знаком Красноперке, но коли он был с Ветрянной воительницей, их это не касалось. Присутствие Гончей сильно накаляло обстановку. Зная о остром языке воительницы, следовало быть сдержаннее и осторожнее. Хотя, в умении говорить колкости они могли посоперничать. Но ведь не за этим они пришли, верно?
[indent] - Доброй охоты, - сдержанно кивнула она присутствующим.
[indent] И сделала шаг назад, позволяя Сивой самой общаться с воителями. Они вступятся, если потребуется, но сейчас этот жест означал исключительно мирность их намерений. Если они откажут врачевательнице в ее просьбе, Красноперка не знала, на какие крайности придется пойти. Но точно не на битву. Настаивать и звать целителя к границе, чтобы они могли пообщаться. Подавив вздох, кошка взглянула на Медведицу. Все-таки хорошо, что их отправили вдвоем.

+6

233

[indent]— Обновить все метки и возвращаться обратно, - ответила на его вопрос наставница, и Василёк кивнул, соглашаясь с ней.
[indent]Да, она права, общем-то, тут нечего делать. Бесплодный пустырь не подавал признаков жизни и, поскольку они не сумели найти знаков пересечения границ, то их дальнейшая работа здесь сводилась к минимуму. Первоначальная мысль о том, что придется задержаться и, для спокойствия души, немного покараулить границу, теперь, после слов серебристой, казалась крайне нерациональной. Разумеется, будет лучше, если они отправятся в обратный путь, будучи энергичными и спокойными, ведь тогда они смогут поохотиться, и их вылазка принесет настоящую пользу. Но, стоило ему только отойти на пару шагов в сторону и направить нос по ветру, как вдруг почуял свежий, даже чрезмерно, запах речных воителей. Чутко замерев, он огляделся вокруг и настороженно прищурился в сторону прибрежных зарослей. Его предположение было верным - из переплетения ветвей показались три кошачьих силуэта. В одном из них он с удивлением распознал Сивую, хромую целительницу, о которой был наслышан, но, впрочем, еще ни разу не пересекался с ней. Другим, несравненно менее приятным открытием, было найти среди прихожан Медведицу - он сразу вспомнил, как она дралась с Воробейницей, и ощутимо помрачнел. “Нашли кого брать с собой,” - мысленно рыкнул он и едва удержался от того, чтобы не прищуриться, тем самым выдав свое недовольство - “Целителей не должны сопровождать те, кто проливал кровь на этом самом поле”
[indent]— С возвращением придется повременить, - в унисон его мыслям, буркнула Гончая и пересеклась с ним недовольным взглядом.
[indent]Вместе они подошли к границе и встали там плечом к плечу, одинаково внимательные к действиям соседей и эмоционально собранные - выражения их морд не показывали ничего, кроме спокойствия и вежливого, но справедливого вопроса “Что вы, речные шкуры, тут забыли?”
[indent]— В чём дело?  - холодно спросила воительница. 
[indent] — Доброго вам утра, Гончая, Василёк, — раздался голос с противоположного берега реки и, приглядевшись чуть внимательнее, серо-белый определил, что с ними разговаривала целительница.
[indent]— Доброй охоты, - тем же тоном, что и Сивая, сказала одна из её спутниц. "Не Медведица, и хвала звездам" - невольно подумал он.
[indent] В ответ на их приветствия он лишь слегка склонил голову, но воздержался от ответа. Он знал, что это лишь обмен любезностями, и никто от них особо не ждет ответных проявлений дружелюбия.
[indent]— Время для моего визита может казаться неподходящим в свете недавно произошедшей битвы, - оруженосец навострил уши, вслушиваясь в слова кошки - но мне необходимо повидаться с Полуночником, и срочно. Эту встречу никак нельзя отложить даже до Совета.
[indent]Он отметил, что возле лап серебристой лежит пучок каких-то трав и решил для себя, что Полуночник, возможно, просил какие-то лекарства в долг еще до битвы. Но тогда торопливость Сивой не имела никакого смысла - разве она не смогла бы передать их непосредственно на Совете? Зачем срываться с места за пару часов до начала всеплеменного собрания и галопом мчаться сюда, за помощью ветряного лекаря? Может, речная хотела обменять свои припарки на что-то другое, что-то нужное для лечения её воинов? В свете битвы, о которой она так смело говорит, это вполне возможно. Это может быть вопрос жизни и смерти, как, например, было в случае с Выдрой и… Карпозубом, кажется? Но за их выздоровление Василёк не отдал бы и кроличьего пуха.
[indent]- Целители стоят выше племенной вражды? - тихо поинтересовался он у Гончей, раздумывая.
[indent]Полуночник не думал так, как Василёк. Все-таки, именно он и Дроколап помогли умирающим на поле битвы противникам, и не попросили ничего взамен. Согласиться на приход Сивой значило поддержать мнение Полуночника. А в его мнении Василёк не позволял себе сомневаться.
[indent]Заглянув в глаза наставницы, он негромко сказал:
[indent] - Тогда пусть идет. Но воители, - он бросил в их сторону предостерегающий взгляд - нет. Было бы неправильно, если бы они высматривали что-то в нашем лагере. Ты согласна?

-> Чуть позже переход на гп Ветра вслед за Гончей

Отредактировано Василёк (22-02-2020 14:41:15)

+7

234

- Выше. К счастью, большинство из них последние поколения ещё и ведёт себя соответствующе такому статусу, поэтому в процессе не приходится бороться с искушением выпустить когти, - ответила Васильку Гончая, не сводя пристального взгляда с пришедших. В двух сопровождающих Сивую воительницах она узнала Краснопёрку и Медведицу. Внутри поднялось любопытство: едва ли целительница соседей пришла сюда просто, чтобы размять, простите предки за столь чёрный юмор, лапы.

Услышав слова соплеменника, серебристая кошка задумалась на какое-то время, взвешивая решение. Она не горела желанием видеть никого из рыбоедов на землях племени Ветра, даже их целителя, однако прекрасно понимала, что не имеет полномочий идти против древних правил. - Краснопёрка и Медведица уже бывали в нашем лагере и отлично знают до него дорогу. Всё что хотели - высмотрели, - отозвалась Гончая. Однако сейчас обстоятельства были иными: их племена всего несколько дней назад готовы были разодрать друг другу глотку, схлестываясь прямо на этом самом месте в кровопролитных драках.

- Ладно, - она обернулась к Речным воительницам. - вы или остаётесь здесь или, если опасаетесь, что мы съедим вашу целительницу живьём, идёте половину пути с нами и останавливаетесь в пяти десятках лисьих хвостов от лагеря, когда я об этом скажу. Если племя Ветра обнаружит ваши запахи на более близком расстоянии, это закончится для вас не лучшим образом, - распорядилась серебристая кошка, отступая на несколько шагов в сторону и освобождая тропу, ведущую к лагерю.



лагерь

+6

235

из ланеря
Кто же нас встретит...

Дорога прошлась очень быстро, как показалось воительнице. Их маленький отряд не был самым прытким в округе, да и всем им что-то, да досаждало. Собственные не затянувшиеся раны, впрочем, Медведицу и не слишком сильно волновали: больно уж она была занята мыслями и представлениями о том, что случится на границе. Отчего-то серошкурой было радостно, что наконец она сможет своими глазами увидеть, что в племени Ветра всё в порядке. Вот только в порядке ли - это другое. И что ждал их едва ли радушный приём - вообще третье, но такое же важное.

Степные не стали томить их долгим ожиданием: очень скоро на границе появилась Гончая и Василёк. Суть последнего Медведица так и не поняла, а гадать пока времени не было. Времена-то и в целом странные, мало ли, что где успело случиться, пока все были заняты грызнёй. А вот Гончую встретить - ну, что ж... В преддверии битвы она Медведицу слушать не стала, тут уж и подавно. Медведица лишь коротко поприветствовала патруль, учтиво пожелав им доброй охоты, и степенно слушала, как складывается разговор.

Останемся здесь - не узнаем, как там остальные степные... Пойдём вслед - выкажем недоверие. И оставим Сивую без компании.

Если бы серошкурая знала, каков на вкус хотя бы такой малый риск, то может и заявила бы, что будет ждать здесь, да только вот вся накопленная за луны жизни отвага ушла на пылкую речь до битвы, ловко оставленную без внимания.. Теперь же Медведица и вовсе опасалась сказать лишнее слово, чтобы не навлечь лишних последствий - так было удобно думать, но, на самом деле, она лишь не знала, как поступить. Оставалось только заручиться твёрдым словом Краснопёрки.

- Мы и не думали, что вы её тронете., - скромно ответила серошкурая, - Но вместе дорога веселее, разве нет?

Пытаясь сгладить собственную лёгкую ложь, Медведица улыбнулась степным. Право, порою было ощутимо удобно слыть не слишком острой на ум, по крайней мере, теперь проследовать за Сивой было как-то проще, не звучало это больше так колко, но, может, только в ушах Медведицы.
в гости к ветру

Отредактировано Медведица (24-02-2020 00:49:31)

+1

236

Ею овладело какое-то непрошибаемое, ровное спокойствие. Почему-то Сивая чувствовала: никто не станет чинить ей и ее отряду препятствия, такой сегодня будет день. Отличный от всех последних. Стоя на шаг впереди речных воительниц, она наблюдала за тихими переговорами бывших врагов, не вслушиваясь в слова - все равно не услышит, да и невежливо это. С отрядом или без, но она пройдет на территории племени Ветра и добудет драгоценные листики кошачьей мяты для больной предводительницы. Так и будет. Когда Гончая наконец повернулась в их сторону снова и заговорила, с души все равно будто камень упал. Серая искренне улыбнулась обоим ветреным.
— Ладно, вы или остаётесь здесь или, если опасаетесь, что мы съедим вашу целительницу живьём, идёте половину пути с нами и останавливаетесь в пяти десятках лисьих хвостов от лагеря, когда я об этом скажу. Если племя Ветра обнаружит ваши запахи на более близком расстоянии, это закончится для вас не лучшим образом, — на словах кошки Сивая переглянулась с соплеменницами, ожидая их решения. Конечно, она могла попросить их остаться, чтобы не провоцировать новый конфликт, но решила дать право выбора им.
— Спасибо, — коротко мяукнула она.
— Но вместе дорога веселее, разве нет? - окончание фразы Медведицы вызвало легкую улыбку. Конечно, они ее не оставят.
— Конечно. И если понадобится, вы поможете мне на обратном пути, — добавила к ее словам Сивая, переглядываясь с серошкурой. В ее взгляде светилась благодарность за принятое решение.
Аккуратно подняв лаванду со снега и стряхнув холодные белые крошки с листьев, она прошла на тропинку, с которой отступила на шаг Гончая, молча кивая ветреной воительнице и ее спутнику. Они поступили верно, пропустив их таким составом. Ни Медведица, ни Краснопёрка не нарушат данного слова и будут ждать там, где нужно. Все пройдет спокойно. Прихрамывая, отчего темп ходьбы всего отряда замедлился - и наверняка был ужасно медленным для длиннолапых котов Ветра, она отправилась по уже знакомому пути в лагерь к Полуночнику, веря в то, что и он не откажет в помощи. Пусть даже и врагам.

► главная поляна ветра

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » границы » речное племя — племя ветра