У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » кувшинковая заводь


кувшинковая заводь

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s9.uploads.ru/DkVu3.png

кувшинковая заводь
——————————————————————
Часть русла реки, некогда отгородившаяся от общего канала песком и илом. Заводь широко протянулась по территории, спрятавшись от глаз котов высокими камышами. Песчаная насыпь у самой кромки воды представляется отличным местом для отдыха, но чаще всего кувшинковая заводь используется для охоты на уток. Пернатые облюбовали это местечко из-за обилия ряски, которую они охотно поедают. Заводь славится и своими романтическими настроениями. В сезон цветения здесь частенько появляются парочки, привлеченные живописным видом распускающихся белых бутонов.

0

2

начало игры

Форелька рванул как только его наставник раздраконил в нем дух азарта. Длинные лапы сами несли его к кувшинковой заводи, а подсознание генерировало различные картинки. Вот он ловит огромную утку, а вот утка клюет его под хвост. Ай! Темно-серый задорно мотнул головой и парой прыжков обогнал Ракитника.
- Я две, нет, три утки поймаю! А еще рыбину, огромную, с такими мощными зуба-а-ами, как мои когти! - заливисто пропел Форелька, оглядываясь на своего наставника медным взглядом. Ему безумно нравились тренировки с рыжим соплеменником и, в момент посвящения, оруженосец был непременно счастлив узнать, что такой замечательный наставник достался именно ему. Они вдвоем могли заниматься не просто обыденным обучением, но и шляться туда-сюда по всем территориям, болтать обо всем и ни о чем. Форелька, в конце концов, мог открыться своему наставнику и рассказывать все самые сокровенные и причудливые фантазии. А Ракитник, в свою очередь, всегда мог помочь и поддержать. При нем Форельке не приходилось воображать себя серьезным учеником, можно просто было быть самим собой.
Лапы несли темно-серого прямиком к заводи. До ушей уже начало доноситься знакомое кряканье и оруженосец довольно взвизгнул.
- А спорим, спорим, что их там будет пять? Три утки и два селезня! А представляешь, если бы они были как мы, большие такие. Как думаешь, у них было бы свое племя? - Форелька сбавил темп и медленно приблизился к водной глади. Утки тут же отступили от берега и поспешили отплыть подальше. Раздвигая лапами и мордой камыши, мраморный восхищенно глядел на окружающую природу и радостно заулыбался, - гляди какие камыши большие! Мне мама еще говорила, что тут где-то растет рогоз. Что это? - перешел на шепот, чтобы не спугнуть птиц, Форелька и взглянул на Ракитника глазами, полными счастья. Нет, ну серьезно, лучше наставника не придумаешь!
Медные глазки насчитали гораздо большее количество уток, а вместе с ними и подрастающих утят.
"Кажется, я продул. Он же не вспомнит о споре, правда?"
Толстые лапки осторожно ступали по влажной земле и оруженосец, предвкушая интересную охоту, облизнулся и сосредоточился на пернатых. Да уж,  на уток они никогда еще не охотились. А кстати!
- Мы пойдем на Совет? - невзначай задался вопросом Форелька. Но тут же перевел внимание на будущую добычу. "А все равно. Главное не сидеть на месте."

Отредактировано Форелька (29-09-2018 13:16:48)

+5

3

с главной поляны

Сорванец как всегда стартанул, словно вырвавшаяся из когтей рыбеха. Ракитник еле поспевал за своим оруженосцем, поражаясь, сколько же в таком маленьком клубке содержится энергии, хотя сам понимал, что в его возрасте он был таким же активистом. Жаль только, что наставница его была строже и скорее сковывала пыл рыжего, чем позволяла вырвать все накопившееся наружу. В этом плане Ракитник не разделял позицию наставницы, поэтому обучал Форельку по принципу - больше выбросишь энергии из себя, скорее устанешь и потом со спокойствием станешь слушать его поучения. А поучений было ого-ого, пруд пруди.
- Охо-хо, да ты, я смотрю, строишь звездоцаповские планы на предстоящую охоту, да? Как только встретишь ту самую зубастую рыбину, не забудь, что она чувствует твой страх и ХАП, выпрыгнет из воды и за нос тебя тяпнет, будешь знать, - Ракитник не сомневался в том, что его ученик один из самых смелых оруженосцев в племени, но ему следовало не забывать, что в одиночку не со всем можно справиться, - Иными словами, приметишь ее - сразу зови меня, и мы вдвоем ее замочим. Она сама нас испугается и икринки от страха наметает, - засмеялся рыжий кот, равняясь с Форелькой и ловя взгляд его медных глаз. В их отражении он видел себя и очень радовался, что в племени есть такой же котик, как и он сам - оптимистичный, задорный и заводной. Такие могут к себе располагать, таких любят и признают в любом обществе. Ракитник впервые сталкивался с таким непоседливым учеником и порой его гиперактивность заставляла рыжего воителя стонать от усталости, зато был один плюс - воитель спал как убитый после тренировок с Форелькой.
Как только напарники стали приближаться ближе к заводи, до них стало доноситься звонкое кряканье уток - их там было очень много, всегда. Почему-то птицы любили это место, здесь они растили маленьких утяток, кормились и плодились. И коты сюда повадились ходить частенько. Уток здесь так много, что если выловить штучку-другую, то никто даже и не заметит пропажи.
- Их там не пять, а больше, - тихонько посмеялся Ракитник, наблюдая за Форелькой, который осторожно крался к зарослям камыша, - Если бы они были такие же большие как и мы, то скорее всего охотились бы на нас. Или... мы бы воевали с утками за территории. Речное племя, сегодня мы идем патрулем на Утиное племя, чтобы оттяпать у них нашу кувшинковую заводь! Берегите себя и своих близких в этой битве, - рыжий кот постарался спародировать предводителя племени, который отправляет своих воинов на войну с утками. Это звучало так глупо, что Ракитник не смог сдерживать улыбки.
- Рогоз - такой высокий стебель и с какашкой большой наверху, вытянутой такой и толстой, - это как початок. Ты только маме так не скажи, а то мне стыдно будет, что я тебя такому учу, - постарался объяснить ученику Ракитник то, как выглядел рогоз. Кот также отвечал шепотом на вопрос Форельки, потому что понимал, что если утки отплывут далеко от берега, то их никак не поймать потом.
Рыжий кот протиснул голову над головой оруженосца и посмотрел на уток. Их было так много, что лови - не хочу.
— Мы пойдем на Совет? - неожиданно спросил Форелька, тем самым отвлекая рыжего кота от азарта, который пробуждался в нем, как в охотнике, - Если бы ты слушал глашатая, то знал бы, что я остаюсь в лагере на ночь в дозоре. И ты тоже остаешься. Не переживай, в следующий раз мы обязательно отправимся на Совет, а пока не отвлекайся и слушай. Утки - это не рыбы, думаю, ты это уже и так понял. Да, они плавают, но они также умеют летать. У тебя будет одна попытка, чтобы словить одну утю, а то они разлетятся все, и пройдет много времени, прежде чем они снова вернутся в свою любимую заводь. Ну что? Попробуешь первым? - кот немного ввел в курс дела Форельку, чтобы тот попусту не шугал птиц, а действовал сразу же и наверняка.

Отредактировано Ракитник (02-10-2018 07:27:09)

+5

4

— Охо-хо, да ты, я смотрю, строишь звездоцаповские планы на предстоящую охоту, да? Как только встретишь ту самую зубастую рыбину, не забудь, что она чувствует твой страх и ХАП, выпрыгнет из воды и за нос тебя тяпнет, будешь знать, - Форелька задорно закатил глаза и отмахнулся лапой, мол, да ну тебя, но зате-е-ем... — Иными словами, приметишь ее — сразу зови меня, и мы вдвоем ее замочим. Она сама нас испугается и икринки от страха наметает, - темно-мраморный хихикнул и весело замахал хвостиком по воздуху, словно собачка.
- Ну во-о, другое дело! Нет Ракитник, ты все-таки лучшее, что мог мне дать Львинозвезд. Вот чесслово, - Форелька забил себя лапкой по груди.
Утки, словно услышали Форельку, и гулко закрякали. Оруженосец хихикнул в лапку. Ох, они сегодня и поохотятся! Ракитник начал рассказывать про Утиное племя. Мраморный с раскрытым ртом в запой слушал выдуманную историю наставника и восхищенно хлопал глазками. Ну точно лучший наставник!
- Ага-ага-ага! А потом мы бы бежали такие от них и кричали - а-а-а-а, они кусают за за-а-ад! И утки такие в ответ - клац своими клювами. У них же есть зубы, да? Ну, не такие клыки как у нас. Или такие? Да ну не-е-е, - отрицательно замотал головой Форелька и вылупился медными глазами на наставника. А тем временем наставник объяснял котику, что такое рогоз.
"Какашка? Фе-е-е," - Форелька весь скривился, изобразил какую-то причудливую гримасу и зажал лапой нос.
- Фто-то я перефотел на рогоз фмотреть, - закрывая лапой и рот и нос, пробубнил Форелька.
— Если бы ты слушал глашатая, то знал бы, что я остаюсь в лагере на ночь в дозоре. И ты тоже остаешься. Не переживай, в следующий раз мы обязательно отправимся на Совет, а пока не отвлекайся и слушай. Утки — это не рыбы, думаю, ты это уже и так понял. Да, они плавают, но они также умеют летать. У тебя будет одна попытка, чтобы словить одну утю, а то они разлетятся все, и пройдет много времени, прежде чем они снова вернутся в свою любимую заводь. Ну что? Попробуешь первым? - котик опустил лапку на землю.
- Я занят был, я ел. Ел так громко, что хруст рыбьих костей затмил мне сознание и оглушил. Правда, - клялся Форелька, - О-о-о-о, я такую утятину поймаю. Ты обалдеешь! Вон ту, жирную! - Форелька указал лапой на крупного селезня.
темно серый оруженосец принял охотничью стойку и приблизился к заводи. Затаив дыхание, он медленно вошел в воду, которая показалась ему достаточно теплой, по сравнению с прошлым разом. Ой, что такое холодная вода для такой пышной шубы? Форелька медленно погреб наперерез уткам, пытаясь отсечь их от воды и заставить выйти на берег. А почему бы и нет? Вполне себе интересное решение. Все легче, чем в воде бултыхаться. Но клювастые были далеко не дураками. Заприметив пушистый объект сбоку, они лишь ускорили гребки, но, на счастье мраморного, поплыли прямиком к берегу. Форелька довольно фыркнул.
"Схвачу тебя за хвост, эй ты, да-да ты, клыкастая птица, кусающая за задницы," - уверял себя ученик. Наконец, лапы почувствовали дно. Медные глаза зафиксировались на обеспокоенном селезне, подбирающемуся к берегу. Зрачки резко сузились и Форелька резко выпрыгнул из воды, прямиком на птицу. Он схватился за хвост селезня когтями и довольно взвизгнул. Подгребая к себе селезня, Форелька не учел лишь одно - утки, оказывается, не только кусаются, но и отлично бьют крыльями. Медные глаза не успели моргнуть, как мощное крыло оказалось прямо около морды и смачно ударило по щекам. Форелька удивленно вскрикнул, но продолжил держать добычу.
- Не-не-не-не, перестань, тупица, хва-тит, - уворачиваясь и все же огребая от утки, возмущался оруженосец. Последний взмах крылом и Форелька получает прямо в нос. Резко отпустив селезня, он схватился за темную переносицу, - Ну ты совсем обалдела?! - держась за нос, пригрозил удирающему селезню Форелька, - Нет, ну ты видел? Видел, Ракитник?!
"Глупое Утиное племя. Я вам покажу еще. Крыльями они машут! Ну что за дела!"

+3

5

- А до этого ты сомневался, что я лучший?  - вопросительно изогнул бровь Ракитник, но все также с веселым блеском в глазах. Если он лучшее, что мог дать сам Львинозвезд этому оруженосцу, то тогда рыжий воитель то же самое может сказать и об ученике. Все-таки они друг друга нашли, хорошо, что предводитель увидел потенциал в Ракитнике и позволил ему обучать активного и задорного Форельку. В будущем из серебристого котика обязательно получится хороший и работящий воитель для племени, им можно будет гордиться, - Обидно, ты меня ранил в самое сердце, - рыжий воитель взял себя за сердце и притворился, будто ему поплохело.
- Ага-га-га. Тебя первого за твой пушистый и непоседливый зад ущипнут, вот увидишь, поменяешь мои слова. Но тут ежи полетят, прежде чем утки соберутся в целое утиное племя и начнут воевать против нас, котов. Так что-о-о, твой зад покусаю Я! - Ракитник изобразил вид, будто он собирается и правда цапнуть своего оруженосца за филейную часть и тихо посмеялся, стараясь все же не выдать свое присутствие уткам. В это время он успел объяснить ученику про рогоз, и Форелька зажал нос лапой.
- Ой какой ты брезгливый. А я слышал, что целитель как-то использует рогоз! Представляешь, а вдруг он тыкает этой какулькой по тебе, ха-ха, а ты такой больной. Ой-ой-ой, Щербатая, - здесь кот сделал небольшую паузу, так как нынешняя целительница была его бывшей ученицей прежде чем отправилась на обучение к целителю, - Мне что-то спину прихватило, потыкай меня вон тем сочным рогозом, как ты умеешь. Целительница у нас хорошая, ты ее не обижай! А то уши надеру, так и знай, даже не посмотрю на то, что ты мой ученик. - что-то, а Щербатую Ракитник очень сильно любил и уважал, она для него словно дочурка была. Все-таки первая его ученица, да так и ушла от него, рыжего воина... Поначалу Ракитник в себе искал какие-то изъяны, думая, что он своими методами обучения как-то оттолкнул от себя кошечку, но после принял это как должное.
- Ел он, видите ли. В следующий раз ушки на макушке, смотрим по сторонам, слушаем и запоминаем все. Можешь даже за кошечками подслушивать. Вдруг я кому-нибудь нравлюсь, и они меня между собой обсуждают. Только не забывай мне обязательно говорить об этом, - Ракитник был свободным котом и за свои сорок с лишним лун еще не встречался ни с одной кошкой. Все как-то избегали его, не хотели общения с ним более близкого, и это немного расстраивало кота. А с другой стороны, быть может, еще не встретилась ему та единственная, которая за него готова будет всю реку переплыть, всех рыбок отловить, всех оруженосцев одним скопом выучить. Эх, где же та самая, невероятная и неповторимая!
- Давай, доброй охоты. Примени все навыки, которым я тебя обучил. Все получится, - подбодрил Форельку Ракитник, в надежде молясь всем звездным предкам, чтобы серебристый котик сумел поймать эту дурацкую утку, которую хотел, а показал он на жирнющего селезня. Только бы он был ленивым и не смог улететь прежде, чем ученик вцепиться в него.
Ракитник с замиранием сердца наблюдал за Форелькой, который решил выгнать уток на берег и там уже словить. В целом - неплохая затея, но не совсем сложенная. Если бы они вели парную охоту, то один мог быть в роли "загонщика", а второй бы на берегу уже поймал ленивых уток, но здесь рыжий кот дал задание соплеменнику попробовать себя в одиночной охоте и не стал вмешиваться. Вдруг его оруженосец обидится, что Ракитник не позволяет ему охотиться самостоятельно?
Вот Форелька прыгнул на селезня и поймал его за хвост, но утка стала бить крыльями по морде, да так сильно, что оруженосец не смог удержать птицу. Ракитник досадно махнул ухом, наблюдая, как селезень поспешно улетает, а другие утки уплывают подальше от берега.
- Да уж, видел. Вот если наши враги цапнут нас также за хвост можно будет применить утячий стиль - лупасить со всей силы задними лапами врага по морде, тот от неожиданности тебя и отпустит, - кот решил свести все на шутку, чтобы ученик особо не расстраивался, - Может лучше вдвоем попробуем? Ты, да, лучше ты, так как ты менее заметный, так же загонишь уток на берег, а я поймаю одну? М? Как тебе такой план? И на будущее... старайся выбирать добычу по своим размерам. Быть может, выбери ты уточку поменьше, то она бы не смогла вырваться из твоих цепких лап? - Ракитник поманил ученика спрятаться в кустах, чтобы утки их не видели и спокойно начали подплывать обратно к берегу.

Отредактировано Ракитник (03-10-2018 21:23:19)

+6

6

-Вот я в ответ эту дурацкую утятину тоже буду лапами лупасить! Ну, Ракитник, ну не будь зану-у-у-удой, ты - зану-у-у-удный наставник, - передразнил Форелька рыжего воителя. Боялся ли он последствий? Да ничуть. Темно-серый оруженосец практически стопроцентно был уверен, что все делает правильно. Ракитник был не из тех злюк вояк, которые в случае чего сразу же лупасят промеж глаз (и дай Звездное племя, если только между глаз, а не между лап). И Форелька безумно уважал в своем наставнике этот дух озорства и веселья. Да и все обучение оруженосец ощущал себя каким-то... другом что ли, а не учеником. Ракитник был из тех, кому Форелька без проблем рассказал бы все самые пикантные, самые интимные подробности.
Внимательно выслушав план рыжего речного, темно-медные глаза уловили возвращающихся уток.
- Не, подожди, - притормозил процессию и заинтересованно взглянул на зеленоглазого, - как думаешь, а если я притащу сам нашу пойманную утку, Вьюголапка обратит на меня внимание? Или еще какая-нибудь ученица? О-о-о, кстати! - тут же сбился с мысли Форелька, - А Ручей в тебя, похоже, влюбилась. Ты видел как она на тебя сегодня посмотрела? Я определенно видел искорку в ее глазах. О, точно! А давай ты принесешь этого жирного селезня. Ручей будет восхищаться твоими способностями! - Форелька искренне засмеялся и боднул Ракитника в плечо широким лбом.
Горячо закивав, соглашаясь с выбранной Ракитников уткой, Форелька приставил лапку ко рту, мол, молчу-молчу. Медленно припав к земле, он приблизился к водной глади. Мышцы неприятно свело. Да уж, будучи уже намоченным, было куда неприятнее принимать повторно водные процедуры. Но так хотелось помочь Ракитнику обворожить Ручей. Она ж влюби-и-илась, Форелька все видел! Все-все! Широко заулыбавшись, он представил как и сам тащит большую утку к лагерю.
"О, а может мы две поймаем! Самые завидные коты будем во всем лесу!" - подбодрил себя медноглазый и погрузился в воду. Размеренно гребя лапами, он вновь поплыл с тыла к стае птиц. Звонко клацая зубами, он погнал пернатых к берегу, не забывая при этом бултыхать лапами, чтоб быстрее подплывали к Ракитнику. Заметив пару зеленых сверкнувших с берега глаз, темно-серый оруженосец довольно подмигнул.
- Все под строжайшим контролем лучшего пловца Форельки, - попутно хлебая воду, бубнил под нос ученик. Как только утки приблизились максимально близко к берегу, а лапы вновь ощутили ил, Форелька с силой бултыхнулся в воду, наводя на птиц ужас. А что, пусть скорее на берег выползут!
- Лови-лови-лови! - шептал под нос Форелька, ожидая действий от Ракитника. И как только завязалась охота, он прибавил голосу, подбадривая наставника, - За задницу! За зад-ни-цу не кусай! - потерев нос, Форелька направился прямо вглубь ошарашенной стайке уток, желая самостоятельно выловить хоть кого-то. В медные глаза бросились утята. А почему бы и нет? Параллельно гоняя птиц все глубже в береговую линию, Форелька напружинился и резко оттолкнулся. Грузное мокрое тело плохо справлялось с силами гравитации и Форелька замельтешил лапами, пытаясь в этой перьевой суматохе поймать хоть что-то, отдаленно похожее на утку. Когтистая лапа уцепилась за пернатое тельце и оруженосец тут же клацнул зубами в сторону предполагаемой добычи. Это лишь спустя мгновение он понял, что имеет дело с утенком. Челюсти сомкнулись и раздался натужный "кряк". Темно-мраморный тут же отпустил добычу и прижал лапкой.
- Ой, - а утят можно убивать вообще? Дети все-таки. Форелька задумчиво зачесал лапой затылок и неуверенно перевел взгляд на Ракитника.

+2

7

начало игры
[indent] Сегодня был чудесный день для тренировки. Никакого тебе ветра, мешающего выискивать запах дичи, никакого дождика или прочих неприятностей сезона Падающих Листьев. Другое дело — для Миндальной, кажется, каждый день был подходящим для тренировок. Можно было дать пари, что эта кошечка может потащиться из лагеря в любую погоду, в любое время суток, лишь бы лишний раз отработать тот интересный охотничий приём. Или поймать мышку-другую, да принести в общую кучу. Для Миндальной самым обожаемым чувством было то, когда ты несёшь в пасти ещё тёпленькую тушку какого-нибудь зверька, вдыхаешь его аромат и ощущаешь, как живот начинает урчать, предвещая вкусную трапезу. Но всё это — потом. А сначала ты выслеживаешь добычу, улавливая еле различимые нотки запаха, находишь её, ничего не подозревающую, и вонзаешь в живое тельце когти, пачкая лапы тёплой кровью. Уже мечтая о предстоящей тренировке, Миндальная, как подобает исправной ученице, встала пораньше и дождалась наставника.
[indent] — Думаю, сегодня я смогу поймать жирненького кролика, а лучше двух! — мечтательно промурлыкала кошечка, когда они с наставником уже выходили из лагеря, вступая на открытую территорию Реки. Миндальная не из тех, кто задаёт кучу вопросов своему наставнику, без умолку говоря о тренировках. Она всё же более сдержанная, чем её сверстники. Да и ученица всегда уверена, что наставник расскажет всё, что нужно, не оставит её в неведении. Абсолютное доверие и почитание к нему у кошечки появилось чуть ли не с первых секунд посвящения в оруженосцы. Тренировка, как всегда, началась с инструктажа наставника. Всё было обыденно, кроме того, что в этот раз Миндальной позволили поохотиться самостоятельно, без наставлений и подсказок. Её тут же охватили одновременно два чувства: гордость за то, что это произошло так скоро, и волнение. Ведь было бы очень стыдно взять и оплошать в самый первый раз. Вдруг потом наставник больше не станет ей доверять? Но, как во время любой другой охоты, Миндальную охватил азарт, и она позабыла о волнении. Её занимало лишь одно — дичь, её запах и следы.
[indent] Как назло, ученица долго не могла уловить свежий след. Бродя меж травы, она с недовольной миной заглядывала в каждый уголок, надеясь чудом найти зазевавшегося зверька. Хоть какого-нибудь. Увлёкшись своим занятием, кошечка не обратила внимание на то, что уже далеко отошла от наставника. Но, самое главное, она не замечала, что за ней тоже следят. Пара больших янтарных глаз. Миндальная всё поняла слишком поздно. Когда ей в нос ударил едкий, доселе незнакомый запах. На одной из тренировок наставник однажды говорил о нём, стараясь описать как можно красочнее, лишь бы маленькая ученица крепко-накрепко усвоила важный урок.
[indent] Лиса. Большой хищник, против которого даже самый опытный воин в одиночку не выстоит. Кошечка замерла, стараясь припомнить все боевые приёмы, которые успела выучить за эту луну. Но, естественно, в такой ситуации ничего в голову не приходит. Лишь страх, из-за которого по спине бегали огромные мурашки, а хвост нервно дёргался. «Прыгнуть ей на морду и выцарапать глаза.» Но как, если враг стоит прямо за твоей спиной? Миндальная решила действовать быстро. Резко развернувшись мордой к лисе, она, только мельком увидев глазищи хищника, растянулась в прыжке, втягивая лапы вперёд. Манёвр мог бы оказаться удачным. Если бы враг не работал на опережение. Ученица не успела даже кончиком когтя дотронуться до рыжей морды, как тяжёлая лапа молниеносно откинула худенькое тельце кошечки далеко в сторону. В глазах у неё потемнело, а дыхание спёрло — удар пришёлся прямо в бок. Пытаясь разглядеть хоть что-то сквозь жёлтые круги, плывущие везде, куда бы она не взглянула, ученица с трудом поднялась на лапы. Такой силы она не ожидала. Нужно со скрипом в сердце признаться — ей не справиться одной. Наставника здесь нет. Крикнуть нет возможности — Миндальная до сих пор не могла набрать полные лёгкие воздуха. Бежать. Как трус, да. Но это может спасти жизнь.
[indent] Чувствуя, как хищник приближается, Миндальная сорвалась с места и понеслась, куда глядели глаза. Она не соображала, куда именно бежит. В голову бил адреналин, сердце бешено колотилось, кровь приливала к мозгу. Кошка слышала, как позади нёсся огромный хищник, совсем не отставая. Ей нужно было ускориться. Почти не чувствуя под собой землю, она бежала, как никогда до этого. Со страхом отметив, что из-за удара лапой её дыхание уже начинает иссякать, Миндальная надеялась, что у неё откроется второе дыхание. Глупо погибнуть вот так. Как трус, унося лапы. «Лишь бы оторваться, лишь бы оторваться.» Камыши! Значит, скоро появится вода! Вряд ли лиса станет прыгать в воду. А вот оруженосец Речного племени — с удовольствием. Эта мысль придала Миндальной уверенности. Уже ощущая запах воды, она свернула, чтобы сократить свой путь. Мельком кошечка успела почуять ещё какие-то запахи, но не успела разобрать их. Лиса её настигла, и новый, такой же мощный удар, вновь отбросил ученицу в сторону. Теряя сознание, она краем глаза заметила двоих котов, похоже, соплеменников.
[indent] «Что я натворила...»
-->главная поляна

Отредактировано Миндальная (19-10-2018 16:48:40)

+4

8

Беседы с Ракитником могли затягиваться до самого вечера. С рыжим наставником время шло очень быстро и Форелька и сам не заметил, как вокруг стало темно-темно. А нет, это тяжелая туча нависла прямо над заводью. Смутившись, Форелька заинтересованно посмотрел не небосвод, а затем глубокий медный взгляд коснулся Ракитника.
- Это значит на Совете что-то произошло? - уши резко словили чье-то громкое сбивчивое дыхание и топот лап. Оруженосец повернул голову на звук и прищурился.
"Что там?"
Живо развернувшись, Форелька пихнул наставника лапой в бок.
- Ты тоже это слышишь? - темно-серый вытянулся в струнку и даже привстал на задние лапы, пытаясь высмотреть источник звука, - кот? Бобер? - терялся в догадках Форелька. Втягивая носом влажный воздух, он пытался различить многообразие запахов и вычленить из него тот самый, принадлежащий топчущемуся существу. Мраморно-серый ученик долго балансировал на задних лапах, пытаясь понять, что там впереди. А потом молниеносным ветром из зарослей выбежала Миндальная и Форелька увидел ее, - Лиса!! - взревел ученик Ракитника, но не испугался. Да, доля первобытного страха заставила его сердце пропустить удар, а подушечки лап неприятно закололи от неожиданности. Но какой-то запредельной истерики Форелька не ощущал. Ученица неслась на всех парах к кувшинковой заводи, видимо отрываясь от этой самой лисы. Форелька ощетинился и принял боевую стойку, готовый защищаться. Рядом с ним был Ракитник и наставник Миндальной виднелся где-то сбоку.
"Откуда? Как?" - больше вопросов нежели ответов на них. Медные глаза следили за движениями Миндальной, а лапы инстинктивно выпустили когти в землю. Форелька опустил голову вниз и заприметил каменистый бережок. "Хм, камни..." Лиса четко преследовала Миндальную, а котик с волнением наблюдал за этой картиной. Да, Миндальная не была для него лучшей подружкой, так, соплеменница. Но не могли же они ее просто так бросить.
- Беги к воде! - крикнул Форелька. Его прекрасный светлый мир четко диктовал свои правила, отличаясь от реальности. Миндальная легко отделается от лисы. Прыгнет в воду, а эта рыжая засранка отступит. Так ведь и будет все?
Не будет. Щелчок, клубы пыли, разъяренное шипение и крик. Форелька, совершенно не думая с силой провелся лапой по земле, кидая каменистой крошкой в лисицу, пытаясь отогнать ее от Миндальной. А кстати, где она? Темно-медные глаза искали кошку в воде, но нашли.. на земле.
Вокруг творился хаос. Воины пытались остановить лисицу, а Форельке только и оставалось - наблюдать. Снять с Форельки эту радужную пелену с глаз, казалось, было очень сложно. Он впервые сталкивался с лисой, впервые видел такую усердную борьбу, но почему-то думал, что все отделаются легким испугом. А ведь сердце оруженосца бойко колотилось о стенки груди, отбивая ритм накатывающего страха. Заинтересованность постепенно сменялась шоком. Янтарные глаза, если бы могли, обязательно бы побледнели. Форелька почувствовал как начинает дрожать тело, как заходится в стуке челюсть. Лиса дала деру, а Миндальная осталась лежать на земле. Серо-мраморный сделал шаг вперед, пытаясь разглядеть, чего же ученица не торопится вставать. А как заметил эти неестественные формы лапы, тут же осекся.
- Что с ней?? - шепнул наставнику Форелька и в ужасе осел на землю. "Розовые очки" с треском разбивались о покалеченное тело Миндальной, заставляя Форельку трястись и чувствовать себя предельно мерзко и опустошенно.
"Но она же должна была в воду прыгнуть, а лиса отступить. Ведь так и должно было быть..."
А вот не было.

+5

9

► Птичий дворик

Глухой звук выстрела ещё отзывался эхом в ушах. Львинозвёзд чувствовал, что напряжение уходит, но на душе не становилось легче, ведь где-то там, в лагере, перепуганная до смерти Миндальная истекает кровью и терпит боль. Вовремя пересёкший их путь Ландыш уже нёс добрые вести домой, однако знать то, что опасность точно никогда не вернётся, не мог никто.
- Уверен, что он убил лисицу? - подхватила его мысли Ручей, что всё время была рядом. Бросив на неё задумчивый взгляд, предводитель выдохнул. В чём чём, а в этом он не мог быть уверен до конца.
- Если она ранена, то выжить после нападения Двуногого вряд ли сможет. Но если все же обхитрит смерть, то дорогу сюда должна забыть надолго, - замедляясь, сосредоточенно подытожил златогривый. Гарантий никаких, риски всегда были и опасность подстерегала на каждом шагу.
- То, что произошло, не повод отсиживаться нам как трусам. К такому почти никогда не бываешь готов.
С молодой воительницей кот был почему-то откровенен и честен, понимая, что той же Ласке он так прямо всё сказать бы не смог. Королева растила малышей, и в этом деле Львинозвёзд старался быть осторожнее. Впрочем, Ручей он хотел дать такую же уверенность в том, что всё будет хорошо, как и своей сестре.
- Усилим патрули, повысим внимательность. Первое, что должны усвоить новопосвященные ученики - это запахи и поведение врагов, - держа уверенный курс на заводь, речной король все чаще переглядывался с синеглазой кошкой. Им стоило проверить всё до конца и убедиться, что лисица точно покинула речные земли и не надумала вернуться.
Впереди вскоре открылся славный, по-настоящему осенний пейзаж: стройные высокие осины отражали все краски сезона Падающих Листьев, а поникшие ивы, скользя ветвями по воде под натиском легкого ветра, оставляли на поверхности заводи небольшую рябь, смешивая всё в одну большую яркую картину.
- В голове не укладывается, что всё произошло... здесь, - пробуя воздух через приоткрытую пасть, Львинозвёзд попытался отогнать из головы смутные догадки о том, как всё произошло на самом деле. Главное, что Минадальная жива и должна выжить.
Он оживлённо оглянулся по сторонам, пытаясь охватить всё одним взглядом, что, казалось, было невозможно.
- Твой отец любил это место? - почему-то вспомнив Бурозвёзда, златогривый спустился ближе к воде, оборачиваясь к дочери своего предшественника. Сколько бы они не прослужили вместе бок о бок на благо племени, лучше знать его не мог никто, кроме Ручей. Она - его наследие, то живое напоминание доброты, мудрости и милосердия старого предводителя.
Принюхавшись еще раз, речной король чуть расслабился, помогая своим спокойствием расслабиться и синеглазой воительнице: следы лисицы старые, поэтому здесь, с ним, она находилась в полной защищенности.

+3

10

► Птичий дворик

Конечно, Львинозвезд был прав: лисы не отличались особо мстительным нравом, а потому возвращение твари, поранившей Миндальную, было практически исключено. Догоняя размашистый шаг лидера более мелкой, торопливой рысью, кошечка все еще ощущала напряжение в том самом месте, где их речного оруженосца так жестоко покалечили.
Морозец прошелся по шкурке от одной только мысли, что с ее славным учеником могло произойти нечто подобное. Бедняжка Миндальная!
- Запахи и поведение врагов, - повторила Ручей, невольно ощутив себя как на тренировке. Спокойным, размеренным нравом Львинозвезд напомнил Сохатого, и синеглазка зарделась, прижимая к голове уши: вот еще! Сама уже наставница, веди себя... достойнее.
Наверное, смешно было наблюдать за смесью эмоций, которые явственно отражались на аккуратной серой мордашке. Впрочем, сосредоточенная складка на лбу выдавала серьезную мыслительную деятельность: она была уверена, что необходимо привести Соловушку сюда. Пусть заучит запах лисицы назубок, и чуть что - сразу, как это ни прискорбно осознавать, на дерево.
Кислая мина кошечки уставилась на кроны ив и березняка. Вот чего-чего опасалась речная воительница, так это высоты. Но раз уж ей поручили воспитать из Соловушки серьезного, способного выжить и защитить племя воителя, Ручей придется переступить через себя и научить его забираться на эти звездоцаповы деревья.
— В голове не укладывается, что всё произошло... здесь, - застарелый запах лисы и... крови были чрезвычайно заметными уликами. Свежий ветерок с реки старательно вымывал следы произошедшей трагедии, но Ручей все равно было не по себе. Даже при взгляде на миролюбиво желтеющие на пруду листья кувшинок, которые в сезон Зеленых Листьев являются просто невероятным зрелищем.
- Я не могу не думать о том, что лапа Миндальной... ну, а что если с ней будет так же, как с той Пепелицей из легенд? - вздохнула речная кошка, невольно пошевелив каждой из лап: хотелось по-глупому убедиться, что все в порядке.
- Её лапа выглядела слишком ужасно, чтобы тешить себя большой надеждой, - шевеля ушами на шорохи, выдавила из себя Ручей, выкладывая все мысли, что ее беспокоят.
— Твой отец любил это место? - неожиданный вопрос заставил брови кошки чуть приподняться, а хвост нервно качнуться. Казалось, прошло совсем мало времени с момента гибели отца, а все же раны затянулись.
- Любил. И мать любил. Это было их место, - поймав светлую нотку ностальгии, не сдержалась и хихикнула Ручей, представляя, как Бурозвезд, важный и напыщенный, приходил сюда помурлыкать с любимой.
- Есть одна довольная странная просьба, Львинозвезд. А, что там... - она нервно хлопнула хвостом по земле, стараясь сохранить остатки уверенности за нервной улыбочкой.
- Мне нужно научить Соловушку лазать по деревьям, но сама я не умею, - ну а что, как есть.
Ну... почти.
Боюсь.

+3

11

Мрачная тишина вокруг и осенний холод никак не давали отпустить мысли о случившейся трагедии, но теплый, тронутый трепетом от воспоминаний голос Ручей заставил речного льва улыбнуться. Её беспокойство за Миндальную было явным и неподдельным, поэтому Львинозвёзд, став мягче и внимательнее, уверенно посмотрел кошке в глаза.
- Щербатая не позволит ей сдаться. С Миндальной мы - целое племя. И звёзды, - твердо сказал предводитель, опустившись на гальку у самого берега и обвивая длинным хвостом широкие, могучие лапы. Трудно представить, как бы всё перевернулось, случись с юным Львинолапом нечто подобное на рассвете его жизни. При Бурозвёзде в палатку старейшин отправились совсем молодые Сивая и Излом, и златогривый, наблюдая за дрожью воды при очередном порыве ветра, вдруг обернулся к Ручей, как только она заговорила об отце.
- Любил. И мать любил. Это было их место, - со светлой тоской отозвалась синеглазка, отвечая на его вопрос. Львинозвёзд слегка приподнял уголки губ, добродушно и одновременно сочувствующе смотря на молодую воительницу: скучает, должно быть. Со временем он, предводитель целого племени, понимал, что его никто по-прежнему не любил сильнее матери, отца и сестры. И поэтому семья - самое дорогое, что могло быть.
- Есть одна довольная странная просьба, Львинозвезд, - прервав невольно возникшую заминку, Ручей вдруг замешкалась, что выдавала нервно дрогнувшая кисточка хвоста. С интересом навострившись, златогривый был во внимании и одновременно в интриге: какая же просьба покажется синеглазке странной?
- Мне нужно научить Соловушку лазать по деревьям, но сама я не умею, - поделилась серенькая, и Львинозвёзд басовито усмехнулся, поднимая голову в сторону ближайшей ивы: невысокая, крепкая, что для первого раза было вполне удобно.
- Уверена, что не хочешь взять пару уроков у Грозовых? Все же деревья не наша сильная сторона, - уточнил предводитель, по-доброму прищурившись.
- Хорошо, что рыба водится в реке. Впрочем, ради добротных окуней я бы и по соснам прыгал, - пытаясь развеять смущение и быстрее расположить к себе явно скованную небольшим волнением Ручей, речной король от души улыбнулся, а после выпрямился и резким движением размял спину, прогибая мощный стан к земле.
- Первое, что нужно помнить - это то, что нужно действовать резко, не мешкая. Как при рыбалке. Удержать вес на одних когтях очень сложно, поэтому подъем должен быть быстрым, рывками. Всё начинается с прыжка, - подводя молодую воительницу к иве, златогривый остановился от неё в двух лисьих хвостах, чтобы взять хороший разбег. Ловкой и легкой Ручей высота должна была дасться куда проще, а вот могучему предводителю требовался более внушительный толчок.
- Сперва опора на задние лапы. После на передние.
Коротко обернувшись к кошке, Львинозвёзд рванул с места, с силой отталкиваясь от земли. С непривычки передние лапы дрогнули, но вскоре речной более уверенно двинулся выше по прямому стволу, за пару мгновений оказываясь на одной из крепких веток.
- Спрыгивать тоже нужно осторожно, всегда рассчитывай силы и проверяй устойчивость опоры, - выглядывая из-за пожухлой кроны дерева, златогривый вновь оказался внизу, мягко приземляясь на лапы и обходя соплеменницу полукругом.
- Давай. Я подстрахую, - настойчиво подталкивая Ручей ближе к иве, предводитель с запалом выдохнул почти ей в загривок, не давая опомниться.
- Страх преследования должен быть сильнее страха высоты, - сосредоточенно, с полной серьёзностью пояснил Львинозвёзд, начиная напирать на кошку сзади. Неловкостям, казалось, не было и место - все для дела, для наглядности, однако в какой-то момент мысль о двоякости происходящего посетила кота коротким импульсом, что, впрочем, его не остановило.
- Получилось?

+3

12

Кот усмехнулся, и будь Ручей чуть более восприимчивой и нервозной, наверняка бы усмотрела в этой эмоции насмешку. Гордый, юный, еще чуток взбалмошный и живой нрав кошки заставил её внутри чуть содрогнуться, и она постаралась прикрыть свое волнение легкой улыбкой, мол, да-да, Львинозвезд, это все, конечно, не более чем шутка.
— Уверена, что не хочешь взять пару уроков у Грозовых? Все же деревья не наша сильная сторона, — прищур речного короля все же был добрым, и Ручей, замешкавшись на одно мгновение, с приоткрытым ртом вдохнула запахи реки, чувствуя, как внутри разливается спокойствие, а по жилам течет не кровь, а самая настоящая речная вода. Разве сможет когда-нибудь Ручей, речная воительница до самого мозга костей, приблизиться к совершенству грозовых котов и научиться лазать по деревьям с их мастерством? Отнюдь, и даже нет желания. И если бы можно было быть уверенной, что от любого хищника спасет пребывание в воде, синеглазка и правда бы списала весь этот чрезвычайно неловкий разговор на шутку, а Львинозвезд посмеялся бы с ней, но...
- Тогда Грозовые подумают, что мы с учеником наверняка соберемся захватывать их земли. Думаю, после Совета Солнцезвезд стал тем еще параноиком, - с легкой усмешкой добавила синеглазка, тут же отведя ушки назад: может, плохо шутить про предводителя соседнего племени, который всего лишь беспокоится за благополучие своих?
— Хорошо, что рыба водится в реке. Впрочем, ради добротных окуней я бы и по соснам прыгал, — живое воображение представило эту картину слишком ярко, и Ручей отвернулась к реке, пряча улыбку. Правильно ли разговаривать с предводителем так?
— Первое, что нужно помнить — это то, что нужно действовать резко, не мешкая. Как при рыбалке. Удержать вес на одних когтях очень сложно, поэтому подъем должен быть быстрым, рывками. Всё начинается с прыжка, — послушно следуя за лидером к раскидистой речной иве, Ручей с опасливым прищуром присмотрелась к шершавому стволу дерева. Надежный, непоколебимый - разве эти качества любит речной кот, привыкший к податливой речной стихии?
— Сперва опора на задние лапы. После на передние.
Едва кошка успела глянуть на широко поставленные лапы Львинозвезда, тот сильным прыжком оттолкнулся от земли, и Ручей невольно отступила на шаг, чтобы речной кот её не задел: запрокинув голову, она всмотрелась в золотистую фигуру среди пожухлой тонкой листвы.
- Отличная маскировка! - прикрикнула Ручей, снова попытавшись прикрыть свое смущение почти уместной шуткой.
— Спрыгивать тоже нужно осторожно, всегда рассчитывай силы и проверяй устойчивость опоры, — выглядывая из-за пожухлой кроны дерева, златогривый вновь оказался внизу, мягко приземляясь на лапы и обходя соплеменницу полукругом.
Все шло слишком быстро, и синеглазка едва успевала следить за перемещениями речного короля.
- Подозрительно хорошо ты прыгаешь по деревьям, - прищурившись с шуточным (шуточным ли?) подозрением на Львинозвезда, дымчатая кошка упустила момент, когда предводитель оказался неправильно-позади и неправильно-близко.
— Давай. Я подстрахую, - синие глаза округлились в одно мгновение от такого же неправильного ощущения дыхания на загривке. Что-то инстинктивное пробудилось, и дальше все произошло в одно мгновение.
— Страх преследования должен быть сильнее страха высоты, — сосредоточенно, с полной серьёзностью пояснил Львинозвёзд, начиная напирать на кошку сзади.
— Получилось?
Еще бы не получилось. Со все такими же большими, испуганными глазами-блюдцами Ручей взмыла вверх в одном прыжке, рванув от предводителя по воле инстинкта или предчувствия. Все произошло настолько быстро и волнительно, что серенькая долго не могла пригладить взбудораженно-приподнятый загривок. С толстой ивовой ветви свисал покачивающийся серый хвост, пока кошечка ютилась на своём насесте, плотно прижав лапы одну к одной.
- Угум, - раздалось невнятное с дерева, потому что Ручей совершила ошибку и сдуру посмотрела не стоящего чуть поодаль Львинозвезда (куда уж смотреть на него после такой неловкости?), а вниз.
К горлу подступила тошнота, и серенькая вспомнила, почему она всю жизнь не лазила по деревьям.
Высоко. Как же высоко!

+5

13

Ручей взметнула на ветку будто сизокрылая сойка, невольно спугнутая охотником: ловко, быстро, одним рывком. Отдалившись от неё во время прыжка, а после вытянувшись вслед, Львинозвёзд довольно приосанился, наблюдая воительницу на высоте дерева. Выходит, не такой уж из него и плохой учитель.
Впрочем, с ученицей ему тоже повезло.
- Быстро схватываешь, прям на лету, - подбадривающе усмехнулся златогривый, подтягиваясь на передних лапах к стволу, а после мягким прыжком оказываясь на соседней от Ручей ветке.
- Подозрительно хорошо ты прыгаешь по деревьям, - с шутливым подозрением прищурилась синеглазая,  вдруг резко меняясь в лице. Высота всё же застала её врасплох, лишая устойчивости.
- Мне тоже в своё время был дан хороший урок, - пробираясь к кошке навстречу через занавес листвы, предводитель пытался отвлечь её от мыслей про страх на свой голос, - Правда прятаться... - переступая через кочку, Львинозвёзд замялся, заметно осторожничая, - ещё не приходилось, - напряженно выдыхая, кот остановился, проверяя опору на прочность. Мгновение - и ветка, на которой была Ручей, снова прогнулась, с трудом, но удерживая вес речного короля.
- Осторожнее, держись, - придерживая воительницу сильной, по-львиному мощной лапой, златогривый деловито нахмурился: важно было убедиться, что всё в порядке.
- Больше движений, больше раскованности и решительности. Страх уйдёт быстрее, - спокойным, внушающим уверенность голосом отозвался Львинозвёзд, всё ещё удерживая тяжелую лапу на спине воительницы.
- В порядке? - наклоняясь ближе, предводитель заглянул в глаза Ручей с заметным беспокойством: выглядела она взволнованной, возможно даже напуганной. Оно и понятно: первый раз всегда давался непросто, особенно тем, кто даже не допускал об этом и мысли.
- Не думай об этом, расслабься, - легким движением коснувшись лопаток соплеменницы, златогривый улыбнулся, медленно опуская лапу к себе. Почему-то с хрупкой дочерью Бурозвёзда хотелось быть внимательным, однако осторожность получалось соблюдать с натяжкой. 
- Расскажи лучше о Соловушке. Как у него успехи? - вновь отвлекая кошку на разговор, Львинозвёзд уже чувствовал, как Ручей начинает постепенно привыкать к высоте. И к нему.

+4

14

Короткие коготки до скрипа вцепились в потускневшую ивовую кору, и Ручей сжалась, напоминая со стороны зашуганного оруженосца. Съежившись так, что все четыре лапы стояли одна к одной, синеглазка нахохлилась на ветке, словно старая сорока, и допустила ошибку, снова глянув на Львинозвезда.
В то короткое, неуловимое мгновение, когда златогривый лидер взметнулся вверх, всем своим могучим телом напрыгивая на протяжно скрипнувшую ветку. Судорожно вдохнув воздух, воительница позорно пискнула и зажмурилась, чувствуя, как со страху немеют пальчики на лапах. Ручей даже не чувствовала, дочего сильно вцепилась в свой насест: когти оставили глубокие борозды, но сама она не смела приоткрыть глаза, ощущая содрогнувшимся сознанием, как качается под ней ветка.
И нужно было ему прыгать сюда!
Голос предводителя раздавался все ближе, и Ручей, сконцентрировавшись на звуках вокруг себя, повернула бархатные ушки навстречу басовитому баритону. Львинозвезд приближался к ней, и с каждым его шагом речная воительница жмурилась все сильнее, осознавая, что открыть глаза - крайне глупая идея. Ветвь протяжно поскрипывала от каждого могучего, хоть и осторожного, шага, и по заминке в голосе Львинозвезда дымчатая ощутила, что и ему наверху не по себе.
Коснулся.
Какая маленькая ветка!
Заерзав, Ручей повела плечами, ощущая грузную лапу на лопатках. Приоткрытые щелки глаз глянули на Львинозвезда с недовольством, к которому примешалась едва уловимая насмешка и легко читаемый вопрос: "Это еще зачем?"
— Больше движений, больше раскованности и решительности. Страх уйдёт быстрее, - наставлял её золотистый кот, и в одно мгновение Ручей словно увидела их обоих со стороны. С какой радости два здоровых, адекватных речных кота должны ютиться на совершенно ненадежной, да и попросту опасной ветке? Неподалеку была целая заводь, родная стихия, которая и прокормит, и вылижет, словно королева, раны - словом, вся затея с деревом и тренировкой показалась синеглазке совершенно, просто до безобразия глупой.
- Раскованной я буду в воде, - скрывая дрожащий голосок, пробурчала себе под нос Ручей, перебирая лапами осторожненько. Задняя уже норовила соскользнуть с ветки, но серая проявляла чудеса баланса, цепляясь за ивовую ветвь словно за последнюю надежду в этой жизни.
— Не думай об этом, расслабься, - читая мысли соплеменницы, которые слишком явно отражались на ее осунувшейся от страха мордашке, произнес Львинозвезд. Рискуя надежной опорой, серая чуть попятилась назад: осторожно, на мышиный усик - что угодно, чтобы неправильное ощущение излишней близости перестало растрясывать и без того сведенный спазмом желудок.
Львинозвезд, кажется, понял и убрал лапу. Даже перевел тему.
— Расскажи лучше о Соловушке. Как у него успехи?
- О, Соловушка молодец! - бойко цепляясь за безопасную, словно валун в речном течении, тему, мяукнула Ручей. Да так живо, что ветка снова опасно качнулась, и кошка с тихим ойком вытянулась на древесине, из нахохлившегося воробья превратившись в вытянутую куницу.
- Поплавал. Научился, такой умничка, - совершенно безрадостным тоном пробормотала серая, округленными глазами вцепившись в такую далекую землю.
Подташнивало.
- Нет, ну это слишком, - нервно выдохнув фразу беглым мявом, Ручей с небывалой прытью вытянулась и... в два шустрых шага переступила через Львинозвезда близким, почти плотным касанием брюшка о чужую спину. Почти бегом речная бросилась с ветки, которая так удачно нависала над заводью.
Громкий плюх, покачивающиеся пожухлые кувшинки.

+4

15

И всё же, как бы Львинозвёзд не старался, расслабиться Ручей не смогла. Неясно, что смущало кошку больше - высота или поддержка предводителя, но была она сама не своя. Разговор об ученике её заметно взбодрил, да так, что напрячься и выпустить когти вдруг пришлось самому лидеру речных: ветка, что держала их обоих, заходила в разные стороны, снова возвращая Ручей знакомый даже златогривому страх. Беспокоился он, правда, не за себя, стараясь не спускать с воительницы глаз. И всё оставалось под контролем, как вдруг...
- Нет, ну это слишком, - нервно выдохнув фразу беглым мявом, Ручей с небывалой прытью вытянулась и... в два шустрых шага переступила через Львинозвезда близким, почти плотным касанием брюшка о чужую спину. Замерев, кот обескураженно посмотрел соплеменнице вслед, чувствуя, как от резкого толчка равновесие ускользает вместе с пониманием происходящего. Взгляд успел зацепиться лишь за тонкую серую спинку и выглядывающие из воды лопатки, что легкими толчками пускали по заводи мелкую рябь, и среди кувшинок, с не менее звучным плюхом, неожиданно оказался сам речной король. Вода сомкнулась у него над головой, и спустя время, отдав ей всю тяжесть своего тела, предводитель вынырнул, пытаясь найти Ручей. Родная стихия была точно бальзам, мгновенно заставив Львинозвёзда придти в себя. Осунувшись на поверхности, его пышная грива веером распустилась у шеи, под водой, колыхаясь от волн словно на ветру.
- Не выдержала речная душа, да? - хрипло усмехнулся кот, подплывая к Ручей с незаметно зацепившимся за хвост роем кувшинок. Ощутив их преследование почти сразу, Львинозвёзд плавно, с нажимом ускорился, делая рядом с соплеменницей небольшой полукруг.
- Длинная шерсть не всегда хорошо, - чуть поворчал предводитель, останавливаясь. Прохладный поток приятно освежал мысли, смывая всё напряжение непростого дня.
- Ну что, лучше? - смотря на кошку прямо в ожидании ответа, златогривый вдруг одёрнулся, опуская глаза вниз: лапы защекотали густые водоросли, среди которых, на глубине, виднелась сонная от холода рыба. Инстинкт охотника взыграл мгновенно, и Львинозвёзд, поджав нижнюю губу, прищурился, увидев совсем рядом грузного карася. Без предупреждения, совершенно внезапно, как и синеглазка на дереве, он занырнул под Ручей, исчезнув под толщей воды. Секунда, две, три...
Вынырнув у воительницы за спиной, речной король, с брызгами отряхивая гриву, досадливо фыркнул.
- Крупный, зараза, - высматривая ускользнувший прочь от него толстый рыбий хвост, кот нахмурился, чувстуя разыгравшийся азарт.
- Охотиться на глубине не проще, чем на соснах, - натянуто улыбаясь синеглазой воительнице, лидер снова присмотрелся ко дну: может вместе они его возьмут?

+3

16

Несколько мгновений леденящих объятий, и речная кошка неохотно показалась над водой, мерными движениями сильных тренированных лап приближаясь к чуть более прогретому мелководью. Будучи источником слабых разводов на воде, Ручей то и дело путалась в кувшинковых стеблях, жмурясь от щекочущих лап водорослей.
Бамс! Развернувшись кругом в воде, синеглазка увидела весьма характерное кольцо из расходящихся по глади кругов, и спустя несколько секунд изрядно помельчавшая от воды морда предводителя показалась над водой, и довольные медовые глаза как нельзя лучше выдавали настоящую речную натуру.
Чем ближе подплывал золотистый кот, тем забавнее казалась ситуация: надо же, Ручей вот так вот запросто почти дурачится с Львинозвездом, великим и ужасным, бравым львом всего леса. Грива этого льва волнообразно расправлялась под водой, и несколько мгновений речная - к своему стыду, конечно же - завороженно наблюдала, как движутся под водой сильные золотистые лапы, овеваемые развевающейся, словно трава на ветру, золотистой шерстью.
После такого зрелища короткая шерстка синеглазки казалась просто насмешкой.
— Не выдержала речная душа, да? — усмехнулся лидер, за которым, словно стайка влюбленных поклонниц, тянулись пожухлые кувшинки. Качнув подбородком на букет, собранный хвостом предводителя, Ручей тихонько усмехнулась, под водой отряхивая лапу от еще одной цепляшки.
- Да ну их, эти деревья, - уже веселее фыркнула серая, хитро пощурившись на раскидистую иву. С такого ракурса растение даже неплохо выглядело, но ютиться среди её ветвей - уж точно не самое подходящее Ручей занятие.
Посетовав на длинную - роскошную - шерсть, Львинозвезд, который вряд ли напрашивался на комплимент, заставил кошку чуть поджать губы.
Зато греет.
— Ну что, лучше? — поймав прямой взгляд речного льва, Ручей абсолютно честно, неприкрыто свободно кивнула, прикрывая глаза и восстанавливая дыхание в две секунды. Правда, едва кошка снова открыла глаза, Львинозвезда рядом не оказалось, и речная растерянно потупилась - чем, скорее всего, и спугнула жирного карася, которого попытался загнать предводитель.
Синие глаза чуток округлились, и воительница лаконично отвела глаза, совершенно не давая понять, что послужило неудачей в рыбалке.
Кот занырнул под неё, и разве он мог рассчитывать, что Ручей будет спокойненько дрейфовать в воде, а не дергаться, словно пчелой ужаленной? Или этот кот слишком много себе позволяет, или такое общение для него норма.
И почему-то последнее совершенно не понравилось синеглазке.
А золотистый, тем временем, показался над водой, удрученно сопя.
— Крупный, зараза, — тут уже и Ручей не смогла подавить охотничий инстинкт и отвести взгляд от едва уловимого, но очень аппетитного хвоста рыбины. Медленно, почти неуловимо делая невесомый шаг правее, словно отрезая карасю путь на глубину, серенькая одним лишь быстрым, колким взглядом дала Львинозвезду понять, что добыча все-таки им предназначена.
- Туда, - одними губами произнесла дымчатая кошка, делая еще один легчайший шаг правее - так, что ни один круг не пошел по водной глади, и воительница была настолько погружена в рыбалку, что почти не ощущала холодных порывов ветра. Сонный карась все искал место поудачнее, поскрытнее, и Ручей словно ненавязчиво подсказывала ему, что во-о-о-он те камыши на мелководье - прекрасное место для долгого зимнего сна.
Таким можно накормить парочку котов, вот уж точно!
Львинозвезду оставалось лишь зайти с берега и ступить на мелководье, не задевая ни одного сухого камышиного стеблика. А уж если карась дернется - Ручей его и прихлопнет.
Застыв изваянием, серая уставилась на едва уловимую под водой спинку, замерев в ожидании.
В конце-концов, рыбалка всегда давалась ей удачнее, чем флирт.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » кувшинковая заводь