У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » калиновая роща


калиновая роща

Сообщений 1 страница 20 из 23

1

http://sg.uploads.ru/ZEIli.png

калиновая роща
——————————————————————
Углубляясь в территорию Речного племени, можно прийти к пышным зарослям калины. Похожие на низкорослые деревца эти кустарники растут достаточно близко друг к другу, кронами образовывая плотную сень. Рощица - отличное место, чтобы опробовать свои навыки наземной охоты. Здесь водится много грызунов и птиц, особенно их прибавляется в сезон Листопада, когда на украшенных резными листьями ветвях вызревают грозди алых ягод. Целитель Речного племени нередко приходит сюда, чтобы пополнить запасы лекарственных трав теми растениями, что любят расти подальше от реки.

0

2

Начало игры

Прошло уже столько времени с того, что случилось, но Ливень ничего не забыл. И вряд ли когда-нибудь забудет, потому что у него было живое напоминание - Вьюголапка. Каждый раз, когда он смотрел на неё, перед глазами всплывали картины того дня, когда он последний раз видел свою маму. 
Наверное, если бы он кому-нибудь выговорился, ему стало бы проще, но за всю жизнь он как-то привык по максимуму оставлять в себе все эмоции и удачно их скрывать. Да и чувство вины отчасти заглушалось попытками Ливня играть роль отца для сестры. Он считал раз она из-за него осталась без родителей, значит он должен сделать всё, что в его силах что бы позаботиться о ней. В какие-то моменты он, наверное, даже перебарщивал с опекой, но это было до тех пор, пока Вью не посвятили в оруженосцы. Она стала заниматься с Оцелоткой и, следовательно, проводить меньше времени с Ливнем. А он пытался уделять всё своё время племени. 
Вроде бы, гармония, но, честно говоря, воину очень быстро стало не хватать сестры, даже не смотря на все воспоминания. Они конечно же общались и виделись, но чем старше становилась Вьюголапка, тем это реже удавалось. 
И вот однажды Ливень просто подошёл к Оцелотке и попросил у неё “одолжить” свою сестру для охоты. Ему показалось это хорошая идея, пообщаться, узнать, что нового у неё произошло. Ну и, разумеется, принести пользу племени, поймав кого-нибудь.
К сожалению, именно в этот день стоял туман, что явно могло помешать охоте, но свои планы Ливень не собирался менять, поэтому сейчас они направлялись в калиновую рощу, 
— Ты заметила, как быстро время летит? Словно пытаясь подобрать тему для начала разговора начал он. — Помню твое посвящение, как будто только вчера было. Ливень заулыбался, поглядывая на сестру и вспоминая какой она тогда была. — А сегодня уже вместе идём на охоту. Последние слова чуть растянулись, как будто воитель о чем-то задумался. И вправду, как же быстро идёт время...о, дошли. 
— Вот и пришли. Наверняка с Оцелоткой ты здесь бывала, но уж больно я люблю это место, чтобы пойти еще куда-то. Ливню нравилось в глубине речных территорий, подальше от реки, здесь было очень спокойно, можно было провести время наедине с собой или, например, с сестрой.
— Кстати, голос резко оживился. — Как твои последние успехи в тренировках? Воитель чувствовал персональную ответственность за свою сестру и поэтому его сильно волновали её достижения, будто если она ударит в грязь мордой, то за это накажут его. — Сможешь кого-нибудь поймать то?  Наверное, со стороны последняя фраза звучала как некая подколка, но в мыслях у Ливня такого не было. Ему действительно хотелось посмотреть на то, как будет действовать его сестра.

Отредактировано Ливень (18-09-2018 17:55:19)

+7

3

Начало игры


Пора ученичества стала самой лучшей порой для Вьюголапки, но юная ученица уже чувствовала, как близко её завершение. Это значило, что, ещё совсем немного, и она шагнёт в настоящую, взрослую, серьёзную жизнь. Была ли она к этому готова? Несомненно, Оцелотка приложила все усилия для того, чтобы воспитать речную малышку правильно, и дать ей лишь те навыки и советы, которые ей будут нужны. В этом плане глашатая отлично справилась со своей задачей: она научила Вьюголапку всему, что умела сама, так что, в этом смысле, можно было с уверенностью сказать, что Вьюголапка была готова сделать этот шаг, и стать воительницей через всего-то две луны. Но сама малышка не то чтобы была готова к этой перемене в моральном плане. Она в принципе всегда побаивалась перемен, да и вспоминая, как тяжело далась ей предыдущая — посвящение в оруженосцы, мысли Вьюголапки были не слишком-то радужными. Она старалась отвлекаться на что-нибудь, чтобы не думать постоянно о предстоящем посвящении, но не всегда получалось. Как кстати, что сегодня, когда Вьюголапка почти ничем не была занята, Ливень взял её с собой на охоту. Не то чтобы Вьюголапка горела желанием охотиться, или делать это с Ливнем, но перспектива хотя бы на время покинуть лагерь ей понравилась. К тому же, последнее время они отдалились друг от друга, и порой Вьюголапке не доставало его чрезмерной опеки.
Вьюголапка слушала вполуха, погружённая в мысли о скором посвящении. Пускай были ещё целых две луны на то, чтобы насладиться жизнью оруженосца, Ливень был прав — время летело очень быстро. Не успеет Вьюголапка заметить, как Оцелотка будет уже не её наставницей, а почти равной ей воительницей, только гораздо старше и опытнее.
Ливень? — Резко остановившись, Вьюголапка взволнованно обратилась к своему старшему брату. Может быть ему удастся заверить малышку в том, что всё будет хорошо? — А вдруг я не справлюсь? — На самом деле, Вьюголапка в себя сильно верила и прекрасно знала, на что способна. Она не набивала себе цену, но и не принижала собственных достоинств, как в своих глазах, так и в глазах соплеменников. Но её страх и волнение могут испортить всё — выставить её глупой, некомпетентной ученицей, которая не достаточно долго пребывала в учениках, и ещё не всему научилась. Конечно, Вьюголапка догадывалась, что многие оруженосцы на её месте волнуются не меньше, но ведь свои-то волнения гораздо важнее. — То есть, вдруг, я буду сильно волноваться, и меня решат оставить в оруженосцах ещё на несколько лун? — Голосок ученицы подрагивал, она переживала, потому что ранее почти никогда не делилась со старшим братом ничем таким сокровенным. Но, может быть, пришло время сделать это?
Оцелотка меня уже многому научила! — Вьюголапка и не заметила, как они уже пришли в рощу, которая ей безумно нравилась. Конечно, Оцелотка не раз показывала ученице это место, но, по сравнению с остальной частью территории, здесь они бывали гораздо реже. Вьюголапка пришла в восторг, когда поняла, что они с Ливнем поохотятся здесь. — Например, сейчас туман и почти ничего не видно, а значит, нужно повнимательнее нюхать и слушать! — Вьюголапка очень вдохновилась идеей продемонстрировать свои навыки в охоте при плохой видимости, несмотря на то, что воителю прекрасно было известно об этом, ведь он-то не раз охотился во время тумана.
Конечно смогу, — Вьюголапка обиженно насупилась, неужели и Ливень сомневался в ней? Она принялась внимательно внюхиваться в воздух, чтобы не пропустить никакую мышку.

Отредактировано Вьюголапка (19-09-2018 07:10:45)

+4

4

Кот одобрительно кивнул: — Всё правильно, сейчас будем проверять знания на практике.
Наверняка она и с этим справится на отлично, воитель в этом не сомневался, но вот как было её в этом убедить. Сейчас Вьюголапке нужна была поддержка, Ливень сразу же невольно начинал вспоминать кто ему оказывал поддержку в такие моменты — отец. А сестра была лишена такой, вроде бы, простой, но такой необходимой возможности общения с родителями. И всё из-за него. Я так перед тобой виноват.
Так и происходило каждый раз при общении с Вью, но сейчас было всё не так как обычно. Сестренка словно в первые решила пооткровенничать с братом. Да и сам Ливень, кажется, увидел в ней не маленького котенка, которому нужна забота, а уже почти взрослую кошку, со своими заботами и переживаниями. И сейчас ей нужна была помощь, в моральном плане, конечно.
— Никто тебя не оставит в оруженосцах, ты чего. Он повернулся к сестре мордой и спокойным тоном добавил: — Кто же лучшую воительницу речного племени оставит в оруженосцах? Ливень действительно считал, что Вьюголапка вполне может стать достойной воительницей для племени и не скрывал свои мысли на этот счёт.
После небольшой паузы он продолжил: — Волноваться это нормально, знала бы как я волновался… Ливень задумался, выражение лица стало заметно грустнеть. Он практически всегда избегал темы родителей в общении с сестрой (это еще мягко сказано), но именно сейчас, кажется, было бы так уместно вспомнить отца, ведь он всегда так поддерживал воина.
— Знаю, обычно мы не говорим на эту тему, но пап... Теперь сам Ливень стал испытывать волнение. Для него было так непривычно говорить вслух что-то про своих родителей и уж тем более говорить о них сестре. А еще она ведь явно захочет узнать больше, опять начнет расспрашивать, а что будет когда она узнает правду?
Очень удачно, не успев закончить фразу, именно в этот момент Ливень почувствовал дрозда. Появилась хорошая возможность продемонстрировать охотничьи навыки своей сестре и избежать этого разговора. Воин припал к земле и принялся двигаться в сторону добычи. По всей видимости груз из мыслей оказался слишком тяжелым, раз Ливень и не заметил, как наступил на ветку, чей хруст оповестил дичь о приближающейся опасности. Однако не желая упускать улов, кот прыгнул, в надежде схватить улетающего дрозда, но не дотянулся всего-то один кошачий ус. Мягко приземлившись Ливень кинул растерянный взгляд в сторону сестры, словно сам не понял, как так вышло, что он остался без добычи. Позор. Не то что бы он сильно переживал из-за того, что о нём подумаем сестра, но ситуация была для него неприятная.
Возвращаться к теме родителей он не стал, решив, что разговор о них лучше опять отложить. Этак лун на десять. Или навсегда. А может Ливень на самом деле хотел поговорить о них? Себе он в этом точно никогда бы не признался.
Мотнув головой эти мысли окончательно ушли, и он смог попытаться поддержать сестру как самый обычный брат:
— Просто знай, что я в тебя верю и никогда в тебе не сомневался, сестренка. Всё будет хорошо.

+4

5

Ты действительно думаешь, что я стану лучшей воительницей? — Глазки Вьюголапки загораются, и она, полная надежды, вглядывается в морду брата, словно стараясь уловить на ней долю иронии. Но он был серьёзен, кажется. Может быть, Ливень и правда был очень уверен в своей младшей сестрёнке? Наверное, Вьюголапке и самой не помешало бы обрести чуточку больше уверенности в своих силах.
Правда, ты тоже волновался?! Ты же такой...храбрый! — В глазах Вьюголапки, с её самого раннего детства, Ливень был храбрым и смелым воителем, который никогда ничего не боялся, и рвался в бой одним из первых, чтобы отстоять честь родного племени. Она не могла даже на секунду представить Ливня, трясущегося от волнения в день собственного посвящения. Неужели так и было? Совсем не укладывалось в голове!
Знаю, обычно мы не говорим на эту тему, но пап...
Вьюголапка поздно поняла, что Ливень хотел сказать что-то о родителях. От её обыкновенной реакции на слова о маме и папе — моментально начинающихся подробных расспросов — сейчас почти ничего не осталось: Ливень отвлёк её словами о лучшей воительнице, и только об этом, практически, Вьюголапка и могла теперь думать. Едва только она решила переспросить, что же там хотел сказать брат, когда заговорил о папе, воздух вокруг неё заполнился едва ощутимым запахом мышки. В глазах Вьюголапки промелькнул азарт, она настороженно пошевелила ушками. Оруженосец стала внимательно вглядываться в густую пелену тумана, стараясь выследить там мелкого зверька. Слишком сосредоточившись на этом деле, она позабыла о том, что стоило быть внимательной ко всему вокруг, а не только к тому, что она ставила перед собой и называла целью. Именно поэтому Вьюголапка совершенно упустила запах дрозда, которого, к счастью, почуял Ливень. Шорох со стороны брата привлёк внимание ученицы, и, повернувшись в его сторону, она стала свидетелем не самой удачной охоты брата. Вьюголапка даже позабыла о том, что и сама почуяла мышку, которую теперь вряд ли сумеет поймать. Брату не удалось показать хороший пример Вьюголапке, и дрозда он упустил.
И этого кота называют одним из лучших охотников речного племени, — Весело и по-доброму захихикала Вьюголапка, когда дрозд вспорхнул, и Ливню не удалось зацепить его даже самым кончиком коготка. Но тут Вьюголапка поняла, что мышка, либо слишком глупая, либо слишком маленькая, чтобы быть умной, подошла гораздо ближе, потому что запах усилился. Припомнив всё, чему её учила Оцелотка, ученица припала животом к земле, и почти сразу же определила местонахождение мышки, пользуясь своими обонянием и слухом. — Сейчас я тебе покажу как охотимся мы, настоящие охотники, — Зашептала Вьюголапка, чтобы не спугнуть своим голосом мышку, и поползла вперёд, не поднимая туловища от земли. Один прыжок и мышка оказалась в лапках Вьюголапки. — Так и быть, мофем шкафать в племени, фто это ты поймал, — Не выпустив добычу из пасти, проговорила ученица. Её глаза весело смеялись. Ещё бы, ведь ей удалось поймать добычу, а её брату нет! Гордо задрав мордочку, Вьюголапка так и стояла, с мышкой в пасти, пока не вспомнила вдруг, о чём начинал говорить ливень.
А что ты там говорил про папу? — Опустив добычу на землю, Вьюголапка посерьёзнела. Кажется, пришло время в очередной раз расспросить Ливня. Вдруг теперь он что-нибудь да расскажет ей?
дайс

Отредактировано Вьюголапка (20-09-2018 07:11:27)

+5

6

— Правда, ты тоже волновался?! Ты же такой...храбрый! Хех. Ливню было приятно что сестра так думает про него. — Все волнуются, даже самые храбрые. Просто не многие в этом могут признаться, а зря. Признание своих страхов это один из способов их побороть. Вот и у тебя еще одно качество хорошей воительница.
— И этого кота называют одним из лучших охотников речного племени
Да уж… забавно, конечно, вышло, но что поделать, не всегда же всё идёт по плану. А вот у сестрёнки все получалось хорошо, были видно, что каждое движение кошки было отточено уже ни раз. Она аккуратно подобралась к жертве и в следующий миг уже была с добычей. 
Я же говорил. Мысленно подтвердил свои слова о том, что Вьюга может стать очень хорошей воительницей. 
— Так и быть, мофем шкафать в племени, фто это ты поймал, Воитель пару секунд осознавал сказанное сестрой, а следом засмеялся, да так что окончательно распугал всю ближайшую дичь. — Уух, наконец-то выдохнув он смог нормально заговорить — Хорошая охота, ты молодец, особенно на фоне твоего брата, ха. 
Но веселье и радость стали уходить, когда Вью вспоминал про то, что Ливень чуть случайно не сболтнул.
— А что ты там говорил про папу?
Почему ты не пропустила это мимо ушей? А может... Ливень задумался. Может сегодня действительно тот самый день, когда можно что-то сказать о родителях? Хотя бы пару слов.
— Папа. Он... Слова стали обретать вес и каждое из них приходилось доставать с огромными усилиями. — Он всегда меня поддерживал и... и сейчас бы он поддержал тебя Ливень смотрел куда-то за Вью, как будто не замечая её.  — Но всё не так. Вот оно, можно сказать первый раз, когда Ливень по настоящему что-то сказал про родителей своей сестре. Но легче ему не стало, он только больше почувствовал груз вины, за то, что произошло из-за него. Лучше бы тогда погиб я. Нет, всё.
— ХВАТИТ. Рявкнул он, то ли на самого себе, то ли на сестру, за её расспросы. — Это была ошибка, что я про них заговорил.
Воитель отвернулся от сестры и сел, всё с таким же стеклянным взглядом. Он вспоминал как первые несколько дней не мог зайти и проведать Вью, как тогда ему было тяжко и как сейчас. Моя милая, любимая сестренка. Надеюсь ты когда-нибудь меня простишь за всё.
— Я не должен был кричать тебя, извини меня.

+4

7

Сколько Вьюголапка себя помнила, столько она пыталась разузнать о том, что однажды случилось с её родителями, но тщетно. Брат упрямо молчал, не желая раскрывать подробности, а старейшины племени, по всей видимости, считали Вьюголапку ещё совсем крошкой, чтобы раскрывать ей правду. Единственное, о чем точно знала ученица: это было очень трагично. Родители ушли в лес, и даже Ливня в лагере тогда не было, чтобы пойти за ними, и больше их никто не видел. Лишь  Ливня, морду которого исказило бесконечное горе. Вьюголапка никогда не забудет, каким был брат, когда вернулся в лагерь со скорбными известиями: расстерянным, убитым горем. Несмотря на свой более старший возраст, Ливень пережил потерю родителей ничуть не легче, чем Вьюголапка. Если бы не королевы племени и добрые речные воители, которые не оставили бедняжек в беде одних, Вьюголапка так бы и не встала твердо на лапки, не стала бы горевать меньше. Однако, несмотря на всех тех, кто был рядом в то тяжелое для неё время, больше всего помог Ливень, который был постоянно возле неё, и заменил ей отца и маму ровно настолько, насколько был вообще способен. Старший брат чувствовал, как нужен малышке Вью, и почти не отходил от неё ни на шаг, пока она не стала чуть старше. Но даже тогда Вьюголапка не получила ответов, которых так сильно жаждала. Возможно, что эти ответы не понравились бы ей, и правда стала бы страшнее, чем ей самой казалось, но это, во всяком случае, было бы для неё куда лучше, чем теряться в бесконечных догадках.
Жить без родителей оказалось куда сложнее, чем думалось на первый взгляд. Вьюголапка знала, что они в любом случае гордились бы ей, но малышке иногда так сильно не хватало этих слов! С появлением в её жизни наставника ей стало чуточку легче: опека над ней плавно перешла от старшего брата в умелые лапки глашатаи, Оцелотки, которая просто не давала Вьюголапке времени на то, чтобы грустить, и занимала его всё тренировками и охотой. Вьюголапка была бесконечно благодарна ей за это: свободное время заставляло её снова и снова возвращаться мысленно к трагедии, а ученические будни стали спасением для оруженосца, какими бы трудными они не были. Тем не менее, когда Ливень говорил что-либо о родителях, Вьюголапка просто не могла промолчать, не начать выпытывать из брата хоть капельку новой информации, которую раньше от него не слышала. Иногда она добивалась того, что Ливень рассказывал какие-то ранее не услышанные от него Вьюголапкой подробности жизни отца и матери, но всякий раз, когда в рассказе он приближался к их гибели — обрывал самого себя, и не продолжал. С этим смирится Вьюголапка не могла, и поэтому сейчас, когда тема вновь коснулась родителей, ученица решила поставить все точки над «i». Вот только она не учла одного: решила так она, но никак не Ливень.
Да, я знаю, ты уже говорил мне, каким благородным и смелым был наш папа, — Затараторила Вьюголапка, перебивая брата, и стараясь вывести его на более нужную для неё мысль. Всё это она уже слышала раньше и прекрасно знала о том, что их родители были самыми лучшими. Не то, чтобы ей не нравились факты из их жизни, просто сейчас хотелось узнать кое что другое. И нужно было разговорить Ливня, пока выдался такой прекрасный шанс. — Ливень, я уже не маленький глупый котёнок, я выросла, и теперь мне пора узнать то, что ты не хочешь мне рассказывать, — Упрямо насупилась Вьюголапка, внимательно смотря в голубые глаза брата, точно такие же, как и у неё самой. Ученица хотела было снова перебить брата и продолжить, но, вдруг, случилось то, чего она никак не ожидала: брат закричал. Повысил на неё голос, и от былого покалывания в лапках от сильнейшего любопытства и жажды узнать подробности о гибели родителей ничего более не осталось. Вьюголапка чувствовала, как к глазам подступали слёзы, но она знала, что нельзя ни в коем случае показывать свою слабость брату или кому-либо ещё в племени. Больше всего сейчас кошечке хотелось убежать, и куда подальше, чтобы её никто не видел и не слышал.
Ты никогда мне о них не расскажешь, да?! — Голосок Вьюголапки дрожал, как и её лапки, и она боялась заплакать, прямо здесь, при Ливне. Пожалуй, только её собственная злоба на брата не позволяла ей этого сделать. — Не хочу тебя видеть!! — Произнеся это, Вьюголапка сразу же пожалела. Сказано это было в сердцах, на эмоциях, но сказанного, как известно, не воротишь. Ученица уже сказала то, чего говорить бы брату не стоило. На самом деле это было не так, и Вьюголапка ценила всё, что Ливень делал для неё... но сейчас её обида была сильнее. Он поймёт, обязательно поймёт её. Она не такая большая, как Ливень, а значит и с трудностями ей справляться куда сложнее, чем ему. Схватив свою добычу, Вьюголапка побежала в сторону лагеря, не оглядываясь на брата, который окликал её по имени, побежав следом.

———> главная поляна

+4

8

Наверное, Ливень был не прав скрывая правду. Он думал, что делает лучше сестре, однако на самом деле только огораживал себя от того, что будет, когда она всё узнает. Воитель был уверен, что она перестанет с ним общаться, а этого он сильно боялся, не представляя свою жизнь без сестры. Конечно, он не планировал опекать её до конца своих дней, но особое место для неё всегда было в его сердце, поэтому лишившись связи с ней, ему бы пришлось очень долго оправляться от этого. Наверное, это и было главным мотиватором того, что он ничего не хотел ей рассказывать. Очень эгоистичным мотиватором.
Его последние слова с извинениями уже ничего не значили для Вью. Своим криком Ливень только показал свою слабость и обидел свою сестру, на что последовала соответствующая реакция. Что же я наделал?
Вьюголапка не стала себя сдерживать в ответ. Как бы хотелось вернуться на пару минут назад, всё исправить и не услышать последних её слов:
— Не хочу тебя видеть!!
Не хочу тебя видеть… Фраза словно эхом пронзила мысли Ливня. Да, они иногда ссорились, да, в последнее время общались реже, но, кажется, такого еще никогда не было. Ливню было очень тяжко и одновременно страшно услышать такое, словно его страх о том что они перестанут общаться вот вот станет явью. Но разве Вью должна была так мучиться из-за слабости её брата? Была ли её вина в том что она сказал? Нет. Маленькая хрупкая кошечка, которая просто хотела знать как всё было. А я? Разве она это заслужила?
Пусть она и прекратит общаться с Ливнем, пусть больше не посмотрим на него своими голубыми глазами, но ей это действительно необходимо. Я скажу. Даже такой ценой. Но Вью уже не хотела ничего слушать и помчалась прочь от брата.
— Вьюголапка! Крикнул он вслед, — Стой!
Что я за брат такой? Вью… Надо ей всё сказать. Почему это желание не пришло на несколько мгновений раньше? Почему надо было всё так усложнять?
— Вью! В последний раз крикнув ей в след он рванул за сестрой.

Главная поляна

Отредактировано Ливень (26-09-2018 01:18:11)

+4

9

Палатка целителя

[indent] Как бы там ни было, глупостью Ясенница не отличалась и прекрасно понимала, что, едва заслышав про вылазку в лес, Ласка в лучшем случае схватится за сердце и за шкирки оттащит их всех в детскую, забьёт досками выход и наймёт дракона, который как минимум следующие четыре луны будет охранять их крепость, чтобы ни одна шилопопая морда не сделала ноги. И никакое там особо важное поручение от Щербатой её не проймёт. Особенно когда эта самая Щербатая решила отправить в лес трёх двухлунных котят. В лес, откуда недавно приволокли Миндальную с вывернутым вместе с костями мясом вместо ноги. В лес, по которому шастает какая-то там загадочная деловая лисица. Пусть даже близ лагеря, дети - это ж настоящие тараканы: туда шмыг, сюда шмыг, и иди-свищи. А уж Ясенница - вообще звездец на ножках. Ой, то есть звезда, простите, пожалуйста. Конечно же, звезда. Яркая такая, стабильная. Как пенная ванна с подведёнными кабелями электропроводки. Впрочем, возможно, их травнице просто так полюбилась великолепная тройка, что она решила изобрести законный способ выкрасть их из-под тёплого бочка Ласки и переселить к себе в палатку на ближайшие несколько лун? Да и ёж с ним. Ясенницу, по большому счёту, пока что всё устраивало: всего несколько часов назад она делилась с братьями желанием выбраться за пределы лагеря, и вот, пожалуйста, более чем официальное разрешение от не самой последней в племени особы. И кто же - кроме матери, конечно же, это святое - из воителей осмелится ограничить в чём-то котят, которым выдала важное задание сама целительница? Да конечно же никто. Так что, светофор заманчиво сиял ярко-зелёным светом, и ждать речная не собиралась.
[indent] - Ма-а-ам, нам Щербатая велела мох собрать, он ей очень-очень нужен! - как уже упоминалось, золотистая - девушка неглупая. Посему своё заявление она сделала в максимально удалённой от королевы точке, чтобы формально выполнить всё, что от неё требовалось, то бишь, как хорошая послушная кошечка, предупредить Ласку о своём с братьями перемещении, но де-юро иметь более чем достаточную фору для того, чтобы свинтить, ибо пока королева разберёт сказанное, пока обдумает и, наконец, поймёт, чем ей всё это грозит, будет банально поздно. Но ругать Ясенницу что? Бинго, не за что! Вот она, смекалочка и любовь искать приключения на пушистую задницу. Едва закончив фразу, юница тут же юркнула к выходу из лагеря, тенью пролетев через лаз и заныкавшись под один из ближайших кустов: так и со стороны кому ненужно не видно, и братьев она не пропустит. А потом ка-а-ак выпрыгнет на них, ух! От нетерпения и волнения у кошечки даже лапы подрагивали. Оглядываясь настолько, насколько позволяло укрытие, она едва не повизгивала от радости: столько звуков, запахов, которые казались такими далёкими, приглушёнными в лагере, теперь открылись для неё по-настоящему, в полной мере!

Отредактировано Ясенница (30-10-2018 02:16:29)

+3

10

палатка целителя --->

Все еще нервно оборачиваясь на палатку, где скрывалась бедная несчастная Миндальная, заметно потрясывающийся Березка прижимался к боку братца, чувствуя, что его выводят точно в полусне. Это же все-таки... какой рак должен был быть, а?
Мама что-то рассказывала там о лисах всяких, барсуках, но разве эти чудища из сказок могут быть страшнее той невероятной опасности, которой сегодня подвергся буро-белый котенок? Даже не услышав сквозь ужасный стук в ушах слова Миндальной (а отвечала ли она?), малыш поддался течению, которое задала Ясенница, и послушно потопал вон из убежища Щербатой бок-о-бок с Пчелкой.
Малыш был в невероятной растерянности.
— Ма-а-ам, нам Щербатая велела мох собрать, он ей очень-очень нужен! - громкий голос Ясенницы встряхнул юнца, и он вскинул голову. А? Что? Правда попросила?
Тут же сменив растерянное выражение мордахи на покорное, мол, правду Ясенница говорит, лапу... нет, зуб на отсечение даю, не врет. Решив, что это будет отличной возможностью развеяться - и, главное, там не будет никаких раков-сраков - Березка подпихнул бочком рыжего братишку и посеменил за Ясенницей, чувствуя нарастающее, распирающее в груди восхищение и предвкушение. Стойте-ка, а где это...
- А-а! - вскрикнул котик, тут же в прыжке юркнув в кусты, в которых пряталась напугавшая его Ясенница.
- Ясенница, ты только это... целительницей не становись, пожалуйста, - тихонько прижавшись щекой к щеке рыжебокой, заурчал Березка. Он, конечно, был очень благодарен сестре за попытки его спасти, но все-таки подозревал, что не одним альтруизмом была ведома Ясенница, лиса хитропопая.
Уже и рак почти позабылся, и лапа Миндальной - только родственнички да их общая цель.
Повеселиться.
Ну и мха набрать. Вроде. Если найдем.

+3

11

----------->палатка целителя

Стал ли Пчёлка убирать тот беспорядок, что навела вся малышня? Отнюдь. Привыкший, что на каждым его шагом заботливо наблюдает мама, а сестра и брат, в случае чего обязательно во всем помогают воспитывали из него безответственного раздолбая. А может это тот самый возраст, когда чувствуешь себя таким беззаботным и никому ничем не обязанным. Рыжий котёнок осторожно двигался вслед за Ясенницей, плотно прижимаясь к боку Берёзки. Тут сразу было ясно - сестра у них тот еще лидер. Делили этот трон они напополам с Берёзкой, но сам Пчёлка все же был ближе к пацанской тусовке. Берёзка терпел все его капризы и недостатки слуха, а Пчёлка, в свою очередь, готов был на дерево залезть, но поддержать брата. Замечательный симбиоз.
Как только малышня начала пробираться через камыши к выходу из лагеря, рыжик повернулся к Берёзке.
- А нас не наругают? - наивно полагать, что все это сойдет им с лап. Он даже не отпросился у мамы. Но эти двое практически насильно тащили его за собой и малышу только и оставалось, что плыть по течению.
Ясенница очень вовремя куда-то исчезла. Пчёлка резко замотал головой, вспоминая все сказки про лис, барсуков, страшнющих щук ("Они ведь в кустах охотятся, да?"
- Берёзка, а на нас щука с дерева не спрыгнет? - Пчёлка нервно сглотнул. А что если она уже спрыгнула на Ясенницу и съела ее? Котёнок практически нацепил на свою морду панику, но тут ка-а-а-ак вдруг выпрыгнет из кустов...
- Ясенница! - воскликнул Пчёлка и совершенно машинально замахнулся лапкой по лбу рыжей сестрички и несильно ударил ее подушечкой лапы, - Это не смешно!
Котята вышли за пределы лагеря и Пчёлка завороженно замотал головой. Множество запахов ударили в носик и котик закрутился во всех направлениях, позабыв об истинной цели их выхода из лагеря. В глаза бросилось обилие желтых листьев на земле. Пчёлка хихикнул и с разбегу побежал в желто-красную кучу, валяющуюся прямиком под дерево. Подпрыгивая в воздухе, словно бодрая косуля, он бежал к калине. Сделав завершающий высокий и неуклюжий прыжок, Пчёлка нырнул в листву и заёрзал по ней, словно червяк. Резко поднявшись, он начал разбрасываться листочками.
- Эй, вы когда-нибудь видели сто-о-о-олько листочков?! Смотрите! Я предводитель всех деревьев! - котик нацепил себе на голову красный листик и гордо приподнял подбородок.

+5

12

разрыв с сеновала →

[indent] Макошь вбирает в легкие настолько много воздуха, что, казалось, собирается нырять. Вот только куда - непонятно. С ней её верный спутник, собственный сын, которому она может доверить свою жизнь. Настолько тесна эта связь. Удивительно, а ведь Морфо не является её родным отпрыском. Макошь медленно сужает глаза: здесь пахнет тиной и рыбой. Типичный запах Речного племени и, безусловно, гнилой запах грязи и навоза в него не вписывается. Не вписывается и никогда не станет чем-то схожим, но сможет замаскировать непрошенных гостей от лишних глаз. Даже шерсть Макоши, обычно струящаяся, ухоженная и длинная, сейчас перепачкана в темной грязи. Слиплась и выглядит страшно и нелепо. И только бесконечно глубокие синие глаза сверкают хищно и угрожающе.
[indent] Они ходят сюда поохотиться, пускай, калиновая роща находится в опасной близости к лагерь Речного племени. Наплевать. Речные увальни слишком тупы и глупы, чтобы выискивать след после того, как одиночки перейдут реку. Естественно, ведь это заведомо бесполезно, всё равно, что уронить иголку и искать её в стоге сена. Настолько же глупое занятие. Макошь призывно остановилась, вздыбив хвост. Ей показалось, или это был достаточно громкий крик?
[indent] — А-а! — это заставило её оглянуться по сторонам, ведь голос был совсем тоненький, детский. Неужели так говорят оруженосцы? Края носа Макоши коснулся теплый запах молока и сена, это - котята? Макошь уже спустя несколько мгновений опустила хвост, укладывая на землю тканевый мешок, полный раздавленных зубчиков чеснока. Это чтобы дичь перестала вонять отвратным рыбьим запахом и точно так же не сдала воришек. План в голове у кошки созрел моментально, так быстро, что Макошь толком не успела понять: может, она пришла сюда специально за котятами?
[indent] - Подождём, пока они отойдут подальше, - наклонившись к самому уху собственного сына, прошипела сливочная кошка, дёрнув кончиком хвоста, - я отвлеку их, а ты - выруби. Уходим через мелководье. Как и пришли. Макошь приподняла край уха, слыша, как ломаются ветки у кустов. Какими же нужно быть идиотами, чтобы отпускать котят в лес в одиночестве? Шерсть на груди молодой кошки потрепал встречный ветер, который не принёс ни одного запаха взрослого воителя. Только три, слегка различных, но все равно отдающих молоком и теплом, запаха, которыми пахли те самые котята. Медленно кивнув своему сыну - это и был сигнал, призывающий действовать, - Макошь немного подождала, стоя в тени, а затем, когда Морфо уже скрылся в других кустах, выступила перед резвящимися на полянке юнцами. И юницей.
[indent] - Котята, - привлекая к себе внимание, с деланным удивлением, произнесла Макошь, делая два осторожных шага вперёд. Чтобы не спугнуть, - и что же котята делают в гордом одиночестве так далеко от своей матери? И неужели котятам не говорили, что одним гулять по лесу запрещено? - в конце предложения нарочито сладкий голос Макоши срывается на хищное шипение, а уже в следующий момент котята, оглушенные быстрым ударом Морфо, сваливаются в одну кучу из тел, - бегом! - командует Макошь, хватая крупную рыжую кошку в зубы, оставляя мелких котят на Морфо. В сыне она была уверена: широкими шагами, перепрыгивая через обваленные и поломанные ветки, Макошь преодолевает расстояние до оставленного мешка с чесноком, после чего впихивает туда рыжую, а затем и остальных, которых притащил её сын. Перехватывая в зубы затянутый конец у тканевого мешка, Макошь рычит и нервничает, после чего срывается с места быстрым галопом, подальше отсюда, оставляя в калиновой роще только мерзкий смрад навоза и грязи, который исчезнет со следа как только коты перейдут реку по мелководью.

→ куда-то, скорее всего, на сеновал снова

+6

13

[indent] Ясенница так засмотрелась по сторонам, что едва не пропустила своих оболтусов, лишь хрустнувшая под чьей-то лапой сухая травинка вернула юницу в реальность. Растерянно прижав уши, речная подобралась и, приготовившись, спружинила передними лапами на одну из веток кустарника, заставляя её щёлкнуть по земле прямо перед самыми носами братьев, и в ту же секунду из недр зарослей раздалось пронзительное: «Бу-у-у-у!». Явно довольная произведённым эффектом, она едва успела потесниться, подобрав под лапы пушистый хвост, как в её укрытие нырнул Берёзка, а от Пчёлки прилетело по лбу. В долгу озорница не осталась, прикусив рыжему ухо. - Ну ла-а-адно, - после нескольких секунд размышлений, с деланным одолжением мурлыкнула золотистая, реагируя на ласку Берёзки ответной (вот, как надо с сестрой обращаться!). На самом деле, Ясенница и не собиралась посвящать себя скучному ковырянию в травках - так только, если помочь мельком, как вот сегодня, - намереваясь стать, как и большинство котят, самой выдающейся и известной воительницей, но пусть Берёзка с Пчёлкой думают, что такая великая жертва - ах, какой талант, да в землю! - только ради них. - А тебе что, не понравилось? - глазки мило-мило хлопают. А свитый голосом топор над шеей сверкает себе да сверкает.
[indent] Между тем, время шло, и его определённо было не так уж много, а юница очень хотела как следует осмотреться в лесу, пока выпала такая прекрасная возможность, а не только посидеть под кустом, так что пора было выбираться. С наслаждением потянувшись - всё-таки, в зарослях втроём было тесновато, - Ясенница уверенно взяла курс на тропинку, ведущую вглубь рощи, подальше от лагеря. - Вот-вот, одни листочки - деловито закивала котёнок, продолжив развивать поданую Пчёлкой мысль. - Щербатая сказала, что мох растёт на каком-то дереве. Глупость какая, да? Как мох вообще может расти на каком-то там дереве, это же не листочек! Наверное, Щербатая просто сама не знает, где его собирать, поэтому и отправила нас. А теперь, если мы сможем найти то, что не нашла Щербатая, нас наверняка сразу-сразу посвятят в оруженосцы. И Львинозвёзд отметит! Вот здорово же, а? Как мама с папой обрадуются! - спотыкаясь на ходу из-за того, что смотрела исключительно по сторонам, пытаясь разглядеть всё и сразу, звонко рассуждала золотистая. Порыв поменявшего направление ветра принёс уже такой знакомый, ядрёный запах облюбованного Ясенницей растения, с помощью которого она с таким энтузиазмом спасала брату лапу. Насмешливо сморщив нос, юница покосилась на Берёзку, ожидая увидеть, как у оного задёргается глаз, а может, и сразу оба. Но в скором времени к чесноку прибавилась ещё одна, куда более специфическая и неприятная вонь. - Фу-у-у, я думала, Поганое место совсем в другой части! - речная даже зажмурилась от отвращения, и едва не влетела в... Кого?
[indent] Вздыбив загривок и отскочив, юница воинственно вздёрнула распушенный хвост, таращась на то, что почему-то пахло, как только что зарытая ямка, но выглядело как вполне себе обычная кошка. Незнакомая, чужая кошка. Слишком маленькая, слишком взбалмошная, чтобы сообразить, как правильно действовать в этой ситуации, к чему всё это может привести, Ясенница лишь горделиво вскинула нос в ответ на сладостные речи особы. - И неужели тебе не говорили, что гулять по чужой территории запрещено? - дерзко передразнила золотистая, выгибая спину. Ещё не хватало, чтобы какая-то там наглая, общипанная, вонючая (в самом что ни наесть прямом смысле слова) одиночка тыкала им, что делать! Это она тут нарушительница, а у Ясенницы с братьями - важное поручение от самой Щербатой, так что пусть знает, кто здесь кто и где раки зимуют. - Мы, между прочим, за мх... - только вот поделиться важностью их положения кошка уже не успела...
[indent] Какой-то шум сзади, с подветренной стороны. Обострение ощущения чужого присутствия, казалось, речная буквально шерстью почувствовала ещё одно тело. Или не показалось? Запоздалая волна страха заставила сердце забиться быстрее, зрачки расширились. Котёнок инстинктивно, по-привычке метнулась к Пчёлке, то ли желая защитить, как самого слабого в семье, то ли что-то ещё. Всё произошло слишком быстро, Ясенница даже не успела толком ничего осознать. Она понимала, что в происходящем есть что-то неправильное. Что Ласка с Плющевиком ужасно расстроятся. Что бедный тугоухий Пчёлка сейчас понимает ещё меньше их с Берёзкой. Что нужно кричать, звать на помощь, бежать. Но этот вихрь мыслей пролетел за какую-то жалкую секунду и растаял, уступая место опутывающей сознание чёрной дымке, за которой не оказалось ничего, кроме импульса острой, опалившей огнём боли и безвольно растянувшегося на земле золотистого тельца, вверившего себя в лапы врагов. Мамочка...

Пастбище

Отредактировано Ясенница (09-11-2018 02:04:12)

+6

14

Малыш оглушительно заурчал, когда бука-Ясенница подалась навстречу его ласке, и добродушно куснул её за рыжее ухо. Какой бы оторвой ни была сестренка, буро-белый малец умудрился обожать и брата, и сестру окончательно и безоговорочно. Будет большой удачей, если им втроем удастся пронести эту привязанность через всю жизнь.
А прожить долгую жизнь были все шансы, ведь Ясенница великодушно пообещала не становиться на путь целителя Речного племени, что расслабило тугой узелок страха и отчаяния в душе маленького будущего воителя.
— А тебе что, не понравилось? - искренне удивилась сестра, которая могла лицезреть гримасу ужаса и "нет-нет-нет, пожалуйста, нет!" на мордашке родственника. И хотя он пытался сделать вид, что притворялся, но-о-о-о... нет.
А вообще, Березка был запредельно, вот просто неприлично счастлив! Он хохотал и улюлюкал вместе с Пчелкой, который с разбегу окунулся в кучу красно-желтых листьев, теряясь в буйстве красок, опавших с дерева.
- А спорим, я подниму кучу больше! Вот сейчас вот разбегусь как вот... А? Львинозвезд? - одно упоминание лидера-кумира заставило мальца развернуться к сестре. Ясенница говорила о том, что если они успешно сходят в экспедицию за неким мохом, лидер обязательно их заметит, похвалит, посвятит в оруженосцы и назначит малыша-Березку преемником. А пока пусть Оцелотка, конечно, походит в глашатаях.
В голове сформировалась вполне логичная мысль:
"Если я наберу больше всего моха, Львинозвезд заметит меня больше всех!"
В глазах загорелся огонек а-ля "вижу цель, не вижу препятствий", и малыш, нацелившись на пушистую шерсть на дереве, повел плечами, разминая конечности перед забегом всех времен и племен. Задав разгон, Березка с громким визгом бросился к дереву, ощущая, что прыгнет вверх ну на пять лисьих хвостов, никак не меньше! Он оттолкнулся пухлыми задними лапками и повис на мшистом стволе.
В двух котеночьих хвостиках от земли. Ну да ничего.
Повиснув на пушистости, Березка вцепился посильнее и повис на мхе, который, по плану, должен был под весом котенка оторваться красивым таким пластом.
- Котята, - сказал кто-то. Неужели это пришли посмотреть, как они справляются с заданием Щербатой? Так вот, пречудесно!
- Да! - мявкнул малыш, в мгновение ощутив прилив страха. Не свои.
Не то.
Темнота.

----> куда-то

+3

15

из лагеря реки

Она летела вперед, не разбирая дороги, лишь вылетев из лагеря, остановившись на мгновение, чтобы определить направление, куда направились мелкие шерстяные комки. Самостоятельные засранцы. Это ж надо было так откровенно сглупить, поверив в то, что мелочь дождется необходимого сопровождения, кое им обязательно было бы навязано старшими при малейшем шаге за пределы лагеря. Если бы конечно, они добились Ласкиного и ее, Оцелоткиного, разрешения. Но нет, эти чрезмерно уверенные в себе меховые шарики решили все сделать по-своему. Утробно рыкнув в такт своим кипящим в голове обжигающим сознание мыслям, пятнистая даже оглядываться не стала, дабы проверить, что названные ею в спешке соплеменники, следуют за ней не жалея лап.

Если бы не Выдрохвостка, они бы потеряли куда больше времени.

Даже сейчас каждая секунда отдавала дробной болью в сердце. С каждым его ударом, каждым широким прыжком, златошкурая глашатая чувствовала, как перехватывает дыхание от страшной мысли:

«Опоздали!»

Распушившись, короткошерстная в рекордные сроки прибыла на место, где сильнее всего пахло беглецами. Калиновая роща была вполне уместной локацией для сбора мха, так необходимого Щербатой. Послав котят в лес, целительница была обязана сопровождать их лично! Другой вопрос, что Оцелотка так и не дошла до ее палатки, а если подруга не вышла ей навстречу, услышав переполох, следовало сделать вывод – Щербатой не было в лагере. Видимо, она ушла раньше. Пока пятнистая была в патруле…

«Звездоцап нас всех дери, как можно быть такими мышеголовыми!» - Оцелотка ругала не столько малышей Ласки, но себя саму и старших воинов, которые не углядели за непоседливым потомством сестры предводителя. На недавний оклик Ласки и ее готовность рвать следом, что кошка и сделала, глашатая не обратила внимания: она понимала, что сходящую от тревоги с ума мать ни за что не заставить сидеть в лагере и ждать новостей. Ласка бы просто пропустила приказ мимо ушей. И, наверное, была бы по-своему права.

Оказавшись в эпицентре недавних событий, о которых пока что не хотелось думать, пятнистая несколько раз обошла кругом дерево, за которое цеплялись маленькие лапки: то было заметно по слегка ободранному мху. Сильный запах котят говорил о том, что они были здесь совсем недавно, но исследуя подозрительную территорию, кошка каждый раз натыкалась на омерзительную вонь, приводящую ее чувствительный нос в негодность. Она надеялась, что временную, а потому не переставая морщиться продолжала искать.

- Если бы их утащила лиса, - быстро заговорила глашатая после очередной дуги вокруг звездоцапова дерева, глядя в основном на Тощую и оруженосцев, так как не находила в себе силы смотреть Ласке в глаза. – На земле была бы кровь, но ей тут даже не пахнет. Лисы умерщвляют свою жертву на месте, - наконец, она перевела взгляд на несчастную королеву, не позволив себе проникнуться к ней сочувствием. Не оно сейчас нужно Ласке. К тому же в племени найдутся те, кто посочувствует ей открыто. Пусть это будет не Оцелотка.

- Это не лиса, и они не могли провалиться на ровном месте, - переведя дух, пятнистая самка до боли хлестнула хвостом по тугому боку. Ее медленно затапливало отчаяние, однако дать ему возможность поглотить себя, златошкурая не имела права.

- Предлагаю прочесать все близлежащие территории, где хоть немного пахнет котятами. Может быть мы найдем новый запах, который поможет нам понять где их искать, - лезть в противоположную сторону от рощи не было смысла – туда они точно не совались. Впрочем, ради собственного успокоения, и чтобы дать надежду Ласке, Оцелотка готова была пожертвовать своим временем, приложив все силы, какие только имелись в ее гибком и подвижном теле.

- Череп доложит Львинозвезду о том, что случилось, а мы продолжим поиски. Обшарим здесь все. Потом пройдемся вдоль границ, - речная посмотрела на своих соплеменниц, задержав взгляд на еще щуплых оруженосцах. Только сейчас она начинала понимать, что вызвала с собой молодняк, когда следовала брать старшее поколение. Впрочем, выбирать ни тогда, ни сейчас не приходилось. Отсылать юных кошек обратно не входило в ее планы. Она и не собиралась. Это был их шанс проявить себя, показать то, чему научились. Черничке уж точно, а вот для Выдрохвостки, как и сказала Тощая, это было самое настоящее серьезное испытание.

Но это все было не важно.
Важно было найти котят живыми и невредимыми.
И вернуть беглецов в лагерь.

Отредактировано Оцелотка (06-11-2018 20:43:30)

+5

16

[indent] Сердце в груди Выдрохвостки каждый раз неловко спотыкалось, когда она думала о том, что могло произойти с котятами в этом лесу. А если бы она этого не заметила? Если бы не заметила тот рыжий кончик хвоста, принадлежавший неловкому Пчёлке. И это повезло, что Двуногий уже успел застрелить лисицу, то опасности не было. А если эта лисица успела... И думать Выдрохвостке не хотелось о том, что могла успеть лисица, а что нет. Где-то в глубине души кошка была просто по-звездоцапову зла на Щербатую. Ещё бы, она же занимает достаточно высокую должность в племени, один раз откроешь на неё рот, как сразу же получишь по носу. Чем-то тяжелым, возможно, лапой. Вот и приходилось сгибаться и затыкать собственное мнение где-то внутри. Кошка с трудом прикусила губу, стараясь сделать так, чтобы её дрянные мысли не покинули головы на языке. И это ей удавалось более чем хорошо, пока они не дошли до калиновой рощи. В голове просто не укладывалось...

[indent] Кошка обратила внимательный взгляд небесно-голубых глаз на Тощую, глядя на её сосредоточенную мордочку. На несколько мгновений Выдрохвостка почувствовала себя невероятно виноватой, будто бы это она заставила котят идти в одиночку за мхом, лишь бы под лапами не мешались. Ещё и Миндальная осталась в лагере, без целителя, без никого, кто мог бы ей помочь. Если голову Щербатой, когда она наконец узнает, к чему привела её безалаберность, не посетят эти же мысли, Выдрохвостка будет как никогда разочарована. Но почему-то ей казалось, что гордость речной целительницы возьмёт своё. Дай Звездное племя, кошка ошибалась. Безусловно, она была совсем молодой для того, чтобы судить взрослую целительницу, но даже в её, пожуй, ещё особо не выросшую голову, было вбито то, что даже ей запрещено без старших покидать лагерь. А тут котята. Нате. Мха соберите. Как-то возмутительно!
[indent] В одно мгновение запах котят сменился острой, едкой вонью, которая, казалось забиралась даже в голову, лишая кошку рассудка:
- Фу! - чувствуя, как предупредительно загривок становится дыбом, Выдрохвостка сморщилась, даже остановившись. К горлу тут же подкатил крупный комок, который кошка с трудом сглотнула, - воняет, как на поганом месте! Ага, не пахнет. Вот только пахнет чем-то другим и очень-очень сильно! - у меня такое ощущение, что тут кто-то умер, - стараясь дышать по минимуму, выдавила из себя Выдрохвостка, - причём очень-очень давно и явно не котята.

[indent] Вообще-то Выдрохвостка не слепая и не глупая. Она видела то, как вздымаются бока у Оцелотки, как медленно её накрывало... отчаяние? Истерика? Незнание, что делать? Почему-то кошка же вместо этого слушала только собственное сердце, которое кровью обливалось от злобы.
[indent] - Если бы кто-то, - не без раздражения сдавленно просипела Выдрохвостка, сдерживая отчаянное шипение, - не отправил их за мхом, все было бы хорошо! - наверняка это всё из-за эмоций.  И вот кому-кому, а Выдрохвостка могла позволить себе эмоциональность, в отличие от той же Щербатой, у которой во-первых, Миндальная скоро рискует и правда откинуться как минимум от боли, а во-вторых, кошка была уверена на сто мышей из ста, будут гигантские проблемы, не найдись котята сейчас же. Вообще-то перспектива порыскать по лесу, ища котят, не радовала Выдрохвостку. Это значит, что котята всё же пропали. Пропали и не факт, что найдутся.

Отредактировано Выдрохвостка (06-11-2018 20:42:51)

+4

17

>>> главная поляна
Всё поменялось так стремительно. Слова глашатаи о том, что из лагеря нельзя выходить. Удивительно, Черничка, как оказалось, умудрилась пропустить слова Львинозвёзда мимо ушей...на неё не похоже. Игнор Черепа. Затем выкрик Оцелотки, что котята пропали...У Чернички сжалось сердце. Казалось, она только мгновение назад спасала одну мелкотню от речного чудища, и вот, их уже нет в лагере.
- Я вас обязательно найду, - думала иссиня-чёрная старшая ученица, держась рядом с Оцелоткой, иногда чуть ли не обгоняя её. Одна только мысль, что котят может убить лиса или тот же барсук, вгоняла Черничку в неимоверный шок и ужас. И ведь Берёзка...он такой славный. Угольная не собиралась возвращаться в лагерь без котят.
Оказавшись на месте, Черничка тут же сморщила свой длинный чувствительный нос. Великая форель, как же воняло. Почуять запах котят было просто невозможно.
- На земле была бы кровь, но ей тут даже не пахнет, - речная перевела дух. Да, воняло точно не кровью, это вселяло хоть какую-то надежду. Выдрохвостка была права, пахло как в поганом месте, но ещё хуже. Сейчас бы ещё начать разбирать в памяти запахи помётов, но всё же...
- Может это поганое место барсуков или лисицу? Хотя их "добро" совсем не так пахнет. Может, это поганое место Двуногих? - Черничке показалось, что она сказала глупость, но всё же. Запах ведь точно не лисий, и не барсучий. Не собачий тоже. Остаются только Они.
- Обшарим здесь все.
Чёрная послушно кивнула и пошла куда-то вперёд, за дерево. Она метала взгляд то в одно, то в другое место, пытаясь найти хоть что-нибудь. Взгляд на ветки куста, крону дерева...ничего. Земля, другой куст, крона другого дерева...Дальше! Куст, под ноги...
- Оцелотка! - крикнула чёрная, впившись глазами в отпечаток лапы на земле. Он явно был не размера котёнка, - Я что-то нашла. Точнее..кого-то.

Отредактировано Черничка (07-11-2018 14:27:01)

+2

18

Сердце в ушах стучало быстрее, чем кошка перебирала лапами, несясь следом за глашатой. Взгляд в панике скакал по всему, что попадалось на пути. Картинка сливалась в одно непонятное для Ласки месиво, но едва какой-то свежий отливающий золотом, пока не испачканный в осенней грязи лист мелькал на периферии, королева мгновенно оборачивалась, готовая тут же броситься к пропаже. Но нет. Ни следа пёстрых беспомощных комков шерсти. Глупая! Как ты могла их отпустить! Нельзя было выходить из детской ещё какое-то время, они же совсем ничего не понимают! Ком в горле душил, Ласка практически не осознавала, где они и куда направляются. Поиски были бесцельными для королевы, существовало лишь лихорадочное действие.
Страх тугим узлом связал желудок, давая кошке лишь изредка судорожно вдохнуть. Из-за паники она даже не сразу поняла, что отряд прибыл на место, и пробежала ещё несколько лисьих хвостов, прежде чем остановиться и с мольбой взглянуть на Оцелотку, словно всё зависело от неё. Сердце заходилось, истерика подкатывала, но королева каким-то чудом пока что выдавала свою панику лишь блестевшими от подступивших слёз глазами.
- Лисы умерщвляют свою жертву на месте.
Ласке поплохело. Эти слова, наверное, должны были её успокоить, но куда там. Королева попятилась, панически оглядываясь и пытаясь зацепиться за что-нибудь значимое для поисков. Едва ли от неё был прок в этом деле в таком состоянии. Если она не грохнется в обморок прямо сейчас, это уже будет большим успехом. Запах малышей воспринимался чутким материнским носом даже через вонь, которая стояла в роще. Они были здесь - но больше их нет. И куда они ушли, сказать было нельзя. Если они в чём-то испачкались, заглушив свой запах, мы их никогда не найдём. Даже если лиса до них не добралась, мои малыши погибнут от голода под каким-нибудь кустом, где редко ходят патрули. Ласка готова была выть от отчаяния и страха. Никогда кошка не отличалась холодной сдержанностью и умением хорошо контролировать свои эмоции. И сейчас ей было очень тяжело отвечать что-то Оцелотке, чтобы не сорваться.
Границ? Сердце упало где-то рядом с желудком. Глашатая и правда допускает, что малыши могли забраться так далеко? Чем дольше ищем, тем они дальше. Ласка пыталась дышать глубже, но воздуха будто всё равно не хватало. На негнущихся лапах она повиновалась приказу и двинулась прочь с полянки, где дети, видимо, последний раз играли. Вонь нещадно перебивала все другие запахи, и Ласка не могла поручиться, то ли это слабый запах Ясенницы, то ли фантом, сфабрикованный обезумевшим от паники мозгом. Ясенница, милая Ясенница... такая радостная, готовая на подвиги на пару с Берёзкой. Зачем же? А Пчёлка? По пятам за ними. Надеюсь, они хотя бы вместе. Предки милостивые, пускай они вместе сопят под каким-нибудь кустом! Мы должны их найти. Тупая боль в груди заставляла Ласку морщиться и дышать глубже, словно ей не хватало воздуха.
— Если бы кто-то, не отправил их за мхом, все было бы хорошо!
Королева поморщилась и боком привалилась к ближайшему дереву, не в силах сделать ещё хоть шаг. Она сама была виновата в этом. Виновата, что её дети сейчас где-то в лесу, испуганные, ничего не понимающие, как же это взрослые их бросили? О, предки, а если они у реки? Если снова попытаются плавать?
- Если бы я лучше следила за ними, - сокрушённо мотнула головой Ласка, голос охрип и больше не казался прежним мягким воркованием. Ей было тяжело, но разве могла она винить Щербатую, когда сама оставила детей без присмотра? Что ещё было делать целительнице, как не выпроводить малышню из палатки на полную поляну котов, где мать должна была их встретить? Хорошая мать заботится о своих детях. - Я должна была быть рядом, - последнее слово утонуло в судорожном всхлипе. Только она виновата в том, что сейчас малышам грозит опасность. Больше никто.
— Я что-то нашла. Точнее..кого-то.
Слишком страшно было развернуться и приблизиться к Черничке. Сознание рисовало самые ужасные возможности. Я должна быть сильной ради своих детей. Лапы скоро донесли королеву до щуплой ученицы, что-то разглядывавшей на земле. Сколько молитв Ласка успела прочесть известно одному Звёздному племени. Но под лапами Черничи были всего лишь следы. Королеве с трудом удалось понять, какое вообще отношение это может иметь к исчезновению котят.
- Свежий? Кто-то был здесь недавно... одновременно с котятами? - нехорошее предчувствие заставляло шерсть на спине медленно подниматься. Если бы кто-то из Речных - он бы немедленно доставил беглецов домой. Но кто ещё может оказаться так близко к лагерю? Разве кто-то мог унести троих котят из-под носа целого племени? Ласка готова была поверить во что угодно. Она остановила взгляд на Оцелотке, ожидая её слов. Что бы ни придумал её воспалённый мозг, сейчас она не могла ему верить. Глашатой - да.

+5

19

Утекающие сквозь подушечки лап как вода, секунды, отзывались сердечным барабаном в грудной клетке посылая болевые импульсы в голову - под черепную коробку, где они растекались, заволакивая сознание, мешая тем самым мыслить и рассуждать независимо от кипящих в душе эмоций. Каждый новый вдох свербел под ребрами, но эта боль как нестранно помогала не терять себя. Благодаря одним лишь болевым ощущениям внутри от уже признанного факта потери, Оцелотке удавалось хладнокровно оценивать ситуацию. И если бы не хвост, мечущийся по бокам от пятнисто-золотистого кошачьего тела, можно было бы предположить, что пропажа Ласкиных котят едва ли считается несчастьем для глашатаи.
Случись подобное лунами ранее защитный механизм сработал бы равно противоположно: на самом деле речной воительнице хотелось до одури драть землю когтями и истошно орать, обвиняя себя и всех вокруг в том, что малышня вообще так свободно ступила за приделы лагеря. Хотелось бы также свалить часть вины на глупых шерстяных комков, но дети всего лишь исполняли приказ старших, так что спроса с них не было от слова совсем.
С другой стороны, злиться на Яссеницу, Березку и Пчелку была куда как удобнее и легче, пока их не было рядом, потому как в обуявшем ее душу хаосе эмоций запросто было потонуть без возможности даже единого вздоха. И тогда спустя мгновение, Оцелотка вероятно стала бы бросаться на собственных соплеменников сыпля на их головы обвинение за обвинением, всецело отдаваясь губящему изнутри негативу, который в данный момент напротив всячески старалась подавить.
— Если бы кто-то не отправил их за мхом, все было бы хорошо!
Остро глянув на несдержанную Выдрохвостку, самка смерила ее оценивающим взглядом, в тайне даже позавидовав столь свободному выходу эмоций подопечной Тощей, которая все это время была рядом со своей ученицей. Оцелотка понимала негодование темномордой кошечки, но отворачиваясь, строго осадила ее, допустив в собственный тон невольную рычащую ноту:
- Осторожно с обвинениями, милочка! Щербатая ответит за себя перед Львинозвездом, если потребуется. Ни ты, ни я ей не судья. К тому же в лагере были другие старшие воины, которые не остановили малышей. Ты и сама заметила их исчезновение слишком поздно, - предчувствуя резкий ответ оруженосца на свое заявление, златошкурая предупреждающе взмахнула хвостом, не позволив той вставить слово. - В том нет твоей вины. Никто из нас не слышал что именно велела сделать малышне наша целительница. К тому же, прежде чем искать виноватого, сначала следует найти котят! - горящий взор бирюзы  снова перескочил на осиротевшую королеву. - Живыми и невредимыми, - она сказала это громко и как можно уверенней, следом обратив внимание на Черничку.
— Я что-то нашла. Точнее..кого-то.
Старшая ученица оказалась права. Находка определенно стоила внимания. Вот только что странного было в том, чтобы обнаружить отпечаток кошачьей лапы на территории, собственно, самих кошек? Мало ли кто здесь проходил. Учуять запах не удавалось из-за пропитавшей воздух вони. Однако было в этом что-то в корне неправильное. Отчего шерсть вздыбленная на загривке короткошерстной никак не желала укладываться обратно.
Первой мысли глашатаи высказала сама Ласка:
- Кто-то был здесь недавно... одновременно с котятами? - ее вопрос заставил Оцелотку резко вскинуть голову.
Картина складывалась не ахти какая.
- Если в их исчезновении виновны наши соседи или другие коты, - речная впилась когтями в землю, всем своим внешним видом показывая готовность порвать врага, покажись он на глаза ей в эту самую минуту. - Они очень дорого заплатят за свою наглость. Я тебе это обещаю.
Пробежка вдоль границ уже не казалась глупой идеей. А еще почему-то срочно захотелось расспросить о чужаках Крылатку, ведь Ассоль когда-то жила на территории Двуногих. Быть может, она что-то знает о других обитавших поблизости чужаках. Это следовало проверить.
А еще следовало признать тот факт, что котят в роще больше нет.
Значит они действительно пропали.
Следовательно кому-то придется отвечать за случившееся перед Львинозвездом.
Пятнистая могла бы воздеть глаза к небу в немом вопросе: "предки, за что?",  но ее на самом деле волновала судьба Ласкиных малышей.
- Пробежимся вдоль реки, затем прогуляемся на границу с Ветром, - полуприказной тон уже стал обыденностью среди ее соплеменников, потому кошка даже не обернулась на своих. - Как-то подозрительно мерзко все это пахнет.

+3

20

[indent] — Осторожно с обвинениями, милочка! Щербатая ответит за себя перед Львинозвездом, если потребуется, - Выдрохвостка уважала Оцелотку, не хотела подставлять Тощую, но сейчас она буквально поперхнулась эмоциями. - Что значит, если потребуется? - возмущенно остановившись, задала резкий вопрос ученица, вытянувшись в морде, - какую цену она сможет заплатить, если котят уже не будет в живых? Её же никто не спустит по реке за это! А отвечать перед Львинозвёздом, - Выдрохвостка закатила глаза. Да что сделает Львинозвёзд целительнице? Это не в его прерогативе как-то наказывать Щербатую. Иначе кто племя-то лечить будет? - толку от этого. В следующий момент Выдрохвостка оскорбленно замолкла, зыркнув острым взглядом в сторону Тощей. Явно кто-то пойдёт по приходу палатки чинить. И имя этого кого-то начинается на Выдро, а кончается на -хвостка. Неужели Оцелотка действительно верила, что наивные двухлунные котята будут использовать Щербатую как предлог для того, чтобы просто выйти из лагеря? Мыслимо и немыслимо, но будь Выдрохвостка постарше, уже бы усомнилась в компетентности Оцелотки. Рыба начинает гнить с головы. С другой стороны, Выдрохвостка понимала, что даже если Щербатая и виновата в пропаже котят, ничего ей не будет за это. Как с гуся вода.

[indent] - След совсем свежий и пахнет так, как и... вся провонявшая роща, - сморщилась Выдрохвостка, тряхнув головой. Она была крайне недовольна и возмущена, но ничего из этого не позволяло ей сидеть на хвосте ровно и не волноваться за котят Ласки, - а здесь ещё один. И уже другой, другая лапа. И как раз возле следов поменьше. Их действительно кто-то унёс, и эти кто-то - коты! Выдрохвостка потянула носом воздух, считая, что если вонь берёт начало в калиновой роще, то там и должна остаться. Но что-то как-то слабо рассеивался мерзотный запах,  а чем дальше двигался отряд, тем сильнее становился. И след вёл к реке. Они их что... утопили что ли?! Да быть такого не может! - они реку перешли! - поделилась своими догадками молодая кошка, оборачиваясь к Оцелотке и сталкиваясь небесно-голубыми глазами с бирюзовыми. Удивительно. Это какой наглостью нужно обладать, чтобы подойти так близко к лагерю, забрать котят и смыться... в прямом, прости Звездоцап, смысле, как ни в чем не бывало?! Чувствуя, как шевелится на загривке шерсть, Выдрохвостка хмыкнула в усы, прогулявшись в сторону реки по крупной, обмытой волнами и частенько выходящей из берегов рекой, гальке, приподнимая уши и пытаясь вслушаться в происходящее.
[indent] - А есть ли смысл? - дёрнув кончиком хвоста, задала вопрос Выдрохвостка, - если они действительно перешли реку, то она смыла все запахи. Это всё равно, что искать соломинку в птичьем гнезде. - кошка всмотрелась в видневшиеся за рекой территории племени Ветра, нервно покачивая хвостом. Как-то странно это выглядит. Да, к тому же, зачем ветрякам, если это действительно они, воровать их котят? Они что, совсем обезумели там на своей кроличьей диете? Своих не хватает?

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » речное племя » калиновая роща