У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
5.12 Поздравляем победителей голосования на почетного игрока и самых-самых! Как вы могли заметить, форум "приоделся" в зимний дизайн, а в игре наступил сезон Голых деревьев. Также были введены подарки и увлекательные квесты для племен. Следите за новостями, праздники уже близко!
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » любовь сжигает нежные сердца


любовь сжигает нежные сердца

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

и все завертится, петля закрутится
сначала стерпится, потом полюбится

http://sg.uploads.ru/aFyfj.png

вход в лагерь Ветра & ночь————————————————————————————————кладбище тупых подкатов

+1

2

В полночь боль ослабевает.
Только ненависть крепчает.
Суховей медленно царапал когтями подложенные травы в подстилке, впиваясь взглядом в глухую ночь. Тяжело заснуть после всех событий, еще тяжелее - когда ты проспал гребаные сутки и вернуть режим сна в нормальное состояние нужно еще постараться.  Лапы чесались и болели, глаза слезились цап-знает-от-чего. На лагерной полянке светилась Воробейница и сверлила своим присутствием мокрые глаза. Он уже казалось бы и позабыл, но нет, ни в коем случае, это никогда не оставит его в покое. Вот она, папочкина любимица. Примерная воительница. Вей бы с радостью проверил, насколько Звездопад хорошо ее обучил, по всем бы атакам прошелся, каждый удар бы проверил. Если все, что она сможет показать - это уровень умеющей далеко скакать и коготочками угрожать, то нет папочке прощения за все эти бесконечные тренировки.

Он всматривался в ее шерсть, в каждую мелкую полоску, пытаясь выяснить, что же Звездопада так в ней привлекло, что он ту в ученицы к себе забрал (а ведь мог на три луны раньше наставником стать, но не стал). Казалось бы, вообще никакая, просто болтливая и громкая прохвостка, от таких только уши отводить. Или может быть Звездопад всегда хотел собственную дочь? Дочь, а не сына? Эта случайно закравшаяся в голову мысль сводила с ума - разве может чертова способность к выделению потомства иметь для него такую значимость?
А если действительно может?

Это слишком походило на правду, чтобы от этой мысли (пусть и глупой) не отвязаться, логично и болезненно, несправедливо, обидно. Куча тупых слов и гадостей, которые мог бы Суховей сказать отцу сгущались внутри собственного тела или других сосудов где может все это сваленными кучами храниться. Но больше всего его раздражало то, что отец был действительно счастливым из-за этой дурочки. Вей не знал наверняка, но имел достаточно сильный эмоциональный порыв, чтобы подозревать отца в этом. Как же убого. Глупо и мерзко.

Но он же вполне может все это прекратить? Отнять у отца, присвоить себе?
Никто не запретит.

Мы становимся свободней на изломе двух ночей.
Суховей окидывает взглядом спящего целителя, преодолевая мелкие расстояния через тяжело подавляемую боль. Казалось, что ничего не может быть сильнее в принятии решений кроме этого тупого ноющего тела, а вот нет, нашлось же.

- Воробейница, - имя все еще неприятно-скрипело-на-языке, как Звездопаду только удалось такое выдумать, - нужно проверить собак в округе, я слышал подозрительные звуки, - Суховей заострил взгляд на рыжей, прикрывая веки в попытках скрыть свое пренебрежение, - идем со мной. Прикроешь, - морда вся расплывалась в непонятной гримасе. Суховей не умел любить, не умел быть добрым, зато командовать умел. Видимо, легче скрывать свои эмоции, чем стараться их под чужие подгонять.

- Звездопад не будет против, ты выполняешь свой долг перед племенем, - супер-обязательный повод. Если ее и это не убедит, придется угрозами разбрасываться.

Отредактировано Суховей (27-11-2018 22:22:59)

+1

3

Долгий день, один из первых с новым именем. Удивительно, но Воробейницей кошка стала ощущать себя чуть иначе: спокойнее, увереннее, незыблемее. Рыжая знала, что у нее было непростое, но очень многообещающее ученичество, и что каждая неудача, каждый синяк, поставленный на тренировках со Звездопадом, каждый неудачно пойманный кролик, из-за которого рыженькая брюхом проходилась по твердой земле - все не зря.
Хочется надеяться, что однажды то унижение станет лишь очередным этапом, уроком, который тоже, наверное, был не зря. Хочется верить, что ее перестанет выворачивать изнутри каждый раз, когда она прикрывает глаза перед сном, или - не приведи предки - случайно касается кого-то. Вот и после бдения, отсыпаясь с ребятами в уже новой, воинской палатке, Воробейница едва не подорвалась, когда во сне поджалась к соседу - вскочила так, что даже не разобралась, чей бок согревал её сон, а просто пулей вылетела из палатки, да так и сидела на поляне, дожидаясь наступающей ночи в неприятном, болезненном бодрствовании.
Взгляд касался палатки Звездопада, возвращался к нему снова, снова и снова. Прошли уже сутки с момента посвящения, а предводитель и словом не обмолвился со своей бывшей ученицей - признаться, Воробейница к такому не привыкла. Последние полгода она изо дня в день слышала приказы, упреки, довольство или спокойные советы из уст предводителя, который все-таки находил время на воспитание будущей воительницы, а потому нынешний вынужденный нейтралитет заставлял её беспокойно перебирать лапами в полумраке, наступающем с запада.
Ведь обязательно наступит момент, когда Звездопад снова заговорит с ней. И Воробейнице придется стойко...
— Воробейница, — загривок вихрем приподнялся, и кошечка резко уставилась широко раскрытым взглядом на облик кота, до смешного похожего на предмет её угрызений и беспокойства. Моргнув дважды, юная воительница насильно пригладила шерсть, — нужно проверить собак в округе, я слышал подозрительные звуки, — в каждом голосе Суховея сквозил холод и открытое пренебрежение, но Воробейнице, в общем-то, было почти плевать.
Звездопад хорошо обучил её и в этом.
- Идем со мной. Прикроешь, — раскомандовался сын предводителя, но Воробейница, к своему удивлению, уже поднялась. Да, слушаться Звездопад тоже вышколил, однако не сумел убить в ней зерно язвительности и любопытства.
- А ты уже патрули водишь? - так, между прочим, почти без издевки и почти буднично поинтересовалась Воробейница с хорошо скрытым сарказмом. В целом, её обрадовала перспектива убраться куда-нибудь подальше и занять лапы - и голову - делом.
— Звездопад не будет против, ты выполняешь свой долг перед племенем, - она фыркнула в ответ Суховею, упрямо нагоняя кота и шагая почти вровень.
- Он будет против, если меня потреплет собака. Хочется верить, ему ценно то, во что он вложил шесть лун своей бесценной жизни, - плохо скрытая издевка, плохо скрытая обида, но пусть Суховей думает, что пожелает: как бы ни обижалась Воробейница, на преданность племени и послушание указаниям предводителя это не скажется никогда.
- Где ты слышал собак? - навостряя уши в ночную тишь, негромко поинтересовалась рыженькая, когда они вышли за пределы лагеря.

+1

4

Благо, Воробейница не была против его амбиций и это не могло не радовать. Возможно, кошечка просто устала за день и все разговоры в эту ночь окажутся легкими и приятными. Вей расслабил мышцы и с чувством удовлетворения двинулся вперед. А она тем временем говорила о ценности своей жизни в глазах Звездопада. Надо же, какой он оказывается чуткий и заботливый кот.

- Звездопаду-то? - усмехнулся воитель, остановившись и присев (далеко с приподнятой лапой не пройдешься), - впервые слышу, чтобы Звездопаду было что-то ценно, - сдавленно ответил кот, медленно поднимаясь и снова продолжая путь. Он старался особо не задерживаться на месте. Нагрузка, распределяемая на мышцы при такой ходьбе, была слишком великой для ослабевшего воителя, но, как кот идейный, он не мог позволить себе зацикливать внимание на своих испорченных конечностях.

Суховей быстро прикинул самые красивые на вид места для подобного рода встреч. Звездочки-цветочки. Это же кошки любят?
- В стороне люпиновой поляны, - кивок в сторону и шаг, казалось, стал еще медленнее.

- Видела, как он удирал с посвящения? Дела племени для него гораздо важнее какой-то возни и заботы. Уж поверь, я знаю. Выпустил кого-то в жизнь и можно забыть навсегда. Притвориться, что ты не имеешь к своему творению никакого отношения, - Вей снова остановился, наслаждаясь приливающей к конечностям кровью. О папочке он мог говорить долго, хоть целую ночь, только повод дай. Ему конечно с одной стороны было противно, что он уделяет отцу столько внимания, но с другой он просто не мог сдерживаться, слишком много слов накопилось рядом с его именем за все эти луны.

- Ты умная кошка, Воробейница. Не позволяй таким, как он, испортить себе все удовольствие от жизни, - наверное единственный неподдельный совет, единственные искренние слова из уст Суховея. Он был бы рад, если бы кто-нибудь ему это сказал в более юном возрасте (впрочем, вероятнее всего, это все равно бы ничего не изменило).

Воитель снова поднялся на лапы, из последних сил ковыляя до места назначения.
- Извини за слова после посвящения, - коротко и ясно, ничего более. Тем не менее говорить такое тяжело и Вей боялся представить, сколькими еще внутренними радостями ему придется пожертвовать ради этой всей авантюры. Вроде бы они только вышли, а сил уже как будто бы и нет - ни моральных, ни физических. А еще люпины отцвели. Звериный помет.

+1

5

Шаг палевого замедлился, и Воробейница не без интереса скосилась на его раненую лапу, задумчиво щуря глаза. После взгляд вскользь пробежался по потрепанным бокам и загривку, и медленно идеализированная картинка первого боевого патруля стала давать трещину, разрываясь на кусочки нескладного пазла: это зачем вдруг раненый соплеменник, попавший под лапы чудища после побега от собаки вдруг решил отправиться проверять, не бегает ли где-то еще одна?
Но даже это меркнет и бледнеет по сравнению с тем фактом, что Полуночник никогда и ни за что не отпустил бы раненого бойца патрулировать в ночь.
Припомнились язвительные слова Суховея в момент посвящения, и кошечка отвела лисий взгляд в сторону темного горизонта.
Ах ты хитрый ты бурундук.
- Впервые слышу, чтобы Звездопаду было что-то ценно, - оказывается, не только для Воробейницы тема Звездопада - болезненная. Кошечка привыкла видеть в Суховее странного, замкнутого соплеменника, но никогда не могла сопоставить два образа как отца и сына. Звездопад, все это время обучавший будущую воительницу, был отцом Суховею, а некогда - и при мыслях об идеализированном прошлом поперек горла встал горький ком - был другом для матери кота, который шел сейчас с Воробейницей в ночь, непонятно зачем, гонять невидимых собак.
Звездопад, её наставник и... возлюбленный? был отцом этому замкнутому, колкому коту, и явно справился с этой ролью не лучшим образом. Суховей неприкрыто ненавидел своего родителя, и этот факт по совершенно неясной причине огорчал Воробейницу: она испытала давящую жалость к ним обоим.
- Он был... хорошим наставником. Какими бы ни были его методы, его... жесткость, он всегда был справедлив ко мне. Научился не бояться воды, - как нечто сокровенное, признала последним фактом Воробейница, краешком губ улыбаясь воспоминанию. Нет, все-таки Звездопад - редкостный мерзавец, раз посмел окунуть в воду маленького, наверняка невероятно миленького котенка в лице Воробушки в воду. В самый первый день.
Люпиновая поляна. Вот, значит, куда понеслись стаи невидимых псов. Подыгрывая Суховею и на всякий случай оценивая свои силы против этого непонятного ей воителя, Воробейница заносчиво и смело приподняла подбородок: нет, она его не боится.
А соплеменника как прорвало. Кошка слушала палевого, сочувственно отводила взгляд и переваривала последнюю, сильную фразу:
- Притвориться, что ты не имеешь к своему творению никакого отношения, - и стало как-то горько. За эти сутки Воробейница пережила гамму эмоций от гордого безразличия до удушающих слез, и окончательным было именно это чувство: отречения. Неужели она настолько ошиблась, предлагая - умоляя - Звездопаду всю себя, что он попросту видеть её не хочет?
Больше. Совсем.
Юная воительница остановилась на шаг дальше Суховея, оборачиваясь к нему через плечо. Они уже почти пришли к той самой полянке, где будут искать тех самых собак, но кот, устало шагающий на трех лапах, мог только надеяться, что настоящих собак по иронии судьбы здесь не объявится.
— Ты умная кошка, Воробейница, - совершенно опровергая свои слова на посвящении, неожиданно искренне мяукнул Суховей. Рыжая не спешила ему верить, но перебивать не стала, немигающим взглядом требуя продолжения.
- Не позволяй таким, как он, испортить себе все удовольствие от жизни, - мать его Степь, неужели он следил за ними тогда... в последние часы ее ученичества? Как, звездоцап его дери, он смог понять её настолько близко, что поджилки затряслись в неясном чувстве тревоги?
Совершенно добивая собеседницу, Суховей извинился, и кошка тихо, хрипло рассмеялась.
- Удивил, - тряхнув головой, признала рыжая, отчего-то ощущая себя хозяйкой положения и чуть вытягивая шею.
- Я тебя, может быть, тоже удивлю, но никакими собаками тут не пахнет, - Воробейница остановила смеющийся взгляд на Суховее, добивая его острыми, чеканными фразами: - нигде. Совсем.

+1

6

Удивил?
Глухой рык, словно бы его раз - и раскусили во всем.
Но одного взгляда на Воробейницу хватит, чтобы понять, чего-то внутреннего-тайного он все же коснулся. Правда, чего именно, Вей не понимал, он был глух к чувствам других, и вполне возможно, что он действительно просто выглядит по идиотски в этот самый момент, а ей действительно просто искренне смешно от этого. Он бы и сам посмеялся над таким усатым трехногим убожеством, если бы был здоров и полон сил, как несколько дней назад.

- Нет, я определенно слышал их с этой стороны. Просто не дошли. Идем дальше, к ферме, - Вей вздернул подбородок, якобы уверенный в своей правоте, и двинулся вперед, готовый уже сам поверить в свои слуховые галлюцинации.

- И часто ты теперь купаешься? - старательные попытки подавить свою привычную колкость (с языком уже срослась, изжить - невозможно, только притвориться, что ее и не было вовсе). Усталость брала верх над котом и оттого голос его выравнивался, переставая блистать какими либо оттенками, это помогало. Вопрос воды все еще стоял колом и Вей не оставлял попыток доставать все новые варианты развития событий из своей головы, уже успев и по Речному племени пройтись и по скрытым подземным водам пробежаться. Вот бы узнать что-то про тот день, хотя бы подсказку выловить, и уже можно считать, что все не зря.

Все не зря.

- Звездопад небось к войне с Речным племенем готовится? - все не туда. Вей понимает это слишком поздно, от намеченной цели его уже давно унесло, стоило только про отцовским грехам пройтись. Воитель снова по приказу своего тела останавливается и ждет, пока боль утихнет. Им бы присесть и отдохнуть на какое-то время, вдвоем, чтобы совсем все хорошо было, но для этого нужен отдельный повод.

- Пригнись, - кот припал к земле, хвостом пройдясь по рыжей спинке рядом, подстрекая повторять за ним. Носом он указывал на движение впереди, и действительно - кто-то в траве суетился, возможно добыча, возможно шпион. Не сказать, что это было чем-то из ряда вон выходящим, по территории много ночных зверушек бегает, но Вей сверлил глазами именно этот участок, всем своим видом показывая, что это явно нечто большее, чем просто затерявшийся мышонок.

+2

7

Рыжей очень хотелось бы думать, что она вся такая проницательная, и раскусила своим хитрым лисьим взглядом Суховея как мышиную косточку. Однако тот, хоть и слегка стушевавшись, стоял на своем, и Воробейница заинтересованно качнула хвостом.
полон сил, как несколько дней назад.
— Нет, я определенно слышал их с этой стороны. Просто не дошли. Идем дальше, к ферме, — сын предводителя в очень знакомом жесте дернул подбородок вверх, и кошечка, едва слышно фыркнув себе под нос, пошла следом.
Нет, ну а вдруг и правда собаки?
Да и не спалось, честно говоря. Словно новая должность до сих пор была не по размеру юной воительнице, и мешала спать, как тугая, колючая подстилка. А тут - приключение.
- Ну пошли, пошли, - заговорщицки пробормотала рыжебокая, ступая следом за старшим котом.
- На ферму они, должно быть, и пошли на ночь-то глядя.
— И часто ты теперь купаешься? — немного странный вопрос, а шерстка все же пошла дыбом от мурашек: одно только воспоминание о воде сворачивало желудок в узел и вызывало тошноту. Вода. Что может быть мерзостнее?
Даже все попытки предводителя примирить её с ненавистной стихией не дали Воробейнице уверенности от ощущения отвратно-мокрой шерсти и тягучей, тянущей вниз воде.
- Нет, конечно, - фыркнула Воробейница, невольно содрогнувшись всем телом - так, как собаки отряхиваются после купания.
- Хуже этого ничего не бывает, поверь мне, - доверительно заявила кошка, морщась: хуже только когда тебя отвергают, унизительно и надменно.
А так да, конечно, вода хуже всего.
— Звездопад небось к войне с Речным племенем готовится? - какие странные вопросы. Неужели Суховей думает, что его отец делился с ученицей такими далеко идущими планами? Неужели Суховей правда думает, что Звездопад хоть во что бы то ни было ставил свою подопечную?
Он даже не захотел меня как кошку.
— Пригнись, - пригнулась прежде, чем сообразила, наученная послушанию. Пригнувшись в высокой, приснеженной траве, кошечка прижала уши и чуть вытянулась.
- Что?.. - она чуть слышно ахнула, поднимая уши на шум. Собака? Мать ее, неужели собака? Потрясенный взгляд медленно коснулся палевой мордахи, и Воробейница будто бы посмотрела на Суховея как-то иначе. Как будто он... ну, правду сказал, что ли?
- Я не вижу!.. - почти в панике шепнула рыжая, вдыхая ртом морозный воздух в попытках различить хоть какие-то запахи. Взволнованно метнувшийся хвост подмел землю и шлепнул по задней лапе Суховея - совершенно случайно, конечно, но стало как-то неловко.

+1

8

- Тише, да успокойся ты, - протянул Суховей, поглаживая ту хвостом по спине, тут же прошипев и свернувшись в клубок из-за удара по лапе.

Дерьмо лисье.

Лапа болела как никогда раньше, Вей тут же возненавидел эту ночь и эту рыжую, уже желая оставить всю свою затею и вернуться в лагерь, задней лапе определенно там было лучше. На кого вообще он тратит время? Любой оруженосец знает, что перед добычей или, тем более, опасностью, надо молчать и за хвостом следить. Гневу Суховея не было предела, неужели Звездопад не смог научить ее таким элементарным вещам? Зато воды не боится, зашибись, самая нужная вещь в жизни.

Кот перевернулся на бок, всматриваясь в теплые зеленые глаза возвышавшейся над ним фигуры.
Останавливаться на полпути как-то не особо хотелось.

- Сияешь, как те звезды над тобой, - выдал и зажмурился от нового прилива боли и этих дотошных слов, - надеюсь, не привлечешь к нам лишнего внимания, - уже более живым голосом добавил воитель, все еще оставаясь лежать на земле.

- Если бы там была собака - уже бы сгрызла. Ночью надо быть осторожнее, - проакцентировал Суховей, надеясь, что новоиспеченная воительница поймет свои ошибки. Сдерживаться становилось с каждым разом труднее, сможет ли он дожить до конца этой прогулки? Где-то внутри подавленным месивом лежали очерненные выражения - только до глотки поднимутся и блевотню поганых фраз не остановить уже будет. Суховей вонзал и вытаскивал из земли когти, представляя под ними все самое ненавистное, пытаясь таким образом снять напряжение. Подняться с земли было проще простого, но воин нарочно строил из себя избитого, чтобы Воробейница взяла на себя ответственность за свою случайность.

- Ты просто не представляешь, не боишься. Как Шип. От этой твари только убегать, драться бесполезно. Твой голосок ее сразу привлечет. Один шорох - и ее зубы на твоем загривке, - Суховей поморщился и полным воспоминаний взглядом посмотрел на воительницу, - хуже этого ничего не бывает, поверь мне.

- Даже не знаю, - задумчиво и протяжно, - стоит ли нам с такими успехами двигаться дальше? Кажется, собаки найдут нас быстрее, чем мы их.

Отредактировано Суховей (02-12-2018 19:40:07)

+2

9

Он попытался успокоить разволновавшуюся спутницу, и Воробейница почувствовала, как под чужим, неожиданным прикосновением кожа идет мурашками. Наверное, после почти близости со Звездопадом каждое вот такое прикосновение от самца окрасится своей ассоциацией.
Тем более - и Воробейница нервно улыбнулась, облизывая сухие губы - от сына Звездопада.
Передернув плечами и чуть угомонившись, рыженькая недовольно ерзая от своей оплошности: из-за шлепка хвостом по лапе Суховей, очевидно, испытал нехилую такую боль, раз скривился, словно лебеды наелся. Виновато потупившись и упрямо отводя взгляд, как нашкодивший щенок двуногих, Воробейница была готова поклясться, что ей послышалось:
— Сияешь, как те звезды над тобой, — резко, до ломоты в шее кошка повернулась к соплеменнику и приоткрыла рот, потрясенно щурясь. То есть эта невероятная собака так удачно привела их на звезды полюбоваться?
Не то что бы Воробейница была против...
Или была?
Внутри свился мерзостный змеиный клубок, будто бы она сейчас сотворила что-то гадкое, что-то такое, что причинило бы Звездопаду боль.
И как бы рыжая ни обижалась на бывшего наставника, его боль отозвалась бы юной воительницей троекратно.
- Надеюсь, не привлечешь к нам лишнего внимания, — уже более живым голосом добавил воитель, все еще оставаясь лежать на земле, и рыжая усилием воли перевела взгляд с искаженной болью морды к раненой лапе.
— Если бы там была собака — уже бы сгрызла. Ночью надо быть осторожнее.
- Спасибо, конечно, - в тон Суховею ответила рыжая кошка, - но учить меня больше не надо.
Видимо, в вашем роду коты имеют такие назидательные склонности. Позёры.
— Ты просто не представляешь, не боишься. Как Шип. От этой твари только убегать, драться бесполезно. Твой голосок ее сразу привлечет. Один шорох — и ее зубы на твоем загривке, — Суховей поморщился и до ужаса странным взглядом посмотрел на воительницу, — хуже этого ничего не бывает, поверь мне.
Шерстка снова пошла дыбом - должно быть, от холода. Почему-то ощущения, которые пытался передать Суховей, до боли напоминали Воробейнице собственные эмоции и страх перед водой.
А собака... видела она как-то пса: мелкого, неуклюжего, совсем еще котёнка. И представлять, как этот комочек вырос в зверя, готового порвать и способного сотворить страшное, не хотелось.
- Я рада, что ты в порядке, - честно мяукнула рыженькая, приподнимаясь чуть выше из высокой, чуть приснеженной травы: ну, собака, конечно, выдуманная - но мало ли, там кролик? Что-то же шуршит!
— Даже не знаю, — задумчиво и протяжно, — стоит ли нам с такими успехами двигаться дальше? Кажется, собаки найдут нас быстрее, чем мы их.
- Ой да брось, - шутливо скривилась кошка, глядя на Суховея с заметным лисьим прищуром.
- Какие тут собаки, да еще в такой час? Я думаю, это мыши пошуршивают, запасы готовят. Тебе настолько не спалось в лагере, что решил подышать свежим воздухом в моей компании? - нет, ну а что? Он-то позволяет себе нападать на Воробейницу и критиковать её воспитание, пусть вот того же хлебанет.

+1

10

Суховей вздернулся, - настолько сильно его озадачил этот вопрос. Как же не хотелось признавать, что ему нравится тратить на Воробейницу время, хоть убейся, все равно что ниц перед злейшим врагом пасть и живот подставить, - противно, слова тошнотой к гору поднимаются.
Но с другой стороны
он же к этому и шел?

Суховей резко зажмурился, словно от боли, отворачиваясь от кошки.

- Племя нуждается в надежной защите и обороне. После произошедшего сложно спать спокойно, нужно каждое мгновение быть начеку. Были бы мы внимательнее - никакой бы истории с кишками не случилось. Не нужно делать вид, словно бы ничего не произошло и жить как прежде, - с каждым словом кот медленно приподнимался, проклиная соплеменницу за равнодушие и отстраненность, - ты же тоже живешь в этом племени, неужели не волнуешься? Представь, если бы мы не нашли собаку вовремя - она могла бы добежать до лагеря, разорвать первое попавшееся беспомощное существо. Теперь, когда мы знаем, что может случиться, надо решать, что с этим делать, - Суховей размял плечевые мышцы, чувствовать себя в предводительской шкуре доставляло неимоверное удовольствие, ощущение своей важности и нужности, словно бы он именно для этого и был рожден. На момент он представил себя на месте Звездопада, а Воробейницу - как своего будущего глашатая, уже намереваясь раздавать приказы об укреплении палаток и учащении патрулей.
- Знаешь, ты была бы отличным глашатаем, - усмехнулся тот. Несмотря на всю ветренность этой кошки, картинка в голове смотрелась действительно неплохо, - Никогда не думала об этом?

Кот окончательно приподнялся и сел напротив воительницы.

- Знаешь, почему я решил пойти с тобой? Потому что ты, Воробейница, - кот ткнул передней лапой кошке в грудь, - отважная. Даже воды не боишься. Таких котов не хватает в нашем племени.
Совсем близко, совсем рядом.
Эту энергию можно почувствовать, когтем провести по ней, но никогда - совладать.

- Да и на самом деле
весьма приятная ночь.

- резкий поворот в сторону.
Тошнота.

Отредактировано Суховей (07-12-2018 15:21:45)

+1

11

Суховей был странным. Непонятным, немного пугающим, но вызывающим непомерное любопытство.
А еще Воробейнице, конечно, льстила даже минимальная, существующая на затворках сознания мысль, что она, кажется, ему привлекательна. После поражения на фронте Звездопада где-то в глубине юной рыжей души такое внимание было попросту необходимо, и усилием воли новоиспеченная воительница припрятала все свои колючки и острый язык, оставляя Суховея хозяином положения.
В конце-концов, она на протяжении всей этой долгой, холодной ночи умудрилась почти не вспоминать предводителя, запирая болезненные мысли где-то далеко-далеко.
- Ты же тоже живешь в этом племени, неужели не волнуешься? Представь, если бы мы не нашли собаку вовремя — она могла бы добежать до лагеря, разорвать первое попавшееся беспомощное существо. Теперь, когда мы знаем, что может случиться, надо решать, что с этим делать, — ситуация с псом и речными котятами отразилась на Суховее едва ли не больше, чем на всех остальных соплеменниках, и Воробейница в который раз за этот вечер с сожалением покосилась на лапу кота, доставлявшую ему немалый дискомфорт.
Да и вообще, воителя ведь лапы кормят, защищают. Страшно, наверное, хотя бы на секундочку допустить мысль, что останешься калекой.
- Ты поступил храбро, защищая этих несмышленышей. В конце-концов, так велит воинский закон, да и... - замялась рыжая, обвивая хвостом озябшие лапы, - ... жалко их. Нет, ну представь: собака! - округлила глаза кошка, представляя, чего натерпелся Суховей, уводя эту зверюгу от соплеменников и речных малышей.
— Знаешь, ты была бы отличным глашатаем, — кошечка с удовольствием вздернула ушки, пряча улыбку. Даже спинка как-то вытянулась, едва она ощутила себя в шкуре правой лапы предводителя.
Какого-нибудь другого предводителя.
— Никогда не думала об этом?
- Нет, - облизнулась рыженькая, медленно уводя блестящий взгляд на горизонт, - я думала, что когда-нибудь точно стану предводительницей, - хитро мяукнула кошка, скрывая в голосе смех. Горизонт заслонила фигура Суховея, близкая до непривычного. Усилием воли оставшись на месте и не попятившись назад, Воробейница чуть приподняла голову на сына предводителя, с трудом не вспоминая близость с его отцом.
— Знаешь, почему я решил пойти с тобой?
Как же вы похожи!
Желто-зеленый взгляд медленно рыскал по палевой морде Суховея, с надеждой, удивлением и хорошо скрытым разочарованием замечая такие похожие черты.
- Потому что ты, Воробейница, — кот ткнул передней лапой кошке в грудь, и она приподняла брови, ожидая очень важную фразу, — отважная. Даже воды не боишься. Таких котов не хватает в нашем племени.
- Да. Воительница племени Ветра, - как же приятно звучит! - не имеет права быть какой-то другой, - мягко мяукнула рыженькая, ощущая волнение где-то в солнечном сплетении. Он близко, очень. Неужели заигрывает? Неужели на что-то претендует?
Страшно, что в голове так и не сформировалась окончательная мысль о том, как сама Воробейница относится к такому...
... свиданию.
— Да и на самом деле весьма приятная ночь.
Под тихий смешок рыжая едва не повелась на импульс. Порыв, который диктовало ей врожденное безрассудство, вспышка желания перекрыть унизительные воспоминания простым теплым касанием плеча к плечу.
Конечно, Воробейница даже мысль не пропустила о чем-то большем. Даже не подумала, что вот сейчас, так скоро, может появиться кот, которого она захочет допустить настолько близко, как пыталась подпустить Звездопада.
Но для рыженькой было приятным, всепоглощающим осознанием то, что Суховей, кажется, сам идет ей навстречу.
Представляете, как ошеломляло это Воробейницу после такого страшного отказа предводителя?
Мы молчим слишком долго?
С сомнением поднимая взгляд на Суховея, рыженькая боялась шевельнуться. Сделать лишнее движение, или сказать что-то невпопад - что-то,  о чем может потом пожалеть. Наверняка сын предводителя видел её внутренние метания.
- Весьма... приятная, - чуть пожав плечами, не смогла не признать Воробейница, не умея флиртовать вот так вот намеренно. Она простовато сощурилась и улыбнулась, чувствуя, что зрительный контакт теряет былое напряжение.
- Так, если мне быть глашатой... неужто у тебя, а, Суховей?

+2

12

В этом мире все еще было мало благодарности за поступок Суховея, воитель собирал ее по маленьким кусочкам и все еще злился, что в его коллекции их так мало. Воробейница была кстати - воин принял похвалу как должное, оценив разве что внимательность этой кошки к подобным вещам. Несмышленыши - как верно подметила, - усмехнулся кот, решив называть все остальное племя Ветра с этого момента именно так.

И эти слова про "не имеет права" - все верно, так бы каждому оруженосцу говорить с первых лун, напоминать, что прав у него, вообще-то, кроме единственного "быть лучше во всем" - нет и быть не может. Может тогда бы новое поколение и создало из себя самого великое племя, которого достоин лес. Суховея правда бесило, что все эти дети могут выше, быстрее и сильнее, просто не хотят, просто их головы забиты какими-то тупыми посторонними вещами.

Но неужели эта легкомысленная Воробейница не такая уж и дурная?

Она выглядит странно - разгадала замысел? Не сработало? Суховей думает, что все уже в Звездоцаповы бездны от него ушло, как тут рыжая выдает ему положительный ответ, да еще и так неожиданно и кротко, что кот опешил, не понимая, что дальше с этим всем делать. Но мысли о ее глашатайстве снова язык развязывают.

- А ты хотела бы? - надвигается, скаля зубы в улыбке и вглядываясь в желто-зеленые глаза.
- Я же буду очень требователен, - ставит лапу у самого бока, переступая все личные границы, едва касаясь своим носом чужого. Все это превращалось в какую-то странную новую игру - какие-то проростки власти, гребанного желания просто посчитать что-то своим заставляет кровь быстрее бежать, когти в землю вонзать, представляя под ними рыжую шерсть. Новые способы унижения, новые способы причинить отцу боль. Эмоции напротив ему все еще неясны, он даже не пытается в этом разбираться, плюет на всю возможную нелогичность своих поступков.

И резко отстраняется.

- Лучшее племя в лесу, Воробейница, с котами, которые не жалея себя отдают свои жизни на служение. Слишком много лишних мыслей, лишних забот, лишних нравоучений, которые мешают глядеть в корень. Вот Соболь - неужели станет предводителем и все так же будет гневаться из-за грубостей к своим ушам? Лично я был рожден не для того, чтобы прикрывать его недостатки, - воитель глубоко вздохнул, отводя взгляд к покрытому мраку небосводу, - а мы введем новый устав, новые клятвы, чтобы прививать воинский дух с рождения. Сделаем легенды былью, сам ветер нам служить заставим. Надо просто заставить всех вспомнить, каким должно быть настоящее племя котов-воителей, - кот всматривался в далекие звезды над головой, и казалось, что всего пара слов, пара усилий заставят их отцепиться от млечного пути навсегда, освободив котов от глупых верований и надежд. Кот серьезно посмотрел на рыжую спутницу, совершенно не веря словам, что прозвучат мгновениями позже.

- Ты же разделишь со мной этот путь? Когда представится возможность.

Отредактировано Суховей (09-12-2018 02:14:30)

+3

13

Медленно, словно постаравшись почти незаметно выдать небольшую тревогу, Воробейница переступила передними лапами, почти прижимая подбородок к грудке: пятиться гордость не позволяла, но близость слишком тревожила.
Еще и разговоры такие... Нет, конечно, все воители - ну, почти все - мечтают дослужиться до глашатая и однажды получить от предков дар девяти жизней и звездное имя, но почему-то именно сейчас, находясь тут с сыном своего бывшего наставника, рыжая ощутила прилив стыда. Быстрый, мимолетный и безжалостный.
Но ведь они говорят не о смерти Звездопада, нет-нет.
Я бы никогда... и ни за что!
— А ты хотела бы? — а тут Суховей: надвигается на нее с лисьим оскалом, улыбается - и даже непонятно, что страшнее и неестественнее выглядит. Кошечка пошла в ответную, ведь лучшая защита - нападение, и сощурила желто-зеленые глаза, отвечая ему в полной мере.
- А почему нет, - залихвацки хмыкнув, мяукнула Воробейница, мысленно про себя уточняя: это просто амбиции и так, языками потрепаться.
Я никому и никогда не позволю причинить боль моему предводителю.
"Только если сама не захочешь",
- подсказал внутренний голос, и Воробейницу пробрало до дрожи.
— Я же буду очень требователен, - угрожал ей Суховей, и было как-то легко поддерживать этот тон, ведь дальше игры и фантазий такие разговоры никогда не дойдут.
- Будешь слишком требователен - и племя взбунтуется, и предводительницей выберут меня, - наступая на лапу вперед, будто пытаясь морально надавить на Суховея и как-то снять его груз с плеч, Воробейница клацнула перед носом самца мелькнувшими в темноте белесыми зубками, и ухмыльнулась. Нет, ну а что? Она весь вечер позволяла ему командовать, надо уже как-то восстанавливать свое положение.
Что дается с трудом, когда одно касание лапы у бока заставляет едва ли не подорваться, и рыжая просто не позволяет себе представлять, как они смотрятся со стороны.
Из всех котов племени ты решила поиграть с Суховеем?
Серьезно?

Как легко было успокаивать себя тем, что это всего лишь игра, и сын предводителя это прекрасно понимает.
Потому что если нет - лучше бы рыжей бежать домой да поскорее.
— Вот Соболь — неужели станет предводителем и все так же будет гневаться из-за грубостей к своим ушам? Лично я был рожден не для того, чтобы прикрывать его недостатки, — Суховея понесло чуть дальше, и Воробейница сощурилась, предупреждающе качнув хвостом: он что, всю верхушку решил перебрать?
- Я бы не хотела поднимать такие темы, - негромко, но вполне отчетливо мяукнула кошка, но Суховей уже ушел дальше.
- А мы введем новый устав, новые клятвы, чтобы прививать воинский дух с рождения. Сделаем легенды былью, сам ветер нам служить заставим. Надо просто заставить всех вспомнить, каким должно быть настоящее племя котов-воителей, — кошка молчала, потрясенным прищуром впиваясь в спину амбициозного воителя.
Вот сейчас, в данный момент, под звездами и в импровизированной интимной обстановке Суховей показал какую-то сокровенную часть себя, и отчего-то Воробейнице стало почти неловко. И стало бы, если бы она не вслушивалась потрясенно и неверяще, в слова воителя, который не просто хочет достичь чего-то в этой жизни, прославив свое имя - собственно, как это хотела сделать ученица предводителя.
Он хочет привести свое племя к величию. И теперь это не просто смешливые разговоры.
Поймав серьезный взгляд Суховея, Воробейница, погрузившаяся в свои мысли, чуть приподняла подбородок, словно готовая встретить что угодно из уст сына предводителя.
— Ты же разделишь со мной этот путь? Когда представится возможность.
Медленно качнув подбородком, рыжая кивнула, подметая снег размашистым и медленным движением хвоста.
Почему-то она не верила, что всё может зайти так далеко.
А прославить племя - разве плохая мечта для воителя?
- Да, - ответила она серьезно. Впрочем, Воробейница относилась к этому мнимому будущему не так серьезно, и всему виной была одна жгучая, ярая причина, которая еще вчера вечером подарила ей новое имя.
Но Суховей не должен был знать.
И никто больше.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » эпизоды » любовь сжигает нежные сердца