У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
7.11 Стали известны результаты голосованияна почетного игрока и самых-самых за октябрь! Также, благодаря вашим голосам, на Последнем Пристанище очень скоро будет введена подарочная система! Скорее готовьте подарки на Новый год, он уже не за горами ;)
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » полянка люпинов


полянка люпинов

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://sh.uploads.ru/MAgzq.png

полянка люпинов
——————————————————————
Издалека видно яркое лилово-розовое пятно среди спокойных тонов величественной пустоши. Люпины разрослись милой полянкой на небольшом холме, привлекая к себе любителей прекрасного. Охотники часто заглядывают сюда в поисках многочисленных грызунов, а порой лужайка становится местом свидания для новой пары племени Ветра. Нежный аромат витает здесь всё лето, а в сезон Листопада холм снова становится лишь непримечательной частью огромной степи. Впрочем, это лишь до весны..

0

2

> главная поляна
За пределами лагеря было тихо и спокойно, можно было отдохнуть от суеты и постоянных разговоров соплеменников. Нависала тишина, которую изредка прерывал ветер, раскачивающий ветки и различную траву, но это лишь еще больше расслабляло. Хоть и уже было холодно, все равно умудряешься не замерзнуть - весь потный, как будто после длительной пробежки, а морозец помогал сбросить весь груз. Лапы тоже тяжелые, однако все еще была возможность идти дальше. Небо окончательно затянулось облаками, и лишь тусклый диск луны проглядывался через пелену. Ни небосклона, ни звезд. Ничего. Неужели Звездные предки так разозлились?
Соболь ступал медленно, как будто машинально хотел растянуть прогулку. Ему не хотел возвращаться в лагерь? Кто знает. После разговора со Звездопадом не хотелось видеть предводителя снова, а уж тем более обсуждать все произошедшее. Глашатаю было стыдно и досадно, ему казалось, что своим молчанием он подвел племя Ветра. А что если тот наглец Сабельник подумает, что раз дело замялось, то он может вновь и вновь переступать границу с Ветром? Соболь ведь не всегда будет там, чтобы надавать по черно-белой морде. Все пошло совершенно не так, как хотелось бы бежевому коту. Совсем не так.
Однако нахождение Овсянки рядом чуть-чуть улучшало ситуацию: родной и приятный запах воительницы пропитывал Соболя изнутри, от чего мир не казался таким злым, а ситуация безнадежной. Касаясь к теплому боку дочери, глашатай чувствовал себя нужным. Изредка поглядывая на нее, глашатай ловил себя на мысли:
- Как же она похожа на Медь. И внешностью, и характером... Смотришь ли ты сейчас на нас? Гордишься ли ты тем, как я вырастил Овсянку? - янтарные глаза смотрят в небо, но звезд там совершенно не видно. Одни облака. - Я знаю, я верю, что ты где-то там, ты наблюдаешь. Я скучаю.
Медь до сих пор была духовной опорой для полосато-бежевого кота. Хоть он и не видит ее постоянно, но иногда белая воительница появляется во снах у вислоухого. Слышен ее сладкий, словно мед, голос, и, вроде бы, чувствовалась ее теплая и мягкая шерсть. Она есть. До сих пор есть в сердце Соболя.
- Почему вы опоздали? - завел свою шарманку глашатай. Он довольно долго оттягивал разговор, потому что думал, что еще рано. А сейчас пора что ли? Возможно. Ветряки подошли к Полянке Люпинов - стебли растений слегка покачивались, да и был период, когда люпины цвели во всей красе. Их лилово-розовые бутоны очень нравились Соболю, иногда он заглядывал сюда на охоту, а так же хотел привести сюда свою возлюбленную, но не успел. - Знаешь, если вы еще раз опоздаете, то будет ли смысл брать и тебя, и Длиннолапа на совет? Мы должны показывать себя с самой лучшей стороны, ты же знаешь. - тяжело выдыхает и качает головой, а затем останавливается, пытаясь удобно устроиться среди цветов. Когда, наконец, это получается сделать, то обвивает хвостом лапы. - Это была тяжелая ночь, очень тяжелая. Я стараюсь делать все правильно, но так до конца и не понимаю, получается ли у меня. Овсянка? - смотрит прямо на нее. - Я тебя люблю. Я не хочу, чтобы ты думала, что я забываю о тебе.
Он был сильно привязан к дочери и не смог бы пережить ее потерю. Сначала он лишился одного, а затем потерять второе? Ну уж нет, Соболь оберегал дочь всеми силами. Такую дыру в сердце не в силах закрыть кто-то другой.

+4

3

И что она ему скажет?
От мыслей у Овсянки потяжелела голова. Совет, который не оставил ни единого приятного впечатления, конфликт с сумеречными, который выльется Звездоцап знает во что… Да даже после Совета не стало лучше! Она знала, что Соболь непременно припомнит ей ее опоздание, и ей придется оправдывать и себя, и Долголапа, но даже это не сжимало ей виски напряжением сильнее всего. Когда она шла с Совета, в окружении соплеменников, ее сердце что-то тревожило: в груди болело, дыхание сбивало, щеки бросало в жар и в любой момент Овсянка была готова прыгнуть в ближайший куст, только бы прохладная земля остудила ее рассудок и помогла прийти в себя. И это был ни страх войны, ни ярость на соседей… Что-то другое. Кошка догадывалась, но то ли не понимала до конца, то ли отказывалась принимать подобную мысль.
Не лучшим ли решением будет просить совета у отца? Он не просто ее лучший друг, родная кровь, но и глашатай… Наверное, на подобную должность назначают котов мудрых, а Соболь был мудрым, это Овсянка знала точно. Она покосилась на отца.
– Все в порядке? – зелёные глаза быстро скользнули по песчаному силуэту. Напряженный, явно чем-то разгневанный, он не выглядел как кто-то, готовый к тому разговору, что готовила воительница. Так и не решившись спросить кота о том, что так его тревожило, Овсянка обернулась на поле, выглянувшее из-за зарослей, и втянула пастью сладковатый, слабый аромат цветков. Он напоминал ей о матери.
Мы задержались на охоте для Первоцветик, – Овсянка взмахнула хвостом так, словно этим отмахнулась от самого вопроса глашатая. Он просто не знает, что сказать? Или правда так зол? Овсянка задумчиво прищурилась и поджала губы. –  Как ты мне и посоветовал.
Она не хотела про это разговаривать и искренне надеялась, что Соболь соизволит простить им с учеником их оплошность. Не так уж сильно они и опоздали.
Я знаю, – сухо ответила она, молча воспринимая чужое замечание. Не находя в себе пока сил смотреть на глашатая, она проходит мимо стеблей с цветами, задумчиво задевая их хвостом; как хорошо бы они смотрелись в лунном свете! Зелёные глаза метнулись на беззвездное небо, и кошка замерла. Над поляной повисла недолгая тишина. Кажется, они с отцом думали об одном.
Вздрогнув, с усилием оторвавшись от своих мыслей, Овсянка все же вернулась в реальность.
Я не знаю, правильно ли всё это, – она покачала головой, слабо, еле заметно, а ее голос был тихим. На этом Совете никто не повёл себя правильно. Иначе почему предки лишили их луны? – Но я верю, что ты делаешь все самое лучшее.
Овсянка подняла глаза на глашатая. Она знала, что отец любит ее, что он всегда рядом, но после новой должности ясно чувствовала, как они отдаляются друг от друга. Наверное, потому эти слова кота были так важны для нее.
Обойдя Соболя, воительница села к его боку; голова коснулась крепкого плеча, и в тишине раздался вздох коротколапки.
–  И я тебя.
Она не смогла сказать слово «люблю» – настолько была сейчас уверена в том, что это вообще значит. Отец, наверное, должен знать наверняка. Не просто так она же появилась на свет и сидит сейчас рядом?
–  Ты помнишь Медь? – конечно помнит. И почему она только додумалась спросить? А любит ли он ее? –  Ты помнишь, как влюбился?
Кошка опустилась на землю и примяла лапами траву перед собой.
Как ты понял, что влюбился?

+3

4

Соболь ожидал оправданий, но вряд ли хотел их слышать. Почему-то он просто думал о том, чтобы Овсянка усвояла урок и больше никогда не опаздывала на такие важные мероприятия, на которых действительно нужно показать себя с самой-самой лучшей стороны как предводителю с глашатаем, так и остальным соплеменникам. Дисциплина, разговоры об отличном состоянии внутри племени, хорошее настроение - все это показатель сильного и сплоченного племени, с которым лучше не связываться, ведь может надавать по морде... По морде, как тогда на границе. Вообще этот эпизод насмерть застрял в песочно-бежевой голове и еще не очень скоро выйдет от туда, да просто потому что именно в тот день Соболь мог погибнуть очень глупой смертью, потерять все, что он добился, все, что он имеет. Ведь не просто так он сейчас глашатай - труд дает плоды, причем довольно большие и сочные.
Но правильным ли он был глашатаем? Ты пытаешься представлять из себя самого правильного кота, который беспрекословно соблюдает воинский закон и того, кто готов пасть бою, защищая родное племя. Но однако ты позволяешь себе молчать о наглости какого-то жалкого жабоеда, к слову, позволяющего себе подшутить над твоей дочкой. И чем ты себя оправдываешь, глупец? Тем, что он спас тебе жизнь. Как эгоистично, как смешно и иронично. Разочаруется ли Звездпад? А может быть он уже разочаровался? Смешно, даже, так сказать, ржачно.
- Охота для Первоцветик? Дело, конечно, благородное и правильное, однако вы все-таки задержались. - тяжело выдыхает и качает головой. - Твой ученик, ну, Длиннолап... Мне не нравится его поведение. Слишком уж он беспечный малый, и когда-нибудь сама жизнь накажет его за это.
Валентин Стрыкало - Бесполезно
Дальше Овсянка ложится вниз и задает, казалось, очень простой вопрос, но не для Соболя... Он отдался каким-то длинным эхом в сознании, а голова начала болеть; лапы подкосило, да и перед глазами помутнело. Как будто сейчас в голове пронеслась вся история его любви, в мельчайших подробностях. Тело стало тяжелым - не бессонная ли ночь в этом виновата? Песочно-бежевый кот ложится на холодную почву, сразу почувствовав сильнейшую сонливость. Под боком было тепло, поэтому глашатай позволяет себе положить голову на лапы, вслушиваясь в пение птиц, уже просыпавшихся после столь длинной ночи.
- Медь? Медь... Конечно я ее помню! Она никогда не станет для меня прошлым, она навсегда останется моей духовной опорой. Она была близка мне так сильно... Лишь ты сейчас настолько родная мне, как Медь. - стало очень грустно на душе, очень-очень грустно, да можно сказать тоскливо. Никто, даже Круглолика не может заменить ее. Она была другой, не такой как все остальные. - Любил. Я очень любил ее, ты веришь мне? Знаешь, давай я расскажу тебе все с самого начала, если тебя это действительно волнует. - переворачивается на бок так, чтобы между ним и Овсянкой был зрительный контакт. - Когда я только-только стал воителем, то в моей жизни не было каких-либо особенных дней. Все было одинаковым - я жил только ради племени Ветра, ради его благосостояния, ради того, чтобы все всегда были сытыми. Я не замечал ничего вокруг, я лишь хотел охотиться и ходить в патрули. Я был таким глупцом... Я был серой массой, я ведь даже почти не общался ни с кем, понимаешь? А потом... - а что потом? - А потом я "встретил" Медь. Я не сразу понял, что она какая-то особенная. Да, мы начали общаться, но влюбился я в нее не сразу. В ней было все: и прекрасная внешность, и замечательный голос, прекрасное чувство юмора, а самое главное, что она мыслила точно так же, как и я. Понимаешь? - янтарные глаза глашатая начали заполнятся слезами. - Я влюбился в нее, у нас была замечательная жизнь. А потом я узнал, что стану отцом, о Звездные предки. Я был самым счастливым котом на свете...
Чтобы продолжить дальше, Соболь должен был остановиться. Ему было тяжело морально - тело дергало, и кот плакал. Как маленький котенок плакал! Он чувствовал себя беззащитным. Зажмурившись, полосатый прохрипел:
- Я люблю ее.

+4

5

Длиннолап? — Овсянка задумчиво приподняла брови и глянула наверх, словно воспроизводя в своей памяти все те тренировки, проведенные с учеником. Она была готова поклясться, что если бы его наставником был кто-то другой, то столько бы проблем с оруженосцем не возникло. Он хороший малый, возможно, Овсянка недостаточно строга или просто плохая наставница. Эта мысль больно кольнула гордость коротколапки, и она слабо поморщилась. — Скорее жизнь просто научит его чему-то. Не такой он уж и плохой котик, чтобы так о нем говорить.
С лукавым прищуром посмотрев на Соболя, Овсянка, следуя его примеру, растянулась на траве. Ночь становилась все холоднее, и только ожидание розоватого рассвета поддерживало в ней желание оставаться на полянке, а не мчаться в теплую палатку. Более того, их разговор еще не был окончен. Соболь затянул свой рассказ, и полосатая медленно перевернулась на спину; зеленые глаза поднялись на темное небо, и кошка слабо их прикрыла. На темном полотне явственно вырисовывались образы из детства, но только грустно было осознавать, что облик матери постепенно становился все менее четким. Казалось, вскоре в ее снах и воспоминаниях Медь останется лишь полосатой спиной, красивым станом и длинным хвостом, а ее мягкий, бархатный голос будет звучать от ушей все тише и тише... Правда, это лишь ее внешний облик, и пусть даже тот постепенно угаснет в памяти Овсянки, мать она не забудет никогда. Да и сам Соболь ей не даст: такая потеря была бы самой страшной.
И по сей день ты живешь ради племени Ветра, — коротколапка залилась тихим, мягким хохотом. — И с каждым годом берешь на себя все больше и больше дел. Иногда мне кажется, что вы с матерью даже соревновались в том, кто отслужит племени активнее. В Ветре кроме вас таких и нет.
Смех плавно сошел на тень от улыбки, а ту в свою очередь сменила грусть: в голосе Соболя звучало все больше хриплых нот, и все то веселье, которым обычно прикрывалась Овсянка, вспоминая о Меди, быстро сменилось горьким привкусом слез на языке. На языке они, правда, так и остались: с трудом сдержав в себе эмоции, которые, казалось, уже давным давно были выпущены наружу много-много лун назад, коротколапая остановилась лишь на маленьких слезинках, которые блеснули в уголках ее глаз словно роса утром. Скрывшись в шерсти, они даже не оставили видимых следов.
И она тебя любит, я уверена, — шепнула с горечью кошка, поворачивая голову к отцу. Как же тяжело было его видеть в таком состоянии! Но еще тяжелее было оставаться самой в привычном расположении духа. Овсянка не для того привела глашатая сюда, чтобы окончательно испортить ему вечер своими разговорами. — Она всегда будет любить нас, а мы ее. Медь смотрит за нами вместе со всеми предками, и настанет день, когда мы сможем свидеться с ней вновь. А сейчас мы должны быть здесь, чтобы нам было что рассказать Звёздам.
Примолкнув, Овсянка задумалась. Каким бы сильным не было ее желание увидеть Мать, умирать она не торопилась. Слишком много еще надо сделать. Но тему все же стоило переводить.
Я думаю, что мне кто-то нравится, но я не уверена, — она опять отвернулась к небу, — И я не могу перестать думать: по-настоящему это все или нет? Может, мне просто кажется?
Закончив, Овсянка еще немного посмотрела на тяжелые облака. Стоило ли говорить ему об этом? С вопросом в глазах кошка посмотрела на отца.

+5

6

Разговоры о Меди выбили из тела последние силы, поэтому с каждый секундой веки становились все тяжелее, да и лапы совсем не двигались - оставалось только лежатьи глубоко вдыхать и выдыхать прохладный воздух. Так редко удается пообщаться о том, что было раньше (о прошлом, то бишь), ведь сейчас так много дел и забот... нужно смотреть только в будущее, чтобы все было хорошо и благополучно, чтобы всем всего хватало. Об этом Соболь мыслит практически постоянно, иногда забывая о самом главном - своей семье. Он действительно любил свою дочку так же сильно, как и ее мать. Однако жизнь на потере возлюбленной не заканчивается, и внутри души, может даже сердца, зарождается что-то новое и светлое, вроде новой любви, но на данном этапе такие чувства можно назвать лишь симпатией. Круглолика пусть и не подпускала Соболя к себе близко, но и не отталкивала песочного, поэтому опускать хвост глашатай и не думал и продолжал оказывать знаки внимания.
Соболь все еще лежал с закрытыми глазами, лишь прислушиваясь к различным звукам: и к ветру, и к щебету просыпавшихся птиц, и к возне рядом. Овсянка... волновалась? Возможно так и было, хотя вислоухому ее было не понять, ведь он никогда не общался со своим отцом о таких тяжелых темах, как влюбленность. Наверное поэтому любовь пришла в жизнь Соболя поздно, да и для того, чтобы понять, почему же так сильно стучит сердце, а в голове туман, потребовалось немало времени. Все пришлось делать самому, к сожалению, и именно сейчас янтароглазый понимал всю серьезность их с дочерью диалога, и не в коем случае не хотел переходить на другие темы.
- Я понял, что влюблен, когда... - шумно сглотнул накопившуюся слюну и через силу открыл один глаз, чтобы хоть чуть-чуть видеть свою драгоценную дочь и ее эмоции. Кот старался говорить как можно мягче и медленнее, потому что хотел, чтобы Овсянке было комфортно. - Когда я осознал, что хочу быть рядом с Медью рядом и защищать ее. Когда я понял, что она мне не просто симпатизирует, а нравится. Я увидел в этой кошке целую вселенную, которую хотел исследовать. В моем животе постоянно было какое-то волнение, в голове только радость, а перед глазами пелена тумана. - слегка улыбнулся, ведь разговоры о таком прекрасном чувстве не могут не радовать! - Для меня любовь - это желание делать того, кто мне дорог, счастливым.
Холод отступил, наступила теплота. А действительно ли погода стала лучше? Может это самообман? А может все-таки наступает рассвет, поэтому так хорошо? Опять очередные вопросы. Небо уже не закрыто тучами, но... Но солнце встало - звезд не видно. Не поднимая головы, Соболь глядел на переливающийся красками небосклон, и пытался найти там хоть одну звездочку! Ну хоть одну! Ту самую, которой и является Медь, ведь она не могла не слушать этот разговор - он же так важен для родителей. Неужели она не здесь сейчас?
- Мы будем здесь, пока не придет наше время. Нужно жить дальше, ведь куда Племя Ветра без нас? Мы важны. - удовлетворительно кивнув (ну как кивнув, это было больше похоже на ерзание головой по лапам), успокоился Соболь. - Солнышко ты мое, если ты чувствуешь, что ты влюбленна, значит оно так и есть. Любовь невозможно как-либо изобразить, она приходит сама, и ты ее обязательно почувствуешь, веришь мне? Если ты хочешь поговорить со мной о своем объекте... воздыхания, то я готов.
Затем он все-таки поднимает голову и смотрит на свою дочь.
Новый день начался именно сейчас.
И он будет непростым.

+1

7

Я понял, что влюблен, когда...
Полосатые ушки вздрогнули и внимательно напряглись. Вкрадчиво наблюдая за мордой отца, вслушиваясь в его спокойный голос, Овсянка чувствовала себя так, словно вернулась обратно в свою пору ученичества, когда Соболь давал ей важные наставления насчет будущей воительской жизни... Однако сейчас речь шла не о Законе, не об обязанностях, а о чем-то... более взрослом. С матерью о подобных вещах Овсянка поговорить не успела, но, вроде как, касаться подобных тем никогда не поздно. Одного она только не учла: она сама не очень подготовилась к этому разговору, а потому, лежа перед отцом, съежилась на траве в распушившийся клубок с поджатыми лапами и горящими от стыда щеками.
В моем животе постоянно было какое-то волнение, в голове только радость, а перед глазами пелена тумана.
Коротколапая издала тихий и нервный смешок. С каким-то волнением она была знакома не понаслышке, да только радости отца она почему-то не разделяла. Каждый раз, когда взгляд натыкался на знакомую белую шерсть, ее только накрывал странный страх. И чего она боялась? Между ними ведь успела завязаться хорошая дружба... Однако после замечания отца Овсянка несколько усомнилась в своем определении.
С каким-то тихим ужасом в глазах, вызванным неожиданным открытием, воительница наблюдала за Соболем, чью морду скрасили совершенно иные эмоции. Как же он легко говорит о таких вещах! Вскинув брови в попытке отогнать испуг, Овсянка встрепенулась.
Сделать счастливым?
Да, — несколько сухо согласилась она: будь бы полосатая на территории речных, она бы точно вылакала всю их реку от жажды.
К счастью, Соболь затянул привычную шарманку о племени, что позволило воительнице перевести дух, и потому Овсянка с облегченным вздохом перевернулась на живот, вытянув короткие лапки перед собой. Она пару раз выпустила коготки, словно разминая тем самым затекшие пальцы, и устремила взгляд к небосклону, следуя примеру глашатая. Но это ведь короткое отступление? Разговор на этом не закончится? Значит, придется доводить его до конца.
Сердце кольнуло странное возмущение, и Овсянка ткнулась носом в траву. Сама решила об этом говорить, чего теперь жаловаться?
Отец рядом ерзает, и полосатая чувствует на себе прямой взгляд янтарных глаз. Ме-едленно повернув морду, не сразу оторвав ее от земли, она отвечает этому взгляду своим, неуверенным, удивленным и испуганным одновременно. Говорить или нет? Говорить или нет? Как вообще можно было угадать чужую реакцию? Однако все это время глашатай давал понять, что окажет поддержку в любой момент, тогда с чего бы ей ждать от него исключений? Овсянка шумно вздохнула, набираясь сил и перебарывая вздрагивающий голос, который хотел вырваться в виде бормотания. Все-таки нужно говорить четко! Чего ей бубнить?
Ну, — очень уверенно начала она, переводя взгляд от отца куда-то в заросли, — я думаю, что мой объект и правда заслуживает всего лучшего. Мне кажется, на эт..ого... соплеменника всегда можно положиться, всегда знаешь, чего  стоит от... него ожидать. Меня восхищает его уверенность в себе, его сила воли, хитрость и готовность ко всему... Хотела бы я быть как он.
Овсянка осеклась и замерла с приоткрытым ртом, заерзала хвостом по земле и отвернула голову в сторону, словно там появилось нечто очень интересное.
Ну и как он на это отреагирует?
Я... — полосатая вжала голову в плечи и аккратно обернулась обратно. — думаю, что примерно описала тебе образ того, в ком я вижу свой идеал. Разве идеал не стоит того, чтобы искренне стремиться к нему и любить?

Отредактировано Овсянка (09-11-2018 20:21:22)

+5

8

Ничего кроме воспоминаний так не вызывает эмоции у Соболя. Как сильно он не любил бы свое племя, Овсянку, Круглолику, Панциря, просто свое окружение - все это настоящее, но самое важное осталось где-то там, позади. Все всегда боятся чего-нибудь потерять: семью, важную должность, возлюбленного... А Соболь потерял. Он конечно же думал, что это горе обойдет его стороной, многие ведь так считают, даже есть фраза такая: "Всех коснулось, ну а меня пронесет!". Сейчас вислоухий кот уверен, что это - полный бред, и любая беда может затронуть и тебя.
Как жить после такого? О, на этот вопрос глашатай пытался ответить очень долгое время, пока наконец-то не понял, что твое существование все еще продолжается, а в жизни есть другие радости и ценности, такие, как дочь, например. Соболь старался показать Овсянке всю ее важность, а она, в свою очередь, была рада такому сближению с отцом. Идиллия.
На втором месте - долг племени. Как говорилось уже не раз - Соболь беспрекословно следует воинскому закону, и ненавидит тех, кто смеет нарушить его, и не важно соплеменник это или чужак. Ярким примером патриотизма может служить та самая история на границе, когда Сабельник переступил на территорию племени Ветра. Тогда глашатай теряет контроль над собой, входит я яростное состояние, когда его разум затуманивается, а тело само несется в драку. Это так же помогает забыться.
Но сейчас ситуация сложилась так, что Соболь оказался каким-то... беззащитным. Он не мог убежать от этого разговора сам - осознавал всю его значимость для Овсянка, а та точно не собиралась переводить тему. Вислоухий янтарными глазами осматривал светло-песочную кошечку перед собой и тяжело вздыхал, ожидая развития событий.
Тот факт, что Овсянка все-таки испытывает на себе такое особенное чувство, как "влюбленность", вызывает чувство гордости вперемешку с переживаниями... Девочка растет! Скоро будем ждать внуков, ведь так?
Соболь все слушал и слушал, слегка покачивая головой.
- М? Стой... Стой... - Соболь совершенно не успевал за быстротой происходящего. Старый стал совсем. - Кто же этот счастливчик? Не уж то ли твой ученик? То-то же ты его защищаешь!Или тебе нравится кто-то постарше? Шип? - начал говорить с восторгом, приподнимаясь на лапах. - Я так взволнован! Но... - опускает взгялд вниз. - Овсяночка, не сдерживай своих чувств и показывай их - это в разы правильнее, чем топтаться на месте. Прогоришь - ну и ладно, ведь жизнь на этом не заканчивается. Лучше попробовать, чем потом жалеть, понимаешь?
Соболь подвинулся вплотную к дочери, слегка мурлыкая. Эти звуки были тихие, но слышимые. Уткнувшись носом в ее полосатый бок, глашатай закрыл глаза.
- Если ты кого-то полюбила, то он и есть твой идеал. Понимаешь?

Отредактировано Соболь (09-11-2018 21:55:57)

+4

9

Выражения на морде Соболя быстро сменялись одно за другим, и Овсянка молча наблюдала за этими изменениями. И какая из эмоций окажется последней? Но какой бы она не была, кошка парировала оханье отца собственным ах!, покрасневшими щеками и вскинутными бровями:
Длиннолап? Я-то выгораживаю? — закачав головой, коротколапая испуганно начала прогонять в воспоминаниях все свои встречи с оруженосцем: Так вот как это выглядит! Ужас.Нет-нет, точно не он... Он ведь слишком юный.
Шип! Еще лучше... Соболь, ну ты даешь. Еще скажи Звездопад!
Нет, не Шип, — сдавленно ответила коротколапая, даже не зная, как реагировать на догадки отца. Впрочем, не такой большой у него был выбор, наверное. Но эти попытки угадать надо остановить, пока он не перебрал все варианты! — Потом скажу! А пока думай.
И тот, слава Звёздам, перестал. Воительница перевела дух, а легкий ветерок унес жар с морды. Сердце страшно застучало.
Лучше попробовать, чем потом жалеть, понимаешь?
Попробовать значит, — кошка закусила губу и медленно кивнула. Уж этот кот-то знает, о чем говорит!
Я запомню твои слова, — Овсянка потянулась и мышцы сладко заныли, требуя отдыха. — Но береги ушки, если твой совет не сработает.
Промурлыкав нечто в ответ, она поспешно поднялась. Воительнице больше не нужно было ничего говорить, она услышала и сказала все, что ей было нужно, а потому в ответ на слова глашатая лишь прижалась ненадолго к его скуле щекой. Этот разговор она запомнит надолго. В какой-то момент полосатой показалось, что янтарные глаза вот-вот сомкнутся, и Соболь останется ночевать на этой полянке. Овсянка погладила его хвостом по спине.
Знаешь, пойдем. Уже поздно, я и так от дел тебя оторвала. Завтра новый день, нам нужно много чего сделать после Совета, — бегунья оглядела тучи. — Страшно даже представить, что предвещает собой эта луна. Нам всем нужен хороший отдых.
И она юркнула в заросли.
закрытие разрыва
-> главная поляна

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя ветра » полянка люпинов