У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!


2.11 Названы лучшие игроки октября и почетный персонаж месяца! Спасибо за участие в голосовании. Желаем вам активной игры, ведь может именно в декабре вам достанется звание почетного персонажа?
6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » сосняк


сосняк

Сообщений 21 страница 40 из 57

1

http://sd.uploads.ru/b2IoM.png

сосняк
——————————————————————
Глядя вверх, можно подумать, что эти величественные сосны тянутся своими пушистыми ветками к небу. Густой сосняк — неотъемлемая среда обитания сумрачных воителей. Здесь в изобилии водится различная дичь, приятный еловый аромат разносится по всей округе и хорошо маскирует все запахи. Длинные стволы деревьев едва ли создают видимость на другом конце сосняка, но и в этом есть свои плюсы — лагерь племени Теней хорошо скрыт от посторонних глаз.

0

21

►ГП Теней
Зябко поджимая мерзнущие лапы, Полумесяц хмуро глядел на пробегающие мимо хвойные стволы. От сырости навязчивый запах смол становился все более ощутимым и давящим на легкие. Приближался туман, видимо решивший своей грязно-белой пеленой укрыть последнее пристанище Саламандры. Кот крепко схватившись за загривок, волок тело практически в одиночку, хоть кошки, сопровождавшие его и помогали изо всех сил. Но он - мальчик, он большой и сильный, на своих хрупких тонких лапах с нежными девичьими плечами и длинной шеей.  За тридцать лун своей пролетевшей жизни он не успел привыкнуть к тому, что даже самая большая и сильная кошка изо всех сил будет пытаться показаться нежной принцессой рядом с представителем другого пола. Губы кота слегка исказились в, насколько это вообще возможно, улыбке. Нет, это не про племя Теней, тут кошки задавят своей массой, только дай волю.
Цикада затормозила и подрасслабившийся Полумесяц недоуменно оглянулся на старшую воительницу. Та, в свою очередь, выронила тело своей бывшей соплеменницы и воин невольно сгорбился под увеличившейся ношей. Задние лапы Саламандры легли на землю, а передняя часть тела и хвост остались висеть в пастях, начиная и замыкая мост между дочерью и отцом. Кивнув Ящерке, пятнистый уложил тело на землю.
- Для таких вещей вряд ли бывает хорошее место. - Со вздохом бросил кот, мягко пододвигая голову Саламандры, чтобы тело не выглядело настолько изувеченным смертью. Подчинившись решению отдохнуть, он опустился на землю рядом с Цикадой и, не ощущая возможности отвести взгляд от бездыханного тела, поежился от холода. Затем дрогнул от начатого, возможно риторического, разговора со стороны воительницы.
- Да.. - Кот опустил голубые глаза. - Веришь, не веришь, а я всю жизнь задаюсь этим вопросом. Хотя ладно, не всю, с рождением мелкой я особо и не думал уже о всех этих глупостях с происхождением, племенами. - Воин вытянулся, прижимаясь спиной к сосне. - Ты думаешь ее убил кто-то из соседей? Может это был бродяга? Хотя знаешь, учитывая выходки ветряков, я склонен согласиться. - Он замотал скуластой головой. - Не завидую я предводителям и глашатаям, воином быть проще, не нужно решать такие серьезные вопросы и двигать обвинения.
Полумесяц вытянул пятнистую шею, закрывая глаза. Подниматься и заниматься раскопками так не хотелось, равно так же не хотелось и в срочном порядке завершать жизненный путь целительницы. Пусть полежит еще. Послушает родные голоса. Там в лагере он хотел скорее укрыть добрую кошку, здесь же, в тишине и тумане, можно было подождать еще хоть пару мгновений.

+2

22

--> главная поляна.
Ящерка торопливо перебирала лапками, дабы не отставать и не подводить других в столь ответственном занятии. Почему-то, ей всегда казалось, что хоронить кота должны его близкие. Друзья или родственники. Конечно, племя - это одна большая семья, но кто-то к кому-то ближе, кто-то с кем-то не общается вовсе. Она не знала, какие отношения с погибшей целительницей были у Полуночника и Цикады. Но малышка знала об усопшей только ее должность. Самой болеть не доводилось, разве что, кажется, она заходила в детскую, когда Ящерка была еще совсем крохой. «Если бы я погибла, я бы хотела чтобы меня хоронили папа и Полынь».
Почему-то, для пятнистой ученицы это выглядело как избавление от ненужного тела. Зачем вообще его закапывать как недоеденную мышку? Можно было придумать обряд по лучше.
Отряд остановился. Место захоронения было выбрано. Кажется, что наобум. Наблюдает ли Саламандра сейчас за ними? И что испытывает, видя, как ее просто закапывают в землю? «Мне бы не понравилось... Жутковато это все». Кошечка аккуратно положила хвост травницы на землю. Внезапно, с неба стали падать массивные белые хлопья. Будто целительница прощалась с ними. Слова вырвались из кошечки с облачком пара:
- А здесь много кто похоронен?
Она слегка дернулась, оступившись. Было не комфортно. И очень много вопросов в голове, которые она не решалась задать, тем самым ведя себя неестественно. Тихо, сдержанно, скованно. В другой бы ситуации звонкий голос уже разлетелся бы по всему лесу. Сейчас же, шуметь казалось не уместным.
Малышка дернула ухом, поворачиваясь к старшим. Так ее убили соседи? Но ведь целители неприкосновенны. Старейшины даже говорили, что им дозволено проходить через чужие земли, при необходимости. Почему же тогда судьба оказалась так неблагосклонна именно к Саламандре. Ящерка тяжело вздохнула.
- Мы тоже должны убивать соседей? А если я не хочу? Это... это ведь не правильно, мы ничего не сделали друг другу! Саламандра им ничего не сделала... - пятнистая слегка повысила голос и умолкла, прижимая уши к голове, сжимаясь в комок.

+3

23

Товарищи Цикады не были против некой паузы, небольшого отдыха. Сама воительница, хотела еще немного посмотреть на мертвое тело Саламандры. Запомнить цвет ее шерсти, изгибы тела, массивную морду ... должен же хоть что-то отложиться в памяти. Порой, похоронив бойца — через пару десятков лун, мы уже не можем вспомнить его морды. Искаженные воспоминания не дают нам точной картины: серый он был или белый? Пятнистый или в полоску? Веселый или серьезный?

— Не думаю, что это был кто-то из племенных ... все эти запахи, останки. Кто-то явно хочет столкнуть племена лбами, — Чувство присутствия кого-то за территорией было всегда. В этом мире существуют не только четыре племени, если и другие. Кто знает, какие еще тайны скрывает за собой бесконечная территория, что проходит за территорией котов-воителей? Бело-бурая согласно кивнула головой на слова о трудности работы предводителя и глашатая. Возможно, именно из-за этого она никогда не стремилась на этот пост. Может, когда-то давно ей и хотелось быть кем-то выше, но не сейчас. Цикаде нравилось умиротворение, нравилось спокойствие и безмятежность ... можно ли сравнить Саламандру с этими тремя факторами? Кажется, да. Должно быть, от того и хотелось наблюдать за ней, потому что выглядела она необычайно спокойно. Ее голова не была забита всякими проблемами, не нужно было думать о запах на зиму и том, сколько котов придется лечить в холодную пору. Осознание того, что более никто ее не потревожит — прекрасно. Какого чувствовать себя свободным, от всей этой будничной суеты? Когда-нибудь и она узнает.

— Думаю, да. Много Сумрачных воинов пало от когтей врага. Кто знает, может здесь захоронены и коты, коих имен и происхождения мы не знаем, — Задумчиво пролепетала Цикада, оглядываясь по сторонам. Медленно с неба начали опускаться снежинки. Еще одно завораживающее природное явление. Снег сам по себе был красив. Его хруст под тяжестью тела, завлекающее сверкание и плавный полет. Беспокойство Ящерки отчетливо виделось на морде и это совершенно не нравилось Цикаде. Не самая приятная тема перед похоронами ... может, стоило вспомнить что-то хорошее о Саламандре? Но что именно? Возможно, до травмы головы что-то и связывало этих двух кошек. Но после, старшая воительница уже ничего не могла вспомнить. Бесспорно, черепаховая была хорошим лекарем. Не смотря на ее острый зык и необычное поведение — готова была помочь любому. Кажется, это изображение среднестатистического целителя. Так что же ее так выделяло на фоне других? Разве что ее смерть?

— Спокойно, милая. Не думаю, что Комета, будет бездумно разбрасываться жизнями своих воинов, — Наклонив голову на бок выдала Цикада, пытаясь успокоить юную ученицу, — Не нужно думать об этом сейчас. Думай о хорошем, — Мягко продолжала бело-бурая, приветливо улыбаясь маленькой Ящерке. Шерсть Саламандры, покрытая маленькими снежинками, уже не выглядело такой тусклой. Это, несомненно, радовало. Проблема только в том, что в такой холод, земля была на редкость твердой и работа над могилой займет достаточно много времени.

— Смерть — не всегда наказание. Она в любом случае неизбежна, но можно воспринимать это по разному. Для кого-то это заслуженный отдых, после упорной работы на благо племени. Звездные Предки улыбаются смотря на нас, значит, не так уж им и плохо в том мире, — Подняв взор желтых очей в небо, развивала мысль Цикада. Пыталась ли она убедить в чем-то оруженосца или просто разговаривала сама с собой — сказать сложно. Она лишь говорила то, что думает сама.

+2

24

Стремительно холодало. Белая рваная вата массивно покрывала деревья и землю. Сколько они уже сидели тут, минуту, сутки, несколько лет? Все это было затерто, словно теплой ладонью размазано по заиндевевшему стеклу мыслей, чувств и памяти. Спутницы общались почти что только между собой, Полумесяц лишь оглядывал их фигурки, покрытую снегом шерсть.
- Н-даа, - Протягивал он, пролезая в абстрактные размышления то одной, то второй. - ндаа..

Ветки качались на ветру. Короткая, такая речная, мерзлявая, почти не согревающая шерсть, неотделимый леденящий спутник пятнистого грязнокровки, изо всех сил пыталась выгнать его из леса в лагерь, чтобы хоть немного согреться и обсохнуть. Маленькие плечики Ящерки подрагивали, заставляя отца нервничать. За заболевшую в такой сезон дочь он наверняка отхватил бы по ушам от ее матери, а учитывая, что их больные товарищи свалились на голову молоденькой Ивы, такого и вовсе не следовало допускать.
- Так, девочки, - Полумесяц отряхнулся от хлопьев снега, вновь бесцеремонно влезая в монолог Цикады. - Холодает, вечереет, эдак мы скоро и похоронить ее не сможем, тело заледенеет, как и земля. Мы же не хотим, чтобы ее за нас похоронил снег, правда, Ящерка?
Подойдя с телу, кот коротко обмахнул белесые хлопья с шерсти Саламандры. Они не таяли. Бедная погибшая кошка сейчас была не больше, чем просто холм, с таким же рвением покрывавшийся где-нибудь в эту минуту белым одеялом. Отступив пару шагов, кот стал разбрасывать снег. Благо, он не успел заледенеть и покрыться настом, поэтому подушечки лап достаточно быстро ощутили под собой ледяную землю. Выпустив когти, кот начал копать, отбрасывая будущую крышку гроба Саламандры в сторону.

+2

25

Ящерка вздрогнула от голоса Цикады, поднимая круглые голубые глаза, точь-в-точь отцовские. Они, стоящие рядом - оригинал и маленькая копия. Заметно похолодало, в лагере это ощущалось совсем не так. Пусть вековые сосны и защищали котов от ветра, но от холода, увы, не спасало ничего. Даже собственная шкура. Надо закаляться. И двигаться. Сидя на месте само собой будешь замерзать.
Слова старшей заметно успокоили ученицу, заставив расслабить плечи и выпрямиться, с интересом глядя на собеседницу.
- Но ведь не все умирают по своей воле? Это получается, кто-то осознанно лишит другого выбора жить или умереть, - мяукнула малышка, переминаясь с лапки на лапку, - Конечно, прожив счастливую жизнь и умирая в палатке старейшин - ты уходишь на отдых. А если меня только-только посвятят и кто-то убьет меня? Сомневаюсь, что я буду рада. А за плохими котами наблюдает Сумрачный лес?
Тема веры всегда была достаточно актуальной для Ящерки. Следят ли за ней ее родственники или все предки? И следят ли за каждым конкретно или наблюдают поверхностно? Можно ли обсудить с ними последние новости, будут ли они в курсе? И они просто смотрят с неба или ходят рядом с нами незримыми духами?
Малышка фыркнула и покачала головой, когда отец подал голос. Нет, это место точно не будет ее последним пристанищем. Пятнистая умрет где-нибудь в битве, яро защищая свое племя. Или в глубокой старости, ночью, даже не понимая сон это, или она уже отошла в мир иной. Ученица поднялась на лапки, отряхнулась. И начала помогать отцу копать, обдирая еще не успевшие огрубеть, подушечки лап.

+1

26

Цикада дрогнула от подувшего ветра. Холодные потоки воздуха пронизывали до костей ... в такую погоду не стоило задерживаться в лесу. Она глянула на Ящерку, по виду которой было видно, что стоит поторопиться со всем этим. Не смотря на погодные условия, ее интерес к разговору не пропадал. Многие юные коты интересовались верой и смыслом некоторых вещей. И кстати говоря, не каждый взрослый мог ответить на те вопросы, которые сейчас задавала ученица. Бело-бурая задумчиво насупила нос, одновременно прищуривая один глаз. В голове кружились мысли о возможных высказываниях. Что можно было сказать Ящерке? Стоило ли погружать ее во всю правду этого мира или оставлять на уровне " верующий в хорошую жизнь"? По сути, второй вариант был не так плох. Цикада сама старается придерживаться его и периодически радоваться простым вещам. Порой, в самые тяжелые времена, радуешься даже поднявшемуся солнцу.

— У каждого свое мнение на этот счет. Кто-то хочет умереть от старости, а кто-то хочет умереть в бою и никогда не чувствовать себя старым и дряблым. Есть такие, кто считает себя бесполезным в преклонном возрасте и постоянно об этом говорит, — Есть, разумеется, старейшины, которые то и дело ворчат о том, чо они воевали и требует к себе уважения. В какой-то степени они правы и глупо обвинять их в " самовлюбленности" или чем-то подобном. Но есть так-же и те, которые не чувствуют прежнего огня в себе. Их старые суставы, еле двигающиеся лапы, вечная отдышка или просто слабость ... все это вгоняет их в тоску. Разумеется, старых лет не вернешься и любой будет скучать по тем лунам, когда долгая пробежка по лесу казалось пустяком. Именно по этому стоило радоваться тому, что есть сейчас.

— Так, девочки, - Папаня, видимо, подметил прохладу зимнего ветра и решил больше не медлить. Одобряюще кивнув на его слова, бело-бурая подняла мохнатый задок и вместе с Полумесяцам принялась разрыхлять снег.

— А что на счет плохих котов ... таких не бывает, милая. Бывают слепцы, что не видят верной дороги и бредут в сторону одиночества и печали. На таких не стоит злиться, их можно только пожалеть, — За свою жизнь Цикада встретила не так много котов, которых можно было назвать "злыми". В большинстве своем, все тянется из Детства. Обделенные внимание родителей, котята отстраняются от всех. Они конфликтуют со сверстниками, из коны вон лезут чтобы их признали. Иногда, их старания переходят все рамки и случается что-то плохое. Редко бывает так, что это самое рвение приводит кота на вершину. Редко бывают что его действительно признают так, как этого хотел он. По этому вся его сила, накопленный опыт, обращаются против него.

Прошло достаточное большое количество времени, прежде чем яма была выкопана. Тело Саламандры весьма крупное, земля жестковата из-за наступивших холодов. Воительница вымазала все лапы и сил у нее заметно поубивались. После окончания длительных работ, она тяжело уселась на снег, выдыхая клубы белого пара, — После такой работы и самим не долго в могилу слечь, —  Усмехнулась Сумрачная, глядя на Полумесяца. Закапывать тело не такая долгая работа, но все же тоже требует сил. И почему такое печальное событие случилось именно зимой?

+2

27

---> из стазиса.

Шли луны, а Волчеягодник продолжал обучать своего несчастного прихвостня премудростям лесной жизни. И, хоть с таким оруженосцем, как Крысолап, нелегко почувствовать себя настоящим рыцарем, Волчеягодник не сдавался и продолжал выпытывать у матери-природы, какие же таланты она могла дать этой смольно-чёрной колбасе на ножках.
Бредя по ельнику, он внезапно остановился и посмотрел на своего оруженосца сверху вниз.
- Ладно, Крысолап. Ты набил бока достаточно, чтобы пережить падение с дерева. Так что, сегодня мы проверим, не приходили ли к тебе ночью предки, чтобы осчастливить даром гениального древолаза. А я побуду белкой.
Маленький Волчишка в жизни не согласился бы играть роль белки, но Волчеягодник, несколько более умудрённый опытом, успел испробовать такое множество ролей, что побыть сосновой белочкой для него уже не составило труда, ни морального, ни физического. Он выбрал дерево попроще, у которого ветки начинались наиболее близко к основанию ствола. В случае с соснами найти очевидно простое дерево трудновато, ведь чем толще и старше дерево, тем выше начинаются его ветви. А молодые деревца могут и не выдержать веса двоих крупных котов. Волчеягодник выбрал такое, рядом с которым рос огромный ежевичный куст. Настолько большой, что даже из-под снега выглядывал ветвяным колючим шаром. Возможно, падать в такой куст не очень приятно, но ветки определённо смягчат падение. Заодно ещё один повод для Крысолапа быть осторожным и собранным.
За время обучения Крысолапа Волчеягодник уяснил, что лучше всего черношкурый котишка работает тогда, когда для него есть сопротивление. А желательно, не просто сопротивление, а конкретные такие физические побои. Он мог оставить Крысолапа точить когти о бревно, прийти через пол дня и увидеть, что тот оставил на коре всего пару зарубок. Зато, гоняясь за Крысолапом по бревну со звериным рычанием и кусая его за хвост, Волчеягодник уже совсем скоро замечал, что кора с бревна снята едва ли не начисто. Поэтому, забравшись на дерево, он содрал с веток шишек и устроился поудобнее. В то, что у Крысолапа с первой попытки получится забраться хотя бы на самую нижнюю ветку, Волчеягодник не верил, а потому не напрягался от слова совсем. Прикрыв один глаз и высунув язык, Волчеягодник хорошенько прицелился и... засветил своему оруженосцу шишкой в лоб.
- Белки ждать не будут, Крысола-а-ап, - пропел он, покачиваясь на ветке. - Вонзай когти в кору, прижимайся к ней и ползи вверх. Если откинешься назад, упадёшь сразу.
Волчеягодник кинул ещё одну шишку, намекая тем самым, что наставления окончены и Крысолапу пора взяться за дело, если он не хочет ходить весь в синяках от ударов шишек.

+6

28

ворвался из лоу.

Погода была отвратительная, шерсть казалось тяжелой, а спина наставника и вовсе выводила из равновесия быстрей, чем когда-либо! Крысолап искренне недоумевал про себя, почему же ему так нехорошо в моральном плане, но не находил ни единого ответа. В горле застрял ком, который кот то и дело хотел сплюнуть и закопать, чтобы внезапно полегчало, но, к сожалению, никакого кома не существовало в природе – просто оруженосец встал не с той лапы, поскользнулся на талом снеге, а потом еще и впечатался в кучу с едой. И ведь к этим напастям не был причастен Волчеягодник! Просто, по-видимому, Судьба решила распорядиться иначе и подыграть радикальному обучению крысьего наставника. Впрочем, Крысолап не был бы против такого проявления любви от матери природы, если бы она подняла его с правильной лапы. 
Он то вдыхал морозный воздух, то выдыхал его – особо сильно и шумно – привлекал внимание серошкурого воителя, пытался намекнуть, что сегодня ну уж никак не день для тренировок – Крысолапу бы растянуться на подстилке и сладко зевнуть. К сожалению или к счастью – пес разберет – но у Волчеягодника были свои планы. Именно поэтому Крысолап и бороздил сосняк на пару с наставником, мысленно считая пролетающих мимо птиц. А может быть, это и вовсе не тени птиц, и то воронье карканье издавало совсем иное существо? Ведь, если бы вороны действительно летали мимо, Крысолап непременно бы услышал взмах крыльев – как известно черношкурому, птицы при взлете довольно шумные. Точно такие же шумные, как, собственно, и сам ученик, когда не хочет идти на тренировку.
- Я не набивал бока, - выдохнул оруженосец обиженно и осмотрел себя. Может бока и выглядели набитыми, но это лишь временное явление, и совсем скоро – примерно под конец дня – Крысолап снова станет походить на типичную крысу, которая прибежала в место, где всегда питается и не увидела ничего съестного: - А предки приходили ко мне, да. И предлагали сделать меня гениальным древолазом. А я сказал, что во мне и без того слишком много гениальности. Они посмеялись и ушли.
И Крысолап тоже посмеялся над своей глупой шуткой, а затем закашлялся, подавившись тем самым эфемерным комом, и решил, что пока припрячет все возмущение глубоко в себя. С другой стороны, мысль о том, что мертвые родственники могут внезапно нагрянуть во сне, организм отторгал еще сильней, чем плохое настроение, поэтому Крысолап поспешил как можно скорей сойти с кривой дорожки размышлений и стал слушать слова Волчеягодника. И чем больше он слушал их, тем меньше они ему нравились.
- Погоди-погоди, ты это серьезно? Ты хочешь, чтобы я забрался туда? Во-он на самую верхушку? Белки же там живут, да? 
Наблюдая за быстрым подъемом Волчеягодника, Крысолап раскрыл рот и мысленно отметил, что когти наставника достаточно остры, чтобы спорить с ним. Поэтому, пришлось жертвовать своим и без того неспокойным состоянием и думать, как это сделать быстро и безболезненно. Последний пункт, к слову, был отметен тогда, когда Крысолап словил лбом шишку.
- Эй! – негодующе воскликнул оруженосец, а затем, подумав, добавил: - Ай!
И действительно – было довольно больно. Тихо зарычав, оруженосец обогнул дерево в поисках более легкого подъема, но ничего не нашел. Поэтому, вернувшись на прежнее место, он прищурился, стараясь разглядеть, что это наставник там делает, но поймал еще одну шишку. На этот раз носом.
Осознавая, что стоять бессмысленно, Крысолап первым делом попрыгал, пытаясь лапами и зубами дотянуться до самой нижней ветки, но лишь пощелкал пастью в воздухе, а потом представил, как, все же уцепившись зубами за кору, ломает оба клыка о прочное дерево. И тихо завыл, ощущая ту самую боль.
Вздохнув, оруженосец недовольно поморщился и отошел подальше, чтобы взять разбег и уклониться от еще одной – мало ли! – шишки. А уже потом вскарабкался на мощный древесный ствол. Когти, не привыкшие вонзаться в холодную кору, отдали легкой болью, и Крысолап широко раскрыл глаза, осознавая, что не был готов. Сначала его лапа и вовсе застряла, поэтому он начал истошно орать и дергать ей; потом, когда когти легко вышли из древесной кожи, и Крысолап не успел переместить вес, отчего свалился на землю, заорал еще истошней и попытался перевернуться на живот. Он уже представлял, как все животные леса собрались вокруг, чтобы посмеяться с неудачливости длиннозубого, но молчал, не в силах давать какие-либо комментарии наставнику. Крысолап сильный, верно? Верно. Поэтому, надо молчать и пробовать еще раз. И еще.
Что оруженосец и сделал – ловко перекувыркнувшись, он вновь запрыгнул на ствол и стал действовать так, как велел наставник – прижимался к стволу как к материнскому телу в детстве и не смел откидываться назад. Честно говоря, отметая старые мысли о дикой боли и сломанном зубе, Крысолап уже было решил, что будет помогать клыками удерживаться на стволе, если что-то пойдет не так.
А затем, оруженосец зацепился за спасительную ветку и успешно высадился там – передохнуть.

+5

29

Волчеягодник вздохнул, слушая комическое мини-выступление Крысолапа о его гениальности.
- Ты уже задумывался над своим будущим воинским именем? Советую не питать больших надежд, потому что я готов предложить Комете назвать тебя Крысиные Мозги.
Черношкурый бедняга выглядел настолько нелепо и смешно, что Волчеягодник даже немного пожалел его. "Интересно, ему вообще удобно хватать что-то этими клыками? А когда он кушает, у него еда изо рта не вываливается? Вроде вываливается, но не уверен, связано ли это с его зубами, или он просто ест как поросёнок".
Выглядел Крысолап как-то грустнее и пришибленнее, чем обычно. Для его наставника это стало сюрпризом. Он привык видеть ехидного Крысолапа, самоуверенного Крысолапа, испуганного, трусливого, упрямого, да какого угодно, только не такого грустного. "Может, его кто-то побил?" - подумал Волчеягодник, вспоминая своё бурное детство, когда частенько ввязывался в драки. Но Крысолап не был похож на отъявленного драчуна. Волчеягоднику порой казалось, что даже помойная крыса может оттаскать этого малыша за хвост и презрительно наступить грязной лапой на его угольно-чёрный нос. Вряд ли кому-то будет интересно бить такого противника.
- Ты чего такой печальный? Жабу проглотил случайно? - ухмыльнулся Волчеягодник, поигрывая шишкой. Он заметил, что оруженосец взобрался на нижнюю ветку и остановился там. Спрыгнув к Крысолапу, зеленоглазый воин схватил его зубами за загривок и, отколупнув от ветки, скинул в сугроб.
- Не расслабляйся, пока не достанешь меня. И кстати, белки живут не на верхушках, а в дуплах. Дупло - это такая дырка в дереве, - промурлыкал он, забираясь обратно на ветки повыше. - Ладно, ладно, Крысолап. Если ты собираешься уничтожать белок унылостью выражения своей морды, у тебя есть неплохие задатки. Ползи ко мне и рассказывай, что с тобой стряслось. А я придумаю, как тебе помочь.
Он разбавил участливость своих слов новым броском шишки в сторону Крысолапа.
"Давай же, малыш, я верю в тебя", - думал Волчеягодник, глядя на задние лапы чёрного котика, торчащие из сугроба. "Ты не привык к лёгкой жизни, ты не любишь её. Тебе нравятся испытания, ты любишь удары и тычки, любишь свои отмороженные лапы и ушибленный нос. Ты придёшь к своей победе через боль, Крысолап. Ты это можешь, я знаю".

+7

30

- А!
Это был единственный звук, который смог издать Крысолап, когда рядом с ним фактически вырос его наставник и, сверкнув зеленью глаз, куснул за загривок. Да скинул вниз. Сказать, что Крысолап не ожидал такой подлости – значит соврать. Естественно оруженосец ожидал, что наставник будет мешать взобраться на верхушку дерева – хорошее труднодостигаемо. К примеру, Крысолап уже смирился с тем, что он не услышит по-настоящему искренней похвалы от Волчеягодника, но вместе с тем где-то у самого сердечка еще теплилась надежда, что серошкурый исполин скажет доброе слово, назовет Крысолапа не Крысиными Мозгами, а Королём Крыс, и тогда Крысолап совсем поплывет от счастья. Но пока ему оставалось только преодолевать те самые трудности, которыми его окружил Волчеягодник. Ведь, если наставник придумывает для оруженосца трудности, то он хочет, чтобы его ученик был в дальнейшем готов ко всему, верно?
Крысолап любил Волчеягодника, но по-своему. Он любил каждую шутку наставника, любил его хитрый взгляд и зубы, сжимающиеся на загривке в тот момент, когда клыкастый пропахивает носом грязь. У Волчеягодника всегда было особенное воспитание, и Крысолап не имел ничего против – он осознавал, что это воспитание в дальнейшем закалит его, и уж тогда-то Крысолап сможет многое: например, вспорхнуть и приземлиться на самую низкую ветку дерева, при этом не касаясь лапами ствола. Это ведь возможно, правда?
- М.
То был второй звук, который Крысолап смог издать – именно этим звуком он отметил свое приземление в талый сугроб рядом с деревом. Возможно, оруженосец смог продолжить этот самый звук длительной бранью, но он почувствовал холод и забивающуюся в нос замерзшую воду, поэтому решил сжать зубы что есть мочи. И не дышать, естественно. Не дышал он, впрочем, совсем недолго – все же, жить без воздуха довольно тяжело – а потом задумчиво подергал задними лапами и выкарабкался из сугроба, заливаясь громким кашлем.
- Да разве я расслабляюсь, когда ты на каждом моем шагу ставишь какое-то определенное испытание? Тебе легко говорить – раз, взобрался, и уже живешь в одном ду-пле с белками. А я тут, на земле, крыс кормлю.
Крысолап не был бы Крысолапом, если бы не сказал и слова против действий Волчеягодника – так уж заведено у них. И Крысолап прекрасно понимал, что даже когда он превратится в воителя, Волчеягодник не оставит в покое угольную тушку крысиной морды, несомненно подразнит, на что Крысолап ответит. А потом потасовка, прогулки по сосняку и очередные попытки сделать из Крысолапа ель, истыкав шишками и обваляв в грязи. Такие взаимоотношения между ними двумя. Но Крысолап не жалел – прекрасно понимал, что с любыми другими взаимоотношениями ученик несомненно бы издох как мышь, застрявшая меж древесных корней у кошачьего лагеря. Правда, мышь от страха, а Крысолап – от скуки.
- Я просто попробовал на вкус Волчьи Ягоды – они оказались такими же горькими, как твои слова, – все же смог придумать, что ответить наставнику на будущее крысиное имя. На деле же клыкастый и сам не понимал, что происходило с ним, и почему на душе была такая слякоть. Он был готов затолкнуть лапу в глотку, уцепиться когтями за тонкую струнку нервов и тянуть – тянуть – тянуть пока не вытянет, игнорируя тошнотворное чувство, затем кинуть в снег, а после потоптаться, опустошить себя и одновременно наполнить спокойствием, уверенностью.
Крысолап вновь заскочил на ствол.
Этот раз дался ему гораздо легче. Перебирая лапами, он то и дело фыркал и дергался, когда ощущал, как под когти забивается очередная тонкая щепка древа, но не смел останавливаться. Он взбирался и взбирался, стремясь удержаться на стволе. Был момент, когда Крысолап оступился, соскользнул лапой и повис на трех. Но тогда, хватая за горло подступающую панику, Крысолап нахмурился и вцепился когтями четвертой лапы в дерево, продолжил подниматься. Его удерживало на плаву не желание высказать Волчеягоднику все то, что творилось на душе, не попытки оправдать свои ожидания – Крысолап хотел увидеть хотя бы толику гордости во взгляде наставника. Он даже перескочил на ветку – буквально прямо под наставником. Но лишь для того, чтобы пройтись осторожно по ней и, отметив более удобный подъем, подскочить – схватиться за верхнюю ветвь – повиснуть на ней. Затем Крысолап нелепо подтянулся, трясясь от напряжения мышц, но все же забрался, ткнулся практически в нос Волчеягодника. И обезумевшим взглядом, тяжело дыша, осмотрел учителя на предмет шишек. Если дымчатый кинет прямо сейчас в Крысолапа шишкой, то лететь угольно-черному далеко и долго. Возможно, стань Крысолап Крысиным Предводителем с девятью жизнями, то этот полёт он бы пережил. Но крысы, как известно, довольно быстро ломаются.
И Крысолап сломается точно также.
- Я смог.
Неизвестно, наставника ли оповестил Крысолап или констатировал факт исключительно для себя, удивляясь возможностям своего костлявого тела.

+5

31

Пока вреднючий Крысолап ворчал на него, Волчеягодник, высунув язык и прикрыв один глаз, целился шишкой прямо в его языкастую пасть. И, когда он уже почти вычислил нужную траекторию для полёта шишки, Крысолап наконец-то заткнулся и полез на дерево, грустно ухая, похрипывая и покашливая.
- Э-эй... скажи что-нибудь ещё... - пробурчал было Волчеягодник, но, махнув лапой, просто засветил шишкой Крысолапу в лоб. Ему хорошо сиделось на дереве, хотя оруженосцем он долго тренировался, прежде чем смог забраться хотя бы на самую нижнюю ветвь. Крысолап, в этом плане, даже обгонял его. Волчеягодник, тогда ещё Волчишка, всерьёз задался целью выучиться умению легендарного Небесного племени лазать по деревьям, и до кровавых мозолей истирал лапы в бесплодных попытках хотя бы на долю мышиного хвоста приблизиться к силе небесных воителей. Клыкастому котику придётся постараться, чтобы обыграть своего наставника.
Шишки на ветках вокруг сумрачного кота почти кончились, и он начал кидаться в Крысолапа веточками. Тот, однако, с завидным упорством полз ему навстречу. Волчеягодник знал, что градус тренировки понижать нельзя, а потому продолжал обстрел. Он мог захвалить и пригладить Крысолапа, но разве будет чёрному котику интересно, если он почувствует себя достигшим вершины? Прежде, чем Волчеягодник всерьёз похвалит своего непутевого оруженосца, тот должен научиться сам ценить себя и свои усилия. Если Крысолап чувствует, что хорошо постарался и стал сильнее, это уже должно быть наградой для него.
- Значит, волчьих ягод налопался, прохвост? Что-то ты слишком живой для таких экспериментов, - усомнился он в словах котика, швырнув шишку ему в нос. Естественно, полосатый воин в первый же день тренировок показал подопечному, какие ягоды можно есть несколько раз, а какие - только один, но не подумал, что Крысолап применит эти знания, чтобы поддеть его. 
Чтобы оруженосцу было ещё сложнее, Волчеягодник даже не подвинулся, чтобы дать ему место на ветке. С трясущимися, дрожащими лапами юный кот забрался наверх, утыкаясь в тело наставника.
- Предположим, ты здесь, - согласился Волчеягодник, поглядывая на грязную, встрёпанную шёрстку Крысолапа, обдуваемую ветром. - Но белка не будет сидеть и ждать, пока ты до неё доберёшься.
Зеленоглазый воин напряг мышцы и в несколько ловких бросков с ветки на ветку соскочил вниз, под сосну. Оттуда он посмотрел наверх, на съежившегося, дрожащего Крысолапа.
- Теперь ты должен спуститься вниз! - выкрикнул Волчеягодник, стараясь переорать шум ветра. - Если спустишься некрасиво или шмякнешься в сугроб, полезешь обратно. Зацепляйся за кору всеми лапами, затем переноси вес своего тела на три лапы, а четвертую спускай вниз. И так повторяй, пока не окажешься на земле. А пока будешь спускаться, громко и выразительно расскажи мне три своих самых любимых правила из Воинского Закона, которые ты всегда соблюдаешь. И поясни, почему эти три правила такие нужные и полезные. Начинай!
Волчеягодник поудобнее устроился, подложив хвост под зад, чтобы было теплее, и весь обратился в слух и зрение. Теперь он не кидал в Крысолапа шишками, но задание от этого становилось не сильно проще.

+5

32

Желание прямо сейчас, пока наставник не успел ничего сделать, столкнуть его и потребовать, чтобы Волчеягодник забрался к Крысолапу, пока последний в него кидает всем, что попадется под, было на одном уровне с желанием выжить и не свалиться со сломанными конечностями за проказы куда-нибудь в первый попавшийся сугроб, поэтому Крысолап усиленно удерживал рвущееся изнутри негодование. Он прекрасно осознавал, что именно решил затеять наставник, а потому сжимал зубы до скрипа, недовольно ежился – куксился – и исподлобья наблюдал точно в замедленном действии за тем, как учитель спускается вниз, слушал как медленно и размеренно уважаемый «Волчьи Ягоды» рассказывает, что Крысолап должен спуститься следом. И спуститься так, чтобы понравилось самому наставнику, иначе придется вновь подниматься наверх. Крысолап понимал – он не захочет подниматься сам, но, если Крысолап не поднимется после ошибки, то Волчеягодник забросит его самостоятельно. И забросит куда выше, чем сейчас находится оруженосец.
Поежившись, он посмотрел сначала вниз, потом наверх, затем снова вниз. И потихоньку стал... карабкаться выше. Ведь, если Крысолап не спустится, то Волчеягодник не будет ждать оруженосца весь день? Он, определенно, устанет, уйдет в лагерь. А там Крысолап спустится так, как захочет сам. Может быть даже поймает белку, принесет, положит в общую кучу и красноречиво посмотрит на серошкурого, мол, смотри, что я могу без тебя.
Но белок не было, как показалось Крысолапу. А осознание, что самому клыкастому вряд ли захочется сидеть на дереве больше, чем пять минут, пришло слишком поздно. Крысолап был ешё дальше от земли.
- Ты отсюда кажешься таким маленьким! – хохотнул оруженосец, а потом повторил – громче, чем в первый раз – потому что подумал, что наставник не услышит его из-за расстояния. Да, сам Крысолап слышал Волчеягодника, когда они были на примерно том же расстоянии, но Крысолап не имел такого громкого голоса, как у наставника: - Мне даже нравится отсюда наблюдать за тобой!
И разлегся на ветке, точно прилетевшая отдохнуть птица. Он подобрал лапы под себя, изображая черный камень, сверкнул желто-зелеными глазами и прищурился, будто бы Волчеягодник выглядел меньше муравья. А потом не удержался и под порывом ветра мягко соскользнул с ветки.
Пока Крысолап летел, он смог вспомнить все проклятия, которые тотчас приписал и ветру, и наставнику, и вообще всему миру. Потом, помолился Звездным Предкам, сразу же отозвал свои молитвы и приземлился в сугроб. В тот самый, в который его ранее посадил наставник.
Больно? Не то слово. Были ли сломаны лапы? Нет, ничуть. Если изначально Крысолап и приукрашивал исключительно для себя высоту дерева, то на деле все оказалось куда ниже. Да и ветки – Цаповы ветки! – смягчили падение безвольной туши, ласково направив Крысолапа в его же отпечаток. На этот раз Крысолап был погребен по шею – из сугроба торчала одна голова:
- Я шмякнулся сначала на ветку, а потом в Сугроб. И не успел вспомнить ни единого воинского закона, но это потому, что я думал о том, что хуже: спуститься красиво и упустить белку, или спуститься, шмякнувшись, но прямо на будущую трапезу. А как ты думаешь?
Попытки заболтать наставника были тщетны – Крысолап это прекрасно понимал, а потому наскоро, не дожидаясь ответа Волчеягодника, выкарабкался из сугроба и, не говоря ни слова, стал взбираться по стволу, недовольно фыркая и одновременно придумывая новые ругательства. Он даже умудрился пообещать себе, что в будущем непременно выведет эти ругательства в массы. А уж когда его воображение дошло до того, что Крысолап, будучи старейшим из старейших, будет обучать новое поколение тем самым ругательствам и рассказывать, как их применять на практике, нужная ветка ударила его по носу. Взъерошившись, ученик осторожно забрался на нее, а затем стал постепенно спускаться по стволу, скользя лапами и цепляясь когтями так, чтобы не нырнуть носом в злосчастный сугроб.
- Не щадя там вроде своей жизни, защищай плем-Да-нет-опять?!
Лапы подвели его, задрожали и расслабились, позволяя Крысолапу пуститься в свободный полёт. На этот раз черношкурый спикировал в соседний сугроб, решив, что там, определенно, будет мягче. Правда, встретившись носом со снегом, ученик подумал, что было бы очень неловко, попадись в сугробе, скажем, ёж. Ежи же бывают зимой? Крысолап не знал – он просто охотился.
- Можно я больше не полезу?
Вопрос не требовал ответа, а посему, скривив морду, недовольный своей судьбой ученик снова взобрался на дерево.
И снова упал. Упал и на следующий раз. И через пять попыток. Если подъем дался легко, то спуск был намного тяжелей. И это было вовсе не потому, что Крысолап не понимал как ставить лапы – он прекрасно это осознавал. Кот попросту не мог соединить мыслительный процесс и действия воедино, постоянно отвлекаясь то на одно, то на другое.
- Переступать границу нельзя-а, охотиться там то-оже, - взвыл Крысолап, обещающий себе, что это будет последний раз. Теперь он не спешил – следил в основном за своими лапами. Законы приходили в голову сами по себе через каждую ветку – черношкурому оставалось лишь вспоминать, что именно ему запрещали и из-за чего угрожали расправой, если Крысолап не последует совету не лезть, куда не просят:
- Слово Кометы – зако-он, и я должен слушаться её больше родной матери, - второй закон всплыл в памяти совсем случайно, поскольку Крысолап однажды чуть не позволил себе ослушаться указа Кометы. Хорошо, что мать-кошка успела увидеть сына стремящегося выбраться за пределы лагеря, любопытствуя, что же за крайним деревом. Лапы, тем временем, продолжали дрожать, но в этот раз Крысолап и не думал расслабляться, сжимая когти как можно сильней, вцепляясь в древо.
- И, э-э, - он задумался на некоторое время, передвигаясь по стволу: - Я должен, наверное, отвергнуть жизнь домашних кисок, как любой суровый воитель, так?
Только на последнем слове Крысолап ловко соскочил с дерева, вымотавшийся и уставший, но готовый, в случае чего, продолжать тренировку. Использовать физические способности и ум одновременно оказалось довольно увлекательным занятием, и Крысолап даже удивился – неужели, он так может? Но потом осознал – так могут все, надо просто захотеть. Вот темно-угольный захотел - он сделал то, что ему сказали сделать. А значит, ему все по плечу, так? Теперь осталось только белку поймать, и дело с концом.

+4

33

Волчеягоднику оставалось лишь усмехаться, наблюдая за тем, как наглый Крысолап ползёт вверх по дереву. "Какой же ты всё-таки простак", - думал он. "И ведь не хотел лезть на это дерево, а теперь белку из себя строишь".
Усевшись на ветке, Крысолап что-то пищал ему, как комарик. Воин услышал и смешливо оскалился.
- А ты отсюда выглядишь, как чага! - крикнул он, вспоминая чёрные наросты на деревьях. - Или ворона облезлая!
По-хорошему, стоило лезть и снимать заигравшегося оруженосца за шиворот, но ветер сделал работу за него, сильным порывом сбив равновесие чёрного котишки и швырнув его вниз. Волчеягодник почувствовал укол ужаса. С такой высоты можно и насмерть разбиться. Крысолапу, однако, повезло упасть в самую гущу ветвей. "Гадкий маленький крысёныш", - Волчеягодник пытался успокоить сердце, глядя на то, как оруженосец бьется о ветки. "Так тебе и надо, будешь знать, как меня не слушаться".
Он не хотел признаваться себе, что жутко перепугался за Крысолапа, когда тот упал. Куда проще было заменить страх злостью. Злость отрезвила его, и к тому моменту, когда оруженосец шлёпнулся в снег, Волчеягодник уже почти успокоился. Голова черношкурого негодника торчала из снега, остальное тело покоилось в сугробе.
- Я думаю, что ты кретин с полной башкой ос, вот что я думаю, - проворчал он, хватая Крысолапа за ухо и помогая ему выбраться из сугроба, ведь работать закопанными в снег лапами ученик не мог. Тот сразу же вырвался и полез обратно на дерево, ворча и ругаясь. Волчеягодник наблюдал за тем, как движения Крысолапа становятся увереннее, его когти всё крепче впиваются в ствол и из-под них перестают предательски осыпаться крошки коры. Переключив своё внимание на Воинский Закон, оруженосец перестал задумываться над тем, что делают его лапы, позабыл про дрожь и опасность упасть вниз. Инстинкты и физическая память работали за него, пока он мучился со своим нелюбимым Законом, пытаясь вспомнить хоть что-то.
"Мыслитель из тебя сомнительный, Крысолап", - рассудил Волчеягодник, ловя слухом обрывки ругательств, потоком льющихся из пасти этой чёрной пиявки, прилепившейся к дереву. "Но сейчас ты ставишь лапы именно так, как их должен ставить настоящий древолаз, даже не замечая этого".
Оруженосец завыл себе под нос что-то из Воинского Закона. Может быть, ему казалось, что это звучит "выразительно", но для Волчеягодника выступление Крысолапа звучало жалко. Юный котик не вдумывался в то, что говорил, в его речи не было уверенности. Ведь неспроста наставник попросил его продекламировать свои любимые части Закона, а не какие-нибудь случайные. Наконец, оруженосец-неудачник слез с дерева, и Волчеягодник подошёл к нему вплотную, разглядывая его дрожащие лапы, бока и клацающие от холода и усталости зубы. Похоже, Крысолап по крайней мере старался выложиться на полную. Но этого недостаточно. Воитель должен не просто прилагать усилия для тренировок, он должен побеждать самого себя, поднимать свои умения и свой дух на новую планку. Физически Крысолап свою слабость превозмог, а вот духовно он был крайне слаб и ничего с собой поделать не мог. Так рассуждал Волчеягодник, сметая снег с толстого соснового корня. Цапнув черношкурого негодника за шкирку, он посадил его, как котёнка, на расчищенный корень, чтобы не отморозил свой тощий хвост в снегу. "Надо будет сводить его к Иве на осмотр", - решил воин. Он и раньше водил Крысолапа в целительскую палатку, чтобы его хорошенько осмотрели на предмет блох, заноз и опасных инфекционных заболеваний, которые могли свести в могилу всё Сумрачное племя. Не то, чтобы Крысолап серьёзно нуждался в осмотре, но... выглядел он каким-то заразным, словно свободное время проводил, зарывшись в помойку. Ещё и клыки его эти, белыми червячками торчащие из пасти. "Бр-р. Если он всё-таки станет воином, я с ним на соседней подстилке спать не лягу".
- Слушай меня внимательно, - сказал он, устраиваясь перед Крысолапом. - Если не будешь слушать, скажу Комете, чтобы не брала тебя на следующий Совет.
Угроза была вполне весомая, так как оруженосец за всё время обучения ни разу не был взят им на Совет из-за плохого поведения. Каждый ученик хотя бы раз попадает на собрание котов четырех племен. Крысолапу не стать воином, пока он не научится достаточной дисциплине, чтобы Волчеягоднику было не стыдно представить его соседям-иноплеменникам.
- Ты считаешь, что Воинский Закон сковывает тебя, не даёт жить нормально, делать что тебе хочется, - начал он, строго поглядев на Крысолапа. - Но это не совсем так. В незапамятные времена, когда наша прародительница, Сумрачная Звезда, ещё не правила племенем, Воинского Закона не существовало. Коты дрались друг с другом, не щадя чужих жизней и не отпуская противника, пока тот не испустит дух. Повсюду валялись трупы. Мёртвые тела, которым не суждено вдохнуть воздух или насладиться вкусом свежей дичи. Вот как коты живут без Закона, Крысолап. Если бы все мы относились к Воинскому Закону также как ты, сейчас ты бы был... - Волчеягодник слегка кольнул Крысолапа в нос кончиком когтя. - ...мёртв.
Им давно пора всерьёз поговорить на эту тему. Его оруженосец уже не малой котёнок, чтобы не понимать, что такое смерть. Он видел бездыханную Саламандру и горечь Ивы над телом погибшей наставницы.
- Умный кот не подчиняется Воинскому Закону, он им пользуется, - заметил Волчеягодник, надеясь, что Крысолап запомнит мысль целиком, а не только первую её часть. - Правило запрещает тебе есть, пока ты не накормишь своё племя. Звучит как суровое ограничение, не правда ли? Но на самом деле, благодаря этому правилу ты можешь есть ту дичь, которую поймали твои соплеменники. Даже если ты заболеешь, тебя всегда накормят и защитят, ведь ты - часть племени, и законы, которые оно соблюдает, напрямую относятся к тебе.
Определённо, Волчеягоднику не хотелось, чтобы его ученик избрал судьбу бродяжки или, чего доброго, домашней кисы. Крысолап склонен попадать в передряги, и без помощи соплеменников может пропасть.
- Слушаясь Комету, не забывай о том, что однажды предводитель чужого племени осадит своего воина, посмевшего напасть на тебя, Крысолап. Законы не столько ограничивают тебя, сколько дают тебе свободу жить, быть сытым и сильным. Если ты воспользуешься ими с умом, то будешь сильнее любого, кто их не чтит.
Тяжело вздохнув, сумрачный воин страдальчески закатил глаза.
- Крысола-а-ап, вот таких пояснений я и ожидал от тебя. А не каких-то "не щадя там вроде своей жизни". Ты хоть что-нибудь понял из того, что я сказал?

+6

34

Он ожидал похвалы – во взгляде, в движениях, в интонации. Ожидал, что Волчеягодник сможет гордиться – впервые! – своим оруженосцем и не думать о том, что судьба послала на его голову нечто мерзкое, неприятное, не умеющее думать и рассуждать под стать своим соплеменникам. Но, похоже, Крысолап ошибался в своих суждениях – ошибался, когда думал, что наставник оценит его так называемое «мастерство» по-особенному. Глаза воина выражали недовольство, его резкие движения, его хват – все говорило о том, что Крысолап оплошал. В очередной раз.
Потупив взгляд, кот поскреб снег под лапами, недовольно нахмурился и отвел взгляд, стараясь не смотреть в глаза Волчеягодника. Сконцентрировавшись на взмывающем хвосте учителя, оруженосец завел уши за голову, стиснул зубы, но молчал, слушая каждое слово, направленное на него. Слушал, наверное, впервые, не упуская ни слова. Он слишком выдохся, чтобы спорить, слишком устал, чтобы идти против системы, существующей по сей день в племенах. Той самой, которую Крысолап так усиленно избегал вот уже много лун. Возможно, стоило продолжать, однако что-то – какая-то тонкая натянутая струна в подсознании – лопнула, обнажая истину. Взгляд прояснился, мир наполнился иными красками, но пока Крысолап не мог понять – светлые ли то цвета или же выжигающе отвратительные, неестественно яркие. Хотелось уйти – так просто, не смотря по сторонам, вглубь леса, спрятаться от чужих взглядов, чужих слов. Он выложился на полную, а все, что получил – очередной урок.
Сначала Крысолап негодовал, готовый в действительности сдаться, опустить лапы. Потом вслушался и понял – в чем-то Волчеягодник прав. И пусть самому клыкастому не нравится и половина того, что сказал ему наставник – серошкурый говорил истину. Возможно, слишком болезненную для принятия и слишком неправдоподобную для Крысолапа, но, все же, то была правда. Заскрипев зубами, он, наконец, смог поднять взгляд желто-зеленых глаз, уставиться немигающим взором в глаза Волчеягодника в надежде прочитать тоже самое, что услышал секунды ранее. Но не мог – будто бы темная пелена застилала все, вновь и вновь притупляя те самые краски, которые проявились из-за напряжения и адреналина, стучащего в ушах в унисон с сердцем.
Волчеягодник знал на что давить. Он прекрасно знал, как сильно Крысолап хочет попасть на Совет, как хочет воочию увидеть чужих воинов, ухватиться за чужие запахи и голоса, раскатами разливающиеся меж деревьев, запомнить цветастость шкур собратьев, оказавшихся на иной стороне.
- Я прекрасно понимаю, что ты мне хочешь сказать, - его голос звучал твердо и ясно – что, впрочем, сильно удивило Крысолапа, но виду он не подал: - Однако, у меня всегда останутся вопросы к Воинскому Закону и к определенным его пунктам. Согласен, я не рассматривал его с той стороны, с которой ты преподносишь его для меня. Сейчас.
Он смог, наконец, отвести взгляд от глаз наставника, смог осмотреть окрестности в страхе, будто бы кто-то сейчас выскочит из-за деревьев и поднимет Крысолапа на смех.  Затем, опустил глаза и съежился, втянув голову в плечи:
- Но я не готов быть скованным, связанным безвольной птицей, попавшей в путы тернового куста. Ни сейчас, ни после – если стану воителем. Я прекрасно понимаю, зачем необходимо отрекаться от жизни домашних котят – да и самостоятельно в ясном уме ни за что не примкну к тем, кому преподносят еду в виде мелких шариков – или что там предлагают двуногие отъевшимся собратьям. Я не понимаю, зачем мне в будущем пригодится сохранять молчание аж всю ночь, не смыкая глаз. Не понимаю, почему я обязан защитить чужого котёнка, если вдруг увижу его в опасности. Мне невдомек, Волчеягодник, для чего я должен благодарить за пойманную своими же лапами дичь. Что будет, если я забуду сказать – подумать – об этом? Действительно ли мне необходимо это соблюдать?
Он раскрывался, наверное, впервые своему наставнику – впервые доверял сокровенные тайны, вырываемые прямо из сердца, где те хранились с шести лун, если Крысолап, конечно, не запер их там еще раньше. С матерью о подобном черный говорить не мог – она бы попросту не захотела его слушать. С остальными – тем более, его неправильность не поймут, сломают – заставят переучиваться даже под нежеланием самого Крысолапа. Его превратят в то, чего больше всего боялся оруженосец – в свято-верующего. Ведь задавать вопросы – это правильно? Вопросы будут мучить Крысолапа всю жизнь, как всю жизнь он будет учиться новому. В его голове и без того столько знакового, но то только в голове – не на сердце. В сердце – тьма, неверие в светлые помыслы остальных.
- Я могу тебе доверять. – он хотел спросить, но точка в конце возникла сама по себе, и Крысолап даже дернулся от своего звенящего голоса, от своего признания, которое ни разу не озвучивал Волчеягоднику вслух. Однако под конец обучения можно все.
- Я знаю, как пользоваться вещами. Но само пользование не убедит меня в том, что я делаю правильно. Я хочу действовать по зову сердца – не подвигов. Хочу глубоко и резко хватать воздух носом, а не корчиться, ощущая как легкие сжимаются от невозможности действовать так, как хочу я. Я боюсь потерять себя, Волчеягодник.
«Возможно», думал Крысолап, «Мне действительно стоило родиться в иное время. И умереть»
А затем дернулся, будто бы испугался, что сейчас вот-вот упадет, поднял в очередной раз взгляд на Волчеягодника и проглотил ком, застрявший в горле с того самого момента, как наставник стал вещать о Воинском Законе:
- Ты уверен, что чужой предводитель осадит своего воина? Но что, если он осадит своего воина тогда, когда иноплеменный добьет меня? Что я получу с этого? Спокойствие и уверенность в том, что я не один действую по Воинскому Закону? Где гарантия того, что меня, пользующегося Законом, не убьет тот, кому чужды правила, придуманные много лун до нашего рождения?

+4

35

Маленький Волчишка непременно перебил бы Крысолапа, вставив в его монолог своё важное волчишкинское мнение. Но Волчеягодник выслушал оруженосца. Он открыл было пасть, но после слов о том, что Крысолап доверяет ему, не стал перебивать оруженосца.
- Единственное, что тебя ограничивает - это ты сам, Крысолап, - наконец, сказал он, глядя чуть поверх юного кота. - Чего тебе не хватает? Хочешь - гуляй, я готов разрешить тебе выйти за пределы наших территорий и взглянуть на владения одиночек. Хочешь - заводи друзей в других племенах, Закон этого не запрещает. Не хочешь благодарить предков за дичь? Не благодари. Этот закон придуман не для того, чтобы все как мышеголовые дурачки ходили и бормотали благодарности, а чтобы не ловили больше нужного. Тебе достаточно быть благодарным в душе, просто осознай, что мыши и жабы не берутся из воздуха.
Волчеягодник вздохнул, борясь с мыслью, что его оруженосец просто с жиру бесится, выдумывая себе какую-то свободу, от которой его ограничивают соплеменники со своими идиотскими законами.
- И вообще, прежде чем ты себя потеряешь, ты должен себя найти, - назидательно протянул он, морща нос. - Я не буду объяснять тебе заново все пункты Воинского Закона, ты должен сам подумать, каково нам жилось бы без них и сделать вывод об их важности. Никто не ждёт, что из тебя выйдет легендарный герой, Крысолап. Соплеменникам не нужно от тебя больше, чем ты можешь. И ты ошибаешься, если думаешь, что без меня, нашего племени и законов тебе будет лучше.
Наверное, ему не стоило говорить так резко, но Крысолап не из тех, с кем нужно возиться как с тупым котёнком, в конце концов. "Пусть крысёныш думает своей головой, должен же он понять, что ошибается. Рано или поздно, он обязательно поймёт".
- Есть отступники, идущие против Воинского Закона, - согласился Волчеягодник, кивнув головой. - Но если ты будешь соблюдать Закон, то и кто-то другой непременно будет его блюсти. Племена живы, пока мы все верны нашему Закону. Нарушители жестоко наказываются. Не потому, что они такие ущемлённые и свободные, а мы, Крысолап, такие угнетатели, нет, не поэтому. А потому, что если нарушителям позволить оставаться безнаказанными, погибнут живые коты. Воители, котята, оруженосцы. Поэтому даже самые свирепые из нас не будут добивать противника и спасут чужого котёнка. Потому что мы все хотим жить и хотим, чтобы ты, Крысолап, и всё будущее поколение жило и процветало.
Подул сильный ветер, вздыбив шерсть Волчеягодника. Он подставил ветру разгоряченную морду, стараясь успокоиться. Вряд ли ему удавалось быть хорошим наставником для Крысолапа, ведь он не мог даже смысл Воинского Закона ему вдолбить. С неохотой пришлось признать, что любой из воинов справился бы с этим лучше сварливца Волчеягодника. Усмехнувшись себе в усы, он понял, что снова облажался. Как во времена своего детства, когда ловил волшебную лягушку, а вытащил из болота никудышного, горбатого уродца-лягушонка. "Наледь бы посмеялась над моими скомканными объяснениями", - подумал он, продолжая наслаждаться свежим ветром. Ему показалось, что светлоокая воительница стоит рядом и беззлобно подтрунивает над ним.
"Постой-ка... а ведь она и вправду где-то рядом. Ветер принёс её запах! Её и Сойкоглаза!"
- Крысолап! - взвыл Волчеягодник, подлетел к оруженосцу и схватил его за щёки, растягивая их, как у толстой жабки. - Чуешь? Наледь с Сойкоглазом где-то неподалеку. А мы стоим против ветра. Ты знаешь, что это значит? Ты знаешь, что это значит!
Волчеягодник хищно улыбнулся и пожирающим взглядом осмотрел оруженосца.
- Я сделаю из тебя настоящее чудище, понял? И мы напугаем этих двоих до визга! Ха-ха-ха! Жди меня, Крысолап!
Он убежал куда-то, высоко подняв хвост, крайне воодушевлённый будущей пакостью. Его не было какое-то время, а вернулся он растрёпанный, с царапиной на щеке и куропаткой в зубах.
- Готов к приключениям, крыса облезлая? - Волчеягодник дерзко улыбнулся, подмигивая клыкастому котику.

+6

36

- Воинский Закон пуга–, - Крысолап осекся, захлопнул пасть и помотал головой, выбивая ненужные мысли. И тут же поправился:  – Путает, Волчеягодник.
Наконец-таки он смог найти время поговорить с до одури боевитым и замечательным наставником с глазу на глаз подальше от чужих ушей, но и тут всё шло совсем не по тому плану, который Крысолап хотел было составить в своей голове, но, как обычно, все напутал и не исправил. Теперь ему оставалось только неуклюже скрести лапой по древесной коре и придумывать оправдания своему нелепому поведению. Хотя, какие это оправдания – Крысолап действительно путался, хмурился и недоумевал правилам, которым следуют почти все воители. Ему, Крысолапу, было хорошо и без слепой веры в звездные тела да служения на пользу словам, выдуманным за долго лун до его рождения. Он прекрасно понимал, что сейчас никому Воинский Закон не помешает напасть гадко со спины, вгрызться зубами в его тонкую шею, переломить хребет, заставить стонать и извергать из себя маслянистые темные сгустки крови, а потом оправдаться, мол, все сделал исправно по Воинскому Закону. Следовательно, использовать Закон можно лишь в тех случаях, если он находится с кем-то из племени. Но вдруг племенной будет Несоблюдающим, что тогда? Тогда Крысолап снова умрет. И будет умирать раз за разом, не доверяя практически никому. Либо, есть прекрасный, но тяжело осуществимый вариант – обнаружить среди своих того, кому также чужды правила и уже рядом с ним делать все, что душа пожелает.
Темная шерсть всколыхнулась не то от легкого ветерка, не то от того, что Крысолап едва уловимо поежился в такт своим темным мыслям. Опустив взгляд на сильные лапы наставника, оруженосец представил, как Волчеягодник шустро срывается с места и одно лапой бьет своего ученика куда-то в грудь – за непослушание, за несоответствие придуманным «стандартам». За то, что Крысолап явно не выживет, будучи воителем. А луны неисправно приближали клыкастого к тому самому дню, когда он будет целиком и полностью предоставлен сам себе. К тому дню, когда его жизнь изменится и перескочит на грань под названием «Убивай или будешь убит». Боялся ли Крысолап? Не то слово.
- Спасибо, Волчеягодник, - выдохнул он и поднял слезящиеся от ветра глаза на наставника. Шмыгнув носом, он потоптался на месте и щелкнул пастью: - Я знал, что не прогадал с доверием. Из твоих слов мне стало хотя бы немного, но понятно.
«Тем не менее, я буду думать над другими обходами сочиненным мертвыми котами законов. Я буду соблюдать их и не соблюдать одновременно – тогда, когда буду ненаказуем. Тогда, когда моя жизнь будет под угрозой. Тогда, когда буду сам отчетливо понимать, что я не хочу делать то, что нам говорят с рождения. Прости, Волчеягодник, я никудышный ученик»
И замолчал, переваривая всю полученную информацию в голове, подводя факты к фактам, раскрывая перед собой жабьи шкуры и рассматривая внутренности, так похожие на правду. Они не были правдой. Может для кого-то – конечно, но совсем не для Крысолапа. На удивление серьезный, он завел уши за голову и обернулся на шорох позади себя, проследил за взлетающей птицей, а затем дернулся. Впрочем, дернулся он отнюдь не из-за птицы – из-за громкого оклика наставника.
Крысолап вытянулся стрункой, обезумевшим взглядом скользнул по морде Волчеягодника, стараясь понять, радоваться ли ему или огорчаться. С одной стороны, Наледь и Сойкоглаз были отличным товарищами, но с другой стороны  чрезвычайно веселый тон наставника не сулил ничего хорошего. Опасливо попятившись назад, Крысолап пожал плечами.
- Что-о это значит? – уточнил он риторически, а затем сразу же получил ответ. Тот самый ответ, который он боялся услышать. И одновременно который жаждал слышать с того самого момента, как их разговор зашел в тупик.
- Но... Почему... Как... Эй, я тоже хочу что-нибудь подобрать под наше чудище, подожди-и! – настроение резко скакнуло вверх, и Крысолап с замиранием сердца смотрел вслед за удаляющимся наставником. Того не было всего ничего, но за этот промежуток времени Крысолап успел набрать несколько веточек и, к приходу учителя, уже пытался нанизывать их на свою шерсть точно еж на иглы листья. Без грязи, к сожалению, веточки не хотели цепляться, но Крысолап не отчаивался. Удивленно заморгав, Крысолап осмотрел Волчеягодника, зацепился взглядом за царапину на щеке, а потом перевел глаза на куропатку.
- Ты хочешь, чтобы я вышел к ним с этой куропаткой? Думаешь, Наледь и Сойкоглаз испугаются меня лишь потому, что я наконец-таки принесу дичь? Скажут, «О, нет, Крысолап научился охотиться и убивать, пощади нас, Крысолап!»
Оруженосец старался говорить как можно тише, но его голос дрожал от предвкушения – он знал: если Волчеягодник что-то придумает, то это будет нечто грандиозное.
- О, э, погоди. А как мы сможем напугать Сойкоглаза? Он не заметит меня. Не заметит наших стараний.
О звуках Крысолап даже не думал – не понимал, может ли вообще хоть что-то испугать слепого от рождения кота.

+5

37

Глядя в глаза Крысолапа, Волчеягодник чувствовал, что не верит ему. Все эти вдохновенные слова прошли мимо ушей оруженосца. Он хлестнул себя хвостом по боку, стараясь скрыть раздражение. "Ладно, ничего страшного. Он поймёт. Со временем. Надеюсь, ему будет не очень больно, когда наступит этот момент".
Они двое ещё поговорят о Законе, но потом, когда-нибудь потом. Волчеягодник усмехнулся и переключился на продумывание своего коварного плана.
- Ты хочешь вставить ветки? Ладно, будут ветки, - деловито пробормотал сумрачный воин, обходя Крысолапа и осматривая его со всех сторон. Тот сразу же начал строить предположения, заставив Волчеягодника страдальчески закатить глаза. Под его ногами снег и земля смешивались в грязную кашу. Сезон Юных Листьев медленно, но верно растапливал льды. Волчеягодник щедро зачерпнул снежной грязи и с хлопком опустил массу на лоб Крысолапа. Затем выдернул из куропатки два длинных маховых пера и вставил в грязь, налепленную на оруженосца.
- Ты не поймаешь куропатку, Крысолап. Ты станешь куропаткой. Гигантской, отвратительной, клыкастой куропаткой.
Естественно, перьев не хватило бы, чтобы покрыть тело юного кота полностью. Поэтому Волчеягодник импровизировал, обмазывая своего оруженосца грязью и облепляя ветками. Кое-где он вправлял кусочки коры и перья. На середину макушки Крысолапа находчивый воин налепил засохший старый гриб, найденный в заброшенном дупле и посыпал ореховыми скорлупками. Толстую сосновую шишку он попытался вставить в ухо "чудища", но она оттуда вывалилась.
- Да куда ж эту шишку запихнуть... - прошипел Волчеягодник, тыкая шишкой в Крысолапа, но в итоге разочаровался и выкинул её прочь. Вместо этого он разрыл снег и нашёл под ним прошлогодний мох, вялый и жухловатый. С радостным возгласом он водрузил куски мха на спину Крысолапа.
- Смотри. Представь, что тебя тошнит. И одновременно с этим кто-то рассказал тебе по-настоящему смешную шутку. Ты смеёшься. Тебя тошнит и ты смеёшься. Вот примерно такой звук ты должен издать, чтобы напугать Сойкоглаза. Всё в твоих лапах.
Осмотрев получившееся чудище, Волчеягодник довольно хмыкнул. Выглядел Крысолап так, будто накануне выбрался из могилы, а родила его собака. Не то, чтобы обычно он выглядел сильно лучше, но Волчеягодник всё равно гордился своей работой. Длинные клыки оруженосца прекрасно подчёркивали его жуткий образ.
- Слушай и внимай. Ты пойдёшь вперёд и постараешься не растерять по дороге то, что я на тебя налепил. Я осторожно подкрадусь сзади и буду ждать Наледь в засаде. Далее, ты пугаешь этих двоих до полусмерти. Я ловлю Наледь, а ты можешь снять с себя... маскировку и поймать Сойкоглаза. Всё, добыча у нас. Есть вопросы? Нет вопросов, любимый наставник!
Волчеягодник рассмеялся и подтолкнул разряженного в грязь, ветки и перья Крысолапа вперёд.
- Я верю в тебя, малыш! - сказал он на прощание, исчезая среди кустов.
--> жабий пруд

+6

38

Болото >
Вечер плавно переходил в ночь. Осталось немного времени на охоту, иначе времени на сон уже не останется, то есть никто из всей этой компании не сможет хорошенько выспаться перед следующим днем.
Туман бежал вперед словно бы все это было просто прогулка. Твердый шаг и размеренный ритм. Достигнув своей цели - добравшись до сосняка, кот остановился. Глаза с трудом держались открытыми, забывать про сон сосем - плохая идея, именно об этом сейчас ему сигнализировал организм.
- Поиграем в игру "кто больше поймает"? - посмотрев на Воронушку, воитель довольно оскалился. Котята ведь всегда играют в игры. Их "котячий патруль" как раз подходит под описание и может заняться именно этим увлекательным делом. - Собираемся здесь, через пару часов.

Кого можно поймать в сосняке, да еще поздним вечером - почти что ночью? Довольно любопытно, но многих. Начиная мышами-добычей, заканчивая птицами-охотниками-добычей. Туман представил как сова охотится на мышь, а он не сову. Получилось вполне себе фантасмагорическое зрелище.
Где-то высоко на грани слышимости хлопали крылья, но было просто невозможно охотится на птицу, затаившуюся где-то на верхушках громадных сосен, а значит эта добыча временно остается там где она есть. Нужно искать что-то более податливое.
Белки спокойно себе поживали на грозовой территории или уже спали в своих домиках на деревьях...
Как на зло все то обилие добычи, что можно найти ночью, старательно пряталась от Тумана. Расфокусированное сознание, усталость или потеря навыков тому виной, но ничего не попадалось.
Через бесконечно долгое брождение по лесу, кот лишь раз расслышал, как копошиться где-то в корнях совсем уже отчаянно бесстрашная мышь. В мгновение сознание переключилось на задачу, лапы напряглись, тело немного пригнулось к земле. Медленно подобраться, слиться с лесом, с тенью и ... Прыжок, удар, предсмертный писк и вот еще теплое тельце болтается в зубах добытчика.
Задрав голову, Туман заметил, что пришло время возвращаться к месту сбора. Что же, сам предложил игру, теперь уже поздно отказываться от своих слов, да и всегда поздно отказываться от слов. Что сказано, то сказано.
- Время вышло! И что мы видим? - выбравшись на полянку первым, кот уселся на землю и постарался не заснуть ожидая. Воронушки и Тьмуши пока не было в поле зрения, так что...
Глаза закрылись сами, голова поникла, а бедная мышка едва-едва цеплялась своей шерстью за острые клыки чуть приоткрытой пасти. Примерно так кот и задремал, в сидячем положении.

Добавлено спустя 2 месяца 10 дней (4.07.19)
Эта игра происходит в разрыве.
Если Воронушка не вернется и не ответит, то данный разрыв завершен!

Отредактировано Туман (04-07-2019 14:37:46)

0

39

----главная поляна

Рябчик шел впереди всем внимательно всматриваясь по сторонам, пытаясь не упустит ни одного подозрительного шума или запаха, не принадлежащего этому месту. Учитывая, что видимость в этом сосновом лесу была минимальна из-за огромного количества деревьев, а многие запахи перебивал приятный еловый аромат, что-то упустить было легче легкого. Вообще мысль о том что именное его отправили на такую сложную часть территории, немного огорчала молодого кота, но вспоминая, что и в других местах на территории теней было так же не легко, обида проходила. Да и в конце-концов он же не один, так что нервничать. С ним пошел Туман, который явно прикроет от неожиданной атаки, а еще и подоспела молодая воительница Ветла, что было замечательно. Втроем можно будет гораздо быстрее обойти эту злосчастную территорию и отправиться дальше.
-Давайте будем повнимательнее, не хотелось бы в итоге встать спиной к какой-нибудь заблудшей собаки и так глупо закончить свою жизнь.-в пол голоса произнес он, на пару секунд взглянув на собеседников. Не то что на деле были подозрения, что среди этих деревьев кто-то ходит, но подстраховаться всегда было не поздно. Кот передвигался медленно, заглядывая за каждое дерево, кустик, подмечая подозрительные места, но пока ничего о чем было в указаниях не находил. Видимо если псы и оставили какие-то следы, то они были не на краю этого места.
-Как-то все пока подозрительно. Они потоптались по нашей территории, не заглянули в лагерь, хотя явно были совсем рядом и ушли куда-то дальше. Просто проигнорировали племя Теней, это прям какое-то неуважение.-весело проговорил он, пытаясь разрядить ту обстановку, в которой они оказались после возвращения глашатая.
-Кто чем был занять, перед всеми этими неожиданными событиями?-поинтересовался Рябчик, остановившись и посмотрев на соратников.

Отредактировано Рябчик (09-07-2019 07:35:26)

+2

40

Главная поляна>
Серый кот немного расслабился и прибывал в приподнятом настроении. Быстро переставляя лапы, Туман нагнал и почти обогнал Рябчика. Сосновый лес был одним из его любимых мест и даже не спрашивайте почему, ибо воитель сам не знает.
- Рябчик, ты сегодня сварлив как старейшина. Все тебе смерть мерещится за каждым пеньком. Ты как хочешь, а я не собираюсь помирать. - Отмахнулся кот, при этом его пушистые уши старательно улавливали малейшие колебания звука. - Блохастые подстилки с клыками производят много шума. Если они не поджидают где-нибудь в засаде, то мы их услышим за долго до того как окажемся близко к ним.
"Спрятать много собак на одном клочке земли сложно, а с одной тварью мы как-нибудь еще потягаемся... В конце концов, Рябчика отправим в лагерь за подмогой... Или Ветлу? А кто шустрее? Надо будет устроить соревнования, дабы впредь знать кого посылать."
Обыскивания всех кустов, нор и углублений дело нудное... А если учитывать, что все это происходила в тишине, дабы вовремя услышать врага, то как-то еще и угнетающе. Туман даже подумал, что ощущает себя как во время очередного наказания в период ученичества. Полезное и важное дело, но ску-учное, правда тогда оно-задание зачастую еще было и противное: вроде как копаться в грязной шкуре выискивая всякую мелкую живность. Однако на этот раз разыскиваемое назвать "мелким" было никак нельзя...
- Да кто этих псов знает, может за ними лось гнался... Лисий хвост с их уважением, не знаю как вам, а мне как-то и без их уважения хорошо жилось. Откуда тут вообще эта стая взялась? Вот это вопрос, не было ж их, так пришли, даже прибежали! - идея о беседе была легко подхвачена воителем. Что толку бродить в молчании, очевидно что псов здесь нет, или они бы уже давно нашли хоть слабый запах.
- Собирался одному коту гриву причесать когтями, а так... пустяки одни. - ответил серый, тоже останавливаясь. - Ветла, а ты быстро бегаешь?
Бестолковый комок меха прибывал в странном состоянии: одновременно с добродушным настроем смешивалось напряжение ситуации, на язык тянулись всякие глупости (отчасти язвительные), а тело требовало какое-нибудь мишени для полосования когтями.

+2


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » сосняк