У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance Впереди вечность
16.03 Нашему форуму исполняется ровно полгода с того дня, как были открыты двери в наш с вами дом, в наше последнее пристанище, где каждый нашел свой место!
Мы поздравляем каждого игрока с этой маленькой, но все же значимой датой! Спасибо за вашу теплоту, за невероятные отыгрыши, ламповую атмосферу на форуме и за то, что вы стали частью нашей огромной кошачьей семьи! Мы не устанем говорить, как сильно вы нам дороги и как крепко мы любим вас и ваших персонажей. Именно благодаря вам на "последнем пристанище" царит такая дружественная и светлая обстановка. И от всей души говорим вам спасибо! Наша дорога домой была долгой и трудной. Но мы выдержали и наконец достигли своей цели - нашли свой дом. Форум бережно отстроен каждым из вас - ваши идеи, мысли, сюжетные повороты - все это - мощный фундамент, благодаря которому "последнее пристанище" стоит нерушимой крепостью.
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » ежевичные заросли


ежевичные заросли

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://s5.uploads.ru/q7IMO.png

ежевичные заросли
——————————————————————
Через гремящую тропу раскинулись густые колкие заросли ежевичных плетей, что норовят зацепить любого пришедшего. Но Сумрачные воители не отвергают столь отталкивающую растительность, ведь среди недружелюбных шипастых стеблей и побегов обитает множество достаточно разнообразной дичи для территории племени Теней. Помимо лягушек и ящерок, что встречаются практически на всей Сумрачной местности, тут вдобавок можно встретить некоторых грызунов, а также некрупных птиц, слетающихся трапезничать сочными темными ягодами, что произрастают на этих гибких ветвях в определенную пору..

0

2

сеновал --->

- Бр-р-р-р, чтоб я еще хоть раз задержался возле такого непотребства, - всю дорогу до обнаруженного им убежища серошкурый плевался и жмурился, стараясь забыть, каким образом детеныши появляются, оказывается, на свет. Нет, Гор, конечно, представлял, как все-таки входит-выходит новая жизнь, но видеть это ему совершенно не улыбалось.
- Та-а-а-а-ак, - протянул самец, принюхиваясь. Где-то здесь он бродил, не почуяв свежих меток, а потому решил, что это место вполне подойдет, чтобы переночевать здесь денек-другой. По крайней мере, никаких лишних кошек, котят, слизят и прочей мерзости, которая сопровождает этот нелицеприятный процесс.
Черт, да Гор даже как-то зауважал их мать - хотя куда уж больше, да?
- Смотри, вот тут за зарослями нора - все же лучше, чем там, да? Буэ, отмыться бы еще от этих запахов, да закусить мышкой посочнее, - сетовал Цефею самец, чувствуя, как тошнота подкатывает к горлу. Можно было бы подумать, что теперь его навсегда отвернет от кошек, но-о-о... нет.
- Кстати, не рассказывал. У меня тут припугана одна прелестница, - осклабившись, заулыбался во всю пасть Гор: ну чем бы не похвастаться перед братцем, правда? К тому же, Цефей знал, что брат у него - тот еще волокита.
- Оставил в одном гнезде. Сказал, выслежу и утоплю, если сунется куда-нибудь. Как думаешь, осталась она там еще, а? - ухмыльнулся Гор, а потом тут же поменялся в лице, тормозя на полном ходу.
- Дьявол, - ругнулся сын Макоши, чувствуя, как холодеет, - надеюсь, она не залетела.

+3

3

сеновал →

Оказавшись вновь в пути, ты всю дорогу выслушивал жалобный скулеж брата на счет той ситуации, в которую они встряли около сеновала. Да, все это, конечно, было неприятно и очень-очень противно, особенно учитывая твою сверх брезгливость, но ты старался держать все эмоции глубоко внутри. Поэтому ты просто отмалчивался, идя чуть позади серошкурого кота. Порой, болтливость братца сильно надоедала, но сейчас это был не тот случай, ведь он снова озвучивал весь спектр тех чувств, которые плескались у тебя в душе.

Сейчас вы оказались на территории племени Теней. Ты не особо жаловал здешних крыс, наверное, они являлись самыми отвратительными, если рассматривать всех остальных. На этой территории тебе везло меньше всего, но сегодня тебе было на это плевать. Вам надо найти ночлег, а окрестности Теней просто самые ближайшие.

Вокруг было тихо, ни души. Сейчас вы меньше всего хотели, чтобы вас обнаружили патрульные племени.

— Да-да, выбирай местечко получше, — бросил ты, заглядывая через плечо Гора, чтобы оценить найденное убежище. Главное, чтобы скрывало со всех сторон. — Грр, Гор, перестань, сейчас бы поскорее забыть об этом и завалиться спать. А думать о еде после такого вообще не возможно, — раздраженно повел ухом ты на следующую фразу брата. Он действительно надоел. Мог бы уже и заткнуться. Тебе вот уже было глубоко наплевать на этих двух отчаянных, хотя аппетит они все-таки сумели отбить.

После чего ты проследовал вперед, обнюхивая найденную нору. Вроде никаких следов лисы или другого хищника нет. В это время братец рассказывал уже другую историю, в этот раз о своих очередных похождениях. Ты отвернулся. Ну вот, опять кошки. Ты ненавидел кошек. Не любил заниматься теми делами, которыми занимался Гор, словно у тебя отсутствовали все инстинкты. Выслушав его рассказ до конца, ты усмехнулся:

— Надейся, так как я не собираюсь помогать тебе растить твоих отпрысков.

+2

4

Вот уж удивительно было слышать, как прежде спокойный и невозмутимый Цефей вспылил. Более того: рыкнул на брата!
— Грр, Гор, перестань, сейчас бы поскорее забыть об этом и завалиться спать, - проворчал самец, нарвавшись на изумленный взгляд серогривого.
- Ты это, - не угрожающе, а потрясенно, - не рычи на меня. Я тебе порычу, - нелепо моргнув, здоровяк принюхался к меткам у деревьев и скривился. Уф, территории этого племени пахнут как-то едко.
- А думать о еде после такого вообще не возможно, — раздраженно вякнул Цефей, и Гор глухо рыкнул, предупреждая братца, чтобы знал границы.
- Значит, ночуем тут, - заявив, что последнее слово за ним, самец распушился и обошел нору по кругу, разведывая, что тут есть поблизости. Лес, хоть и был холодно-снежным, пестрил запахами дичи, еще более отчетливо слышимых среди снежного ковра на хвое.
— Надейся, так как я не собираюсь помогать тебе растить твоих отпрысков, - съязвил Цефей, которого серый слушал вполуха.
- Ладно, ладно, хорош, - рявкнул, как это водится у братьев, Гор, раздраженно покачивая хвостом. Цефей, конечно, был родственником, но иногда уж очень хотелось ему всыпать.
- Я тут в округе поохочусь, - буркнул ему здоровяк, намеренно отворачиваясь от брата и хмуро топая в ежевичные заросли, среди которых, если присмотреться, были и лазы, и удобные ходы - так, чтобы длинная, косматая шерсть почти не цеплялась за раздражающие колючки.
В конце-концов, ну на кого он может нарваться в такой глухомани?

+1

5

и вместо прощанья, махнув из окна загорелой рукой,
рванется туда, где в дыму и слезах начинается бой.
где звезды горят вместе с небом, от дыма не видно ни зги.
где за лесом речка, за речкою фронт, а за фронтом враги.

Отделившись от шипастых полуденных теней, лёгкая фигурка с неудовольствием и затаённым гневом услышала незнакомый грудной голос, доносящийся из хитросплетений ежевики. И если облики встречных котов быстро стирались из памяти воительницы, то вот громкие ли, тихие ли звуки, ими издаваемые, никогда. Бесспорно, до границы буквально лапкой котёнка подать, однако всё же подать. Граница оная, к прочему, меж племенами, а уж никак не с таинственными землями угрюмых чужаков да свободных ветров. Говорил чужак. Абсолютно разномастный, распадающийся на тысячу осколков и одновременно ничего не значащий запах о том сообщал весьма навязчиво. Говорили два чужака.

— С двумя вряд ли справлюсь, но, — будто читая мысли трёхцветной, один из котов выразительно зашуршал зарослями. Тихо метнувшись в сторону, подобравшись слитным порывом, Полынь выждала, пока пришелец окончательно не отдалится от сообщника. Это дало шанс осмотреть будущего противника. К несчастью для племенной им оказалась внушительных размеров сизая туча. Не выглядящая, впрочем, больно-то матёрой. — Да ты сама не старшая, забыла? — как ни посмотри, перевес не на её стороне. Кошка ухмыльнулась. То, что нужно.

Не ожидала лишь молодая воительница от своего пушистого оппонента лихой манёвренности, и потому сильно удивилась, когда оный внезапно подался в кусты, не дав совершить прыжок. Лапы больно хватанули сырой земли. Понятно. Не всё то жирное и неповоротливое, что большое. Или кажется большим из-за обилия шерсти.

Увы, философствования быстро пришлось прервать — кот решил повторить неудавшийся подвиг Теневой. И, как ни забавно (совсем не забавно), успешно. Подавшись влево, Полынь споткнулась о собственную неуклюжесть, угодив аккурат под тушку бродяги.

— Я всё гадала, — трёхцветная едко ухмыльнулась, уже примериваясь для хорошего пинка, — тугодум ты али просто заблудился? Однако теперь вижу — первое, верно? Ни фантазии, ни знаний, шерсть сплошная в черепушке, м? — внезапно сомкнувшиеся на пёстром ухе клыки не дали язвительной речи продолжиться, а воительнице как следует примериться. Сухощавые лапы дрогнули, лишь смазано пройдясь по боку.

Перед серо-зелёными глазами резко принялось темнеть, и Полынь бы рада думать, что это просто нежданно-негаданно вечер наступил, однако из-за острой нехватки воздуха «вечерело» только в её сознании. Лёгкие обожгло огнём, окольцевало горящими шипастыми ветвями, уши оглушило шквальным остро-ледяным гулом снежной круговерти, обоняние напрочь отбил запах беды. Неужели столь скорой?

Неужели вечный покой должен заполучить её душу сейчас?

+5

6

Распрощавшись с Цефеем, серогривый самец все блуждал по густым ежевичным зарослям, размышляя, какое же удачное укрытие здесь получается в летний сезон: тепло, зелено, укромно. Неожиданно ловко для такой пушистой туши Гор передвигался по своеобразному природному лабиринту, неслышно ступая мягкими лапами: живот изредка урчал, требовал хорошенько пожрать, и сын Макоши от души надеялся если уж не на совсем удачно застрявшего в зарослях крольчонка, то на какую-нибудь неуклюжую птичку точно.
Скрип. Треск. Самец пригнул голову, но навострил уши, выглядывая в лабиринте ветвей и снежной белизны потенциальную добычу. Приоткрыв пасть, чтобы лучше захватывать запахи, одиночка опешил всего на мгновение: да здесь, мать её подери, кошка!
Да еще этот запах, едкий, вонючий - совсем как пропахшие здешние территории. Еще одна племенная киска в коллекцию?
Охота оказалась неожиданно забавной, и Гор, осклабившись в собственных фантазиях, едва не растерялся, когда сероватое нечто выскочило прямо у него под носом: самец едва-едва успел отстраниться назад, встречаясь с жестковатым взглядом воительницы.
— Я всё гадала, — трёхцветная едко ухмыльнулась, а Гор на всякий случай (вообще, рефлекторно) обнажил верхние клыки, заодно распушая загривок и визуально увеличиваясь в размерах, — тугодум ты али просто заблудился? Однако теперь вижу — первое, верно? Ни фантазии, ни знаний, шерсть сплошная в черепушке, м? - неожиданно спокойно молвила незнакомка, навевая недавнюю встречу.
Да, та речная строптивица тоже говорила ярко и охотно, а по итогу...
Не ударяясь в чесание языками, Гор рыкнул и сильным прыжком наскочил на трехцветку, стараясь прижать ту к земле. Ему неожиданно легко удавалось повалить хорошенькую теневую обитательницу, и на какое-то манящее, короткое мгновение самцу показалось, что воительница сама ему поддается.
Предки, да в голове даже проскочила шальная мысль: а что если она его попросту окучивает?
Низменные желания и позывы застали серого в самый неподходящий момент. Когда зубы уже смыкались на нежной шерстке, теневая умудрилась дать ему неожиданный отпор, и кот потрясенно отскочил, вглядываясь и гадая, откуда в такой хрупкой даме столько сильны и упорства.
- А ты, сталбыть, тоже воительница? - сплюнув шерсть, пророкотал самец, напряженно пригибаясь.
- Я охочусь. Иди своей дорогой, и я тебя не трону.

+4

7

Могучий и тёмный, колючий и неприступный хвойный лес стоял, ощетинив длинные жёсткие иглы, а она падала. Мордой в сырую землю под отвратительно ощутимым — от такого не отмахнёшься запросто, весом противника. Согнулась, прогнулась. Вздор. Сосны и ели не сгибаются, как бы ни ярился ветер. Или живут, или ломаются окончательно. Первый полноценный вдох за долгое время едва не разметал лёгкие по рёбрам, вырвавшись охриплым шипением.

расползается, тлея, ткань бытия, ярость светла, словно факел, клинок.
и не нижний мир получит тебя, а с улыбкою встретит
воинственный бог

Воспользоваться заминкой проклятого чужака, вывернуться хлёстким ивовым прутом, напоследок оставив на сером боку царапины — вряд ли глубокие, всё же шерсти коту отвесили прилично. Воительница ли она? Полынь угрожающе выгнула спину, не уделяя должного внимания боли в разодранном ухе или мелким саднящим ранкам.

— Я — воительница, а вот кто ты такой, чтобы посылать воинов по известному направлению? — глаза полыхнули плавленой обжигающей сталью и яркой зеленью, полной ненормально весёлой злобы. Не тронет, ага. Не тронет! Вот великодушный-то наглец попался, а. Пусть, впрочем, не трогает. Тронет она.

Трёхцветная рванулась вперёд, пригибаясь и ускользая от пушистой лапищи, и резко вдавила свою, когтистую, в щёку бродяги. На сей раз царапины определённо были глубокими. Тот самым естественным образом попытался, конечно, уйти вниз, однако при этом неосторожно выставил конечность вперёд. За что немедленно поплатился весьма неплохим укусом. Полынь же, пользуясь преимуществом манёвренности и скорости, отскочила назад.

— На землях племени Теней охотники — лишь Тени, а кто все остальные… Догадаешься сам, мышонок? — распушенный загривок, воинственное шипение, яростный оскал. Несмотря на стремительно тающую выносливость, кошка была готова в любой момент продолжить бой. Воительница ли она? Всегда. Каждое мгновение своей жизни.

+5

8

Полностью погруженная в свои мрачноватые мысли, Комета торопливо шагала прочь из лагеря, как обычно недовольно бормоча себе что-то под нос. Впрочем, беспокойство уже отступило - соплеменники быстро разбились на группы и работы по восстановлению лагеря не заняли так уж много времени. Но чернобокая предводительница не могла выдохнуть и успокоиться, нет, что такое спокойствие? Жаждущая постоянной работы голова всегда находила, что обмозговать и о чем затем поворчать. Вон, сезон Голых Деревьев все никак не хотел отступать, хотя уже давно должны были начаться первые оттепели. Угроза со стороны соседей все так же нависала черной тучей, вот-вот готовой превратиться в бурю. Крушина всё еще не вернулась в лагерь, куча с дичью была опустошена, нужно было организовать пограничные патрули, в этом сезоне родилось маловато котят, лось мог притаиться где-то на территории Теней и в любой момент вернуться обратно... В общем, покой Комете лишь только снился. Она, впрочем, никогда и не искала его.
Надо было взять оруженосца в помощь - подумала кошка, уже довольно далеко отойдя от лагеря - тащить в одиночку колючие плети ежевики ну очень не хотелось. Всю морду, итак, уже изрядно саднило после укрепления воинской палатки терновником, а сейчас предстояло нести ветви обратно в лагерь. - Стану не только первой предводительницей, насмерть затоптанной лосем, но еще и первой, кто потеряет глаз, запутавшись в ключках. - пробурчала кошка, увязывая лапами в еще глубоком слое снега. Но вдруг резко остановилась, замерев, словно статуя, и не торопясь, сосредоточенно, глубоко вдохнула в себя воздух. Чужой запах осел на нёбе, неприятно защекотав в носу. - Драла я их всех в тёмном лесу - фыркнула она под нос, резко срываясь с места и направляясь по запаху.
- Привет, дерьмоед - прорычала Комета, материализуясь на поляне подле ежевичных кустов. - Считаю до трех. - не церемонясь, двинулась она к чужакам напролом, черным хвостом вздымая облака снега. - Один.

Отредактировано Комета (25-02-2019 15:41:55)

+6

9

Гор наслаждался тем, как слаженно работает каждая его мышца: Макошь превосходно натаскала своих сыновей, и серый самодовольно считал себя лучшим из её потомков - по крайней мере, в силе и упорстве вряд ли кто-то из братцев захочет составить ему конкуренцию, и именно сила напару с упорством сейчас напролом давили гибкую, раздражающе-изворотливую кошечку. И поведение её отнюдь перестало напоминать Гору заигрывания, как бы ему ни хотелось полакомиться сейчас приятной компанией самочки.
- Воительница? Была у меня недавно одна, - кот гаденько ухмыльнулся, напролом придавливая Полынь, - воительница, - глумливо фыркнув в морду теневой, он бесстыдно осмотрел её целиком. - Горячая. Мне понравилась.
И Полынь бы ему наверняка понравилась, если бы не одно раздражающе-звенящее, словно комар, "но".
Она была сильнее.
И до последнего здоровяк не признавал этот факт; сначала попросту заигрывая, почти танцуя со складной воительницей, Гор почти развлекался - развлекался бы и дальше, если бы кошка не стала брать его напором, умудряясь то вывернуться из его когтей, то ударить в самое неожиданное место.
Гор злился. Он рычал и бесновался, пытаясь изо всех сил выцепить эту пройдоху, придушить к земле так, чтобы косточки хрустнули - и никакие низменные инстинкты уже не увлекали забитую горячим боевым пылом голову самца.
А потом все закончилось, и серый, остановившись на трясущихся лапах, потрясенно и с ненавистью смотрел на Полынь, с кольнувшей внутри легкой паникой примечая другую кошку.
Сговорились?
- И что? - грубо рявкнул Гор на "один" из уст Кометы.
- Что ты хочешь, чернявая?

+6

10

если мяса с ножа ты не ел ни куска, если pуки сложа наблюдал свысока,
и в боpьбу не вступил с подлецом, с палачом, —             
значит, в жизни ты был ни пpи чём, ни пpи чём!
         

Трёхцветной бы торжествовать, глумиться над незадачливым противником — лоб ушастый вымахал, а сдаёт и сдаётся, будто это не его вражью сторону природа ни за что да ни про что лихо огрела грудой разномастных преимуществ, да только торжествовать не получается. За себя с натяжкой или даже двумя, ведь спасовала же, ощутила вкус сырой землицы, когда должна была — лишь крови. Однако не за ту, другую воительницу, безымянную пока и лучше бы ей таковой остаться, ибо «горячая» уж точно не про воинские способности, ибо «горячая» звучит несмываемым клеймом, грязевым болотом, которое аппетитно причмокивает голосом бродяжки-нахала.

Племенным, собственными жилами и сосудами возводящим неприступность границ, собственной жизнью создающим Закон — за каждой буковкой оного всегда стоит прочной стеной чья-нибудь жизнь, живётся трудно. Непреложный факт. Племенным кошкам ещё труднее. Кот возвращается героем, сваливается грузом ответственности на шею врачевателя или с лап сваливается уже окончательно, до надрывного плача по нему родных и близких. Для кошки, к несчастью, возможные исходы битв этим жестоким списком не заканчиваются. Кошка может вернуться целёхонькой, только внутри у неё останутся крошкой перемолотые, разорванные да истерзанные жилы-сосуды, коими уже никогда не возвести неприступные границы. И защиты нет. И «защитников» нет тоже — племя сначала далеко, а потом... Потом кому после такого захочется возвращаться.

Есть одно — желание стать сильнее. Самой показывать наглецам не место, нет, отсутствие места для них в своей дикой, гордой жизни.

Полынь вытянулась, подобралась, едва заслышав другое существо, неумолимо приближающееся. То мог быть второй одиночка, но появилась её предводительница. Трёхцветная резко подняла голову в порыве азартной радости, приветствуя черногривую запальчивым взмахом хлёсткого хвоста и ярким блеском зелёных глаз.
— А ты, однако, знаешь, как правильно знакомиться с хозяевами тех земель, на которые по непроходимой глупости ступил, да? «И что?» — Теневая ядовито передразнила интонации самца, — даю подсказку: и твоя смерть, если не уберёшься отсюда немедленно... Доступно объяснила?

+6

11

Никто, наверное, уже и не помнил, с чего изначально началась вражда племенных и одиночек. Она, вероятно, зародилась сразу же, как только сгруппировавшиеся в кланы воители поделили между собой территории, пометили свои новые владения и принялись рьяно их охранять. Неприкосновенность границ была не просто пустым словом - свободная от чужаков земля показывала силу племени, его влиятельность даже среди тех, кто никакие законы не соблюдал. И в сезон Зеленых Листьев, когда лес кишел дичью, воины по-прежнему продолжали грубо прогонять ищущих ночлег бродяг, порой из простого принципа. "То, что моё - моё".
Выросшая племенной кошкой, среди семьи и друзей, черногривая язва слабо себе представляла, какого это - быть всегда самому по себе. Она и не задумывалась никогда над тем, что, если у тебя изначально нет иного выбора, то и вины твоей в жизни без законов также нет. Но ненависть к одиночкам, не знающим ни, правил, ни порядков, Комета впитала с молоком матери. Просто потому что так учили старшие, так считали все вокруг, так было принято. И ничего с этим уже было не поделать. - Мерзкий блохастый наглец - негодовала кошка, угрожающе скалясь и щуря голубые глаза. - Ты пересек границу моих земель. Будешь умницей, и мы без лишнего насилия проводим тебя обратно.
— Что ты хочешь, чернявая?
- Я хочу выпустить тебе кишки - огрызнулась предводительница, делая еще шаг вперед и едва ли не касаясь кончиков усов незнакомца. - Но, к твоей радости, племенные коты не убивают без необходимости. Так что я даю тебе еще секунду, чтобы подумать.
- Два.

Отредактировано Комета (03-03-2019 14:15:20)

+6

12

Наблюдая за двумя самками разной степени разъяренности, Гор впервые в жизни пытался свыкнуться с мыслью: две кошки могут вполне окунуть его красивую мужественную мордашку в местное болотце, и серый вынужденно смотрел на них как на достойных соперников - как бы его нутро ни вопило против такого посмешища.
— А ты, однако, знаешь, как правильно знакомиться с хозяевами тех земель, на которые по непроходимой глупости ступил, да? «И что?» — ядовито мяукнула Полынь, награжденная прищуренным, намеренно-ленивым взглядом серогривого, ощущавшего себя уязвимо, — даю подсказку: и твоя смерть, если не уберёшься отсюда немедленно... Доступно объяснила?
- Бравые воители не убивают без надобности, - припоминая насмешливый тон матери в разговорах о Воинском Законе, вытянул шею Гор, ухмыляясь и оголяя клыки. Взгляд то и дело возвращался к черной самке, понимая, что если с Полынью у него драка была, чего от этой ожидать - непонятно.
В любом случае, разворачиваться и уходить было бы катастрофически уязвимо для его гордости, и кот приподнял загривок, не уступая Комете хотя бы в характере.
Воителей, все-таки, учат драться. Убивать или нет - дело другое, но они явно что-то умеют...
— Ты пересек границу моих земель. Будешь умницей, и мы без лишнего насилия проводим тебя обратно.
Серый вытянулся, выгибая сильную шею и чуть улыбаясь.
- Предводительница? Как славно.
— Я хочу выпустить тебе кишки — черная смело приблизила морду к нему, и Гор, скосив глаза на приближающуюся черношкурую, коротко хмыкнул, — Но, к твоей радости, племенные коты не убивают без необходимости. Так что я даю тебе еще секунду, чтобы подумать.
— Два.
- Три. Пустишь меня гулять по своим землям дальше? - инстинкт самосохранения привился недостаточно, и Гор поддался любопытству.

+4

13

Уж чем-чем, а терпеливостью Комета не славилась никогда. Даже будучи котенком, любого несогласного с правилами придуманной ею игры, маленькая задира сразу лупила лапкой по морде. Ибо нечего ей перечить. Время прошло, маленькие черные лапки выросли в вполне себе крупные лапищи с острыми когтями, но вот самовлюбленность ни во что более зрелое не преобразовалась - черногривая по-прежнему не терпела наглости и пререканий. Тем более - от одиночки, тем более - на её, Звездоцап побери, земле, тем более - на глазах у соплеменницы.
- Ну и дурак - изрекает предводительница, раздражённо закатывая в глаза, но спорить с безмозглым созданием больше не желает - в следующую же секунду незнакомцу прилетает пощечина. - Все вы такие смелые, пока вам яйца не прищемят - второй удар приходится уже по другой щеке - сумрачная не прячет когти, с удовольствием отмечая, что на морде нахала остаются кровавые отметины. Создадут с Солнцезвёздом клуб по несчастью.
Бродяга предпринимает попытки уклониться, но Комета умело предугадывает его движения, делая выпад в ту сторону, куда отступает противник. Это легко - как драться с оруженосцем, да и дракой подобное не назовешь, и выплеснувшей гнев кошке подобный незамысловатый танец довольно быстро наскучивает. Никакого азарта, когда соперник так слаб. Комета делает последний бросок, сильным ударом поваливая одиночку на землю, и, когда тот без особых сопротивлений падает, хватает его за загривок и трясет, словно едва пойманную добычу. - До тебя плохо доходит, как я посмотрю. Придется научить уважению более понятным способом. - говорит Комета, выпустив серую холку из зубов. - Он пойдет с нами. - предводительница оборачивается к Полыни, раздавая дальнейшие указания. - Крушина на днях прогнала с земель какого-то бродягу, надо спросить, если это был наш новый друг. Ведь простить необходимо лишь только первую ошибку. - и, наклоняясь над ухом поверженного наглеца, добавляет - А вот за вторую можно уже и горло вскрыть, правда?
→ гп Теней

Отредактировано Комета (17-03-2019 16:03:09)

+8


Вы здесь » cw. последнее пристанище » племя теней » ежевичные заросли