У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
1 2 3 4 5
добро пожаловать! Последнее пристанище для каждого, кто тосковал по атмосфере канона и старого леса. Новая старая история котов-воителей. Рейтинг проекта — R.
почетные игроки
07.01 Отгремели последние салюты и через порог нашего форума переступил 2019 год, а вместе с ним глобальная перепись игроков. До 20 января включительно вы должны отписаться в данной теме. После переписи все аккаунты, не обозначившиеся в переписи, будут прокрестованы, а их внешности и цепи имен вынесены в базу свободных.
нужны в игру
!!! открыта регистрация во все племена !!!

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » светлый лес


светлый лес

Сообщений 1 страница 20 из 28

1

http://s5.uploads.ru/bPx3Y.png

светлый лес
——————————————————————
Смешанный лес - основная часть территории Грозового племени. Здесь в обилии водится дичь, составляющая основной рацион питания воителей: белки, мыши, некрупные птицы. По всей площади леса множество густых кустарников и высокой травы, где оттачивают свои навыки скрытности и маскировки охотники Грозового племени. Целители собирают большую часть трав именно в лесу, лишь иногда покидая его и пополняя запасы ближе к реке или лугам.

0

2

Начало игры


Как бы Песчаная не любила лето, за его тёплое солнышко, яркие, зеленые листья на деревьях, и обилие в лесу дичи, а, особенно, сытой и полной дичи, которая была в разы аппетитнее и сытнее, ей было безумно приятно осознать, что, наконец, пришла осень. Резкого перепада в температуре, как и обычно, не было, но каждое утро становилось на порядок прохладнее предыдущего, и это не могло не радовать молодую воительницу: в таких условиях она чувствовала себя гораздо энергичнее и бодрее, так ей было намного легче охотиться. Только вот чем холоднее становилось, тем меньше оставалось дичи, и это было, пожалуй, самым главным минусом холодных сезонов. Но до этого ещё далеко, и задумываться об этом Песчаная будет позже. А пока она намеревалась провести хорошую охоту, и обеспечить детскую плотным завтраком.
В неплохом расположении духа Песчаная, одновременно с несколькими другими воителями, покинули лагерь Грозового племени, отправившись охотиться, но вскоре охотники разбрелись кто куда, чтобы охватить большую часть леса. Так Песчаная и оказалась на тропинке, ведущий к светлому лесу.
Первые опавшие листья мягко и практически неслышно шелестели под лапами воительницы, когда она приблизилась к череде близко растущих деревьев, и, в очередной раз, принюхалось. На этот раз Песчаная уловила в воздухе сильный запах мышки, совсем недавно пробежавшей прямо там, где сейчас шла воительница. Припав к земле, Песчаная медленно отошла в бок, ближе к стволам деревьев, где опавших листьев было гораздо меньше, и принялась вглядываться вперёд, пытаясь разыскать мышку. Вскоре ей это удалось: будущая добыча Песчаной копалась в небольшой кучке земли и листьев, пытаясь раздобыть себе пропитание. Песчаная сменила своё направление, и подобралась к мышке с другой стороны, так и оставаясь ей незамеченной. Один быстрый, сильный удар лапой — и мышка издаёт последний писк. Удовлетворенно помурлыкав себе под нос, Песчаная закапывает свою добычу, и внезапно отвлекается. Что это? Ещё одна мышка? И правда, воздух заполняется свежим запахом мышки. Оставив добычу закопанной, Песчаная находит источник нового запаха, но слишком поздно: мышка замечает её, и спустя секунду бросается наутёк. Слишком поздно воительница понимает, что ей не догнать мышь: расстояние между ними изначально было большим, иначе Песчаной давно удалось бы поймать дичь.  В погоне за ней Песчаная одерживает поражение, и шипит, разгневавшись на саму себя: упустила мышку, да ещё так глупо! Не пойманная добыча скрывается, и её запах практически сразу же теряется в запахе леса, к которому присоединяется также запах соплеменника, находившегося где-то неподалёку. Песчаная надеялась, что хотя бы её позора не увидел никто, кроме неё самой.

Отредактировано Песчаная (19-09-2018 07:16:17)

+5

3

Сегодня Ежевика с большим энтузиазмом, чем в любой другой день, отправился на охоту, в тайне надеясь,что Солнцезвёзд, выбирая представителей племени на Совет, не вспомнит о полосатом воителе, и тот в свою очередь хорошенько выспится этой ночью, вместо того чтобы мотаться через весь лес к Четырём Деревьям и обратно. Всё равно утром о важных новостях будут галдеть в палатке, так что кот не видел для себя смысла в этом походе. Толпа, толпа... нравится им, что ли, сидеть между рыбоедами и лягушатниками?
Быстрой рысцой Ежевика бежал по запаху недавно ушедшего патруля, желая поохотиться где-то поблизости и вместе вернуться в лагерь. Туман, расползающийся по всему подлеску, мешал охоте, сводя практически к нулю шансы и так не самого ловкого охотника. Пытаясь ступать как можно тише, кот пробирался по лесу, наслаждаясь приятной пружинистой почвой, уже реденько укрытой первыми опавшими листьями. Погода утром не располагала к большому улову, по-хорошему стоило дождаться, пока в лесу станет посуше и посвежее, но не торчать же тут теперь без дела? Патруль увеличился, значит, и шансы вернуться с дичью.
Запах белки вынудил напрячься и замереть на месте, едва уловимо шевеля усами. С подветренной стороны. Кот принял охотничью стойку и продолжил осторожное движение к цели. Зверёк суетился под кустарником, что-то выискивая среди пожухлой травы. Не теряя сосредоточенности, Ежевика приблизился на требуемое для прыжка расстояние. Но обычно именно на этом этапе возникали трудности. Как обычно движение было слишком медленным, хотя лапы ударились с точностью до мышиного усика в то место, где была добыча. Но белка оказалась проворнее, бросившись наутёк и скрывшись в кроне ближайшего дерева.
Мда уж. Воитель выпрямился, сильнее нахмурившись, и двинулся дальше в лес. Аромат соплеменницы он почувствовал буквально в последний момент, когда внезапный шорох совсем рядом оповестил о чьей-то неудачной охоте.
- Мне тоже сегодня не повезло, - он вышел из зарослей, уверенный, что Песчаная в любом случае почувствовала его запах, и уйти вот так будет некрасиво. Воин кривовато улыбнулся, чувствуя, как стыдливая краска приливает к щекам. В памяти до сих пор оставался случайно подслушанный разговор Песчаной с подругой о том, что молодая кошка испытывает к старшему воителю. Неловко. Но отступать теперь некуда. - В тумане тяжело охотиться, думаю, мало кто хоть что-то поймает сейчас.
Предки милосердные, разговариваю с ней, как с малым котёнком, а ведь она уже воительница, взрослая и самостоятельная. Он потупил взгляд, ощущая себя слишком нелепо рядом с Песчаной. Вся эта ситуация между ними казалась чересчур странной.

+4

4

Заросли неподалёку от Песчаной шевелятся, и из них появляется Ежевика, крупный бурый воитель, в которого Песчаная, будучи ещё молодой и глупой ученицей, по неосторожности влюбилась по самые кончики ушей. Будь её воля, Песчаная бы лучше избежала этой встречи, как она намеренно избегала её раньше, к счастью, почти всегда успешно, но деваться ей было некуда: мышь ушла прямо из под её лап, настроение испортилось, и совершенно неожиданная встреча в лесу состоялась. При виде воителя Песчаная испытывала какие-то странные, и совершенно смешанные чувства: в одно и то же время ей было радостно находиться так близко к объекту своего воздыхания, и невообразимо стыдно, хотя бы просто за то, что она взяла однажды и так глупо влюбилась. Понимая, что между ними ничего нет и быть ничего не может, Песчаная всякий раз ловила себя на том, что мысль эта её угнетает, но, с другой стороны, оказаться вдруг в омуте каких бы то ни было отношений ей не сказать, что очень хотелось. В первую очередь нужно было думать о племени. А Песчаная ещё молода, и на её пути обязательно встретится кот, который перевернёт всё её существование с ног на голову. Может быть даже хорошо, что этим самым котом не окажется Ежевика. А может быть, и нет. В любом случае, Песчаная, как и обычно, страшно терялась в обществе Ежевики, и чувствовала, как язык так и норовит начать заплетаться, стоит ей лишь раскрыть пасть для того, чтобы сказать хотя бы единое слово. Песчаная вдруг поняла, что всё это — нервозность, волнение, скованность и смущение — были лишь побочными эффектами этой самой влюблённости, в которую ей посчастливилось (или не очень) нырнуть.
Эта мышь была почти у меня в лапах, — Песчаная то ли оправдывалась, то ли просто констатировала факт своей неудачной охоты, а если, всё же, она и оправдывалась, сама не понимала перед кем больше — перед Ежевикой, или перед самой собой. Ей хотелось рвать и метать от острого укола обиды: так опозориться перед соплеменником — да ещё и перед каким именно! — и упустить мышь, до сей минуты думая, что ты являешься вполне себе неплохой охотницей. Сегодня явно не лучший день, для чего бы то ни было. Песчаной хотелось сначала зарыться глубоко под землю, чтобы никто её не нашёл и не увидел, а потом забраться поглубже в палатку воителей, и проспать много часов, собственно, с той же самой целью.
Правда, кое-кого мне удалось поймать, но едва ли этим я смогу кого-нибудь накормить, — Песчаная стала немного остывать от злости на саму себя, её голос стал тише и она словно вдруг вспомнила рядом с кем находится, тут же несколько смутилась и опустила взгляд на землю. Как ей самой казалось, Ежевика тоже не слишком уверен, когда находится рядом с ней, но что бы это значило?

+6

5

Песчаная, кажется, расстроилась. Идиот, она совершенно точно расстроилась. Теперь Ежевика чувствовал себя ещё более неловко. Оправдываясь, воительница заставляла его думать, что полосач как-то причастен к этой неудаче. Отвратительное чувство.
- Ты отличная охотница, и все это знают. Я помню, как удачно прошло твоё испытание перед посвящением в воители.
Кот снова смущённо повёл усами, уже не зная, что уместно говорить, а что нет, и просто озвучивая первые пришедшие на ум мысли. Это была правда, в конце концов, Ежевика действительно часто присутствовал на финальных испытаниях в качестве добровольца и хорошо помнил успехи Песчаной, тогда ещё Горчицы, эта кошка практически выросла у него на глазах. И оттого мысль, что воительница допускала какие-то более глубокие чувства по отношению к нему... буквально бросала в дрожь.
— Правда, кое-кого мне удалось поймать, но едва ли этим я смогу кого-нибудь накормить.
- От меня ускакала единственная белка, - воин пожал плечами и отвёл слегка растерянный взгляд. Ему не нравилось признаваться в своих промахах да ещё и перед молодой воительницей, но почему-то казалось очень важным немного приободрить кошку. Она моя соплеменница, всегда была доброжелательна и приветлива. Это же правильно, что я хочу ответить ей добром? Приводить веские аргументы даже мысленно у него получалось не всегда.
- Если хочешь, можем поохотиться вечером, скоро совсем распогодится, - Ежевика поднял голову, разглядывая проясняющееся небо. Солнце поднималось выше, нагревая землю, и туман почти исчез. - А ближе к закату будет совсем хорошо. В смысле, хорошая погода для охоты.
Прикусить бы язык, да так славно мелет. Словно поднимать дух молоденьких кошечек стало новой обязанностью, полосатый здоровяк совсем перестал соображать, что говорит. Смущение, видимо, залило краской не только широкую морду, но и подтопило мозг, потому что в его работе явно начались сбои. Наверняка пожалеет об этих неосторожных словах.
- А, сегодня Совет. Тогда, наверное, не получится, - Ежевика отвернулся, нахмурившись.

+6

6

С-спасибо... — Рассеянно пробормотала Песчаная, ещё не до конца осознавая то, что Ежевика похвалил её, и вовсе не считал неудачной воительницей, которая только что упустила добычу. Напряжение в плечах немного спало, и воительница даже расслабилась, поняв, что ничего страшного, по сути, и не произошло. Подумаешь, ведь с кем не бывает? Похвала стала неожиданной, но довольно приятной, потому что Песчаная даже и не надеялась услышать нечто подобное от Ежевики. Правда, было ли это настолько похвалой, или же просто утешением, а она, как обычно, сильно приукрасила?
От меня ускакала единственная белка, — Недоверчиво подняв глаза на воителя, Песчаная пыталась отыскать в них иронию, но так и не нашла. Значит, правда, и не повезло сегодня не только ей одной. Впрочем, об этом воитель уже говорил чуть ранее, но совершенно невнимательная сейчас Песчаная почти пропустила это мимо ушей. Интересно, а все влюблённые кошки так себя ведут, или только влюблённые глупые кошки?
Бывает, — Тихонько и по-доброму рассмеялась Песчаная. — Выходит, мы сегодня оба так себе охотники, верно? — Да уж, племени сегодня с ними явно не повезло. Но только сегодня. Песчаная не собирается допускать подобных ошибок дважды. Да и вряд ли Ежевике самому понравилось упускать добычу. А всё виноват этот туман. Что же будет дальше, в сезон Голых Деревьев?
Да, конечно, давай поохотимся позже. — Воодушевившись, Песчаная воспряла духом. Несмотря на то, что в обществе воителя она всегда смущалась и чувствовала себя не очень комфортно, перспектива поохотиться вместе с ним ей очень понравилась. Может быть ей удастся произвести на него впечатление! Вместе с Ежевикой Песчаная подняла взгляд вверх, увидев, как небо постепенно становится ясным, а туман рассеивается над их головами. Условия для охоты становились всё лучше и лучше, и вскоре совсем станут хорошими, как и сказал воитель. Вот только...
Точно, Совет...тогда нам стоит вернуться в лагерь, да? — Песчаная помрачнела. Близился вечер, а это значило, что на Совет вот-вот начнут собираться. Так что, если Солнцезвёзд не возьмёт её к четырём деревьям, нужно будет обязательно присутствовать в лагере, чтобы не оставлять его без присмотра. Стало быть, охоту придётся отложить. Но, Песчаная надеялась, что не отменить вовсе.

+2

7

Ситуация становилась ещё более странной оттого, что оба чувствовали себя максимально неловко. Ежевика слышал, как неуверенно отвечает Песчаная, понимал, что не может ничего сказать сам, и со стороны всё это наверняка выглядело очень и очень забавно. Наверное, мне послышалось. Это всё... не похоже на... что? На влюблённость?
- Да уж... то есть нет. Ты хорошая охотница, я же видел, - никогда ещё не было так тяжело говорить правду. Воин признавал, что палевая хороша в ловле дичи, но из-за свежих воспоминаний о подслушанном разговоре, все слова казались наигранными, лестными. И вот так ведёт себя старший воитель Грозового племени? Ты кот или полёвка трусливая?
- Нет, - он повёл головой, - ещё есть время. По крайней мере, я бы ещё поохотился. Вряд ли Солнцезвёзд поведёт на Совет патрульных, вернувшихся в лагерь с пустыми лапами, - кот усмехнулся, поднимаясь с места, и медленно шагнул вперёд, не спуская глаз с молодой кошечки, удостоверяясь, что она пойдёт за ним. - А вообще... ты любишь Советы? Я предпочитаю отсыпаться, пока каждый второй не норовит наступить на мой хвост из-за тесноты.
Он усмехнулся, тут же подумав про себя, как ужасно звучит. Подумает, что я ленивый комок меха, который выходит в лес, только чтобы чего-нибудь поесть. С другой стороны, будь это так, кожа на полосатых боках уже обтягивала бы рёбра, судя по охотничьим навыкам здоровяка.
- Ты, если хочешь, можешь идти. Я не настаиваю на компании, - у тебя, наверное, своя компания, подруги, друзья. А я неуклюжий воитель, годящийся в отцы. Какой позор, предки милосердные...
Противоречия буквально разрывали Ежевику, заставляя метаться его от одной точки зрения к другой и делая речь слишком бессвязной. Вроде Песчаная - хороший спутник, неплохой компаньон для охоты, а вроде и эта возможность каких-то чувств с её стороны отпугивала и выбивала из колеи. Было бы проще, если бы Ежевика хоть что-то понимал в жизни, но нет - болтайся теперь из стороны в сторону, пока не расшибёшься о камушек, споткнувшись на ровном месте.
- Я давно ни с кем не охотился. Вдвоём, - думаешь это ей польстит? Наивный.

+4

8

◄ главная поляна

[indent] Звери-мысли в голове обнажают клыки, хохочут, плюются, рычат, в плоть вгрызаются зубами острыми и на куски рвут, ни единого места живого не оставляя. Несчастная. Пропащая. Убиенная. Вот-вот окажется в тягучую трясину затянута и пути назад разобрать уже не сможет среди всей этой вонючей жижи, что лапы вяжет похлеще всякого лесного болота, утаскивая с каждым движением всё глубже. Опалённая ничего объяснять и ни о чём говорить не хочет, но въедливое «надо» не позволяет отступиться от намеченного пути, раскалённым железом толкая вперёд.
[indent]                [ ох, милая.
                      неужели ты надеясь, что на этом всё кончится?
                          неужто думала, что с тебя хватит?
                  решила, что всё будет так просто? ]
[indent]                 п р о ч ь.
[indent] Опалённая невозмутимо ухом дёргает и себе под нос фыркает - конечно же, нет. Когда всё было просто последний раз? Когда вообще всё было просто? К бесконечно-бескрайнему лабиринту без выхода она уже привыкла, но в этот раз в нём было что-то ещё. Было как-то по-другому, совсем не так, как раньше, и это казалось полной несуразицей, выталкивая наружу всё то, что столь долго пряталось в самых недрах [проще - эмоции; ещё проще - чувства]. Она привыкла сквозить морозом. Привыкла внутри воздвигать ледяные стены из чистого хрусталя, укутывать душу в белоснежные снега и заковывать в обжигающие от холода доспехи, чтобы никто дотронуться не сумел, и чтобы ни дай все боги мира хоть что-то вырвалось во внешний мир, но сейчас вся эта многолетняя защита по швам трещала и плавилась под натиском чужака, неожиданно ворвавшегося в тесный мир каким-то нелепым способом. И потому ему нужно уйти, пока после себя он не оставил одни только руины да повреждения, расщепляя Опалённую изнутри.
[indent] Она нагоняет его довольно быстро, но не говорит ни слова - несколько минут молча идёт чуть впереди плавной походкой, внешне себя ни чем не выдавая, и лишь время от времени дёргает кончиком хвоста скорее от неприятных физических ощущений былой травмы, нежели от переживаний (?) // беспокойств (?). Из-за этого иноземца всё перевернулось и вышло из-под контроля, всё поменялось, и трудно сказать хороши ли это было, али плохо; одно ясно - Опалённой это ощущение не нравилось, как и ощущать что-либо в принципе. Без этого проще. Без этого лучше. Без этого правильнее; так, по крайней мере, ей хотелось думать.
[indent] Наконец останавливается. Смотрит ещё немного вперёд, не моргает и пытается бушующую метель успокоить, пока та всякие подступы к здравому смыслу и рассудку не замела, и только потом оборачивается. Встречается взглядом прямо с янтарными глазами и в очередной раз проклинает всё в мире по чём свет стоит - звёзды сошлись, но совсем не так и не в то время, и оттого пора решать: сейчас или никогда.
[indent]               раз, два...
[indent] - Скажешь что-нибудь? - три - вопрос слишком неопределённый даже для неё - Опалённая сама толком не понимала, о чём именно спрашивала: о посвящении или о том, что происходило между ними. Пожалуй, обо всём сразу. И если он решит воздержаться... что ж, она-то уж точно найдёт, что сказать.

+4

9

Назойливая суета осталась позади вместе с шорохом сомкнувшихся за широкой спиной плетей, и Тайфун несколько минут простоял  между стволами молчаливым стражем, приводя мысли в порядок и пытаясь унять трепыхающуюся в груди перспективу мятежного грядущего. События сменялись слишком хаотично, чтобы можно было принять надежду на спокойствие и хоть какой-то путь к расслаблению. Он погряз в жажде контроля, но растущее внутри ощущение никак не покидало разум, решительно там засев и, подобно чуме, охватывало тело, выжимая его несокрушимый дух до последней капли.

Единственной константной в его жизни было время, каждый миг которого он, тем не менее, тратил на подстроение в своей голове мнимых иллюзий: отворачивался, замыкался, ожидая, должно быть, того же нейтрального к себе отношения — давно к этому привык, но сейчас эти постоянные отчего-то резали по больному, до противного внезапно заставляя объясняться клишированными фразами. В иной другой ситуации бездействие Тайфун счёл бы очередной  своей слабостью — в случае, когда дело касалось чувств личного характера, считал такой подход наиболее разумным. Это был путь наименьшего сопротивления, пускай с большей степенью морального износа: проще было приобщаться к потоку событий этой проклятой мертвой петли и натягивать маску на лицо в надежде, что со временем отпустит. Но проще не становилось: даже под его огрубевшей телесностью, скрытой под толщей непробиваемой брони, были уязвимые бреши — знай только, куда бить.

А затем он остановился — резко затормозил, будто внезапно наткнулся на невидимую стену, — когда сквозь монотонность мыслей раздался ее голос, донесшийся как будто издалека и вырвавший его из зоны комфорта, которая хоть и отравляла разум, но была слишком родной, чтобы необходимость выходить из неё и погружаться в суровые реалии вызывала что-то кроме желания отчуждения.

Как наставник, я бы мог гордиться тобой, — глухо отозвался Тайфун и намерено отвёл взгляд, потому что правда на этом не заканчиваясь, а реальность была гораздо сложнее. Так же, как поверить в то, что на хрупкие плечи Опалённой теперь легла ещё более объёмная ноша. Знал, что она выдержит. Вопрос только в том, чего ей это будет стоить.

Но я давно уже не вижу в тебе ту маленькую, неопытную ученицу, — заметил он и, наконец, заглянул в зеленые глаза, — а взрослую, достойную своего статуса, кошку,  — слова, слетающие с уст, были сухими и простыми, но в глубине янтарного взгляда мелькал странный, едва заметный огонь,  — и я не стану отрицать, что мое отношение к тебе изменилось, — откровенно признался, не замечая, как на его морде застыло выражение мрачной решимости.

Отредактировано Тайфун (19-11-2018 21:34:21)

+3

10

[indent] Секунда, и всё позади опоясывают языки пламени, оставляя после себя лишь тлеющие на выжженной земле угольки. Точка невозврата пройдена; бесповоротно, окончательно, навсегда. Распространяющийся стремительно изнутри холод берет к себе и так больно держит-обнимает, сдавливает до хруста в рёбрах, до синяков, до удушения. Тяжёлые цепи змеями ползут по телу, звенят и шипят угрожающе - «ты не спасёшься», - но Опалённая даже не пытается. Принимает мысли-чувства-эмоции, пропускает сквозь себя и когтями впивается в уходящую из-под лап землю // только бы не упасть. Голос на подступе дрожит, сминается в небрежный ком и рвётся на мелкие куски - их тут же подхватывает и уносит за собой ветер, туда, куда Опалённой даже за девять жизней не добраться. Такого прежде с ней не бывало, и едва ли когда-либо будет.
[indent]              [ предки,
                      почему так // как? что? // щемит в груди? ]
[indent] Будто множество осколков впились одновременно в кожу, зашли под неё и ползут по венам вместе с алой кровью, раздирая плоть, полосуя и превращая в месиво, и после себя только боль оставляют. Каждое слово принимает как удар. Каждое слово оседает в памяти, впитывается в разум, проникает в черепную коробку и рушит всё на части [уже даже не первый раз, но впервые так сильно], но ничего другого, кроме как терпеть, просто не остаётся. Она его взгляд выдерживает мужественно, даже не шелохнувшись, хотя сама вот-вот окажется придавлена к земле этой тяжестью янтарного взгляда. Смотрит пристально, ни на секунду не отвлекается, сжимает челюсть сильнее и чуть хмурится. Это её беда, и она сама понесёт свой крест. Себя не привыкла ни щадить, ни жалеть, ни беречь, но, приняв холод подарком своей судьбы и яростно притворяясь,что бессердечна, она, кажется, вовсе разучилась такою быть.
[indent]           « ...и все чайки слетятся в далёкий порт послушать,
            как в горах лежит и не тает снег,
                   как море ждёт спасенья,
                              как ветра бьются о скалы.»

[indent] - Но ты не мой наставник, - и никогда им не был - так и остаётся недосказанным, застревая костью поперёк горла, но точно не невидимым. Не был не потому, что по званию таковым не являлся, но потому, что Опалённая в действительности всегда смотрела на него несколько иначе. - послушай, Тайфун, - глубокий вдох, и медовый голос почти растворяется в шорохе леса, пока спина покрывается россыпью мурашек. Все слова растерялись за считанные секунды, исчезли и пропали из головы, оставив после себя какой-то пыльный осадок - когда она сама захотела говорить, нужных фраз просто не нашлось. - я совру, если скажу, что мне жаль, но и обратного утверждать не стану, - отводит взгляд, прижимает уши к затылку и хочет сделать несколько шагов навстречу, но продолжает камнем стоять на месте [нельзя].
[indent] Небо рухнуло на спину, со звоном ломая хрупкие позвонки, но она выживает. Пробирается сквозь паутину, заросли и тьму, упорно делая шаг вперёд, снова и снова. Добровольно подставляется под тонкие плети ветвей, сильнее зажмуривая глаза, и дышит почти неслышно. Давай, добей же // не надо. Глазами впивается в знакомые [выученные наизусть] очертания, бегает по линиям и встречается с яркими драгоценными глазами, наполненными теплом только по цвету.
[indent] - Посмотри на нас, - произносит как-то сипло, с едва заметной усмешкой, и губы сами в ней растягиваются, пока Опалённая всё же делает несколько заветных шагов ближе. - не думаю, что всё могло быть иначе, - она уже давно не верит, что когда-нибудь для неё всё изменится; идиотка, сама ведь к тому лапу приложила, из кожи вон вылезая, лишь бы ото всех огородиться, а теперь лишь плоды собственных стараний пожинает, отчего-то разламываясь на части. - но и отказываться от того, что есть, тоже не собираюсь: это сложнее, чем того хотелось бы, но вся эта неопределённость только мешает, - и в том виноваты они оба.

+4

11

На произнесённые слова он лишь сильнее напрягся, по-привычке, с намеком на военную выдержку — впрочем, любое ее проявление было скорее сделано на автоматизме. Собственное имя отчетливо резануло слух, а чужой шелестящий голос растворился ветром в кронах, неминуемо нагоняя ожесточения в недвижимый силуэт.

Тайфун молчал, позволяя холоду проникать в лёгкие, лижущими диафрагму ледяными брызгами, залпом хватая очередной поток воздуха — потому что не умел говорить о чувствах и был для этого слишком чёрствым. Он согласился, что времени они действительно утратили много: прямолинейность разрешила бы эту неопределенность уже давно. Осознание того, что обстоятельства могли сложиться иначе, сделай он однажды этот чертов шаг навстречу, вонзалось в затылок острыми шипами и сводило скулы, отчего полосы на морде смыкались в угрюмой гримасе, как отпечаток внутренних преломлений.

Этим днём Опалённая первой сделала шаг, на что Тайфу, разом посерьезнев и подавив в себе любые колебания, тоже приблизился, намереваясь окончательно разорвать этот неуместный барьер между ними, будто неожиданно вспомнил, с какой завидной регулярностью и желанием он вторгался в личное пространство этой кошки. Только разум голосом здравого смысла, не тратя времени на сомнения, отчётливо пульсировал в висках: не поддавайся.

Я помню твои слова: однажды ты сказала, что у меня нет прав распоряжаться твоей жизнью, — молчание с его стороны неприлично затянулось, и Тайфун, силой воли вырвав себя из размышлений, снова вернулся к больной теме. — я услышал тебя, — жестко обронил он, не желая более ходить вокруг да около. Вновь встречая зелену взгляда, Тайфун застыл в абсолютной и беспардонной близости, возвышаясь над кошкой и едва касаясь крапчатой шерсти; хищной ловушкой янтарные глаза жадно впились в черты пёстрой мордашки, изучая ее линии, будто впервые, и взглядом как бы говоря: стой, не вздумай отстраняться.

Возможно правда в том, что я хотел бы быть частью твоей жизни и сделать тебя частью своей, — уже тише произнёс он. Запах трав и лечебных смесей, так отчётливо исходящий от Опалённой, только теперь вцепился в морду пронзительными объятиями, сбивая с мыслей, но ни один мускул не дрогнул. — или в том, что  я — далеко не лучшая партия во всех отношениях, кроме служебных  — в низком тембре читалась непоколебимая неотступность от собственных слов, однако не было попытки приукрасить их призмой романтизма или даже смягчить посыл, всего лишь прямая констатация факта. Даже, если в действительности чувства намного глубже, — Тайфун по-прежнему не может в себе это принять.

Но наш выбор уже сделан, не так ли? — и он сжимает челюсть до первых желваков от потревоженных изнури ран: со временем к ним привыкаешь, но все равно морщишься, стоит случайно задеть колотой правдой.

Отредактировано Тайфун (20-11-2018 20:53:17)

+6

12

[indent] ближе. ещё ближе. ещё.
           с т о й.
[indent] И он замирает в паре миллиметров, кончики ушей горячим дыханием обдавая, под которым Опалённая плавится, словно точёная фигура изо льда. Мимолётное касание взмахом крыла бабочки чувствует, смотрит снизу вверх словно в немой молитве [только не уходи], дышит глубоко, грузно, будто погребена водой оказалась, а сердце о стены грудной клетки бьётся-колотится-долбит, разгоняя кровь по жилам - но отступать даже не собирается_не думает. Добровольно завязывает элегантным узлом петлю на шее и кладёт собственную жизнь на жертвенный алтарь, но продолжает стоять совсем рядом; так, словно больше никогда на таком расстоянии с ним не окажется.
[indent] Они оба прокляты. Они оба исчерчены: вдоль - тишиной, поперёк - огнём. Они - собрание сил, легион неподдельных тайн, что когда-то сменились на пепел; седой, сырой. С детства учащиеся хранить контроль, ищущие баланса, стабильности, но обретшие лишь спускающуюся с гор темноту, в которой погрязли уже по горло. И сейчас среди всей этой мглы вдруг блеснула спасительная искра света; словно кто-то невидимый зажёг вдали свечу на самом краю мрака, ставшую маяком. Неустойчивым, тусклым, сбивчивым, но пока ещё по неизвестным причинам не гаснущим. 
[indent]       [ считанные секунды остаются до истины:
                                 либо пламя потухнет,
                        либо они его в свои лапы светлячком поймают. ]
[indent] Он говорит, но Опалённая почти не слышит. Эхом глухим его слова до неё доносятся, теряясь на полпути, разбредаясь по свету и пропадая в шорохе листьев. Лес шепчет на ухо: «поздно», смеётся скрипуче-зловеще, склоняется всё ниже к земле, накрывает собою и оборачивает тонкими ветвями-лапами, причудливые следы узоров на телесности оставляя, и никак забыть не даёт, что имя такое не зря ей даровано было // словно уготовано самой судьбой. о п а л ё н н а я; ещё чуть-чуть и она истлеет окончательно.
[indent] - Этим мы похожи, - не находит в себе сил не отвести взгляд, как и поддаться резкому порыву в желании уткнуться лбом куда-то в бурую шею, и только тихо усмехается, ощущая разливающуюся по коже то ли неловкость, то ли нечто весьма близкое. - племя превыше всего, да? - протягивает с плохо скрываемой тоской; эту мантру Опалённая повторяла изо дня в день, помнила слишком хорошо и даже подумать не смела о нарушении. Непреложная клятва, данная самой себе, вложенная бережно в голову ещё со времён котячества, засевшая там прочее любых других правил, полученных за долгие луны. Въедливая, звучащая всегда предельно громко, но неизменно отравляющая.
[indent] Опалённая делает глубокий протяжный вдох и вновь впивается бледным изумрудом глаз в лицо прямо над ней - кутается в горький туман и одеяло из влажного мха, связанных из своих же чувств-мыслей-ощущений, и отделаться от этой погани никак не может. «то, что кажется вечным, на деле же — не твоё.» Замечает, как от нервов когти впиваются в землю, и как тонкий хвост жаждет хлестать плетью воздух, но контролирует каждую мышцу в своём теле, сейчас оказавшимся столь предательски слабым. И когда произнесённый вопрос падает на голову гроздью желудей, всё внутри ломается, искажается - кое-что они всё-таки могут; он может.
[indent] - Да, наверное, - звучит как-то слишком риторически, но по-прежнему неопределённо [сколько ещё она будет тянуть с этим?]. Первая бросилась в полымя, желая как можно скорее всякие недосказанности огласить_разложить по полочкам, а теперь мнётся и ходит вокруг да около уж больно нерешительно для самой себя, пока, наконец, не произносит полушёпотом: - но я хочу, чтобы ты был рядом. Не просто как соплеменник или друг, но как кто-то более важный и значимый, - почти неуловимо поддаётся навстречу меньше, чем на миллиметр, и тут же замирает, чувствуя на собственной шкуре жар чужого тела, признаваясь не столько ему, сколько самой себе в том, что вертелось на языке. - сейчас мне особенно это нужно.

+5

13

Его морда застыла, храня в чертах каменное выражение, холод, не имеющий ничего общего с душевным состоянием, где сейчас бушевали ураганы, без малейшего намёка на скорый штиль. Все попытки откреститься от собственной личности, подменяя понятия и заталкивая поглубже внешние проявления эмоций приводили только к одному: все накопленное рано или поздно могло вырваться наружу, погребая под собой последние остатки железной выдержки — стоит только допустить малейший просчёт и предать выдержанный годами службы образ. Но Опалённая со свойственной себе решимостью ломала его планы: и сейчас у неё получилось одним только признанием расколоть гранит его брони, измельчив защитную твердь в ледяное крошево.

Я рядом, — не медля произнёс он, чувствуя странную глухую пульсацию где-то внутри. Чужое дыхание и его непривычная близость вместо простой вожделенной слабости принесли совсем иные ощущения, заставив впиться когтями в землю, будто цепляясь в момент настоящего о здесь и сейчас. Малейшие движение было как будто в новинку: каждый сустав точно сковали цепями, и только пылающее огнём сердце, неистово ударяясь о стенки рёбер, точно пытаясь пробить в них дыру, напомнило о цели его присутствия в этом лесу, рядом с этой кошкой.

Тяжёлая пауза продлилась несколько секунд, пока Тайфун вновь не переменился, одним лишь усилием воли промораживая себя насквозь и вновь заключая разум в оковы льда. Впервые за последние несколько минут, чистым разумом осознал последствия собственной расхлябанности — не подай он откровенного намёка на желаемое, все, возможно, осталось бы так, как есть. И им не пришлось бы прибегать к этому трудному разговору. Но и отрицать его необходимость он не мог, когда ярость рычаниям поднималась из недр груди от одной только мысли о том, что ее могло не стать тем злополучным днём.

Ты можешь рассчитывать на меня во всем, как и прежде, — уже буднично пророкотал Тайфун и расправил широкие плечи, понимая, что и без того угодил в эту опасную ловушку, цена которой была непомерно высока. Для них обоих. Он прекрасно знал цену некогда данным высоким обещаниям перед лицом тех, кому он, заглушая совесть, мог дать хоть одну чёртову надежду на светлое будущее: она клеймила навечно, неотвратимо преследуя в ночных кошмарах и всплывая в подсознании разбитыми образами тогда, когда этого точно не ждёшь. — потому что важней жизни всего племени, для меня может быть — только твоя жизнь, — тяжелый взгляд, сродни свинцу, ещё какое-то время буравил фигуру напротив, после чего Тайфун отстранился, принимая шкурой утреннюю свежесть, что могла хоть немного охладить разгоряченную кожу.

Идём. Стоит собрать патруль, — глядя уже куда-то сквозь кошку, в густую мглу между переплетениями пологих ветвей, он вернул направление своих мыслей в привычное рабочее русло, — с позволения глашатая, разумеется, — и двинулся обратно в лагерь. Бледная ухмылка, что отразилась в этот момент на его морде, осталась незамеченной. 

сведение разрыва → лагерь → высокие сосны

+4

14

[indent] Дышать тяжело почти также, как и сдерживать себя, но Опалённая смотрит прямо в янтарные глаза, немигающим взглядом погружаясь всё глубже в омут мыслей, что плещутся на самой поверхности жидкого золота. Что же с ней_ними такое? Как назвать, как описать то, что творилось внутри; то, что буквально заживо съедало, словно ядовитая змея проглатывая. Серая мгла стёрла деревья, холмы, оставив землю, ровное дыхание и миллион так и не досказанных слов. Мир вокруг растворяется, исчезает; мир, который они прямой линией очертили, отодвинули назад за спины, и одновременно с этим перед их лицами прорастает другой, а значит остаётся три секунды, чтобы сделать шаг в нужную (ли?) сторону. Три секунды, чтобы решиться, и столько же, чтобы начать всё заново, совсем по-другому, ступая вперёд по неизведанному пути.
[indent] И Опалённая медленно выдыхает, голову к небосводу запрокидывая. Блуждает отсутствующим взглядом по облакам, натыкается на стаю перелётных птиц, провожает их за горизонт и дышит прохладой лесного воздуха сжатой будто в тиски грудью [надеется, ветер её изнутри вычистит-проветрит-просквозит], позволяя тому пробрать до костей; под пёстрой шерстью пробегают мурашки, но не от озноба - в самое ухо ей внутренний голос цедит настойчиво
[indent]              [ что такое, милая?
                      кажется, ты совсем размякла.
]
[indent] посмотри на себя. во что ты превратилась? кем стала? как сильно подверглась метаморфозам? дала слабину, разрешила себе расслабиться, отдохнуть, стала мягкой_слабой, а там того и глядишь шею себе же переломаешь по собственной инициативе. неужели этого хочешь? // неужели правда думала, что всё будет хорошо? что за вздор. пора бы уже привыкнуть, дурочка. пора бы смириться, что из стали закованной тебе не выбраться - она уже в кожу вросла, стала с тобою одним целым, единым, не просто бронёй от всего окружающего; избавиться от неё не выйдет, как не старайся. просто прими это.
[indent] Мороз постепенно вонзается в кожу, проходит сквозь душу осколками стали и выходит навылет будто пули. Под его взглядом всё внутри плавилось, тонкими нитями стекая куда-то под сердце, но то уже не имело никакого значения. То уже было не важно. Опалённая плечами ведёт, выпрямляет спину и быстрее, чем за секунду, покрывается ледяной кромкой привычного льда, в этот раз ещё более плотной. Всё верно. Было в шёпоте разума нечто правильное, нечто неоспоримое и не поддающееся протесту, нечто истинное. Нужно взять себя в лапы // и дыры моментально затягиваются как по щелчку. Всё встаёт на свои законные места, они - встают чуть поодаль друг от друга, и это кажется уже совсем обыденным-привычным-нормальным.
[indent] - Спасибо, - отрезает спокойно, ровно, голосом совсем не дрожащим и уже не томным, но привычно медовым и кажется чуть-чуть только благодарным. - ты прав. Пора заняться делами, - заняться чем-то более важным, нежели собственное эго, выпущенное наружу на короткий промежуток времени, но уже натворившее дел достаточных, чтобы вновь оказаться запертым за семью замками-печатями в железной клетке. Они сами это выбрали, они сами приняли решение, и сами будут нести эту ношу на собственных плечах до конца дней, потому как оба не сломаются даже под столь грузной тяжестью, стремящейся придавить к земле - дилемма «кто кого» в данной ситуации даже не возникает [всё и так очевидно].
[indent] Полуприкрытые веки, взмах хвостом и плавные движения. Опалённая поднимается с места, разминает лапы и без слов даёт понять, что догонит его чуть позже. Ей не нужно побыть одной, не нужно переварить услышанное, не нужно свыкнуться со своими мыслями - ей нужно сделать нечто более важное и полезное, нежели упасть в бессмысленное прокручивание былого. Быстрый взгляд по сторонам, и Опалённая приоткрывает пасть, втягивая воздух. Вслушивается, выжидает, стоит неподвижно на месте и голову в сторону поворачивает, замечая мельтешащую среди травы птицу. Тут же пригибается и бесшумно крадётся вперёд, ближе, как можно сильнее сокращая расстояние между охотником и жертвой, игнорируя неудобство на загривке. Вдох, прищур и в один прыжок она достигает цели, вытягиваясь прямой струной, пока острые когти не вонзаются в трепещущую птицу. Один укус, и рот наполняется вкусом кровью - пора возвращаться в строй.
[indent]         и делать то, что ей удаётся лучше всего.

► главная поляна [номинально] ► пни

Отредактировано Опалённая (29-11-2018 20:53:36)

+3

15

Утро заполняло лес игривыми лучами, которые, перебегая с места на место, совершенно не грели. Эта особенность Голых Деревьев иногда сводила Мураву с ума: солнце может оставаться бесконечно ярким, но теплоты - никакой, в отличие от ночей в период Зеленых Листьев. Зато слепить это холодное солнце на охоте умеет не хуже, чем в более жаркую погодку, так к нему еще и добавляется холодрыга, превращающая охоту в ту самую миссию, которая невыполнима.
Будь его воля, Мурава впадал бы в спячку на все то время, что с неба летят гадкие белые мухи. Коты-воители смотрят свысока на всех животных, что могут поймать, а на тех, кого не могут, смотрят свысока по-другому, то бишь - как на бестолковых машин для убийств, коим лишь бы захапать побольше съестного, в отличие от них, бравых защитников и кормильцев племени. Но разве не умнее обыкновенная пчела среднестатического воителя Грозы? Вот например: видели ли вы пчелу, пытающуюся вести свой обычный образ жизни и при этом стараться не умереть от колотуна? Нет? И Мурава не видел!
А вот он сам как раз являлся тем глупее-пчелы-воителем. Признаться честно, на время Голых Деревьев жизнь его серьезно отличалась от "обычной", привычной для серого. Так, на период снегопада он всегда просыпался как можно раньше и как можно раньше шуровал в лес на утреннюю прогулку. Вернее даже, пробежку. Если в спячку ему впадать нельзя по некой жуткой несправедливости, устроенной небесами, то надо хотя бы хорошенько прогреваться, а лучшим способом для этого кот видел физические нагрузки.
Ему приходилось тяжелее, чем сородичам с куда более длинной шерстью, но Мурава не жаловался. В конце концов, мог бы он в итоге гордиться собой каждый раз, когда мерзкие сугробы таяли? Мол, очередные Голые Деревья, вопреки усиленным стараниям, не забрали его с собой. Ах как он хорош. Этой выносливости наверняка позавидовали бы члены самого Тигриного племени.
Мурава слегка завибрировал от удовольствия, представляя огромных полосатых кошек, с восхищением смотрящих на него, такого худенького, пережившего уже несколько раз самую отвратительную погоду, какую только способны ниспослать земным сверху. Погрузившись в сладкие грезы, он расслабился и чуть не соскользнул с огромной дубовой ветви, на которую не так давно залез, чтобы малясь отдохнуть от обжигающего мороза под лапами. Мурава осекся и впился в кору прочнее, ошалевшими глазами смотря вокруг, будто кто-то пытался его столкнуть.
Так холодно, как когда проснулся, ему уже не было, а это означало, что пробежка явно удалась. И следовало поскорее вернуться в лагерь, чего делать совершенно не хотелось.

Отредактировано Мурава (11-12-2018 17:23:02)

+5

16

Голые деревья – то время, которое не особо почитается многими за холод, голод и болезни. Никто не любит это время. Однако, Соль видела в этом времени нечто прекрасное, скрытое за вечными проблемами выживания. Тихо опускающийся с небес снег, словно мерцающие звезды, успокаивал ее, даровал покой, который не могло предоставить ни одно другое время года.
Ступая по белой чаще, Соль оставалась почти незамеченной среди серых деревьев, облепленных снегом. Двигалась она спокойно и неспешно, полностью поглощенная мыслями воительница не вслушивалась в тишину леса в надежде на появление дичи. Раздумья воительницы были беспорядочными и хаотично петляли в голове, позабыв о своей последовательности. В основном это были размышления о самых темных воспоминаниях прошлого, а также об неопределенности будущего. 
Вообще-то Соль выбралась для одиночной охоты. Когда кошка пробудилась, в куче дичи уже было пусто. Пусто было и в ее желудке, который в последнее время питается очень редко. Воительница предпочитает отдавать часть своей еды, а то и всю, своему брату или просто более нуждающимся, так как у самой аппетит пропал. Из-за этого кошка сильно потеряла в весе.
В последнее время Соль ведет себя странно: еще более задумчива, более молчалива, а еще постоянно уходит из лагеря в одиночку. Будь серая в норме, то непременно поняла, что ведет себя очень подозрительно, но она не в порядке, совсем не в порядке. По правде говоря, Солью овладевает тяжелая депрессия. Все чаще сестра целителя задумывается о своей роли в жизни и племени. Сначала она была просто котенком матери-инвалида, потом стала сестрой, ученицей, после потеряла мать и заменила ее для брата, отдав этому всю себя. А Орех тем временем все больше и больше отдаляется, посвящая свою жизнь своему сложному ремеслу. А что же тогда Соль? Неужели она больше не нужна? Неужели посвящает жизнь пустоте? Кто она, кем должна стать, если эта миссия уже выполнена?
Тут в лесу что-то противно скрипнуло, зашуршало, а после позади, где-то в десяти лисьих хвостах, облако снега шумно рухнуло сугробом на землю. Соль мгновенно очнулась от тянущей во тьму пустоты, встрепенулась и начала опасливо озираться по сторонам. Как бы не были прекрасны Голые Деревья, они скрывают еще массу опасностей помимо голода, холода и болезней. Вдохнув полной грудью и выпрямившись, забыв о страхе, кошка бесшумно двинулась в сторону, куда упал снег, который та видела краем глаза. Около дерева, в хвостах пяти, воительница увидела следы и тут же облегченно выдохнула, расслабила напряженные и готовые к бою мышцы, почуяв соплеменника. Значит, это не барсук. Не то, чтобы она боялась смерти в его лапах, но погибать глупо в планы серой не входило точно. Проследовав по цепочке следов, Соль набрела на то самое дерево, а после подняла голову, сразу увидев неуклюже балансирующий на ветке серый зад Муравы.
- Позволь спросить, какого Звездоцапа ты там забыл, доходяга? – саркастично поинтересовалась кошка, прищурившись, так как солнце за дурацкой тушей слепило ей глаза.

Отредактировано Соль (11-12-2018 21:56:59)

+4

17

Думая, как не хочет идти в лагерь, Мурава подразумевал в первую очередь, как не хочется ему сейчас пересекаться с соплеменниками после столь приятной прогулки и погружения в чудесные грезы. Выдергивать себя с метафорических небес и опускаться на землю, чтобы заниматься повседневными делами - нет, нет, лучше он еще полежит на ветке, щуря глаза от лучей солнца, не несших с собой ничего, кроме противно ослепляющего света. Однако если Мурава не идет к лагерю, то лагерь идет к нему.
Сейчас "лагерем" была жестоко обозвана не такая уж и грузная Соль, поджидавшая серого котика снизу. Она шла к забравшемуся на дерево безвинному воителю той же тропой, что пришел сюда он, то есть - по, знаете, сказочно хрустящему снегу, и Мурава услышал ее шаги еще до того, как кошка подала голос. Воитель пламенно надеялся слиться с корой, но, увы, цвет той самую малость отличался от вдобавок однотонного серого, так что заметить Мураву Соли было как когтем о гремящую тропу ударить. И, даже понимая это, зеленоглазый старался не дышать. Сердце учащенно билось, пока короткошерстный тешил себя надеждой, что все же его оставят коротать одиночество наедине с охватившей тело истомой.
- Позволь спросить, какого Звездоцапа ты там забыл, доходяга? - саркастичный тон неизменно вырывал из витания в облаках. Когда реальность зовет обратно столь наглым образом, Мурава просто не имеет права продолжать чураться обыкновенно унылой действительности. Хотя бы потому, что она внезапно обещает показать ему нечто всяко интереснее того, на что только способна фантазия.
Котик положил голову на лапы, пользуясь тем, что находится сейчас выше Соли. Сама по себе воительница заметно обгоняла его в габаритах, но в данный момент он находился в более выигрышном положении.
- Я залез сюда думать о том, как помочь племени, - с наигранной мудростью изрек воитель. - И небеса, - "Послали мне тебя" - промолчали, - голос Муравы трагически дрогнул.
После небольшой паузы он стек с ветви к корням дерева, шустро выпрямившись после приземления и, пританцовывая на ходу, подошел к Соли. Кожу бедных подушечек жестоко колол мороз, но в глазах все равно плескалось ребяческое веселье. Появление здесь кошки, хоть и являлось нежеланным, могло спасти серого от настоящего возвращения в лагерь. Мурава был намерен плотно уцепиться за этот подарочек, отправленный ему Звездным племенем.
- Ты собираешь патруль из рано вышедших в лес?

+4

18

— Я залез сюда думать о том, как помочь племени и небеса промолчали. – развел театральщину Мурава, взирая на Соль сверху. Не будь у последней скверного расположения духа, она, быть может, и оценила бы талант соплеменника, но увы и ах – не судьба.
— Неудивительно, - хмыкнула кошка, — Небеса не разговаривают с дураками и обычными смертными. – Заявила серая, оставив выбор категории, к которой нужно причислить себя, на Мураву. Произнеся это, воительница опустила голову и отступила. От долгого смотрения вверх у нее затекла шея и сейчас противно ныла, от чего в пору шипеть от дискомфорта, но кошка молчала. Для Звездного Племени есть Орех и другие целители. С чего бы предкам обращать внимание на какого-то там абсолютно бесполезного Мураву?
— Если хочешь помогать племени, то действуй, а не жди у озера ветра – буркнула воительница, вознамерившись бросить молодого кота за его несомненно важным делом. А вот он, в свою очередь, отставать не хотел, с противным треском коры под когтями сползая с дерева. И зачем он только туда полез? Сказочная мышь.
— Ты собираешь патруль из рано вышедших в лес?
— Размечтался. Легче подснежники в Голые Деревья искать, чем всяких лентяев по лесу. – Огрызнулась воительница вовсе не желая видеть кого-то рядом с собой прямо сейчас. Тем более недоросль, витающую в облаках. Будто своей ученицы ей мало. Будь на его месте Ласточка – Соль бы еще подумала. Во-первых – ей самой лапу в пасть не клади, особо нос не задерешь, а во-вторых – она бы поняла тоску серой кошки.
— Уходи, ты же там племени помогать хотел. Вот и займись этим. Можешь даже собрать патруль «из рано вышедших в лес».
Воительница даже не смотрела в сторону Муравы, шла себе спокойным ходом, словно его и нет рядом. Ей было совершенно плевать, обиделся он там или нет, кошку волновало лишь то, как быстро этот доставала от нее отстанет. Да, она грубая и совсем не в настроении для общения, но уж какая есть. Соль, в прочем, никогда и не отличалась особым чувством такта, вобрав в себя все самое «лучшее» от подружки Ласточки. Глупо думать, что воительница может быть с кем-то мила.

Отредактировано Соль (12-12-2018 15:42:02)

+3

19

Мурава довольно фыркнул, когда воительница огрызнулась, решив, что она оценила его краткое выступление. Естественно, себя он незамутненно причислил к "обычным смертным". Стала бы Грозовая добавлять эту категорию, желай она назвать его именно мышеголовым? То-то и оно. Очевидно, что серый котик попросту относился к обыкновенным Грозовым воителям, к коим предки не являются во снах, не оставляют им перед палаткой таинственные послания в виде пятнадцати перышек перепела, выложенных в определенной последовательности, которую только мудрый целитель сумеет распознать, и все в таком духе.
Воин уже начал покидать насиженное местечко, когда пушистая кошка принялась упрекать его в том, что он сидит на дереве вместо того, чтобы заниматься полезными делами, но, спустившись и встретившись взглядом с Солью, Мурава заметил, что она не очень-то рада мгновенной смене деятельности серого как раз после ее недовольного бормотания. А казалось бы, он такой-то молодец, делает все, как ему говорят, и ждать не заставляет.
Мурава вопросительно склонил голову набок, летящей походкой шествуя за Солью, тщетно пытаясь взглянуть на ее мордаху опять. Это забавно контрастировало с грузными шагами да направленной только вперед головой длинношерстной. В целом они вообще составляли сплошной дикий контраст: от телосложения, волосатости до, банально, пола. Бывает же, что в племени рождаются настолько не похожие индивиды! Даже и подумать странно, будто они все в какой-то мере родственники.
- А ты что, собирала подснежники? - тонко улыбнувшись, вопросил Мурава, представляя эту грозную воительницу, щепетильно обрывающую стебли цветков. О, или как такое: Соль с цветочком за ухом!
В глазах воителя блеснуло первозданное безумие, едва он подумал о том, что сей возникший облик просто нуждается в претворении в жизнь.
- Уходи, ты же там племени помогать хотел. Вот и займись этим. Можешь даже собрать патруль «из рано вышедших в лес», - упрямо заявила пушистая, продолжая идти вперед и идейно не оборачиваться на случайного спутника. Вернее, почти случайного. Ее намерение отвязаться от Муравы было столь же сильно, сколько не хотелось серому брести сейчас обратно в лагерь, а это означало, что в ближайшее время избавиться от зеленоглазого Соли было бы очень затруднительно, если только она не решит вдруг, что соблюдение Воинского закона - удел слабых.
- Уйти? Но Соль, - ускоряясь, чтобы обскочить ее, с нарочитым возмущением говорил воитель, каждое слово точно по слогам отчеканивая. - ты же сама пришла ко мне и что-то там спросила, хотя я был занят! - наконец Мурава оказался прямо напротив кошки, шустро осматривая ее снизу-вверх.
Мороз все еще щипал подушечки, и, забывшись, котик позволил себе почти фатальную наглость, внезапно прильнув к сестре целителя.
- Ты такая мяяягкая, - довольно выдохнул Мурава, совершенно игнорируя мигом нависшую над ним угрозу получить по ушам. Честно говоря, он даже вознамерился зарыться поглубже.
"И почему предки не дали мне такой шубки?" - оскорбленно подумал зеленоглазый, чуток поджав нижнюю губу.

+5

20

Вообще-то графу «обычные смертные» Соль первоначально оставляла для себя любимой, но потом сообразила, что если Мурава будет оскорблен отсутствием выбора, то расшумится на весь лес, действуя на нервы еще больше. А ей оно не нужно даже под землей. Тем более распугает дичь. Как тогда охотиться-то? В животе все еще урчит вообще-то.
— А ты что, собирала подснежники?
- В Голые Деревья? Совсем мышеголовый? – покосилась на него кошка, глядя сверху вниз на серого дурака, который совсем не хотел от нее отставать. «Ну что за прилипала, Предки» - мысленно фыркнула Соль, откровенно мечтая, чтобы тот от нее отлип наконец. Она просто хотела побыть одна. Неужели Небеса не могут даже такую простое желание осуществить!?
«А если так подумать, то откуда молодухе вроде него знать, что Подснежники не растут в Голые Деревья. Хотя стоп! Какое мне вообще до него дело!? Почему это я, Соль, должна думать о его мизерных познаниях!? Этим должен был заниматься его наставник, фыр!»
— Уйти? Но Соль, - подал голос Мурава, возражая ее попытке прогнать его. Вот же нахал. - Ты же сама пришла ко мне и что-то там спросила, хотя я был занят!
- Во-первых, я к тебе не приходила – это ты снег роняешь и отвлекаешь меня от дел, а во-вторых…Эй! – не успела Соль договорить, как прилипала, совершенно неожиданно, навалился на нее, зарывшись в аккуратно лежащую шерстку на боку. ЧООООООООООООООООООООООО!?
А с довольного урчания этой серой кучи падали ее совсем прорвало и воительница резко, агрессивно, сделала ему сначала подсечку, чтобы тот потерял равновесие, а после с силой повалила спиной в снег, пробивая снежный наст и нависла сверху, яростно сверкая глазами и фырча, оскалив клыки. Соль готова поклясться, что если бы вместо снега была вода, то воительница бы без зазрения совести утопила бы наглеца, держа под водой до тех пор, пока их его грязной пасти не выйдет последний пузырек воздуха, а глаза не закатятся.
- Ах ты… Ах ты сопляк! – рявкнула кошка, из ее тела шло злобное рычание, а шерсть встала дыбом от примеси гнева и страха. – Держи свои грязные лапы от меня подальше, кусок ты лисьей падали. Никогда! Никогда не касайся меня, понял!? – Уже тише прорычала кошка, сверля взглядом и прожигая дыру в широком лбу. Она буквально пылала от леденящего душу гнева.
Воительница прищурила глаза и они превратились в две узкие щелочки, но концентрация пылающего «нечто», что так просто объяснению не поддается, в них ни чуть не изменилось. Соль приблизила к нему свое лицо, как раз к уху, чтобы тот точно мог услышать ее тихий мрачный рокот, как в кошмарах, а дыхание опаляло нежную кожу на морде и ушах:
- Иначе я превращу твою жалкую, ничего не стоящую жизнь в самую страшную сказку для таких котяток как ты.

«Ненавижу! Ненавижу, когда трогают меня! Как ты посмел! Умри где-нибудь в муках в уголку!»
Соль ненавидела, когда ее касались другие с тех пор, как погибла ее мать. Они были очень близки, будучи маленькой воительница не отходила от нее ни на шаг и всюду следовала хвостиком.
А когда та погибла – любое прикосновение было болезненным, вызывающим страшные воспоминания. После стало легче, Соль стала подпускать к себе некоторых и все забылось. Но воительница ничего не забыла. Запах ее матери, запах крови и смрад лисы пробуждается в голове всякий раз, когда кто-то посторонний трогает ее и запускает механизм защиты.
С силой подержав кота в снегу еще некоторое время, Соль успокоилась. Тяжелое дыхание утихло, бока перестали так яростно вздыматься, взгляд перестал быть столь угрожающе холодным. Воительница выпрямилась, устало фыркнула и слезла с Муравы.
- Оставь меня одну, не ходи за мной. – Повернувшись к ничего не понимающему коту спиной, сухо произнесла кошка без каких-либо эмоций и пошла своей дорогой. Да и откуда ему было знать о том, что было так давно. В прочем, плевать. Ему изначально не повезло, что он застал Соль в неудачном расположении духа и заплатил за это. А воительница не станет извиняться, это выше ее чувства достоинства. Он сам виноват, так что пусть хоть плачет  - все равно.

Отредактировано Соль (15-12-2018 22:05:50)

+3


Вы здесь » cw. последнее пристанище » грозовое племя » светлый лес