У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается
В Лесу происходят странные события.

Речное племя и племя Ветра находятся в состоянии хрупкого мира: одно неверное слово, одно поспешное решение - и два племени объявят почти неминуемую войну. Смерть предводителя речных земель, Львинозвезда, своими корнями уходит к племени Ветра, чей предводитель стал невольным свидетелем произошедшего. Найдет ли в себе силы Созвездие довериться лидеру чужого племени? Сможет ли сохранить хрупкий мир, или поддастся жажде мщения, которая так захватывает её соплеменников?

Грозовое и Сумрачное племена, словно нарочно, подвергаются нападению диких зверей: в первом свирепствуют не только барсуки, но и (неожиданно!) двуногие, а на земли Теневых набрел здоровенный, неуправляемый лось. Сейчас обоим племенам предстоит непростое восстановление сил, и захочет ли каждое из них поддержать своего союзника в неминуемом конфликте?

А между тем грядет оттепель...
Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP photoshop: Renaissance
3.05 Тем временем игра на Последнем пристанище не стоит на месте: очередные персонажи разделили между собой лавровые венцы почестей, как лучшие персонажи месяца! От всей души поздравляем с этим достижением.
Совсем скоро, 7-го мая состоится долгожданный совет, который расставит многие точки в нынешнем сюжете. Не пропустите общий сбор всех четырёх племен!
Рейтинг проекта — R.
Последнее пристанище для каждого, кто искал себе Дом. Каноничная ролевая, события которой происходят на землях старого-доброго Леса - то самое место, где вы сможете с легкостью облачиться в шкуру любимого персонажа, написать свою историю и отдохнуть от окружающей суеты. Если вы искали дом, если вы искали что-то для души - добро пожаловать. Вы нашли свое место, и мы рады вам.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих


заброшенные сады двуногих

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

http://s8.uploads.ru/d2muc.png

заброшенные сады двуногих
——————————————————————
Старые кривоватые яблони одичали без вмешательства человека. Летом и осенью повсюду в густой жёсткой траве можно найти полусгнившие яблоки. В заброшенных садах водится много мышей и птиц, иногда сюда заглядывают белки. В глубине яблоневой рощи осталось небольшое гнездо Двуногих. Там слишком давно никто не живёт, так что даже запахи уже выветрились, а большое количество дыр и щелей позволяет без труда проникнуть туда котам. В садах, кроме всего прочего, растёт множество разных трав, некоторые из которых могут быть вполне полезны лекарям.

0

2

начало игры

С каждым днем становилось все холоднее.
Сегодня утром Иноходь впервые заметила легкий пар при дыхании, а перед рассветом уже совсем не летний холод запустил когти под ее шубку.

С каждым чертовым днем становилось все холоднее, а дома у нее так и не было. Она и не хотела, ей нравилось путешествовать. С полмесяца назад убежав от барсуков, кошка нашла чудесный ручеек. Вода в нем была чистая-чистая, студеная и очень вкусная. Но к сожалению помимо нее этот ручеек облюбовали и другие хищники, с которыми кошка не могла тягаться силами. А прошлую полную луну она встречала на цветочном поле. Ночи тогда еще были теплыми, а по утрам распускались цветы, обладающие дурманящим ароматом.
Она повидала так много! Но ей совершенно некому было рассказать о тех удивительных вещах, что повстречались ей на пути.

С каждым днем становилось холоднее.
И непонятно кусался холод снаружи или грыз Иноходь изнутри.
Она не могла сказать, что ей было тяжело одной, но порой отсутствие общения сводило ее с ума и она начинала разговаривать сама с собой.
- Не вижу ничего плохого в том, что бы проговаривать свои мысли вслух.
Кого же ты пытаешься обмануть, кошка? Это лишь побег от одиночества.
- Нужно просыпаться, вставать. Я уже довольно долго нахожусь на одном месте.

И действительно. Иноходь с удовольствием облюбовала пышный ягодный куст, в котором встречала уже четвертое утро. В этом саду вооще было много интересного и уютного. Например тот чудесный кустик, обладающий нежными светло-зелеными листочками и сладким, свежим запахом... Мята.
Единственное что ей не нравилось - полуразрушенный человеческий дом. Запаха уже никакого не осталось, как и почти утвари. Лишь сам скелет дома, да брошенные пожитки. Иноходь старалась держаться подальше от домов, но в этом очевидно долго никто не жил. И все же кошка предпочитала оставаться в этом уютном садике, лишь изредка укрываясь за толстыми стенами от завывающего ветра или легкого дождя.

Сад был хорош еще и тем, что здесь не так сложно было поймать себе птичку или мышку. Глупая дичь не привыкла, чтобы на этой территории на них кто-нибудь охотился.
В животе предательски заурчало. Недовольно потянувшись, Иноходь все же выскользнула из своей самодельной палатки и, пригнувшись к земле, жадно втянула носом чуть морозный воздух. Теплый запах дичи исходил откуда-то слева. Это оказалась маленькая толстенькая мышка. Скользнула тень, один стремительный прыжок и глупышка даже не поняла как умерла, а рот одиночки наполнился теплой, чуть солоноватой кровью.
Что ж, с добрым утром.

Теперь, удовлетворив свои первичные потребности, кошка была обязана задуматься над тем, что же ей делать дальше. До зимы времени еще было достаточно, но не так уж и много. Стоит ли рискнуть и попутешествовать еще до наступления холодов или все же остаться на месте?
Ее манили неизведанные территории, а утренний холод кусал за шкурку.

В итоге кошка решила все же остаться здесь, пока что было жалко покидать такое хорошее, насиженное местечко. Можно выходить на разведку в разные стороны и места, а к вечеру возвращаться. И если она найдет место для зимовки получше, то без сожалений туда переберется. Решено.

Тщательно почистив и пригладив свою шкурку, Иноходь забросала то, что осталось от ее завтрака землей и еще раз обвела сад внимательным взглядом. Глубоко вздохнув, она все же не удержалась и потерлась, а после и повалялась на уже примятых ранее листочках мяты. Ей нравилось, когда этот сладкий запах сопровождал ее в течении дня. С сожалением оторвавшись от кустика, кошка выбежала за пределы сада и направилась  в сторону, противоположную той, откуда она прибыла.

--> в сторону племен

+1

3

речные земли --->

Гор шагал тяжело, почти мрачно. Суровый вид самца вкупе с густой серой шерстью являли собой зрелище внушительное, но никак не радушное - в общем-то, он даже не пытался понравиться этой темномордой, по пути мучая себя одним дурацким вопросом.
А на кой черт я взял её с собой?
Сыграл собственнический инстинкт? Возможно. Гор был убежден, что теперь эта прелестница - его самка во всех самых положительных для него смыслах этого слова.
- Пока я не решу, что еще ты можешь дать мне, кроме самого очевидного, - подал басовитый голос самец, коротко оборачиваясь на пленницу, - будешь сидеть здесь. И сидеть как мышка, то есть тихонько и прячась от других левых котов, я внятно объясняю? - вытягивая шею, чтобы поймать строптивый взгляд речной кисы, самец слащаво улыбнулся: что ж, в конце-концов, можно превратить это в удовольствие на двоих... когда-нибудь.
- Сбежишь - найду. Ты и сама это прекрасно знаешь, - оттесняя плечом ветвистый куст, Гор почти вежливо пропустил Вербу вперед, после грубовато подталкивая, мол, шевелись.
- Найду - утоплю. Это ты тоже знаешь, - замирая где-то чуть позади кошки, пока та осматривала свое новое (наверняка временное, пока ему не надоест) жилье, Гор опустил взгляд на покатые плечи, на тренированную спину, и произнес где-то у затылка Вербы, за ушком.
- Я буду рад приходить сюда, находить тебя тут, такую строптивую, дикую и... - он хрипло усмехнулся, тихо и самодовольно, - ... покорную. Понимаешь, что я от тебя хочу?

+4

4

Начало нового дня

[indent] После встречи с Шершнем, бело-кремовая домашняя кошка честно не высовывала своего носа из дома: ей хватило ума понять, что плотное соседство с лесными котами требует большей осторожности, чем она придерживалась по жизни. Исследовать внешний мир под лунным светом, было бы, несомненно, романтично, но в то же время подобная вылазка могла подвергнуть благополучие породистой красавицы реальной угрозе. Впрочем, подкрепившись утром мяском в соусе из пакетика, который вскрыла для нее пожилая женщина, Ириска поблагодарила ее мяуканьем и отправилась навстречу новым приключениям, посудив так: раз пока что не желательно совать нос в лесные дебри, можно пробежаться севернее от фермы, где расположились те самые брошенные сады, про которые она слышала от местных домашних кошек. Говорят, зимой, укатанные под снежным полем, они представляют собой удивительное зрелище. Это следовало проверить.
[indent] Оставляя за собой цепочку аккуратных неглубоких следов, бело-кремовая быстро миновала ферму, свернув с тропинки, ведущей в лес на более протоптанную, что свидетельствовало о популярности сего места. Она не спешила, прогуливаясь и внимательно осматриваясь по сторонам, запоминая дорогу и всякие прочие мелочи, цепляющие лазурный взгляд. Так называемые, заброшенные сады хранили множество запахов, складывающихся в самые разные истории. Принюхавшись как следует, их можно было прочитать, но внимание Айрис куда больше привлекло наблюдение за маленькими вспугнутыми ею пушными зверьками и беспокойными птичками. Большая занесенная снегом деревянная хижина действительно приковывала взгляд.
[indent] Проникнув за полуразрушенную ограду, остановившись под раскидистой летом, но сейчас абсолютно голой яблоней, кошка подняла задумчивый взор на людское сооружение, гадая скольким же путникам, забредшим сюда направленно или же по воле случая, оно дало временное убежище. Постояв так недолго, вдыхая клубок старых запахов, который даже не пыталась распутать, самка медленно подошла ближе, высоко задрав вверх породную голову.
[indent] Что ж, путь сюда действительно стоил увиденного. К тому же здесь было так умиротворенно тихо, так очаровательно, что начало казаться, будто она, Ириска, попала в какую-другую вселенную. Другой мир. Снежный и безмолвный, хранящий свои тайны. И оттого прекрасный. 
[indent] Здесь стоило задержаться.

Отредактировано Айрис (01-03-2019 10:25:55)

+3

5

► типа из заморозки

Вообще сегодня он не собирался никуда выдвигаться дальше той лощины, где прочно обосновался уже на несколько лун. В охоте особой необходимости не было, где-то в тающем снегу он зарыл вчерашний недоеденный трупик зяблика и вполне мог полакомиться остатками. Падалью подобного рода Гектор не брезговал. Необходимости увидеться с кем-то из банды Макоши тоже не было, равно как и желания встречаться с кем-то из этих агрессивных и не особо сообразительных, как ему казалось, одиночек. Их он предпочитал не избегать, но игнорировать.
Однако же утром Гектор ощутил неприятную щекотку предчувствия под шкурой — предчувствия не плохого и не хорошего, просто какого-то. Сначала подумал на блох, но после осмотра себя понял, что не в них дело. Просто хотелось сорваться с места и куда-то направиться. На ту, свою охоту — не из необходимости поесть, но насытиться в несколько ином плане. Негромко выругавшись, он отряхнулся от снега и, размяв слегка затекшее после сна тело, направился наугад, ближе к территория племен.
Какое-то время бодрой рысцой он шел в сторону фермы, помнится, на территории племени Ветра. Пока что не имеющий достаточно информации, в племена он не совался. Но был почти готов. Кот довольно ухмылялся своим мыслям, но притом старался не отвлекаться от окружающей обстановки, чтобы не попасть впросак и не быть застигнутым врасплох. Возможно, именно это внимание помогло ему заметить след, уже теряющийся в чуть подтаявшем снегу - становилось все теплее с каждым днем. Гектор замер, втянув носом воздух у самого следа. Пахло сладко. Он знал, кто так пахнет обычно.
— Дома-а-ашняя, — низко протянул он, глядя вдаль, куда ушла эта кошка.
Вот, значит, о чем говорило предчувствие. Одиночка почувствовал, как его настроение поднимается, а тело словно наливается силой. Так всегда бывало, если он понимал: впереди слаааавная охота. Или как минимум игра. Это ведь насколько можно растянуть удовольствие: день только начался.
По следу домашней он вышел к месту, в котором не был прежде, но слышал о нем. Сады двуногих, вроде как заброшенные — двуногими тут не пахло. А вот кем пахло сильно — так это домашней кошкой, которую Гектор едва успел заметить на фоне белого снега: она практически сливалась с ним. В глазах одиночки загорелись предвкушающие огоньки. Стоило вести себя аккуратнее, чтобы не спугнуть кошку. Гектор очень любил долгую подготовку, и потому расправил плечи и вышел вперед, подходя ближе к ограде.
— Да уж, тут красиво. Но еще прекраснее, должно быть, весной, — громко заметил он, выглядя ну очень, в его понимании, невинно. А что? Просто два незнакомца, решивших одновременно посетить красивое местечко. Разница в том, что Гектора прелесть садов вовсе не трогала, и он с большим удовольствием окрасил бы все эти снега кровью, теплой и соленой.
Рано, — он едва заметно сглотнул, понимая, что забегает вперед в своих мыслях. Слишком рано, действительно.
— Я тебя напугал, да? — он прищурился с хитрой улыбкой, усаживаясь на чуть утоптанный снег. Как говорили в какой-то из городских банд, встреченных им ранее - "в лапах правды нет", и если ты пытаешься хотя бы имитировать добрые намерения, то сядь. Из такого положения нападать и обороняться затруднительно, и потому собеседник будет (должен, по крайней мере) расположен к вам.

+3

6

[indent]До того, как огромный чужак возник в поле зрения, когда бело-кремовой пришлось настороженно оглянуться на него через плечо, затем, повернуться к нему полукорпусом, ветер со спины донес до тонкого обоняние его запах. Другой вопрос, что домашняя могла допустить, что он пройдет мимо, не заострив на ее присутствии своего пристального внимания. Поэтому, когда незнакомый глубокий голос прозвучал в паре лисьев хвостов от местонахождения кошки, она, невольно вздрогнула, повернув голову чуть резче, чем следовало.
[indent]Итак, ей случилось встретить еще одного местного кота, что, конечно, никак не мог принадлежать людям и быть их любимцем. В лазурных глазах зажглось уже знакомое любопытство, впрочем, это не мешало инею осторожности сковывать ее взгляд. Ну, выглядел, по крайней мере, здоровяк безобидно... вернее, вел себя так. И все же слова Шершня невольно всплыли в голове пушистой красавицы: "- Не каждый племенной радушно встречает чужака на своей территории". Пусть так, однако, по словам знакомых Айрис, брошенные сады не были чьей-то землей, являя собой нейтральные окрестности, где свободно ходили бродяги. Кажется, "пришелец" был как раз таковым.
[indent]- Если только немного, - произнесла она, приветствуя незнакомца легкой улыбкой. - Сама виновата, утратила бдительность.
[indent]Поглядывая на кота, самка кивнула на его первую реплику.
[indent]- Мне бы хотелось увидеть это место весной. Может, даже получится, - неопределенно поведя плечами, Ари полностью повернулась к собеседнику.
[indent]- Полагаю, ты не из племенных котов будешь, - она была почти уверена, что  права. - Значит, путешествуешь? Один? - кошка склонила голову набок, бдительно храня дистанцию. Повторив его жест, укрыв подушечки лап кончиком пушистого хвоста, продолжила "допрос".
[indent]- Неужели тебе никогда не бывает одиноко? - встречая ранее на своем путт самых разных котов и кошек, Ириска иногда задавала этот прямой и простой вопрос. Кто-кто, а вот она уже давно отвыкла от одиночества. Да и вообще, толком его никогда не знала.

+3

7

Она не стала дергаться и убегать, да и особо напуганной не выглядела. Домашняя киска даже улыбнулась ему, и отчасти Гектор ощутил расстройство и разочарование. А ведь бывали места, где его боялись и при одном лишь появлении старалась спрятаться и предупредить близких... Но то было давно, и он слишком утрачивал бдительность - убираться приходилось в спешке.
Сама виновата, говоришь. Пра-а-вильно.
Он улыбнулся в ответ, надеясь, что улыбка была не столь похожа на предвкушающе кривой оскал. Его вторую фразу кошка восприняла благосклонно, отчего можно было надеяться не просто на продолжение беседы, но и на вполне себе интересный зачин новой истории. Первое впечатление от этой малышки было таковым: ее стоит растянуть надолго, смаковать не торопясь и продуманно. Так что - никаких необдуманных и резких нападений и глупостей, пусть и зову крови очень хочется поддаться.
— Полагаю, ты не из племенных котов будешь. Значит, путешествуешь? Один? — поинтересовалась все еще незнакомка, и Гектор внутренне рассмеялся. Иногда он задавал такие вопросы своим будущим жертвам, чтобы обезопасить себя от потенциальных мстителей и помощников. Забавно было слышать что-то подобное в свой адрес - но ведь то простая вежливость и любопытство.
А судя по огонькам во взгляде белой, она была очень любопытна.
— Племена не для меня, хоть я о них мало знаю. Недавно здесь, — кивнув, пробасил Гектор, внимательно разглядывая домашнюю. Та отвечала не менее внимательным взглядом. — А так - да, путешествую один. Иногда у меня бывают временные компаньоны, но я им быстро наскучиваю.
Шутка. Они просто долго не живут.
— Неужели тебе никогда не бывает одиноко? — от нового вопроса он уже не удержал ухмылки, хотя наружу рвался самый настоящий смех. Вот уж нашла, что спросить, малышка.
— Иногда бывает, но я от этого не особенно страдаю, — он поднялся на лапы и размял плечи, переступив с лапы на лапу. В таких случаях я нахожу того, кто избавит меня от грусти и одиночества неповторимым образом. Но тебе об этом знать еще рано. Тем более кошечке не стоит знать, что сейчас под бдительным руководством Гектора подрастает одна не менее мерзкая и хладнокровная отщепенка, в которой полосатый разглядел что-то очень родное и потом не тронул, когда малявка прибилась. Незнакомке об этом не нужно знать, он точно верил: если одиночка хочет провернуть с беленькой все то, что уже успел задумать, подобный козырь пригодится ему.
— А тебе не бывает одиноко наедине со своими Двуногими? — отзеркалил ее ответ кот, чуть склонив голову.
Он прошел ближе, но как бы сбоку от кошки, не вторгаясь в личное пространство. Углубился в сад, обернулся через плечо.
— Я, кстати, Гектор, — он вопросительно приподнял брови, мол, твоя очередь говорить.

+2

8

[indent]- Айрис, - поддаваясь ответной вежливости нового знакомого, представилась кошка, кивнув здоровяку. В этот раз имя собеседника не вызвало никаких вопросов: кличка была сильной, но чуточку банальной, как показалось домашней. Интересно, его так когда-то люди назвали, или семья? А может, он сам? Подобное имя вполне бы могло внушать ужас, словно было создано для того. Впрочем, это были плохие мысли, не культурные даже, ведь бело-кремовая ничего о нем не знала, чтобы так сходу судить. Жаль что и неподдельного интереса он не пробуждал, как мог бы, но все равно был по-джельтенменски обходителен. Так, по крайней мере, казалось.
[indent]- Понимаю. Сама здесь пару дней, - легким движением пушистого хвоста, красавица смахнула с насиженного места пару тонких веточек.
[indent]- С недавнего времени, возможно, так и есть, - чуть склонив хорошенькую головку набок, Ари проследила за каждым шагом Гектора, когда он обошел ее полукругом. Поднялалась на лапки и снова села, отчего-то чувствуя некоторый неуют. Скорее всего потому что на этот раз забралась дальше от дома, но с другой стороны, если она хочет быть хоть чутоку самостоятельной, к такому надо привыкать.
[indent]Марго здесь нет.
[indent]- Обычно я путешествую с моей подругой-человеком, но сейчас она далеко, поэтому я здесь, - мелодичный голос кольнул толикой грусти, однако домашняя поспешила закрыть тему, сменив ее:
[indent]- Откуда ты?

Отредактировано Айрис (05-03-2019 12:18:58)

+4

9

начало игры
Какое-то несчастье всегда снова и снова приносило её лапы к следам Гектора, даже когда она намеренно пыталась их избегать как можно дольше. Впрочем, может, полосатый сам следил у неё на пути - скинуть на него все камни было всегда удобнее, чем предполагать, что без него рано или поздно становится скучно. Впрочем, когда сегодня утренние поиски Гектора Хель завершила успехом невдалеке от садов, принадлежавших людям, пёстрая не без сильного удивления обнаружила, что сам кот не особо-то и тосковал. Несмотря на лёгкую усталость после не короткой дороги и сонливость от бессонной ночи, Хель поспешила присоединиться к другу и незнакомой белошкурой кошке, немного выслушав их разговор издали:

- Какое очаровательно создание.., - заявила о себе пёстрая, - Айрис. Этого имени Хельга и вправду не слышала нигде вблизи, и была уже готова поверить, что это милое создание - действительно залётный птенчик.

Зелёные глазки бегло пробежались по Гектору, словно пытаясь на расстоянии проесть в нём небольшую, так, для приличия, дырку. Чем чаще оставлять его одного, тем быстрее он учится находить новые игрушки, разве нет?.. Хель постаралась относительно любезно улыбнуться и ему, и его новой подруге, что едва ли могло получиться похожим на правду: улыбка пёстрой была присуща настолько редко, что уже априори выглядела неестественно на её суровой морде.

- Хорошие хозяева среди людей вывелись, и ты решила отдаться котам? - с определённым пониманием спросила Хельга, хоть и догадывалась, что едва ли история Айрис имеет с этим что-то общее, - Не худший выбор. Пёстрая бросила очередной не слишком тёплый взгляд в сторону Гектора, тоска по которому уже как несколько минут улетучилась: что, хочешь игрушку? Ну давай, давай её оставим... Собственное постоянное странствие вокруг да около ни капли ни лишало Хельгу чувства собственности, а малейшее отсутствие совести не позволяло упрекнуть себя в не подобающем поведении.

Кошка, всё так же отказываясь приближаться к Гектору, сделала несколько шагов к Айрис, довольно не зло и даже как-то игриво вытягивая к той морду, будто бы запах домашней кошки мог бы стать для неё чем-то приятным. Как ни крути, от последних встреч с двуногими у Хельги всё ещё пробегали мурашки по коже, но от этого домашних смелыми считать она не начинала - скорее недалёкими.

- Ну что, - снова обратилась Хель к Айрис, практически засовывая нос в её загривок и обдавая довольно брезгливым, прохладным дыханием, - Хочешь, мы тебя приютим? Из Хельги вырвалась не громкая насмешка, а нос всё так же выискивал что-то вокруг шеи и загривка белошкурой, пока глаза снова направились к Гектору с немым и явно ехидным вопросом: всё верно, да? Ты же за этим её ещё не прогнал?

Отредактировано Хельга (08-03-2019 13:41:02)

+4

10

[indent] Ожидая ответа Гектора, Ари честно старалась справиться с нарастающим с каждой минутой волнением, старательно не показывая его чужаку, однако настороженный огонек в лазурных глазах разгорался все яственнее, а кончик пушистого хвоста мелко дрожал, поэтому она, заметив это, взмахнула им, поднимаясь снова на лапы. Кажется, пора было уходить, лучше, как можно скорее. Волнение в груди совсем не походило на то, которое испытала домашняя при недавней встрече с Шершнем. То было нечто теплое, патокой разливающееся по венам, принуждающее покориться воле рыжего кота, хотя он ничего от нее не требовал и ни о чем не просил. Здесь же случай был совершенно обратный. То, что текло по венам сейчас замораживало, сковывало, пугало, и Айрис безоговорочно доверяла своей интуиции.
[indent] Чувство опасности, захлопнувшейся западни усилилось стократно, когда в поле зрения аристократки появилась вторая кошка. То как она смотрела на нее, затем, на Гектора, вынудило бело-кремовую отступить на шаг, однако незнакомка, опередила ее в скорости реакции, приблизившись, бесцеремонно вторгнувшись в личное пространство, отчего самка невольно распушила густой загривок, напрягшись всем телом, пока пестрая не то обнюхивала, не то просто издавалась над ней.
[indent] Судя по ее голосу, верно было предположить второе...
[indent] Замерев на месте,  Айрис терпеливо ждала когда наглая кошка отстранится, но не дождавшись, сама сделала насколько шагов назад, спиной приближаясь к крыльцу старого жилища людей.
[indent] - Мои хозяева не вывелись, и мне уже пора к ним вернуться, - совладав с собой, путешественница гордо вздернула подбородок, позволяя своим небесно-голубым глазам, покрыться налетом тонкого инея, льдинками отразившимся в уверенном взгляде.
[indent] - Думаю, вам обоим есть о чем поговорить, так что, пожалуй, оставлю вас наедине, - все так же размеренно и холодно ответила Ари, сохранив на морде невозмутимость, а затем сделала пробный шаг в попытке обойти потенциальную опасность в лице двух бродяг.
[indent] "Если выберусь отсюда, попрошу Шершня в следущую встречу научить меня пару приемам. Не думаю, что он откажет, если я расскажу ему об этой неприятной встрече,   - решила про себя кошка, делая еще один шаг, невольно выпуская когти. Она понимала, что не справится одна против двоих, однако не теряла надежды выскользнуть из этой западни невредимой.

Отредактировано Айрис (16-03-2019 12:59:48)

+7

11

Айрис, приятное имечко, тягучее такое, вязкое, — он ухмыльнулся своим мыслям, когда незнакомка наконец представилась. Она, кажется, начинала нервничать, потому как рассказывая немного о себе и отвечая на его вопросы все пыталась найти такое положение в пространстве, в котором ей будет спокойнее. Внутри где-то кольнуло раздражением: слишком рано она начала побаиваться, если это именно страх. Гектору казалось, что он может расположить к себе и на время успокоить собеседника в любой ситуации, но все чаще случалось так, что от него словно чувствовали исходящую опасность, будто он заранее начинал излучать ее, хоть и улыбался с максимально выраженным дружелюбием.
Что ни  говори, на невинного я не похож и никогда не был.
Сейчас твоя подруга-человек далеко? Мне это только на лапу.
— Издалека, очень издалека. Если бы мне нужно было вернуться, я бы не нашел дороги. За горами где-то, — он неопределенно махнул хвостом куда-то в сторону. Хоть тут Гектор не врал: он действительно не представлял, откуда он родом и как туда вернуться. Это было совершенно не нужно - да и хорошо, что его путь никто не мог отследить так легко.
Он оставлял за собой кровавый след и потому учился этот самый след маскировать. Здесь пока еще Гектор наследить не успел, но очень старался - и хотел начать с Айрис, но не так быстро. Не в одну встречу - он хотел потянуть удовольствие, запугать ее, ведь домашняя малютка явно не побежит искать защиты к кому-то, раз недавно здесь. Насколько бурый знал, домашних не переносили на дух все эти племенные, а значит,  белая кошечка может положиться только на свою далекую двуногую. Славно.
— Какое очаровательно создание.., — раздался откуда-то сзади и сбоку голосок, который Гектор услышать был не особенно рад. Хельга, конечно, быстро училась и в целом скрашивала его дни, но сейчас была рано и не к месту. Портила план. Раздраженно дернув ухом, кот обернулся и прожег ученицу взглядом.
Пёстрая нахалка.
Она отвечала примерно таким же взглядом. Боялась, что учитель ее покинул? Да вряд ли, эта ничего не боится и особенных чувств, как и сам Гектор, не имеет. Наверняка просто заскучала и пошла по следу. Она приблизилась к Айрис и с игривым видом принялась обнюхивать уже порядком испуганную домашнюю. У той подергивался хвост и лапы тоже подрагивали в волнении. Впрочем, даже если бы она решила бежать - не смогла бы, и мозг кошечки был достаточно большим, чтобы это понять.
— Видишь же, милая, — наконец открыл пасть он, низко промурчав в адрес трехцветной, — у Айрис есть двуногие. Они ее наверняка ждут, зачем ей мы.
Он с удовлетворением наблюдал, что несмотря на страх, кошка пыталась держаться гордо и независимо. Молодец. Такую вдвойне приятно сломать после долгой прелюдии и подготовки. От этих мыслей по хребту бурого пробежала волна предвкушения, и в голове потихоньку начали появляться наметки нового плана. Пристальным взглядом он зацепился за Хельгу, словно командуя ей отойти и унять свое любопытство. Сейчас рано было поступать необдуманно, а мелкая делала именно так - ей недоставало осторожности, ну да это дело времени.
— Думаю, вам обоим есть о чем поговорить, так что, пожалуй, оставлю вас наедине,  - с этими словами белоснежная попыталась уйти, сделав шаг к выходу из сада.
Так не хотелось отпускать, но нужно. Дать ей ощущение свободы и дать уйти на этот раз, проследить до ее дома, чтобы знать, где караулить и что делать дальше, с кем она видится, когда Двуногой нет рядом. Устроить самую настоящую охоту на следующий раз - вот чего хотел Гектор.
— Да, поговорим нам явно есть о чем, — совершенно неприлично осклабился он в сторону Хельги, и чуть отходя в ее же сторону, пропуская домашнюю. — Мне жаль, что моя подруга прервала нашу беседу так рано.
В голосе его пусть и слышалось сожаление, но куда больше там было угрозы, направленной в сторону пестрой. Он и правда был отчасти зол на нее и собирался славно поговорить, объяснив, что вмешиваться в его игры без разрешения не стоит. Хельга чуть все не испортила и должна понять свою ошибку.
— Мы еще увидимся, Айрис, — утверждение, не вопрос. Он сузил глаза, чуть наклонив голову в прощальном кивке.
Беги-беги, думая, что ты вырвалась. Сеть тебя уже накрыла, понимаешь ты это или нет.

+4

12

– Пепелище

Не разбирая дороги бежала Льняноглазка. Напролом через ветвистые кустарники и залежи грязного подтаявшего снега, перемахивая через ручьи и канавы, спотыкаясь, оступаясь и падая, но тут же вскакивая и устремляясь прочь. Земля под её лапами горела, шерсть тлела, а кожа плавилась при соприкосновении с нею. Одиночка задыхалась, шаталась и путалась в собственных лапах, но остановиться не могла, ведь позади неё – смерть. Смерть, которую она призвала сама, своими силами и нечестивыми помыслами. И от налёта её зловонного дыхания было никак не избавиться и не отмыться.

«Убила. Она убила его. Он не выживет, никто не выживает в схватке с Чудовищем, – перебивая друг друга, негромко переговаривались голоса. И Льняноглазка мечтала зажать себе уши, только бы перестать слышать их хотя бы на минуту, но понимала, что это не поможет. Они всегда были с ней с момента исчезновения Древолома, и столь простым способом – она хорошо это знала – их не заглушить. – Убила. Убила. Она его убила».

Тихо! – замедляясь до размашистого шага, нервно перебила их кошка.

Она свернула в небольшой пролесок, забилась под полусгнившее поваленное дерево и с остервенением принялась вылизываться. На буро-кремовой шерсти – приставшие рыжие волоски, потёки грязи и редкие брызги чужой крови. И Льняноглазка, разглаживая языком пряди собственной шерсти, глотала это всё, давилась следами непрошеного вмешательства в её жизнь того, другого, и не замечала, как крупная дрожь сотрясает её тело.

Она действительно сделала это: убила кота, единственного из известных ей, который так настойчиво пытался стать частью её жизни; которому была небезразлична одна невзрачная Льняноглазка несмотря ни на её агрессию, ни на её глупость или недальновидность. И вместе с ужасом от содеянного, отвращением к себе, горечью и щемящим чувством вины одиночка неожиданно испытала облегчение. Теперь она стала окончательно свободна как от гнева Штормогрива, так и от его притязаний на неё.

Очистив шерсть, кошка поморщилась и сразу же, не теряя времени, отломила часть кисло пахнущей коры и принялась её разжёвывать. За луны своих скитаний она привыкла ко многому, но не смогла лишь к одному: к приторному вкусу гнили и её омерзительному душку. Однако сейчас выбирать не приходилось. Один мазок, второй, третий – и вот дурно пахнущая субстанция влажными пятнами легла на только что старательно вымытые кремовые бока, маскируя естественный запах, а Льняноглазка отряхнула лапы, заела неприятный привкус снегом и осмотрелась. Дикие низкорослые яблони, многочисленные кусты шиповника и ежевики, растущие меж их узловатых корней, а вдалеке – разрушенное каменное Гнездо Двуногих. Не лучшее место для отдыха, но одиночка слишком устала, чтобы искать что-то более безопасное.

Покинув своё временное укрытие, хранящее её прежний запах, она углубилась в рощу в поисках подходящего пристанища. Заброшенную лисью нору пришлось отмести сразу же: очень уж широким и заметным казался вход, – на склонённые к земле толстые ветви деревьев кошка даже не взглянула, а вот раскидистый куст бузины привлёк её внимание. Невысокий, но густо разросшийся, он стоял в сени двух молодых яблонь и выглядел достаточно надёжным. Подобрав палку, Льняноглазка покрепче стиснула её зубами и, остановившись в двух шагах от кустарника, сделала первый неровный штрих.

Она делала так прежде, хотела сделать это и сейчас: начертить силуэт Древолома, её милого погибшего друга, на сырой земле и уснуть у его лап. Склонить голову к его плечу и доверить ему свои сны, мысли и желания. Прежние меры безопасности перечёркивались столь безрассудными поступками, как рыхлая почва – острым концом палки, но одиночка ничего не могла с собой поделать. Ей хотелось покоя, хотелось забытья и освобождения от терзающих душу и память пронзительных жёлтых глаз Штормогрива в то мгновение, когда она оттолкнула его. Льняноглазка не улыбнулась нарисованному Древолому, не провела любовно лапой по неаккуратным линиям, но надавила слишком сильно – и с сухим щелчком палка сломалась. А вместе с ней исчерпали себя и последние силы кошки.

Так и не закончив рисунок, она отбросила ветку и просто рухнула без сил, уткнувшись мордочкой в грязь – словно в дорогую сердцу медную шерсть, – и затихла. Но ненадолго.

Прошло, казалось, всего несколько секунд, прежде чем чужие голоса, настолько тихие, что сначала Льняноглазка и не обратила на них внимание, потревожили её. С трудом поднявшись, она с удивлением отметила наступление рассвета, но тотчас приникла к земле и осторожно двинулась вперёд, не выдавая себя. И спустя время её взору предстали трое: две кошки, в одной из которых одиночка с неудовольствием признала Хель, и крупный полосатый кот. Затаившись в тени, Льняноглазка сощурилась и настороженно навострила уши. Происходящее её не касалось, но кроме этих одиночек здесь могли водиться ещё, и потому ей не стоило терять бдительности.

Отредактировано Льняноглазка (18-03-2019 00:45:37)

+5

13

С не скрытым удовольствием Хельга встретила взгляд Гектора, полной подлинной злости, но реакция старого друга никак не могла заставить Хельгу изменить свой план - скорее наоборот, это провокационное раздражение могло только больше и больше раззадорить кошку, заставить действовать дальше и дальше, не отклоняясь от первого плана. День был только в своём начале, и птицы щебетали тут особенно бодро, создавая ощущение такой тёплой, утренней сказки, в которую Хельга совершенно случайно заглянула.

Айрис попятилась назад, пытаясь скрыться от носа Хельги, и пёстрая спокойно позволила ей отойти, своим боком ощущая всё желание Гектора испепелить её сейчас одним взглядом, за раз и замертво. Обогнув и сама немного кошку, Хельга оставалась напротив неё, но желала вынудить Айрис развернуться в обратную сторону, в сторону Гектора, если, конечно, ей хотелось избежать её носа на своей щеке снова. Яркое непонимание и раздражение в её ярких глазках, всё стрелявших на Гектора в поисках помощи, смотрелись естественно пугливо на её домашней мордочке - по-другому Хельга не умела представлять домашних кошек.

- Ни один кот не сможет заменить твоего двуногого, тут, может, Гектор и прав.., - задумчиво протянула Хельга, не сводя со своего полосатого наглый, горящий непередаваемым азартом взгляд, - Но эти леса совсем не безопасных для таких очаровательных домашних цветочков, нам бы стоило тебя проводить. Хвост кошки в очреденой раз взмылся вверх, а глазка плавно перекатились к Айрис, стараясь вот-вот разглядеть на её морде всю ту реакцию, которую кошка так искренне ждала.

Гектор принялся за довольно учтивое прощание - настолько учтивое, что Хельга могла только случайно слышать его со стороны, да и ощутимо бы разочаровалась в своём "наставнике", если бы ему на ум пришла идея общаться с пёстрой в том же духе. Все эти его идеи, речевые обороты и планы кошка уже видела, и едва ли они могли впечатлить её в этот, очередной из многих раз. Может, кстати, это и придавало ей такой смелости в попытках разрушить весь сценарий. А ведь они уже почти закончили прощаться... Чему там я помешала?..

- Вы как раз сможете закончить свою беседу, - добавила кошка уже более уверенно, предостерегающе сверкнув глазками в сторону Айриси снова делая широкий шаг ей навстречу, вроде как и преграждая дорогу, но и пытаясь понятно намекнуть, что и другого пути отсюда не будет.

Гектор оставался где-то позади, и довольно скоро Хельга расслышала шум ещё одних шагов: они несли с собой запах уже куда более знакомый, чем Айрис. Каким-то ветром сюда занесло Льняноглазку, и это бы принесло Хельге хоть другого занятия, если бы она уже не успела так прицепиться к Айрис. Особого тепла у них с только что пришедшей голубоглазой не наблюдалось, но сохранялась какая-то отстранённая смиренность как одиночки с одиночкой. Оборачиваться ни на неё, ни на Гектора кошка не стала: в особенности на полосатого, только в воображении рисуя себе, как сильно она сейчас его разозлит.

+3

14


I came here because I wanted a home where I can find peace.
Where I can be treated like anyone else.
Where I can be anyone I want to be.

На последнем ветерке он добрел сюда, с последним снегом, с последними холодами, с последними сомнениями он оставил этот лес. И теперь он искал ее. Что дала ему надежду на дальние берега, леса и небеса. Горелый верил, что за лесами звезды ярче, трава зеленее и птицы поют еще слаще. Но у него было никогда возможности проверить. А вот сейчас, когда и Опалённая оставила его, Горелый принадлежал сам себе. И он хотел проверить, хотел все узнать, почувствовать знакомый запах, уткнуться в светлую шерсть. И кажется, он даже нашел ее.

- Макошь! - кричит он весело. Он хочет рассказать ей все, что теперь свободен, что кошмары его больше никогда не будут мучить, что наконец-то пришли Юные Листья и дышать стало легче.

Но он видит, что с ней другие, чужие - это чувствуется по угрозе в воздухе, по странным словам-недоговоркам. Пестрые птички не скажут ему, не пропоют о том, что все эти его чувства - правда, когда Горелый бросится вперед к своей мечте, уверенный, что ничего страшнее лесных котов и правил он уже не встретит.

Но это была вовсе не Макошь, Горелый ошибся. Совершенно другая кошка, совершенно незнакомые коты. Он ошибся маршрутом, ошибся собственным чувством. Но было поздно, он находился уже среди них, среди таких других и непонятных. И все же, он слепо верил, что это все оно самое, просто пока не познанное, не открытое. Что все эти коты на самом деле святые, такие же, как она, и они проведут его, покажу то место, где Горелому будет действительно спокойно и хорошо.

Но он не знал, что сказать, как поприветствовать этот новый мир. Единственное, что он про это все знал, что ему не нужно больше бояться, не нужно больше искать колючих кустов, чтобы скрыться. Он стоял перед всеми этими котами и не собирался убегать. Теперь он больше никогда не сделает шаг назад. Именно поэтому он поворачивает голову к той, что принял за Макошь, моргает несколько раз в нерешительности, и выдает каким-то несвойственным себе, совершенно иным и бодрым голосом: "Привет!". И улыбается, ему почти смешно, почти не страшно.

- А вы не видели ее? Я ищу Макошь.

Отредактировано Горелый (19-03-2019 21:58:23)

+7

15

[indent] От его вальяжной манеры речи начало сводить зубы, а поведение пестрой добивало всякое спокойствие, которое Айрис всеми силами пыталась сохранить. Возмущение же поведением представителей кошачьей породы рвалось из горла шипяще-рычащим звуком. Ну уж нет, ей гордость не позволит показать столь откровенный страх перед этими безумцами. Уж лучше пусть они перегрызут ей глотку прямо сейчас, пока она еще держит себя в лапах.
[indent] Бело-кремовая снова отступила, ловя краем глаза движение своей потенциальной оппонентки, незатейливо, почти игриво перекрывшей ей путь из этого обернувшегося западней, забытого кошачьими богами, места. Гневный взор лазурных глаз требовательно метнулся в сторону Гектора, который ее уже отпустил и даже пожелал скорой встречи. Но, кажется, его подруга, если то была она, вовсе не собиралась исполнять его волю. Ириска не знала истинной сущности Гектора, но мозгов хватило, чтобы понять, пестрая свое получит. Нужно было срочно бежать из этого дурдома!
[indent] Совершив обманчивый рывок влево, пушистая самка, вспоров когтями мягкую землю залетела за одну из ближайших яблонь, ломанувшись через кусты прочь: шерсть цеплялась за голые ломкие ветви, на бело-кремовом фоне оседали капли грязи, отчего самка в один миг растеряла всю свою внешнюю презентабельность, впрочем, сейчас было не до нее.
[indent] Маневр домашней кошки мог бы завершиться успехом, но дальше грязевое болото на окраине сада становилось лишь вязче и непроходимее. Пришлось выскочить обратно на полянку, прижав к голове очерченные черным контуром уши и вздыбив испачканную шерсть. Лазурный взгдяд сверкнул предупреждающим огнем, который вряд ли мог напугать собравшихся в этом масте бандитов. Но попытка не пытка же!
[indent] Как вдруг...
[indent] Посторонний голос. Детский голос заставил кошку вздернуть опущенный подбородок, вглядевшись в щуплый силуэт черного котика. На подмогу бродягам он совсем не проходил, и это значило, что забрел малыш в сады случайно. И что его нужно было отсюда скорее уводить. Но как?
[indent] - Ты сказал, что я свободна, - надменно глянула на большого кота Ари. - Так будь добр разъяснить это ей, а мы уходим!
[indent] Засевший глубоко внутри противным червем страх, подтачивал уверенность и силы, однако кинув презрительный взгляд в сторону пестрой кошки, домашняя сделала пару шагов навстречу маленькому коту.
[indent] - Я не Макошь, ты, верно, обознался. Но пойдем, ты расскажешь мне о той, кого ищешь. Только не здесь.
[indent] Чуткий нос уловил еще один незнакомый запах: очень слабый, будто перебитый чем-то другим, но все-таки кошачий. Друг или враг засел в кустах - было непонятно.

+5

16

<<< ------------------- жабий пруд

Ей невероятно повезло обнаружить запах Горелого так близко к границам. Наледь практически ни мгновения не сомневалась в том, что делает: бездумно рванула следом, летя за черногривым учеником, стремясь его нагнать и поймать быстрее, чем кто-либо. Она знала, что сумеет это сделать – в её лапах была вся сила Ветра, подаренная матерью, однако чем дальше забредала Наледь в земли ничейные, тем больше осознавала всю сумасбродную глупость собственного поступка.
Замедлив шаг, воительница порысила по следу Горелого, настороженно поставив торчком уши и периодически поглядывая по сторонам. Она не выходила за пределы земель племени Теней уже давненько – даже поиски золотистой одиночки пока прекратила, с головой погрузившись в изучение и обучение Сойкоглаза.
И всё же тревожные новости с границ Грозового племени разожгли её чувства. Она правда давненько не видела Опалённую и ночами, когда глаза не закрывались, размышляла об их последней встрече и просила Звёздное племя сберечь пёструю глашатаю.
И её усилий оказалось недостаточно.
Горечь, сжимающая грудь, напоминала тот день, когда она услышала о Штормогриве. Маленькая молодая Подлёдная, так тщетно надеявшаяся на лучшую жизнь с огнём, поглотившим её сердце, и так горько разочарованная в том, чему не сбыться. Она знала, что не должна была нападать на ту золотистую одиночку, знала ведь, знала!.. Но было так глупо сдерживаться, когда та стояла перед ней, нагло ухмыляясь и оскорбляя его имя.
И снова. Всё повторяется снова.
Наледь с рвущимся всхлипом выдохнула, заставляя себя собраться. В этот раз она не… поддастся эмоциям. Она постарается исправить то, что начала. От этой её одной ошибки столько всего произошло, столько всего протянуло свои лапы до этих лун. Все эти убийства и странные заговоры, сеющие раздор между племенами, - это её, Наледи, лап дело.
От полукровок всегда одни беды.
Грязевой рельеф прорезала борозда, чуть дальше – толстая палка со скушенной корой. Наледь приостановилась, лапой наступив в неглубокую бороздку, и склонилась над палкой, обнюхивая её.
Очень необычный запах. Пробудивший воспоминания о другой одиночке.
Оживлённо закрутившись на месте, воительница пробежалась вдоль бороздки и вернулась вскоре на то же место, с которого начала. Тёмный участок, встретившийся ей по пути, привлёк к себе – от него так и пахло одиночкой.
Льняноглазкой.
Что она здесь забыла? И откуда знает Горелого?
Наледь прикрыла глаза, заставляя сердце умерить бешеный стук. Только сейчас, вернувшись в мир, окружающий её, она поняла, что сбилась с пути и давно не бежит по запаху Горелого. И вокруг пахло только лишь Льняноглазкой. Можно ли считать это знаком от Звёздного племени, что она на верном пути? И первой ошибкой, которую ей следует исправить со своего детства, - попрощаться с той, что научила верно лапы ставить во время бега?
С детства она мечтала оберегать Воинский Закон как зеницу ока. Защищать его всеми силами, доказывая всем и каждому, как он важен и как даже она – порождение его преступления – это понимает. И пытается всё вернуть на круги своя.
И с детства же всё шло наперекосяк.
Отряхнувшись, Наледь направилась по следу Льняноглазки, петлявшем в труднопроходимых кустах. Их голые неприютные ветки жёстко ласкали спину, пока она, стелясь, ползла под ними, а знакомый запах так и щекотал игриво ноздри, маня за собой.
В конце концов, что ей терять? В прошлый раз Льняноглазка, пусть и нехотя, помогла ей. Если в этот раз быть чуть осторожнее, чтобы не натыкаться на других больных и враждебных одиночек, - может, она что-нибудь исправит. Найдёт путь к золотистой. Поможет Опалённой.
Решив не отпугивать буро-белую сразу, Наледь свернула с её следа и, выбравшись из кустов, с наслаждением отряхнулась и только тут услышала чужие голоса.
- Не могу поверить, - раздражённо пробурчала себе под нос воительница и, пригнувшись, вновь поползла вперёд, стараясь сливаться с оставшимися грязно-белыми островками снега. И дыхание спёрло, когда она увидела Горелого, смело оказавшегося один на один с одиночками.
Наледь вжалась в землю, понимая, что у неё есть несколько секунд, чтобы сообразить всю ситуацию и найти выход. И первым делом она оценила противников – одна кошка обтирается рядом с учеником, два других – трёхцветная и полосатый – напротив. Льняноглазки не видно.
Второе: она одна против троих. Двоих? С сомнением Наледь снова оглядела ту, что была рядом с Горелым, - нет, исключать не стоит никого. Льняноглазка может помочь ей, но разве и не она тогда убежала от Искромастера прочь? Как, впрочем, и напуганная Подлёдная, сначала бросившая её в чужих когтях умирать. Нет, бело-бурая ей не подмога. А где-то, может, даже бродит четвертый соглядатай, и совать свою голову им в пасть – глупо, глупо, очень и очень…
- Пошли прочь от него, - Наледь вылетела из кустов и встала перед Грозовым учеником. Коготь говорил, что даже распушившаяся она совершенно нестрашная, но ей было плевать – не устрашать внешним видом он её учил, а когтями вспарывать чужие глотки и животы. И если её долг перед Опалённой, племенами и Законом – защитить Горелого, - что ж. Тут всё ясно.
Одна против троих. Молодец, Наледь, просто молодец.
Она стоит чуть боком к третьей, что была рядом с Горелым, - старается следить за всеми, одновременно хвостом подаёт ему знак, знакомый каждому Теневому коту: «Назад, назад!»
«Беги отсюда, прошу!»

Уши прижаты к затылку, клыки оскалены, когти выпущены. Наледь смотрит в глаза полосатому гиганту, затравленно поднимая с глубин подсознания другой, похожий образ. В Лесу много схожих котов, но ни один из других полосатых бурых котов других племён так живо не напоминает о Когте.
И даже ситуация схожа.
Кто бы знал, что их тренировки так глубоко отпечатались в подкорке сознания. Наледь готова сейчас к любой его медовой речи с последующим подвохом. И одновременно это одурманивает – забывает и про одну, и про вторую помощницу.

Отредактировано Наледь (10-05-2019 00:43:07)

+6

17

Внутри, под полосатой шкурой одиночки одновременно заворочались два неприятных, холодных по ощущениям червячка. Один - раздражение, возмущение Хельгой и ее невыносимым поведением. Малая ведь прекрасно понимала, что портит ему игру — и вот зачем это делала? Наверняка она так же понимала, что ей достанется, как только они останутся одни. Точно достанется.
Любит наказания? Будут ей наказания, — он просверлил бы взглядом дырку в пестром лбе «ученицы», если бы его взгляд был хоть сколько-то материальным.
Хельга доболталась, намекая на какую-то беседу и предлагая проводить Айрис, что совершенно не шло в разрез с планами Гектора - но ведь не озвучивать же жертве это все, черт подери! Одиночка глухо рыкнул отошедшей в сторону кошке и практически сразу уловил очередной — незнакомый — кошачий запах. Кто-то ещё пожаловал на огонёк?
Вот тогда-то и зашевелился второй червячок, сигнализирующий об опасности. Возможной опасности для него, так как заявиться сюда могли как одиночки и домашние, так и племенные, к встрече с которыми Гектор пока не был готов. Мог, конечно, не не хотел. Почти что равнодушным взглядом проследил за маневрами Айрис — та все пыталась прорваться и сбежать. Интерес к игре с ней не пропал, но утих на время. Интуиция Гектора всегда знала, когда ему стоит притормозить, а он умел ее слушать.
— Да беги уже, — зевнув, бросил он в ответ на обвинения домашней, и хотел было сказать что-то ещё в подобном роде, поддержать беленькую в ее жалких начинаниях, как вдруг нарисовался ещё кто-то. Мелкий и определенно племенной, одиночка понял это по запаху.
Сопляк не трясся и, кажется, был готов одарить какой-то блаженной улыбкой всех вокруг. А ещё он назвал имя Макоши, и бурый склонил голову на бок, заинтересовавшись прибывшим. Интересно-интересно. Пакостница Макошь рассказывала о племенах и своей нелюбви к ним, так какое же отношение к ней и ее действиям имеет этот малец.
— Нет, он с тобой не пойдёт, — Гектор шагнул к черно-белому мальцу наперерез Айрис. Ей бы свою шкуру спасти, дуре. — Ты не знаешь, где Макошь и кто она. Я — знаю.
Он взглянул на котика, казалось, обретшего просвещение и познавшего все тайны мира, так уж забавно он выглядел. Смешное существо, и потому бурый не удержал усмешки. Впрочем, да быстро погасла, стоило появиться...
— У вас тут что, внеплеменное собрание? — издевательски протянул он, выпуская в землю когти и глядя на очередную пришелицу.
Голубоглазая смотрит на него, прижав уши и имея готовый к бою вид. Гектор чувствует закипающую внутри злость и азарт, и те ненадолго перекрывают глотку кричащей об опасности интуиции. Зачем же бросаться в битву вот прям так? Можно попробовать заболтаться и все ещё — все ещё — разыграть все в своих интересах. За него станет биться Хельга, но она такой себе воин. Малец на бойца не похож, а вот эта его «подружка» — вполне. Не стоило забывать и о домашней, что могла попытаться показать коготки. Расслабляться Гектор не стал, вздыбил шерсть, предупреждая, что он тоже готов броситься и рвать глотки, если что.
— Этот малец влезает в нашу, — кивает головой в сторону Айрис и Хельги, одновременно махнув той хвостом. Подходи, мол,  — беседу, ищет мою подругу, и посмотри, улыбается. Чего ты крысишь, племенная? Жить надоело, лезть не в своё дело?

+4

18

Происходящее пугало. Незнакомые одиночки говорили плавко, тягуче, неоднозначно, особенно тот крупный мраморный кот; плели свои интриги, точно и не котами были вовсе, а пауками-ткачами из её кошмаров. Хельга была там же, среди них: и где же ей было околачиваться, как не среди опасных личностей, подобных ей самой?  Льняноглазка остерегалась её, не понаслышке зная остроту её когтей и языка.

Она зажмурилась, опустила голову и тихо выдохнула, отрезая себя от происходящего. Её это не касалось, и следовало двигаться дальше, но страх обнаружения удерживал лапы на месте. Широко распахнутые голубые глаза пушистой ухоженной – явно домашней – кошки, наполненные тревогой и обеспокоенностью; острозубый оскал Хель и взмах её пёстрого хвоста, словно бросок гадюки; грудной рокот крупного кота и появление новых действующих лиц – всё прошло мимо неё. Льняноглазку трясло. Её реальность выцветала и тотчас воспламенялась. И в огне ей чудились полные ненависти – справедливой, заслуженной ненависти – жёлтые глаза-угольки.

«Убийца. Она убила его. Уходи. Беги, – понукали голоса, и она была бы не прочь послушаться их и сорваться с места, если бы это помогло. Если бы только помогло избавиться от преследующего её образа. – Нельзя останавливаться».

И я не остановлюсь, – прошелестела Льняноглазка; она встрепенулась и скользнула прочь, гибкой тенью следуя за ржавыми проблесками заката.

Пошли прочь от него. – Лапа дрогнула и наступила на сучок, и сухой треск раздался едва ли не оглушительно.

Одиночка прижалась к земле ещё плотнее, теснее, ближе и затравленно оглянулась; в утончённом силуэте новоприбывшей проступало что-то смутно знакомое. Что-то, ассоциирующееся с огнём, кровью и страхом. И доли мгновения хватило, чтобы вспомнить, что именно.

Льняноглазку передёрнуло от ужаса.

Встреча с Искромастером.

Отредактировано Льняноглазка (28-03-2019 00:39:23)

+5

19

Какой очаровательный ребёнок... Появление вокруг стольких морд, враждебно настроенных до всех местных странников, не могло не вызывать какую-никакую боевую позу, но Хельга затормозила - мечтательно засмотрелась на малого, в то же время не допуская слишком серьёзных помыслов, но поискав за собой поддержку Гектора: Давай оставим его себе, а?

На поддержку то ли к Айрис, то ли к Льняноглазке пришла ещё одна кошка - тоже светлая, но никак не из ветряков. Запах племени Теней Хельга знает, несмотря на образ жизни, но не кошка не смогла придумать и чего-то похожего на объяснение, что же их всех связывает: слишком разношёрстные и чужие друг другу, они крайне несуразно смотрелись, пытаясь скучеваться. Сумрачная была ей примерно сверстницей, казалась спокойной и требовательной - она пришла за малым, каким бы боком это ни было. Дикая, нервная Льняноглазка сходила за змею, которую пригвоздили ко всем жизненным грехам и ужасам, и вот она, недобитая, извивается тут, льнёт к земле и шипит, расплёскивая яд.  Зверь в ужасе - самый опасный зверь. Её утончённая натура никогда не была по вкусу пёстрой, но она не стала бы её трогать, ровно как и искать силы признаться в каком-то извращённом, мерзком уважении. Из всей этой шайке Хельге сейчас был нужен только малой:

- Птенчик вылетел из гнезда? - усмехнулась кошка, по очереди глядя на обеих светлошкурых, из чьего именно?

Сумрак, ветрянные бродяги, фермы... Ты, небось, ещё из реки какой-нибудь... Пёстрая вздохнула: никто никаких резких движений не делал, от чего слабо становилось спокойнее, но приходило на ум, что и сами кошки не сильно хотят пачкать шерсть. Хотя уверенный, суровый и прямой взгляд сумеречной провоцировал и настораживал одновременно: вероятно, малой был ей очень нужен. Но теперь и Хельга хотела себе такого, маленького, прикольного. 

- Иди к нам, малыш, - обратилась кошка к храброму мальцу, - Мы знаем, где Макошь. И где сейчас носило это кошку?..

Несмотря на то, что Хельгу пробирал интерес к этому маленькому существу, невесть откуда в столь юные луны уже имевшвему столько смелости и серого вещества, что его хватило на такую авантюру, как побег. Хельга слышала, что и взрослые-то, даже те из них, кто грезит о странствиях и свободе, и те дребезжат яйцами как на смертном одре при мыслях о пересечении границы... Ну, с Льняноглазкой-то всё понятно - там колпак потёк настолько, что никакого дребезжания она бы не заметила за визгом своей кукушки. Впрочем, хочешь, не хочешь, а глядя на эту поехавшую, на её бесноватые дикие глаза - пожалуй, задумаешься, звать её ещё племенной кисой, или стоит поберечься.

От мелких дождинок становилось уже не по себе и даже как-то мерзко, вечерело, но и то было особо не бедой: вот если бы сейчас ещё пришлось цапаться тут, где то Айрисы за спиной шастают, то почва размокает, то вот это бы было проблемой. Хельга явственно чувствовала внизу груди это трепещущее, сладкое предвкушение чего-то особенного при взгляде на сумеречную воительницу, в особенности - на её шейку, пушистую и неприлично светлую, манящую хлеще, чем свежепойманные утята, но, если уж отбирать игрушки у Гектора наперекор его желанию смелости у Хельги хватит, то делать кусь кому-то первой - не хватит тупости.

Иди к мамочке, малыш, и свалим мы к твоей Макоши... Где ты только уже набрался таких имён?! Кажись, Макошь уже была сильна в пропаганде в детских - это, признаться, похвально, несмотря на едкое недоверие Хельги к этой кошке, перемешанное с желанием набраться сил и стать кем-то похожим, властным, только лучше - оставаясь и собой. Малой черношкурый выглядит, несмотря на хаос вокруг, в своём желании довольно уверенным - оставалось, чтобы он поскорее зашебуршил за ними, и Айрис, сумеречную подругу и Льняноглазку будет можно оставить здесь разбираться с жизнью дальше.

+5

20

Его окружали теперь самые светлые и чистые, чему окрасу он всегда завидовал и в чьи добрые намерения верил. Эта Наледь - чудесная Наледь была словно белым ежиком перед этими грозными котами, единственная из собравшихся, кто носила в себе этот лесной напал и реакцию. Теперь Горелый явно различал лесных от одиночек, те - спокойные, уверенные, их душа явно не знала всех тех глупых битв и законов, из-за которых дрожать приходится. Они несли свободу в себе, они ею были. И пусть Горелый при встрече с такими котами в лесу пугался бы и звал на помощь, сейчас же он ими восхищался.

Он серьезно смотрит на Наледь, уверенный во всем как никогда. Его больше не нужно защищать, он сам разберется.

- Прости, мне нужно найти ее.

И делает шаг навстречу бурым котам. Пусть они выглядят злее и страшнее, это ничего не значило теперь. Они знают Макошь, а значит не могут Горелому ничем навредить.

Он не винил Наледь, она просто не знала об этом всем, не знала, что можно жить по-другому. И ему было жаль ее, как и всех чудесных и светлых лесных котов. Он бы непременно желал о том, чтобы золотистый сумрачный ученик тоже сейчас был с ним, и чтобы они вместе путешествовали по горам и морским берегам, пересчитывали звезды каждую ночь и плели подстилки из луговых цветов. И чтобы  в какой-то роковой момент большой кленовый лист привел к ним Панциря и они бы втроем нашли тот самый лунный лес в лунном царстве и играли бы вместе в бесконечной куче самых красивых листьев, усеянных лунной росой. Но Панцирь был очень предан своему племени, а сумрачный оруженосец его так и не навестил с той поры. Горелый не будет удивлен, если узнает, что тот его уже забыл и все так же живет по собственным правилам, пересекая границы и вручая красивые перья тем, кто скалит на него зубы. Он, в отличии от Горелого, мог найти покой и свободу в том же лесу и никуда сбегать ему для этого не требовалось. Пересекая лесные границы, черный оруженосец в первую очередь прощался со всеми ними, своими друзьями, встречаться с которыми он все равно будет каждое новолуние среди сновиденных дубов.

Он долго смотрел на чудесную Наледь - как же ему хотелось ей все рассказать. А потом его озарила новая светлая мысль.

- Идем с нами! Я расскажу тебе все, покажу. Тебе больше не нужно пушить шерсть, тут все коты свободны и им не за что драться, - звонким голосом кричит ей черный оруженосец, впервые выпрямляя свою спинку и вытягивая голову к небу. Он знает, что тот кот за ним угрожал Наледи только потому, что она лесная, а лесные коты это единственные, кого стоит опасаться на этих землях. Но Наледь была хорошей, просто они об этом не знали. Он расскажет бурым после, что и в лесу есть светлые души, мечтающие о свободе, и что когда-нибудь он вернется в лес и спасет их всех.

+6


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих