У Вас отключён javascript.
В данном режиме, отображение ресурса
браузером не поддерживается

!!Закрыта регистрация в Речное племя!!
Ищем глашатая племени Теней


2.11 Названы лучшие игроки октября и почетный персонаж месяца! Спасибо за участие в голосовании. Желаем вам активной игры, ведь может именно в декабре вам достанется звание почетного персонажа?
6.10Названые лучшие игроки сентября, а также почетный персонаж месяца! Поздравляем и желаем интересных отыгрышей!
20.09Окончание переписи. В 23.59 по МСК тема будет закрыта, неотписавшиеся персонажи будут отмечены крестом.
16.09У нас большая радость и большое счастье - форуму «Последнее пристанище» сегодня исполняется год. Год, представляете?! Год обалденных отыгрышей, ярких персонажей, сюжетов, планов, мечт. Год, за который мы с вами создали целый форум, живой и по-домашнему уютный. Мы обрели друзей, новых соигроков, семья пополнилась и расширилась.
Сегодня мы целым составом амс признаемся в любви к вам и к нашему дому, и хотим преподнести нам всем подарок: новый дизайн, новый сюжет, добавлена летопись и карта территорий!
Давайте держаться вместе! Мы взрослеем, всегда остается столько дел, взрослых проблем… давайте не терять нашу частичку детства? Нашу фантазию, наше творчество, нашу отдушину.
Мы вас любим, котаны!
С днем рождения, Последнее Пристанище!
12.09 !!!Перепись!!! Уважаемые игроки, убедительная просьба отнестись со всей серьезностью к данному мероприятию, ведь после 20 сентября профили, не отметившиеся в переписи будут отмечены знаком [x], модели и цепи имен будут освобождены для пользования! Отмечаемся в теме: перепись населения.
грозовое племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Во время Совета на племена нападает свора собак, Грозовое племя отводит всех к территориям двуногих. Двуногие отпугивают свору огнепалками. Ненадолго опасность миновала.
> Сезон Юных Листьев'19
Опалённая больше не может занимать должность глашатая из-за обострившейся болезни. Солнцезвёзд принимает решение назначить временным глашатаем Ласточку. В племя после долгого отсутствия возвращается Филин, рассказавший о своём заточении у Двуногих.
За помощью к Грозовым целителям приходит Сивая, ставшая полноправной целительницей, и остаётся у соседей на некоторое время, чтобы обсудить с Орехом накопившиеся вопросы.
Из-за беременности Ласточки новым глашатаем становится Смерчешкур. Куница также объявляет, что ждёт котят, и позднее у неё и Солнцезвёзда рождается четверо котят. Ласточка не торопится объявить имя отца четырёх своих котят. Из-за резкого пополнения Солнцезвёзд принимает решение расширить территории племени за счёт соседей: он покушается на Нагретые Камни.
Битва разгорается на рассвете. Решив увеличить свои шансы на победу, Солнцезвёзд заключает союз с Кометой, и племя Теней выступает на стороне Грозовых. Сражение выиграно, но с большими потерями. Очень много раненых. Филин погибает от кровопотери.
племя ветра
> Сезон Зеленых деревьев'19
Патруль доходит до Фермы Двуногих, где находит десятки мертвых мышей. Никаких видимых признаков охоты не обнаруживается. Заподозрив неладное, воители возвращаются обратно. В следующую же ночь, по странному стечению обстоятельств, погибает Панцирь, который был в составе патруля у Фермы Двуногих.
На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
Звездопад рассказывает племенам о Макоши. И в этот же момент на совете на племена нападает свора собак, натравленная сестрой Звездопада. Племя бежит на территории Двуногих, где их спасают разбуженные Двуногие, держащие наготове огнепалки. Ветряные с осторожностью возвращаются в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Пустырник покидает племя Ветра по неизвестным для всех причинам, оставляя Полуночника. Патрулируя территории, Звездопад оказывается возле границ с Речным племенем. На территории племени Ветра обнаруживается погибший Львинозвезд. По ту сторону границы приходит в себя Крестовник, тут же указывая подоспевшему Речному отряду на предполагаемого убийцу. Звездопад становится единственным подозреваемым. Никому неизвестно, что за смертью Львинозвезда стоит Макошь, сестра Звездопада, покинувшая племя много лун назад. Похожий окрас и запах пустошей, исходивший от кошки, сбивают с толка воителей, окончательно запутывая два племени. Суховей высказывает мысль, что за всеми напастями действительно стоит Звездопад, отчего в племени назревает внутренний конфликт. Веские аргументы Суховея заставляют многих задуматься. Постепенно часть соплеменников теряют доверие к своему предводителю. Тем временем Звездопад, оказавшись на нейтральных территориях, оказывается в ловушке у Макоши. Не подозревая о том, что за всеми неприятностями в лесу стоит сестра, предводитель становится жертвой ситуации. Вступив в драку с Макошью, он падает с обрыва в реку, теряя жизнь. В этот же период времени Штормогрив попадает под колеса Чудища, ломая лапу. Колючка помогает наставнику добраться до лагеря. По возвращению Звездопада в лагере назревает настоящий бунт. Суховей требует от предводителя объяснений и признаний в содеянном. Однако, еще недавно поддержавшие молодого воина соплеменники в ключевой момент не поддерживают Суховея. Суховея понижают до звания оруженосца, ныне известного всем под именем Ветролап. На территориях племени Ветра Утёсник встречает Крестовника. Схватив нарушителя, он ведет того в лагерь. Все племя тем временем отправляется на Совет, не подозревая о случившемся.
речное племя
> Сезон Зеленых деревьев'19
Ручей рожает четверых здоровых котят от Бурана.
Племя отправляется на Совет, а в это время Крестовник, не готовый мириться с бездействием племени, в одиночку отправляется на территории племени Ветра. На пустошах его ловит Утесник.
Выдра и Рогоз, в эту же ночь, приносят в лагерь гнилую рыбу с берега. Воины считают, что это знак от Звездного племени. "Рыба гниет с головы" — так его трактуют Рогоз и Выдра, намекая на некомпетентность их предводительницы.
На Совете на племена нападает свора собак. Речное племя спешит ретироваться в лагерь.
> Сезон Юных Листьев'19
Львинозвезд с Крестовником отправляются на границы с племенем Ветра. У территорий пустошей их поджидает опасность, которая вот-вот перевернет жизнь всего леса. Макошь, бывшая представительница племени Ветра нападает на речной отряд. Крестовник получает тяжелый удар по голове, отчего уходит в бессознательное состояние. Львинозвезд вступает в потасовку с Макошью, но их драка заканчивается внезапно появившейся возле границ лошадью Двуногих. В решающий момент Макошь подставляет Львинозвезда и тот попадает прямо под копыта. Предводитель погибает, теряя все жизни.
Подоспевший речной отряд в растерянности и смятении. Очень невовремя появившийся на границах Звездопад сеет семя сомнения. Крестовник, очнувшись, тут же указывает на предполагаемого убийцу — предводителя племени Ветра. Схожий окрас и запах вводят в заблуждение каждого присутствующего. Оцелотка отправляется к Лунному Камню за даром девяти жизней и получает новое имя — Созвездие. На обратном пути от Лунного Камня погибает Щербатая, угодившая под ноги лося на территориях племени Теней. Ее место вскоре занимает Сивая, а глашатаем назначается Буран.
Речное племя дипломатичными путями забирает котят у племени Ветра, Созвездие не торопится развязывать войну. Речное племя скорбит по Львинозвезду, но понимает, что сейчас не лучшее время для мщения. По приходу в лагерь, котята — Ракушка, Лепесточек, Берёзка и Ясенница — получают ученические имена. Пчёлка просит предводительницу провести еще одну луну в детской. Сивая отправляется в Грозовое племя, чтобы посоветоваться с Орехом по поводу лечения своих воинов. Во время патрулирования, Буран обнаруживает, что метки на Нагретых Камня отодвинуты. Речное племя незамедлительно собирает отряд и выступает на границы для отвоевывания территорий. Завязывается драка. В решающий момент, когда, казалось бы, Речное племя одерживает победу, на Нагретые Камни врывается племя Теней. Речные терпят поражение. Союз с племенем Теней расторгнут. Многие из отряда ранены.
племя теней
> Сезон Зеленых деревьев'19
На территории племени Теней были найдены множественные следы своры собак, которых Макошь выманила из города с помощью разбросанной мертвой дичи по всему лесу.
> Сезон Юных Листьев'19
Лагерь подвергается нападению лося. Зверь разрушает несколько палаток, отдавливает хвосты воителям, однако обходится без жертв. Котам удалось выманить лося из лагеря, и тот скрылся в лесу. Некоторое время воители усердно восстанавливают палатки. Полуночник, в это время гостивший у соседей и помогавший Иве в обучении, также принимает участие в ликвидации последствий погрома и выхаживает раненых.
Вновь происходят переговоры между лидерами Речного и Сумрачного племён. Комета осталась недовольна тем, что Созвездие заняла место Львинозвезда, поэтому решила заключить союз с Грозовым племенем. Всё это осталось в тайне не только от соседей, но и от Сумрачных котов на недолгое время. На территории был пойман одиночка Гор. Комета оставляет его в лагере на одну ночь, однако после допроса вышвыривает вон.
По просьбе Грозового племени племя Теней помогает новым союзникам в битве за Нагретые Камни. В благодарность за это Сумрачные получают право догонять любую дичь, перебежавшую границу, на территории Грозы. Всё это обострило отношения с Речным племенем.
Учеником целительницы становится Чижик.

cw. последнее пристанище

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих


заброшенные сады двуногих

Сообщений 21 страница 40 из 52

1

http://s8.uploads.ru/d2muc.png

заброшенные сады двуногих
——————————————————————
Старые кривоватые яблони одичали без вмешательства человека. Летом и осенью повсюду в густой жёсткой траве можно найти полусгнившие яблоки. В заброшенных садах водится много мышей и птиц, иногда сюда заглядывают белки. В глубине яблоневой рощи осталось небольшое гнездо Двуногих. Там слишком давно никто не живёт, так что даже запахи уже выветрились, а большое количество дыр и щелей позволяет без труда проникнуть туда котам. В садах, кроме всего прочего, растёт множество разных трав, некоторые из которых могут быть вполне полезны лекарям.

0

21

[indent] Гектор делает вид, что он вальяжен и ленив, бросая небрежно свое дозволение бело-кремовой кошке, у которой от одного взгляда на него теперь скручивает желудок. И дело не в том, что он сделал, вовсе нет. Гораздо больше ее пугают перспективы его будущих деяний, на кои у него, разумеется, хватит наглости и бесстыдства. Поблагодарив безмолвно природу-мать за подарок ей в виде богатой фантазии и тонкой инициации в придачу, Айрис, впрочем, сохранила свое достоинство, отведя, наконец, от матерого котяры сузившийся в подозрении холодно-голубой взгляд.
[indent] Потеплев на градус, он скользнул по тельцу юного искателя приключений на свой хвост. Треугольники ушей дернулись назад в непонимании. Малец говорил так, будто недавно, вот только что, постиг истину кошачьего мира. Он чудно говорил и вызывал в душе огонек чистого любопытства, но увы, чернявый не желал идти с ней. Более того, потерял интерес к помятой слегка Ириске, когда к собравшейся уже в садах пестрой компашке, присоединились еще две незнакомых морды. Причем вторая была явно не в порядке: это легко читалось по лихорадочно бегающим синим глазам. Да и вступила она в "беседу " слегка не в тему. А вот ее пушистая  предшественница наоборот, выглядела уверенно-грозной, и вряд ли нуждалась в помощи.
[indent] Да и чем домашняя кошка могла помочь явно лесной хищнице? То была не ее война, не ее разборки. Глядя на всех этих котов и кошек, кроме разве что, пестрой самки, которая вызывала в обычно спокойной аристократке самую большую неприязнь в ее жизни, бело-кремовая все отчетливее понимала, что рвать когти надо прямо сейчас. Пока есть такая возможность.
[indent] Бросив почти виноватый взгляд на черногривого котика и его храбрую знакомую, она в свою очередь уверенно шагнула к  прижавшейся животом к земле незнакомке, усилием воли беря себя в лапы. Хотя саму ее едва ли не трясло от охватившего душу ужаса.
[indent] - Не знаю, зачем ты здесь, но это явно не наша война, - тихо уронила Айрис, проходя мимо, ненавязчиво коснувшись-погладив кончиком пушистого хвоста светлую спинку потенциальной новой знакомой.
[indent] - Впрочем, если хочешь, можешь остаться. А мне, пожалуй нужен перерыв от всех этих странных дел, - хмыкнув, путешественница не опустив головы, быстрой рысью покинула сад. Лишь на самом выходе с злопамятной территории, кошка невольно оглянулась, а затем, шумно выдохнув, погодя какой-то миг, продолжила путь, собираясь как можно скорее добраться до фермы. И там уже привести себя в порядок. А также перевести дух.

-->ферма

Отредактировано Айрис (31-03-2019 01:28:46)

+5

22

Они заговорили практически одновременно. Презрительно, насмешливо. Одно слово - одиночки. Им невдомёк понять, что такое долг и любовь по отношению к каждому племенному коту, живущему под защитой Закона и Леса, и им никогда не узнать, что делает преданность с котами и на какие поступки их толкает.
Наледь практически безотрывно глядит прямо в глаза полосатому. Трёхцветная одиночка попыталась раззадорить, отвлечь грубым вопросом; кошка рядом определённо порывалась избежать лобового столкновения (что для воительницы было даже хорошим знаком), а треск, разнёсшийся из кустов, выдал присутствие Льняноглазки. Пока что безмолвное и бездвижное.
Полосатый вздыбил шерсть; ощущение угрозы, несмотря на насмешливый тон его слов, усилилось, потрескивая вокруг. Как она и ожидала - речи, пускающие пыль в глаза, застилающие разум Горелому. Он всё ещё здесь, никуда не сбежал, вышел вперёд и смотрит, уверенно и прямо, на неё. Так серьёзно и спокойно, как будто... он их знает.
— Прости, мне нужно найти ее.
Очень, очень медленно всё встаёт на свои места. Та холодная ночь под Гремящей тропой, когда он просил передать заветные слова золотистой одиночке. Хоть и поклялась их передать, запомнить, - сейчас в памяти их произвести не могла, но была уверена, что в них был заложен ключ к месту встречи. И она, служившая невольным мостиком между ними, помешала следующей встрече.
«Горелый, не надо».
Дыхание спёрло; Наледь выпрямила голову, озадаченно, умоляюще глядя на Грозового ученика. Встревоженно облизнула губы и до боли выпустила когти, пытаясь то ли удержать себя на месте, то ли понять, сколь длины и сильны они для вонзания их в чужую плоть.
И чувствовала себя очень, очень глупо.
«Горелый, идём домой? Ко мне домой, в племя Теней домой? Я позабочусь о тебе, Горелый? Горелый, она опасна, она расскажет тебе обо мне что-то очень неприятное?»
Наледь боялась даже глаза прикрыть и умолять высокие звёзды осиять их своим блаженным светом. Навести на нужные мысли, на нужную тропу, вложить ей в уста праведные, правильные слова.
И лишь смотрит, поддерживая его открытый и отчего-то ясный взгляд.
Находившаяся рядом одиночка куда-то уходит, по пути останавливаясь рядом с Льняноглазкой, о чём-то с ней перешёптываясь. И теперь Наледь понимает, что действительно поступила глупо: она, племенная, оказалась лишним звеном среди котов, находящих друг с другом общий язык. Тот ли это язык, что зовёт неупокоенные души за собой в далёкие края?
И от чужого, неожиданного напора столбенеет, стекленеет, застывает. Потом тихо-тихо, медленно-медленно качает головой из стороны в сторону, взглядом останавливаясь на кустах, где прячется Льняноглазка.
«Кот-воитель отвергает жизнь домашнего любимца. Кот-воитель отвергает жизнь домашнего любимца. Кот-воитель отвергает жизнь домашнего любимца».
Домашнего любимца. Не одиночки.
- Наши места в наших племенах, Горелый, - её голубые глаза темнеют от невысказанного горя. Она не хочет быть жестокой, но, видят предки, ей придётся.
- Не позорь Опалённую, Горелый. Уверена, она не этому тебя учила, - хлёстко, пузыря общую рану, и вспоминая, как золотистая одиночка издевалась над ней на берегу, смеясь над тем, как убивала Штормогрива. Её голос отзвенел в ушах слабым отголоском.
«И теперь она хочет забрать Горелого. Надо было тогда утопить её».

+9

23

Вдох, короткий выдох и ещё один вдох, но уже более долгий, глубокий, и тонкий шлейф запаха древесной коры, осевший на шерсти. Не тяжёлый – не дыма и крови, нет, не Искромастера, которого она, вероятно, убила; погубила так же, как и того, другого, кто хотел стать ей и братом, и другом, и отцом, а сделался – падалью, – но лёгкий, кружащий голову.

Льняноглазка с трудом проглотила слюну, чувствуя подкатывающий к горлу ком тошноты. Незнакомцы и та самая, из её прошлого, племенная кошка скалились и делили чёрного котёнка, но что в нём было такого ценного и важного, одиночка не понимала, не вникала и не интересовалась. И, похоже, не она одна.

Светлошёрстная незнакомка, домашняя, она напоминала Льняноглазке её мать, а ещё – её саму. Рядом с ней было спокойнее, как-то проще, и отчего-то дышалось легче, и она последовала бы за ней. Поверила, открылась и пошла бы наперекор самой себе, потому что склонить голову к чужому плечу хотелось сильнее, чем когда-либо; да только примет ли та убийцу, отверженную, нечистую?

Короткий взгляд глаза в глаза – немой вопрос и в тон ему ответ: приняла, позволила увязаться следом, и о большем Льняноглазка не просила. И просить не стала бы, даже если бы хотелось невмоготу. Она выпрямилась, сбрасывая с плеч болезненно впившиеся когти-воспоминания, устало кивнула незнакомке и побрела следом за ней.

– Ферма

+5

24

Тело обдает холодом, сковывает дыхание. Милая, милая Наледь цеплялась к нему обвинениями как когтями. Горелый отмахивается от слов, сдерживает дрожь тела, но не сдерживает дрожь в дыхании на выдохе. Наледь не могла его убедить, дергая за давно оборванные ниточки. Горелому просто некуда было идти.

- Опалённая говорила, что нужно найти то, ради чего тебе захочется идти вперед, - вовремя было бы обернуться назад и указать Наледи на золотые цветы, выглядящие, словно звезды, упавшие с неба. Или на своих друзей, резвящихся вместе в рыжей листве. На котов, которые слушают пение пташек, что пьют с ними из одного родника и позволяют любоваться своим разноцветным оперением вблизи. Но сзади Горелого были лишь одиночки, чужие, непонятные, в которых Горелый верил, но верил как в часть того пути, который ему предстоит пройти.

Поэтому он не оборачивается, но лишь вглядывается в голубые глаза Наледи и коротко вздыхает.

- Я иду к этому.

Он уже много раз это обдумал, рассчитал, в его голосе звучала уверенность, но уверенность эта была лишь от безысходности. Для Горелого не было других путей сейчас. Ему было жаль, что Наледь его не понимает, что пытается так агрессивно вернуть домой, давит, принуждает к чему-то, во что Горелый уже давно перестал верить. Но это давление было чертой всех племенных, и он не мог ее за это винить. Он ощущал большой стыд от своего поступка, особенно после того, как первый раз задумался об этом. Горелый понимал, что его исчезновение станет поводом для обсуждений, поэтому ему хотелось уйти тихо, незаметно, чтобы все узнали только через какое-то время и молча похоронили его имя в своих мыслях.

- Пожалуйста, не рассказывай никому.

Он примирился с мыслью о предательстве, примирятся и другие. В конце концов, он просто избавлял племя от лишнего груза. И никто не мог его за это винить.

Отредактировано Горелый (22-04-2019 23:50:04)

+6

25

Хельга даже искренне засмотрелась на драму, которая пришла к ним самой. Опечаленный и разозлённый Гектор перестал пожирать всё её внимание, и теперь кошка кидалась взглядами то к Льняноглазке, то к другой белошкурой, то к молодому темношкурому котику. За малого, казалось, были готовы рвать глотки, что едва ли нужно было ему самому, и пёстрая только самодовольно улыбнулась, когда одна из кошек, кажется, Наледь, расфуфырилась им навстречу. Хельга сильно не расслаблялась, но присела прямо напротив мальчугана, шедшего в сторону бродяг, завела назад уши и стала ждать его. Их семейной драме было нужно время, и пёстрая была готова понаблюдать - она такого ещё не видела.

- Не бойся, котёнок, - подбодрила его Хельга, не двигая уже больше ни усом, ни хвостом.

Маленький чёрный зверёк шёл в их сторону так уверенно и храбро, как не могли часто и взрослые воин племён. Помимо того, что очаровательное молодое создание не боялось Хельгу и Гектора, он ещё имел и куда большее, чем очень многие жители этих коалиций - чёткое осознание собственной цели и её превосходства над укладом, признанным правильным и честным. Хельга, впрочем, свой выбор-то не делала - просто научилась нести ответственность за чужие решения, но разницы в самом результате было немного.

- Подойди ближе. Как тебя зовут? - так же мягко и вкрадчиво поинтересовалась кошка.

Подгонять малого или командовать им не было и малого резона - он сам шёл в их лапы, в её лапы, и от этого Хельга получала даже какой-то особенный вид удовольствия, наверное, схожий с тем, какой ловит Гектор от игр со своими кошками, со слюной у губ жаждущих следующей встречи. Хотя... Нет, это было совершенно неверно: Хельга умела играть и с котами и знала, что к чему обстоит там, а это же... Было нечто третье или даже четвёртое. Непорочное, юное сердце, молодой бунтарь, забракованный племенем - особенный птенчик, выпавший из гнезда, в особенном месте для особенной Хельги. И своей на удивление мягкой улыбкой и уверенным взглядом пёстрая желала наверняка дать понять как ему, так и не успевшим уйти отсюда племенным, что этот малыш теперь её.

+4

26

Нет, они все издевались. Сначала Хельга, но с ее внезапным появлением еще можно было как-то справиться и потом серьезно провести разговор (взбучку, иными словами) с нахалкой. Потом же, как из рога изобилия, посыпались племенные котики, с которыми он хоть и был настроен пообщаться близко, но не в день своей охоты на домашнюю. Да и ту пришлось в итоге отпустить, и странная одиночка-племенная сбежала вместе с ней, так что Гектору осталось лишь провожать их взглядами.
В садах остались лишь он с Хельгой, мелочь, что требовала Макошь и выглядела как потенциальная интересная игра, и девчонка, что пялилась на полосатого и намеревалась черного увести с собой. Вот уж нет. Кипевшее внутри недовольство не позволяло оставить все просто так. Бурый резко выдохнул, не удостаивая свою протеже и взглядом, и пару раз провел лапой с выпущенными когтями по земле, темной от напитавшей ее влаги. Вечерело и становилось прохладнее из-за налетевшего ветра, но одиночка ощущал жар, опалявший изнутри. Черта с два он отдаст мальца, который сам идет к Макоши.
— Мелкая, ты в невыгодном положении, — без угрозы, но с констатацией факта в голосе фыркнул Гектор, обходя воинственную кошку и приближаясь к тому, кого она пыталась отговорить. — Твой дружок ищет Макошь, и мы знаем, где ее найти. Он пришел по доброй воле и так же пойдет с нами, — кривая улыбка исказила темные губы, когда он взглянул на котика.
— Я повторяю это в последний раз. Вали.
Отвернулся. Все, голубоглазой больше не существовало, она стала неважной. Осталась лишь нахальная Хельга - с ней позже, и мелкий. Его-то имя ученица и пыталась узнать, чтобы к нему хоть как-то можно было обращаться. Интересно, что у него с Макошью общего - промыла мозги, что племена - позор, а свободная жизнь - высшее счастье? Дело это немало заинтересовало бурого, и он действительно был готов провести мальца туда, куда ему нужно. Не просто так, конечно. С Макоши он намеревался стребовать еще информации. Сейчас, правда, даже самые нужные знания не смогли бы заглушить воющего внутри разочарования от неудавшейся охоты и голода, и Гектор едва держался. Ему безмерно хотелось кого-то убить, и попадись даже та же самая Хельга под лапу в миг холодной ярости и возбуждения, он бы не пожалел ту, что воспитывал.
Увы, они тут были не одни.
— Если она тебе нужна, нам уже пора бы идти, — не без раздражения бросил он черному котику, останавливаясь рядом. Ну сколько можно было тянуть, ожидая развязки? Им всем уже давно пора двигаться дальше.

+2

27

Она не может его отпустить. Если он уйдёт - уйдёт всё. Совсем, окончательно. Как тогда со Штормогривом. Что-то снова пропадёт внутри - и лихорадка, сжигающая изнутри, перестанет грызть, заменится ноющей тупой болью, вылить которую получится только на шкуру золотистой одиночки.
Снова.
В этом замкнутом кругу. Она верно подметила, когда пришла сюда по следу Льняноглазки. Следу, к которому примешивался отчётливый (показалось) запах Штормогрива. Правда показалось: отчётливый он был лишь от нахлынувших воспоминаний.
«Ты большая девочка, Наледь».
Она бессознательно игралась с когтями, безотрывно глядя на Горелого. Каждое движение грудной клетки. Взгляд, преисполненный сожаления. Уверенность, вселившаяся в него. Неправильная уверенность, подаренная иллюзией вольной жизни одиночек.
Нет-нет-нет, она отказывалась это понимать. Наледь не видела и не представляла жизни вне племени, вне Воинского Закона, и сейчас отчаянно цеплялась за каждое его правило, лихорадочно-обрывочно проговаривая про себя. Так же бессознательно, как и ранее, пыталась найти ту, необходимую петлю, которой можно будет привязать к себе улетающего от неё Горелого.
«Что я делаю?»
Это ужасно - ужасно, что она пытается сделать. Ужасно, что пытается задавить его авторитетом Опалённой, своим собственным. Ужасно, что эти одиночки смотрят на них, одна - с такой живостью и приторной сладостью, точно у неё на глазах разворачивается лучшее выступление от племенных котов. Второй, отвратительно напоминающий Когтя (притягательно манящий к себе), - нарочито груб.
И всё же не Коготь.
Мелкая. Нет. Для наставника она всегда была грянокровкой - всегда и в первую очередь выродком, позорящим племя Теней.
«Нужен нам ещё один предатель чистой крови в племени».
Наледь ненавидела этот его голос всей душой. Голос, иногда переплетавшийся в голосом Закона.
И не хотелось ей признавать, что голос был прав.
«Я не отведу его в племя Теней. Не смогу отвести в Грозовое. Что я им скажу? Предки, Солнцезвёзд не Грозозвёзд, он не будет ласково беседовать, заставляя работать на восстановление лагеря, он воспримет это как вызов или ещё... и война, племя, Комета меня не... никогда».
«Мне проводить его? Может, провожу? Кто такая Макошь?»

Золотистую вроде звали по-другому. Она не помнила, как именно, но знала, что стоит услышать это имя ещё раз - и вспомнит.
«Мне не остановить его».
«Не могу! Не могу! Горелый, пожалуйста, замолчи!»

Зажать уши лапами, схватить, утащить серым волком козлёночка в лес обратно. Укусить за бочок - для профилактики, уложить на своей подстилке, позвать Иву, проверить его здоровье. У него жар, у неё жар, у всех Зелёный Кашель, это дурман, сон, туман, что угодно - но...
«Она ушла, я понимаю тебя! Как никто другой понимаю!»
Внутренний ад. Слишком быстро, стремительно - и нигде никакого спасения. Ни в Законе, ни в Опалённой, ни в Лесу. Наледь перебирает и перебирает слова, щёлкая ими как чётками, и не может найти ничего.
«Что тебя удержит?»
Слово, сигнал, что-нибудь - что, что, ЧТО?
«Почему я так этого хочу?»
Смутно, но разметав все прочие мысли. А вдруг, если не упрямиться, он сам пойдёт за ней?
«Прибежит».
Грешно желать худого ради собственного счастья.
Наледь сцепила зубы, со злостью глядя на полосатого. Он, похожий на Когтя, единственный мог стать корнем всех зол, приведших её сюда. Она знала, чуяла всей душой, что именно он - тот, кто сумел украсть Горелого, Опалённую, Штормогрива...
«Кот-воитель не убивает ради победы. Убийство допустимо лишь тогда, когда противник поставил себя выше Закона. Или для самозащиты».
Посвящение. Она вспомнила своё посвящение, останавливая себя. Какая длинная тень появится за спиной, если она снова нарушит Воинский Закон? Найдёт оправдание, как сотни других котов-воителей делали это до неё и делают это сейчас?
И делать будут.
Защита Воинского Закона - вот ради чего она была рождена. Наледь, полукровка из племени Теней, выращенная самым лютым ненавистником грязной крови. Она, прошедшая его жестокое и кровавое обучение, знающая, как убить предателя и растерзать клятвопреступника.
- Вернись к посвящению, - Наледь вытянулась на лапах и жёстко кивнула троице. Она не может дать обещание Горелому ничего не рассказывать - сейчас, по крайней мере. Он ещё одумается, он вернётся, - она знала, что вернётся, - и тогда он будет готов познать всю глубину и правильность Воинского Закона, свою принадлежность племенной жизни. Где-то она слышала - в далёком детстве - историю про великого предводителя, сумевшего понять своё предназначение только после вольной жизни.
Хотя Наледь знала, что не доверила бы этому коту ни капли священных девяти жизней и звёздного имени.
А Горелый не он. Может, так нужно
                               (сомневаюсь)
                                       может, это желание Опалённой
                                               (сомневаюсь)
                                                       может, это желание предков
                                                               (сомневаюсь)
Кивнуть ему напоследок? Остаться здесь? Уйти с гордо поднятым хвостом? Сложный вопрос.
И - нет. Остаться. Сначала Наледь удостоверится, что он ушёл.

Отредактировано Наледь (27-04-2019 22:56:42)

+5

28


"Вали"

[indent] Оруженосец едва не скручивается от одной этой злой фразы, превращаясь в черномазого мягкого ежа. Со всем, так тщательно скрываемым и вскрывшимся от одной только фразы страхом, он глядит на незнакомца, рассматривает в нем его возможное прошлое, возможное для Горелого будущее. Только в этот момент в душе проклюнулись черные вестники паники, только в этот момент его тронули сомнения как когти в спину: неужели не туда. Снова не туда, снова кривая обманчивая дорожка вокруг обхоженного куста, бег на месте наперегонки с черными птицами. Страшнее то, что назад не попятиться - вернуться к Наледи он не мог - с детства все знали, что племя Теней всяко страшнее любого большого полосатого и дикого кота, любой рассказанной на ночь злой сказки. Но только теперь, только сейчас ему захотелось действительно подойти, прижаться котенком беззащитным, расплакаться, в какой раз все высказать, но теперь только для нее, что спит под боком у тех, от кого у Горелого сердце в тисках сжимается.

[indent] А теперь наверное и рядом с золотистым оруженосцем. Удивительно, какого это в воительской природе - делить один камень под головой со злейшими врагами, которыми закон друзьями говорит называть. Золото его дней говорило, что это всего лишь иллюзия, договоренность чья-то, не наша. Наверное тот уже давно стал воителем. Только Горелый среди всех так никем и не стал и если кем-то станет, то уже без них.

"Вернись к посвящению"

[indent] А куда? К какому? Горелый мотает головой, смотрит на Наледь внимательно, - к ее? К посвящению чего-то во что-то? Светлых бутонов в цветы да пучков в свежие листья? Мальчик кивает лишь раз головой кротко - куда бы то ни было, он придет. Он обязательно еще вернется к ней, он ни за что не прощается и этот простой поворот спиной к прошлому ничего не значит.

              осыпаясь, пожелтели
              солнца редкие лучи.

[indent]  - не значит, но отдается жмурками да ушами прижатыми, осознанием собственной паршивости. От уверенности до самоистязания один шаг, одна мысль, одно чувство, а еще вот этот талый взгляд на себе. Горелый оглядывается словно невзначай, запоминает внимательно вид ее поднебесный, вспоминает, как тогда на Совете словно с неба к нему спустилась, такая отличная от своих хвойных собратьев, лишь запахом повязанная. Милая, милая Наледь.


- Звезды еще сведут нас.

[indent] Он поворачивается к ней всем телом снова и делает пару шагов спиной на пути к своему будущему, - да, обязательно сведут. Они такие по природе своей и не могут иначе. Дарит ей вместе с верностью к Звездам свой последний испуганный взгляд и прижатые уши. Теперь бояться нельзя. Никогда нельзя.

улетают, улетели,
улетели и грачи.

\\\

[indent] Рядом мурчала пестрая кошка и делала этим все внутри гораздо светлее. Пока они шли вперед, вороненок все же решился рассказать об имени. Было бы нехорошо игнорировать столь важные для других котов вещи. Горелый вспоминает, что они с золотом дней так и не узнали имена друг друга, так и остались сонными фигурами, что странным образом очутились в чужой для них среде.

[indent] "Мама назвала меня Горелым", - до боли избитая фраза при знакомстве, рассказывающая всем, что он на самом деле не хотел такой судьбы. Теперь и ее можно забыть, как забыть все племенные законы. Оборвать последнее. что связывало его с племенными котами \предпоследнее ведь кровь с воспоминаниями не оборвутся никогда\.

[indent] Он подождал, пока они отойдут достаточно от свежего запаха, присущего хвойным воителям, и повернулся к новой знакомой.

[indent] Теперь никакого "горя". Только солнце, ветер и цветы.

- Зарница. Мое имя - Зарница.

              Короткий свет, дальний отблеск Грозы.
              Слова быстро перекрестились в уме, рождая с именем новую судьбу.
              Малыш улыбается, чувствуя в себе прилив новых сил.
              Теперь все иначе.

[indent] > следом

Отредактировано Горелый (28-04-2019 12:00:27)

+4

29

Гектор присоединился своим желанием поскорее удалится. Оба они с ним знали, где искать эту Макошь, но разве... Он ведь не думает, что я отдам ей эту прелесть?..

Личность Макоши не была для неё какой-то загадкой: сейчас все бродяги сплошь и рядом знали, чем промышляет эта кошечка. Сколотив из своих сыновей оплот, вокруг которого не без её же труда стали собираться самые разношёрстные странники и бездомные, Макошь забыла о самих основах вольной жизни. Без правил, оплотов, групп и лидеров. Пока Хель не касалось, чем там Макошь занимается, ей не было даже толком это интересно, но малыш, Зарница, совсем не туда шёл, если искал настоящую свободу.

Между малышом и его большой белой подругой завязалось почти что душещипательное прощание. Очаровательно. На морде пёстрой же это вызвало неприкрытую улыбку победителя: битвы, выигранные в чистую без боя, приносили ей особое, сладкое удовольствие.

- Малыш будет дома к ужину, не сомневайся, - не сдержавшись, помешала им Хель.

На самом-то деле даже примерное время ужина прошло: уже сильно смеркалось, и залётным цветочкам, вроде Наледи, было самое время уйти восвояси. Если в племени ночи полны уюта, подстилок и соплеменников, то здесь, в полном бесцарствии, их ждало уж больно много неприятностей. Впрочем, если эта особа изволила бы задержаться и в самом деле, а, что ещё  хуже - пытаться проследить за ними, то Хельга была готова самолично ей их устроить. На своих тропинках чужим кошкам она была рада куда меньше, чем котам.

Зарница храбро и бодро шёл навстречу одиночкам, оставляя за спиной свою белошкурую подругу. Толком на малыша не глядя, Хельга с не скрытым упоением наблюдала за разочарованием и тоской на её морде, которые так старательно скрывались за, как казалось пёстрой, наигранной храбростью и готовностью рвать глотки за Зарницу, если бы тот только попросил. Не попросит, хех. Как бы ни было уместно, Хель ни разу в схожие моменты не вспоминала собственное разочарование, которое настигло её не менее неожиданно, чем сейчас Наледь, когда стараниями матери в один прекрасный день она просто так проснулась за пределами племени Ветра - это вжилось в её сознание так прочно, что уже не казалось чем-то диким, как первое время.

Когда Зарница подошёл ближе, Хельга поторопилась наклонить к нему морду - несло племенем от него, конечно, слишком жёстко, и кошка тут же накрыла малыша своим хвостом, чтоб хоть чуть-чуть перебить этот аромат.

- Запомни этот день как твой новый день рождения, малыш, - даже как-то торжественно произнесла кошка, - И, поверь, если ты так дорог какой-то там Оперённой, то однажды она поймёт.

Конец своей фразы кошке не хотелось произносить громко - не хватало, чтобы Гектор нагрел уши. Не в привычках у Хельги такие милости, но уж больно она понимала, что может быть на душе сейчас у этого малыша. И была бы эта прелесть теперь не её, ей было бы искренне наплевать, но своей прелести ничего плохого не хотела даже Хельга. Едва ли не снимая с Зарницы хвоста, кошка повела его дальше в темень земель, подальше от ферм. Среди ночи не было и смысла говорить о поисках Макоши, а к утру в её голове уже что-то да сложится.

куда подальше

+1

30

Глотай.
   Глотай эту горечь.
      Выжигай.
         собственный разум.
            Молись.
               за его душу.
                  Дыши.
                     урывками.
                        Живи
                           ты сможешь.
«Малыш».
Отвратительное сюсюканье одиночки режет уши. Почему он до сих пор не сказал, что не малыш? Почему не защищает свою честь?
«Он не твой ученик. Он не твой ребёнок».
Наледь гневно прижимает уши к затылку.
- Уж проследи за этим, будь добра.
Сожалеет, что опустилась до ответа одиночке. Да ещё в таком тоне. Но слов сказанных не вернёшь.
«Забудь про эту дерзость, Горелый. Я всё равно буду тебя ждать».
Его взгляд - прощальный, предки, она сердцем чувствует, что прощальный, - вскрывает сердце. Крик рвётся и рвётся, но она жестко контролирует себя, запрещая проявляться на морде лишним эмоциям. Даже страданию, грызущему изнутри.
- Пусть предки освещают твой путь, - напутствует она его чёрную спину, цепко следя за каждым шагом. Лапа за лапой он удаляется от неё. Приближается к незримой границе, где проведут острым камнем и отрежут его от неё. Вынут, словно душу.
Наледь выпускает когти, нервно проводит ими по земле. Три спины, три совершенно разные спины, но издают один шорох, когда просачиваются, оставляя свежий запах, сквозь кусты.
Раз.
Всё ещё колышутся, потревоженные.
   Два.
Ни голоса, ни звука от ушедших.
      Три.
Чутко-чутко - не бежит ли кто обратно?
         Четыре.
Закрывает глаза. Так счёт идёт легче.
            Пять.
               Шесть.
                  Семь.
                     Восемь.
                        Девять.

Это последняя граница. Открывает глаза, надеясь на - нет, ни на что не надеясь. Заставляет себя глубоко вздохнуть и встать. Ждать бессмысленно, считать до финала тоже. Значит, пора возвращаться - кто-нибудь может потерять в лагере. Если она нужна кому-нибудь, кроме патрульных.
Медленно, вдоль собственных следов, словно с не лопнувшей до конца надеждой, пригретой в сердце. Пока пересекает борозды, отчётливо пахнущие Льняноглазкой. Пока принюхивается к едва различимому следу Штормогрива. Пока трусит по нему и потом, задумавшись, сворачивает. Пока не доходит до границ топей, обозначающих племя Теней.
Десять.

-------------------- >>> мшистая полянка

Отредактировано Наледь (03-05-2019 21:55:55)

+7

31

офф: все желающие поиграть - присоединяйтесь
офф2: если кто играет одиночкой или хотел бы зарегать одиночку - пишите, есть идеи

территории племени Теней ---->

Изредка ускоряясь, кот брел подальше от территории враждебного племени, озираясь чаще обычного. Слова бурой кошки неожиданно глубоко въелись в душу самца, всколыхнув воспоминания о семье и сильнее оголив ощущение одиночества. Лапы сами несли к местам, где Гор еще видел родных - в тот момент, когда его схватили Сумрачные, брат исчез, и если поначалу Гор порадовался за неплененного, то после встречи с Багрянкой и ее откровений о укладе в племени, серый... засомневался.
И отчего-то ощутил обиду на брата.
Не помог. Конечно, не тому их Макошь учила, но все-таки... не помог!
Ступив лапой и услышав хруст, кот замер. С удивлением приподняв тяжелую конечность, Гор с неким замешательством взглянул на сухой яблоневый лист.
- Зима близко, - буркнул себе под нос здоровяк, оборачиваясь назад, туда, где осталась Багрянка с ее откровениями о том, как тяжко, но все же бок-о-бок выживают коты в этом странном племени.
Сухо хмыкнув, кот передернул плечами и за несколько минут раздобыл себе на обед жирного воробья: запрыгнув на ветку, а после - на ветку повыше, Гор устроился на развилке и принялся разделывать птицу, посыпая землю дождем из птичьего пуха.

+2

32

разрыв
От интригующего волнения приятно подрагивали лапы, казавшиеся сейчас непривычно лёгкими. Куда чаще они были словно придавлены бревном и искусаны осами: от извечных перебежек и неудобных, грязных нор подушечки лап уж никак не становились мягче. Но сейчас, разыграв себя саму новым приключением, Хельга рысила по пролесям и полям шальной, игривой поступью. Пёструю шкурку было так не просто заметить в кустах, корнях деревьях и грязных ямах, что эта дорога, как и многие остальные, не составляла труда кроме одного: рысить всегда было безопаснее от укрытия к укрытию. В свои луны Хельга не верила, что за следующим поворотом или уступом её встретит залитая солнцем поляна с пурпурными зайчатами: куда вероятнее было шагнуть в чью-то вонючую пасть.

Кошка затеяла далеко не простую прогулку. Эта встреча с Зарницей, её новым маленьким дружком, эти слухи... Да, слухи были ей сладким мёдом. Редко во что Хельга верила с первого раза, но басни про Макошь травили уже и мышата, и кусты, и камни... Казалось, что весь лес знаком с ней, великой, обуздавшей бродяг, не знавших доселе ни страха, ни лидера. Такая знатная морда не могла остаться без внимания Хель, хоть пёстрая и была уверена, что даже близко не воспылает желанием присоединиться к этому их сборищу. Кучкуюзщиеся бродяги казались ей то ли умалишёнными, то ли больными.

Ближе к полудню Хельгу принесло в одно из мест, где на её хвост частенько перепадали приключения. В Садах они, к тому же, в последний раз виделись с Гектором. Кстати, и было это именно в тот день, когда Хель повстречала Зарницу и на ощутимый период даже забыла о своём большом друге. Верно будет сказано, что толку и возможностей от Зарницы было куда меньше, чем от Гектора, но это всё равно пока не сместило его с поста любимой игрушки пёстрой.

В этот день сад встретил кошку лёгким, даже приятным дождиком, у которого не хватало сил пробиться сквозь плотную кошачью шерсть: приходилось скатываться по самым кончикам шерстинок и убегать к земле. Хельга юркнула под большой, разившей влагой и живым деревом корень, по которому было удобно взобраться повыше, на ствол дерева, с которого уже перешагнуть на толствую раскидистую ветвь, которая в луны своего роста, по-видимому, хотела в своей середине вновь уйти в землю, но потом передумала, и опять резко поднялась к небу. Не самой тяжёлой кошке не составляло труда карабкаться даже по чуть-чуть мокрому стволу: труднее было бы встретиться с большим количеством врагов внизу.

Но, глядя с высоты, Хель поначалу не приметила совершенно никого. Уже присмотревшись, то, что поначалу она приняла за камень, вдруг оказалось пушистым, серым котом на ветке. Едва ли на деревьях валяется много камней. Из валунов его, помимо этого, выдавала одна морда со стоячими ушками и глазками-бусинками, и Хель легонько улыбнулась сама себе: хороший кот. Но торопиться спускаться кошка тоже не стала - видела она уже таких, слышала. Да и самой подходить - не её это. Хельга себя уже давным давно избаловала, и, чтобы держать традиции, без стеснения, но с сильным скрипом сломала не самый маленький сучок на ветви и, по-прежнему сидя, спокойным взглядом проводила его вниз, на землю, не пытаясь спрятаться.

Отредактировано Хельга (29-08-2019 08:07:22)

0

33

С берегов староречья
[indent]Сколько себя помнила пятнистая, заброшенные сады всегда отличались особенной атмосферой, притягивая к себе заблудшие души нередких путников. Поэтому пахло здесь соответствующе: свежие запахи котов смешивались со старыми следами их временного прибывания на здешних землях. Чужеродный воздушный клубок вызывал невольное отвращение в душе презирающей бродяг чистокровной воительницы, но все же она держалась особняком глядя на обильно заросшее зеленью гнездо. В этих садах нередко целители находили полезные травы, еще Щербатая когда-то говорила, что несмотря на свою неповоротливость и тупость, Двуногие знали толк в лекарственных растениях, ну или сажали и растили их по незнанию, что впрочем не имело разницы. Важен был лишь результат.
[indent] - Будьте бдительны, - негромко мяукнув предостережение воинам, речная осторожно ступила вперед, не желая при этом прятаться и как-то скрывать свое присутствие. Бродяг она не боялась, да и отряд ее вовсе не был трусливыми кроликами, которых так любили гонять по пустошам ветровые соседи. В своих воителей предволительница всегда старалась верить, как это делал Львинозвезд.
[indent]Приблизившись к полуразрушенной изгороди, предводительница нырнула через поломанный лаз в густую траву, спугнув своим присутсвием незадачливую мышь, которых в этом месте обитало достаточно. Староречье напомнило ей родные земли, в то время, как этот сад всегда казался чужеродным, непригодным для жилья, другим, и все же прибрать этот кусок земли к лапам было очень заманчиво. Ей нравилось вдруг появившееся чувство риска в ее положении. Оно навевало воспоминания о юности, когда Оцелотка не боялась идти против течения и не оглядывалась так часто назад.
[indent] Внезапный треск дерева заставил остановиться речную, резко вздернув остроухую голову: ее воины не могли так глупо опростоволоситься, только если нарочно, привлекая внимание. Вынырнув из густой травы на открытый участок земли, кошка вгляделась в ветви распоженного неподалёку дерева. Показалось,  или там мелькнул кошачий силуэт? Замерев, Созвездие осталась наблюдать за теми, кого не видела, но запах которых теперь ясно различала. Сколько их было там - один, или двое? А может, четверо? Шерсть на загривке невольно начала топорщиться колючими иголками. Она знала, догадывалась, что окажется здесь с отрядом не одна, и все же кровь вскипала о мысли о чужаках. Возможно тех самых, кто приложил мерзкую лапу к бедам, свалившимся на лесных котов.
[indent]Оглянувшись на своих, предводительница молча кивнула на дерево, хотя наверное, того не требовалось, так как звук сломанного сучка не мог не привлечь к себе внимания воинов.
[indent]- Как и думала, мы не одни, решили посетить этот садик, - произнесла она, когда кто-то из речных подошел совсем близко, чтобы слышать ее голос. Она не стала смотреть, это было не важно. Речным воинам пятнистая верила как самой себе. Честно старалась верить!
[indent] - Подойдем ближе, раз уж мы на разведке. Мне бы хотелось взглянуть на нежданных путников в нашем лесу, - предволительница двинулась дальше, усмехнувшись себе в усы. Не то чтобы она желала этой стычки, однако если на совете племя одобрит это место, им так или иначе придется выгнать отсюда всех чужаков. И все же лучше пока не выдавать им своих мыслей. А пока что, ничто не мешает подойти и посмотреть.

+2

34

Перья снегом летели вниз с дерева, которое облюбовал себе одиночка: смакуя птицу, тот почти не чувствовал ее вкуса, отвлекаясь на мысли о племенах, укладах и хорошеньких бурых кошечках. С досадой подумав, что давненько ему не попадалась на пути складная подружка на денек-другой, Гор тихо хмыкнул: а та, Багрянка, была ничего. И про уставы, запрещающие им интрижки на стороне, ничего такого не говорила, хитрюга...
И все же. Племя. Серый задумался, чувствуя, как поднывает нутро: почему-то он, бесконечно одинокий без семьи, ощущал, что племя ему необходимо. Нужно, как новая семья. Как смысл жизни, как заполнение дня.
Эгоистично, конечно, но пока он не понимал, что племени, быть может, вовсе и не нужен. Бродяга был уверен, что его лапы и когти сослужат добрую службу, он накормит всех этих кормящих с мамками и детками, и стариков накормит, чего уж там. А пустить в ход зубы да когти - та за милую душу. Так может ему и нужно это самое племя?
Скрип.
- А вот гостей не ждал, - бормотал себе под нос Гор, инстинктивно поджимая под лапы воробья. Нуждающихся он был готов кормить, как же. Навострив уши на звук, серый приметил хорошенькую кошку, воинственную, что после встречи с Багрянкой даже начинало ему нравиться.
- Я не делюсь, если ты за этим, - коротко хмыкнул кот, намеренно откусывая от воробья крыло и смакуя. Характер, звездоцап его дери.
- А если тебе от меня нужно... что-то другое - так присоединяйся, - вальяжно добавил одиночка, поднимая хвост трубой.
- Ба, да ты не одна, - присматриваясь с высоты к приметной пятнистой кошке и ее спутникам, Гор насторожился.
Засада?

+1

35

староречье >>>

Созвездие решила не задерживаться на берегах староречья и спешно повела патруль дальше, не стремясь к землям речных воителей, а огибая границы и охватывая больше нейтральной территории. Признаться, Рогоз не думал, что этот поход так затянется. Лидерша так спешила покинуть лагерь, что можно было подумать, это дело нескольких часов - туда и обратно. Но отряду повезёт, если они вернутся к сумеркам того же дня. "Будем честны, очень маловероятно".
Постепенно патруль отдалился от реки, и её шум больше не ласкал слух. Впереди показались заброшенные сады Двуногих - слияние диких мест и неказистой архитектуры этих бестолковых созданий. Рогоз с некоторым облегчением скрылся под сенью плодовых деревьев, листья которых уже понемногу желтели, от мелкого дождя.
Черношкурый воитель следовал за предводительницей, внимательно осматриваясь по сторонам. Это место нравилось ему меньше староречья, ведь если у широкого русла реки он находил хоть что-то важное для племени, то здесь, кроме запахов зачастивших одиночек, он не видел ничего мало-мальски полезного. Возможно, тут славно можно поохотиться на мышей и грызунов, но мало кто из его соплеменников владел этим навыком в совершенстве, а посылать отряд охотников пару раз за луну так далеко, но при этом практически ежедневно выгонять отсюда одиночек и обновлять метки - несопоставимо. Староречье казалось более спокойным местом относительно этого, да и представлялось выгоднее в перспективе.
Но Рогоз молчал. Пока Созвездие двигалась куда-то довольно целеустремлённо и не спрашивала мнения воителей, он предпочитал помалкивать. Вполне привычно для Рогоза.
Но в какой-то момент внезапный скрип старой яблони вынудил речных насторожиться и замедлить ход. Кот пригнулся, скрываясь в высокой траве, и медленно двинулся за предводительницей, высматривая загоревшимся взглядом местных обитателей. Рядом витал запах одиночек, а потому воины знали, что выискивать.
— Подойдем ближе, раз уж мы на разведке. Мне бы хотелось взглянуть на нежданных путников в нашем лесу.
"В нашем? Пока ещё нет". Рогоз присмотрелся к двум силуэтам на нижней ветви одного из старых деревьев. Что ж, с двумя бродягами легко можно справиться, но стоит ли оно того? Уловив вдруг резкое движение на яблоне, Рогоз заметил пристальный взгляд одного из одиночек. Прятаться в траве, конечно, замечательно, но только не тогда, когда враг восседает на дереве. Пестрошёрстный отряд воителей был замечен. "И что теперь?" Рогоз метнул вопрошающий взгляд на Созвездие.

+2

36

[indent] Некоторое время она стояла и смотрела, приноровившись, уже отчетливо различая силуэты незнакомцев в желтеющей листве. Ее небольшой отряд тоже смотрел на дерево, и в умах речных, должно быть, мелькала одна общая мысль - стоит оно того? Прогнать одиночек было просто, даже с условием вступления с ними в бой. Когти, признаться, чесались, взрывая мягкую после дождя землю, кончик золотисто-черного хвоста мелко подрагивал в нетерпении. Увы, это была не их земля, и пусть даже рассматривая сады, как таковую, Созвездие только сильнее убеждалась в том, как дискомфортно будет ее соплеменникам ходить и наводить здесь порядки. Все же привычка - дело прилипчивое, а одиночки во всей округе знают о том, что здесь можно найти себе временное убежище. Странно, но надолго в садах никто не оставался.
[indent] Как ни крути, у речных не было ни малейшего повода объявлять чужакам войну. Хотя.., повернувшая было обратно пятнистая, воинственно вздернув хвост подошла к облюбованному древесному гиганту ближе, остановившись чуть поодаль от ствола, дабы у находящихся сверху сородичей не появилось внезапного желания спикировать на нее с ветки. Задуманное еще не до конца оформилось в ее голове, однако мысль о том, что эти бродяги знали кошку, которая стала врагом всего речного племени разжигала в груди обманчиво тлеющие угли.
[indent]- Эй вы, - достаточно громко, чтобы ее слышали, произнесла Созвездие, спугнув с вершины дерева дремлющих в мнимой безопасности птиц. - Если знакомы с кошкой по имени Макошь, передайте ей от речного племени пламенный привет, - это можно было назвать глупостью и ребячеством, однако вспыльчивая натура предводительницы уже взяла свое. - Мы с нетерпением ждем ее в гости. Пусть заходит, нам есть что обсудить, - показательно мурлыкнула лидерша, после чего развернулась и пошла прочь, к своему отряду. Вечерело и надо было возвращаться в лагерь, оставалось еще сделать несколько дел.
[indent] - Здесь ловить больше нечего, - мяукнула она на ходу Рогозу и Форели. В лагере ждали соплеменники, которым нужно было поведать детали о прошедшем разведывательном дне. Еще Созвездие хотела обсудить некоторые вещи наедине с Сивой. Да и котят пора было посвятить, их наставники еще утром доложили о том, что ученики готовы.
[indent] - Будет сложно отвадить этих блохастых отсюда, - обратилась она к остальным, и к себе в первую очередь. - Запомните эти запахи. Если они достаточно самоуверенны, это не последняя наша встреча. Заметите хоть след от их грязных лап на нашей территории, разрешаю оторвать хвост мерзавцам,  независимо от времени, когда это произошло, - прижав уши, кошка ускорилась. Им нужно было вернуться в лагерь до наступления ночи.

в лагерь-->

Отредактировано Созвездие (17-09-2019 11:54:43)

+2

37

спустя час с возвращения речного патруля на законные земли

[indent] Это было увлекательным приключением!
[indent] Выбравшись из города, Дак и ее напарник днями напролет исследовали местные земли, дабы лучше адаптироваться и маневрировать в лесу. Лес не был городом - дышалось в нем значительно легче, да и живности водилось побольше, хотя.., вспоминая городские свалки и скопления бродяг на них, бело-коричная не взялась бы утверждать, и все-таки, вокруг была такая красота. Глаз никак не мог нарадоваться. Пока что разбойница нисколько не жалела, что оставила за спиной застроенный и вонючий город, полный бессмысленно бегающих туда-сюда чудиков-людей.
[indent] С утра они с Норвудом славно позавтракали пойманными грызунами - ловить их оказалась так весело! И никто в наказание за дерзость тапком не кидал. Потом побродили в окрестностях, набрели на незнакомый сильный кошачий запах и метки живущих там котов вдоль большой, но не такой шумной дороги, и пересекли ее, решив не связываться с местными бандами. Во всяком случае, пока. Скоро лес сменился. Под лапами все меньше попадались хвойные иглы, да и запах леса изменился. Только Дакота подумала, что наконец, лафа и свобода, как они снова наткнулись на запахи и метки.  Затем еще у реки и пустошей! Причем чем дальше они шли, тем скорее они менялись. Вроде бы разные, но в то же самое время как будто один.
[indent] Четыре, если быть точной, но я могу ошибаться, - поправила себя кошка, сладко потянувшись, выгнув спинку дугой. Затем посмотрела на обычно хмурого напарника, довольно хмыкнув в усы. Сады, в которых они оказались пахли сразу всеми, а значит, были ничьи, и в принципе, их можно было бы присвоить. Если на то вдруг появится желание, конечно. Настроение бело-коричной было боевое и азартное, ей было так все в кайф, что хотелось даже растормошить Норда. Желание такое появлялось редко, но стабильно. Когда кошке становилось скучно, она начинала выдумывать всякое и доставать этим своих близких. Кхм, близкого. А именно бедного Норвуда.
[indent] Спрятавшись от напарника в траве, Дак уже было затеяла на него шутливую охоту, как вдруг заметила движение в ветвях дерева, что росло у разрушенного дома. Выпрямилась, прислушиваясь, втянула носом воздух, подошла ближе к полосачу, тихонько мурлыча:
[indent] - Что, и на этот раз не пойдем в контакт, мистер угрюм, м? - они уже давно ни с кем не контактировали. Знавшая себе цену Дакота чахла без внимания. От Норвуда редко когда можно было дождаться доброго слова. Впрочем, и она со своим острым языком не лучше, но все-таки, иногда ведь надо являть себе публике!
[indent] - Идти еще куда-то на ночь глядя бессмысленно. Здесь можно неплохо заночевать. Я права? - голубые глаза требовательно сверкнули. Дакота знала, что все равно сумеет настоять на своем, даже если прямо сейчас друг ей откажет.

Отредактировано Дакота (17-09-2019 19:34:31)

+3

38

Дни сменялись ночами также быстро, как и локации, в которых находились Дак с Нордом. Эти двое привыкли к постоянному движению и поиску лучших мест, однако, стоит признаться, что в последние дни Норвуд начал уставать гораздо быстрее, да и душа уже как-то требовала какой-то передышки. Городские массивы давно сменились лесными пейзажами, от которых даже сам полосач не сдерживал восхищенных эмоций. Город давал двум странникам пропитание и репутацию. Лес же - неизвестность и интерес. И пока Дакота вела себя "на подъеме", хладнокровный Норвуд недоверчиво озирался по сторонам, тяжело вдыхая пестрящий ароматами воздух. Он был склонен к внешней непоколебимости и непробиваемости, а от того всем видом он сейчас больше напоминал ворчливого старика, нежели завороженного красотой местных лесов кот. Бродяга уже давно позабыл вкус еды из помойки, кардинально сменив рацион на одну лишь дичь. Это служило неплохой ежедневной тренировкой. Ну и что уж точно нравилось Норду в их путешествии - абсолютная свобода. Свобода действий, свобода разговоров. Эти двое могли делать все, чего их душа пожелает.
И в то время как Дакота азартно осматривала местность, Норвуд лишь хмуро закусывал губу, не зная, чем может закончиться сегодняшний день. Жизнь странника была непредсказуема. И если сегодня ты - король ситуации, то завтра из тебя могут выпотрошить кишки местные бродяги. Благо, что полосач и Дак были у друг друга. Что бы он делал без своей боевой подруги? Ладно, стоит признаться - без Дакоты Норвуд уже не Норвуд.
Вереница запахов тянулась вдоль новых земель, что заставило бродягу невольно напрячь мышцы, уже мысленно готовясь к драке. Дакота же в свою очередь не проявляла ни малейшего напряжения или стеснения в действиях. Полосач лишь мимолетно закатил глаза, уже полностью смирившись с натурой Дак. И когда та задержалась за его спиной, то Норд непременно усмехнулся в усы. Все же смогла выдавить из него какую-никакую улыбку, бестия!
И когда листва деревьев зашелестела, а ветви неестественно задрожали, кот приостановился, прищуриваясь и чуть припадая к земле.
- Что, и на этот раз не пойдем в контакт, мистер угрюм, м?
- Буду с упоением смотреть, как этот кто-то вспорет твой нежный животик, - шикнул Норвуд, осаживая Дакоту. Незнакомцы редко были адекватны, а тем более так далеко за городом. Норвуд слишком много видел, чтобы иметь хоть каплю доверия к какому-нибудь местному доходяге. Однако кот не забыл добавить после своих слов, - Лишь бы потом не пришлось собирать его кишки, да, Котик?
О, он не сомневался в напарнице. Дай ей волю и она половину леса своим бойким характером и острыми когтями перережет.
- Ой все, Дак, не пыхти, - отмахнулся одиночка, понимая, что напарница его все-таки вынудила "познакомиться" с неизвестными котами неподалеку, - Давай, пошли сначала этих незнакомцев переведем в статус знакомых...ну или на потроха, - усмехнувшись в усы, заключил кот и медленно направился к источнику звука.
- Какая досада, нам, похоже, придется делить это место с кем-то еще, Котти, - громко обратился к незнакомцам Норвуд, явно высказывая свои прямые намерения остаться тут на ночлежку.

+2

39

— Эй вы.
Рогоз поднялся в полный рост, не отрывая холодного взгляда от двух одиночек, облюбовавших старую яблоню, но когда Созвездие продолжила запальчиво вещать, абсолютно забыв о своей прежней просьбе быть осторожнее, воитель едва сдержался, чтобы не закатить глаза. "Эти блохастые комки меха не похожи на блещущих умом мародеров, так зачем играть перед ними мускулами и угрожать, пусть и не прямо?" Как бы сам Рогоз ни желал пустить кровь парочке бродяг, подошедшим слишком близко к границе его племени, он всё же никогда не стал бы вести себя так, как пятнистая предводительница. А уж приглашение Макоши звучало и вовсе дико, пусть и через этих олухов. Когда лидерша наконец закончила кичиться собственной уверенностью и силой племени и развернулась, направляясь домой, черношкурый не без облегчения двинулся следом за ней, более не обязанный сохранять невозмутимый и, что сложнее всего, полностью согласный с кошкой вид. "Выдра будет хохотать, когда я расскажу ей об этом".
Уже скоро патруль Речных воителей перестал чувствовать на своих спинах взгляды одиночек и покинул старые сады. Это позволило расслабиться в какой-то мере.
— Будет сложно отвадить этих блохастых отсюда.
- Не думаю, что они осмелятся пересекать границы, - едва заметно чёрный усы кота дрогнули, обозначая сдержанную усмешку. "Кто же осмелится бросать вызов этой воинственной кошке? Разве что ещё более воинственная Макошь". Рогоз почти неслышно хмыкнул. - Можешь не повторять дважды. Их блохастые хвосты мы развесим по границе, чтобы бродяги обходили территорию Речного племени стороной.
Уже представив, как парочка храбрых одиночек отхватит нагоняев от него, воин хищно улыбнулся. Он заскучал по битве, и это чувство подогревалось напряжённой обстановкой что в лесу, что в племени. Хотелось пустить когти в бой, пусть даже это и будут неумелые бродяги, которым хватит двух его ударов, чтобы убежать в ужасе. "Жаль Крестовника не видно. Он бы помог мне немного выпустить пар". На морде Рогоза промелькнула глумливая ухмылка.

>>> лагерь

+2

40

[indent] Норд привычно бухтел, на что строптивая напарница уже даже глаза не закатывала - настолько привыкла с старому ворчуну, но вот за что любила кошка своего товарища, так это за обратную перспективу. У любой ситуации было две стороны, следственно два исхода, и если первый предполагал неминуемую кончину, невозвратную потерю, боль и скорбь, то второй обещал весел заварушку и прекрасную победу над всеми противниками, будучи на усик от края пропасти. Услышав от полосоча приятный слуху и душе вариант, бело-коричная даже сладко зажмурилась. За свою бродячую бандинстскую жизнь Дак повидала достаточно кошачьих потрахов, чтобы вместо испуга почувствовать как в крови вскипает азарт.
[indent] - Буду пыхтеть, пока не перестанешь ворчать, - по привычке беззлобно вернула колючку разбойница, так и быть, понизив голос до шепота. - Видишь, не ворчишь, я не пыхтю. Прогресс очевиден, - учмехнулась в усы, бросив нравоучения коту в спину,  пропустив его как бравого воина вперед. Все-таки силушки у друга было побольше и ей определённо хватало ума это признать.
[indent] Норд перестал скрываться, так что сама Дакота выпрямилась и расправила плечи, на полкорпуса отставая от него, дабы в случае малейшей опасности прикрыть спину. Привычка въелась под шерсть и кожу, поступать иначе странница уже не умела, но так было лучше и легче.
[indent] Оттаскать быть тебя за такое за твой хвост хорошенько, - про себя прошипела самка, раздражённо прижав к голове темные уши, едва слуха коснулась ненавистная кличка, к которой Норвуд прибегал крайне редко, зная ее отношение к оной. Но еще то был условный знак следовать его игре. Так уж повелось с давних пор, и нравилось Дак это или нет,  но приходилось подыгрывать наглецу.
[indent] - Думаю, если мы хорошо попросим, нам не откажут в милости, - все еще недовольно ответила она, оглядываясь по сторонам. Место действительно подходило для ночлега, и Котик наотрез отказывалась уходить.
[indent] - Не такие уж мы жирные, чтобы стеснить местных постояльцев. Как считаете? - подняв голову, чтобы видеть сидящих на ветке незнакомцев, голубоглазая насмешливо- вопросительно, как умела она одна, взирала на них снизу вверх, не проявляя при этом ни толики внешнего беспокойства.

Отредактировано Дакота (20-09-2019 08:08:39)

+1


Вы здесь » cw. последнее пристанище » нейтральные территории » заброшенные сады двуногих